Book: Рай для любимой



Рай для любимой

Рай для любимой

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Что он здесь делает?

Момент, которого Эшли страшилась последние несколько месяцев, все-таки настал.

Невеста с женихом закружили в своем первом танце, но Эшли уже не думала о свадебном приеме. Позади молодоженов, в толпе гостей, стоял Райан Уорнер. Тот самый Райан Уорнер, миллионер, владелец сети отелей. Мужчина, с которым она провела безумный, страстный уикенд почти четыре месяца назад.

Воспоминания нахлынули на Эшли, и голова ее пошла кругом. Первой реакцией было бежать, но как свадебный организатор она должна была остаться, дабы убедиться, что все идет без сучка без задоринки.

Ей никогда не понять, какой бес вселился в нее в тот уикенд. Впрочем, тут нечему удивляться, принимая во внимание сексуальную привлекательность Райана и его неотразимое обаяние. Жаркие поцелуи, творящие волшебство руки, умелое соблазнение — обрывки воспоминаний вспыхивали в ее сознании. После того как они предались любви, она была ошеломлена и смущена своими действиями.

И вот он здесь, всего в нескольких метрах от нее, с бокалом в руке. Женщины улыбаются ему, а он следит взглядом за танцующими молодоженами. Эшли не видела имя Райана в списке гостей. Если бы она знала, что он будет здесь, то поручила бы работу сегодня своей помощнице. Райан Уорнер — последний человек на земле, с которым она хотела встретиться. Пока что он ее не увидел, и она надеялась, что сможет остаться незамеченной весь остаток вечера.

Она не собиралась возобновлять знакомство. Сам того не ведая, Райан вовлечен в страшную тайну, которую она скрывает даже от своих родных.

Взгляд Эшли снова обежал толпу. Теперь Райан танцевал с потрясающей брюнеткой и, кажется, был поглощен своей партнершей.

Эшли растворилась среди гостей, время от времени поглядывая в сторону Райана. Удостоверившись, что все идет как надо, она направилась к молодоженам. Эмили и Джейк Торн просто светились от счастья. Они прекрасно смотрелись вместе — красавица невеста с каштановыми волосами и высокий жених-брюнет. Во время подготовки к свадьбе Эмили по секрету поведала Эшли, что их союз с Джейком — брак по расчету. Эшли, как могла, развеяла сомнения своей клиентки и теперь мысленно похвалила себя за то, что помогла Эмили принять самое важное решение в ее жизни. — Время резать торт, — сказала она, подойдя к невесте. — Фотограф готов.

- Спасибо, Эшли. Все так замечательно! — выдохнула Эмили.

— Я рада. Кстати, не припоминаю, чтобы имя Райана Уорнера было в списке гостей, — добавила она как можно небрежнее.

Эмили пожала плечами.

— Райан, Джейк и наш свидетель, Ник Колтон, - близкие друзья. Они все росли вместе. Райан был в Европе в командировке и говорил, что не успеет на свадьбу, но этим утром удивил нас и приехал. А ты знаешь...

— Вот и фотограф, — прервала ее Эшли, ощутив очередной прилив паники. — Сделаем великолепные снимки! — Она поспешила прочь, радуясь тому, что все взгляды скоро будут устремлены на молодоженов.

Уверенная, что с фотографированием и разрезанием торта не будет никаких накладок, Эшли поспешила в дамскую комнату, чтобы собраться с мыслями. Джейку еще предстояло бросать подвязку Эмили, а ей — букет невесты, но мало-помалу прием продвигался. Скоро все закончится.

Когда Эшли вновь вышла в зал, оркестр по-прежнему играл вальс, а пары танцевали. Райана нигде не было видно. Надеясь, что он уже ушел, она отправилась проверить столы с закусками. Молодая женщина осматривала фигурку лебедя из взбитых сливок в середине стола, когда чья-то рука легко обхватила ее запястье.

— Ну, здравствуй, — произнес глубокий голос, и ее сердце пропустило удар.

Она повернулась и утонула в удивительных зеленых глазах, обрамленных густыми ресницами.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Райан. — Ты знаешь Эмили и Джейка?

— Да, знаю. Как приятно тебя видеть, — отозвалась она, ища пути к отступлению и сознавая, что он все еще держит ее за руку.

— Давай потанцуем, — предложил Райан и потянул ее в сторону танцпола. Облаченный в темно-синий костюм и белоснежную рубашку, он выделялся даже в толпе прекрасно одетых мужчин. Эшли подозревала, что тому виной аура самоуверенности и его властные манеры.

— Я не могу сегодня танцевать. Я свадебный организатор и в данный момент нахожусь на работе.

— Я знал, что ты организатор свадеб. Но мне как-то не пришло в голову, что тебя могли нанять для подготовки этой свадьбы.

— Когда я работаю, я не танцую. — Эшли попыталась высвободить руку. Она не хотела устраивать сцену, но и подчиняться воле Райана не собиралась.

— Чепуха, — бросил он, с обезоруживающей улыбкой заключая ее в объятия.

Несмотря на мысли о побеге, она не могла не заметить его четко очерченных скул, прямого носа и широких плеч. Последние она помнила с абсолютной ясностью — как и грудь, мускулистую, твердую как камень. Она помнила все до мельчайших подробностей, и противоречивые эмоции боролись в ней.

Надо вычеркнуть его из своей жизни, и чем скорее, тем лучше. Но взгляд Райана заскользил по ее лицу, и она вспыхнула. Когда же он задержался на ее губах, у Эшли перехватило дыхание.

— Ты сбежала от меня, — сказал он, внимательно глядя на нее.

— Тот уикенд был ошибкой, о которой я ужасно сожалею.

— Тогда ты не казалась мне несчастной, — возразил Райан, не сводя с нее взгляда.

— Я была сама не своя. Ничего подобного со мной прежде не случалось.

— Ты такая же красивая, какой я тебя помню, — проговорил он низким, проникновенным голосом, и вопреки голосу разума она ощутила прилив удовольствия.

— Скольким женщинам ты говорил это в последнее время? — спросила она. — Послушай, мне надо...

— Нет, не надо. Прием проходит великолепно, и невеста с женихом всем довольны. Расслабься и потанцуй со мной. Так почему же ты сбежала от меня тогда?

— Я только что назвала тебе причину.

— Значит, твои чувства резко изменились, потому что в течение тех сорока восьми часов у нас все было великолепно. Лучше не бывает, — добавил он хрипловатым голосом, и Эшли поняла, что он вспоминает, как они занимались любовью.

— Сказка закончилась, — выпалила она.

— Не скажи, — пробормотал он. — Я пытался найти тебя, но в телефонном справочнике не было никакой Эшли Смит, свадебного организатора.

— У меня нет домашнего телефона, — ответила она, разрываясь между желанием поцеловать его и убежать.

— А оказалось, что мой приятель Джейк нанял тебя.

— Вообще-то, я больше работала с Эмили.

— Возможно, но Джейк знал о тебе. Мне ни разу не пришло в голову спросить у него об организаторе свадеб. Я не слишком интересуюсь свадьбами.

— Да, ты ясно дал это понять.

Он усмехнулся.

— По крайней мере ты не забыла меня.

— Я бы не смогла, даже если бы очень сильно захотела.

Черные брови Райана вопросительно изогнулись.

— Почему у меня такое чувство, что ты мне не рада?

— Я же сказала тебе, что работаю. Мне не следует танцевать.

— Не думаю, что дело в этом, — возразил он, и Эшли отвела взгляд. Он слишком проницателен. Его рука крепче сжала ее талию, притягивая ближе.

Она остро ощущала их физический контакт, свою руку в его теплой руке, другую руку у него на плече. Она подняла глаза и почувствовала, что пульс ее вновь участился.

— Послушай, наше маленькое романтическое приключение давно закончилось. — (Он разверну ее и увлек в угол.) — Моя жизнь идет дальше, — добавила она.

— Я хочу поговорить с тобой, — проговорил Райан низким голосом.

— Но мне нужно!..

— Нам было здорово вместе. У меня создалось впечатление, что ты осталась довольна не меньше, чем я.

— Я сама не знаю, что на меня нашло в тот уикенд, — промямлила Эшли, отодвигаясь, чтобы хоть чуть-чуть увеличить расстояние между ними. И все равно Райан был слишком близко. Почему ей так трудно оставаться хладнокровной с ним рядом?

— Я скучал и искал тебя, — настаивал он бархатным голосом, превращающим ее внутренности

в желе.

— Сожалею, — ответила Эшли, вспомнив причины, по которым должна избегать его. — К тому же я видела твои фотографии — совсем недавно — рука об руку с потрясающей рыжеволосой красавицей. Так что не думаю, что ты так уж страдал по мне. Все кончено. Быть может, ты не привык слышать подобное от женщины, но это так.

— Ты говоришь, что тот уикенд закончился, — отозвался Райан, — но почему тогда нельзя возобновить наше знакомство? — Он вновь обхватил ее запястье, и Эшли поняла, что он так просто ее не отпустит.

— Если это сделает тебя счастливым, я признаю, что физически откликаюсь на тебя, но сейчас мне нужно работать.

— Лгунья, — сказал он, снова придвигаясь ближе. Взгляд Эшли беспомощно опустился на полные чувственные губы, и она вспомнила его фантастические поцелуи. — Я вижу по твоим большим голубым глазам, что ты ничего не забыла. И уж тем более не сожалеешь о том, что произошло, — мягко добавил он.

— Еще как сожалею! — прошептала она, понимая, что должна уйти. Но он все стоял, завораживая ее своим взглядом. Райан смотрел на нее так, словно она была единственной женщиной на земле.

— Ладно, сейчас ты работаешь. Но когда свадьба закончится, пообедай со мной, и давай поговорим. Уж это-то ты наверняка можешь для меня сделать, — сказал он со слабой улыбкой.

Эшли молчала.

— Вот и чудесно, — продолжил Райан, словно она уже согласилась. — Если бы я увидел, что больше не нравлюсь тебе, я бы не настаивал, но ты так же неровно дышишь, как и я. — Его бархатный голос был осязаем, как ласка. — По крайней мере давай пообедаем вместе и посмотрим, что будет дальше.

— Ничего не будет.

Его брови лукаво изогнулись.

— Ты не знаешь наверняка. Когда ты заканчиваешь работать?

— Когда невеста с женихом уедут.

— Отлично! Осталось недолго.

— Я не вижу смысла...

— Смысл определенно есть, — возразил Райан. - Это сделает меня невероятно счастливым. Ты же не хочешь нанести сокрушительный удар по моему самолюбию.

Он широко улыбнулся, и Эшли испытала соблазн ответить на его улыбку.

— Это невозможно.

— Мне кажется, я вижу проблеск улыбки, — Он наклонился ближе, не сводя с нее взгляда.

— Ладно, ты получил, что хотел, — ответила она.

— Только в отношении обеда. Но на самом деле я хочу гораздо больше,

Эшли сделала глубокий вдох. Его воздействие на нее было необъяснимым, магнетическим. Ей придется контролировать реакцию своего тела.

— Мне нужно вернуться к работе.

— Но ты ведь вспоминаешь наш уикенд? — мягко спросил Райан. — Он был одним из лучших в моей жизни.

— Мне пора. — Эшли повернулась в сторону танцевальной площадки, и он поспешил за ней.

Они присоединились к остальным гостям.

— Вижу, вы знакомы, — заметил Ник Колтон, подходя к ним и поворачиваясь к Эшли. — Я видел, как вы танцевали с Райаном. Теперь моя очередь.

Только она собралась отказаться, как Райан придвинулся ближе, собственническим жестом обняв ее за плечи.

— Мы действительно давно знаем друг друга. А вообще-то, Эшли не танцует когда работает. На этот раз тебе не повезло.

Ее так и подмывало возразить, но в этот момент Эмили тронула ее за руку.

— Прошу меня извинить, — сказала Эшли, поворачиваясь к невесте и уже жалея, что позволила Райану уговорить себя на обед.

— Фотограф говорит, что пора бросать букет, - объяснила Эмили.

— Да, действительно пора, — с облегчением подтвердила Эшли.

Час спустя Эмили сказала Эшли, что они с Джейком скоро уедут. Эшли попросила свою помощницу Дженну Фремон сменить ее и тихонько ускользнула, гадая, не совершила ли очередную грандиозную ошибку.

Что ж, если Райан действительно хочет увидеть ее, он теперь знает, как ее найти. Но Эшли подозревала, что ее очередной побег отвратит его навсегда. Мужчины, подобные Райану, не бегают за женщинами, которые не хотят их видеть. Они привыкли к тем, которые сами бегают за ними.

Весь вечер Эшли думала о Райане. Она никак не могла выбросить его из головы и, к своему ужасу, поняла, что в некотором смысле тоскует по нем.

Она слишком ясно помнила тот восторг, который он подарил ей, как и причины, по которым хотела держаться от него подальше.

В то воскресное утро, после потрясающей ночи любви, Эшли проснулась и обнаружила, что Райана рядом нет. Она завернулась в полотенце и отправилась искать его, резко остановившись, когда услышала голоса. Он спорил с женщиной.

Эшли знала, что Райан миллионер-плейбой, поэтому присутствие женщины ее не удивило. Но внезапно она осознала, какой глупой была, без остатка отдаваясь ему прошлой ночью. Быстро одевшись, она собрала свои вещи и незаметно выскользнула через заднюю дверь. С тех пор они не контактировали.

На следующий день, пытаясь выполнить работу, которую откладывала в последние суматошные дни подготовки к свадьбе Джейка и Эмили, Эшли никак не могла избавиться от мыслей о Райане. Что бы она ни делала, он не шел у нее из головы. У них нет ничего общего. Она деревенская девчонка, которая приехала в город и только начинает развивать свой бизнес. Часть заработка она отсылает домой, чтобы помочь семье, потому что у отца слабое здоровье и ферма понесла значительные убытки после наводнения в прошлом году. Ее брату пришлось отказаться от учебы, в колледже, чтобы помогать отцу.

Мир Райана далек от нее, как звезды. Он мультимиллионер, сам пробивший себе дорогу наверх и теперь вращающийся в светских кругах. Он ведет гламурный образ жизни и не имеет недостатка в прекрасных спутницах.

Эшли была удивлена, что он вообще заметил ее, когда они встретились на вечеринке, но тем же вечером упала в его объятия и в его постель, забыв обо всем на свете.

Вечеринка проходила в загородном клубе Далласа, и Эшли вспомнила, как официант поскользнулся, неся поднос, полный бокалов с шампанским. Сильные руки схватили ее и оттащили в сторону. Секундой позже Эшли заглянула в зеленые глаза Райана и потеряла голову. Влечение было мгновенным и взаимным. Они познакомились, флиртовали, разговаривали, и он очаровал ее. В конце концов, она сказала друзьям, чтобы уезжали без нее, потому что Райан отвезет ее домой. Они отправились к нему на квартиру, и еще через час она оказалась в его объятиях, а позже - в его постели. Она отдалась ему полностью, без остатка, рассказала о своей жизни, даже поделилась финансовыми проблемами своей семьи. Почему она так разоткровенничалась с практически незнакомым человеком?

Злясь на себя за то, что не может выбросить его из головы, Эшли занялась банковскими счетами за квартиру. Проведя еще одну бессонную ночь, утром в понедельник отправилась на работу.

Она попыталась уйти с головой в дела: встретилась с клиентом, назначила встречи, поговорила с поставщиком продуктов и флористом. День прошел, но она постоянно отвлекалась, теряла ход мыслей и ловила себя на том, что невидящим взглядом смотрит в пространство, вспоминая Райана.

Вечером, когда настало время закрываться, она подошла к Карлотте, своей секретарше, узнать, какие у нее назначены встречи. Взглянув в окно, Эшли увидела черную спортивную машину, въехавшую на стоянку. Дверца распахнулась, и из автомобиля вышел Райан.

Сердце Эшли дрогнуло — таким красивым и уверенным в себе он выглядел.

Не желая, чтобы их разговор слушали, она вышла на улицу и, расправив плечи, зашагала ему навстречу.

Она должна дать ему от ворот поворот. Как же трудно это будет сделать, когда ей безумно хочется оказаться в его объятиях. Снова зацеловать его до беспамятства, а потом...

Когда-нибудь она скажет ему правду, но не сейчас. Сейчас она хочет жить на своих условиях и не желает, чтобы такой властный человек, как Райан, диктовал ей свою волю.

Она стиснула руки в кулаки, напомнив себе, что должна быть с ним твердой. Он пока не должен узнать правду. Она носит его ребенка с того безумного, страстного уикенда и хочет сохранить это втайне как можно дольше.

Эшли остановилась и скрестила руки на груди, словно защищаясь.

— Зачем ты здесь?



ГЛАВА ВТОРАЯ

Зеленые глаза Райана опасно сверкнули.

— И тебе привет. — Хотя он улыбался и его голос звучал весело, взгляд оставался напряженным.

— Райан, я же сказала, что не хочу тебя видеть.

— Сказала, но потом пообещала пообедать со мной, — заметил он. — И, насколько я припоминаю, твой пульс участился, когда мы разговаривали. Существует явное противоречие между тем, что ты говоришь, и тем, как ты это говоришь. Ну, и несколько других вещей.

— Я пытаюсь поступать разумно, - сказала она, сознавая, что они, возможно, уже привлекли внимание ее сотрудников. — Я совершила глупость и не хочу ее повторять.

— Возможно. Кстати, ты выглядишь, как всегда, великолепно, — пробормотал он, лаская ее взглядом. — Такая сладкая, такая манящая, - мягко добавил он.

— Спасибо, — серьезно ответила Эшли. — У меня много работы.

- Я звонил сегодня утром, и твоя секретарша сказала, что ты освободишься в пять. Это через десять минут. А приехал я потому, что по-прежнему намерен повести тебя обедать. Ты сказала, что пойдешь со мной, значит, ты должна мне обед. Эшли, если бы я думал, что ты действительно не хочешь меня видеть, я бы не приехал. — Он протянул руку и легко погладил се запястье указательным пальцем, отчего у нее по коже побежали мурашки. — Вообще-то, — продолжил он, понизив голос, — я ищу женщину, которая провела со мной тот незабываемый уикенд.

— Думаю, тогда на меня нашло какое-то безумие.

— Давай поговорим обо всем за обедом. — Он взглянул через ее плечо. — Можно мне посмотреть твой офис?

Она молчала, и он с улыбкой обнял ее за плечи.

— Отлично. Покажи мне все, потом я отвезу тебя поесть, и мы все обсудим.

Эшли лихорадочно соображала, что ей делать дальше. Она должна избавиться от него. Райан слишком властный, слишком проницательный, а ей не хочется, чтобы он обнаружил, что она беременна. Она не потерпит жалости, как и предложения руки и сердца, сделанного из чувства долга. Но больше всего она боялась, что он может использовать свои миллионы, чтобы забрать у нее ребенка.

С первого момента в кабинете врача, когда она едва не рухнула в обморок от этой новости, Эшли мучилась вопросом, как быть с Райаном. Он использовал презервативы, но врач сказал, что они не на сто процентов надежны. Итак, в тот безумный уикенд — единственное в ее жизни любовное приключение — она забеременела от мужчины, которого едва знала. Как же осложнилась ее жизнь!

Эшли еще не придумала, как сообщить эту новость отцу, брату и бабушке, не говоря уж о Райане. Она тщательно все взвесила и наконец решила, что будет лучше ничего не говорить ему до тех пор, пока ребенок не родится.

Она понятия не имела, как он отреагирует, узнав о ее беременности. Эшли понимала, что настанет день, когда ей придется сказать ему, что он стал отцом. Но пусть это случится в отдаленном будущем, когда они с малышом утвердятся в жизни без Райана, а он найдет себе другую женщину.

— Давно ты работаешь свадебным организатором? — спросил Райан, когда они подошли к двери.

— Почти год, — ответила она рассеянно.

Он пропустил ее вперед. Карлотта взирала на Райана с улыбкой и явным любопытством.

— Здравствуйте, — сказала она.

— Карлотта, это Райан Уорнер. Я покажу ему офис, потом сама все закрою, — сообщила она секретарше, которая не сводила с Райана глаз.

Эшли повела его в просторную комнату и махнула рукой в сторону шкафов с книгами и журналами.

— Это для клиентов. У меня здесь много каталогов, чтобы они могли выбрать торты и украшения.

Райан с любопытством оглядывался по сторонам.

Потом Эшли повела его в свой кабинет, где едва не столкнулась с Дженной, которая с улыбкой взирала на Райана.

— Дженна, это Райан Уорнер. Райан, познакомься с моей помощницей, Дженной Фремон.

— Вы на самом деле Райан Уорнер, — сказала Дженна таким тоном, словно встретила кинозвезду, — Как приятно познакомиться с вами. Я всюду вижу ваши фотографии.

— Не на плакатах «Их разыскивает полиция...», я надеюсь, — пошутил он, и Дженна захихикала.

— Я покажу Райану наш офис, а потом сама все закрою. Вы можете идти домой.

— Рад был познакомиться с вами, Дженна, сказал Райан. — Уверен, мы еще увидимся.

— Надеюсь, — проворковала помощница и послала Райану ослепительную улыбку, чем уйти.

— Они явно находят тебя неотразимым. Почему бы тебе не повести Дженну на обед? — предложила Эшли, когда они остались одни.

Он улыбнулся.

— Потому что она не заставляет мое сердце учащенно биться, — ответил Райан. — Странно, что ты упорно пытаешься сбыть меня кому-нибудь.

Оставив его замечание без внимания, она указала на открытую дверь.

— Вот мой кабинет.

Он побродил по просторной комнате, разглядывая фотографии на стенах. Подойдя к письменному столу, Райан наклонился и заглянул в ее ежедневник.

— А, сегодня вечером ты свободна. Хорошо.

Эшли покачала головой.

Обещаю, это будет чудесный вечер, — сказал он, устремив на нее пронзительный взгляд. Воздух между ними словно наэлектризовался. — Я отвезу тебя в твой любимый ресторан, если, конечно, ты не предпочитаешь пойти в мой любимый. — И он улыбнулся одной из своих неотразимых улыбок, заставив ее вспомнить, как хорошо ей было в его объятиях. Райан двинулся дальше, разглядывая книги и фотографии на полках. Один из снимков в рамке, где были запечатлены они с отцом на ферме, он взял в руки. — Скучаешь по ферме?

— Нет. Сельское хозяйство — не мое призвание. Этим занимаются брат с отцом.

Райан взглянул на часы.

- Уже пять, а значит, мы можем закрываться. Поедем на моей машине, а потом я завезу тебя, чтобы ты забрала свою.

— Райан, мы не...

Он сократил расстояние между ними до минимума.

— Я хочу быть с тобой, разговаривать с тобой, видеть тебя снова, — проговорил он хрипло и легонько провел руками по ее плечам. — Бери свою сумочку, и я помогу тебе все закрыть.

Райан широкими шагами направился в коридор, а Эшли вошла в маленькую, прилегающую к кабинету ванную.

— Избавься от него, — прошептала она своему отражению в зеркале. Но почему он такой чертовски привлекательный? И сексуальный. И обаятельный. Почему она так остро реагирует на него, недоумевала Эшли. Но затем вспомнила реакцию Карлотты и Дженны на его появление и покачала головой. А какая женщина устояла бы?

Сделав глубокий вдох, Эшли вышла, приготовив ключи. Райан стоял возле щитка сигнализации.

— Какой код? — спросил он.

Она продиктовала последовательность цифр.

