Book: Великолепный любовник



Великолепный любовник

Глава первая



— Получи чек у Деллы. Еще раз благодарю за помощь, — сказал Эйб Свенсон, рыжеволосый шериф графства Пэйн. — Помни, если ты когда-либо захочешь поработать на полную ставку...

— Извини, — прервал его Колин Уайтфитер. — В качестве добровольного помощника шерифа у меня больше свободы. Кроме того, мне нравится работа на ранчо.

А про себя добавил, что каждый раз, берясь за исполнение обязанностей полицейского, мысленно клянется себе, что это в последний раз.

— Тогда тебе лучше поспешить домой. Я тут получил сводку погоды... Полеты в северную и восточную части штата уже прекращены, а автобусная станция закрылась двадцать минут назад. К вечеру ожидается снежная буря.

— Спасибо, Эйб, — кивнул Колин. Он на несколько мгновений задержался у стола Деллы, пока та выписывала ему чек, а затем, поплотнее запахнув свою меховую куртку и нахлобучив на голову черный стетсон, толкнул стеклянную дверь.

Снег кружился и тихо падал на тротуар, точно сахарной пудрой посыпал желтую, сухую траву. Подойдя к своему пикапу, Колин натянул брезент поверх лежащих там пакетов с провизией и закрепил его веревкой. Затем открыл дверцу и сел за руль. Через минуту голубой пикап уже влился в общий поток машин, направляясь в сторону университета. Пятница, полдень — многочисленные студенческие компании на своих автомобилях тормозили движение, вынуждая тащиться черепашьим шагом. Единой колонной, бампер в бампер, машины медленно продвигались мимо магазинов и ресторанов.

Заметив из окна машины, как двое юношей играли в снежки с тремя девушками, Колин вдруг ощутил острый приступ невыносимого одиночества. У светофора пришлось остановиться, поскольку загорелся красный свет. Справа от него, на другой стороне перекрестка, остановилась машина. Вышедшая из нее женщина заперла дверцу и осмотрелась. Высокого роста, она казалась довольно толстой в длинной коричневой парке, мешковатых джинсах и серой шапке, натянутой по самые брови. Сидевшие на носу большие очки делали ее похожей на сову. На плече у женщины висела объемистая кожаная сумка.

Не обращая внимания на светофор, женщина устремилась на другую сторону улицы. Скользившие на снегу машины возмущенно засигналили. Проходя мимо Колина, женщина глянула в его сторону, и он поразился тому, какие у нее зеленые глаза. Добравшись до тротуара, она поспешно нырнула в ближайший книжный магазин.

— Вот дура, — пробормотал Колин, поправляя зеркало заднего обзора. Двое мужчин, одетых в одинаковые черные пальто, вылезли из черной машины и устремились в тот же магазин.

Их внешний вид был настолько нетипичен для маленького университетского городка, что в Колине мгновенно проснулся инстинкт полицейского — особенно когда он вспомнил испуганный взгляд женщины.

— Выдумываешь ты все, Уайтфитер, — произнес он вслух. Загорелся зеленый, и он уже тронул машину, но продолжал краем глаза следить за незнакомцами, которые, не глядя по сторонам, шли через улицу. — Забудь об этом. О, черт! — выругался он, сигналя на следующем углу и поворачивая. — Ты, приятель, по-прежнему норовишь сунуть свой нос куда не следует, — убеждал он себя, но выражение лица той женщины не выходило у него из головы, а ее огромные глаза показались встревоженными.

Поскольку движение было односторонним, ему пришлось проехать два квартала, прежде чем он смог вернуться на тот же перекресток. Притормозив и осмотревшись по сторонам, Колин заметил еще одного, весьма дородного мужчину в парке, который направлялся все к тому же книжному магазину, двигаясь с противоположной стороны.

— Придется преподать вам, ребята, урок на тему, как не выделяться среди окружающих, — пробормотал Колин, двигаясь дальше.

Через несколько мгновений он заметил ту самую женщину, шедшую параллельно ему по правой стороне улицы. Если бы не ее рост, она вполне могла затеряться в толпе. Двое в черных пальто, выскочив откуда-то, пошли ей навстречу, а третий продолжал идти следом. Таким образом, женщина оказалась в ловушке.

Внутренний голос, все это время требовавший не вмешиваться, вынужден был заткнуться, потому что Колин резко притормозил у бровки и распахнул дверцу перед изумленной женщиной.

— Садитесь. Я — полицейский и увезу вас от них.


Под внимательным взглядом ее необычных глаз он на какое-то мгновение забыл об опасности, целиком погрузившись в эту изумрудную бездну. Время словно бы остановилось, а все звуки окружающего мира — шум машин, гул толпы, завывание ветра — отошли на второй план. Перед ним была только она, смотревшая на него недоверчиво и тревожно.

Женщина покачала головой, затем оглянулась назад, посмотрела вперед, и выражение ее лица напомнило ему загнанного зверька. Мужчины в черном ускорили шаг и теперь были совсем рядом. Женщина повернулась и быстро направилась в ближайший ресторан. Колин захлопнул дверцу и, тронув машину, проехал мимо мужчин, которые уже входили в тот же ресторан.

По-прежнему не обращая внимания на внутренний голос, советовавший ему оставить ее разбираться со своими проблемами самостоятельно, Колин свернул за угол и медленно покатил по переулку. Его предположение оказалось верным: женщина выскочила из задней двери ресторана и на этот раз сама устремилась к его машине. Он снова распахнул перед ней дверцу.

— Садитесь, я действительно полицейский.

Оглянувшись через плечо, она заметила обоих преследователей, выскочивших вслед за ней. Запахнув свою парку, она с трудом втиснулась в пикап и захлопнула дверцу. Мысленно обругав себя дураком, Колин резко развернул машину в обратную сторону. С появлением женщины салон наполнился легким и сладковатым ароматом роз.

Как только пикап выехал из переулка и вновь оказался на главной магистрали, Колин прибавил скорость. Держа одной рукой руль, он выудил из кармана бумажник, раскрыл его и молча показал пассажирке полицейский значок.

Несколько раз он сворачивал в разные улицы и переулки, быстро миновал несколько кварталов и, наконец, свернув прямо посреди переулка, въехал в небольшой гараж.

— Что вы делаете? — встревоженно спросила женщина. Голос у нее был низкий, а произношение мягкое, южное.

— Стараюсь от них оторваться и заметаю следы. Подождите минутку.

Взяв ключи, он вылез из машины и стал запирать ворота гаража. После этого они оказались в полумраке — маленькие оконца пропускали слишком мало света.

— Но они смогут вычислить нас по следам на снегу! — тревожно заявила женщина. Отстегнув ремень безопасности, она взялась за ручку дверцы, готовая в любой момент выскочить из машины.

— Через пять минут наши следы заметет, — успокоил ее Колин. — Хлопья большие и падают быстро.

Несмотря на испуг, Кэтрин Манчестер хотелось доверять этому незнакомцу. Как жаль, что он полицейский и при этом... такой огромный! Казалось, он заполнял собой весь салон пикапа. Она бросила на него изучающий взгляд, он ответил таким же, причем его карие глаза изучали ее столь внимательно, что она снова занервничала.

— Вы здесь живете?

— Нет, это дом моего друга, который сейчас на дежурстве. Кстати, меня зовут Колин Уайтфитер.

На какое-то мгновение она заколебалась, стоит ли называть ему свое настоящее имя? Поняв, что он заметил это, она решилась:

— А я — Кэтрин Манчестер.

К счастью, его лицо осталось бесстрастным — значит, ее имя ему ничего не говорило.

— Добро пожаловать в Стилуотер, Кэт, — дружелюбно сказал он, и она почувствовала огромное облегчение.

Почувствовала — и испугалась, зная, что еще не время успокаиваться и расслабляться. Этот человек — полицейский. Длинные волосы придавали ему диковатый вид, а широкая грудь производила пугающее впечатление мощи и властности. Впрочем, до сего момента он был любезен и даже увез ее от преследователей. Но все это слишком хорошо, чтобы быть правдой, а потому ей следует по-прежнему соблюдать осторожность.

— Минутку. — Колин вылез наружу. Развязав брезент, он достал три пакета — с печеньем, яблоками и молоком. — Думаю, вы не прочь перекусить.

— Спасибо, — откликнулась Кэтрин, принимая все эти пакеты. Достав носовой платок, она протерла им одно из яблок и протянула Колину.

— Теперь они будут следить за вашей машиной, — спокойно заметил он, надкусывая яблоко.

— Здесь есть аэропорт или автобусная станция?

— В ожидании бури коммерческие полеты прекращены, а автобусная станция закрылась.

Колин заметил, как в ее глазах мелькнуло беспокойство. Ага, значит, она раздумала воспользоваться своей машиной? Женщина была красива — тонкий нос, полные, сводящие мужчин с ума губы, прекрасные зеленые глаза, — хотя явно пыталась это скрыть. На лицо был наложен густой слой макияжа, а основания каштановых волос наводили на мысль о том, что женщина перекрасилась. Колин догадался, что обилие макияжа на губах и бровях объясняется иной причиной, нежели отсутствием вкуса. Бесформенная одежда и очевидная попытка изменить внешность — что за этим кроется?

Интересно, а как бы она выглядела, если бы ее волосы были естественного рыжего цвета? Эта нелепая, мешковатая парка наверняка скрывает стройную и гибкую фигуру. Колину пришла в голову мысль о Лас-Вегасе. Здесь есть три варианта: или эта женщина чья-то возлюбленная, или она что-то украла, или знает нечто опасное. Судя по ее страху, в этом деле могут быть замешаны большие деньги, а, судя по тому, что она не выпускает из рук свою кожаную сумку, у нее там вполне может лежать пистолет.

Кэтрин вскрыла пакет молока и сделала большой, жадный глоток. Затем аппетитно захрустела яблоком. Кажется, она давно не ела.

Снаружи послышался рокот мотора — женщина, перестав жевать, глубоко вздохнула и затаила дыхание, стиснув свою сумку с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Благодаря этому движению Колин обратил внимание на отсутствие каких-либо колец, а также на то, что ногти были коротко и аккуратно подстрижены. Рокот мотора усилился — машина явно медленно ехала вдоль переулка и сейчас проезжала мимо гаража.

Колин сунул руку под куртку, извлек девятимиллиметровый автоматический пистолет и посмотрел на дверь гаража.

— Мне кажется, вам лучше спрятаться, пока они не уехали, — заметил он, стараясь говорить самым спокойным тоном. Пока она сползала на дно пикапа, он продолжал смотреть в зеркало заднего обзора.

Постепенно рокот мотора стал затихать. Колин убрал пистолет и встряхнул головой.

— Уехали.

Неуклюже завозившись, Кэтрин с трудом поднялась обратно на сиденье.

— Прежде чем уехать отсюда, нам придется выждать какое-то время.

— Вы сможете высадить меня где-нибудь в студенческом лагере?

— А что вы там будете делать? Кстати, они будут наблюдать за вашей машиной и, скорее всего, за автобусной станцией, хотя она и закрыта. А поезда не ходят.

Женщина провела рукой по глазам, потом обернулась и посмотрела в заметенное снегом окно гаража.

— Вы слышали сводку погоды?

— Предполагают, что буря усилится. Мне самому надо ехать на север — мое ранчо находится в нескольких милях от города. Я могу доставить вас в Пауни, а там вы сядете на автобус до Тулсы, откуда летают самолеты.

Белые зубы прикусили алую нижнюю губку. Глядя на это зрелище, Колину вдруг неистово захотелось попробовать, на что похоже прикосновение этих мягких и полных губ. «Безумная идея», — предостерег его внутренний голос. Эта беспокойная леди могла доставить слишком много хлопот. В такую бурю он собрался везти ее в Пауни, чтобы наверняка застрять там на всю ночь из-за снежных заносов!

— Благодарю вас, но, если вы доставите меня в лагерь, я как-нибудь устроюсь.

Доставить ее в лагерь, после чего проститься.

— Вы не сможете выбраться из города, — начал уверять он, в глубине души удивляясь собственному безрассудству. А ведь ему бы следовало поблагодарить ее за то, что она сама предложила избавиться от своего общества! — Он слишком мал, чтобы в нем можно было затеряться, поэтому, вас наверняка найдут.

Возможно, ее не слишком убедил его полицейский значок. Если это действительно так, то сразу же возникало много вопросов. И вновь он подумал о танцовщице из Лас-Вегаса, которая, на свою беду, могла слишком много знать. Впрочем, она не очень-то похожа на подобного рода девиц, вернее — совсем не похожа. А что, если она везет в своей сумке крупную сумму денег или партию наркотиков? «Блестящая мысль, детектив Уайтфитер!» — ехидно поздравил он себя.

— Я уверена, что смогу как-нибудь устроиться, — продолжала настаивать Кэтрин, и тогда Колин принял решение.

Пора от нее избавляться, иначе хлопот не оберешься. В конце концов, она сама сделала выбор!

Еще несколько минут они просидели молча, а потом она осторожно вскрыла упаковку с шоколадным печеньем и предложила ему. Он взял одну штуку, и они принялись жевать печенье, искоса посматривая друг на друга. До чего же соблазнительно ее розовый язычок облизывал губы, снимая с них остатки шоколада! Колину безумно захотелось наклониться и лично отведать вкус этих сладких губ. О чем она думала, когда провоцировала в нем сексуальные фантазии? В этой уродской одежде и грубом макияже она была не слишком соблазнительна, и, тем не менее, он чувствовал сильное возбуждение. Раздраженный этим, Колин заерзал на сиденье, посмотрел на дверь гаража, а затем бросил взгляд на часы.

— Так вы не только полицейский, но и хозяин ранчо?

— Я хозяин ранчо — и полицейский на добровольных началах. Время от времени шериф пользуется моими услугами, но сам я предпочитаю работу на ранчо. Она более мирная.

Кэтрин посмотрела на него так, словно сомневалась в искренности его слов, а он вновь подумал о том, что же ее могло столь сильно беспокоить.

Еще раз взглянув на часы, Колин открыл дверцу машины.

— Вот теперь времени прошло вполне достаточно. Скверно, что мой голубой пикап слишком заметен, хотя в городе есть еще два таких же.

Открыв двери гаража, Колин выехал наружу, а затем снова их запер.

— Когда мы приехали, дверь гаража была открыта, — напомнила женщина.

— Да, но зато она была закрыта, когда та машина ехала по переулку. Я скажу моему другу, что был здесь и запер ворота. — Выехав на улицу, Колин не заметил поблизости никаких подозрительных машин черного цвета. — Какое место в лагере вам больше нравится? В здании Союза постоянно толчется множество людей.

— Прекрасно, — откликнулась женщина, покончив с печеньем и снова берясь за свою сумку.

Проехав шесть кварталов, Колин свернул на улицу с особенно оживленным движением, и ему пришлось резко сбавить скорость. Ветровое стекло постоянно заметало снегом, а мерный стук «дворников» чем-то напоминал метроном. Колин протер перчаткой запотевшее стекло и взглянул в зеркало заднего обзора. Черный автомобиль выехал с места парковки и тронулся за ними. Преследование продолжалось два квартала, и тогда Колин резко свернул влево. Черный автомобиль повторил тот же маневр.

— Да, сегодня явно не ваш день, — спокойно заметил он. — Мне кажется, за нами увязался «хвост».





Глава вторая


Колин свернул еще два раза, проехал квартал, но преследователи не отставали. Теперь между ними и Колином было всего три машины.

— Вы все еще хотите добраться до Союза? — спросил он, мельком оглянувшись на женщину.

Кэтрин снова прикусила губу, а ему пришла в голову странная мысль: догадывается ли она сама, что эта ее привычка чертовски сексуальна? Может, она высокооплачиваемая «девушка по вызову», привыкшая возбуждать мужчин? Впрочем, это предположение он немедленно отверг. «Девушка по вызову» без всяких колебаний села бы в его машину и не испугалась бы, когда он въехал в гараж и выключил мотор. Для этой профессии его пассажирка слишком пуглива.

Не став сигналить, Колин в очередной раз резко свернул и оглянулся. Его голубой пикап и черный автомобиль преследователей теперь разделяло всего две машины.

— Я могу попробовать оторваться от них и доставить вас в Пауни или высадить возле Союза, однако это будет непросто — они слишком основательно сели нам на «хвост».

Вместо ответа женщина тяжело вздохнула. Он оглянулся и увидел, что она высунулась в окно и смотрит назад. Длинная прядь каштановых волос выбилась из-под шапки и упала на левое плечо.

— Если хотите, я могу доставить вас в полицию — там вы найдете защиту...

— Нет! — мгновенно и резко отреагировала Кэтрин. Стоило ему взглянуть ей в лицо, как она мгновенно прикусила губу и отвернулась, однако Колин успел заметить, что в ее глазах стоит страх. Любопытство его росло как на дрожжах.

— Если вы не возражаете, то я бы выбрала Пауни, — произнесла она таким тоном, словно он предложил ей отправиться в тюрьму.

Ты все-таки впутался в это дело. Следя за непрекращающимся снегопадом, Колин прочно вцепился в руль. Итак, в эту жуткую метель ему предстоит тащиться в Пауни. Что же она натворила, что за ней так охотятся? И что в ней постоянно вынуждает его, чуть ли не силой, навязывать свою помощь?

В течение нескольких секунд он испытывал сильное искушение доставить ее в полицейский участок и передать в руки представителей закона. Пусть они ищут ответы на все эти вопросы и защищают ее от преследователей в черных пальто! Однако, взглянув на красивый профиль, Колин предпочел Пауни.

Вдавив в пол педаль акселератора, он промчался по переулку, скользя и буксуя, выскочил из него и тут же свернул в другой. Повторив этот маневр несколько раз, он выехал на менее оживленную улицу, ведущую к студенческому лагерю. Достигнув лаборатории, он перемахнул через бордюр и рванул прямо по полю, чтобы проехать между двумя соседними зданиями. Игравшие неподалеку дети искренне веселились, наблюдая за его лихими маневрами, а Колин снова выскочил на улицу и прибавил газу. Надо было удирать, пока кто-нибудь не сообщил о его проделках полиции лагеря.

Через двадцать минут он уже вырвался из города и удовлетворенно взглянул в зеркало заднего обзора. Дорога была пуста! Сбросив скорость и слегка расслабившись, Колин въехал на основную автостраду.

Но через несколько минут хлынул дождь со снегом, ветровое стекло залили сплошные потоки воды, и Колин вновь нахмурился.

— Кэтрин, мы не сможем добраться до Пауни. При таком состоянии дороги я буду счастлив, если мне удастся дотянуть до дома. По снегу я еще могу ехать, но по льду...

Взглянув на женщину, он неприятно поразился недоверию, мелькнувшему в ее глазах.

— Вы можете на меня положиться, — спокойно продолжал он, — иначе я бы воспользовался ситуацией еще там, в гараже.

Она кивнула, но он чувствовал, что ею по-прежнему владеют страх и недоверие.