— Ты сделал все правильно, — заметила она, когда они выходили. — Прямо мастер.

— Спасибо, — ответил он; — Рад слышать, что у меня есть хоть какие-то плюсы.

— У тебя слишком много плюсов, — проворчала Эшли и заработала пристальный, любопытный взгляд.

— Слишком много? — повторил он.

Эшли благоразумно промолчала.

Когда они подошли к его машине, он усадил ее на пассажирское сиденье, сел за руль и повернулся к ней.

— У тебя есть любимый ресторан?

Эшли пожала плечами.

- Выбирай сам. А какой твой любимый?

— Ты любишь стейк, лобстеров и фазана?

— Я люблю все, лишь бы не слишком острое, — ответила Эшли.

- А как насчет высоких темноволосых бизнесменов?

- Тебе обязательно заигрывать, да?

— С тобой — да. Ладно, отвезу тебя в одно из моих любимый мест, — сказал он, улыбнулся и провел пальцем по ее щеке. — Я правда скучал по тебе. — Его охрипший голос действовал на нее так же сильно, как и прикосновения.

— Мне трудно в это поверить, — сухо отозвалась молодая женщина.

— Признаюсь, я не сидел дома, уставившись в стену, — сказал он, обезоруживающе улыбаясь, — потому что не знал, увижу я тебя еще когда-нибудь или нет.

— Та субботняя встреча стала для меня сюрпризом.

— Надеюсь, приятным. Я работаю над тем, чтобы изменить твое мнение обо мне в лучшую сторону.

Эшли не смогла удержаться от улыбки. В ресторане их провели в приятно оформленный зал к покрытому льняной скатертью столику.

— Если ты любишь омаров, здесь они хороши. Стейки тоже отличные, — сказал Райан, передавая ей карту вин.

Улыбнувшись, Эшли покачала головой.

— Я выпью просто воды со льдом.

Райан заказал белое вино для себя, и когда они остались одни, потянулся через стол и взял ее за руку. Легкое соприкосновение лишь усилило томление.

— Должна быть какая-то причина, почему ты больше не хочешь меня видеть. Я думал, нам было хорошо вместе.

— Райан, постарайся понять. Тот уикенд полностью противоречил моей природе.

— Да, но теперь-то мы знаем друг друга. Если ты не хочешь спешить, мы не будем спешить. Если бы мы только что познакомились и я пригласил тебя на свидание, ты бы пошла?

— Да, возможно, пошла бы. Но время нельзя повернуть вспять. Ты хочешь повторения того, что случилось в тот уикенд, а я не хочу.

— Я просто сказал, что мы могли бы возобновить наши отношения без спешки. — Он держал ее руку и легонько гладил ладонь большим пальцем.

— Райан!

Незнакомый женский голос прервал их разговор. Райан отпустил руку Эшли и встал.

— Привет, Кайла. Эшли, это Кайла Лэндон. Кайла, познакомься с Эшли Смит.

Эшли улыбнулась статной рыжеволосой краса вице, одетой в облегающее черное платье узнала в ней женщину, с которой Райан разговаривал в своей квартире в то воскресное утро.

Кайла бросила на Эшли ледяной взгляд и кивнула, прежде чем повернуться к Райану.

— Ты получишь мое послание, когда вернешься домой, — сообщила она ему. — Надеюсь увидеть тебя в субботу вечером на моей вечеринке.

— Я позвоню тебе, — небрежно отозвался Райан.

— Позвони завтра. - Коснувшись его щеки легким поцелуем, она отвернулась, не сказав ни слова Эшли.

— Ну, так на чем мы остановились? — спросил Райан, снова садясь.

— Эта женщина была у тебя дома в то воскресенье.

— А-а, — протянул он. — Поэтому ты исчезла, не сказав ни слова.

— Не только поэтому. Ее появление просто напомнило мне о разнице между нами. Мы с тобой живем в разных мирах. Ты богат и ведешь светский образ жизни. Я выросла на ферме и работаю в городе меньше года. Зачем нам все усложнять?

— Не я все усложняю. На мой взгляд, ситуация проще некуда. Мужчина хочет встречаться с женщиной. Мужчина с женщиной провели сказочное время вместе. В чем тут проблема?

— Ты слишком торопишь события, — ответила Эшли. — Я сожалею о том уикенде, но не могу изменить то, что было.

— Ладно, не будем спешить. Допустим, того уикенда и не было вовсе. Мы познакомились на свадьбе в прошлую субботу. Я хочу видеть тебя, и ты здесь, чтобы пообедать со мной. — Он снова потянулся через стол и сплел ее пальцы со своими. - И дабы не портить вечер, давай отложим дальнейшую дискуссию на потом.

— Это просто твой способ закончить спор, - сказала она и заработала обезоруживающую улыбку.

— А что касается разных миров, знаешь ли ты, где и как я рос?

— Нет, мы не говорили об этом.

— Мой отец выполнял любую работу, которую удавалось найти: мыл посуду, подавал еду в кафетериях, рыл канавы. Мама убирала дома. У нас почти ничего не было. Бьюсь об заклад, твоя жизнь в детстве было комфортнее моей.

— Я понятия не имела о твоем детстве и юности. Я знала, конечно, что ты всего добился сам, потому что об этом пишут в газетах.

Райан махнул рукой.

— Желтая пресса вечно выискивает сенсации. Мама умерла совсем молодой. Отец еще жив, и мы с братьями заботимся о нем. Я старший. Я помог двум своим братьям встать на ноги, и сейчас у них дела идут хорошо. Я начал зарабатывать деньги, подстригая лужайки, когда мне было одиннадцать.

Эшли кивнула, осознав, что их миры не так уж далеко отстоят друг от друга, как она думала.

— А как ты стал миллионером? — поинтересовалась она.

— Долгая история. Немного удачи, упорный труд и помощь друзей — Ника Колтона и Джейка Торна. Они оба тоже выросли в бедности. В колледже мы решили стать миллионерами и поклялись помогать друг другу в достижении цели.

— Здорово, — оценила Эшли. — И вы все преуспели. Неудивительно, что вы трое такие близкие друзья.

— Без них я бы ничего не добился. — Райан молчал, пока официант ставил перед ними тарелки с салатом и корзинку с подрумяненным хлебом. — А ты часто ездишь домой? — спросил он, когда официант ушел.

— Не так часто, как хотелось бы, потому что по выходным у меня свадьбы, но я езжу на праздники.

Попробовав салат, Эшли улыбнулась.

— Как вкусно, Райан. Неудивительно, что этот ресторан ты любишь больше всего.

— Нет. Это просто любимое место, где я ем. Но есть кое-что, что я люблю больше еды, — проговорил он низким голосом. Она понимала, что он заигрывает.

— Полагаю, я стала для тебя чем-то вроде вызова. Может, если я начну заглядывать тебе в рот и смотреть с обожанием, как Карлотта и Дженна, ты сбежишь.

— Попробуй и увидишь, — предложил он с лукавыми искорками в глазах.

Не удержавшись, она взяла его за руку и театрально захлопала ресницами.

— О, Райан, расскажи мне еще о себе, — промурлыкала Эшли заигрывающим голосом, наклонившись вперед.

Все следы веселья разом исчезли с его лица.

— Твое маленькое представление вызывает у меня желание потребовать счет и переместиться в более укромное место, где мы остались бы наедине, — хрипло пробормотал Райан. — Я вот-вот потеряю интерес к еде и застольной беседе.

Выпрямившись, Эшли отдернула руку.

- Это была моя ошибка, которую я не повторю, — сказала она, и он снова улыбнулся, но глаза его оставались серьезными.

- А мне понравилось. Уверена, что не хочешь продолжить? — Когда она покачала головой, Райан вздохнул. — Ну, ладно, если мы должны начать сначала, почему бы тебе не рассказать мне о себе? Какие у тебя планы на будущее? Чего ты хочешь от жизни? Кажется, мы не обсуждали это раньше.

Эшли пожала плечами. Его вопрос напомнил ей о насущных проблемах, и настроение испортилось.

— Мне нравится моя работа, и я надеюсь продолжать ее. Дела идут неплохо, доходы постепенно растут.

— Это хорошо, — кивнул Райан. — Работа на себя, если она успешная, приносит удовлетворение.

— На твоем уровне — определенно, — заметила она.

— На твоем тоже. А какая свадьба понравилась тебе больше всего?

Эшли стала рассказывать ему о свадьбе, которую организовала в декабре, гадая, действительно ему интересно или он просто поддерживает беседу. Потом разговор перешел на другие темы.

Наконец Райан попросил официанта принести чек. Эшли взглянула на часы и ахнула.

— Бог мой, уже десять часов. Как быстро летит время!

— Ты права, время проходит незаметно, когда тебе хорошо. А мне сегодня было просто замечательно.

Ветер на улице взъерошил его черные волосы, а яркое освещение парковки сделало черты лица еще более выразительными. Ее восхищали его уверенность в себе и оптимизм. Как жаль, подумала Эшли, что все сложилось так, а не иначе.

— А знаешь, — призналась она, — я тоже прекрасно провела время.

— Твое признание меня воодушевляет, — отозвался он, глядя на нее.

— Как будто ты нуждаешься в ободрении, — засмеялась она.

Улыбаясь, он распахнул дверцу машины.

— Хочешь сказать, я самонадеянный?

— Уверенный в себе. Как тебе такое?

— Гораздо лучше. К тебе или ко мне? — спросил он, сев за руль.

— Ко мне, но...

— Не принимай поспешных решений, прервал ее Райан. — Я пообещал, что буду продвигаться медленно, и сдержу слово.

Как будто ей от этого легче! Эшли прекрасно понимала, что каждая минута, проведенная вместе, делает эмоциональную связь между ними крепче.

— Скажи мне, где ты живешь, а утром я приеду за тобой и отвезу на работу, поскольку ты оставила свою машину у офиса.

— Полагаю, спорить с тобой нет смысла.

Когда они приехали к се дому, Райан довел ее до крыльца, где Эшли повернулась к нему.

— Спасибо за замечательный вечер, Райан.

— Еще рано, ответил он. — Я хотел бы посмотреть на твою квартиру.

Несколько мгновений она боролась с собой, но все же не смогла устоять.

— Ну что ж, входи,

— Спасибо.

Они вошли, и Эшли повела его в гостиную.

— Здесь я провожу все свое время, — сказала она.

Райан с любопытством оглядывался по сторонам. Вдоль одной стены стояли книжные полки, и он прошел через комнату, чтобы изучить их содержимое. Эшли взглянула на его широкие плечи и отчетливо вспомнила, какой выглядел обнаженным.

Сделав глубокий вдох, она продолжила экскурсию.

— Здесь кухня, — сказала Эшли, вводя его в небольшую комнату с крошечным столиком посередине. Она улыбнулась. — И это все, если, конечно, ты не хочешь посмотреть на мою кладовку.

— Я еще не видел твоей спальни, — напомнил Райан. — Можно посмотреть?

— Конечно, — отозвалась она, стараясь, чтобы ее голос звучал небрежно. — Вот, пожалуйста, -сказала Эшли, вводя его в голубую спальню. Райан взял с полки один из ее теннисных призов.

— Ты хороший игрок в теннис. Мы должны сыграть.

— В настоящее время я не играю, — сказала она и увидела, как он вскинул брови.

— Почему?

Эшли закусила губу, боясь проговориться.

— Повредила локоть, — выкрутилась она.

— Жаль. Мне бы очень хотелось сыграть с тобой. Люблю соревнование. Думаю, и ты тоже.



— Подозреваю, ты любишь соревноваться только тогда, когда уверен, что выиграешь, — заметила она, и он улыбнулся.

— А что у тебя с локтем? — спросил он, подходя ближе.

— Да ничего страшного, — поспешно ответила Эшли, избегая его взгляда. — Ну вот, теперь ты видел мою комнату.

Он повернулся и посмотрел на ее кровать.

— Буду знать, где рисовать тебя в своем воображении, когда мы станем говорить по телефону.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросила она.

— Конечно. Не откажусь от пива.

Они вернулись на кухню, где Эшли достала банку пива, воды, со льдом для себя и тарелку с печеньем, потом предложила пойти в гостиную. Несколько секунд спустя она уже сидела на диване, а он в одном из кресел.

— Твоя семья видела эту квартиру? — поинтересовался он.

Эшли покачала головой.

— Еще нет. Я переехала сюда всего месяц назад. Папа с братом не часто приезжают в город, а бабушка вообще никуда не ездит.

— Как чувствует себя твой отец?

— Неплохо, по словам брата. Джеф говорит, папа слишком много работает для человека, который перенес инфаркт, но тут мы ничего не можем поделать. Прошлогоднее наводнение стало еще одним большим ударом.

— Ты помогаешь им материально? — спросил Райан, и она кивнула.

— Да, и счастлива этим.

— Понимаю, что ты имеешь в виду, — отозвался он, вытягивая перед собой ноги. — Сожалею, что у твоей семьи проблемы.

— Мы с ними справимся. Папа говорит, всегда справлялись.

— А какие у тебя намечены свадьбы? — поинтересовался он.

Они проговорили еще не менее получаса. Наконец Райан поднялся.

— Ну, мне пора. Уже поздно. — Он подошел к ней. — Раз я везу тебя утром на работу, позавтракай со мной. Это безопасно.

— Райан, с тобой всегда небезопасно, — ответила она и покачала головой.

— Но ведь сегодня я вел себя хорошо, ты не согласна?

— Ты и сам знаешь, что это так.

— Просто хочу убедиться, что делаю все по твоему желанию, — с невинным видом заявил Райан.

Он стоял всего в нескольких дюймах и подшучивал над ней, но Эшли чувствовала, что теряет контроль над собой. Все их прикосновения были легкими, но обжигающими, и желание возросло до такой степени, что сейчас ей хотелось обнять его и поцеловать. Эшли не собиралась этого делать, но была уверена, что Райан, прежде чем попрощаться, отступит от данного обещания. Она не могла представить, что он уйдет без поцелуя.

— Я заеду за тобой, и мы позавтракаем.

— Хорошо, — ответила она, взглянув на часы. — Я позвоню и скажу, что буду позже, так что можешь заехать за мной в половине девятого. Для тебя это не слишком поздно?

— Отлично. — Они подошли к двери, и он повернулся к ней.

— Спасибо за восхитительный обед, — сказала Эшли. — Приятный был вечер.

— Мне тоже понравилось. Не могу дождаться завтрака. Спокойной ночи, Эшли, — сказал он.

— Спокойной ночи, Райан, — ответила она с колотящимся сердцем. К ее удивлению, он повернулся и зашагал к машине. Эшли была изумлена, что он даже в щечку ее не поцеловал. Но постаралась не обращать внимания на мимолетное разочарование, которое почувствовала.

Помахав ему и заперев дверь, молодая женщина подумала, что все идет совсем не так, как она планировала. Ей не давал покоя вопрос, насколько сильно общение с Райаном осложнит ее жизнь.


Только на следующее утро, принимая душ, Эшли осознала, какую ошибку совершила. Она пообещала позавтракать с ним, забыв, что по утрам ее часто мучает тошнота. Раздумывая над тем, что делать, она надела темно-синюю юбку и белую блузку, затем закрутила и заколола волосы.

Ровно в полдевятого Райан позвонил в дверь. Когда она открыла, у нее перехватило дыхание. В темном костюме он выглядел невероятно красивым. У ее ребенка будет самый красивый отец па свете.

Когда их взгляды встретились, она резко вдохнула, потому что увидела в его глазах неприкрытое желание.

— Ты великолепна, — тихо сказал Райан.

— Спасибо, хоть это и преувеличение. На мне обычная офисная одежда, — возразила она.

— Честно признаться, я представляю тебя без нее. Мои воспоминания все еще со мной.

Ее пульс участился.

— Забудь об этом, Райан. — Эшли сглотнула. — Сейчас поедем, я только активизирую сигнализацию.

По дороге она старалась говорить на нейтральные темы. Райан привез ее в дорогой ресторан, где она никогда не была, и удивленно вскинул брови, когда она заказала только молоко и английскую булочку.

- Я не очень голодна, — объяснила Эшли, отчетливо ощущая запах кофе и жарящегося бекона. Она уже жалела, что приняла приглашение позавтракать с ним, и всеми силами старалась не думать о еде и не смотреть на нее.

Когда перед ней поставили молоко с булочкой, ей уже ничего не хотелось. Хуже того, Райану подали тарелку с омлетом, сосисками и подрумяненными гренками.

Ее желудок взбунтовался, она извинилась и бросилась в дамскую комнату, где ее стошнило. Когда приступ кончился, Эшли положила смоченное в холодной воде полотенце на лоб, радуясь, что Райан ее не видит.

Через несколько минут вошла официантка и спросила, все ли с ней в порядке.

— Да, спасибо, — ответила Эшли, улыбнувшись. — Просто что-то вдруг почувствовала слабость. — К ее облегчению, официантка кивнула и ушла.

Вскоре ей стало легче. Когда она подошла к столику, Райан встал и взял ее за руку.

— Идем, я уже оплатил счет.

— Но ты даже не позавтракал, — возразила Эшли, желая поскорее оказаться в уединении своего кабинета.

— Это не проблема. Эшли, я везу тебя к врачу.

— Вот еще! — выпалила она. — Со мной все в порядке.

Райан погрузился в непривычное молчание. Сев в машину, Эшли прикрыла глаза, положив голову на подголовник. Она выпрямилась, когда услышала, как он открыл свою дверцу, и обнаружила, что Райан пристально смотрит на нее.

Ее сердце заколотилось.

— Это просто незначительное недомогание, Райан, правда. Не беспокойся и отвези меня на работу.

Возле ее офиса он обошел машину и помог ей выйти.

- Я в порядке, честно, — повторила она.

- Я войду с тобой, — заявил он.

У Эшли не было сил спорить, поэтому они вошли вместе. К счастью, им не встретились ни Карлотта, ни Дженна.

В кабинете она повернулась, чтобы поблагодарить Райана, но он закрыл дверь и скрестил руки на груди.

- А теперь скажи мне, что с тобой на самом деле! — тихо потребовал он.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Эшли не спешила с ответом, нервно покусывая губы.

Его любопытство между тем все росло. В ресторане ей стало плохо. Он отправил официантку посмотреть, что с ней, и та сказала, что Эшли стоит с мокрым полотенцем на лбу. Он вспомнил их уикенд и совместные завтраки без каких бы то ни было недомоганий с се стороны. Она также пила тогда вино, а сейчас пьет только воду со льдом.

— Эшли, что случилось? — спросил он.

— Ничего не случилось, все в порядке, — ответила она, не глядя на него. Он отметил, какая она бледная, и испугался, что она вот-вот упадет в обморок.

— Скажи мне правду, Эшли. Я же вижу, что что-то не так. Из тебя плохая лгунья.

— Оставь меня, Райан, — выдавила Эшли и подняла голову.

Он был поражен огнем в ее глазах. Яркие пятна краски вспыхнули на бледных щеках.

— Хорошо, я уйду, — сказал он, но на полпути к двери остановился и взглянул па нее. — Могу я что-нибудь сделать? Принести тебе что-нибудь?

— Нет, но спасибо, — отказалась она.

Когда он уже взялся за ручку двери, до него наконец дошло. Утренняя тошнота. Никакого вина. Никакого тенниса. Она хочет, чтобы он ушел из ее жизни. Утренняя тошнота. Он повернулся, пристально оглядывая ее. Эшли выглядела как обычно. Ее живот был абсолютно плоским.

Эшли заморгала и нахмурилась.

— Просто уходи, Райан.

— И давно это у тебя?

Ее щеки снова вспыхнули.

— Недавно. Я не знаю. Со мной все в порядке.

Он уставился на нее. Ну, разумеется!

— Ты беременна.

Эшли вздрогнула, и Райан понял, что прав. Стиснув кулаки, она вздернула подбородок.

— Это тебя не касается.

— Какой у тебя срок?

— Пара месяцев, — ответила Эшли. — Я еще никому не говорила и буду признательна, если ты

тоже не скажешь.

— Не беспокойся, — резко бросил Райан. — Кто он?

- Не имеет значения, — холодно отозвалась она, но при этом в глазах ее что-то вспыхнуло. Он подошел ближе.

- Какой у тебя срок? — повторил мужчина. - Скажи мне правду, Эшли. — Он положил руки ей па плечи. — Проклятье, я хочу знать.

— Уходи. Я тебе не скажу.

- Ты же знаешь, что я все равно выясню. У меня достаточно денег, чтобы получить любую информацию.

Эшли испуганно посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Так какой срок?

— Чуть больше трех месяцев, — ответила она, сердито зыркнув на него. — Это мой ребенок, и я не хочу ничьего вмешательства. А теперь уходи отсюда.

Потрясенный, он уставился на нее.

— Не было никакого другого мужчины, верно?

— Уходи, Райан,

Ответ был очевиден. Он отец ребенка Эшли. Ошеломленный, Райан не мог поверить, но понимал, что это правда.

— Мы предохранялись.

— Убирайся из моего кабинета! — огрызнулась она.

Райан повернулся, машинально дошел до машины и сел за руль, пытаясь осознать то, что выяснил. Он отец ребенка Эшли! Она беременна с того уикенда, который они провели вместе.

У Эшли будет ребенок. Его ребенок.


Эшли без сил опустилась на стул. Ну и утро выдалось! И случилось именно то, чего она надеялась избежать: Райан узнал правду,

Он был потрясен и явно не хотел быть замешанным в это. Эшли испытала невероятное облегчение, но в то же время разозлилась. Она понимала, что противоречит сама себе, но ничего не могла с собой поделать.

Зазвонил телефон внутренней связи, и Карлотта сообщила, что Райан Уорнер снова направляется в ее кабинет. Эшли застонала. Не успела она положить трубку, как он вошел и закрыл за собой дверь.

— Я не хочу видеть тебя, но, полагаю, это не имеет для тебя значения, — сказала она.

— Действительно, не имеет. Ты не собиралась сказать мне о моем ребенке, — бросил он в нее обвинение жестким тоном.

— Собиралась, но только после того, как ребенок родится, потому что я не хочу твоего вмешательства.

— А как насчет моей помощи?

— Она мне тоже не нужна.

Он прошел через кабинет и сел в кресло с ней рядом, напряженно глядя на нее.

— Почему, черт возьми?

— Ты завладеешь моей жизнью, а я хочу сама о себе заботиться, — заявила она надменным тоном и вздернула подбородок.

— Мне кажется, некоторая финансовая помощь была бы тебе совсем не лишней. Тебе бы следовало принять ее.

— Я знаю, что делаю. Послушай, твоя первоначальная реакция была искренней — ты выскочил отсюда, как ошпаренный. Мне не нужно, чтоб ты помогал из чувства вины.

— Я ушел, потому что ты попросила меня уйти. И я не испытываю никакого чувства вины.

— Ой, ради бога. — Она бросила на него скептический взгляд. - Уходи, Райан. Я буду держать тебя в курсе.

— Нет. Это и мой ребенок тоже. Я могу нанять няню, и тебе понадобится детская комната.

— Видишь, именно поэтому я и не хотела твоего вмешательства! — в отчаянии воскликнула она. - Ты принимаешь решения за меня. — Она потерла лоб. — Я не очень хорошо себя чувствую. Давай поговорим позже, а сейчас мне нужны покой и тишина.

Он поднялся.

— Ладно, увидимся вечером.

— Хочу я этого или нет.

— Чертовски верно! В нашей жизни произошло судьбоносное событие. Ты не можешь сказать мне «нет», потому что это и мой ребенок. Увидимся около семи. — Он вышел и хлопнул дверью.

Эшли невидящим взглядом уставилась в пространство, думая о том, что теперь, когда он узнал правду; ей от него уже не избавиться. Райан останется в ее жизни, возможно, до тех пор, пока не родится ребенок. Их ребенок.

Вечером она пораньше уехала с работы, чтобы

подготовиться к встрече с ним, ибо догадывалась, что ей предстоит нелегкое сражение.

Перекусив, она приняла ванну и тщательно оделась. Несмотря на все страхи и злость на него, радостное возбуждение бурлило в ней при мысли о том, что они увидятся.

Когда Эшли сушила волосы, зазвонил домофон. Посыльный доставил ей хрустальную вазу с маргаритками и желтыми тюльпанами. Эшли поставила вазу на стол и достала карточку. «Матери моего ребенка, — было написано там. — С нетерпением жду встречи», И размашистая подпись Райана.

Эшли покачала головой и снова взглянула на карточку. «Матери моего ребенка...»

Ровно в семь она услышала звук подъехавшей машины. Когда она открыла дверь, красота Райана в очередной раз потрясла ее. Он выглядел посвежевшим и бодрым.

— Входи. Хочешь чего-нибудь выпить? Может, пива?

— Не откажусь. А что ты будешь?

— Воду со льдом.

— Я помогу, — сказал он, идя с ней рядом. — Я уже знаю, где что.

Когда он вручил ей стакан воды и взял себе пиво, они прошли в гостиную, и Эшли указала на цветы.

— Они такие красивые.

— И вполовину не такие красивые, как их получатель, — ответил он, отставив свое пиво и ее стакан с водой на журнальный столик. Сердце Эшли заколотилось, когда он повернулся и обнял ее за талию.

- Вчера я не спешил, но не вижу большой нужды продолжать в том же духе.

Сердцебиение Эшли участилось, когда она положила руки ему на плечи. Желание горело в его взгляде, устремленном на нее.

— Я не согласна, — ответила она. — Я по-прежнему считаю, что нам нужно время, чтобы получше узнать друг друга.

- А знаешь ли ты, как сильно мне хочется поцеловать тебя? — спросил Райан хрипло, и Эшли накрыла волна противоречивых чувств. Она не хотела, чтобы он торопил ее, и в то же время испытывала горячее желание броситься ему на шею.

- Подожди, — попросила она, слегка отталкивая его. — Дай мне немного времени. Это важно для меня, Райан.

Заглянув в его глаза, она поневоле задалась вопросом, знает ли он, как действует на нее. Чем дольше они стояли, смотря друг на друга, тем сильнее она хотела его, и тем труднее становилось удерживать дистанцию между ними.

- Я так соскучился, Эшли, — прошептал он, когда его взгляд опустился к ее губам; Райан наклонился, накрыв ее рот своим и касаясь ее языка. Поглощенная горячим желанием, она не могла сопротивляться. Она обвила его руками за шею и притянула ближе.

Он прижался к ней, целуя глубоко, лаская ее язык своим и зажигая в ней огонь страсти. Желание стало безудержным; все ее-аргументы рассыпались в прах.

Райан скользнул одной рукой по ее спине вниз, обхватив за ягодицы и прижимая к себе, давая почувствовать свое возбуждение. В его поцелуях ощущалась неутолимая жажда, отчаянная потребность в ней, и Эшли почувствовала ни с чем не сравнимый восторг.

Он слегка отстранился и провел пальцами по ее груди. Эшли застонала. Его прикосновение было сладкой пыткой, усиливающей ее наслаждение.

Когда она в конце концов уперлась ему руками в грудь, он ослабил объятия.

— Мы должны подождать. Я не готова, — сказала Эшли, прерывистым дыханием опровергая свои слова.

— О, да, ты готова, — отозвался Райан. — А я более чем готов. Слишком много ночей я мечтал о тебе. Я думал о тебе больше, чем считал возможным.

Его слова привели ее в восторг, но она покачала головой.

— Нет, я не могу. Надо подождать. Слишком многое осложняет нашу жизнь.

— Это лучшее время чтобы любить друг друга.

Она высвободилась и отошла от него, поправляя одежду и стараясь усмирить свои эмоции.

— Нам нужно поговорить о будущем.

— Есть более приятные занятия.

Вожделение ничего не решит,

— Я бы не так это описал. Ладно, Эшли, мы займемся составлением планов.

— Это именно то, чего я надеялась избежать, Райан. Я не хотела, чтобы ты так скоро узнал о ребенке, потому что знала, что ты начнешь командовать. Позволь мне самой все решать. Это моя жизнь, а ты вовсе не стремился стать отцом.

— Ты носишь моего ребенка, и тебе лучше поскорее свыкнуться с этой мыслью, потому что я не собираюсь отступать. — Он говорил тихо, но твердо.

Она покосилась на него.

— Ну, хорошо. Что ты предлагаешь?

Он пересек комнату и взял ее за руку.

— Это же так просто. Выходи за меня.

Сердце Эшли затрепетало, но она надеялась, что лицо не выдало ее чувств. Приложив ладонь к его щеке, она ответила:

— Ты очень добр. Спасибо, но нет.

— Проклятье! — взорвался Райан, сверкнув глазами. — При чем здесь моя доброта? Я хочу жениться на тебе.

— Неделю назад тебе бы и в голову не пришла подобная мысль. Ты считаешь, что выполняешь свой долг, и это великодушно с твоей стороны. Но, извини, я хочу быть безумно влюблена в мужчину, за которого выйду замуж, и чтобы он также любил меня. Ты же знаешь, между нами нет таких отношений. — Она покачала головой. — Нет, Райан.

У него на щеке задергался мускул, и Эшли приготовилась услышать то, что он скажет дальше.

— У нас будет ребенок, что является лучшей из возможных причин пожениться. В постели нам сказочно хорошо друг с другом — еще она веская причина. Все то время, что мы провели с тобой, нам было здорово вместе, за исключением сегодняшнего завтрака. Мы оба из простых семей, и в этом похожи, — напомнил он.

- Мы совершенно не похожи, — парировала Эшли. — Ты миллионер. Я свадебный организатор, пытающийся свести концы с концами и помогающий родным держаться на плаву, — серьезно сказала она. — И это только для начала. Ты ничего не можешь сказать, чтобы изменить мое мнение. Страсть — ненадежный фундамент для семейной жизни. То немногое время, что были вместе, мы ладили, но этого недостаточно, чтобы сказать, что мы подходим друг другу. Приятно проведенное время за обедом ничего не значит. Ты привык командовать, но меня такое не устраивает, — заявила Эшли, решительно настроенная противостоять ему, хотя настойчивый внутренний голос и побуждал принять его предложение.

- Не думаю, что ты принимаешь во внимание интересы нашего ребенка.

Она сделала глубокий вдох и воззрилась на него.

- Моему ребенку нужны любящие родители. Я хочу, чтобы мужчина, за которого я выйду замуж, был не только моим любовником, но и лучшим другом.

- Половине этих требований я соответствую.

- Наименее важной половине. Райан, как я уже сказала, ты привык всегда командовать, а я не хочу быть на вторых ролях. Не хочу выходить замуж от отчаяния. Несчастливый брак не будет плюсом для ребенка.

— С чего ты взяла, что он будет несчастливым?

— Я не знаю, каким он будет. Но также не знаю, будет ли этот брак крепким.

Он снова положил руки ей на плечи.

— Подумай о том, что я могу сделать для нашего ребенка. Я дам ему свое имя, следовательно, он будет Уорнером и наследником состояния Уорнеров. Это гарантирует более чем достаточные суммы на образование, путешествия и нянек. У него будет отец. Ты не можешь вот так просто отказаться, не обдумав все как следует.

- В настоящее время я не хочу выходить за тебя замуж. Через несколько месяцев мои чувства могут измениться в зависимости от того, как будут развиваться наши отношения. Но пожениться сейчас? Нет. Дай нам время, Райан. Давай просто посидим и поговорим.

Он посмотрел на нее так, словно она просила невозможного, но потом прошел к дивану и сел. Эшли села на другом конце и улыбнулась.

— Ну что ж, — сказал он, — расскажи мне о своих буднях. Давно тебя тошнит по утрам?

— Почти с самого начала, — ответила Эшли, сознавая, как пристально он наблюдает за ней.

— А что говорит об этом доктор?

— Что это скоро закончится.

— А какого врача ты посещаешь?

Она назвала имя и поняла, что Райан делает мысленную пометку проверить, достаточно ли он хороший специалист.

— А как прошел твой день, Райан?

— Вообще-то сегодняшний день пошел насмарку, но это неважно. Наверстаю завтра. В четверг я, возможно, полечу в Чикаго, но в субботу вернусь.

Он придвинулся ближе и погладил ее по щеке.

— Так когда ты скажешь своей семье?

Она отвела глаза.

— Пока не знаю... я боюсь, — призналась Эшли. — Думаю, отец будет сильно расстроен.

— Если мы поженимся, он не будет расстроен. Подумай, насколько легче было бы сообщить им.

Всего на мгновение Эшли снова задумалась над его предложением и испытала соблазн согласиться. Он прав, так было бы гораздо легче. Она взглянула на него и покачала головой.

— Это лучший аргумент, который ты привел, но я по-прежнему отвечу «нет». Я хочу сама распоряжаться своей жизнью.

— Похоже, не у одного меня командирские замашки. Ты любишь командовать ничуть не меньше.

Эшли кивнула.

- Я не думала об этом, но, полагаю, ты прав. Я старший ребенок в семье, как и ты, и, думаю, это накладывает свой отпечаток. Долгое время мне приходилось заботиться о брате.

— А я просто грозился отмутузить своих, если они не делали то, что я хотел.

Она рассмеялась, напряжение отступило, пока они говорили о своем детстве. Потом настал момент, когда оба замолчали. Райан неспеша провел пальцем по ее колену, заставляя гадать, о чем он думает.

- Эшли, думаю, тебе и ребенку будет лучше, если ты выйдешь за меня, - сказал он, резко меняя тему.

— Я не согласна, — возразила она, размышляя о том, как часто они будут спорить в будущем. Ее взгляд опустился на его руки, и воспоминания о счастливом времени, проведенном вместе, нахлынули с новой силой.

— Ты сказала, что боишься моей властности, но, уверен, когда нужно, ты сумеешь настоять на своем. Думаю, брак — в твоих интересах.

— Это не тебе решать, и мы ни к чему не придем, продолжая спорить, — раздраженно заявила Эшли.

— Ты права, поэтому я намерен сделать кое-что, поскольку уверен, что брак — лучшее решение для всех.

Ее сердце заколотилось от страха при мысли, что он может попытаться забрать у нее ребенка.

— Только не делай того, о чем потом пожалеешь, — предостерегла она.

— Не буду, — уверенно заявил Райан. — Если ты выйдешь за меня, я оплачу закладную на вашу ферму, все долги твоего отца и позабочусь о его страховке. Ты не сможешь отвергнуть мое предложение в ущерб своей семье.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Возмущенная, Эшли вскочила на ноги.

— Райан Уорнер, ты вынуждаешь меня на брак, когда знаешь, что я не хочу выходить за тебя. Это

подло! — воскликнула она, сжав кулаки. Ее глаза метали молнии.

- Успокойся, — тихо приказал Райан. Твердость его голоса и властный взгляд заставили ее сделать глубокий вдох и сесть. — Да, я это делаю. Тебе придется принять мое предложение ради своей семьи.

Понимая, что Райан прав, она уставилась на него, пораженная и разозленная тем, что он предлагал.

— Я могу полностью выкупить закладную на ферму и заплатить за восстановление повреждений, причиненных наводнением. Возможно, твой отец захочет купить новую ферму, где ему не придется беспокоиться о наводнениях, и эту покупку я также готов финансировать. Я могу нанять работников ему в помощь и оплачу учебу твоего брата в колледже, если он захочет туда вернуться.

— Это форменный шантаж! — возмутилась Эшли, не веря своим ушам.

— Я могу также позаботиться о покрытии медицинской страховки твоего отца. У меня есть хорошие адвокаты, которые займутся этим, — продолжал Райан так спокойно, словно они говорили о погоде.

— Я и мои родные не нуждаемся в благотворительности!

— Это не будет благотворительностью, — терпеливо возразил Райан, — если мы поженимся. Я буду заботиться о них, потому что после свадьбы твоя семья станет моей семьей, и наоборот.

— Не могу поверить, что ты это делаешь, — прошептала Эшли, чувствуя, как к глазам подступают слезы.

— Тебе придется принять мое предложение, и ты знаешь это, — сказал Райан.

Она в отчаянии воззрилась на него.

— Ты хочешь вступить в этот вынужденный брак?

Он кивнул.

— Да. Ты можешь избавить себя и свою семью от множества проблем. Это продлит жизнь твоему отцу и подарит брату возможности, которых у него в противном случае никогда не будет.

— Черт бы побрал тебя и твои властные замашки, Райан Уорнер!

Он спокойно посмотрел на нее.

— Выходи за меня, Эшли, и все проблемы решатся сами собой.

— И что у нас будет за брак?

— Чертовски хороший, когда ты перестанешь злиться. — В глубинах его зеленых глаз вспыхнул огонь. — Так будет лучше для тебя, нашего ребенка и всей твоей семьи, и ты знаешь это.

— Если ты думаешь, что я растаю от благодарности, то ошибаешься. Я никогда не прощу тебя.

— Простишь, — отозвался он с несносной надменностью и решительным блеском в глазах. Его руки обвились вокруг нее, и он опустил голову.

— Нет! - вскрикнула она, но его рот уже накрыл ее губы, и он крепко поцеловал ее.

Несколько мгновений Эшли пыталась устоять, но потом это стало невозможно. Требовательный и горячий, его поцелуй свидетельствовал о такой очевидной страсти, что она была потрясена. Его желание ошеломило ее, и огонь между ними вспыхнул вновь.

Позабыв обо всех своих мыслях и страхах, Эшли обняла его за шею и крепко держала, отвечая на поцелуй. Никогда в жизни она не чувствовала, что кто-то хотел ее так же сильно, как Райан сейчас.

Он резко отпустил ее, продолжая обнимать за талию.

— Ну вот, ты знаешь, что между нами происходит нечто потрясающее, а теперь еще нужно думать и о ребенке.

Эшли попыталась собраться с мыслями.

— К твоему сведению, я думаю о ребенке. Ты грязный игрок, — заявила она.

— Просто я намерен выиграть, — сдержанно отозвался он. — Я сделал чертовски хорошее предложение.

Она высвободилась и отошла, стараясь успокоиться.

— Я подумаю над ним.

Райан покачал головой.

— Нет, ты должна решить сейчас. Тут не над чем долго раздумывать.

- Ты просто невозможен! — возмутилась она.

— Нет, — ответил он с раздражающим спокойствием. — Я великодушный, внимательный и практичный.

— Ничего подобного! Ты хочешь этого ребенка, и нашел способ заполучить его!

Его глаза потемнели, мускул задергался на щеке.

— Я хочу того, что лучше для всех нас. Ты не в состоянии рассуждать здраво, поэтому мне приходится думать за троих.

Они смотрели друг на друга в напряженном молчании. Эшли знала, что Райан ждет ответа... Его предложение действительно сказочное. Это спасет ее семью... Брат сможет вернуться в колледж...

Эшли потерла лоб, понимая, что у нее на самом деле нет выбора. Черт бы его побрал!

— Что, по-твоему, это будет за брак, когда твоя невеста ужасно зла на тебя?

Он вскинул одну черную бровь и продолжал сурово смотреть на нее.

— Ладно, Райан, я выйду за тебя. Но это не то, чего я хочу.

— Хорошо, — ответил он тихо, подошел к ней и взял за руки повыше локтей. Ее сердце заколотилось. — Эшли, когда ты перестанешь злиться, ты изменишь свое мнение. Обещаю, я сделаю все, чтобы ты была счастлива.

— Как сделал сегодня? — с горечью воскликнула она.

— Как я уже говорил, я делаю то, что лучше для всех нас, — возразил он таким самоуверенным тоном, что Эшли захотелось ударить его. — Мои деньги здорово помогут твоей семье.

— Должна признаться, твое предложение в отношении моей семьи очень щедрое и приводит меня в восторг.

— Вот и хорошо, — отозвался Райан с явным удовлетворением. — Смотри на светлую сторону вещей.

Она покачала головой.

— Райан, у нас будет ужасный брак.

Он поджал губы.

— Если б я так думал, то не настаивал бы. Уверен, наш брак будет просто сказочным, как только ты успокоишься и привыкнешь. А ты привыкнешь. — Он помолчал. — Я заеду за тобой завтра около шести, и мы пообедаем. Хорошо?

— Зачем ты утруждаешься, спрашивая мое мнение? — Она закатила глаза.

— Я знаю, что сейчас ты раздражена, но, надеюсь, к завтрашнему вечеру это пройдет. Утром я позвоню своему поверенному и попрошу его заняться медицинской страховкой твоего отца. Нам нужно поскорее увидеться с твоей семьей, чтобы сообщить им, что мы помолвлены, но сначала надо спланировать свадьбу.

— Ты не теряешь времени даром, Райан.

— А к чему тянуть? — Он взглянул на часы. — Не буду больше тебя задерживать.

В полном смятении мыслей и чувств Эшли проводила его до двери. Он повернулся, устремив взгляд на ее губы, и ее пульс зачастил.

— Все будет хорошо, Эшли, — тихо сказал Райан. Его руки обняли ее за талию, он привлек ее к себе и поцеловал долгим, глубоким поцелуем. Не в силах противится, Эшли ответила на поцелуй. Желание, вспыхнувшее в ней, было настолько сильным, что потрясло ее до глубины души.

Когда Райан отпустил ее, оба тяжело дышали.

— Сегодня мы остановимся, — хрипло сказал он, и она не смогла прочесть, выражение его глаз.

Хотелось снова броситься в его объятия, но она отступила и молча смотрела, как он идет к своей машине. Закрыв дверь, Эшли в изнеможении прислонилась к ней.

Замужество. Эта мысль была ошеломляющей. Однако приходилось признать, что в некотором отношении Райан прав. Брак решит множество ее проблем.


На следующий день Эшли ушла с работы пораньше. Ей нужно было подготовиться, чтобы чувствовать себя и выглядеть как можно лучше.

Она выбрала облегающее черное платье до колен с белой отделкой и глубоким вырезом, а черные туфли на шпильках делали ее выше. Волосы она подняла и заколола, оставив их свободно струиться с одной стороны.

Все время, пока она собиралась, Райан не выходил у нее из головы. Она подумала о том, что из него, наверное, выйдет замечательный отец. И ее семья будет любить ребенка. Впервые перспектива сообщить им вызвала приятное волнение. Стоя рядом с женихом, она сможет сказать им о ребенке с радостью, в этом Райан прав.

Услышав звук подъехавшей машины, Эшли в последний раз взглянула на себя в зеркало, подумав, не слишком ли она разоделась. Если он решил устроить барбекю или повезти ее к себе домой...

Но как только она открыла дверь, все ее сомнения испарились. Райан был в темно-коричневом костюме и выглядел потрясающе красивым. Как всегда. Она увидела теплое одобрение в его глазах, когда он вошел и закрыл дверь.

— Ты выглядишь потрясающе! — сказал он, легко коснувшись рукой ее щеки и проведя пальцем вдоль выреза платья. Эшли резко вдохнула.

Он заглянул ей в глаза.

— Все еще злишься? Надеюсь, сегодня я смогу тебя задобрить.

- Не рассчитывай на это, Райан, — угрюмо ответила она.

Он положил руку ей на плечо.

— Надеюсь, скоро ты полностью простишь меня. Идем?

В машине она молчала, продолжая злиться и гадая, как долго он будет терпеть ее дурное настроение. Через некоторое время до нее дошло, что они едут уже довольно долго, и она с любопытством взглянула на него.

— Куда мы едем?

— В одно особенное место. Хочу, чтобы ты хорошо провела время и запомнила этот вечер.

- Райан, разве я могу забыть хотя бы один момент, проведенный с собой? — с улыбкой спросила она.

Они свернули на аллею, ведущую к аэропорту. Ее изумление возросло, когда они остановились у ангара и направились к ослепительно белому самолету.

— Что ты задумал? — спросила она, осознав, что он для нее совершенно непредсказуем.

Просто я везу тебя пообедать в место, которое, надеюсь, тебе понравится. — Он взял ее за руку и повел к самолету.

Вскоре они уже были на борту его личного самолета. Эшли любовалась удаляющимися огнями Далласа, а когда отвернулась от иллюминатора, то обнаружила, что Райан внимательно смотрит на нее. Ее сердце забилось быстрее, как случалось всегда, когда он устремлял на нее возбуждающий взгляд своих глаз.

Роскошный интерьер самолета напомнил ей о его богатстве. Мысль о том, что, выйдя за него замуж, она тоже станет богата, изумляла, но не помогала смириться с его авторитарными замашками. Она могла бы прекрасно обойтись без Райана и его денег, как обходилась раньше. И у нее есть семья, которая будет любить ребенка несмотря ни на что.

— О чем ты думаешь?

— Все еще злюсь и недоумеваю, как ты можешь ожидать, что наш брак будет удачным.

— Шансов, что наш с тобой союз окажется счастливым, не так уж мало. Определенный риск, конечно, есть. Но знаешь, в детстве я тоже не рассчитывал, что добьюсь успеха в бизнесе. Так что перспектива нашей свадьбы не вызывает у меня никаких сомнений или страхов.

— Ты изменил свою позицию на противоположную с того уикенда, когда дал мне понять, что предпочитаешь оставаться холостяком еще много лет.

- Тогда я не знал тебя — точнее, знал лишь несколько часов. Ты еще не ждала моего ребенка, и я не видел больших возможностей на будущее.

Она недовольно скривилась.

- А сейчас увидел и решил, что достаточно щелкнуть пальцами — и все само собой устроится.

— Едва ли, — улыбнулся он, потом пересел на сиденье с ней рядом и взял ее за подбородок. — Но я вынужден настаивать на этом браке, потому что так будет лучше для всех нас, и, надеюсь, когда-нибудь ты со мной согласишься.

— Мы могли бы лучше узнать друг друга, а потом ты бы сделал предложение, как все нормальные люди. Вместо того чтобы командовать и настаивать на своем.

— Я всего лишь хочу избавить твою семью от проблем. Не думаю, что это так уж дурно. — Райан находился слишком близко, и от его взгляда по ее телу пробежал трепет, а губы непроизвольно приоткрылись.

— Это не дурно, Райан. Это великодушно и чудесно, но ты ведь и сам не знаешь, будут наши отношения прочными и долгими или нет.

— Кто знает это наверняка, когда вступает в брак? Я хочу тебя в своих объятьях и своей постели, хочу любить тебя и не намерен ждать. — Он легко коснулся ее щеки. — Ты понятия не имеешь, что делаешь со мной.

От его слов у Эшли перехватило дыхание. Так хотелось ответить на его чувственный призыв, но она понимала, что сейчас не время и не место.

— Ты неотразимый обольститель, плетущий колдовские сети, — тихо проговорила она. — Я попалась в них, и мне это не нравится.

— Перестань бороться со мной. И с собой тоже. Ты чувствуешь то же, что и я. Я вижу это в твоих глазах, слышу в голосе и чувствую в биении сердца.

Она отвернулась.