— Я ездил за продуктами для своих стариков, которые живут неподалеку от меня. Мне необходимо у них побывать, но это не займет много времени, — продолжал он, надеясь ее ободрить.

— Прекрасно, — невозмутимо отвечала она.

— Могу я узнать, откуда вы? Теннесси?

— Я родилась в Вирджинии, но с тех пор часто переезжала. А вы из Оклахомы?

— Да, — кивнул Колин, отметив про себя, что она не ответила на его вопрос. — Мои родители — команчи, и семья живет здесь с тех пор, как предков сослали в резервацию. После окончания колледжа я долгое время жил в Миссури, однако, мои старики никогда не покидали Оклахомы.

— А вы женаты?

— Вдовец. А вы замужем?

— Нет. — Она сцепила пальцы рук.

Дальше они ехали молча, прислушиваясь к рокоту мотора, стуку «дворников» и барабанной дроби градин по стеклам пикапа. Весь окружающий мир стал туманно-белым, а ветви стоявших вдоль дороги кедров под тяжестью налипшего на них снега печально обвисли. На проводах электропередачи снег быстро превращался в сверкающий лед. Кролик выскочил из кювета и запрыгал через дорогу.

Кэтрин очень продрогла, хотя электропечь работала в полную силу, и в салоне было достаточно тепло. Время от времени она исподтишка поглядывала на владельца пикапа. Он вывез ее из Стилуотера, но кто знает, куда он ее везет теперь? Меньше всего ей хотелось встретиться с полицейским, ибо жизненный опыт научил ее не доверять людям со значками. Этот человек выглядел сильным, уверенным в себе и упрямым. Она взглянула на его руки, державшие руль, отметив прямые, мускулистые пальцы и широкие кисти. Да, с такими кулаками не поспоришь.

Тем временем пикап проехал вдоль ограды для скота, взревев мотором, взял подъем и подкатил к дому, стоявшему среди высоких, укутанных снегом кедров. Из трубы приветливо вился белый дымок.

— Это не займет много времени, — снова повторил Колин. — Только зайдем к моим старикам.

— Я подожду вас в машине.

Казалось бы, чего ей бояться, ведь он приглашает ее к родителям, однако Кэтрин слишком хорошо знала, что их присутствие отнюдь не гарантия от насилия со стороны сына.

Сделав вид, что не услышал ее слов, Колин нахлобучил на голову шляпу, вышел из машины и открыл дверцу с той стороны, где сидела Кэтрин. Теперь она воочию могла убедиться, насколько он высок — почти под два метра. В сочетании со смуглой кожей и косматыми темными волосами на вид сущий дикарь. Широкоплечий, с огромными ручищами, он страшил ее — и при этом оставался единственной надеждой.

Она нехотя вылезла из пикапа, а он захлопнул за ней дверцу и обошел машину сзади. Пока Колин развязывал брезент и стряхивал с него снег, задняя дверь дома распахнулась, и на крыльце появилась высокая пожилая женщина с такими же выдающимися скулами и темно-карими глазами, как у сына. Она помахала им рукой. Достав два пакета, Колин вручил их Кэтрин, сам захватил еще пять, после чего широким шагом направился к дому.

— Ну, как добрались? — спросила женщина, разглядывая Кэтрин, которая шла следом.

Колин наклонился, чтобы поцеловать мать, и тихо шепнул:

— Не задавай лишних вопросов. Я не знаю эту женщину, но у нее большие неприятности. — После этого он потоптался на крыльце, стряхивая снег с ботинок, и обернулся к подходившей Кэтрин. — Мать, это Кэтрин Манчестер. Кэтрин, это моя мать — Надин Уайтфитер.

— Входите, я напою вас горячим шоколадом.

— Вы знаете, дорога обледенела, поэтому нам надо добраться домой, пока еще есть такая возможность... — неуверенно заговорила Кэтрин, но Надин твердо прервала ее:

— Вам надо выпить горячего шоколада, — после чего провела их в просторную кухню, уставленную застекленными шкафами.

— Мне показалось, что я слышал голоса, — произнес, входя в кухню, отец Колина. Уилл Уайтфитер был чуть ниже сына ростом, зато шире в плечах. Он производил впечатление крепкого и сильного человека, способного, взявшись за бампер, оторвать пикап от земли. Лицо было морщинистым, кожа задубела, зато губы улыбались, а глаза смотрели приветливо.

«Такому человеку можно доверять», — решила про себя Кэтрин и тут же напомнила себе, насколько доверчивой она была в прошлом, и чем это для нее теперь обернулось.

— Отец, это Кэтрин Манчестер. Кэтрин, познакомьтесь с моим отцом — Уиллом Уайтфитером.

— Несмотря на ужасную погоду, мы рады вас видеть, — бодро заявил Уилл, а Кэтрин с облегчением отметила, что ее имя ничего не говорило семейству Уайтфитеров.

— Присаживайтесь, Кэтрин, а я пока разложу пакеты, — предложил Колин. — Сейчас мать принесет нам шоколад, а потом я помогу отцу сколоть лед и накормить скот.

— Если тебе надо вернуться домой, Колин, поезжай. Ожидается гололед — я только что слышал сводку погоды. Лед нарастет снова, а снегу на дорогах будет не менее шести дюймов, — заявил отец.

— Давайте вашу парку, — вместо ответа сказал сын, останавливаясь за спиной Кэтрин и ожидая, пока она расстегнет пуговицы. Он помог снять парку и повесил на крючок. — Садитесь.

Раздевшись, Кэтрин осталась в длинном, до колен, пушистом фиолетовом свитере. Колин взглянул на ее фигуру — и остолбенел. Женщина была как минимум на шестом месяце беременности.

Почувствовав его изумление, она вспыхнула и засмущалась. Дополнительное смущение вызывала необходимость снять шапку — Кэтрин слишком хорошо представляла себе, во что превратились ее волосы после того, как она целый день проходила и ней. Передавая шапку Колину, она случайно коснулась его руки и мгновенно ощутила жгучее покалывание в кончиках пальцев. Этот человек был словно наэлектризован!

Пока Кэтрин раздевалась и усаживалась, Колин не сводил с нее глаз, и от этого ее смущение только возросло. Она не привыкла к столь тщательному изучению! С трудом подняв голову и встретившись с ним глазами, она даже замерла от напряжения, почувствовав, как между ними, того и гляди, начнут проскакивать электрические разряды. Ощутив учащенный пульс, Кэтрин удивилась себе — последний раз она реагировала на мужчину столь бурно в возрасте двадцати лет.

Наконец Колин отвернулся, чтобы снять собственную куртку. После этого сердце Кэтрин забилось еще сильнее — теперь перед ней стоял статный и широкоплечий, узкобедрый и длинноногий красавец в красной шерстяной рубашке и бледно-голубых джинсах.

Порывистым жестом отбросив с лица черные космы, он пересек кухню, чтобы помочь отцу. Когда они оказались рядом, для Кэтрин стало очевидно их несомненное сходство — суровые, мужественные лица, надменные, орлиные носы и сильные челюсти.

Чтобы отвлечься от волнующего созерцания своего спутника, Кэтрин осмотрелась вокруг. Комната была беспорядочно уставлена кухонными приборами и напоена ароматом горячего шоколада. Этот запах напомнил Кэтрин детство, когда жизнь была такой простой и предсказуемой. Веселенькие желто-белые занавески были подвязаны, открывая заиндевелые окна, на подоконниках которых стоят комнатные растения. Теперь она чувствовала себя в полной безопасности и даже захотела поблагодарить Колина за то, что он привез ее сюда. Более того — она была готова остаться здесь до тех пор, пока не растает снег!

— Одну чашку, мать, только одну чашку. Затем я помогу отцу, и мы уедем, — добродушно заявил Колин, пока его мать разливала дымящийся шоколад.

— Вам не следует никуда ехать в такую погоду, — отвечала Надин, улыбаясь Кэтрин.

Она еще не успела поднести чашку к губам, как Колин одним залпом выпил свою. Толстостенная глиняная чашка приятно согревала ей пальцы, а вкус шоколада показался восхитительным — так давно она не ела горячей пищи.

— Отец, нам надо уехать как можно раньше, поэтому давай начнем, — заявил Колин, вставая на ноги.

— Ну что ж, пошли, — ответил Уилл, натягивая тяжелую куртку и нахлобучивая широкополую шляпу.

Когда мужчины ушли, Надин вымыла их чашки и подлила шоколада Кэтрин. Через десять минут разговора о том, каким Колин был в детстве, Кэтрин вдруг поняла, что Надин не собирается ни о чем ее расспрашивать. То ли Колин ей что-то сказал, то ли все мысли Надин занимает ее семья?

Несмотря ни на что, Кэтрин по-прежнему ощущала внутреннее напряжение и боялась вновь остаться с Колином наедине. Поэтому она с тоской поглядывала на часы до тех пор, пока на крыльце не послышались мужские шаги и голоса. Открылась входная дверь, Колин просунул голову и обратился к Кэтрин:

— Если вы сможете самостоятельно надеть свою парку, то я не буду входить, чтобы не нанести грязи.

Она кивнула и направилась к вешалке. Пока Кэтрин одевалась, к ней подошла Надин.

— Я рада, что вы заехали вместе с Колином. Иногда меня беспокоит его одиночество.

— Ну, на сегодняшний вечер оно ему не грозит, — пошутила Кэтрин, прислушиваясь к звукам за окном — похоже, снова начался дождь со снегом.

— Захватите с собой вот это, — и Надин сунула ей в руки плотно закрытый и теплый пластиковый контейнер. — Это «чили» вам на ужин. Колин и сам умеет готовить, хотя его меню весьма ограниченно.

— Спасибо, миссис Уайтфитер. Мне было очень приятно с вами познакомиться.

— Мне тоже. Надеюсь, что у вас все будет хорошо. Еще раз спасибо, — только теперь она поняла, что Колин успел предупредить свою мать.

Открыв дверь, Кэтрин вышла на крыльцо и увидела, что он ее ждет.

Они стали спускаться по ступеням, и тут она поскользнулась. Колин мгновенно обхватил ее за талию и помог устоять на ногах. Это был всего лишь дружеский жест, но, внезапно оказавшись в его сильных объятиях, Кэтрин не могла остаться равнодушной.

— Спасибо, — сухо поблагодарила она, надеясь, что он не заметил ее непроизвольной реакции. — Со мной все в порядке.

Однако он твердо взял ее под руку, и ей пришлось подавить желание немедленно вырваться. Через несколько минут они уже сидели в пикапе, теплый контейнер стоял на сиденье между ними.

— Ваши родители — очень милые люди, — негромко сказала Кэтрин, стараясь подавить волнение при мысли о том, что сейчас ей предстоит дорога в неизвестность, да еще в обществе этого странного человека.

— Я вернулся в Оклахому, чтобы помогать отцу, хотя он не слишком-то нуждается в моей помощи.

Какое-то время они ехали молча, затем пересекли разделительную полосу и съехали с основной автострады на проселочную дорогу. За час они сделали меньше десяти миль, а дождь все не утихал.

— Скоро приедем, — заявил Колин, протирая ветровое стекло тыльной стороной ладони. Действительно, вскоре за пеленой дождя показалась ограда для скота. Заехав внутрь, Колин остановил машину и вылез наружу.

— Я сейчас вернусь — только закрою ворота, — прокричал он, стараясь перекрыть шум ветра.

Кэтрин принялась наблюдать за тем, как Колин, раскачав и освободив ворота от снега, запирает их. Вернувшись, он молча сел за руль, включил передачу и медленно тронул с места.

Наконец впереди показалась темная громада дома. Когда они приблизились, Кэтрин разглядела, что к боковой стене дома вплотную примыкает гараж. Колин нажал кнопку электронного выключателя и подождал, пока двери гаража разъедутся в разные стороны. Кэтрин отчего-то вздрогнула.

Они въехали в трехместный гараж, где уже стоял джип, и привычный стук дождевых капель по крыше пикапа сменился гораздо более гулким стуком по крыше гаража.

Заглушив мотор, Колин вылез из машины. Кэтрин крайне неохотно открыла дверцу, но вылезти не успела — из темного угла к ним тут же метнулись две огромные тени. Это были собаки — одна серая, другая черная. У Кэтрин упало сердце, и она с трудом удержалась от крика. Колин весело приласкал обоих животных:

— Познакомьтесь, это Бастер. А это волк по кличке Лобо.

— Действительно волк? — с опаской спросила Кэтрин, оттягивая время, чтобы прийти в себя. Вопрос был излишним: такое мощное желтоглазое существо с густой серой шерстью и стальными клыками не могло быть никем иным. — А вы уверены, что я могу выйти? На вид они такие свирепые.

— Да это просто ягнята, — успокоил ее Колин. — И прекрасно понимают, что, если вы приехали в моей машине, значит, вы моя гостья. — Он коротко свистнул, и оба животных вернулись к нему. — Сидеть.

Собака и волк тут же сели рядом.

— Не бойтесь — они не кусаются.

— Хорошие собачки, — отважно заявила Кэтрин и, выскользнув из пикапа, похлопала себя по коленям. — Ну, идите ко мне.

Животные послушно откликнулись на ее зов, и она смогла их погладить и почесать за ушами.

— Бастер, по-моему, шотландская овчарка, но откуда у вас Лобо?

— Я нашел его еще щенком. Лобо был ранен, и пришлось взять его с собой.

— Значит, вы постоянно подбираете заблудших и нуждающихся в помощи? — слегка улыбнулась Кэтрин.

— Нет, — покачал он головой, доставая из машины пакеты. — Если считать первым Лобо, то вы — вторая.

Кэтрин не поверила, но не стала высказывать свое сомнение вслух. Взяв контейнер с «чили» и пару пакетов, она последовала за Колином на кухню, которая выглядела значительно более современной, чем у его родителей. Бастер вбежал следом и остановился у пустой миски. Затем появился и Лобо, который сел и посмотрел на Колина. Кухня показалась Кэтрин очень уютной, причем это впечатление создавал главным образом огромный очаг, сложенный из больших плит песчаника. Вдоль стен стояли шкафы для утвари, сделанные из сучковатой сосны. Кухня незаметно переходила в гостиную, образуя с ней единую комнату Г-образной формы. В гостиной находилось несколько книжных полок, два кресла-качалки, софа темно-бордового цвета и еще один огромный камин. Стены обшиты сосновыми панелями, на окнах — жалюзи. Все вместе производило впечатление незамысловатого уюта.



— Устраивайтесь как дома, — предложил Колин, выкладывая пакеты на длинный дубовый стол. — У меня, правда, только одна спальня, но зато есть софа.

Сняв куртку, он повесил ее на дверь, подошел к Кэтрин и помог освободиться от тяжелой парки.

— Как только разожгу огонь и разложу продукты, покажу вам дом, — пообещал он.

Оставшись в одном свитере, Кэтрин почувствовала себя неуютно и снова насторожилась. Наблюдая за тем, как Колин, словно забыв о ее существовании, сосредоточенно возится на кухне, она несколько приободрилась, однако не утратила бдительности и по-прежнему ни на секунду не расставалась со своей сумкой. Тем временем Колин снял телефонную трубку и несколько минут с кем-то разговаривал — судя по всему, это был старший работник его ранчо. А она и не подумала, что здесь поблизости есть еще кто-то!

— Бад, — говорил Колин, — передай остальным, что я запер ворота, а на ночь включу охранную сигнализацию. У меня тут гостья, за которой по городу гонялось несколько подозрительных ребят... Если кто-то из вас заметит поблизости незнакомцев, то пусть сразу же сообщит мне. Они вооружены, так что будьте начеку. Если же начнется стрельба — немедленно звоните в 911...

Удивленная Кэтрин сжала руки. Сколько мужчин подвергаются опасности из-за ее присутствия в этом доме!

— ...Да, я это сделаю... И никто сюда не влезет... Да, и выпущу собак... Хорошо... Спасибо... Увидимся утром.

— Из-за меня вы и ваши люди в опасности, — тихо произнесла Кэтрин, как только он повесил трубку.

— Да, и я предупредил их об этом. Но мои ковбои прекрасно смогут позаботиться о себе сами, а те болваны им и в подметки не годятся, так что не беспокойтесь.

Колин вернулся на кухню и, присев на корточки возле очага, принялся подбрасывать поленья в огонь. Наблюдая за ним, Кэтрин понимала, что ей нечего опасаться, однако расслабиться по-настоящему ей никак не удавалось.

— Ну что, пойдемте? — предложил он, когда очаг заполыхал. — Я обещал вам экскурсию по дому.

Они вышли из кухни, причем Кэтрин следовала за ним, держа сумку на плече и прижимая ее к левому боку. Да, по виду он — обычный фермер, однако не стоит терять бдительность!

Колин провел ее в просторный холл и указал на открытую дверь:

— Там — ванная. Полотенца — в шкафу.

Осторожно приблизившись к двери, Кэтрин заглянула внутрь и увидела, что комната выложена плиткой цвета морской волны. Сама ванна была старомодной — на ножках. Слева находилась еще одна открытая дверь — наверное, в спальню.

Сейчас Кэтрин стояла рядом с хозяином. Колин был настолько выше ее, что, несмотря на собственный рост, она вынуждена была сильно задрать голову. А ведь даже Слоун был выше ее всего на несколько дюймов.

Находясь рядом с этим огромным мужчиной, Кэтрин поневоле испытывала некоторую тревогу, чувствуя себя маленькой и беззащитной. Окинув ванную быстрым взглядом, она поспешила отойти подальше.

Потом Колин подвел ее к другой двери.

— Там находится моя комната, и сразу предупреждаю — я не ждал гостей.

Как только она вошла внутрь, ее внимание привлекли большие, панорамные окна и стеклянные двери, которые автоматически открывались при приближении к ним. За окнами по-прежнему бушевала непогода. Дождь кончился, но снег продолжал валить большими, крутящимися на ветру хлопьями. Именно такими рисуют их на новогодних открытках. Оторвавшись от окон и оглядев комнату, Кэтрин увидела огромных размеров постель, покрытую измятыми покрывалами. На стуле небрежно лежали джинсы, с телевизора свешивалась рубашка. Довершали картину удочки.

Эта комната тоже была обшита сосновыми панелями и выдержана в тех же темно-бордовых и бирюзовых тонах, что и вся обстановка.

— В излишней аккуратности меня не упрекнешь, — усмехнулся Колин.

От этой усмешки у Кэтрин замерло сердце. В ней было что-то невыразимо обаятельное и притягательное, она на редкость хорошо смягчала мужественные черты его смуглого лица. Странно, но до сего момента Кэтрин была готова спорить на все деньги в ее сумке, что она на долгое время гарантирована от того, чтобы увлечься каким-нибудь мужчиной, и вот на тебе...

— Мне нравится ваш дом, — заявила она. — И даже весь этот беспорядок.

— Да, мне и самому нравится мой маленький замок. Пойдемте подогреем «чили», который нам приготовила мать. Я надеюсь, вы едите индейские блюда?

— Конечно, особенно те, которые так замечательно пахнут.

Наблюдая за тем, как она продолжает судорожно цепляться за свою сумку, Колин вдруг вспомнил пугливого жеребенка, которого он когда-то купил. Жеребенок шарахался от каждого, кто приближался к нему на несколько ярдов, и это навело Колина на мысль, что прежний хозяин, по-видимому, его избивал. Прошло немало времени, прежде чем жеребенок успокоился. В конце концов, из него получилась прекрасная верховая лошадь.

Вымыв руки, они вернулись на кухню. Кэтрин принялась резать зелень для салата, в то время как Колин подогревал «чили». Она работала молча, положив сумку на стул рядом с собой. В тот момент, когда она повернулась к нему спиной, Колин осторожно приподнял сумку, желая подтвердить свою догадку насчет пистолета. Да, она была достаточно тяжелой.

Затем он снова вернулся к созерцанию Кэтрин, уделив особое внимание ее волосам. Сейчас они были сколоты заколками. Однако некоторые пряди, сумевшие избежать плена, игриво щекотали маленькие ушки и тонкую нежную шею. Кроме маленьких бриллиантовых серег, на ней не было никаких других украшений. С момента их приезда у Колина создалось впечатление, что она постоянно напряжена, и он искренне опасался ее напугать, сделав резкое движение или уронив что-нибудь.

Наконец все было готово, и они сели за стол, на котором дымились тарелки с «чили», стояло блюдо с зеленым салатом и горячими маисовыми лепешками. Первые минуты ужин проходил в молчании. При этом Колин думал: если она все же является танцовщицей или звездой стриптиза, то какой же долгий путь ей пришлось проделать из Лас-Вегаса или Рено. Тех троих, что ее преследовали, наверняка нанял какой-то человек с толстым кошельком.

Он глянул в окно, за которым быстро сгущались сумерки. Как все-таки приятно в такую дьявольскую непогоду находиться у себя дома! А где, интересно, сейчас те типы, которые за ней гонялись? Остановились в мотеле Стилуотера? В такую метель они не отважатся выехать за город, поэтому наверняка уже нашли себе теплую нору.

Колин потянулся за пультом дистанционного управления.

— Ничего, если я включу телевизор?

— Я бы просила вас этого не делать, — поспешно отозвалась Кэтрин, пряча глаза, в которых мелькнул страх.

Но стоило ей поднять голову, как она увидела, что он напряженно смотрит на нее. В очаге треснуло полено, но Колин не обратил на это внимания — сидевшая перед ним женщина вдруг заморгала ресницами и поспешно отвернулась.

Продолжая следить за выражением ее лица, он намеренно положил пульт на стол между ними.

— Вы не хотели обращаться в полицию. Вы не хотите смотреть телевизор. Вам не кажется, что пришло время хоть немного рассказать мне о своих проблемах?



Глава третья



У Кэтрин замерло сердце. Она ждала этого момента с той самой минуты, когда впервые села в его пикап. Но проходило время — он молчал, и она постепенно начала успокаиваться. И вот теперь он сидит напротив нее — внимательный и спокойный — и ждет ответа. А ведь он полицейский! От этой мысли она снова похолодела. Насколько ей было известно, Слоун не обращался в полицию, чтобы вернуть ее, однако это могло случиться в любую минуту.

Размышляя над тем, что ответить Колину, она сделала несколько глотков из стакана с ледяной водой и опустила глаза в тарелку.

— Я в разводе, но у меня ужасный муж.

— Если вы развелись, то почему его боитесь?

Кэтрин лихорадочно пыталась придумать историю, которая бы смогла удовлетворить его любопытство, но затем, подняв голову и посмотрев в его настороженные карие глаза, решилась сказать правду.

— Я беременна, и мой бывший муж хочет, чтобы я вернулась.

— Он хочет получить своего ребенка?

— Это мой ребенок! — яростно огрызнулась Кэтрин. — Я завтра уеду, так что давайте лучше оставим этот разговор.

После этого она затаила дыхание, ожидая, что он скажет, и моля Бога, чтобы он согласился прекратить этот мучительный допрос.

— Послушайте, я сам видел, как за вами гнались три головореза, — нетерпеливо начал Колин. — Нетрудно предположить, что их послал какой-то богатый и влиятельный человек. Мне надо знать наверняка степень риска, которому я подвергаюсь. Я вовсе не собираюсь звонить вашему бывшему мужу, но я хочу знать: кому я перешел дорогу тем, что приютил вас под своей крышей?

— Это совсем не обязательно, поскольку я уеду, как только стихнет метель, а до того времени они не смогут нас найти.

— Кэтрин, у меня воображение богатое, и я могу себе представить любой сценарий. Если вам что-либо известно о краже миллиона долларов, то даже после того, как вы уедете, эти ребята могут нагрянуть по мою душу, решив, что вы мне обо всем рассказали.

— О нет, ничего похожего! Дело обстоит именно так, как я уже говорила. У меня ужасный муж, который хочет, чтобы я вернулась, — только и всего.

Заметив, что он по-прежнему сомневается, она снова призадумалась — как же его убедить? Наблюдая за красными языками пламени, весело плясавшими на поленьях, Кэтрин задумчиво прикусила нижнюю губу.

— Ведь мое имя вам ни о чем не говорит, не так ли?

— Нет. А что?

— Моего бывшего мужа зовут Слоун Манчестер.

Это уже было что-то более знакомое, и Колин напрягся, пытаясь вспомнить. Так, так... «Манчестер ойл»... Ага!

— Луизиана, — вслух произнес он. — Он — кандидат от какой-то партии. Нефть и большой бизнес...

— Верно. Его отец — Тайсон Манчестер из «Манчестер ойл». Существует немало политиков, которые хотели бы видеть Слоуна губернатором Луизианы.

— Мне кажется, что человек, собирающийся баллотироваться на такой пост, не станет рисковать, гоняясь за своей бывшей женой, да еще пытаясь силой заставить ее вернуться. На этот случай существуют законы.

— Он надеется, что его людям удастся вернуть меня незаметно, так что никто ни о чем не узнает.

— Тогда обратитесь к прессе. Или давайте я отвезу вас в полицию.

— Нет! — Побледнев, Кэтрин отодвинула стул и резко встала.

Теперь, даже несмотря на продолжавшуюся бурю, она чувствовала в себе силы немедленно двинуться в путь. Колин тоже поднялся, приблизился и мягко обнял ее за плечи. Она вздрогнула и отпрыгнула в сторону, вскинув руки, словно защищаясь.

— Ну-ну, — мягко заговорил он, — успокойтесь, Кэтрин. Клянусь, я не причиню вам вреда.

Кусая губы, она продолжала смотреть на него потемневшими от гнева и страха глазами, а он мысленно поражался тому, каким же подонком должен быть этот самый Слоун Манчестер.

— Садитесь, и давайте поговорим. Но для начала постарайтесь расслабиться. Если вы не хотите, я не буду звонить в полицию. — Колин старался говорить как можно спокойнее, чтобы не вспугнуть ее снова.

Бывший муж этой беременной женщины, что сейчас находилась в его доме, собирался баллотироваться в губернаторы. Получалось, что он, Колин, взялся защищать ее от одного из самых могущественных людей в стране. Как же он ухитрился впутаться в эту историю и какую глупость намеревается сделать дальше? Не проще ли предоставить женщину ее собственной участи?

— Как только буря утихнет, я исчезну из вашей жизни, — словно бы угадав его мысли, быстро проговорила Кэтрин.

— Сначала сядьте. Если вам нравится, можете повернуться к огню.

Она кивнула, однако не сделала ни шага к стульям, которые стояли напротив очага. Неужели она боится пройти мимо него? Колин обошел вокруг стола и подложил в огонь еще одно полено.

Кэтрин уселась в кресло-качалку и поджала под себя ноги.

— А вы действительно развелись?

— Да. В тот момент, когда я подала на развод, в жизни Слоуна уже была другая женщина. — Рассказывая, она смотрела на свои руки, лежавшие на коленях. — Тогда его частной жизнью еще никто не интересовался, поэтому Слоун легко согласился на развод, и мы тут же развелись. Однако он почти сразу же пожалел об этом. Кажется, что он жаждет лишь того, что недоступно, — с горечью добавила Кэтрин. — Я отказалась брать у него деньги, хотя собственных сбережений у меня было маловато. В момент развода родители Слоуна находились в Европе, иначе отец непременно отговорил бы его от этого шага. Он уже давно мечтал о политической карьере для своего сына.

Почувствовав жар, Колин пересел подальше от камина в кресло-качалку. Если все, что она ему рассказывала, правда, то ей нечего опасаться полиции.

— Кэтрин, — мягко заговорил он, чувствуя неодолимое желание коснуться ее руки и пряча свои руки в карманы от греха подальше, — если Слоун дал развод, он никак не сможет заставить вас вернуться к нему.

Она с горечью взглянула на него и покачала головой:

— Они с отцом слишком могущественные люди, привыкшие с помощью взяток и давления добиваться всего, чего хотят. У Слоуна есть влиятельные друзья в высших эшелонах власти, в том числе и среди судей. Он и раньше прибегал к взяткам, когда хотел чего-то добиться в своем бизнесе.

— Тогда ему никогда не стать губернатором!

— Но я не могу с ним бороться! Он обернет все против меня.

— Однако в глазах его будущих избирателей все это будет выглядеть не слишком-то привлекательно. Если его головорезы заставят вас вернуться, то это будет называться похищением.

— Моего отца посадили в тюрьму за растрату. У меня не слишком законопослушная семья, и Слоун неоднократно напоминал мне об этом. Мы южане, и в Гражданской войне наши предки сражались на стороне Конфедерации. Выйдя замуж, я была принята как в его семье, так и в высших кругах Нового Орлеана, однако Слоун заявил, что всегда сможет изобразить меня самой последней стервой, имеющей коррумпированных родственников. А ведь теперь я жду ребенка.

Закусив губу, она вновь опустила глаза на свои руки. Колин потянулся было к ее подбородку — ему хотелось поднять ей голову и заглянуть в глаза, однако стоило Кэтрин почувствовать его легкое прикосновение, как она вздрогнула и моментально отпрянула. Ему пришлось снова спрятать руки в карманы.

— Вы напрасно боитесь, — мягко заметил он, мысленно обругав Слоуна Манчестера, — я вас не обижу. Еще никогда в жизни я не обижал женщин, даже когда исполнял обязанности полицейского.

— Извините, — она виновато посмотрела на него. — Это непроизвольная реакция.

И вновь ему захотелось привлечь ее к себе, заключить в объятия и нежно уверить в том, что она в полной безопасности. Впрочем, некоторая доля цинизма, присущая его мужской натуре, заставила Колина слегка усмехнуться. Ну да, в такой же безопасности, как мышь, находящаяся в одном помещении с котом. Да еще те три головореза продолжают свою охоту. Метель затруднит их поиски, но рано или поздно они выяснят, кто является владельцем голубого пикапа, и где он живет. Кстати, они могут узнать это даже несмотря на бурю.

Так что же ему делать с этой женщиной, которую он инстинктивно начал защищать с той самой минуты, как впервые увидел? Колин задумчиво потер шею.

— Я знаю нескольких адвокатов, которые согласятся выслушать вашу историю.

— Это бесполезно! — с досадой отмахнулась Кэтрин. — Я же говорила: у Слоуна могущественные друзья. Вы и представить себе не можете, на что он способен. Я сама думала, что сумею найти защиту от его жестокости, пока не убедилась в обратном.

— Но его влияние вряд ли распространяется на этот штат, — усомнился Колин.

— Если бы меня похитили и увезли обратно в Луизиану, то первое, что сделал бы Слоун, — объявил бы во всеуслышание, что я больна, или что у меня психическое расстройство. Он на это способен. Вот почему я не хочу обращаться в полицию.

— Хорошо, обойдемся без полиции, хотя мне кажется, что вы совершаете ошибку.

— У меня уже есть печальный опыт, — упрямо заявила она.

— Ну и что вы намерены делать дальше?

— Я собираюсь отправиться в Калифорнию. Там живет подруга, на помощь которой я могу рассчитывать. Чтобы найти меня в Калифорнии, Слоуну потребуется немало времени — а это сейчас самое важное. Вне зависимости от того, выиграет он выборы или проиграет, после них ему будет не до меня. Если он проиграет, то не сможет так просто вернуть меня назад, если же выиграет, то утратит ко мне всякий интерес. Я нужна ему только в данный момент, как часть имиджа. И я уверена — он уже немало раздражен тем, что не в состоянии меня контролировать.

— И все-таки — вы действительно развелись?

— Я сказала вам правду и повторяю еще раз — да, я в разводе.

— В таком случае должны существовать официальные документы, подтверждающие факт вашего развода, и газетчики обязательно до них докопаются, когда начнут выяснять его семейное положение.

— Слоун имеет полный контакт с прессой и всегда сможет рассказать о моем мнимом душевном недуге. Как только начнется избирательная кампания и его биографией всерьез заинтересуется общественность, он непременно это сделает.

После такого заявления Колин заметно помрачнел.

— Я не собираюсь доставлять вам беспокойство и завтра уеду, — медленно сказала Кэтрин, по- своему истолковав его реакцию. — Так что с теми людьми у вас не будет проблем. — «Каким же яростным и сердитым он сейчас выгладит!» — отметила она про себя.

— Они наверняка выяснят, кто является владельцем голубого пикапа... — (Кэтрин вздрогнула, как от пощечины.) — Однако сегодня ночью они нас еще не найдут. Это я вам гарантирую. — Его глаза задумчиво скользнули по ее фигуре. — Когда должен родиться ребенок — в марте или апреле?

— На следующей неделе.

— На следующей неделе! О! — Колин был искренне потрясен. — По вашему виду не скажешь.

— Это из-за моего роста.

Колин не расслышал ответа, поскольку им овладел приступ гнева. Но на этот раз он был направлен против самой Кэтрин — почему она так безответственно относится к предстоящему событию?

— Вам не следует постоянно находиться на ногах, — начал выговаривать он, — вам нужны друзья или родственники. Вы должны жить в непосредственной близости от больницы, а не бегать по всей стране, спасаясь от трех негодяев.

В качестве полицейского Колин немало повидал всяких смертей и катастроф. Сейчас он достиг того состояния, когда начинаешь испытывать тихую радость, наблюдая за чудом рождения, когда не можешь сдержать улыбки при виде новорожденного теленка или жеребенка, нетвердо стоящего на тонких ножках. Ему хотелось внушить свои чувства этой женщине, потрясти ее этим... впрочем, меньше всего она сейчас нуждается в потрясениях. Ей нужны сильные руки и забота любящего мужа — вот что ей нужно!

— А где сейчас находится ваша мать?

— Она умерла год назад. У меня больше нет семьи. Вам не стоит за меня волноваться. Когда придет время, я сама поеду в больницу.

— Но вы бываете у врача?

— Да, я обращалась в клиники тех городов, где останавливалась.

Он запустил пальцы в свои густые волосы.

— Черт побери! У вас должен родиться ребенок, а у вас нет для него никакой одежды, если только она не в вашей сумке? Что вы будете делать, например, в случае детского поноса? А ведь те люди хотят увезти в Луизиану не только вас, но и вашего малыша.

Она вскинула голову и вызывающе посмотрела на него.

— Они не смогут похитить ребенка прямо из больницы. Я надеюсь, что, несмотря на метель, мне удастся добраться до Калифорнии прежде, чем начнутся роды. До утра меня никто не найдет, а завтра я сяду на самолет в Тулсе, долечу до Денвера, а оттуда до Сан-Франциско. Если мне повезет, то уже на следующий вечер я буду в Калифорнии.

— Хотелось бы надеяться... Кстати, а что вы говорили о своей подруге?

— Ее зовут Пола Курчак, и она умеет обращаться с новорожденными. У нее самой маленькая дочь, так что она снабдит меня всеми необходимыми детскими вещами.

— Но как вы можете быть уверены, что ребенок родится точно в назначенный день? — Он старался говорить спокойно и сдерживать раздражение, которое она в нем вызывала.

От улыбки у Кэтрин образовались соблазнительные ямочки на щеках. Теперь она выглядела настолько очаровательной, что он вполне мог понять ее бывшего мужа, желающего вернуть жену любой ценой.

— Со мной и моим ребенком все будет в порядке, — заверила она.

— А вы уже ходили на ультразвук — знаете, кто родится?

— Да, ходила, хотя и не знаю результатов. Я сказала врачам, что люблю сюрпризы и буду обожать своего ребенка, какого бы пола он ни оказался.

— Когда буря стихнет, — задумчиво пообещал Колин, — я отвезу вас в Тулсу и посажу на самолет до Калифорнии.

— Это было бы очень благородно с вашей стороны.

— Не хотите позвонить своей калифорнийской подруге?

— Пола уже знает, что я приеду на этой неделе. Я сказала, что позвоню ей из аэропорта, сразу по прилете на место.

Про себя Колин несколько усомнился в существовании этой подруги, хотя, с другой стороны, зачем бы она стала ему лгать? Он едва знал эту женщину, и ему не было до нее никакого дела. Но всего через неделю она должна родить! Мысль об этом нервировала его сильнее, чем ее преследователи. Дети рождаются по собственному графику, не считаясь с ожиданиями матерей...

— Хотите горячего шоколада? — предложил он, пытаясь разрядить напряжение и успокоить собственные нервы.

— Да, это было бы неплохо.

Кэтрин встала и пошла вслед за ним на кухню. Пока он подогревал напиток и наливал его в чашки, она протерла стол.

— А как насчет вашей машины, которую вы оставили в Стилуотере? — спросил Колин.

— Я взяла ее напрокат и должна агентству лишь за сегодняшний день. Вышлю деньги по почте. Я им позвонила из ресторана и сообщила, где припаркована машина. Поскольку я брала ее на чужое имя, с этой стороны мне ничто не угрожает.

— Отлично. Кстати, а где вы познакомились со Слоуном?

— О, это было еще тогда, когда я заканчивала школу. Он был лучшим игроком в баскетбольной команде штата, и я была просто поражена, когда он начал за мной ухаживать. Через год, когда я поступила в колледж, мы поженились. Сейчас мне двадцать три года.

«Еще один сюрприз!» — отметил Колин. Строгая прическа, яркий макияж и огромные очки делали ее намного старше. Ему захотелось снять с нее эти дурацкие очки, из-за которых она была похожа на сову, однако, он не решился это сделать, помня ее постоянную настороженность. И все же желание оказалось сильнее.

— Вы позволите?

Несколько мгновений она колебалась, а затем кивнула и затаила дыхание. Он осторожно, слегка коснувшись пальцами ее висков, снял очки и водрузил их себе на нос. Стекла оказались без диоптрий.

— Я пыталась изменить свою внешность, — пояснила Кэтрин, — хотя при таком росте, как у меня, это не так-то просто сделать.

Сняв очки, Колин положил их на стол.

— Если вы вышли замуж на первом курсе колледжа, то ваш брак продолжался достаточно долго.