Когда они подлетали к Хьюстону, солнце уже село и город сиял огнями. Эшли несколько минут любовалась красотой города с высоты птичьего полета. Сердце ее пропустило удар, когда она поймала на себе пристальный взгляд Райана.

— Как красиво! — воскликнула она. — Впрочем, ты так часто летаешь, что тебе это все, наверное, уже надоело.

— Нет. Этот вид мне никогда не надоест, — ответил он, глядя прямо на нее.

Она резко вздохнула.

— Прекрати заигрывать, Райан.

— Почему? Это так бодрит и возбуждает.

Она улыбнулась и в ответ получила теплую, очаровательную улыбку. В этот момент пилот объявил, что они идут на посадку.

Лимузин с шофером в униформе встретил Райана и Эшли и отвез их в отель. В ресторане, расположенном на верхнем этаже, их усадили за столик в тихом уголке. Играла приятная музыка, на столах горели свечи и стояли вазы с благоухающими розами.

— Если ты надеялся произвести на меня впечатление, то тебе это удалось, — сказала Эшли, наблюдая за двумя парами, кружащимися в танце.

— Хорошо, но я не собираюсь останавливаться на достигнутом.

После того как они сделали заказ и остались одни, Райан встал и взял ее за руку.

— Давай потанцуем перед едой, — предложил он.

Ее немедленной реакцией была радостная готовность, быстро сменившаяся осторожностью, когда она вложила свою руку в его.

Во второй раз она танцевала с ним, и это грозило выпустить на волю пылкое, безумное желание, которое съедало ее изнутри. Она ощущала тепло его тела, запах свежевыстиранной рубашки, крепкие мышцы шеи, где лежала ее рука. Их ноги соприкасались, она подняла на Райана глаза и больше уже не могла отвести взгляд, окутанная вожделением.

— Перестань бороться со мной, Эшли, — прошептал он. — Нам хорошо вместе, и ты знаешь это. Брак — лучшее из всех возможных решений.

Он привлек ее ближе, обхватив руками и прислонившись головой к ее голове. Танцевать с ним было так чудесно — еще один непреодолимый соблазн. Эшли наслаждалась каждой секундой, проведенной в его объятиях, и этого нельзя отрицать. Она чувствовала себя желанной и знала, что он пустил в ход все свое обаяние, чтобы вскружить ей голову. Но под маской искусного соблазнителя скрывался мужчина из стали, добивающийся своего любыми способами.

С безумно колотящимся сердцем она смотрела на него и желала его. Несмотря на весь свой гнев, она таяла от его поцелуев и объятий, и ей доставляло удовольствие его общество.

Когда танец закончился, они вернулись за столик.

— Дай мне свою руку, — попросил Райан.

Озадаченная, она послушалась, наблюдая, как он обхватил ее руку своими теплыми пальцами.

- С каких это пор у тебя появилось желание держаться за руки во время обеда? Впрочем, я ведь почти не знаю тебя.

- Узнаешь. Мы будем узнавать друг друга, и это волнующая перспектива. Это будет исполнением желаний. — Его сильная, теплая ладонь мягко сжала ее руку, когда он заглянул ей в глаза. - Эшли, выходи за меня замуж.

— Ты просишь меня снова? Я же сказала вчера, что выйду. Полагаю, сегодняшнее предложение делается на тех же условиях.

Он едва заметно кивнул, сунул руку в карман и достал коробочку. Открыв ее, надел ей на палец кольцо.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Эшли потрясенно уставилась на золотой ободок с огромным сверкающим бриллиантом.

— Бог мой! — воскликнула она. — Оно великолепно! — Эшли взглянула на Райана. — Я не понимаю.

— Чего ты не понимаешь? — нахмурился он. — Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Я дарю тебе обручальное кольцо, чтобы скрепить обещание.

— Оно же стоит целое состояние, — запротестовала Эшли, - а между нами нет ни капли любви.

— Перестань постоянно напоминать мне, — хмуро сказал он и снова сжал ее руку. — Послушай, я еще раз прошу тебя дать нам шанс и позволить любви расцвести. Я верю, что это возможно, иначе бы не просил.

Она хотела верить ему, но не могла.

— Райан, если б я не была беременна, ты бы никогда не сделал мне предложения.

Что-то вспыхнуло в глубине его глаз.

— Я не знаю, что бы я сделал, потому что мне все больше правится идея жениться на тебе, -возразил он. — И мы должны думать о ребенке. Теперь давай обсудим кое-какие планы.

Покачав головой, Эшли поглядела на кольцо. Оно было прекрасно, но она с радостью обменяла бы его и еще сотню таких на любовь мужчины, который сидел сейчас напротив нее.

— Даже если позже мы расстанемся, этот брак даст ребенку мое имя и наследство, — тихо сказал он, но она расслышала в его голосе стальные нотки.

— А ты не попытаешься забрать его у меня?

— Никогда. Я не смог бы причинить боль ребенку, забрав его у матери. Это мой ребенок, и я буду любить его. Как ты можешь сомневаться во мне?

— Я очень мало знаю о тебе, — тихо произнесла Эшли, однако его слова принесли ей огромное облегчение.

— А я думаю, не так уж мало, — напомнил он ей, и его тон мгновенно изменился. Голос понизился, и она поняла, что он вспоминает их совместный уикенд. — Ты знаешь, что мне нравится, что меня возбуждает. Знаешь, как я выгляжу без одежды. Знаешь...

— Не напоминай мне! — взмолилась она, боясь снова подпасть под его чары. — Я понятия не имею, что ты на самом деле любишь. Я ничего не знаю ни о твоей жизни, ни о семье. Это важнее.

— Перспективу жить вместе и узнавать друг друга я нахожу восхитительной. Мы уже начали двигаться в нужном направлении.

— Райан, в твоей жизни все идет так, как ты хочешь? — спросила Эшли.

— Конечно, нет. Но я и не тешу себя иллюзиями. А теперь давай назначим дату, и поскорее. До свадьбы ты должна будешь познакомиться с моим отцом и братьями, а я с твоими родными.

Эшли опустила взгляд на сверкающее кольцо, которое теперь казалось оковами, привязавшими ее к Райану.

— Завтра я уезжаю, но в пятницу вечером вернусь. Таким образом, в выходные мы можем познакомиться с родными друг друга. Когда поедем к твоим?

— Пожалуй, в субботу. Ехать довольно далеко, поэтому они наверняка захотят, чтоб мы остались на ночь, — сказала она.

— Мы можем остаться, а можем вернуться обратно. Я не возражаю против ночной езды. Делай как хочешь.

— Не могу поверить, что ты позволяешь мне решать.

— Я умею уступать. Эшли покачала головой.

— Но не в том, что на самом деле важно. Возможно, мне захочется вернуться в Даллас. Давай попробуем приехать во второй половине дня, потому что они ужинают и ложатся спать рано.

— Отлично. Значит, с моими родными встретимся в воскресенье. — Он вытащил свой сотовый. — Давай прямо сейчас позвоним и договоримся. Ты можешь воспользоваться моим телефоном.

Эшли покачала головой и достала свой.

— Когда я скажу им, что приеду с другом, они поймут, что это кто-то особенный. Но я не собираюсь объявлять о свадьбе по телефону.

Он улыбнулся.

— Поступай, как хочешь.

Она раздраженно взглянула на него, но услышала голос отца и заговорила мягко, договариваясь о визите. Потом подождала, пока Райан позвонил своим.

— Я сказала, что мы приедем в субботу, к пяти часам.

— Отлично, — отозвался Райан. — С нетерпением жду встречи с ними. Моя семья соберется у отца дома в воскресенье около семи. На свадьбе я бы хотел, чтобы мой отец был шафером, а братья и Джейк с Ником друзьями жениха. А у тебя?

— У меня будут Кэти, Дженна, кузина и подруга детства, которая живет в моем родном городе.

- Теперь давай назначим дату. Думаю, не стоит слишком затягивать, — добавил он.

Эшли потерла лоб.

- Ты не слишком спешишь?

- А зачем ждать? Ты беременна, и чем скорее мы поженимся, тем лучше. У тебя назначена какая-нибудь свадьба на следующий уикенд?

У Эшли закружилась голова, и она закрыла глаза, вспоминая записи в своем ежедневнике.

— Следующий уикенд! — прошептала она. Следовало бы догадаться, что Райан ринется вперед на всех парах. — В следующий уикенд у меня свадьба.

— А как насчет выходных еще через неделю?

— Конечно, почему бы и нет? — воскликнула она. — Ты ведь получаешь все, что хочешь!

Он улыбнулся и встал, беря ее за руку.

— Давай потанцуем и успокоимся. Тем временем нам принесут обед.

Она машинально пошла с ним, ошеломленная скоростью, с которой Райан меняет ее жизнь.

— Мне так нравится держать тебя в моих объятиях, — мягко сказал он, касаясь ее уха своим дыханием. — Ты сегодня потрясающе выглядишь, Эшли.

— Спасибо, — ответила она, восхищаюсь игрой света на гранях бриллианта и дивясь тому, что он подарил ей такой дорогой подарок. — Когда ты купил кольцо?

— Сегодня утром.

— Ты торопишь события, Райан. Я не хочу сейчас спать с тобой. По крайней мере, прежде чем делать это, мы должны лучше узнать друг друга. — Она слегка отодвинулась, чтобы посмотреть на него, гадая, о чем он думает.

— Если таково твое желание, хорошо. Я могу подождать, — сказал он. — Не хочу, но могу.

— Вот и прекрасно. Потому что мне до сих пор не по себе после того бурного уикенда с тобой.

— Прискорбно слышать, ибо я не жалею ни капельки, — твердо заявил он. — Напротив, я считаю, что это был самый бесподобный уикенд из всех возможных. Поэтому я и не смог забыть тебя. Его комплименты льстили ей, но она не собиралась так легко сдаваться.

— У меня просьба, — продолжал Райан. — Я подожду с сексом, но не могли бы мы сделать исключение в нашу брачную ночь? Это моя первая и, надеюсь, единственная свадьба. Такое событие бывает раз в жизни, поэтому хотелось бы, чтобы у нас все было по-настоящему.

Сердце Эшли пустилось в галоп. Свадьба через две недели. Через две недели они снова займутся любовью. Но если она уступит и согласится, сможет ли устоять перед ним в последующие ночи?

Эшли подумала о том, что он сказал: «...первая и, надеюсь, единственная свадьба». Будет ли она на самом деле единственной?

Ей хотелось терпения, ухаживаний и любви. Вместо этого она получила самонадеянного, властного мужчину, который решительно настроен добиться своего. Тот ли он, кого она хочет? Однако, говоря по справедливости, разве этот вечер не романтическое ухаживание с его стороны? И он очень великодушен и щедр в отношении ее семьи.

Еще некоторое время они танцевали в молчании, наконец она взглянула на него.

— Хорошо, Райан. У нас будет настоящая брачная ночь.

— Замечательно! — воскликнул он и ослепительно улыбнулся. — Я сделаю все, чтобы ты не пожалела о своем решении. — Он привлек ее ближе.

Настоящая брачная ночь.

- Эшли... — Он отклонился назад, начал что-то говорить, потом плаза его сузились, когда он посмотрел на нее. — Ты вспоминаешь наш уикенд, правда? — спросил он хрипло.

Она вздохнула и отвела глаза. Он приподнял ее подбородок, напряженно вглядываясь в лицо. Эшли видела отблески пламени в глубинах его изумрудных глаз.

- Я тоже помню и хочу любить тебя. Эшли, этот брак может оказаться чертовски хорошим.

Она закрыла глаза, страдая в душе. Так хотелось закричать, что ей нужна любовь, а не вожделение.

Эшли оттолкнула его и заспешила назад к столу. Он тут же нагнал ее.

— Все еще злишься, да?

- Разумеется! Райан, то, что есть между нами, всего лишь похоть, и ничего больше.

— Если б я так думал, то не настаивал бы на браке. Но бывают моменты, когда твои чувства ко мне делают полный поворот. Думаю, мы сможем полюбить друг друга, если ты дашь нам хотя бы малейший шанс.

Несколько минут они ели в молчании, потом он отложил вилку.

- Эшли, я оплачу свадьбу. Найми помощников, если понадобится, но устрой свадьбу через две недели.

Она тоже отложила вилку.

— Полагаю, церемония должна быть пышной.

Он кивнул.

— Боюсь, что да. У меня много друзей, которых, как мне кажется, я должен пригласить. — Он потер затылок. — Не возражаешь, если свадьба состоится в моей церкви здесь, в городе? В воскресенье мы можем съездить туда, и ты посмотришь.

— Не возражаю. Думаю, и мои родные, и друзья будут даже рады приехать на свадьбу в Даллас.

— Я размещу твоих родных, других родственников и всех гостей, которых ты захочешь пригласить, в своем отеле.

— Это щедро, Райан.

Он улыбнулся.

— Я счастлив сделать что-то, что тебе нравится.

Он самый настоящий обольститель, и она не может устоять против его чар. Эшли с удивлением поняла, что уже не так злится, как утром.

— При мысли, что нужно подготовить свадьбу за две недели, у меня кружится голова.

- Ты же профессиональный свадебный организатор, В твоем распоряжении будут любые суммы. Это не должно стать такой уж проблемой, — заметил он.

— А вдруг я разорю тебя?

Райан улыбнулся.

— Подозреваю, что ты слишком практична, слишком честна и не привыкла бросаться деньгами.

— Ты прав, — удивленно отозвалась Эшли, и он усмехнулся.

— Вот видишь, я уже знаю тебя. И ты узнаешь меня, когда перестанешь злиться.

— О, я уже кое-что знаю. Ты самонадеянный, самоуверенный...

— Не продолжай, — прервал он ее, поднимаясь, снял пиджак и повесил на спинку стула. — Раз мы не едим, давай еще потанцуем.

Он взял се за руку и вывел на танцпол. Она наблюдала за его чувственными движениями, вспоминала его в постели, точно зная, как он выглядит под коричневыми слаксами и белой рубашкой.

Он танцевал, не сводя с нее глаз. Как она сможет устоять, гадала Эшли, если даже в танце он такой чувственный, такой соблазнительный? Его горячий взгляд раздевал и ласкал ее, и она позабыла и про свой гнев, и про свадьбу, и про будущее. Была только музыка и Райан. Каждое движение, которое он делал, было провоцирующим, и она вся пылала.

Когда музыка закончилась, Райан притянул ее к себе и заглянул в глаза.

— Я буду любить тебя до тех пор, пока ты не утонешь в желании, — прошептал он, заставив ее вспыхнуть.

Потом они танцевали под медленную балладу, и Эшли чувствовала себя словно в тумане, не замечая ничего вокруг, кроме Райана. Наконец музыка смолкла, и он взял ее за руку.

— Мы можем остаться здесь на ночь, ведь это мой отель, но если ты предпочитаешь вернуться в Даллас, поедем сейчас.

— Давай вернемся, — сказала она.

Через полчаса, когда самолет поднялся над Хьюстоном, Эшли снова любовалась мерцающими огнями удаляющегося города, ее взгляд скользнул к бриллианту на пальце. За один незабываемый день ее жизнь изменилась навсегда. Она все еще была поражена случившимся. Через две недели она выходит замуж за Райана Уорнера!

Эшли помрачнела. Когда он хочет чего-то, то неустанно добивается этого, и ей лучше об этом не забывать. Ему нужна не жена, а его ребенок. Она лишь средство получить желаемое. Но она поверила ему, когда он сказал, что не попытается забрать у нее ребенка. Не совершает ли она глупость, веря ему на слово?

Еще одно напоминание, что она выходит за незнакомца. Однако постепенно она узнает его. Их сегодняшний совместный вечер был восхитителен, и она прекрасно провела время.

Она должна подготовить пышную свадьбу для себя за две недели. А потом у нее будет настоящая брачная ночь с Райаном. Каждый нерв в ее теле трепетал всякий раз, когда она думала об этом.

— О чем ты думаешь? — спросил ее жених, чуть наклонившись вперед.

— О свадьбе, — ответила она, надеясь, что он не догадается, что она думала о брачной ночи.

— В понедельник я пришлю тебе список гостей. Делай так, как считаешь нужным. Купи платье, какое захочешь. Можешь позаботиться обо всех деталях, а я позабочусь о медовом месяце.

— О медовом месяце? — испуганно переспросила она. — Зачем? Мы же не влюблены друг в друга и женимся только из-за ребенка. Ты надеешься соблазнить меня! — возмутилась она.

— Нам нужно побыть вдвоем, чтобы лучше узнать друг друга, — возразил Райан, откинувшись назад. — Планируй недельный отпуск.

— Целую неделю! Ну что ж, я даже не буду пытаться спорить, — раздраженно бросила Эшли. — Выбери какое-нибудь место, где тепло и солнечно. Я не люблю снег.

Своей обворожительной улыбкой он добился того, что она расслабилась и перестала хмуриться'.

— Вот видишь, мы уже узнаем друг друга.

— Не обязательно постоянно напоминать мне, — проворчала она. — В какое время будет свадьба?

— Утром, потом свадебный прием, после чего мы отправимся в путешествие. Как тебе такой план?

— Прекрасно. Репетиция в пятницу вечером.

— Хорошо.

Его лицо было близко, и гнев Эшли боролся с желанием. Она боролась с ним эмоционально, в то время как физически был лишь один отклик — желание. Она посмотрела на его рот и вспомнила о поцелуях, и, несмотря на раздражение, ей захотелось наклониться ближе и поцеловать его.

Райан коснулся губами ее губ. Она закрыла глаза и расслабилась. Когда он углубил поцелуй, она застонала.

Расстегнув ремень безопасности, он притянул ее к себе на колени и сжал в объятиях, крепко целуя. Сердце Эшли колотилось, дыхание стало прерывистым. Позабыв об их разногласиях, она обвила его руками за шею и ответила на поцелуй, желая большего.

— Ты неотразима, Эшли, — прошептал Райан, когда они оторвались друг от друга.

— Ты же знаешь, как я реагирую на тебя, — отозвалась она, слезая с его колен и поправляя одежду. Он протянул руку и погладил ее по щеке.

— Но я намерен узнать, как ты откликаешься на каждое прикосновение и поцелуй.

- Давай поговорим на какую-нибудь другую тему, — попросила она, не доверяя себе. — О свадьбе, если хочешь.

Пристально посмотрев на нее, он пожал плечами.

- Давай обсудим, где будем жить после свадьбы. Как насчет квартиры? Потом можно построить дом, чтобы было больше, места, когда родится ребенок.

Она изумленно воззрилась на него.

- Я как-то не думала об этом. — Эшли вспомнила его просторную, шикарную квартиру в престижном районе. — Хорошо, Райан. Но все происходящее по-прежнему кажется мне каким-то нереальным.

— Все происходящее чертовски реально, и если ты вернешься ко мне на колени, я смогу убедить тебя в этом, — отозвался он.

Она покачала головой.

— Эти внезапные перемены просто не укладываются у меня в голове.

— Да, кстати, на следующей неделе найди художника-оформителя и переделай мою спальню по своему вкусу. Мы начнем семейную жизнь с новой кроватью. Трать, сколько хочешь.

Она изумленно посмотрела на него.

— Ты хочешь, чтобы я сделала ремонт в твоей спальне?

Он улыбнулся.

— Можешь переделать и другие комнаты — да хоть все, — если пожелаешь.

Она рассмеялась.

— Я с трудом поспеваю за ходом твоих мыслей! Ладно, я взгляну на твою спальню. Новая кровать для нас — это здорово, — сказала Эшли, и от этой мысли у нее перехватило дыхание.

— Не могу дождаться, когда опробую ее с тобой.

— Ты вгоняешь меня в краску.

— Это только делает тебя еще красивее.

Он порылся в своем бумажнике и вручил ей кредитную карту.

— Меняй все, что захочешь.

— Райан, ты очень щедр.

— Ты будешь моей женой, Эшли, — небрежно ответил он. — Еще одно, что мы не обсудили, это твоя работа.

Она подозрительно взглянула на него.

— А что насчет моей работы?

— Если ты захочешь сразу оставить ее, я не против.

— Нет, я не хочу пока бросать работу.

— Тебе придется сделать это перед рождением ребенка. Как насчет трех месяцев до родов?

— А как насчет двух?

Он кивнул.

— Как хочешь. Если ты будешь хорошо себя чувствовать, я не против. И не поднимай тяжести. Я пришлю человека, который будет тебе помогать.

— Не думаю, что в этом есть необходимость, — улыбнулась она.

— А кто носит все эти высокие кованые подсвечники и прочее, что нужно для свадьбы? Кто загружает их в машину, а потом переносит в церковь?

Она пожала плечами.

— Я или моя помощница. Но я не могу позволить себе оплачивать еще одного работника.

— Я буду платить ему. Найду какого-нибудь студента колледжа, который согласится работать неполный день. Как тебе это?

— Отлично, Райан, — ответила она, зная, что бесполезно спорить и что это будет для нее существенной помощью. — Спасибо. Ты невероятно щедр.

Он пожал плечами.

— Я могу себе это позволить, к тому, же скоро мы будем семьей.

Она глубоко вздохнула, гадая, сколько времени ей понадобится, чтобы привыкнуть к своему новому положению. Некоторое время они молчали, пока он не спросил о ее детстве на ферме.

— А что случилось с твоей матерью? — поинтересовался он.

— Сгорела в сарае, когда мне было шестнадцать. А с твоей?

Райан разгладил несуществующую складку на брюках.

— Мы не могли позволить себе медицинскую страховку, а она не говорила, что у нее что-то болит. Потом у нее случился удар, и она умерла.

— Сколько тебе было?

— Восемнадцать.

— Когда это случилось, с тобой были твои близкие друзья, да?

— Да, Ник и Джейк. Их дружба не раз спасала меня как в эмоциональном, так и в финансовом плане. Мы поклялись помогать друг другу — кажется, я тебе уже об этом говорил.

— Говорил, и это замечательно. Все вы добились успеха.

- Да, жизнь была щедра к нам. Я больше никогда не хочу быть бедным или голодным. Когда я рос, у нас бывали трудные моменты, но мы всегда жили дружно и преодолевали трудности.

- Мы тоже, и я благодарна судьбе за свою семью. Джефу, моему брату, двадцать один, он на четыре года моложе меня. — Эшли вспомнила, что Райан говорил ей в тот уикенд, когда они познакомились, что ему тридцать два.

Они говорили всю обратную дорогу до Далласа, а когда в конце концов вернулись к ее квартире, Эшли повернулась к нему лицом.

- Это был чудесный вечер, Райан, — сказала она торжественно. Затем взглянула на свою руку. — Кольцо прекрасно.

Он убрал прядь волос с ее лица.

- У нас с тобой все получится, Эшли. Вот увидишь.

- Пока происходящее похоже на какое-то безумие. Ты подарил мне это великолепное кольцо, свозил в Хьюстон, а теперь мы стоим тут и вежливо прощаемся.

— У тебя есть выбор, — напомнил он. Она покачала головой.

— Я к нему не готова. — Она привстала на цыпочки и коснулась легким поцелуем его щеки.

Райан тут же обнял ее обеими руками и накрыл ее рот своим, и все их разногласия мигом исчезли, растворились в воздухе, уступив место раскаленной добела жажде — жажде обладать друг другом. На несколько минут Эшли дала волю чувствам, уступила своему желанию. Когда она наконец уперлась ему в грудь, он отпустил ее.

- Это все на сегодня, Райан, — прошептала она. — Спасибо, и увидимся в субботу, когда ты вернешься.

— Спокойной ночи, Эшли.

Она смотрела ему вслед, покуда машина не скрылась из виду, потом вошла и заперла дверь. Прислонившись к ней, подняла руку, глядя на огромный камень. С кольцом на пальце и свадьбой на носу она должна бы быть на седьмом небе от счастья, но увы... Ее по-прежнему одолевали страхи и сомнения.

Через некоторое время, уже лежа в постели, Эшли размышляла о своем будущем. По крайней мере теперь она спокойно может рассказать своим родным о ребенке. Они все, без сомнения, будут счастливы.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В субботу утром Эшли встала пораньше, чтобы успеть сделать все, что запланировала.

На покупку свадебного наряда ушло всего лишь два часа. Стоя перед зеркалом и глядя на длинное шелковое платье без бретелей, со съемным шлейфом, она подумала о том, что хотела именно такое.

Все утро, пока она ходила по магазинам, делала звонки и строила планы, противоречивые чувства терзали ее. То она испытывала страх перед браком без любви, то приходила в восторг от перспективы выйти замуж за Райана.

В полдень, пока она одевалась для поездки на ферму, прибыл еще один букет. Цветы были прекрасны, но и они не смогли успокоить ее сомнений относительно их с Райаном будущего. Куда важнее были его звонки из Чикаго. Они разговаривали подолгу, допоздна, и каждая минута этих разговоров вселяла надежду в их сердца.

В два часа, когда Райан наконец приехал, пульс Эшли, как всегда, участился. Одетый в трикотажную рубашку и черные брюки, он излучал уверенность и силу. Его взгляд одобрительно скользнул по ее джинсам и розовой блузке.

— Только посмотри на себя в этих тесных джинсах. Ты уверена, что беременна?

— Совершенно уверена, — сухо ответила она.

Он покачал головой.

— Совсем не заметно.

— Наверное, это потому, что я высокая, - сообразила она, пока он продолжал разглядывать ее.

— Ты прекрасна, Эшли, и я бы предпочел остаться здесь.

— Спасибо, однако нам надо ехать знакомиться с моей семьей. Они ждут, — напомнила она.

— Знаю, но ты слишком соблазнительна в этих джинсах.

— Хочешь, чтобы я надела что-нибудь более мешковатое?

— И испортила мой день? Ни за что! Поехали знакомиться с твоей семьей.

Когда они выезжали из города, Райан взглянул на нее.

— Один вопрос мы не обсудили. Когда объявим, что ты ждешь ребенка?

— Я думала об этом и решила, что лучше сказать сейчас. Не вижу причины сообщать об этом другим, но наши семьи имеют право знать. И знать, почему ты женишься на мне.

— Им это не понравится.

Эшли покачала головой.

— Сейчас самое время, Райан. Когда твои родные узнают, они попытаются отговорить тебя от этого брака, и будут правы.

— Нет, не попытаются. Они поймут, что я делаю то, что хочу сделать. К тому же они знают меня достаточно хорошо, чтобы понимать, что я бы не женился на тебе только из-за беременности.

Она бросила на него взгляд, полный недоверия.

— Вот увидишь, Эшли. Я по-прежнему утверждаю, что наш брак обречен на успех.

— Даже без любви?

— А я думаю, что любовь придет.

Она закусила губу и посмотрела в окно, понимая тщетность их бесконечного спора о будущем. Если б только он дал им шанс полюбить друг друга, а потом попросил выйти за него, тогда это было бы радостное событие.

— Я договорился насчет церкви, — продолжал Райан, — заказал загородный клуб и оркестр для приема.

— А я встретилась с флористом и заказала цветы. Платье уже есть, как и наряды для подружек невесты, и я начала составлять список гостей. Мне нужен твой как можно быстрее.

— К понедельнику будет готов, — пообещал он.

— Еще я заказала торт. Счастье, что я сама свадебный организатор и мне не надо часами просматривать фотографии и слушать описания. Это значительно экономит время.

— А я зарезервировал комнату в клубе для репетиции обеда накануне свадьбы. Ты можешь позвонить им и насчет меню.

— Отлично. Как-нибудь нам надо будет подумать об имени для ребенка, но это не срочно.

— Я составлю список имен, которые мне нравятся, и ты сделаешь то же самое.

— Догадываюсь, что в наших списках не будет ни одного одинакового имени.

Он улыбнулся, взглянув на нее.

— Думаешь, мы настолько разные?

— Абсолютно.

Он взял ее руку и положил на свое теплое бедро. Эшли затрепетала от этого интимного прикосновения.

— Не могу дождаться нашей свадьбы, — хрипло прошептал Райан. — А еще больше я жду нашу брачную ночь, когда буду снова любить тебя.

Она облизала нижнюю губу и медленно провела ладонью вдоль его бедра, пока не услышала, как он втянул воздух.

— Еще немного, Эшли, и я остановлю машину на обочине, — предупредил он.

Она тут же убрала руку.

Когда они приблизились к двухэтажному фермерскому дому, Райан спросил:

— Не жалеешь, что уехала отсюда?

— Нисколько. Сельское хозяйство — тяжелый труд. К тому же я так и не простила ферму за то, что она отняла у меня маму.

— Я тоже не люблю вспоминать наши тяжелые времена, потому что они лишили меня матери, — проворчал он и взял Эшли за руку. — У нашего ребенка будет много возможностей и любовь обоих родителей.

Впервые она почувствовала связь с Райаном, не имеющую ничего общего с сексом, и искра надежды вспыхнула в ее душе. Она прикоснулась легким поцелуем к его руке.

— Надеюсь, ты прав.

Когда отец открыл дверь, в его голубых глазах светилось любопытство.

— Эшли, — сказал он и обнял ее.

Она повернулась.

— Папа, это Райан Уорнер. Райан, пожалуйста, познакомься с моим отцом Беном Смитом.

Они обменялись рукопожатием, и отец отступил в сторону.

— Входите. Это бабушка Эшли, Лаура Смит.

Привлекательная седовласая женщина тепло улыбнулась им. Рядом с ней стоял брат Эшли Джеф, тоже голубоглазый и высокий.

Они устроились в гостиной с высокими потолками, плетеными ковриками и семейными фотографиями. Вскоре все оживленно болтали. Бен рассказывал о ферме и о том времени, когда Эшли с Джефом были детьми.

Райан тоже поведал о своей двухмесячной работе на лошадином ранчо и попытке проехаться верхом на быке, чем заслужил одобрение всех присутствующих.

После обеда Эшли поймала на себе пристальный взгляд Райана.

— Мои дорогие, мы должны вам кое-что сообщить, — объявила она. — Райан попросил меня выйти за него замуж, и я согласилась.

Бабушка радостно вскрикнула и подбежала, чтобы обнять Эшли, а отец с братом встали и пожали руку Райану.

— Поздравляю, сестричка, — сказал Джеф, широко улыбаясь. — Не думал, что это так скоро случится.

Она засмеялась, понимая, что он поддразнивает ее, но когда повернулась к отцу, с удивлением увидела его мрачное лицо. Неужели он догадался, что она не хочет выходить замуж?

Все вернулись в гостиную, где они с Райаном ответили на вопросы и рассказали о своих планах.

Эшли понимала, что, знай родные все обстоятельства, они наверняка попытались бы отговорить ее от этого поступка. Впрочем, может, отец и не стал бы возражать из-за финансовой поддержки, которую Райан будет оказывать ребенку.

Когда наконец, по мнению Эшли, наступил подходящий момент, она сказала:

— У нас есть для вас еще одна новость, которая предназначена только для близких. — Она взглянула на Райана, чувствуя себя, как во сне. — У нас будет ребенок.

Бабушка Эшли снова радостно вскрикнула и обняла внучку, а отец поздравил Райана и повернулся, чтобы тоже обнять дочь.

— Это самая чудесная новость из всех возможных! Я буду дедушкой!

Слова противоречили хмурому выражению его лица, но Эшли все равно испытала облегчение.

— Поздравляю, сестричка, — сказал Джеф. — Я буду дядей. Класс!

Они еще поговорили о ребенке и свадьбе, потом переключились на другие темы. Наконец, Эшли поднялась.

— Никто не хочет воды? — спросила она.

Никто не выразил желания, и она пошла на кухню. Джеф выяснил, что Райан тоже играет в футбол, и она оставила их оживленно беседующими.

Когда она наливала себе воды, в кухню зашел отец и закрыл дверь.

— Ты выходишь за Райана из-за ребенка, да? — спросил он.

- Полагаю, что так, — ответила она тихо, не желая волновать отца, но и не в состоянии лгать ему.

- Если между вами нет любви, подумай о том, что ты делаешь. Эшли. Мы с тобой. Мы поможем тебе с ребенком, и ты вполне обойдешься без Райана Уорнера и его денег.

- О, папа! - воскликнула она, благодарная ему за поддержку. - Я надеюсь, что со временем мы полюбим друг друга.

— Ребенок — не слишком прочный фундамент для брака, Эшли. Подумай хорошенько. Хорошо, что он хочет жениться на тебе, но брак — это отношения, требующие сильной эмоциональной связи с обеих сторон. Не думаю, что этот мужчина для тебя. Ты вовсе не светишься от счастья и любви.

— Я подумаю, папа. Мы с Райаном много говорили об этом, — осторожно проговорила она, не зная, как отец отреагирует, когда обнаружит, что Райан собирается оплатить закладную на ферму и отправить Джефа в колледж. — Не волнуйся. Я постараюсь сделать то, что сочту лучшим для себя и ребенка.

Он кивнул.

— Надеюсь, Эшли. А я собираюсь сказать твоему жениху, что хочу поговорить с ним наедине.

- Только не затевай войну с Райаном.

— Я не собираюсь делать ничего подобного. Просто хочу, чтобы он знал, что ему лучше не обижать тебя.

— Он не обидит меня, и не вздумай его запугивать.

— Я все равно хочу поговорить с ним. Ему не помешает знать, как ты важна для нас.

Эшли тепло улыбнулась.

— Давай вернемся к остальным.

Войдя в гостиную, она встретила вопросительный взгляд Райана. Он выглядел расслабленным, а брат с бабушкой смеялись над какой-то историей, которую он рассказывал.

Было почти десять, когда они, наконец, попрощались со всеми и уехали, хотя отец настойчиво предлагал им остаться на ночь.

— У тебя замечательная семья, — сказал Райан, когда они ехали обратно в Даллас. — Мне очень понравились твои родные, хотя это чувство, возможно, не взаимно. Твой отец хочет поговорить со мной, и я вижу, что он не слишком рад твоему замужеству.

— Не слишком, но он изменит свое мнение.

— Я приеду снова в понедельник. Тогда и сообщу ему, что выкупаю закладную на ферму.

— Он может отказаться.

— Не откажется. Он разумный человек и понимает, как трудно тебе помогать ему. А твой брат — умный парень.

— Да. Папа хочет, чтобы он продолжал семейное дело. Джеф любит ферму больше всего на свете.

— Я рад, что ты не так привязана к земле, — сказал Райан сжимая ее руку.

Когда они уже въехали в Даллас, он взглянул на нее.

— Мы могли бы поехать прямо ко мне.

- Нет, отвези меня домой, пожалуйста.

К тому времени, когда они оказались у дверей ее квартиры, ее желание после проведенного с ним дня и его постоянных заигрываний и прикосновений стало почти неуправляемым.

- Ну, увидимся завтра в церкви...

Райан прижал ее к себе и крепко поцеловал. Сердце Эшли заколотилось, и она обняла его, отвечая на поцелуй. Она тихо застонала, желая его любви, жаждая его несмотря ни на что. Она дрожала в его объятиях, выгибаясь ему навстречу, чувствуя его возбуждение и зная, что он хочет ее так же сильно, как и она его.

Когда они наконец оторвались друг от друга, оба тяжело дышали.

- Увидимся утром, — бросила она и поспешила уйти, боясь, что не выдержит и пригласит его зайти.

Пылая от желания, Эшли подумала, что более чем готова к брачной ночи. А как же все остальные ночи медового месяца? Неужели она забудет обо всех своих требованиях и снова окунется в пучину чувственных удовольствий?

Полюбят ли они когда-нибудь друг друга по-настоящему? Эшли подозревала, что уже начала влюбляться в Райана. Но сможет ли он любить ее?


В воскресенье вечером Эшли снова сидела рядом со своим женихом в машине — они ехали к его родным.

Отец Райана жил в пригороде Далласа. Дом стоял на берегу большого пруда, окруженного березами и ивами.

- Как здесь красиво, - заметила Эшли.

- Отцу, похоже, нравится, что меня очень радует, - отозвался он. - Я тоже счастлив тем, что помогаю своей семье, Эшли.

Она молча изучала его, гадая, сможет ли когда-нибудь понять. Он взглянул на нее и вскинул брови.

- Что такое? Почему такое озадаченное лицо?

- Ты можешь быть таким решительным и бесцеремонным, а в следующую минуту таким добрым и щедрым.

- Это делает жизнь интересной, не так ли? - поддразнил он с озорными искорками в глазах.

Когда они подошли к двери, Эшли надеялась, что ее нервозность не слишком заметна.

Не успели они позвонить, как входная дверь распахнулась. Отец Райана оказался дюймов на пять ниже сына, широкоплечий, с добродушным загорелым лицом. Улыбка его была искренней, когда он пожимал Эшли руку.

- Эшли, познакомься с моим отцом, Заком Уорнером. Папа, это Эшли Смит.

- Входите. Рад познакомиться с вами, мисс Смит.

- Пожалуйста, зовите меня Эшли, — попросила она.

Они вошли в просторную гостиную с дорогой мебелью и большим телевизором. Двое мужчин встали, и Эшли увидела, что братья Райана тоже не похожи на него. Правда, у всех троих были зеленые глаза.

Райан представил ее братьям, Бретту и Кэлу.

— Добро пожаловать, Эшли, — сказал Кэл. — Мы уже заинтригованы, потому что вы первая женщина, которую Райан привел домой познакомить с нами. Мы так и не могли понять, то ли он стыдился нас, то ли своих женщин.

— Мне и в самом деле будет стыдно, если ты не прекратишь, — пошутил Райан, и все засмеялись.

После традиционного обмена любезностями Райан придвинулся поближе к Эшли на диване и, обняв ее за плечи, объявил:

— Папа, мы помолвлены. Эшли выходит за меня замуж.

Отец Райана встал и обнял свою будущую невестку.

— Добро пожаловать в семью, — сказал он с такой теплотой, что у Эшли сжалось сердце от боли. Все происходящее заставляло ее тосковать по истинной любви. — Замечательная новость, — добавил Зак.

Братья поздравили Райана, шутливо выразив свои соболезнования, и их настроение стало более праздничным. Потом все говорили о свадьбе.

Эшли понемногу успокоилась. У Райана с братьями хорошие отношения. Они много подтрунивали друг над другом, но не забывали включать и ее в разговор. Ей нравились все они, и Эшли поняла, что одной тревогой, одним белым пятном в отношении ее жениха стало меньше.

Наконец Райан посмотрел на часы, встал и протянул ей руку.

— Прежде чем мы уедем, у нас есть для вас еще одна новость. — Райан взглянул на нее, и в его зеленых глазах Эшли прочитала тепло и гордость. Выражение его лица не оставляло места сомнениям. — Отец, ты скоро будешь дедушкой! А вы, ребята, дядями.

Братья наперебой стали поздравлять их, а отец Райана еще раз обнял Эшли. В его глазах стояли слезы.

— Не могу выразить, как я счастлив, Эшли. Я уже оставил надежду, что мои мальчики когда-нибудь подарят мне внуков.

— Я так рада, — ответила она, улыбаясь ему.

Кэл и Бретт хлопали брата по спине, благодаря за то, что снял их с крючка, а Райан светился такой неподдельной радостью, что она вновь затосковала по истинной любви. Наблюдая за ним сейчас, Эшли с трудом верила в то, что любящий сын и брат и тот решительный, самонадеянный мужчина, который силой принудил ее к браку, — один и тот же человек.

— У тебя замечательная семья, Райан, — сказала она, когда они ехали назад.

Он усмехнулся,

— Ты, кажется, удивлена.

— Нет, просто не знала.

— Я заработал еще одно очко в свою пользу?

Она не ответила, размышляя о том, что произошло между ними. Он взял ее руку и прижался теплыми губами к пальцам.

— Перестань так беспокоиться, Эшли.

— Я пытаюсь, Райан, но это не легко, — сказала она, думая о его отце и братьях.

— К концу этих двух недель я буду умирать от желания, — пробормотал он хрипло, стиснув ее руку.

— Две недели быстро пролетят, — возразила она.

— Только не для меня.

У дверей он легко поцеловал ее и ушел. Готовясь ко сну, Эшли думала о том, что произошло в эти выходные. У Райана прекрасная семья, и она безумно этому рада. Ей вдруг пришло в голову, что чем больше времени она проводит с Райаном, чем лучше узнает его, тем сильнее влюбляется.

Молодая женщина замерла с ночной рубашкой в руке. Неужели она уже влюбилась в него? Они постоянно вместе, и все, что она узнает, лишь делает Райана более привлекательным. Они во многом разные, однако у них много общего. От одного его присутствия се сердце начинает биться быстрее. Неужели она полюбила Райана без взаимности?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Две недели спустя, в субботу утром, Эшли стояла перед зеркалом в комнате для невест в церкви. Бабушка поправляла ее фату.

— Ты такая красивая, Эшли! Если бы только твоя мама могла видеть тебя.

Бабушка тоже хорошо выглядела в розовом шелковом платье, с уложенными в высокую прическу волосами.

— Ну, мне пора идти, поскольку я сижу впереди, на месте твоей матери. Желаю тебе огромного счастья, моя дорогая. Ты выходишь за прекрасного мужчину. Он был удивительно щедр к нам. Я знаю про закладную и его предложение отправить Джефа в колледж.

— Папа, кажется, тоже счастлив. Я боялась, что он откажется от предложения Райана.

— Думаю, Райан убедил его, что мы теперь часть его семьи. Тебе повезло, Эшли. Ты выходишь замуж за прекрасного человека.

— Да, бабушка, — отозвалась она, в глубине души испытывая боль оттого, что они с Райаном не любят друг друга. По крайней мере, он ее не любит.

Через несколько минут после бабушкиного ухода раздался стук в дверь.

— Войдите, — сказала Эшли, думая, что это отец пришел за ней. Однако дверь открылась, и вошла рыжеволосая подружка Райана, Кайла Лэндон.

Эшли ощутила, как холодок недоброго предчувствия пробежал по спине.

— Если вы ищете дамскую комнату, она дальше по коридору.

— Нет, я ищу тебя, — ответила Кайла. На ней было облегающее белое платье. Волосы ее красиво рассыпались по плечам, безупречная кожа светилась, а пухлый рот и потрясающая фигура могли свести с ума любого мужчину. В сравнении с ней Эшли вдруг показалась себе простой и невзрачной.

— Хочу поздравить тебя с тем, как ловко ты подцепила Райана, — сказала Кайла, закрывая за собой дверь. — Это большая удача. Ты не его круга и совершенно не в его вкусе. Все знают, что он женится на тебе из жалости, — заявила она с самодовольным видом.

Шокированная, Эшли не могла вымолвить ни слова.

— Мне надо было давно забеременеть от него, — продолжала Кайла. — Ты же правильно все рассчитала. Он не любит тебя. И ребенок — единственная причина, по которой такой мужчина, как Райан, сделал бы тебе предложение.

Эшли с трудом сглотнула ком в горле. Кайла могла узнать о ее беременности только от Райана. Он разрушил доверие, и в этот момент она ненавидела его,

- Конечно, он женится, но если ты думаешь, что он останется тебе верен, подумай еще раз, -промурлыкала Кайла, гадко улыбаясь. — Если он не может хранить верность до брака, то и потом не станет. Разумеется, тебе все равно, ведь ты заполучишь его денежки. Однако ему стоило бы провести тест на отцовство, чтобы убедиться, что это его ребенок.

— Убирайся, Кайла! — крикнула Эшли, презирая себя за подступившие слезы. — Вон! — Она огляделась, ища, чем бы швырнуть в нахалку, но та уже распахнула дверь, самодовольно посмеиваясь.

— Разумеется, никогда не поздно дать задний ход. И я определенно не ушла из его жизни. — Она закрыла дверь.

Дрожа, Эшли промокнула слезы платком, понимая, что портит праздничный макияж. Райан предал ее. Он рассказал о ее беременности Кайле, когда об этом не должен был знать никто, кроме родных. Это было больнее всего.

Эшли стиснула кулаки. Она не может вступить в этот фальшивый брак! Еще не поздно сбежать. Семье и друзьям она все объяснит позже. Нельзя выходить замуж за человека, которому она не доверяет.

Эшли уже потянулась, чтобы расстегнуть верхнюю пуговицу платья, но остановилась. Может ли она причинить боль стольким людям — семье Райана, своим родным, малышу?

Кто-то постучал в дверь.

— Эшли, пора, — крикнул ее брат. — Все ждут.

Онемевшей рукой она взяла букет из белых орхидей и роз и медленно вышла в фойе.

— Ты не выглядишь счастливой, — заметил отец, не в силах скрыть тревоги. — Ты еще можешь передумать, девочка. Возьми мою машину и уезжай, а я все объясню Райану. Не вступай в брак, который сделает тебя несчастной. Вот, возьми мои ключи.

С тяжелым сердцем Эшли уставилась на ключи, лежащие на отцовской ладони. Хочет ли она избежать брака с Райаном? Если да, то это ее последний шанс.


Почему так долго? Время шло, а Эшли все не было.

Стоя у алтаря, Райан убеждал себя набраться терпения. Возможно, какие-то трудности с платьем или прической задержали ее.

Прошло еще несколько минут. Где же она? Неужели в последнюю минуту передумала? Беспокойство терзало его с той минуты, когда он понял, что слишком настойчиво подталкивал Эшли к свадьбе. Но потом пришел к тому же заключению, что и всегда: этот брак — лучшее решение.

Может, стоило подождать, поухаживать за ней и жениться после рождения ребенка?

Но теперь слишком поздно, если только она не сбежала от него. Он столько слышал о сбежавших невестах.

И тут Эшли появилась в дверях под руку с отцом. Наконец органист получил сигнал, что невеста готова.

Пока Эшли шла к нему по проходу, все его тревоги и дурные предчувствия улетучились. Во рту у него пересохло, а сердце заколотилось. Сегодня она выглядела невероятно красивой, и у него не возникло ни малейшего сомнения в том, что они поступают правильно. Он не мог представить, чтобы они не полюбили друг друга всем сердцем.

Она красивая, сексуальная, независимая. И, насколько он успел узнать, наделена множеством прекрасных качеств. Ему нравится ее семья. Успокоившись, Райан наблюдал за ее приближением.

Однако, когда Эшли подошла, он нахмурился. Она была бледной как полотно и не смотрела на него.

Не может быть, чтобы она все еще злилась. Вчера на репетиции она казалась вполне довольной и крепко поцеловала его, прежде чем пожелать доброй ночи. И все же, когда отец вложил ее руку в его, Райан понял, что случилось что-то ужасное. Выражение лица Бена усилило его подозрения.

Когда они повернулись, чтобы произнести свои обеты, Райан сжал ледяные руки Эшли. Он не мог дождаться, когда поговорит с ней, но постарался сосредоточиться на церемонии. Было очевидно что Эшли витает где-то далеко. Что же случилось?

Наконец священник объявил их мужем и женой. Не выпуская руку Эшли, Райан подозвал распорядителя.