Она вспыхнула и нервно потерла кончики пальцев.

— Трудно рвать сразу. Кроме того, поначалу я еще надеялась что-то изменить.

— Впрочем, это не мое дело. Извините.

— Можете спрашивать о чем хотите. Слоун был таким красивым, сильным, здоровым, преуспевающим, знаменитым, что им нельзя было не увлечься. Но он слишком часто давал мне понять, что я его не стою.

— Если вам придется предстать перед судом, то у вас имеются какие-либо доказательства его жестокого обращения с вами?

— Нет, да это и не важно. Они с отцом все равно бы смогли подкупить множество свидетелей, которые показали бы обратное.

— Но должен же существовать хоть один неподкупный! — Колин вновь почувствовал ненависть к человеку, которого он совсем не знал. — И если хотите, я постараюсь найти такого свидетеля.

— Нет! — испуганно воскликнула она. — Пожалуйста, не делайте этого. Слоун может быть безжалостным. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал из-за меня. Тем более что Слоун придет в ярость, если узнает, что кто-то интересовался его семейной жизнью.

— Плевал я на вашего мужа, — разозлился Колин.

— Пожалуйста, обещайте мне никого не искать и не задавать ненужных вопросов.

— Хорошо. Я вам уже говорил, что со мной у вас не будет проблем.

Она удивленно взглянула на него, и он с некоторым опозданием осознал двусмысленность своей фразы, ведь это обещание подразумевало продолжение их отношений.

— Вы поняли, что я имел в виду?

Она лукаво улыбнулась, и от этой улыбки у него вновь перехватало дыхание. Глядя на эту странную женщину, он забывал о ее прошлом, в котором царил какой-то там Слоун. Его тянуло к ней, ему хотелось узнать ее лучше, хотелось заботиться о ней и ее будущем ребенке. Интересно, а как она будет выглядеть, если смоет этот макияж и распустит волосы? Любопытство было столь сильным, что он вновь не смог удержаться.

— Могу я распустить ваши волосы?

Он понимал, что его вопрос выглядит довольно по-дурацки и может ее испугать. Кстати, последний раз он задавал подобный вопрос женщине не менее десяти лет назад.

Ее глаза широко раскрылись от изумления, однако она вновь кивнула. Тогда он приблизился к ней и, осторожно вынув первую заколку, бережно, стараясь не причинить ни малейшей боли, расправил прядь волос. Она не сводила с него глаз, и он поневоле подумал, скольких мужчин мог свести с ума их изумрудный блеск.

У Кэтрин учащенно билось сердце, однако она заставляла себя сидеть спокойно. Ведь если в его движениях появится что-то угрожающее, она всегда сможет отпрянуть в сторону. Интересно, пробудилось ли в нем желание? Согласившись приехать сюда, она поневоле отдала себя во власть этого человека — и как бы теперь не пришлось за это расплачиваться. Тем более что метель не утихала...

От прикосновения его осторожных пальцев она ощущала какое-то странное, непривычное покалывание. Слоун уже давно убил в ней всякое желание физической близости, сделав супружество тягостной обязанностью. Даже прикосновения мужа вызывали у нее отвращение. Других мужчин у нее никогда не было, и никто еще не высказывал желание распустить и погладить ее волосы!

Облизывая пересохшие от волнения губы, она смотрела в непроницаемые глаза Колина и никак не могла понять, о чем он сейчас думает. Тем временем Колин вынул вторую заколку, положил ее на стол и продолжил свои нежные поглаживания. Его движения были столь осторожны и деликатны, что Кэтрин постепенно начала успокаиваться.

Нет, его все же нельзя было назвать красивым — черты лица слишком резкие, кожа смуглая, на правой скуле небольшой, заметный лишь с близкого расстояния шрам.

— Зачем вы это делаете? — тихо спросила она.

— Мне интересно, как вы выглядите с распущенными волосами.

Странное желание и странная сцена! За всю ее супружескую жизнь у нее никогда не было ничего подобного. И все же окончательно расслабиться не удавалось — сказывался суматошный день. Но до чего бережно и ловко этот мужчина обращается с ее волосами — глядя на его огромные руки, трудно было ожидать от них подобной деликатности.

Наконец Колин окончательно распустил ее волосы и удивился, увидев, что они достают ей почти до талии.

— Какие длинные! — произнес он хриплым от волнения голосом. — И какие шелковистые...

Про себя он подумал, какое чудесное, невероятно эротическое зрелище представляла бы собой обнаженная Кэтрин, прикрытая лишь распущенными волосами.

— Вы еще не видели их натурального цвета.

— Они рыжие, правда?

— Да. Я перекрасилась в надежде скрыться от людей Слоуна, но это оказалось бесполезным.

— А иначе и быть не могло — вы слишком яркая и высокая женщина, чтобы остаться незамеченной... А теперь повернитесь ко мне спиной, и я помассирую нам плечи. Это поможет расслабиться. — Он старался говорить спокойно.

Кэтрин внимательно посмотрела в его темные глаза, и он терпеливо выдержал ее взгляд. Вот именно такого терпения и не хватало ее бывшему мужу.

— Спасибо, но мне и так уже хорошо.

— Позвольте мне сделать это, — продолжал настаивать он, — и вы увидите, насколько вам станет лучше.

Слегка усмехнувшись и качнув головой, она выполнила его просьбу. Действуя так осторожно, словно она была не живой женщиной, а хрустальной статуэткой, он медленно поднял тяжелую завесу ее волос и положил руки ей на плечи. Чтобы помочь ему, Кэтрин сама убрала волосы, перекинув их через правое плечо.

Как только Колин начал массаж, она напряглась и затаила дыхание. Заметив это, он перестал массировать и наклонился к ее уху:

— Доверьтесь мне, ничего с вами не будет. Представьте, что это ваша калифорнийская подруга.

В очередной раз он мысленно послал к черту Слоуна Манчестера и поклялся как можно скорее избавить от страха его бывшую жену.

А Кэтрин вдруг вспомнились первые дни ее супружеской жизни. Слоун тоже начинал с осторожных ласк, но потом его словно прорывало, и в нем просыпался дикий зверь. В такие моменты он ругал ее последними словами и стремился причинить боль. Это воспоминание оказалось столь сильным, что она задрожала и поежилась.

— Кэтрин! Все хорошо, но вы чертовски напряжены. Сколько раз повторять, что ничего с вами не случится! — пробормотал он, продолжая осторожно массировать ей плечи и основание шеи. Стоило ему приложить чуть больше усилий, как Кэтрин принималась глубоко вздыхать. И все же его старания не пропали даром — постепенно она начала расслабляться и избавляться от страха. Закрыв глаза, Кэтрин целиком сосредоточилась на своих ощущениях.

— Я доверяю вам, Колин, — прошептала она не столько для него, сколько для себя. — Надеюсь, вы не заставите меня пожалеть об этом. Честно говоря, я даже не помню, когда в последний раз доверяла мужчине.

Услышав, что она что-то говорит, Колин наклонился и уловил последнюю фразу, от которой у него екнуло сердце. Как же ему хотелось заключить ее в объятия и самым нежным тоном, на который он только способен, заверить, что она находится в полной безопасности! Однако он не посмел этого сделать. Она отдала себя под его защиту — и он не имеет права предлагать ей ничего большего, пока она находится в его доме!

Кэтрин оглянулась через плечо, и его вновь охватило волнение. В этих зеленых глазах таилось типично женское любопытство, а в уголках губ застыла легкая усмешка.

— Вы говорили, что не женаты, но ведь у вас наверняка есть какая-то женщина?

Глядя ей прямо в глаза, полуприкрытые густыми темно-рыжими ресницами, Колин отрицательно покачал головой. Только теперь он вдруг понял, что она не стала их красить. Да, она густо накрасила брови, наложила на лицо толстый слой тональною крема, но ресницы почему-то не тронула, оставив их такими, какие они были от природы. Ему захотелось взять носовой платок и стереть с нее весь нелепый грим, однако он вновь не посмел этого, чтобы не пугать ее по пустякам.

— С тех пор как умерла моя жена Дана, я больше ни с кем не встречаюсь.

— А давно это случилось?

— Два года, пять месяцев и десять дней тому назад.

Она резко обернулась.

— Вы ее очень любили?

— Да, любил.

— Извините меня.

Она снова отвернулась, а он продолжил массаж, предварительно разделив ее волосы пополам и перекинув одну прядь через левое, а другую через правое плечо. При этом обнажились ее шея и мягкие рыжеватые завитки волос. Ему страстно хотелось погладить открытые места пальцами, чтобы ощутить теплоту атласной кожи, но вместо этого он продолжал массировать ее плечи, делая это прямо через грубый свитер. А у нее, наверное, прекрасная фигура...

— На что вы собираетесь содержать своего ребенка?

— Я изучала бухгалтерию, а когда жила в Луизиане, даже ходила на специальные курсы. Со временем надеюсь получить диплом. Спасибо. Это было замечательно. — Она тепло улыбнулась Колину.

Кэтрин сняла обувь и с наслаждением протянула ноги к огню. Глядя на ее круглый живот, Колин снова вспомнил о том, что она должна родить на следующей неделе.

— Вы сказали, что были у врачей. Они ничего не говорили вам о ребенке, который должен родиться?

— Последний доктор уверял, что он будет весить не менее трех килограммов.

— Вы не производите впечатление женщины, которая готова к родам.

— А откуда вы знаете, как они должны выглядеть?

— Я не только общался с беременными женщинами, но два раза даже принимал роды.

— Какое счастье! — воскликнула она, одаряя его такой ослепительной улыбкой, что у него неистово забилось сердце. — Значит, если мой ребенок вдруг решит поторопиться с появлением на свет, я окажусь в хороших руках!

— Тут нечему радоваться. Оба раза я ужасно боялся.

— Расскажите!

— Первый раз это произошло во время наводнения, когда не было возможности добраться до больницы, второй раз — прямо в машине, на пути туда. Тогда, в благодарность за мои акушерские усилия, мальчика назвали Колином.

— А в первый раз?

— Родилась девочка.

Кэтрин засмеялась, а Колин мысленно пожелал ей не расставаться с этой ослепительной улыбкой на протяжении всего вечера. Сев на пол у ее ног, он обхватил колени руками и повернулся к огню спиной, чтобы иметь возможность следить за выражением ее лица.

— У вас замерзли ноги? Я могу подбросить поленьев.

— Спасибо, но уже и так достаточно тепло.

— А что, если вы позвоните в редакции ваших луизианских газет и расскажете им о человеке, который собирается баллотироваться в губернаторы?

Я уже пыталась это сделать, — сразу перестав улыбаться, заявила Кэтрин. — Но мой муж полностью контролирует местную прессу. У него повсюду друзья.

— Да не может у него сидеть по другу в каждой луизианской газете! Давайте попробуем?

— Мне тошно рассказывать всем о том, что вытворял со мной мой муж. У меня нет доказательств, да я и не хочу лишний раз злить Слоуна, — она передернула плечами. — Он пойдет на все, чтобы отнять у меня ребенка, потому что это единственный способ заставить меня вернуться.

У Колина так зловеще сузились глаза, что Кэтрин невольно задрожала. Как же она забыла, что находится в обществе человека, привыкшего сражаться за то, что он считает справедливым!

— Так вы думаете, он представляет опасность для вашего малыша?

— Уверена. С помощью своих денег Слоун сможет отнять все. Его девиз — «цель оправдывает средства». Он жесток, амбициозен, самолюбив. Расчетливый бизнесмен или умный лидер, но без сердца. Кстати, в этом он — точная копия своего отца.

— Значит, его отец не будет против похищения ребенка?

— Наоборот! Тайсон Манчестер наверняка решит, что они смогут сделать для малыша гораздо больше меня. Конечно, рано или поздно я найду своего ребенка, но могут пройти годы! И вообще, я не хочу мешать избирательной кампании своего мужа. Мне нужно только одно — убежать от него как можно дальше и сохранить малыша у себя.

— Я вас почти не знаю, Кэтрин, так что не обижайтесь на мой следующий вопрос. Вы уверены, что именно Слоун — отец вашего ребенка?

Она раздраженно взглянула на него, но через мгновение смягчилась.

— У меня никогда не было и никогда не будет других мужчин! Слоун изнасиловал меня, и я забеременела прямо перед самым разводом.

Колин выругался и с ожесточением запустил пальцы в собственную шевелюру.

— Извините за мое бестактное любопытство.

Кэтрин перевела взгляд на пламя, и он увидел в ее зеленых глазах отражение пляшущих оранжевых искр. Протянув руку, Колин осторожно коснулся ее ступни — и она впервые не вздрогнула, ощутив его прикосновение. Обрадованный, он принялся осторожно поглаживать ее ногу, одетую в черный носок, выглядывавший из-под вытертой бахромы джинсов. Затем он взял ее в руки и легонько пощекотал ступню. Кэтрин фыркнула.

Сейчас она выглядела настолько красивой, что у него перехватило дыхание.

— Что за смех?

— Вы всегда сначала массируете женщин, а потом щекочете им пятки?

Добравшись пальцами до ее лодыжки, он отрицательно покачал головой.

— Никогда прежде я не делал ничего подобного. Просто это единственный способ прикоснуться к вам, не испугав.

— Мне кажется, я никогда больше не смогу иметь дела с мужчинами, — вдруг сухо заявила она, и улыбка сбежала с ее лица. — Более того, я даже не могу себе этого представить!

Он осторожно поставил ее ногу на пол и придвинулся ближе. Зрачки ее глаз расширились, однако в них не было прежнего страха.

— Вас больше не пугает, что я сижу так близко?

Поджав губы, она покачала головой, и он, медленно протянув руку, коснулся и слегка погладил пальцем ее щеку.

— Что скрывается под вашим макияжем? Как вы на самом деле выглядите?

— Не уверена, что теперь сама это знаю. Наверное, я похожа на старую клушу. Впрочем, поскольку развод уже позади, я надеюсь измениться к лучшему.

— Хотите спать? — только сейчас пришел ему в голову этот вполне естественный вопрос.

— Пожалуй, — неуверенно ответила Кэтрин.

— Помните, что вы в безопасности. Если вдруг начнете беспокоиться, напоминайте себе о том, что вы и ваш ребенок находятся под защитой полицейского.

— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, — улыбнулась она.

— Однако это так, — сердито заявил Колин, мысленно давая самому себе страшную клятву — защищать ее, не щадя своей жизни. — Между прочим, вспомните о моих собаках! Они прекрасно знают, что каждый, кого я привожу в дом, — мой друг. — Он сделал паузу и заглянул ей в глаза. — Но на самом-то деле гости у меня бывают редко. С друзьями собаки ласковы, с врагами — беспощадны. Так что можете на них положиться.

— Даже в такую метель?

— Разумеется. Кроме собак, у меня есть система световой сигнализации, реагирующая на все перемещения. Я редко ею пользуюсь, поскольку здесь постоянно кто-то входит и выходит, но сегодня ночью мы ее обязательно включим.

— Значит, вы живете как в осажденной крепости?

— Вы забываете, что я — полицейский и у меня много врагов. И хотя я всегда стараюсь вести себя максимально вежливо, некоторые люди почему-то на меня очень сердиты. Не хочется давать им ни малейшего шанса поквитаться со мной. Кроме того, я должен жить ради своих родителей, которые во мне нуждаются... К чему я все это говорю? — Колин наморщил лоб. — Да к тому, что вы находитесь в самом безопасном месте, которое только можно придумать. Те ребята вполне могли меня выследить, поскольку мой голубой пикап выделяется из остальных машин, как белокурая блудница в толпе черных монахинь. Но даже если бы он был черным, как сотни других, они могли запомнить его номер. Так что мы имеем все основания ожидать их визита.

— Я не хотела причинять вам беспокойство.

— Я сам предложил вам сесть в мою машину. Если я выйду из дома, чтобы накормить скот или по каким-то другим делам, и именно в этот момент здесь объявятся ваши преследователи, звоните в 911 и скажите, что в дом забрались воры. Там никто не будет интересоваться вашим прошлым — все просто решат, что я привел к себе подружку.

— А я думала, что у вас нет подружки.

— У меня нет подружки, но вся округа ждет, когда же я ее наконец заведу. Вы когда-нибудь звонили в 911?

— Да.

— Ну вот и отлично. Затем, как только повесите трубку, бегите в соседнее здание и, если там кто-нибудь есть, попросите разыскать меня. Вы умеете пользоваться пистолетом?

— Я купила себе пистолет и три раза ходила в тир тренироваться.

— Значит, он у вас при себе? Когда останетесь одна, выгатите его из сумки и положите рядом. Только меня не подстрелите!

— Не уверена, что смогу хоть кого-нибудь подстрелить.

— Но они-то об этом не знают! Один только вид оружия заставляет людей отказываться от большинства преступлений. Даже если они вас выследят, отсюда им вас не похитить. Как только они поймут, что риск слишком велик, они уберутся обратно и сядут в засаду, надеясь схватить вас в каком-нибудь другом месте. Они же понимают, что вы не можете остаться у меня навсегда.

У Кэтрин вспыхнули глаза.

— Следовательно, я здесь в абсолютной безопасности?

— Конечно, — подтвердил он, прекрасно сознавая, что полной — то есть стопроцентной — безопасности не бывает, однако ей нужна уверенность в обратном. Увы, когда метель кончится, и он повезет ее в Тулсу, положение станет гораздо хуже.

В этот момент зазвонил телефон. Колин быстро пересек комнату и схватил трубку. Пока он разговаривал, Кэтрин отвернулась и стала смотреть на огонь. Поленья уже догорали. Услышав, что Колин положил трубку, она повернулась и вопросительно посмотрела на него.

— Звонили от шерифа. Сегодня в городе какие-то люди расспрашивали обо мне.



Глава четвертая


Колин подошел к окну, выглянул наружу, а затем вернулся и сел рядом с Кэтрин.

— Звонили мои друзья, которым очень не понравилось, что какие-то чужаки выспрашивают об одном из местных жителей.

— Должно быть, это те, кто гоняется за мной.

— Стилуотер небольшой город, и здесь все про всех знают. Им уже сказали, что я живу на ранчо.

Кэтрин посмотрела на окно, и по одному этому взгляду Колин понял, что она снова боится.

— Слушайте, Кэтрин, я уже устал повторять вам, что смогу вас защитить. Вокруг дома забор, сигнализация и собаки. Кроме того, у меня есть оружие, и я неплохо стреляю. Наконец, пока продолжается метель, эти ребята просто не смогут до нас добраться. Так что в моем доме вы можете чувствовать себя спокойно.

Отчасти Кэтрин признавала справедливость его слов, но, тем не менее, ее нервы были напряжены до предела.

— В ту ночь, когда Слоун меня изнасиловал, — заговорила она, — все началось с того, что еще днем я убежала от него и сняла квартиру в Новом Орлеане. Тогда мне тоже казалось, что я могу чувствовать себя в безопасности. Однако он взял ключи у владельца дома, и когда я ночью проснулась, то увидела его у изголовья собственной постели!