— Скажите фотографу, что мы сейчас вернемся, — сказал он, потом повернулся к ней и слегка потянул за руку. — Идем.

Он привел ее в первую пустую комнату, которую смог найти, закрыл дверь, схватил за плечи и заглянул в глаза.

— Что случилось?

Она холодно посмотрела на yего.

— Не понимаю, как я могла доверять тебе.

— О чем ты? В чем ты не можешь мне доверять?

— Тебе не обязательно было кричать на весь мир, что я беременна и ты вынужден жениться на мне.

Он нахмурился.

— О чем, черт побери, ты говоришь? В моей жизни не было другой женщины с тех пор, как появилась ты. Единственные, кому я сказал о твоей беременности, это наши родные, и мы сделали это вместе.

— Ради бога!

— Но я говорю правду! Что случилось?

— Кайла приходила ко мне перед венчанием...

- Проклятье! И ты поверила ей? — Ярость, горячая и ослепляющая, вспыхнула в нем, но здравый смысл возобладал. — Эшли, в том, что она тебе сказала, нет ни капли правды, клянусь. Я уже жалею, что вообще встретил ее.

Эшли испытующе смотрела на него.

— Я вычеркнул Кайлу из своей жизни, нравится ей это или нет, — настаивал он. — Не было никого...

— А откуда она знает, что я беременна?

Он озадаченно нахмурился и провел ладонями по рукам Эшли.

— Дорогая, я не знаю, что она тебе наплела, но полагаю, это просто ее догадка. Если бы ты отрицала, что беременна, она бы придумала еще что-нибудь. Зная тебя, сомневаюсь, что ты ей возразила. Клянусь, я не говорил ей, что ты ждешь ребенка, и не изменял тебе даже в мыслях.

— Она сказала, что я не из твоего круга и что единственная причина, по которой ты женишься на мне, это жалость.

— Проклятье, забудь ту чушь, которую она тебе наговорила. Я рассказывал тебе о своем прошлом. Я такой же, как ты. И женюсь на тебе потому, что очень хочу этого.

— Значит, ее слова о твоей хронической неверности неправда. Или спрашивать об этом наивно?

— Нисколько. Я говорил тебе, что у меня давно никого не было, тем более с тех пор, как ты вернулась в мою жизнь. Все, что сказала Кайла, — вранье. Клянусь.

Он ждал, а Эшли вглядывалась в его лицо, взвешивая все «за» и «против».

— Я едва не сбежала, — призналась она.

— Хвала небесам, что ты этого не сделала! Ну, теперь все в порядке?

Он заглянул ей в глаза, и она кивнула.

- Может, я самая легковерная женщина на земле, но я верю тебе.

— Эшли, время покажет, что я говорю правду. Идем, пора вернуться к гостям. — Райан окинул ее восхищенным взглядом. — Ты сегодня просто ослепительна. Я навсегда запомню тебя в свадебном платье.

Она улыбнулась, и он улыбнулся в ответ.

— Давай дадим друг другу шанс, — добавил он. — Уверен, мы полюбим друг друга.

— Надеюсь, ты прав.

Райан наклонился, чтобы поцеловать ее, и ее губы раскрылись ему навстречу. Поцелуй возбудил его, он жаждал остаться с ней наедине. Хотел ее, обнаженную, в своих объятиях, своей постели.

Стук в дверь нарушил их уединение. Эшли уперлась руками ему в грудь.

— Райан! — позвал низкий голос.

— Это Бретт. — Райан открыл дверь, и его брат вошел.

— Прошу прощения, - извинился он перед Эшли. — Но там вас ищут, чтобы фотографироваться.

— Да, да, мы идем, — ответил Райан, жалея, что не может подхватить жену на руки и сбежать с ней прямо сейчас.

Во время фотосессии он все время обнимал Эшли за талию, не отпуская от себя ни на минуту. Когда они приехали в клуб на прием, толпы родственников и друзей окружили их, поздравляя и желая счастья, но Райан то и дело ловил себя на том, что бросает нетерпеливые взгляды на часы.

Наконец пришло время первого танца. Он взял Эшли за руку и вывел на танцпол.

— Я хочу распустить твои волосы, снять с тебя это платье и целовать всю ночь, — пробормотал он, понимая, что не должен поощрять эротические образы, которые целый день не дают ему покоя. — Ты кружишь мне голову, как хмельное вино, Эшли.

— Райан, все смотрят на нас. Надеюсь, они тебя не слышат.

- Ты прекрасна, и я мечтаю о том мгновении, когда ты окажешься в моих объятиях. Как долго будет длиться эта пытка?

Эшли засмеялась.

- Еще несколько часов. Мы только начали. Ты же сам говорил, что такое событие бывает раз в жизни, так что расслабься и получай удовольствие.

- Есть вещи, которые доставили бы мне гораздо больше удовольствия, проворчал он. – Как только мы сможем улизнуть отсюда, сразу дай мне знать.

- А куда мы поедем в свадебное путешествие? - спросила она.

- Это сюрприз! Скажу, когда придет время.

Райан привлек Эшли ближе, желая заключить ее в кольцо своих рук, но она уперлась ему в грудь.

- Все смотрят, так что веди себя прилично.

- Соблюдение приличий - не моя сильная сторона, - весело отозвался он, когда, они закружились в медленном вальсе.


Танцуя с Райаном, Эшли поняла, что уже полюбила этого мужчину, своего мужа. Но как это могло произойти так быстро?

Пытаясь найти ответ, она встретилась с ним взглядом. Наверняка Райан будет чудесным отцом. Но будет ли он верным мужем? Ведь за долгие годы он привык к женщинам и свободе.

Однако надежда жила в ней и с каждым часом, каждой минутой росла и крепла. Теперь, когда Райан убедил ее не обращать внимания на Кайлу, будущее не казалось Эшли таким уж безнадежным.

Он не сводил с нее глаз. Она приподняла голову и улыбнулась ему.

— Значит, теперь ты счастлива?

— Райан Уорнер, ты шантажом вынудил меня выйти за тебя, а я намерена заставить тебя полюбить меня.

Возбуждение вспыхнуло в глубинах его глаз, а черные брови изогнулись.

— Исполнение этого обещания я жду с огромным удовольствием, Оно сделает меня еще счастливее.

После первого танца жениха и невесты Эшли танцевала со своим отцом и отцом Райана. Как только третий танец закончился, Райан взял ее за руку и повел к ближайшей двери.

— Я хочу поцеловать тебя, — прошептал он, поворачивая ее к себе, когда они вошли в комнату.

Она прильнула к нему, отвечая на его поцелуи, зажигая в нем огонь. Губы ее были мягкими и ароматными, плечи обнажены, а в вырезе платья приоткрывались соблазнительные изгибы. Теперь она его жена. С каждым мгновением Райану все труднее было сдерживаться.

- Мы должны возвращаться. Это наша вечеринка, — прошептала она. — Тебе придется подождать.

Райан сделал глубокий вдох и всмотрелся в ее черты, словно запоминая их, потом кивнул. Она взяла его за руку и повела в бальную залу. Через минуту друзья снова окружили их.

Он старался принимать участие в общем разговоре, но мысленно постоянно возвращался к Эшли и то и дело поглядывал на нее. Когда какая-нибудь женщина была так важна для него? Он знал ответ на свой вопрос — никогда раньше, — и это еще больше убеждало его в том, что он поступил правильно, заставив ее выйти за него замуж. Каждый раз, когда они целовались, она пылко отвечала ему. Им хорошо в компании друг друга, их семьи во многом схожи, и все это означает, что они по-настоящему связаны. Он доверяет ей и знает, что она может довериться ему. В постели им будет потрясающе хорошо, и это свяжет их еще крепче. Какие еще нужны доказательства?

Райан повернулся и обнаружил рядом с собой Кайлу. Раздражение вспыхнуло в нем, но быстро угасло, ибо эта женщина больше ничего для него не значила.

— Я слышал, ты нанесла визит Эшли, — сказал он.

Она пожала плечами.

— Я подумала, что ты бы не пошел под венец, если б она не была беременна. В любом случае, сомневаюсь, что ты сможешь удовлетвориться одной женщиной, особенно женщиной не твоего круга. Из тебя не выйдет верного муженька, — ответила она, хитро улыбаясь.

— Между нами все кончено, Кайла. Полностью и навсегда. И держись подальше от Эшли, — твердо проговорил он, недоумевая, как когда-то мог увлечься такой женщиной.

— Ты вернешься ко мне, — пообещала она, прежде чем уйти.

Один из братьев позвал его, и Райан присоединился к Бретту и группе друзей, стоявших неподалеку. Он забыл о Кайле, потому что Эшли заполняла все его мысли. Его взгляд нашел ее в толпе. Разговаривая и смеясь, она стояла среди гостей. Наверное, ему никогда не надоест смотреть на нее.


Эшли оглянулась и увидела Райана, разговаривающего с братьями. Весь день она исподтишка наблюдала за своим мужем. Он был харизматичным и волнующим, и она все еще не могла поверить, что стала миссис Райан Уорнер.

Жена Райана. Весь мир казался теперь другим. Если бы только... Как бы ей хотелось, чтобы между ними вспыхнула взаимная любовь!

У них будет настоящая, брачная ночь. От этой мысли у нее подгибались ноги, а внутри разгорался огонь. Она вновь посмотрела на Райана, встретившись с ним взглядом. Даже несмотря на разделяющее их расстояние, воздух между ними наэлектризовался. Она улыбнулась и увидела, как он подмигнул ей в ответ, и ее нетерпение остаться с ним наедине вспыхнуло с новой силой. Время медленно тянулось, пока наконец она не решила, что пора ехать. Дрожь не то волнения, не то предвкушения пробежала по позвоночнику.

Пройдя через зал, Эшли подошла к Райану и взяла его за руку. Он повернулся к ней и извинился перед остальными. Она вывела его в танцевальный круг и скользнула в его объятия.

- Мы уже можем уходить, но мне захотелось еще раз потанцевать, — сказала Эшли и увидела вспышку удовлетворения в его глазах.

- Это лучшая новость с тех пор, как священник объявил нас мужем и женой. — Он нежно обнимал се, пока они танцевали медленный танец. — Это только начало, Эшли. У нас все будет хорошо.

- Надеюсь, — ответила она. Сердце пронзило радостное предчувствие, и в душе вновь поселилась надежда на его любовь.

Как только музыка закончилась, он взял ее за руку.

— Идем, Эшли. Мы провели с гостями целый день, и теперь я наконец могу заполучить тебя в свое полное распоряжение.

— Давай перед отъездом попрощаемся с нашими родными.

Он застонал.

— Это займет еще час.

— Но мы не можем просто взять и сбежать. Нет, мы должны попрощаться.

Прошел еще почти час, прежде чем Райан и Эшли сели в ожидающий их лимузин, который направился в сторону аэропорта. Уже в самолете Эшли переоделась в голубой костюм и села рядом с Райаном, который снял пиджак и вытянул перед собой длинные ноги.

— Ну, а теперь ты должен сказать мне, куда мы отправимся в свадебное путешествие.

Он наклонился вперед и взял ее руки в свои. Ее ладони были холодными.

— Не может быть, чтобы ты замерзла. Нервничаешь?

— Немного, — призналась она. — Это такой серьезный шаг.

— Неожиданный и чудесный, — кивнул Райан.

Он сам не мог до конца поверить, что не только женился, хотя и не собирался делать этого, но и счастлив такому неожиданному повороту в своей судьбе.

— Сегодня мы остановимся в одном из моих отелей в Хьюстоне, а завтра полетим на мою виллу на полуострове Юкатан.

— Надеюсь, ты прав насчет нашего брака, — сказала Эшли.

Он взял ее за руку и посадил, к себе на колени. Она хотела его поцелуев, но намеревалась дождаться, когда они сойдут с самолета и останутся одни.

- Я знаю, что прав, — отозвался он и начал распускать ее волосы, Эшли схватила его за запястье.

- Я буду выглядеть растрепой, когда мы приедем в отель.

— Ты выглядишь сногсшибательно, и мне нравятся твои волосы, — ответил Райан, продолжая вытаскивать шпильки, потом приподнял ее лицо. - Больше не злишься на меня?

Она пожала плечами.

— Нет, но все равно мне жаль, что мы женились не по любви.

— Любовь придет, — отозвался он со своей обычной уверенностью. — И я с нетерпением жду, когда ты скажешь, что я был прав.

— Может, ты и окажешься прав, но твои методы чересчур бесцеремонны. Ты слишком своеволен и самоуверен. Если ты перестанешь принимать за меня все решения, я буду гораздо счастливее.

— Я понятия не имел, что решил за тебя хоть что-то. Ты кажешься чертовски независимой.

— Уже нет, с тех пор, как встретила тебя, — возразила она.

— Сегодня мы не будем ссориться, — сказал Райан, накручивая ее локон на палец. — Ты выглядишь потрясающе, и мне никогда не надоест просто смотреть на тебя.

— Еще как надоест, — улыбнулась она, польщенная его комплиментом. — Не пройдет и недели, как мы надоедим друг другу. Надеюсь, ты взял с собой пару книг.

- В свой медовый месяц? Ни за что! У нас найдутся занятия и поинтересней. Поверь мне, тебе не понадобится книга, — пообещал он, покусывая ее шею, в то время как ладонь скользнула по руке.

Эшли закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями, которые он вызывал. Ах, если бы только они безумно любили друг друга, насколько все было бы по-другому! Эшли открыла глаза и зарылась пальцами в густые волосы Райана, пока он прижимался горячими губами к ее шее.

Она хотела его любви вместо этого поспешного союза, главными причинами которого являются вожделение и ребенок. Вновь прикрыв глаза, она постаралась не думать о грустном.

Вскоре они прилетели в Хьюстон и приехали в отель, где поднялись на последний этаж. Райан открыл дверь номера для новобрачных и подхватил ее на руки.

— Теперь мы действительно начинаем нашу совместную жизнь в качестве мистера и миссис Райан Уорнер, — сказал он.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Эшли обняла его за шею. Все происходящее заставляло ее тосковать по настоящей любви. Напомнив себе, что должна быть благодарной за то, что имеет, Эшли слабо улыбнулась.

Когда он внес ее через порог и закрыл дверь, она окинула мимолетным взглядом просторную, элегантную комнату со светлой мебелью.

Райан поставил ее на ноги, но не отпустил.

Ее муж. Она его жена, миссис Райан Уорнер. Сколько времени ей понадобится, чтобы привыкнуть?

- Мы начинаем совместную жизнь, и я думаю, она будет сказочной, — тихо сказал он.

Эшли прижала ладонь к его щеке.

- Я уже говорила, что заставлю тебя полюбить меня.

- Я бы сказал, мы уже движемся в этом направлении. Ты даже не представляешь, как сильно я хочу тебя сейчас, — проговорил он хрипло.

- Я хочу большего, Райан. Мне нужно твое сердце, твоя любовь. — Теперь она его жена, и от нее зависит, охладеет он к ней или полюбит безумной, ослепляющей любовью...

Райан наклонил голову для поцелуя. Их пальцы уже расстегивали друг на друге одежду, но она едва сознавала это. Воспоминания с новой силой, нахлынули на нее.

Райан чуть отстранился, чтобы расстегнуть воротник рубашки и снять галстук. Его обжигающий взгляд сомкнулся с ее взглядом, когда он поднял руки, чтобы стянуть платье с ее плеч.

Он позволил ему соскользнуть вниз, не отводя глаз и заставляя Эшли трепетать каждой клеточкой тела. Она осталась лишь в кружевном нижнем белье.

— Боже, как ты красива, — прошептал он хрипло, потом потянулся, чтобы снять с нее бюстгальтер.

Дыхание его уже было прерывистым. Очевидная власть, которую она имела над ним, изумляла Эшли и возбуждала одновременно.

Его страсть смешивалась с ее жаждой. Она была удивлена глубиной собственного желания, терзавшего ее так много пустых ночей.

Желая прикасаться к обнаженной теплой коже и любоваться им так же свободно, как он любовался ею, она протянула руку, расстегнула оставшиеся пуговицы рубашки и вытащила полы из брюк. Она погладила его широкую, мускулистую грудь, зарываясь пальцами в густые черные волосы на груди, потом легонько пробежала пальчиками по плоским мышцам живота. Его тело могло свести с ума любую женщину. Притянув ее в свои объятия, Райан поцеловал ее с еще большим пылом, чем прежде.

Сгорая от неутоленной страсти, Эшли тихо застонала, когда его ладони обхватили ее грудь и начали ласкать.

Ее воспоминания не были преувеличением. Райан оказался именно таким, каким она помнила: пылкий, возбуждающий, неторопливый любовник. Возможно, в этот раз он будет даже лучше, ибо кажется одержимым. Она ахнула и закрыла глаза, когда он наклонил голову, чтобы подразнить каждый сосок языком.

Эшли расстегнула его брюки, и он освободился от остатков одежды, возбужденный и великолепный. Она медленно опустилась на колени, любуясь его мужской красотой.

В ту же секунду Райан подхватил ее и сжал в объятиях. Она обняла его за шею и прижалась губами к пульсирующей жилке за ухом.

Эшли чувствовала, как гулко стучит его сердце под ее ладонями. Она знала, что его страсть разгорается так же быстро, как и ее. Она хотела своего мужа и надеялась соблазнить его так же, как он соблазнял ее.

В спальне он поставил ее на ноги и сдернул покрывало с кровати. Эшли не замечала ничего вокруг, видя лишь неотразимого, обнаженного мужчину рядом с собой. Ее ладони играли с его крепкими мышцами, исследуя бедра и ягодицы, потом она опустилась на колени, и ее губы заскользили по его плоскому животу.

Она услышала, как он резко втянул воздух в легкие, потом подхватил ее под мышки и поднял на ноги.

— Ты женщина моей мечты, — прохрипел Райан, ища губами ее губы, прижимая к себе одной рукой и лаская другой.

Эшли горела в огне неутоленного желания. Ее стоны и вскрики тонули в нескончаемых поцелуях. Он отстранился, чтобы посмотреть на нее.

— Я хочу любить тебя до тех пор, пока ты не позволишь мне сделать все, что доставляет тебе удовольствие. Я знаю, какой страстной ты можешь быть, и воспоминания о нашей любви терзали меня ночь за ночью. Это сладкая месть за все те бессонные часы, — прошептал он.

— Ты не единственный, кто ищет возмездия за долгие бессонные ночи, наполненные воспоминаниями о нашей любви, Райан, — мягко возразила Эшли. — Я надеюсь заставить тебя утратить твое хваленое самообладание. Я буду любить тебя до умопомрачения и привяжу твое сердце к своему, чтобы ты полюбил меня навсегда.

Его глаза потемнели. Он резко прижал ее к себе. Его тело было горячим, когда он опустил ее па кровать, затем встал на колени рядом. Начав с лодыжек, Райан ласкал ее не спеша, пожирая своим неистовым взглядом. Эшли не осталась в долгу, гладя и целуя его повсюду.

Возбуждение Райана росло с молниеносной скоростью до тех пор, пока он не понял, что долго уже не выдержит. Но ему хотелось продлить удовольствие. Ее наслаждение питало его страсть.

Эшли выгнулась ему навстречу, притягивая к себе, обволакивая своей мягкостью. Ее длинные ноги сомкнулись вокруг него. Вскрикнув, она прижала его к себе изо всех сил. Ее голова металась на подушках из стороны в сторону.

Тело Райана покрылось испариной. Горячая, соблазнительная, она была воплощением всех его грез и желаний. Он не хотел спешить.

— Эшли, — простонал он. — Эшли.

Эшли с трудом расслышала свое имя сквозь чувственный туман. Он наполнил ее целиком, двигаясь медленно, продлевая сладкую пытку, которая продолжалась до тех пор, пока наконец Райан не утратил контроль над собой.

Вспышки света взорвались у нее под веками. Застонав, Эшли царапала ногтями его спину, пока наконец долгожданное освобождение не прокатилось волной неконтролируемой дрожи по всему телу.

— Райан! О, Райан!

— Милая Эшли, — прошептал он хрипло в ответ, двигаясь быстрее, доставляя ей неописуемое блаженство.

— Ты мой, — прошептала она, зная, что в пароксизме страсти он не услышит ее. Но даже если услышит, не имеет значения. В этот момент он принадлежал ей душой и телом.

Экстаз затопил ее. Зрение, слух, мысли, все исчезло, оставив ее в водовороте ощущений и даря чувство восхитительной близости.

Понемногу приходя в себя, она нежно гладила его плечи. Она понимала, что это мимолетный триумф, однако сегодня он принадлежал ей всецело, желая ее так, как она и мечтать не смела. Может, взаимная любовь для них все же возможна?

Когда Райан опустился на подушки рядом с ней, она крепко прижала его к себе. Они были влажными от пота, удовлетворенными и обессилевшими. Райан повернул голову, чтобы поцеловать ее в щеку и уголок рта. Эшли поцеловала его в ответ. Даже понимая, что эта радость временная, она наслаждалась ею.

Райан лег на бок, не выпуская ее из объятий. Она слышала стук его сердца, такой же сильный и быстрый, как и у нее. Пока дыхание постепенно замедлялось и выравнивалось, она гладила его спину. Он смотрел на нее с нежностью, убирая влажные волосы с лица.

— Потрясающее начало, Эшли.

— В этом я с тобой согласна, — сказала она и улыбнулась.

— С какой неохотой ты признаешь мою правоту! — пошутил он.

Она приложила палец к его губам.

— Ради бога, ничего не говори. Я хочу насладиться моментом.

- Все происходящее реально, поверь мне. И если ты хоть немного сомневаешься, я докажу тебе, — прошептал Райан. Он обвел ее мочку уха языком, щекоча своим теплым дыханием. Эшли вздохнула, когда возбуждение снова всколыхнулось в ней.

— Райан!

Он вскинул бровь.

— Видишь? Любовь реальна, и я реальный.

— Это-то я знаю, — улыбнулась она.

— Эшли, сегодня было даже чудеснее, чем в прошлый раз, хотя он был таким сказочным, что я не думал, что может быть лучше. Ты потрясающая женщина и сводишь меня с ума.

Она потерлась губами о его шею и чувственно задвигалась.

— Надеюсь, ты действительно так думаешь.

— Ты опять меня возбуждаешь.

— Вовсе нет. Я просто чуть-чуть потягиваюсь. Вот так. — Она снова потерлась о него своим бедром, и он резко вдохнул. — В этой постели есть еще кое-кто горячий и соблазнительный, — мягко заметила она.

Райан повернулся, и Эшли почувствовала силу его возбуждения. К ее удивлению, желание вспыхнуло снова, когда всего несколько минут назад она думала, что удовлетворена полностью и надолго.

Она невольно вспомнила его силу и выносливость, позволявшие им заниматься любовью часами. Когда новая разрядка сотрясла ее тело, Райан задрожал вместе с ней. Она обняла его и крепко держала, пока сердцебиение не успокоилось.

— Ты измучил меня, — пожаловалась она, — я не могу пошевелиться.

Его руки еще плотнее сжались на ее талии.

— А я не хочу шевелиться. Я хочу быть частью тебя, — прошептал он.

В восторге от его слов, она лежала тихо и водила пальцами вдоль его руки, чувствуя под кожей крепкие мышцы.

— Какой ты сильный, Райан.

— А ты невероятно соблазнительная, — отозвался он и, помолчав, добавил: — Скоро мы примем душ. А когда захочешь, чтобы подали обед, скажи мне. Лично я хочу только одного. — Он поднял голову и провел языком по ее соску.

— Райан! Мы же только что занимались любовью! Ты не можешь...

— Еще как могу, — хрипло пробормотал он, втягивая сосок в рот.

Закрыв глаза, Эшли застонала от удовольствия.

На этот раз их любовь была такой же пылкой, как и раньше, и в то же время более неспешной. Они снова достигли вершины вместе. Эшли, как в кокон, была укутана в блаженство.

— Я думала, в тот уикенд мы установили мировой рекорд, но если так пойдет дальше...

— Пойдет, не сомневайся, — заметил он лениво. — При том, как я хочу тебя, мы установим новый рекорд, обещаю.

Эшли села, зажав простыню подмышками.

— Что ты делаешь? — с недоумением спросил он.

— Осматриваюсь. Когда мы пришли, я ничего не замечала. Здесь красиво.

— Красиво, — отозвался он голосом, который указывал, что он думает о ней, а не об окружающей обстановке.

Эшли взглянула на него.

— Пойду быстренько приму душ.

Под его пристальным взглядом она встала с кровати.

— Райан, перестань смотреть на меня так. — воскликнула Эшли. — Ты меня смущаешь.

— А ты меня возбуждаешь, — лениво протянул он, подложив руки под голову и скользя по ней взглядом.

Эшли попыталась стянуть простыню с кровати но Райан не позволил. Он тоже встал и, не обращая внимания на ее протестующий возглас, взял жену на руки.

— Мы отправимся в душ вместе.

— Могу представить, к чему это приведет.

— Вот как? И к чему же? Скажи мне.

— Ты и сам прекрасно знаешь.

— А я хочу услышать, как ты это скажешь. Меня возбуждает твой чувственный голос.

— Ты не нуждаешься ни в каком возбудителе. Ты воспламеняешься вмиг, мне даже делать ничего не надо.

— Ты делаешь очень много. Выглядишь невозможно соблазнительно. Откликаешься на мое малейшее прикосновение. Ласкаешь так, что любой потерял бы голову.

— Если ты будешь продолжать в том же духе, то мы никогда не дойдем до душа, — предостерегла она, покусывая его за шею.

— Дойдем. — Он внес ее в большую стеклянную кабинку, поставил на ноги и включил воду. Когда она пробежала ладонями по гладкому, твердому телу, он легонько потер мочалкой ее набухшую грудь.

Его теплое, мокрое тело приводило ее в восторг. Сильный и мужественный, он был само совершенство. Его обаяние и неотразимая привлекательность компенсировали чрезмерное упрямство и самонадеянность.

Удастся ли ей уберечь свое сердце? Не позволить ему разбить его? Эти вопросы без ответа терзали ее. В одном Эшли была уверена: она любит своего мужа.

— Райан, люби меня! — воскликнула она, когда их горячие ласки вплотную приблизили момент блаженного единения. Сердце ее безумно колотилось о ребра, когда он вошел в нее, наполняя ее, подводя к краю. Она почувствовала, как он вознесся к вершине вместе с ней, а затем они вместе вернулись на землю, мокрые, выдохшиеся, тяжело дышащие.

— Я совершенно обессилела, — улыбнулась она ему и погладила по лицу. — А теперь дай мне принять душ,

— Конечно. Именно для этого мы здесь.

Она бросила на него дразнящий взгляд.

— Уверена, душ - единственное, о чем ты думал, когда нес меня сюда.

Райан усмехнулся.

— Но ведь это был самый лучший душ в твоей жизни, правда?

Она наклонилась вперед и положила ладони ему на грудь.

— Определенно он был самым сексуальным, милый. — Она повернулась к нему спиной, чтобы выйти из душевой кабинки. Он не удержался и игриво шлепнул ее.

— Эй! — так же игриво возмутилась Эшли.

— Давай поцелую в качестве компенсации.

— Не смей. Я выхожу из этого душа, пока моя кожа не сморщилась и я не стала похожа на чернослив.

— Милая, ты не будешь похожа на чернослив. Даже если простоишь под душем до утра.

— Благодарю покорно, но у меня другие планы.

Когда она схватила пушистое махровое полотенце, чтобы вытереться, он забрал его у нее из рук.

— Давай я, — предложил Райан.

— Спасибо, добрый сэр, — отозвалась она, и он стал неторопливо вытирать ее, при этом не спуская с нее цепкого взгляда.

Желание вспыхнуло вновь. Наспех промокнувшись полотенцем, Райан отнес жену на кровать.

Был уже пятый час утра, когда они еще раз приняли душ.

- Я умираю с голоду, Райан, - призналась Эшли. — Перед свадьбой я слишком волновалась и нервничала, во время нее была слишком занята, чтобы поесть, а потом мы все время занимались любовью.

— Я что-нибудь закажу.

— В такой час?

— Ну да, персонал работает и по ночам. Как и я, — добавил он с лукавой улыбкой.

- Вижу этот блеск в твоих глазах. Подожди, пока мы по крайней мере закажем еду.

— А потом я могу делать, что хочу?

— Думаю, лучше подождать, пока мы поедим. Если ты поцелуешь меня, я не услышу стука и пропущу свой обед.

— А ты против? — игриво спросил он.

— Ну, мой желудок уж точно не обрадуется долгому отсутствию пищи. С тобой я забываю обо всем на свете.

Он испытующе посмотрел на нее.

— Надеюсь, это так. И надеюсь, так будет всегда.

Эшли внимательно взглянула на него.

— Ты же знаешь, как действуешь на меня.

Он привлек ее к себе и поцеловал. Она не знала, как долго они целовались, но вся пылала, когда Райан отпустил ее.

— Я подожду со следующим разом, пока ты не поешь. Не хочу, чтобы ты упала в обморок от голода.

— Если ты подхватишь меня, я не возражаю, — улыбнулась Эшли.

— Можешь всегда рассчитывать на меня.

— Надеюсь, — отозвалась она серьезно. — И надеюсь, ты не разобьешь мне сердце.

— Никогда, Эшли.

И вновь в ее ушах прозвучало предостережение Кайлы о том, что Райан не умеет хранить верность. Он взял со стола меню и подал ей.

— Взгляни и скажи, чего ты хочешь, потому что я знаю, чего хочу я, - добавил он хрипло, глядя на ее грудь.

— Райан, прекрати это, пока мы не поедим, — взмолилась она.

— Я стараюсь, но ты усложняешь мою задачу.

Эшли со вздохом открыла меню.

— Думаешь, я могу заказать любое блюдо из перечня посреди ночи?

— Скажи мне, чего ты хочешь, и я спрошу.

— Я бы хотела жареную курицу, - призналась Эшли.

Через полчаса они сидели за красиво накрытым столом. Оба были одеты в махровые гостиничные халаты.

— Умираю с голоду, — сказала Эшли, разрезая курицу. Райан заказал для себя стейк с печеной картошкой. Откусив пару раз, она заметила, что он наблюдает за ней внимательным, затуманенным взором. - Что? - спросила она.

— Я думаю о нашем будущем. Мы можем начать планировать наш будущий дом, а когда вернемся, выберем подходящее место.

Эшли задумалась.

— Я бы хотела, чтобы дом располагался недалеко от школы, в которую будет ходить наш ребенок.

Райан кивнул.

— Согласен.

— Наверное, лучше жить где-нибудь в пригороде, чтобы наши семьи смогли навещать нас. Ведь дедушки захотят видеть своего внука или внучку?

— Еще как. Нам надо поскорее выбрать имя. Пока еще рано делать ультразвук, чтобы узнать пол ребенка?

— Пока рано. А ты кого хочешь?

Он покачал головой.

— Мне все равно, хотя, быть может, я немного больше хочу девочку, потому что вырос среди мужчин. Но не возражаю и против мальчика. Лишь бы был здоровенький.

— Я тоже так думаю.

— Значит, в этом вопросе у нас тоже полная гармония.

— А в чем еще у нас полная гармония? — весело поинтересовалась Эшли.

Он взглянул мимо нее в сторону спальни, в открытой двери которой была видна кровать со смятыми простынями.

— О, — улыбнулась она.

Его зеленые глаза потемнели, и Эшли поняла, что он забыл о еде.

— Ну, ты поела достаточно, чтобы не упасть в обморок?

— Да, — ответила Эшли, с замиранием сердца наблюдая, как Райан поднимается и идет к ней.

Он сжал ее в объятиях и поцеловал. Не прерывая поцелуя, стащил халат вначале с нее, потом с себя, и, подхватив на руки, понес жену обратно в спальню.

Они занимались любовью весь остаток раннего утра и задремали, лишь когда солнце заглянуло в окно спальни. Проснувшись, Эшли залюбовалась спящим Райаном.

Он открыл глаза, и она тут же утонула в их зеленых глубинах.

— Доброе утро, миссис Уорнер. Сегодня первый день нашей совместной жизни. Давай сделаем его незабываемым. Я припоминаю что-то насчет обещания не иметь интимных отношений, но позволено мне будет немного объятий, поцелуев и любви этим утром? Ведь брачная ночь еще не закончилась, верно?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Она смотрела на него, не отвечая, но потом все же ответила, только не словами, а действиями. Райан поцеловал ее, слегка повернув, чтобы можно было ласкать грудь. Затем медленно вошел в нее, наполняя до тех пор, пока она не вскрикнула от наслаждения.

После того как пришло освобождение, он некоторое время еще прижимал ее к себе, потом лег на бок, лицом к ней.

— Доброе утро, миссис Уорнер. Какой восхитительный способ начинать день.

- В этом мы тоже единодушны. Я не хочу шевелиться. Это рай.

- Тогда и не шевелись. Мы можем оставаться в постели, сколько захотим.

Она улыбнулась ему.

- Замечательное начало, — сказала Эшли, обводя его губы указательным пальцем, пока он слегка не прикусил его. — Ты можешь хоть на минуту перестать быть таким сексуальным и дать мне перевести дух?

— Это я должен тебя спросить. Я просто реагирую на тебя.

Эшли чувствовала себя по-настоящему счастливой.

— Какая программа на сегодня?

— Любить тебя.

— Не весь же день! — воскликнула Эшли, смеясь. — И что случилось с твоим обещанием повременить с интимными отношениями?

— А ты все еще ратуешь за отсрочку? — спросил он, напряженно вглядываясь в ее черты.

Эшли задумчиво водила пальцем по его скуле. Стоит ли им с головой окунаться в эту безумную страсть, которая испарится при первом же кризисе? Или, напротив, она крепче свяжет их? То, что происходит между ними, просто сказка. Зачем же лишать себя удовольствия?

— А что ты думаешь?

— Ты и сама прекрасно знаешь, — отозвался он с безошибочным блеском в глазах, затем, наклонился поцеловать ее, но она его остановила.

— Сначала я хочу съесть завтрак или доесть обед или еще что-нибудь. Ночью мы только чуть-чуть перекусили.

— Ты права. Мой желудок протестует, и тебе негоже питаться кое-как. Давай забудем о холодном обеде и закажем завтрак.

— Супер! — воскликнула она и собиралась встать, но Райан схватил ее за запястье.

— Оставайся здесь. Я принесу меню, мы прочитаем его в постели и закажем по телефону.

— Звучит подозрительно. Похоже, у тебя другие намерения.

— Вовсе нет, — с невинным видом возразил Райан. — Ну, разве что между заказом и доставкой останется немного времени для парочки поцелуев.

Она засмеялась и откинулась на подушку.

— Неси меню.

К тому времени, когда принесли завтрак, они успели еще раз предаться любви, приняли душ и оделись в махровые халаты. Завтрак накрыли на балконе.

Легкий ветерок играл его волосами.

— Я наметил наш полет на одиннадцать утра сегодня, — сообщил Райан.

— Я понятия не имею, который сейчас час.

— Около девяти.

— Боже милостивый, тогда нам следует поторопиться. Надо быть в аэропорту за два часа до вылета, если это международный рейс! — всполошилась Эшли.

— Нет, если речь идет о моем самолете. Я сказал пилоту, что мы вылетаем в одиннадцать, так что у нас еще есть время.

— Я затерялась в мире, где есть только ты и рай.

Его глаза потемнели, и он пожал ее руку.

— Позже я покажу тебе, как много твои слова значат для меня.

— Только сначала я позавтракаю, — ответила она с лукавой улыбкой.


Позже, когда они уже были на борту частного самолета, направляющегося на юг, Райан взял ее за руку, и она взглянула на него. Внизу под ними, на сколько хватало глаз, простирались голубые воды Мексиканского залива.

— Тебе правится? — спросил Райан. — Я надеюсь показать тебе весь мир. И нашему ребенку тоже.

Эшли задумчиво смотрела на него и молчала.

— Что означает этот взгляд?

— Ты постоянно удивляешь меня, — призналась Эшли. — Я никогда не знаю, чего от тебя ожидать.

— Хорошо. Это добавляет немного остроты в наши отношения, правда? Мне бы не понравилось однажды услышать, что я абсолютно предсказуемый.

— Мне бы хотелось научиться предсказывать некоторые вещи и понимать тебя.

— Для этого у нас вся жизнь впереди.

— Ты самоуверенный, напористый и решительный.

— А знаешь, — сказал он, целуя ее в шею, — мы с тобой очень похожи, разве что ты не такая оптимистка. Но я все же надеюсь, придет день, когда ты скажешь: «Дорогой, ты был прав, как хорошо, что мы поженились!»

Хотела бы Эшли, чтобы так все и случилось, но пока до конца она не была в этом уверена.

В полдень, перенеся ее через порог своей виллы, Райан направился прямиком в спальню, которая выходила в патио. Сразу за патио простирался белый песок и голубая вода в белых барашках пены.

- Райан, это же просто рай! — воскликнула Эшли, подумав, что никогда не видела места красивее.

— Надеюсь, — отозвался он, поставил ее на ноги и отошел. — Здесь мы проведем наш медовый месяц. Слуг в доме трое, и на сегодня они уже все сделали и ушли. Через пару дней вернутся, чтобы пополнить запасы еды. На несколько миль вокруг нет другого жилья, поэтому уединение нам гарантировано. Но можем съездить в город, если захочешь.

Почти не слушая, она взяла его за руку и потянула к себе. Райан сразу же замолчал. Эшли обняла его и поцеловала. На лице мужчины промелькнуло удивление.

— Я люблю тебя, — прошептала она. Сердце ее было отдано Райану раз и навсегда.

Позже, когда она лежала обнаженная, выдохшаяся и счастливая в его объятиях, он осыпал поцелуями ее щеку и пригладил волосы. Приподнявшись на локте, посмотрел на нее.

— Эшли, с каждым разом наша близость становится все более потрясающей. Чем больше я занимаюсь с тобой любовью, тем больше хочу тебя.

— Я чувствую то же самое, — отозвалась Эшли, гадая, слышал ли он ее признание в любви. Не слышал, решила она, иначе не оставил бы его без внимания. Что, если сказать ему сейчас?

Она погладила его плечо и потерлась носом о шею. Он ничего не скажет в ответ. Даже в самые пылкие моменты страсти он не произносил слов любви.

Если она откроет ему свои чувства, не сделает ли он то же самое, только чтобы не обидеть ее? Впрочем, едва ли. Он никогда не скажет того, чего не чувствует на самом деле.

Когда она прижалась поцелуем к его щеке, он выглядел совершенно счастливым. Райан обвинил ее в том, что она своевольна, независима, самоуверенна, но только не тогда, когда дело касается его. Он пробился сквозь барьеры, которыми она окружила свое сердце, преодолел ее холодную логику и растопил сопротивление поцелуями.

— Интимные отношения сблизят нас еще больше, — сказал он, — вот увидишь.

— Надеюсь, ты прав, — ответила она, поглаживая его бедро.

— Я думал, ты хочешь поплавать, — заметил Райан хриплым голосом.

— Хочу, вот только душ приму, — сказала она, откатившись от него.

Он притянул ее назад.

— Ты только что дала понять, что хочешь чего-то еще, — проворчал он.

— Вот этим? — невинно спросила она, снова потершись о него бедром, и глаза Райана потемнели.

Он притянул ее ближе, чтобы поцеловать.

— Плавание может подождать. Я — нет.


Последний день медового месяца - первую субботу мая — они провели в чувственной неге. Неспешно поплавали с утра, потом позавтракали в патио, потом занимались любовью и снова плавали. За ленчем Эшли взяла Райана за руку и большим пальцем слегка погладила тыльную сторону его ладони.

— Скоро мы снова с головой окунемся в работу, — сказала она. — По возвращении у меня свадьба в Хьюстоне, так что я буду отсутствовать четыре дня.

— А я еду в Сан-Диего на открытие отеля, так что меня тоже не будет. Я вернусь в пятницу. Мы как следует отпразднуем наше воссоединение, — пообещал он.

— Я вернусь домой только в субботу вечером, так что одну ночь проведешь без меня.

— А они не могут перенести свадьбу ради твоего бедного мужа? — пошутил он.

Эшли покачала головой.

— Ты же знаешь, что это невозможно! — Она помолчала, потом счастливо вздохнула. — Райан, эта неделя была сказочной. Ты развлекал меня, бесконечно любил, осыпал подарками. Каждая минута с тобой была чистейшим блаженством. Мне так не хочется покидать этот рай и возвращаться к реальности, — призналась она.

Он улыбнулся и прижался тыльной стороной ладони к ее щеке.

— Я сделаю все, чтобы и дома тебе понравилось не меньше, — пообещал он. — Мне же, чтоб чувствовать себя в раю, только и нужно, чтоб ты была рядом.

Ее сердце пропустило удар. Эти слова очень похожи на признание в любви.

— Думаю, дружба между нами крепнет, Эшли, — твердо сказал он. — Мы много говорили всю эту неделю и столько всего узнали друг о друге. Ты согласна?

— Да, Райан. Ты прав, — призналась она, переполненная радостью. — Мы становимся ближе.

- Я знаю, что могу рассчитывать на тебя и довериться тебе во всем, и надеюсь, ты чувствуешь то же самое по отношению ко мне. И хотя мне пришлось подтолкнуть тебя к нашему браку, я все еще мечтаю, что придет день, когда ты обрадуешься такому внезапному повороту в своей жизни.

Надежда, что он влюбляется в нее, окрепла. Его признание свидетельствовало о том, что он настроен на постоянные отношения и что это важно для него.

— Райан, твои слова значат для меня больше, чем ты можешь представить, — прошептала Эшли, обходя маленький столик, чтобы сесть к нему на колени. Он привлек ее к себе и поцеловал, тем самым положив конец разговору, но Эшли знала, что никогда не забудет ни слова из того, что он сказал ей.


Позже в тот день, когда они собирали вещи и готовились к отъезду, Эшли на мгновение замерла и огляделась.

— Мы еще приедем сюда, дорогая, — пообещал Райан, заметив ее задумчивость. — В конце концов, дом принадлежит мне.

— Спасибо, Райан, — улыбнулась она. — Каждый миг был восхитительным, незабываемым. — Эшли поняла, настолько эта неделя важна для нее. Наступит ли день, когда она признается мужу, что он оказался прав насчет их брака?

Райан поставил чемодан на пол, подошел и поцеловал ее крепким поцелуем, в котором Эшли прочитала обещание.

Уже в машине она оглянулась и бросила последний взгляд на белоснежную виллу, которая всегда будет олицетворять для нее рай на земле. Райан обнял ее за плечи.

— Если хочешь, мы сразу же начнем искать место для нашего дома. И я попрошу своего секретаря собрать сведения о школах. Когда мы выберем место, где будем жить, то займемся вопросом школы более тщательно.

— Хорошо, — улыбнулась Эшли.

— На строительство дома уйдет время, поэтому найди художника-оформителя, пусть сделает детскую в моей квартире, — добавил он. — Места там хватит. В таком случае нам не придется спешить, и мы сможем построить такой дом, какой захотим.

— Чудесно! — воскликнула она. — Большой переезд сейчас был бы некстати.

— Я рад, что ты сказала мне об этом.

— Ну, разумеется. Да и когда я не высказывала свои возражения?

Он рассмеялся.

— Это уж точно.

Когда они приехали к его квартире и Райан взял ее на руки, чтобы занести внутрь, Эшли засмеялась.

— Сколько раз ты будешь вносить меня через порог?

— Не знаю. Мне нравится носить тебя на руках, ведь ты легкая, как перышко.

- Ты мне льстишь, но я не против, — призналась она.

Они вошли внутрь, и Райан закрыл дверь ногой.

— Добро пожаловать домой, — сказал он, и она улыбнулась.

— Райан, наш брак хорошо начался. Признаю, мне нравится быть за тобой замужем.

Она чуть не добавила: «Но я хочу твоей любви», однако вовремя прикусила язык.

— Ты вновь возвращаешься к напряженной работе, — грустно констатировала Эшли. — Мы будем реже видеться.

— Но я всегда буду приезжать домой к тебе, а это не так уж мало.

Всегда. Вновь его слова говорили о крепнущей связи между ними, и она молилась, чтобы так и было, потому что ее любовь к нему росла каждый день. Ему не потребуется много времени, чтобы догадаться о ее истинных чувствах, а Эшли не хотелось давать ему еще большую власть над ней. Она подозревала, что споры насчет ребенка еще ждут их впереди, а она уже узнала на горьком опыте, что Райан не преминет воспользоваться своим малейшим преимуществом.

Он немного отстранился, взял ее лицо в ладони и заглянул в глаза.

— У меня такое чувство, что тебя по-прежнему что-то беспокоит. Я прав?

— Ничего такого, что время и любовь не уладили бы, — ответила Эшли, обнимая и целуя его.


Во вторник Эшли и Райан отправились в свои офисы, прежде чем уехать из города. Райан хотел доставить жену в Хьюстон на своем самолете, но она уже приобрела билет на коммерческий рейс.

Находясь в отъезде, они говорили по телефону при любой возможности, но по вечерам Эшли почти всегда была занята приготовлением к свадьбе, пока, измотанная, не валилась в постель.

В субботу, прежде чем отправиться на церемонию, она уложила вещи и была готова вскоре вылететь домой. Эшли не могла дождаться, когда увидит Райана. Свадьба назначена на утро, а после обеда она уже летела домой.

Подъезжая к его дому, она чувствовала, как радостное предвкушение встречи растет. Красная спортивная машина была припаркована на тротуаре перед домом. У Райана гости? Она почувствовала разочарование.

Въехав в большой гараж, Эшли удивилась, не обнаружив в нем машины мужа. Красный спортивный автомобиль, должно быть, принадлежит кому-то из соседей, а Райан наверняка скоро приедет, потому что знает, во сколько она должна вернуться.

Когда она вошла в заднюю дверь, тревога уже улеглась. В конце концов, пришло ей в голову, Райан мог арендовать ту спортивную машину или даже купить ее.

— Райан! — крикнула она. — Райан, я дома!

Влетев в переднюю, Эшли услышала чьи-то шаги и потрясенно застыла, увидев Кайлу, выходящую из спальни.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Эшли не могла пошевелиться. Кайла тоже остановилась, и они уставились друг на друга.

Эшли почувствовала, как у нее закружилась голова. В одной руке Кайла держала одежду, а в другой сумочку. Она выглядела, как всегда, неотразимо, одетая в облегающую блузку и короткую юбку.

Кайла первой пришла в себя.

— Эшли! — выдохнула она.

— Что ты здесь делаешь? — холодно спросила Эшли, чувствуя, как в ней закипает гнев.

Кайла не ответила, и они продолжали сверлить друг друга взглядами. Наконец рыжеволосая красотка покачала головой и пожала плечами.