— Но почему вы потом не позвонили в центр реабилитации и не рассказали, что он с вами сделал? — Эх, как ему сейчас хотелось побыть пять минут наедине с этим чертовым Слоуном!

— Да потому, что та ночь закончилась для меня в приемном покое больницы. Он сломал мне ключицу. Сначала это было зафиксировано в журнале регистрации, но потом запись исчезла.

— Она не могла исчезнуть бесследно! Если бы вы позволили мне провести расследование...

— Нет, я не собираюсь с ним бороться! Я просто не хочу возвращаться назад!

— Успокойтесь. В любом случае вам следует написать мне дату, когда все это случилось, и имена тех, кто мог быть свидетелем. У меня есть связи, я многое смогу сделать. Если те ребята вас все-таки схватят, то должен хоть кто-нибудь встать на вашу защиту!

Она так странно посмотрела на него, что Колин невольно удивился — неужели до сего дня никто не предлагал ей свою помощь? Но до чего же красивы ее изумрудные глаза, оттененные густыми рыжими ресницами!

— У вас и так слишком много проблем, — мягко продолжал он, — так позвольте мне хоть в чем- то вам помочь!

Она облизнула пересохшие губы и отрицательно покачала головой. Колин будто зачарованный следил за тем, как розовый кончик языка медленно прошелся по пухлым губам, оставляя на них влажные следы. Как сильно ему хотелось ощутить эту влагу собственными губами!

— Рано или поздно вам все равно потребуется надежный друг... Ведь вы же не хотите, чтобы Слоун заполучил вашего ребенка? Дайте мне все необходимые сведения, и тогда, даже если с вами что-то случится, я начну действовать. Разумеется, с вашего согласия, как только вы сообщите мне, что вам нужна моя помощь.

Договорив до конца, он вдруг вздохнул и подумал, что с этой женщиной окончательно потерял голову. Ну что он ее так уговаривает? Раньше, когда он помогал незнакомым людям, то делал это по их собственной просьбе. И никогда еще он добровольно не соглашался разворошить осиное гнездо. А ведь борьба с таким человеком, как Слоун Манчестер, была делом крайне рискованным.

— Даже если бы я нуждалась в вашей помощи, то не захотела бы обращать его гнев против вас, — твердо заявила Кэтрин. — Еще учась в колледже, Слоун изувечил немало ребят, но его всегда прикрывал отец. Он заплатил отступного семьям тех парней, и они не стали обращаться в полицию. У Слоуна совершенно бешеный нрав, который он тщательно скрывает от окружающих. Тем более что, когда захочет, он может быть сверхобаятельным.

— Это понятно, — сухо заметил Колин, — иначе бы ваш брак не продолжался так долго. — Про себя он подумал, что надо навести справки об этом человеке.

— Кроме того, он тщательно следит за собой. У него изумительное тело атлета, которым он сам не устает любоваться. Он не просто неимоверно силен, но еще занимается каратэ.

— Да не боюсь я его! И сумею постоять за себя. Так что давайте данные и ничего не бойтесь.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

— Ну хорошо, — неуверенно произнесла Кэтрин, — я постараюсь вспомнить, но не уверена, что у меня получится. Такое не хочется хранить в памяти...

— Минуту, я только возьму блокнот. — Колин встал и направился к письменному столу.

Она машинально следила за тем, как он наклонился и стал рыться в ящиках. Кэтрин залюбовалась его мускулистой фигурой.

Как здорово, что такой человек хочет о ней позаботиться! И все же не стоит доверяться раньше времени. Он слишком большой, взрослый и сильный, а потому может оказаться не менее опасным, чем ее бывший муж. Сейчас Уайтфитер делает вид, что готов ради нее на все. Но ведь в первые полгода брака и Слоун Манчестер вел себя так же! Кроме того, она не может менять свое отношение к мужчинам так легко, как включать и выключать настольную лампу!

Сытный ужин, теплота, ощущение безопасности, усталость — все вместе привело к тому, что Кэтрин начало клонить ко сну, и ей приходилось прилагать немало усилий, чтобы не свалиться с кресла и не заснуть прямо на полу.

— Ваши собаки заходят в дом только для того, чтобы их покормили? — с усилием разлепляя веки, спросила она.

— Разумеется. Для них есть специальная дверь в гараже, и когда я выхожу на осмотр территории, то вызываю их прямо оттуда. Кстати, им нравится такая погода, особенно Лобо. Наверное, в его подсознании сохранилась память о жизни его далеких предков.

— Да и в вашем, наверное, тоже... — шутливо заметила Кэтрин.

— Мне кажется, весь этот вечер я вел себя вполне цивилизованно! — изумленно заметил Колин.

— О да. Но все равно вы — полицейский и индеец...

Он присел рядом с ней. Кэтрин захотелось отодвинуться подальше, но сил уже не было. Возможно, он всегда говорит правду и ему можно доверять... Все может быть.

— Выслушайте меня внимательно и не перебивайте, — заговорил он. — Я могу позвонить одному репортеру и попросить его копнуть прошлое вашего мужа. При этом вы останетесь в стороне. Репортеры сами вынюхивают разные истории, как собаки — сырое мясо.

— Да Слоун переломает ему все кости!

— Но я позвоню не в местную газету, а в газету другого города.

— Все равно нет! — возразила она, и Колин поразился ее упрямству. — Обещайте мне, что вы не станете ничего предпринимать... ну пожалуйста!

Ему не следовало обещать ей не заниматься тем, что было в ее же собственных интересах, однако, глядя в эти чудные зеленые глаза, он был готов пообещать что угодно.

— Хорошо. И все-таки вы не правы.

— Нет, вы поклянитесь. Скажите, что обещаете не звонить репортерам.

— Я обещаю без вашего разрешения не звонить репортерам по поводу вашего бывшего мужа. Теперь довольны?

— Спасибо, — опуская ресницы, тихо произнесла Кэтрин. — Все, что нужно мне и моему малышу, — это спрятаться подальше от Слоуна.

Колин передал ей два календарика.

— Один за прошлый, другой за этот год, — пояснил он. — Вы сможете вспомнить хоть какую-нибудь дату? Начните с самого последнего раза.

— Это было в прошлом году, тридцатого мая. Меня доставили в приемный покой «Мемориал хоспитал» и зарегистрировали под именем Кэтрин Бенедетт, это моя девичья фамилия.

— Вы помните имя доктора? — поинтересовался Колин, отрываясь от блокнота.

— Бафорд Уайт, старинный друг отца Слоуна.

— Но ведь там наверняка находился еще какой-нибудь врач. Постарайтесь вспомнить... Кстати, а когда вас туда доставили?

— Я не помню.

— Ну же, сделайте усилие. Это было в начале вечера или в середине ночи?

— Нет, была уже глубокая ночь. Скорее всего — два часа ночи.

— Теперь вспоминайте имена медперсонала — врачи, медсестры, фельдшера?

— Там была медсестра... Деби... не помню фамилии. Невысокая блондинка с голубыми глазами. Я видела ее прежде, и она была со мной очень любезна.

— Отлично. Где вы жили?

— Батон-Руж. Но Слоун имел друзей по всей Луизиане, особенно в Новом Орлеане. Сейчас он является президентом «Манчестер энтерпрайзиз». Его отец — тоже важная шишка...

Кэтрин говорила с таким трудом, что Колин повнимательнее присмотрелся к ней.

— Вы устали?

Она кивнула.

— У меня был ужасный день, и я так долго не могла позволить себе расслабиться.

— Ну так давно нужно было сказать об этом! Пойдемте, я освобожу для вас свою комнату.

— Не надо, я лягу прямо на софе. Мне неудобно сгонять вас с кровати, — торопливо заявила она. Идея провести ночь в его постели обеспокоила Кэтрин не на шутку.

Заметив ее страх, Колин в очередной раз захотел обнять женщину за плечи и заверить в чистоте своих помыслов.

— В моей комнате вам будет гораздо удобнее, я даже не хочу обсуждать это. Кроме того, оставаясь здесь, я смогу надежнее контролировать ситуацию.

— Ах да! — воскликнула она и глянула в сторону окна.

Ее губы соблазнительно приоткрылись, и Колин, не желая поддаваться искушению, решительно направился в свою комнату. В тот момент, когда он доставал джинсы из стенного шкафа, в дверь осторожно постучали. Обернувшись, он увидел, что Кэтрин стоит в дверях и встревоженно смотрит на него.

— Не торопитесь, — сказала она. — И не надо менять постельное белье. Я привыкла спать в походных условиях.

— Хорошо, хорошо... Где находится ванная — вы знаете. Если вам понадобится что-то еще, скажете.

Взяв в охапку свою одежду, он направился к выходу, и Кэтрин пришлось посторониться.

— Я оставил на постели чистую рубашку, — сказал он, проходя мимо, — можете воспользоваться ею вместе пижамы.

— Колин...

— Да?

Она стояла за креслом-качалкой, отгораживаясь им как барьером.

— Я хочу вас поблагодарить.

— Все в порядке. Желаю хорошо выспаться.

Выйдя из комнаты и прикрыв за собой дверь, он шумно вздохнул. Весь этот вечер он словно балансировал на какой-то неуловимой грани, что было очень непросто и требовало немалых сил. Бросив одежду на ближайший стул, Колин выключил свет и подошел к окну. Слегка отодвинув занавеску, он выглянул наружу. Все вокруг было белым-бело — метель продолжалась. Если те негодяи и решились отправиться на поиски, то наверняка уже где-то застряли. Так что сегодняшняя ночь должна пройти спокойно.

Он снял рубашку, достал из стенного шкафа одеяло и растянулся на софе, положив пистолет рядом на журнальный столик. Мысли о Кэтрин кружились в его мозгу, как хлопья снега за окном. Что за ублюдок этот Слоун Манчестер! Как жаль, что он пообещал Кэтрин не звонить репортерам — они бы наверняка смогли раскопать в прошлом ее мужа немало интересного.

Впрочем, после того как она улетит в Калифорнию, ничто не помешает ему провести собственное расследование. Он восстановит всю цепочку событий и найдет неподкупных свидетелей. В конце концов, не все же подкуплены или запуганы этим чертовым Слоуном! Давно пора вывести его на чистую воду. Кстати, у такого человека, как Манчестер, наверняка есть множество врагов. Нужно только найти этих людей и убедить их дать необходимые показания.

От этой мысли Колин беспокойно пошевелился, затем сел и посмотрел на белевшую в темноте дверь спальни. Кто бы ему объяснил, какого черта он принимает такое участие в судьбе этой женщины, рискуя свернуть себе шею в схватке со столь опасным соперником, как Слоун Манчестер? Ведь никто не заставляет его проводить какие-то расследования или искать свидетелей...

Он снова растянулся на софе, закинув руки за голову. Как бы то ни было, проводив Кэтрин в Калифорнию, он немедленно отправится в Луизиану. Человек с таким прошлым, как у Слоуна Манчестера, просто не имеет права становиться губернатором. Да, но ведь ему еще предстоит благополучно доставить ее в аэропорт — а это не так просто. Как только метель утихнет, погоня возобновится...


Проснувшись, Кэтрин потянулась и чуть не замурлыкала от комфорта и уюта. Прищурившись, она огляделась — типичная мужская спальня с классическим холостяцким беспорядком. Вспомнив о хозяине спальни, она подумала, что именно ему обязана тем, как славно выспалась.

Почувствовав движение ребенка, Кэтрин положила руку себе на живот и улыбнулась.

— Спокойнее, малыш, уже совсем скоро ты появишься на свет.

Затем она повернула голову и посмотрела в окно. Во всю стену — от пола до потолка — оно открывало великолепный вид на заснеженный пейзаж. Откинув одеяло, Кэтрин встала с постели. Двигаться было тяжело, а в спине ощущалась какая-то неприятная, ноющая боль.

«Скоро я буду там, где солнечно и тепло, — подумала она, вспомнив о Калифорнии и ожидающей ее там подруге, — как раз к твоему выходу в свет, — и Кэтрин погладила свой живот. — Все это будет скоро, совсем скоро. Подожди еще недельку, пока я приготовлю тебе все необходимое, от колыбельки до подгузников, договорились? Да, но мне ведь еще нужно придумать тебе имя... Эмилия? Джейкоб? Кэйд?»

Подойдя к окну, она залюбовалась пейзажем — голубое небо и ослепительно белый снег, сверкающий в ярких лучах солнца. Метель утихла, но это не предвещало ничего хорошего — теперь ничто не мешало людям Слоуна найти ее. Разволновавшись, Кэтрин отошла от окна.

Голубая рубашка Колина доставала ей почти до колен. Она была изрядно поношенной — рукава протерты на локтях, а воротник исцарапан щетиной хозяина. Как все-таки странно складывается ее судьба: она провела эту ночь в комнате, в постели и рубашке малознакомого мужчины, которого не переставала опасаться!

Однако ночь прошла совершенно спокойно, значит, ему можно доверять. Но каждый раз, когда она уже была готова к этому, сознание напоминало ей о том, как она когда-то доверилась Слоуну, а он растоптал это доверие. Застилая постель, Кэтрин случайно взглянула на часы и, к своему немалому изумлению, обнаружила, что было уже девять утра!

Пройдя в ванную, она встала под душ и первым делом вымыла волосы. Сегодня нет необходимости маскироваться. Выйдя из душа и вытершись полотенцем, Кэтрин тщательно причесалась и оставила волосы распущенными — она не знала, есть ли в этом доме фен, а ей хотелось, чтобы они побыстрее высохли. Лишь надо лбом она стянула их лентой, чтобы они не падали на глаза.

Надев свои просторные джинсы, оставлявшие место для живота, и длинный свитер, Кэтрин отправилась искать хозяина.

Из кухни доносились аппетитные ароматы свежего кофе и корицы. В центре дубового стола белела записка.

«Я на работе. Скоро вернусь. Завтрак готов. Сигнализация включена. Снег слишком глубок, чтобы они могли добраться сюда».

Прочитав, Кэтрин невольно улыбнулась этим коротким предложениям. Автор записки явно не доверял цветистому стилю, предпочитая телеграфный. Оставив записку на столе, она подошла к окну. Убедившись, что снежный покров сияет нетронутой белизной, Кэтрин окончательно успокоилась и неторопливо прошлась по дому. Недаром же говорят, что по жилищу вполне можно составить мнения о характере хозяина.

Судя по выбору книг, Колин предпочитал документальные детективы, основанные на описании подлинных преступлений. В доме хранилось оружие и рыболовные принадлежности. На полке стенного шкафа Кэтрин нашла несколько трофеев с родео — оказывается, Колин умел мастерски арканить бычков. В одном из выдвижных ящиков одежного шкафа она обнаружила фотографию хозяина, обнимавшегося с какой-то женщиной — судя по всему, его покойной женой. Это была гибкая улыбающаяся блондинка, которая смотрела прямо в объектив, в то время как Колин глядел на нее.

«Бедняга!» — подумала Кэтрин и осторожно положила фотографию обратно. В том же шкафу были грудой свалены трусы, носки, майки, ременные пряжки, веревки и ковбойская амуниция. Несмотря на то, что в доме было чисто убрано, его хозяин не слишком заботился о том, чтобы содержать свои вещи в порядке. Закрыв дверцу шкафа, Кэтрин случайно прищемила белые хлопчатые трусы. Чтобы подвинуть их на место, ей пришлось снова открыть шкаф. И тут вдруг она представила себе обнаженного Колина, надевающего эти самые трусы. К немалому изумлению, эта мысль вызвала в ней целую волну смятенно-сладостного возбуждения. Неужели она снова начала реагировать на мужчин как настоящая женщина? И это в ее положении, когда до родов остается всего неделя!

Покончив с исследованием дома, Кэтрин возвратилась на кухню и села завтракать. Повернувшись лицом к окну, она рассматривала хозяйственные постройки, которые прошлой ночью были скрыты за пеленой метели. Большая, старинная конюшня, к которой примыкал загон, где находилось три лошади. За конюшней виднелось длинное и низкое строение — наверное, дом для рабочих... В тот момент, когда она подносила к губам стакан апельсинового сока, у нее за спиной зазвонил телефон.

Кэтрин поспешно обернулась и машинально подняла трубку.

— Дом Уайтфитера.

Ответом было молчание, а затем короткие гудки. Не надо было отвечать! — запоздало сообразила она, холодея от ужаса. Зачем, ну зачем она это сделала? События последних месяцев должны были приучить ее к осторожности. Стоило ей на минуту расслабиться и потерять бдительность, как она тут же допустила роковую ошибку!

— Проклятье! — произнесла она вслух, закрывая глаза и прислоняясь к стойке, на которой стоял телефон. — Какая же я дура!

Впрочем, теперь уже поздно: если это были они, то теперь им известно, где она находится. Кэтрин вновь подошла к окну, испытывая паническое желание немедленно бежать отсюда куда глаза глядят. И лишь постепенно, наблюдая за одиноким дубом, который был полностью засыпан снегом и походил на огромный сугроб с торчащими из него ветками, она начала успокаиваться. Из дома открывался вид на много миль вокруг, так что подобраться к нему незамеченным было невозможно. И лишь с запада обзор закрывали хозяйственные постройки.

Кэтрин испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, ей не хотелось покидать это казавшееся безопасным убежище и отправляться в рискованное путешествие. Но, с другой стороны, каждый день отсрочки приближал дату родов. Насколько лучше ее малышу будет родиться в солнечной Калифорнии, а не среди бесконечных сугробов Оклахомы!

Посмотрев на небо, на котором не было ни единой тучки, Кэтрин вернулась к стойке с телефоном и сняла трубку. Набрав номер аэропорта, она спросила о рейсах на Сан-Франциско и хотела забронировать одно место, но получила вежливый отказ. Стоило ей положить трубку, как снаружи послышался шум мотора. С бешено колотящимся сердцем Кэтрин метнулась к окну — и вздохнула с облегчением. Это был Колин в своей широкополой шляпе. Подкатив на тракторе к заднему крыльцу, он выпрыгнул из кабины и заговорил с собаками.

Готовясь к встрече с ним, Кэтрин вдруг подумала о том, насколько же непривлекательно она выглядит — беременная, с мокрыми волосами, в этой мешковатой одежде...

Когда Колин открыл дверь, собаки проскользнули в дом вслед за ним.

— Кэтрин! — нетерпеливо позвал он и через мгновение заметил ее, застывшую посреди комнаты. От первого же взгляда у него бешено забилось сердце. Каскад сверкающих рыжих волос, тонкие брови, густые ресницы, румяные щеки, изумительная кожа лица, без малейших следов вчерашней нелепой косметики, — да она была просто прекрасна! А какой стройной она станет, когда родит, как изумительно будет выглядеть обнаженной...

— Доброе утро, — приветливо улыбаясь, поздоровалась Кэтрин.

— Доброе, — чуть смущенно буркнул он, отводя глаза.

Метнув шляпу прямо на крючок, он принялся стягивать куртку. Вбежавшие вместе с ним собаки уже ластились у ног Кэтрин.

Раздевшись, Колин направился к ней, но по мере его приближения она начала бледнеть и пятиться назад.

— Что с вами? — озадаченно спросил он, остановившись и хмуря брови. — Я вас чем-то напугал?

Она нервно затеребила ворот свитера и заметно порозовела.

— Нет, просто вы возникли так внезапно и посмотрели на меня так странно... Извините, я растерялась.

— Черт возьми, ну сколько же можно повторить, что я не нарушаю своих обещаний! — в сердцах заявил он. — Пока вы в моем доме, вам ничто не угрожает... ни изнутри, ни снаружи.

В благодарность за это заявление он получил чудесную улыбку, мгновенно согревшую его сердце.

— Мой взгляд показался вам странным лишь потому, что я был озадачен, — заявил Колин, медленно подходя к ней.

— Чем? — удивилась она, и он едва сдержал улыбку.

— Вашим естественным видом.

— Ах да, я не стала закалывать волосы, — спохватилась Кэтрин, поднимая длинные пряди.

— И не надо закалывать, — охрипшим голосом попросил он, останавливая ее руку. — Я просто потрясен — какая же вы очаровательная женщина.

— Не может быть, — пробормотала она, краснея. — Какое очарование на девятом месяце беременности, да еще у такой рослой дылды, как я? Вы надо мной просто смеетесь, Колин.

Вместо ответа он прижал к щеке прядь ее волос, чтобы ощутить их прохладную шелковистость. Черт, ну до чего же ему хотелось прижать к себе и поцеловать обладательницу этих чудных волос!

— Вы прекрасны даже беременная, — после небольшой паузы заявил он, — а что касается роста, то вы ведь не выше меня.

Она внимательно посмотрела на него, словно сомневалась, можно ли ее находить привлекательной. Затем, спохватившись, что слишком откровенно его изучает, Кэтрин порывисто отвернулась.

— Спасибо. Мне так давно не делали комплиментов.

Стиснув зубы от страстного желания развернуть ее к себе и впиться поцелуем в эти пухлые губы, он сунул руки в карманы и, поворачиваясь, случайно наступил на хвост Бастеру. Собака взвизгнула и подпрыгнула, Колин выругался и, наклонившись, погладил ее.

— Извини, приятель, я тебя не заметил.

Бастер немедленно завилял хвостом, а Колин отправился на кухню промочить горло.

— Я звонила в аэропорт, но мне не удалось забронировать место, — заговорила Кэтрин. — И теперь я не знаю, смогу ли сегодня выбраться отсюда.

— Я начал чистить дорогу на ранчо и связался по рации с дорожным патрулем. Дорогу на Тулсу еще не расчистили, но до завтра это должны сделать. Так что я смогу отвезти вас. Купите билет прямо в аэропорту.

Она молча кивнула.

— А вы не боитесь родить в самолете?

— Нет, — улыбаясь, заявила она. — Это же будет не завтра!

— Да, я знаю, вы рассчитываете, что это произойдет через шесть дней, — сухо заметил он. — Остается лишь надеяться, что ваш ребенок согласен с этим графиком.

— Я тоже на это надеюсь.

Посмотрев в окно, Колин отметил, что ранее безоблачное небо уже затянули серые тучи.

— Колин, — нерешительно позвала Кэтрин, и он порывисто оглянулся на нее. Судя по тону, в ней что-то изменилось. Как же ему нравится, когда она называет его по имени! И как быстро эта женщина вошла в его жизнь! А ведь все началось с того, что он распахнул перед ней дверцу своего пикапа, хотя его никто об этом не просил... — Я завтракала, и тут зазвонил телефон...

— И вы подняли трубку? — спросил он, мгновенно вспомнив о ее преследователях. Если эти ребята будут настолько глупы, что попробуют добраться до них по занесенной снегом дороге, то получат от него хорошую взбучку. Интересно, знают ли они о том, что Кэтрин остановилась в доме бывшего полицейского?

— Извините, я сделала это не подумав, совершенно машинально.

— Что сделано, то сделано, и теперь уж ничего не изменишь.

— Но там никто не ответил. Только молчание, а затем щелчок и гудки.

— Не стоит обольщаться — девяносто девять шансов из ста, что это были они. Давайте исходить из факта, что теперь им известно, где вы находитесь. Однако вам все равно нечего беспокоиться, предоставьте это дело мне. Сегодня я уже вооружил своих рабочих, так что теперь у меня под началом маленькая армия. Кроме того, стоит только позвонить — и сюда примчится наряд полиции.

— Но я не хочу ничего рассказывать вашему шерифу!

— Вам и не придется этого делать. Если я обращусь к нему за помощью, то отнюдь не обязан объяснять, почему какие-то люди пытаются проникнуть в мой дом.

— Но если сюда приедет полиция, мне придется назвать свое имя.

— Ну и что? Мне же оно ни о чем не сказало. Но даже если шерифу что-то известно, вы заявите, что вас тайно разыскивает бывший муж. — Он поставил стакан с соком на стол. — Пойду чистить дорогу дальше.

Она проводила его до дверей.

— Если захотите прогуляться по снегу, — задержавшись в дверях, снова заговорил Колин, — то я могу снабдить вас более подходящей одеждой. Посмотрите в стенном шкафу и подберите себе пару ботинок. А в общем, берите все, что понравится.

— Спасибо.

Колин был не в силах противиться своему желанию. Слегка наклонившись, он коснулся ее щеки легким поцелуем. Она с любопытством, но на этот раз без страха взглянула на него. Свистнув собакам, он нахлобучил на голову шляпу и вышел из дома.

А Кэтрин, наблюдая в окно за тем, как он направляется к трактору, озадаченно потерла щеку. Он сделал ей комплимент и поцеловал ее, заставив снова ощутить себя привлекательной женщиной! Причем не просто привлекательной, а маленькой, беззащитной, но зато желанной. И ей нравилось ощущать себя такой! На щеке все еще пылал его поцелуй, да еще как пылал! — хоть прикладывай к этому месту кубик льда.

— А ты — неплохой парень, Колин Уайтфитер, — негромко произнесла она, следя за тем, как он забирается в кабину.

Взревел мотор, трактор тронулся по дороге, а за ним прямо по снегу побежали собаки.

А почему бы ей тоже не прогуляться? Она так давно не позволяла себе никаких вольностей, что теперь вполне заслужила небольшую прогулку! Решив так, Кэтрин подошла к стенному шкафу. Первым делом она вытащила оттуда пару самых старых ботинок, какие только смогла найти, а затем взяла пару кожаных перчаток. Облачившись в собственную парку, она почувствовала, что готова к «выходу в свет».

К этому времени Колин уже расчистил большую часть дороги и теперь находился довольно далеко. Его собаки первыми увидели Кэтрин и бросились к ней. Она радостно засмеялась и ступила прямо на нетронутый снежный покров. Ей захотелось вспомнить детство и слепить большую снежную бабу.

Когда она, запыхавшись, закончила свою работу, то уже сама походила на снежную бабу. Зато ее не оставляло прекрасное настроение! Сходив на кухню, Кэтрин принесла оттуда большую морковь для носа и два небольших уголька для глаз. Кроме того, она захватила с собой старый колпак. Сделав снежной бабе «лицо» и украсив голову колпаком, Кэтрин отошла подальше, чтобы полюбоваться делом своих рук.

Почувствовав, что начинает замерзать, она вернулась в дом и разделась. Прикинув, что Колина можно ожидать не раньше ужина, Кэтрин задумала устроить небольшую стирку. Она сняла с себя джинсы и вместе с другим бельем замочила в стиральной машине. Найдя и надев пару теплых шерстяных носков Колина, она решила проверить запасы провизии, чтобы выяснить, что можно приготовить на обед.

Но прежде всего она вновь позвонила в аэропорт Тулсы. На этот раз ей повезло, и она смогла забронировать билет до Сан-Франциско на завтра, вылет в три часа пополудни. После этого Кэтрин занялась обедом, размышляя про себя о том, что никогда в жизни не забудет этого странного полицейского. Собственно говоря, Колин был не столько полицейским, сколько фермером, поскольку именно этим зарабатывал себе на жизнь, однако Кэтрин думала о нем только как о представителе закона.

Он вернулся, когда уже стемнело, и, прежде чем открыть дверь, громко окликнул ее снаружи. Повернувшись от плиты, Кэтрин гладила собак, пока Колин стаскивал с себя куртку.

— Пахнет просто великолепно! — заявил он.

— Правда? Хорошо, если так, а то я уже давно не готовила. В морозильнике я нашла филе лосося и разморозила его.

Быстрыми шагами он прошел на кухню и поднял крышку над одной из кастрюль, откуда немедленно поднялось облачко пара.

— Это у нас рис? Прекрасно.

— Я заказала билет на завтра, — сообщила Кэтрин, следя за его реакцией.

Закрыв крышку, он невозмутимо кивнул.

— Ну что ж, если получится, я отвезу вас в Тулсу. Но дело в том, что ожидается новая буря. Если выглянете в окно, то увидите, что снова пошел снег.

— Не может быть, — упавшим голосом произнесла Кэтрин, подходя к окну и оттаивая пальцами небольшую дырку.

— Только без паники. Если вам придется остаться здесь, то я всегда смогу отвезти вас в больницу Стилуотера или Тулсы.

— Ну почему вы обо мне заботитесь? — спросила она, поворачиваясь. — Вы уже так много для меня сделали... Впрочем, извините, я должна лишь поблагодарить и ни о чем не спрашивать.

— Можете спрашивать все, что заблагорассудится, — великодушно разрешил он. — А помогаю я вам лишь потому, что вы нуждаетесь в помощи — только и всего.

Произнеся эту фразу, он улыбнулся такой ослепительной, белозубой улыбкой, что у Кэтрин задрожали колени. А Колин быстро подошел к ней и остановился совсем рядом.

— Только что я вам солгал, — медленно растягивая слова, признался он. — Вы — чудеснейшая из всех женщин, я вами просто ослеплен, а потому готов сделать для вас все, что вы пожелаете.

От такого признания она засмеялась и слегка покраснела.

— Благодарю вас, Колин. Приятно слышать, что тебе делают такие комплименты, когда выглядишь как бочка. — Она снова посмотрела в сторону окна и нахмурилась. — Но если мы не сможем выбраться отсюда, то я даже не знаю, что делать! Мне необходимо попасть в Калифорнию!

В этот момент раздалось громкое жужжание.

— Это сработала сигнализация главных ворот, — озабоченно заметил Колин, доставая пистолет из-за пояса джинсов.



Глава пятая


Держа в одной руке пистолет, другой рукой Колин снял телефонную трубку.

— Запритесь в моей спальне и постарайтесь держаться подальше от окон и дверей, — скомандовал он, после чего быстро набрал несколько цифр. — Эйб, мне нужна помощь. Сработала сигнализация. Кто-то пытается нанести нам визит, не поставив предварительно в известность. Возможно, придется пострелять, так что будь наготове. — Нажав на рычаг, он тут же набрал другой номер. — Бад, сработала сигнализация. Оставайся там, где находишься. Я позвонил шерифу, а сам постараюсь задержать их подольше.

Кэтрин слушала эти разговоры, застыв от ужаса. Наконец Колин положил трубку, натянул на себя куртку и вышел из комнаты. Она последовала за ним, с замиранием сердца продолжая наблюдать за его решительными действиями. Тем временем Колин открыл оружейный ящик и извлек оттуда винтовку. После этого он снова устремился на кухню.

— Куда вы собираетесь? — дрожащим голосом спросила Кэтрин.

— На крышу, — коротко откликнулся он.

Выйдя, он с силой захлопнул дверь, а Кэтрин ее тут же заперла. Выключив свет во всем доме, она подошла к окну. Серое небо, мелкие хлопья снега, тишина... Она нервно сцепила пальцы, представляя себе, как Колин идет сражаться за нее сразу с тремя бандитами.

Поглядев на дорогу, которую он сегодня целый день расчищал, она мысленно прикинула: за сколько часов ее снова заметет? Успеет ли до этого времени местный шериф прибыть к ним на помощь? Услышав вдалеке глухой удар, она сочла за лучшее отойти от окна и снова вернулась в кухню. Лестница на крышу находилась у заднего крыльца — это она заметила еще днем. Иногда сверху доносился звук шагов Колина. Не выдержав, Кэтрин снова подошла к окну, пытаясь увидеть своих преследователей.

Через несколько минут на дороге, ведущей к дому, появилась черная машина, резко выделявшаяся на белом фоне. Кэтрин во все глаза смотрела на нее — неужели они осмелятся подкатить прямо к дому? Когда она впервые услышала сигнал тревоги, то решила, что люди Колина будут обороняться и не позволят ее преследователям проникнуть на территорию ранчо. И сейчас ей просто не верилось, что они спокойно подъезжают к парадному крыльцу.

Снова отойдя от окна, она устремилась к задней двери, чтобы быть наготове и в любую минуту открыть ее. Ей подумалось, что как только Колин увидит тех людей, то сразу вернется в дом. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как сверху раздался выстрел. Этот звук, пусть даже приглушенный, заставил ее буквально подпрыгнуть на месте.

Вслед за первым раздались и другие выстрелы, то одиночные, то залпом. Один из них вдребезги разнес оконное стекло. Кэтрин спряталась в простенке, чувствуя, как бешено колотится сердце. Когда она снова осмелилась выглянуть наружу, черный автомобиль уже развернулся и устремился в обратную сторону. Издав вздох облегчения, она вспомнила о Колине и метнулась к задней двери. Стоило ей открыть ее, как он тут же ввалился внутрь.

— Ну вот, эти подонки убрались восвояси, — с ходу заговорил он. — А сейчас я собираюсь дойти до ворот и проверить сигнализацию. Скоро должен приехать шериф. Возможно, мы вернемся вместе с ним, так что не удивляйтесь и не пугайтесь.

— Хорошо, — кивнула она, снова запирая за ним дверь. Конечно, ей не очень-то хотелось встречаться с шерифом, но она понадеялась, что Колин все объяснит, и тот не будет задавать ненужных вопросов. В эту минуту она увидела, как джип Колина проехал под окном.

Как только он скрылся из виду, Кэтрин закрыла разбитое окно листами картона, которые нашла в кладовой, после чего села ждать возвращения Колина. Метель усиливалась. Глядя на падающий хлопьями снег, Кэтрин думала о своем завтрашнем полете. Состоится ли он? Да и смогут ли они вообще добраться до аэропорта?

Через полтора часа Колин появился снова, причем один.

— Эйб решил вернуться в город, — с порога пояснил он.

— Вы ему говорили обо мне?

— Да, он знает, что у меня в доме женщина. И еще я сказал, что ее бывший муж ужасно ревнив. Теперь обо мне начнет судачить весь город.

— Я не хотела этого, — робко напомнила она, с опаской глядя, с каким грозным видом он продолжает сжимать в руках свою винтовку.

— Теперь я и сам понимаю, что все мои неприятности начались с того момента, когда я впервые предложил вам сесть в свой пикап, — сухо заявил он и вдруг улыбнулся, заметив ее растерянно-испуганный вид. — Что случилось?

— Вы выглядите таким грубым и жестоким. Да еще эта винтовка...

— С ее помощью я защищал вас! Пока она в моих руках, вы в безопасности — имейте это в виду. — С этими словами Колин покинул кухню. Последовав за ним, Кэтрин остановилась в дверях, пока он открывал оружейный ящик и ставил винтовку на место. — Я снова включил сигнализацию, однако они сломали замок у ворот.

— А в каком состоянии дороги?

— В ужасном. Эйб приехал на джипе, причем на его колесах есть специальные цепи. У меня тоже есть такие цепи, только на льду они не столь эффективны, как на снегу, а льда, к сожалению, хватает.

Колин вновь принялся одеваться.

— Но завтра мне надо будет уехать отсюда! — напомнила Кэтрин.

Резко повернувшись к ней, он легким движением взял ее за плечи. Она не вздрогнула и не отстранилась.

— Утром мы попытаемся это сделать. А сегодня вечером постарайтесь забыть об этих негодяях — они больше не вернутся.

— Почему вы так уверены?

— Теперь они поняли, что положение изменилось. Беременную женщину, за которой они гоняются, надежно охраняют. Если бы шериф приехал чуть раньше, и они оказались между нами, у них были бы серьезные неприятности. А я не сомневаюсь, что ваш бывший муж дал указание избегать конфликтов с законом.

— Да, мне тоже так кажется.

— Поэтому теперь они больше не полезут сюда, а сядут в засаду где-нибудь на автостраде, чтобы перехватить вас по дороге. Или направятся прямо в аэропорт и будут ждать вас там. Им не повезло в том, что вам удалось найти защитника, который умеет стрелять.

— Мне тоже так кажется. Но неужели никто из ваших людей не видел, как они въехали?

— Нет.

— Кстати, окно разбито. Я заложила его картоном.

— Я принесу запасное стекло из конюшни, как только буря утихнет. Мне уже случалось заменять разбитые стекла, хотя стреляли по ним первый раз.

— Если вы голодны, — заявила Кэтрин, подходя к плите, — то я могу приготовить рыбу.

— Не беспокойтесь, — заявил Колин. — Я накормлю собак и, пока они будут есть, сам себе что-нибудь приготовлю. А вы просто посидите и поговорите со мной.

— Но почему вы не хотите, чтобы я вам готовила?

— Вам не стоит переутомляться. Сядьте, — скомандовал он и, открыв дверь, ведущую в гараж, впустил в дом собак, которые немедленно устремились к Кэтрин.

Присев на стул, она запустила пальцы в их густую, теплую шерсть. Подняв на плечо огромный пакет с собачьим кормом, Колин направился в гараж, и собаки побежали за ним. Кэтрин встала и подошла к плите, но уже через минуту в кухне снова появился Колин. Он молча снова усадил ее на стул, а сам взял блюдо с рыбой и поставил его в духовку.

— Давайте поболтаем о чем-нибудь, — напомнил он.

— Расскажите мне о своем детстве, — попросила Кэтрин. — Я же ничего о вас не знаю.

— Да нечего особенно рассказывать. Родился в Оклахоме, играл в футбол, поступил в Миссурийский университет и закончил его по специальности «уголовное право». Затем работал в одном из полицейских участков. Отец всю жизнь был фермером и жил на своем ранчо — это поблизости от Анадарко, в Оклахоме.

Не выдержав, она встала, чтобы помочь ему, но он ловко перехватил ее запястье. Вспыхнув, она мгновенно вырвала руку.

— Кэтрин! — укоризненно заметил он.

— Извините, — она действительно пожалела о своей резкой реакции. — Муж хватал меня за руку лишь для того, чтобы удержать в пределах досягаемости своего кулака.

При этих словах Колина охватило неистовое желание продемонстрировать ей всю свою нежность и убедить в том, что бывают мужчины, которые никогда в жизни не поднимут руку на женщину.

— Остается надеяться, — заметил он, — что когда-нибудь я смогу коснуться вас, не испугав. Когда, наконец, вы перестанете думать о своем муже?

— А вы думаете, это так просто? — возразила она. — Скоро год, как мы расстались, а вы сами видели, я все еще вздрагиваю при каждом вашем движении. Даже не знаю, — упавшим голосом добавила она, глядя в окно, за которым продолжалась метель, — смогу ли я когда-нибудь вернуться к нормальной жизни?

— Сможете, — заверил ее Колин. — Особенно если посидите спокойно, пока я буду готовить нам обед.

— Но я многое умею делать!

— Вот приедете в Калифорнию и будете делать все, что вам заблагорассудится... Наготовитесь вдоволь, тем более что придется готовить на двоих. А здесь я сам со всем управлюсь.

Убежденная его уверенным тоном и не менее уверенными действиями, она опустилась на стул. Да, все-таки терпения и благоразумия ему не занимать! Интересно, что может вывести его из себя? Слоун говорил, что у каждого человека есть какой-нибудь пунктик, при нажатии на него он взрывается и начинает крушить все вокруг...

Вскоре розовый лосось, аппетитно политый лимонно-укропным соусом, был готов, и Колин торжественно водрузил его на стол.

— Прошу!

— Спасибо, выглядит просто великолепно.

Несколько минут они ели молча, но Кэтрин продолжало снедать любопытство.

— А сколько лет вы были женаты?

Мгновенно перестав жевать, он сумрачно взглянул на нее.

— Простите, Колин, мне не следовало об этом спрашивать...

— Я уже говорил, что вы можете спрашивать, о чем хотите. Мы были женаты пять лет. И нам очень хотелось иметь ребенка, но Дана никак не могла забеременеть.

«Воспоминания всегда болезненны, — подумал он, — особенно такие, как у меня». Колин понимал, почему Кэтрин задала ему вопрос о жене. Он уже заметил, что она рылась в его ящиках и наверняка нашла его фотографию с Даной. Впрочем, все это можно объяснить вполне естественным женским любопытством.

— Дана погибла из-за взрыва бомбы, предназначавшейся мне, — глухо продолжил он.

— О Боже! — испуганно воскликнула Кэтрин. — Извините, Колин, я понимаю, как вам тяжело об этом говорить...

— Все в порядке. Я сам участвовал в поимке преступников, совершивших это, но затем подал в отставку. Какое-то время в мой адрес еще продолжали поступать угрозы, так что я даже вынужден был отправить своих парней по домам. Но затем все утихло, и ребята вернулись обратно на ранчо... Почему вы перестали есть? Вперед, и давайте покончим с рыбой.

Однако Кэтрин уже потеряла аппетит. Несмотря на то, что Колин пытался взбодриться, он выглядел печальным и несчастным. Оказывается, этот сильный и мужественный человек может быть таким легкоранимым, когда затрагиваются потаенные струны его сердца!

Повинуясь какому-то безотчетному порыву, Кэтрин привстала со своего места и, дотянувшись через стол, погладила его по щеке.

— Мне очень жаль вашу жену.

Он взглянул на нее, улыбнулся и накрыл ее руку с моей широкой ладонью.

— Вы меня больше не боитесь?

— В данный момент — нет, — неуверенно произнесла она, отводя глаза в сторону.

— Ну и прекрасно. — Он поднял ее руку со стола, поднес к губам и нежно поцеловал пальцы. Его губы были такими теплыми! — Когда вы улетите в Калифорнию, я буду молиться за вас и вашего ребенка. Как же я рад, что открыл перед вами дверцу своего пикапа!

Она была искренне тронута.

— Вы больше не хотите есть?

— Уже наелась.

— Я тоже. Сейчас вымою посуду...

— Нет, я сама это сделаю! Вы весь день работали на улице, да еще отстреливались от бандитов... Мне кажется, вы устали.

— Что вы! Прогнать их со своего ранчо было скорее большим удовольствием. Если они когда-нибудь попадутся мне снова...

— Очень надеюсь, что этого не случится. Завтра в это время я уже буду в Калифорнии. Как только я уеду, они оставят вас в покое.

Колин отнес тарелки в раковину, размышляя о том, что он будет чувствовать после ее отъезда. Как все это странно! Прошло менее суток с момента их встречи, а кажется, что он знает ее давным-давно.

Оглянувшись, он увидел, что она вытирает со стола. Черт, эта женщина уже прочно вошла в его жизнь! До чего соблазнительно она выглядит, когда нагибается вперед, и блестящий каскад волос закрывает ее милое лицо! С момента смерти Даны ни одна женщина не вызывала в нем столь сильного желания. А ведь она беременна, да и одета далеко не лучшим образом!

Колин глубоко вздохнул, пытаясь взять себя в руки. В тот момент, когда он захлопнул дверцу посудомоечной машины, Кэтрин взглянула на него и засмеялась.

— Если вы весь день работаете так быстро и яростно, как сейчас на кухне, то просто не можете не уставать. Так почему бы вам не позволить мне самой убраться здесь?

Вместо ответа он взял ее за талию и отстранил от стола. Вчера вечером, когда он попытался сделать то же самое, она испугалась, но теперь все было иначе.

— Будь я проклят, если позволю беременной женщине убирать свою кухню! Лично я занимаюсь этим лишь для того, чтобы поменьше думать о той очаровательной женщине, которая здесь находится.

— Спасибо за комплимент, но это глупо, — заметно зардевшись, заявила Кэтрин. — Вы заставляете меня чувствовать себя ни на что не пригодной, — добавила она, шлепнув его по руке. — И вообще, вам стоит почаще выбираться на свидания в город...

Он резко отстранился и глубоко вздохнул, отчаянно пытаясь подавить желание немедленно заключить ее в объятия.

— Пойдемте лучше разведем огонь в камине, — предложил Колин.

Через несколько минут они уже сидели у жарко пылавшего камина, а в окна стучал дождь со снегом.

— Что мне делать, если и завтра погода не наладится? — посетовала Кэтрин.

— Перенесете бронь на следующий день. Или останетесь здесь, со мной. Когда начнутся схватки, я отвезу вас в больницу Тулсы или Стилуотера.

— Не могу я оставаться здесь — вы забыли о моих преследователях. Вы уже и так подверглись из-за меня опасности. Тем более я не хочу оказаться в местной больнице, где меня легко смогут найти.

— Если вы родите здесь, то я обещаю защитить вас обоих, даже если для этого мне придется разбить палатку у ваших дверей. Кроме того, вы же сами говорили, что они не смогут похитить ребенка из больницы.

Она улыбнулась ему, улыбка, как в зеркале, отразилась на его лице. Стоило ей чуть приоткрыть губы, как его сердце срывалось в бешеный галоп. Взяв двумя пальцами за подбородок, он приблизил ее к себе и поцеловал. Колин страстно хотел эту женщину, и каждый раз это желание заставляло его содрогаться.

Впервые после смерти жены в нем вновь вспыхнула страсть. В этом не было бы ничего странного, если бы объектом этой страсти не стала беременная на девятом месяце женщина, до смерти запуганная своим бывшим мужем! Как бы то ни было, но, глядя в ее широко раскрытые зеленые глаза, он едва мог совладать с собой.

С трудом отстранившись, Колин повернулся к камину. Лучше не смотреть на Кэтрин, а еще лучше — не думать о ней, тогда есть шанс хоть немного успокоиться. Интересно, заметила ли она, до какой степени он возбужден? Вряд ли.

— Вы уже придумали имя для своего ребенка?

— Да. Если родится мальчик, я назову его Джейкоб или Кэйд, если девочка — то Эмилия.

— Прекрасные имена.

— Кроме того, я хочу вернуть себе девичью фамилию.

— Тоже прекрасная идея, — заметил он, играючи беря в руки прядь ее волос.

Налетел порыв ветра, и мокрый снег с новой силой забарабанил в стекло. Колин встал и подошел к окну, чтобы выглянуть наружу. Через несколько секунд он вернулся, сел на пол и посмотрел на Кэтрин.

— Дождь усиливается, и дороги снова обледенеют.

— Так что же мне делать?

— Подождем до утра. В этих краях погода меняется в мгновение ока.

Он подложил новое полено в огонь, а она отвернулась к окну. Несколько минут они сидели молча.

— Вы говорили, что весь город ждет, когда вы снова начнете с кем-нибудь встречаться, — напомнила она. — Мне кажется, вам пора оправдать эти ожидания. Вы слишком хороши для того, чтобы жить здесь отшельником.

Колин быстро посмотрел на нее. Эх, если бы обстоятельства их разговора были несколько иными, он не позволил бы ей давать ему такие советы! Кстати сказать, услышав подобную фразу от любой другой женщины, он воспринял бы ее в качестве откровенного заигрывания. Однако Кэтрин сказала только то, что сказала, — и в ее словах не было никакого подтекста.

— Спасибо. Не думал, что мне кто-нибудь сделает такой комплимент. Впрочем, моя мать искренне считает меня суперменом...

— В этом нет ничего удивительного. Странно другое — что вы до сих пор один.

А вот он рад, что она в разводе! Черт возьми, неужели завтра этой необыкновенной женщины уже не будет в его доме? Какие же у нее упоительные губы — розовые, пухлые, манящие... Таким губам не нужна никакая помада. Поймав себя на страстном желании снова поцеловать их, Колин ощутил сухость и горле. Разозлившись на себя, он с трудом оторвал взгляд от ее губ. Эта женщина словно бы распространяет вокруг себя какие-то сексуальные флюиды, причем, судя по выражению ее глаз, сама это понимает. Никуда он ее теперь не отпустит! Но самое главное — не торопиться, чтобы не испугать ее силой и неистовостью своего желания. И все же он не смог удержаться и прошептал:

— Могу я поцеловать вас?

— Я к этому еще не готова, — прошептала она в ответ.

— Ладно, тогда отложим поцелуи на будущее. Но могу я хоть коснуться ваших губ своим пальцем?

Она внимательно посмотрела на него и утвердительно кивнула, заметив при этом:

— А вы очень настойчивы.

— Да, когда в этом есть необходимость, — согласился он, проводя по ее лицу двумя пальцами. Затем он коснулся указательным пальцем уголка ее губ и медленно провел им по нижней губе. Его прикосновение было таким легким и осторожным, что у Кэтрин участилось дыхание, и она слегка приоткрыла губы. Заметив это, Колин поспешно отвел от них взгляд и стал смотреть на ее лоб. — Все нормально? — шепотом, спросил он.

Она молча кивнула. И действительно, прежнего страха уже не было. Более того, она сознавала, что реагирует на его прикосновения так, как давно уже не реагировала на прикосновение мужчин. Но в этом-то и таилась опасность! Теперь этот человек ее так легко не отпустит, а ей надо в Калифорнию, подальше от Слоуна. Оставаясь здесь, она поневоле подвергает Колина опасности. А он уже так много испытал и пережил в жизни!

— Закройте глаза, Кэтрин, — вибрирующим от напряжения голосом попросил он. — И потерпите всего одну секунду. Один маленький, легкий поцелуй...

Она уже знала, что не сможет отказать. Напряженный взгляд его темных глаз гипнотизировал ее.

— Кэтрин...

Ее ресницы послушно опустились, затрепетали и снова взметнулись вверх. У нее кружилась голова.

— Я должна видеть вас, — виновато пояснила Кэтрин. — Как только я закрываю глаза, наступает темнота, и просыпаются старые страхи.

— Тогда смотрите, — согласился он, придвинувшись к ней почти вплотную. В его глазах полыхал огонь.

Будь осторожней с этой женщиной! — тщетно внушал себе Колин, не в силах совладать с учащенным сердцебиением. Взяв Кэтрин за подбородок, он пристально посмотрел ей в глаза. Судя по тонкой жилке, судорожно пульсировавшей на виске, она волновалась не меньше его.

— Колин, я никогда не смогу быть счастливой. Я...

— Тсс! — прошептал он. — Ты изумительная женщина, созданная исключительно для счастья.

Волнение, страх и нежность захлестнули все ее существо. И это было так неожиданно, странно и возбуждающе, что у нее перехватило дыхание. Он наклонился к ее губам, и длинные пряди черных волос коснулись ее лица.

Кэтрин вдруг осознала новое чувство, поразившее ее до глубины души. Ведь она сама хочет, чтобы он ее поцеловал! Да-да, ее тянет к этому странному незнакомцу, ее удивляет и одновременно радует это ощущение. Как умело и деликатно он сумел пробудить в ней нормальную, здоровую женщину, способную дарить и получать наслаждение. А она-то искренне верила в то, что уже навеки лишилась этой чудесной способности!

Лицо Колина было уже так близко, что превратилось в расплывчатое пятно. Она ощущала его горячее дыхание на своих губах. Прикосновение мужских губ поначалу было столь легким и ласкающим, что напомнило морской бриз. Сотрясаемая глухими и частыми ударами сердца, Кэтрин покорно прикрыла глаза.

А он вновь слегка коснулся губами ее губ, делая это медленно, чтобы разжечь в ней желание. Сильные руки обхватили ее за талию, но стоило ей задрожать, как его объятие тут же ослабло. Это успокоило Кэтрин, и она вновь отдалась своим чувствам, тем более что в этот момент его губы снова скользнули по ее губам.

И она запылала, полностью забыв о недавних страхах! В его сильных объятиях было так тепло и уютно! Его руки говорили, что она в безопасности, губы — что она желанна. Ее грудь высоко вздымалась. И тут вдруг она почувствовала, что он слегка отстранился.

Удивленная, Кэтрин открыла глаза и обнаружила, что Колин внимательно и страстно изучает выражение ее лица. От этого взгляда в глубине души зашевелился затаенный страх, но, прежде чем она успела что-то сказать или сделать, Колин уже выпустил ее из объятий и повернулся лицом к камину.

Ее страх моментально исчез, зато осталось возбуждение. Ей страстно хотелось продолжения этой любовной игры, и при этом она не уставала удивляться своим желаниям. Она не только жаждала его поцелуев, но и наслаждалась ими!

— Никогда не думала, что смогу ощутить подобное, — честно призналась она. — Вы пробудили во мне нечто такое, что я сама считала уже давно потерянным.

Он потянулся, оторвал взгляд от огня и оглянулся на нее.

— Я не сделал ничего особенного. Просто вы уже давно были готовы к этому.

— Нет-нет, это было совсем неожиданно! — горячо возразила она. — Вы необыкновенный человек, Колин.

— Спасибо, — небрежно поблагодарил он и вдруг подмигнул. — Все-таки интересно, кто у вас родится — мальчик или девочка? Когда я снова буду проезжать или по той улице, где вы впервые сели в мой пикап, или мимо того гаража, где мы вместе прятались, то обязательно вспомню о вас. Если вы почувствуете в этот момент странное покалывание, знайте: это я о вас думаю!

— Я рада, что вы уволились из полиции, — неожиданно заявила Кэтрин. — Теперь на вас больше не будут покушаться. Кстати, а раньше вы в кого-нибудь стреляли у себя на ранчо?

— Нет.

Внезапно она порывисто и глубоко вздохнула, издав невнятный звук, а зрачки ее глаз широко расширились.

— Что случилось? — встревожился Колин.

— Ничего.

Она покачала головой, но при этом выглядела такой озабоченной, что он не спускал с нее глаз. Более того, поймав ее взгляд, устремленный куда-то поверх его головы, он даже обернулся, словно ожидая увидеть в дверях Слоуна Манчестера с револьвером в руках. Однако в комнате, кроме них, никого не было, и он вновь перевел взгляд на Кэтрин. Теперь она строго и как-то отчужденно смотрела в огонь. Колин предположил, что ее мучают какие-то воспоминания, которыми она не хочет с ним делиться. Возможно, она просто подумала о завтрашнем дне.

— Вы полетите прямым рейсом?

— Нет, через Финикс. Где-то в семь вечера я должна быть в Сан-Франциско. Оттуда я позвоню подруге.

— А почему вы не хотите позвонить ей прямо сейчас?

— Я немного подожду и сделаю... — она резко осеклась, закрыла глаза и впилась зубами в нижнюю губу, издав при этом непроизвольный вздох. Когда она вновь открыла глаза, Колин увидел, что в них застыло то же выражение, что было минуту назад.

— Кэтрин! Что с вами творится?



Глава шестая


Бледнея, она продолжала яростно кусать губы.

— У вас начались схватки? — догадался Колин.

— Вряд ли, — отвечала она, отворачиваясь к окну. — Просто обычная боль.

— О Боже!

За окном продолжала бушевать метель, и Колин прекрасно понимал, что в такую погоду они не смогут добраться до больницы.

— Со мной все в порядке, — с трудом произнесла Кэтрин, но тут же вновь скривилась от боли. — Ох!

Она часто и тяжело задышала, глаза помутнели, и в них появился какой-то животный ужас.

— Это только боль, ничего больше... Мне надо в Калифорнию, я не могу рожать прямо здесь. Мы не сможем попасть в больницу... — Она машинально поглаживала свой живот, словно пытаясь утихомирить болезненные толчки. — Возможно, это ложные схватки, — жалобно добавила она, уже едва сознавая, что говорит.

Новые порывы ветра сотрясли дом, словно напоминая о том, что они оказались пленниками бушевавшей снаружи метели.

— Ой, больно! — простонала Кэтрин.

— Скажите мне, как только начнутся новые схватки, — потребовал он, взглянув на часы. — Неподалеку есть хороший врач. Он приезжал ко мне, когда я упал с лошади, он лечил моих людей. Правда, он ортопед, зато сможет порекомендовать акушерку. Я сейчас ему позвоню...

— Ах, — снова застонала она. — Я хочу подняться.

Колин вскочил на ноги и поднял ее с кресла. Она так сильно вцепилась пальцами в его руку, что он вздрогнул и запаниковал. Дороги превратились в сплошной лед, так что все пути в город отрезаны. Что же теперь делать? Он снова посмотрел на часы.

— Послушайте, Кэтрин, между двумя схватками не прошло и двух минут. Если так будет продолжаться и дальше, это означает, что ваш ребенок настойчиво просится выйти наружу.

Она глубоко вздохнула и затаила дыхание. Наверное, предположил Колин, боль отступила.

— Вы говорили, что уже принимали роды прежде.

— Да, но сразу после этого явился фельдшер, и мы вместе отвезли женщину в больницу. Это было несколько лет назад, да и вообще, я же не доктор! — испуганно добавил он, лихорадочно перебирая в уме все возможные варианты.

— Ничего, вы вспомните прежние навыки. Можно я пойду в спальню?

В этот момент ей показалось, что Колин вот- вот упадет в обморок. Он закатил глаза, и ей пришлось потрогать его за плечо, чтобы привести в себя.

Почувствовав ее прикосновение, Колин взял себя в руки. Она верит в него и нуждается в его помощи. Да, он не врач, но уже дважды успешно принимал роды. Сначала ему пришла в голову мысль позвать на помощь кого-то из рабочих, но он почти сразу же отверг эту идею. Ни у кого из них нет подобного опыта, так что это бесполезно.

— Пойдемте, — предложил он, обнимая ее за талию.

Они прошли в спальню, Колин отвернул стеганое одеяло и постелил свежую простыню. Она робко смотрела на него — он был такой мужественный, сексуальный, привлекательный. И этот человек, которого она едва знала, готовился принять роды! От этой мысли она покраснела и перевела взгляд на окно.

— Мы не сможем выбраться отсюда?

— Я позвоню в «Скорую помощь» и попытаюсь узнать, не смогут ли они прислать за вами вертолет, чтобы переправить в Тулсу.

Пока он набирал номер, Кэтрин нерешительно приблизилась к кровати. А что бы она, интересно, делала, если бы схватки застали ее в какой-нибудь гостинице или в самолете?

— Мне необходим вертолет, — тем временем говорил Колин. — Женщина рожает...

Кэтрин бросила на него быстрый взгляд и поразилась встревоженному выражению его лица. И тут ее пронзила такая острая боль, что на мгновение она забыла обо всем на свете. Да, сомнений уже не оставалось — ребенок пытался выйти наружу! Почувствовав, как по ногам заструилась теплая жидкость, она схватилась за спинку кровати.

— Колин, похоже, мы не дождемся вертолета! У меня уже отошли воды.

— Кэтрин, ты сможешь снять свитер и надеть мою рубашку? — поспешно спросил он, бросая трубку на рычаг.

Она кивнула, и тогда он быстро протянул ей рубашку.

— Как только переоденешься, ложись в постель.

Он выбежал из спальни. Услышав шум воды, Кэтрин поняла, что он моет руки. Кое-как она переоделась, сбросив свитер и джинсы прямо на пол.

— Колин, принеси полотенце! — Повернувшись, она увидела, что полотенца уже лежат на постели. — Ах, извини, я не заметила, что ты уже...

— Все в порядке, — появляясь в дверях, сказал он.

Схватки начались снова, на этот раз с такой силой, что Кэтрин не удержалась от крика. Колин находился рядом. Поглаживая по голове и всячески успокаивая, он помог ей лечь на постель.

— Это ужасно, — простонала она, отбрасывая волосы с лица, — ты не врач, а я не смогу дождаться вертолета...

— К сожалению, он уже улетел на другой вызов. Кроме того, в такую метель летать вообще опасно. Но ты постоянно помни о том, что я уже принимал роды. В «Скорой» мне сказали, чтобы я сразу звонил им, если у нас возникнут какие-то проблемы. Ты в порядке?

Схватки слегка поутихли, и она нашла в себе силы кивнуть головой. Но через несколько минут все повторилось снова — и Кэтрин забыла обо всем, полностью растворившись в океане дикой боли. Когда к ней вновь вернулась способность воспринимать окружающий мир, оказалось, что Колин накрыл ее простыней.

— Не могла бы ты придвинуться к краю постели, чтобы мне было легче за тобой ухаживать?

Она кивнула, и он осторожно помог ей передвинуться. Затем подложил ей под спину и голову две подушки.

— Колин, — прошептала она, хватая его за руку.

Он взглянул на часы.

— Я позвоню доктору.

Кэтрин не слышала, о чем он говорил по телефону, потому что ее с головой накрыла новая волна боли.

— Он сказал, что, раз воды уже отошли, во время схваток тебе надо тужиться.

Когда начались схватки, Колин встал между ее широко раздвинутыми ногами и стал командовать:

— Сильнее, Кэтрин, сильнее! Постарайся поднапрячься!

Задыхаясь и судорожно глотая ртом воздух, она извивалась на постели, с ужасом думая о том, как долго это может продолжаться. Колин непрерывно говорил по телефону, который принес с собой в спальню, но его слова не достигали ее измученного сознания. Наконец он закончил разговор.

— А что, если будут осложнения... — она осеклась на полуслове, поскольку начались новые схватки и ей пришлось стиснуть зубы, чтобы удержать рвущийся наружу крик Она уже не чувствовала своего тела, которое сейчас словно бы ей не принадлежало.

— Тужься, детка, еще сильнее, еще. Давай-давай, все идет как надо.

Когда боль слегка отступила, Кэтрин почувствовала, что Колин влажным платком вытирает ей пот со лба.

— Не думай ни о каких осложнениях, — заявил он. — В «Скорой» мне обещали позвонить, как только вертолет освободится.

— Колин!

— Я все понимаю. Схватись за кровать и тужься.

Она последовала его совету, прислушиваясь к его ободряющим словам, которые доносились до нее словно бы издалека, отгороженные огромной стеной боли.

— Так, прекрасно, а теперь отдохни. Ты все делаешь просто великолепно.

Ощущая его присутствие и дружескую поддержку, она старалась не кричать во весь голос, хотя Колин, напротив, уговаривал ее не стесняться и делать все, что может принести ей облегчение.

После того как затихли очередные схватки, он снова вытер ей лоб, затем отбросил влажные от пота волосы с лица Кэтрин и ласково погладил ее по плечу.

Она рожала безо всяких обезболивающих средств, в отсутствие родных и близких и при этом проявляла незаурядное мужество — Колин почти не слышал ее криков. Наблюдая за тем, как проходят схватки, он чувствовал собственную слабость и бесился от невозможности облегчить ее страдания. Смотреть на Кэтрин было для него тяжелее, чем самому переносить нечто подобное. Поэтому, машинально произнося вслух успокоительные слова, он делал это не только для нее, но и для себя. В какой-то момент он даже закрыл глаза и мысленно сотворил молитву, прося Господа о том, чтобы ребенок родился побыстрее и оказался совершенно здоровым.

Видя, что она судорожно кусает губы, он понимал, что начинаются новые схватки, и вставал в ногах постели, моля Бога избавить ее от осложнений.

— Тужься, Кэтрин, тужься! Я уже вижу его головку. Попробуй еще. Давай же, детка, давай!

И Кэтрин послушно тужилась, охваченная новой волной боли. Особенно мучительным оказался тот момент, когда ребенок вышел почти наполовину, но зато каким же неимоверным было облегчение, когда схватки вдруг прекратились!

— Мы это сделали! — восторженно закричал Колин. — У нас это получилось! Смотри, Кэтрин, какой у тебя чудный ребенок. Это девочка.

Он быстро поднял ребенка и положил ей на живот. С умилением и изумлением она смотрела на крохотное существо, которому только что дала жизнь, и гладила его по лицу. И, тут она вновь услышала Колина. Он бережно поднял ребенка и ловко перерезал, а затем и перевязал пуповину.

— Вот так, — удовлетворенно произнес он, любуясь делом своих рук.

— А Кэтрин глядела на редкие рыжие волосики, покрывавшие макушку ее маленькой дочурки, и умиротворенно улыбалась.

— Эмилия, — прошептала она и вдруг почувствовала, как ее переполняет чувство счастья. Улыбнувшись, она благодарно посмотрела на Колина. Как замечательно он себя вел, и какое счастье, что в самый трудный момент своей жизни она оказалась в его доме!

— Тем временем он снова поднял трубку и, после короткого разговора, заявил Кэтрин, что вертолет уже в пути.

— Нет! Я не хочу никуда уезжать! — мгновенно встрепенулась она.

— Но тебе и твоей дочери нужен профессиональный уход, — мягко заметил Колин, доставая чистое белье. Он сменил испачканные простыни и полотенца, свалив их в кучу прямо на полу. Затем ушел, быстро вымыл руки и вернулся, присев рядом с ней на край постели. — Кроме того, у меня нет всего необходимого. Кстати, они мне посоветовали вымыть ребенка.

— Как же я тебе благодарна! — прошептала Кэтрин, чувствуя, что ее глаза наполняются слезами.

Он улыбнулся, расправил ее спутанные волосы и нежно погладил по плечам.

— Ты держалась молодцом. Я не перестаю поражаться твоему мужеству, Кэт.

— Я просто рожала ребенка, — возразила она, — и мужество тут ни при чем.

— Нет, ты все равно молодец. — Он встал и осторожно взял ребенка на руки. — Я же видел, как некоторые мужчины совершенно теряют голову от боли, а ты оказалась мужественной и сильной женщиной. Смотри, какую красивую девочку ты родила! Как только моя мать узнает, что здесь произошло, немедленно соберет вещи и приедет сюда.

— Мне показалось, что ты говорил о вертолете...

— Да, конечно, — подтвердил он, не отрывая глаз от ребенка. — Но ты не бойся — я полечу с тобой. Я вызвал из Тулсы полицейский вертолет — они обещали прилететь как можно быстрее. Потом они вновь доставят тебя сюда, а к тому времени здесь уже будет моя мать. Отец довезет ее на тракторе или на лошадях — но обязательно довезет.

— Ты — славный человек, Колин, — тихо произнесла Кэтрин.

Внимательно посмотрев на нее, он с удивлением обнаружил, что ее глаза застилают слезы.

— Эй, о чем теперь плакать? — наклонившись, он поцеловал ее в лоб. — Красивая женщина и красивая дочь... Однако наша крошка Эмилия нуждается в купании, — с этими словами он вышел из комнаты, прижимая к себе ребенка.

Кэтрин растроганно смотрела ему вслед, с ужасом думая о том, что скоро им предстоит расстаться, чтобы уже больше никогда не встретиться! Как же бережно он обращается с ее дочуркой, разговаривая с ней так, словно она понимает его слова. Когда они скрылись в ванной, Кэтрин утомленно закрыла глаза и расслабилась. От всего пережитого у нее еще дрожали колени. Как хорошо, что ей не надо никуда идти, и она может спокойно отдохнуть...

— Колин!

— Что случилось?

Он появился из ванной, держа Эмилию уже завернутой в большое зеленое полотенце.

— Ничего. Я только хотела узнать — ты не помнишь, во сколько она родилась?

— Разумеется, помню, — и он любовно посмотрел на ребенка. — Эмилия появилась на свет двадцать второго февраля, в ноль часов четыре минуты. А сейчас я хочу отправиться на кухню и взвесить ее на тех же весах, на которых я обычно взвешиваю пойманную рыбу.

— На весах для рыбы? — изумилась Кэтрин.

— Да, а что? Они достаточно точные и покажут наш вес с точностью до грамма, — пояснил он, на ходу продолжая играть с малышкой. — Не скучай, мама, мы скоро вернемся.

Кэтрин улыбнулась, подумав о том, что даже с собственным ребенком Колин бы не мог обращаться лучше. Да он просто не отводит глаз от Эмилии! Кто бы мог подумать, что этот индеец, полицейский и фермер, способен на такую нежность? Она вдруг вспомнила его с винтовкой в руках, когда он выглядел так страшно и угрожающе. А сейчас гремел на кухне весами и весело болтал с ребенком!

Вскоре он вернулся сияющий. Счастливое выражение лица заметно смягчало грубые черты, более того — делало его почти прекрасным. Длинные волосы стянуты на лбу кожаной тесьмой и свободно прикрывают шею. Рукава голубой рубашки закатаны, обнажая мускулистые руки, пуговицы на смуглой груди расстегнуты...

Передав Эмилию в руки Кэтрин, он присел на постель.

— Итак, она весит целых 3 килограмма и 430 граммов. Вес, достойный уважения!

— Но почему она не плачет? — удивленно спросила Кэтрин, открывая лицо дочери, закутанной в полотенце.

— Если тебе этого хочется, я могу ее об этом попросить...

— Нет, ради всего святого!

— Ну, тогда я пошел готовиться к прибытию вертолета, — широко улыбнулся Колин.

— А что я должна делать?

— Ничего — только лежать и слушать. Они сейчас со свистом прилетят сюда, погрузят вас на носилки, закинут в вертолет, и мы полетим в Тулсу. А завтра утром, или когда они сами сочтут нужным вас отпустить, мы все вместе вернемся обратно.

— Но у меня нет никакой одежды.

— Сейчас тебе ничего не нужно, кроме одеяла. Да они сами обо всем позаботятся, так что не волнуйся.

— Спасибо тебе, Колин, — прижимая к себе ребенка, поблагодарила она.

Он посмотрел ей в глаза и вдруг почувствовал, что теперь между ними установилась какая-то таинственная связь. Нечто подобное он испытал в жизни лишь однажды — когда была жива его жена... Колин наклонился и поцеловал Кэтрин в губы.

— Все в порядке, дорогая. Ты просто великолепна.

— Ты тоже. Кстати, мне все-таки нужно захватить в больницу свои джинсы и свитер. Кроме того, у меня нет никакой обуви.

— Я обо всем позабочусь, — пообещал он, любуясь на малышку. Она явилась в этот мир, постаравшись доставить своей матери как можно меньше беспокойства. И как хорошо, что это произошло в его доме! — Эмилия, — пробормотал он, касаясь ее щеки. — Ты кажешься такой маленькой и хрупкой, но на самом деле такая же сильная и мужественная, как и твоя мама.

— Ты меня совсем захвалил, — порозовела Кэтрин.

— Тебя нельзя захвалить, потому что ты — воплощенное совершенство, — возразил он.

Неожиданно Кэтрин поймала его руку и приложила к своей щеке. И вновь у нее на глазах заблестели слезы.

— Я так счастлива, — прошептала она, — и все это благодаря тебе. Я так боялась, что мне предстоит рожать одной... — И она усиленно заморгала ресницами, стараясь сдержать слезы.

— Ну-ну, Кэт, успокойся. Не надо плакать. У тебя теперь маленькая дочь, которой ты должна во всем подавать пример.

— Да, верно, — и она улыбнулась сквозь слезы. — И все равно, ты такой замечательный человек, что я дам своей дочери двойное имя — Эмилия Колин.

— Вот этого как раз не надо! — возразил он. — Зачем обременять эту чудесную малышку моим дурацким именем?

— Когда я объясню ей причину, почему ее так зовут, она будет в восторге — я в этом уверена.

— Да она никогда не поймет — с чего это матери вздумалось называть ее именем постороннего мужчины, которого она сама в глаза не видела. Так что не вздумай это делать. Моя мать, полагаю, даст тебе такой же совет.

— Я уже все решила, — заупрямилась Кэтрин.

— Пожалуй, я лучше позвоню, — вздохнул Колин и снова ее поцеловал.

Его распирало от избытка чувств. Глубоко и радостно вздохнув, он поднялся с постели и направился к телефону.

Кэтрин, положив Эмилию на сгиб локтя, нежно склонилась над ней. От этой чудесной картины у Колина перехватило дыхание. Каким счастьем было бы видеть это ежедневно! Как же он любит их обеих! Эмилия — это самый красивый ребенок, какого он когда-либо встречал в своей жизни. Впрочем, он видел не так уж много новорожденных, но, все равно, она просто совершенство. Ему вновь захотелось взять ее из рук Кэтрин и прижать к себе.

В этот момент в трубке послышался голос его матери.

— Привет, мать, у меня для тебя сюрприз, — быстро произнес он, оглядываясь на Кэтрин. — Та женщина, с которой я у тебя был, родила в моем доме.

Кэтрин не могла слышать ответных реплик Надин Уайтфитер, но, судя по выражению лица Колина, та восприняла это как должное.

— Я сам принял роды, — с гордостью сообщил он. — И теперь все в порядке... Нет, в такую метель не стоит торопиться. Я уже вызвал вертолет, скоро мы будем в Тулсе. Надеюсь, что завтра нас отпустят, и мы вернемся домой... Да, конечно... Как только прилетим... Обещаю, что позвоню из Тулсы... О'кей. — Он повесил трубку и улыбнулся Кэтрин. — Слышала бы ты, как разволновалась моя мать! Несмотря на метель, она хотела приехать немедленно, но я ее отговорил. Пожалуй, нам пора собираться, — с этими словами он направился к стенному шкафу.

Кэтрин печальным взором следила за его решительными действиями. Из Тулсы она вылетит в Калифорнию и сюда больше не вернется... Да и нет смысла возвращаться! Но почему же тогда так ноет сердце, и так тяжело на душе? Тем временем Колин расстегнул и снял рубашку, повесив ее на стул. Он действовал бессознательно, так, словно они уже прожили вместе много лет и привыкли не стесняться друг друга.

А Кэтрин не могла отвести глаз от его смуглой, мускулистой спины. Расстегнув брючный ремень, он скинул джинсы и остался в одних трусах. Достав из шкафа новые джинсы, трусы и рубашку, он направился в ванную.

— Я быстро приму душ и сразу вернусь.

Она продолжала жадно ощупывать взглядом его статную фигуру. Почувствовав на себе этот взгляд, он обернулся и подмигнул.

— Для женщины, которая только что родила, ты рассматриваешь меня чересчур пристально!

Кэтрин вспыхнула и перевела взгляд на Эмилию, которая мирно посапывала у нее на руках. Ей пришлось вновь напомнить себе, что она уже больше не вернется в этот дом. Как только прекратится метель, и полеты возобновятся, ей придется отправиться в Калифорнию. Но она никогда в жизни не забудет Колина Уайтфитера, тем более что с сегодняшнего дня воспоминания о нем будут неразрывно связаны с заботой о дочери. Но как же ей не хочется с ним расставаться! Мысль об этом мучила ее сильнее, чем воспоминания об издевательствах бывшего мужа.

Впрочем, рано или поздно ее жизнь войдет в нормальное русло, и кто знает? — возможно, она постепенно начнет забывать необычные обстоятельства рождения Эмилии, так же как и человека, который принимал эти роды. Разумеется, она будет помнить о его существовании, просто его образ постепенно поблекнет и потускнеет в памяти. Со временем так всегда и бывает...

Эмилия Колин Манчестер. Имя ничуть не более странное, чем миллионы других имен, хотя, возможно, она поторопилась, нарекая так свою дочь.

— Девочка моя, — прошептала Кэтрин, баюкая малышку.


Стройный, сильный и свежий, с мокрыми длинными волосами, Колин был так прекрасен, что у Кэтрин на секунду перехватило дыхание. Пока она краем глаза посматривала на него, он быстро натянул джинсы и свитер.

— Пойду соберу вещи и позвоню старшему рабочему, заявил он, а она молча кивнула головой и прикрыла веки. — Бад, я уезжаю, остаток ночи меня не будет. Вернусь завтра... На вертолете... Кэтрин родила, роды принимал я... Да, все нормально... Девочка, назвали Эмилией.

Повесив трубку, он взглянул на Кэтрин, и они обменялись улыбками. Ей захотелось обвить его руками за шею и вновь ощутить на своих губах его поцелуи. Странная реакция — удивилась она сама — для женщины, только что разрешившейся от бремени, и все же вполне естественная, если учесть все предшествующие обстоятельства. Роды сблизили их так сильно, как не могло бы сблизить ничто другое.

Колин вновь подошел к стенному шкафу, выдвинул ящик и достал из него пистолет. Проверив, заряжен ли он, сунул его за пояс. Оглянувшись на Кэтрин, он поразился ее мгновенной настороженности, пожал плечами, затем достал нож и сунул его за голенище своего ковбойского сапога. Наблюдая, как он вооружается, Кэтрин похолодела от мысли, что ей вновь предстоит возвращение в мир, наполненный жестокостью и угрозами. А ведь теперь