— Я, пожалуй, пойду. Ты рано вернулась. — Она повернулась и направилась к входной двери.

Эшли боролась с подступающей тошнотой.

— Что ты делаешь в нашем доме? — резко бросила она.

— А ты как думаешь? — парировала Кайла, обернувшись. - Я была с ним здесь прошлой ночью, пока ты отсутствовала. Забыла кое-что из вещей и вот вернулась, чтобы забрать. Я надеялась уйти до твоего возвращения. Райан сам дал мне ключ.

- Убирайся! — крикнула Эшли, пылая яростью.

— Уже ухожу. — Кайла пожала плечами, глаза ее сузились. — Тебе никогда не удержать его. Он не удовлетворится одной женщиной, так что начинай привыкать. — Она захлопнула за собой дверь.

У Эшли подогнулись колени. Она прижала руки к животу. Разноцветные круги заплясали у нее перед глазами, и она села в ближайшее кресло. Она понятия не имела, сколько просидела так, но потом, двигаясь, словно робот, встала и вышла из дома.

Единственным ее желанием было спрятаться в какое-нибудь тихое место, обдумать случившееся и понять, что делать дальше.

Ее брак оказался таким же непрочным и ненадежным, как карточный домик. Ну почему она доверилась обольстителю, который шантажом убедил ее выйти за него? Отец предупреждал ее, да она и сама знала, что рискует. Кайла говорила ей перед свадьбой, что из Райана не выйдет верный муж.

Он подключил свое обаяние и обманул ее, а она оказалась наивной дурочкой.

Как же ее больно. Она любит его, а он разбил ей сердце. Но она не собирается жить с обманщиком, который беззастенчиво лгал ей и изменял.

Злость притупляла боль, но все же боль была сильнее. Она никогда не сможет исключить его из своей жизни из-за ребенка, поэтому должна подумать, как быть дальше.

Эшли вытерла мокрые щеки и выехала на автостраду. На первой же стоянке она припарковалась и позвонила Райану на мобильный.

Услышав в трубке его глубокий голос, она почувствовала, как вспыхнула крошечная искорка надежды на то, что Кайла сказала неправду.

— Мой день наконец-то налаживается! — воскликнул он. — Скажи, что ты вернулась в Даллас.

— Вернулась.

— Что-то я не слышу в твоем голосе радости. Эшли, ты заболела?

— Нет, Райан. У меня вопрос.

— Конечно. — Жизнерадостность пропала из его тона. — Что случилось?

— Я приехала к тебе домой и нашла там Кайлу, — напрямик сказала Эшли. — Она говорит, что у нее есть ключ от твоей квартиры и она забыла кое-что из одежды. Это правда, что она была вчера у тебя? — Эшли затаила дыхание и закрыла глаза, горячо молясь, чтобы он все решительно отрицал.

— Послушай, Эшли, ты же знаешь...

— Ответь мне. Была она у тебя дома вчера вечером? — повторила Эшли, чувствуя, как разочарование и боль возвращаются.

— Да, была, но это ничего не значит. Выслушай меня, я все объясню.

— Не трудись. Ты сказал достаточно. Она была с тобой, и это все меняет. Я позвоню тебе позже, а пока оставь меня в покое. — Не обращая внимания на его громкие протесты, Эшли отключилась.

Ей казалось, что ее сердце разрывается на миллионы кусочков. Она не хотела видеть Райана или говорить с ним до тех пор, пока не решит, что делать дальше.

По крайней мере, сегодняшнюю ночь проведет там, где Райан ее не найдет.

Мобильный зазвонил без умолку.

Игнорируя настойчивые звонки мужа, Эшли выехала на автостраду и поехала на запад, без определенной цели. Она миновала Форт-Уорт и наконец увидев приличный мотель, направилась к нему.

— Как ты мог, Райан? — сказала она в пустоту машины, не замечая горячих слез, струящихся по щекам. — Как ты мог так поступить с нами?


Райан чертыхался, слушая длинные гудки и понимая, что Эшли не хочет разговаривать с ним. Он быстро поехал к себе домой, но ее машины в гараже уже не было. Но он все равно обошел пустые комнаты.

Он продолжал звонить ей, но тщетно. Его захлестнуло отчаяние. Где она может быть? Была суббота, поэтому офис ее закрыт. На всякий случай он все равно позвонил и, не получив ответа, решил поехать и проверить, не заперлась ли она там одна.

Не успел он сделать несколько шагов, как зазвонил дверной звонок. Вздрогнув, Райан повернулся, и на мгновение в нем вспыхнула надежда, что это Эшли.

Однако на пороге стояла Кайла.

— Какого дьявола ты опять сюда заявилась? — прорычал он. — Ты приходила сегодня и сказала Эшли, что якобы провела со мной вчерашний вечер.

— Ну, приходила. И да, я сказала ей, но ведь это же правда. Ты никогда не будешь счастлив с ней, Райан. Ты...

Он стиснул зубы.

— Кайла, я сказал тебе вчера и говорю в последний раз: у нас с тобой все давно кончено. Я очень жалею, что дал тебе ключ. Что ж, я сменю замки и предупреждаю по-хорошему: не лезь в мою жизнь. Я женился и люблю свою жену.

Кайла рассмеялась, глаза ее блестели.

— Я не верю тебе ни на йоту. Ты ее едва знаешь.

— Мне плевать, веришь ты или нет. Убирайся из моем жизни. Между нами все кончено, и я чертовски жалею, что вообще встретил тебя.

— Как грубо, Райан.

— Держись подальше от меня и моей семьи.

Он захлопнул дверь у нее перед носом, резко развернулся и вышел через заднюю дверь во двор, где стояла его машина.

Когда он отъезжал, Кайлы и ее автомобиля уже не было, и Райан надеялся, что видел ее в последний раз. Он помчался к офису Эшли. Здание было закрыто. На всякий случай он обошел его, но, к своему разочарованию, обнаружил, что машины Эшли нет. У него был ключ от входной двери, он вошел и отключил сигнализацию.

— Эшли! — прокричал он, стоя в темноте коридора и прислушиваясь к тишине. — Эшли!

Никто не ответил ему. Райан обошел одну за другой пустые комнаты. Где она может быть и почему отказывается хотя бы поговорить с ним?

Он поехал обратно домой в надежде, что она успокоилась и вернулась. На сегодня он запланировал романтический ужин при свечах, и все было готово. Райан ждал, что в любую секунду Эшли войдет в гостиную, но увы...

Отчаяние росло. Он позвонил слесарю, договорившись на понедельник о смене замков. Потом мерил шагами кухню и чертыхался, потому что Эшли по-прежнему не отвечала на его звонки.

Райан снова уставился в пространство. Он сказал Кайле, что любит свою жену. Но Эшли он так и не признался в своих чувствах. Он просто как-то не задумывался над этим, хотя знал, что однажды любовь придет. И только сейчас Райан осознал, что уже любит ее всем сердцем.

— Я люблю тебя, милая, — сказал он в пустоту комнаты. — Возвращайся домой и позволь мне сказать тебе.

Ну почему он не понял этого раньше? Эшли невероятно важна для него и его счастья.

— Эшли, ответь на звонок, — прошептал он, снова набирая ее номер и слушая, как голос на автоответчике просит его оставить сообщение. — Эшли, я хочу поговорить с тобой. Дорогая, позвони мне, — попросил он. — Эшли, я люблю тебя. Ты любовь всей моей жизни. — Райан нажал «отбой» и чертыхнулся, в отчаянии от того, что говорит с автоответчиком.


Эшли лежала на кровати, уставившись в потолок. Она оцепенела от боли, была не в состоянии ни о чем думать. Она не заметила, как уснула, однако из тревожного сна ее вырвал непрерывный звонок сотового телефона.

Она взяла телефон, не собираясь отвечать, потому что не была готова разговаривать с Райаном. Увидев знакомый номер, она поняла, что это либо отец, либо бабушка. Часы показывали только половину шестого.

Хотя отец обычно поднимался в пять, он никогда не звонил ей так рано. Опасаясь плохих новостей, Эшли ответила.

— Эшли? — раздался голос Бена.

— У тебя все хорошо? — спросила она.

— У меня да, но я беспокоюсь о тебе.

Эшли облегченно вздохнула.

— Со мной все в порядке. Просто ты так рано никогда не звонил, и я испугалась.

— Извини. Милая, Райан только что уехал от нас.

— Он был у нас дома? — переспросила она, изумленная тем, что он поехал на ферму.

— Да. Он повсюду ищет тебя. Он уехал полчаса назад, и я пообещал ему, что попытаюсь связаться с тобой. Я решил не откладывать дело в долгий ящик. Эшли, Райан ужасно беспокоится о тебе.

— Я в порядке, пожалуйста, не волнуйтесь.

— Теперь, когда я поговорил с тобой, мне стало полегче. Милая, Райан мне все рассказал. Он очень хочет, чтобы ты вернулась. Ты должна выслушать его объяснения.

— Я думала, ты сам не доверяешь Райану, — сказала она, удивляясь изменившемуся отношению отца к зятю.

— Да, поначалу так и было. Но у нас с ним состоялся долгий разговор. Он ужасно беспокоится о тебе и хочет с тобой поговорить. Он очень любит тебя. Возвращайся домой и позволь ему все объяснить. Мы с бабушкой беспокоимся за вас обоих.

Уверенная, что отец ошибается насчет любви Райана, Эшли молча покачала головой.

— Пожалуйста, не волнуйтесь. Утром я поеду домой и позвоню Райану.

— Вот и умница.

— Хорошо, папа, — пообещала она, изумленная тем, что отец полностью изменил свое мнение. Но потом до нее дошло, что Райан может очаровать кого угодно, если захочет. — Перестаньте волноваться. Я позвоню вам позже.

— Береги себя. Мы любим тебя, — сказал Бен, заканчивая разговор.

Эшли набрала номер Райана.

— Эшли! Слава богу, ты позвонила! - воскликнул он своим бархатным голосом, еще больше усугубляя ее страдания.

— Я только что разговаривала с отцом, — холодно сообщила она.

— Где ты? Я должен поговорить с тобой.

— Я провела ночь в мотеле и сейчас собираюсь к тебе домой. Примерно через час я приеду, тогда и поговорим, — Эшли чувствовала, как по щекам снова катятся слезы.

— Я сейчас еду от твоих. Постараюсь успеть.

— Нет никакой спешки, Райан, — сказала она, зная, что он будет мчаться сломя голову. — До свидания.

Изнуренная сердечной болью и недосыпанием, Эшли страшилась предстоящего разговора с мужем. Она все еще была потрясена полной переменой, произошедшей в отце, и не знала, стоит ли ей тоже выслушивать объяснения Райана. Когда-то она доверяла ему. Второй раз она такой ошибки не совершит.

Когда она подъехала к дому, его машины еще не было. Эшли вошла в пустую квартиру, и ее атаковали воспоминания о встрече с Кайлой.

Отбросив грустные мысли, молодая женщина приняла душ и переоделась в голубую шелковую блузку и легкие брюки. Она расчесывала волосы, когда услышала звук подъехавшей машины.

Через минуту послышался голос Райана.

- Эшли! — закричал он. — Эшли!

Секунду спустя он появился в дверях спальни.

— Слава богу, ты здесь!

Эшли потрясенно смотрела, как он длинными шагами пересекает комнату.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Лицо Райана заросло щетиной, рубашка была помята и кое-как заправлена в мятые же брюки. Глаза у него покраснели, он выглядел растрепанным и растерянным, чего никогда прежде не случалось, какой бы кризис ни настигал его. Он протянул к ней руки, но она вскинула ладонь, останавливая его.

— Притормози, Райан.

Он сделал вдох и, пройдя последние несколько шагов, заключил ее в объятия.

— Райан, отпусти меня...

— Я никуда тебя не отпущу, — проворчал он, взял ее лицо в ладони и заглянул в глаза. — Я люблю тебя, Эшли.

Ее сердце колотилось, как безумное. Хотелось обнять его, поцеловать, поверить ему, но она не могла.

— Кайла была здесь с тобой в пятницу.

— Ты позволишь мне объяснить, почему?

— Не думаю, что причина имеет для меня значение, — твердо ответила Эшли.

— Она заявилась сюда, но я не знал, что она придет. — Райан говорил медленно и четко, словно хотел убедиться, что до Эшли дойдет каждое слово. — Я сказал ей, что между нами все кончено, и велел уходить. Она ушла. Вот и все.

— Райан, у нее был ключ...

— Он у нее давно. Честно говоря, я забыл о нем. Признаюсь, когда-то у меня были с ней отношения, но с тех пор, как ты появилась в моей жизни, у меня не было другой женщины. Ни разу. Я давно расстался с ней и в пятницу выбросил ее отсюда сразу же, как только она заявилась.

Огонек надежды вспыхнул вновь. Эшли смотрела на мужа, понимая, что лишь время покажет, говорит ли он правду.

Райан обхватил ее лицо руками.

— Эшли, я люблю тебя, родная. Я люблю тебя больше жизни, и мне надо было давно сказать тебе об этом.

Удивленная, она несколько мгновений просто смотрела на него, потом прильнула к его груди. Райан поцеловал ее с такой страстью, что она затрепетала.

Он любит меня! Эти слова звенели в голове, пока Эшли с такой же безумной страстью отвечала на его поцелуй.

Внезапно она отстранилась.

— Райан, я тоже люблю тебя! Люблю так сильно, что думала, мое сердце разорвется от боли.

— Я всю ночь не спал и ужасно беспокоился. Не хотелось волновать твоего отца и бабушку, но я решил, что ты поехала домой, потому что никто из твоих подруг не знал, где ты.

— О боже! Ты звонил моим подругам?

— Ну, в общем-то да. Извини, но мне обязательно нужно было поговорить с тобой.

— Я позвоню им, но позже. Райан, я люблю тебя всем сердцем, — торжественно объявила она, притягивая его голову для поцелуя, наслаждаясь тем, как колючая щетина царапает лицо. — Мне следовало выслушать тебя.

Он подхватил ее на руки, поцелуем прекращая разговор.

— Я люблю тебя, Эшли. Мне надо было признаться раньше. Думаю, я любил тебя уже до свадьбы, но не попытался разобраться в своих чувствах. Я должен был сказать тебе.

— Ты можешь наверстать сейчас, — улыбнулась Эшли.

— Я люблю тебя, дорогая, — прошептал он, ставя ее на ноги перед огромной кроватью.

Эшли охватило такое же нетерпение, как и его.

Они раздели друг друга. Райан на секунду отстранился, чтобы полюбоваться на жену, потом снова привлек к себе.

Их любовь была стремительной и безумной. Они льнули друг к другу, шептали слова любви и клятвы верности.

Потом они лежали в объятиях друг друга, и он снова повторял, как заклинание:

— Я люблю тебя, Эшли.

Глядя в зеленые глаза мужа, она таяла от радости и счастья.

— Мне никогда не надоест слышать твои признания. Думаю, что люблю тебя с тех самых пор, как мы встретились на свадьбе Эмили и Джейка.

— Тогда почему, черт возьми, ты так не хотела выходить за меня?

— Я была уверена, что ты не любишь меня, — ответила она, пропуская его густые волосы сквозь пальцы. — Ты стал командовать мной, я утратила свою независимость, помнишь? Мне кажется, я уже говорила тебе это, — поддразнила она его, проведя пальцем вдоль шершавой щеки. — Я не хотела признаваться в своих чувствах даже себе самой.

— А я не переставал думать о том, как сильно ты изменила мою жизнь, — сказал Райан. — С твоим появлением я стал по-настоящему счастливым. Я не устану говорить тебе об этом.

— Да уж, будь так добр, — сказала Эшли, и они улыбнулись друг другу. — У тебя вид человека, не спавшего всю ночь, но все равно ты самый красивый мужчина на свете.

— Я счастлив, что ты находишь меня привлекательным даже после бессонной ночи. — Он серьезно посмотрел на нее. — Эшли, если Кайла выкинет еще что-нибудь, не обращай на нее внимания. Она ушла из моей жизни с тех пор, как я встретил тебя. Сожалею, что она вообще в ней была, но теперь ее нет, и скоро я даже не вспомню о ней. Надеюсь, ты тоже.

— Я рада, что все прояснилось, Райан. Я люблю тебя. И так счастлива, что мои чувства взаимны.

— Не сомневайся, любимая. Прошедшая ночь была трудной, но она позади, и у нас все хорошо. Я люблю тебя, моя прекрасная жена.

Она затрепетала от его слов.

— Я тоже буду постоянно говорить тебе о своей любви.

Он поцеловал ее, а затем лег на спину, увлекая ее за собой.

Эшли начала чертить круги на его животе, и он повернул голову и взглянул на нее.

— Знаешь, что ты делаешь?

— Думаю, да. Посмотрим, что будет дальше, — поддразнила она.

— Дерзкая девчонка, — шутливо прорычал Райан, прижимая ее к кровати. — Хочешь посмотреть? Сейчас я тебе покажу.

ЭПИЛОГ

Родильная палата была заполнена воздушными шариками и букетами цветов. Эшли лежала, опершись на подушки, и держала на руках малыша.

— Он прелестный, Райан.

- Новорожденные мальчики не бывают прелестными. Он симпатичный парнишка. Бенджамин Закари Уорнер. Думаю, мы выбрали отличное имя. Мой отец на седьмом небе от счастья, и твой, похоже, тоже.

- Да.

Райан пересек комнату, потом вернулся.

— Это для тебя, Эшли, — сказал он, присаживаясь рядом и протягивая пакет.

Удивленная, она взглянула на подарок, завернутый в блестящую красную бумагу. С улыбкой Эшли развязала ленточку и сняла обертку. Она открыла коробку, нашла в ней футляр с логотипом известного ювелирного дома, а внутри него, на ложе из темно-синего бархата, лежал золотой браслет с бриллиантами. Она ахнула от восхищения.

— Райан, какая красота!

— Это для тебя, любовь моя, — сказал он. — Я люблю тебя, Эшли, и хочу осыпать подарками.

Она отложила подарок на кровать рядом с собой и протянула ему свободную руку. Счастливая тем, что их брак не потерпел крах, она крепко обняла его.

— Райан, я так рада.

Прежде чем он успел ответить, послышался стук в дверь. Эшли отпустила Райана, который улыбнулся ей и крикнул:

— Войдите!

Дверь слегка приоткрылась, и бабушка Эшли просунула голову внутрь.

— Можно войти?

— Присоединяйтесь к нам и познакомьтесь с Бенджамином Закари Уорнером.

Лаура радостно вскрикнула и бросилась к Эшли.

— Как ты, дорогая? — спросила она, поворковав над своим правнуком.

— Отлично, — ответила Эшли, обнимая бабушку. В этот момент в палату вошел ее отец с букетом цветов. Отдав букет Лауре, он наклонился и тепло обнял дочь.

— Как моя девочка? — спросил ом, погладив щечку малыша.

— Замечательно, — объявила Эшли.

— Это ваш первый внук, сэр, — сказал Райан, забирая малыша у Эшли и вручая его дедушке.

С широкой улыбкой. Бен Смит взял у Райана спящего младенца.

— Посмотрите, ну разве он не красавец?

— Хочу взглянуть на его волосики, — сказала Лаура и, осторожно оттянув трикотажную шапочку, увидела густые, черные завитки. Она засмеялась и посмотрела на Райана. — У него папины волосы. Он просто прелесть!

Вошли отец Райана и братья. Бен вручил малыша Заку.

— Бенджамин Закари Уорнер. Наш общий тезка, — пошутил он, затем повернулся к Райану и хлопнул его по плечу. — Поздравляю, парень, ты отец! Не могу поверить.

— Тебе лучше привыкать к этой мысли.

Эшли откинулась на гору подушек, с радостью наблюдая за своими гостями. Четверо мужчин и ее бабушка наперебой восхищались новорожденным.

Вся ее кровать была в подарках и цветах.

В дверь снова постучали, и Райан пошел открывать. Это были супруги Торн и Ник Колтон. Улыбающаяся Эмили поспешила к кровати, чтобы обнять Эшли, а Джейк с Ником пожали руки всем присутствующим мужчинам.

— Эмили, это моя бабушка, Лаура Смит. Бабушка, познакомься с Эмили Торн.

Как только они поздоровались, Эмили повернулась к Эшли.

— Поздравляю, — сказала она. — Я так рада за тебя. Правда, я еще не видела твоего малыша, ибо мужчины полностью завладели им, но, надеюсь, сейчас увижу.

— Конечно, — улыбнулась Эшли.

Джейк тепло поздоровался с ней и Лаурой. Немного погодя бабушка забрала своего правнука и поднесла его к Эмили.

— Ну-ка, посмотрим на прибавление в вашем семействе. Какой спокойный малыш! — воскликнула она.

— Он молчит, пока не хочет есть, — сказала Эшли, улыбаясь своему сыну. Она взглянула на Райана и обнаружила, что он тоже смотрит на нее. Ее вдруг так захотелось поскорее вернуться домой и начать новую совместную жизнь. С сегодняшнего дня Райан, она и маленький Бен — семья. С нежностью глядя в зеленые глаза мужа, она улыбнулась и почувствовала связь между ними, которая крепла с каждым днем. Их брак будет прочным и долгим.

Первым ушел Ник, попрощавшись с ней и остальными, потом уехали Торны, но, как только за ними закрылась дверь, появились Дженна с Карлоттой. Потом ее навестили еще несколько старых друзей. В конце концов, все разошлись, остался только Райан.

Эшли покормила малыша и стала укачивать его. Райан не отходил от нее ни на шаг. Наконец маленький Бен заснул, и Райан, придвинув стул поближе к кровати, взял жену за руку.

— Я люблю тебя, Эшли. У нас замечательный сын.

Она поднесла руку Райана к губам и поцеловала его пальцы, думая о том, как сильно ей повезло.

— Он чудо, Райан. И ты тоже, — добавила она.

Его глаза потемнели, он сделал глубокий вдох и сжал ее руку.

— Иди ко мне, — попросила она. — Просто ляг рядом и обними меня.

— Тебе не придется просить меня дважды, — улыбнулся Райан. Он лег рядом, осторожно обнял ее и отвел волосы с лица. Они с любовью и нежностью смотрели в глаза друг другу.

— Наш малыш — само совершенство, а я самая счастливая женщина в мире.

— Благодаря вам я самый счастливый муж и отец. Я люблю тебя, Эшли, — торжественно произнес он.

— Я тоже люблю тебя, — отозвалась она, любуясь мужем. — Райан, ты был прав. Хорошо, что мы поженились. Так лучше и для меня, и для нашего Бена, у которого теперь есть любящие мама и папа. Ты был прав во всем. Ты говорил мне, что придет день, когда я признаю твою правоту. Он пришел гораздо раньше, чем я ожидала.

— Ты уверена? — спросил он, вглядываясь в любимые черты.

— Совершенно, — твердо ответила Эшли.

— Милая, не могу выразить, каким счастливым меня делают твои слова. Эшли, ты даже не представляешь, как я люблю тебя, но у меня впереди целая жизнь, чтобы доказать тебе свою любовь.

Он осторожно привлек ее ближе, чтобы не сделать больно и не доставить неудобства, потом наклонился и поцеловал.

С колотящимся сердцем Эшли обняла его рукой за шею, стремясь выразить в поцелуе всю свою любовь и надежду на счастливое будущее.

— Добро пожаловать в рай, любимый, — прошептала она.


home | my bookshelf | | Рай для любимой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу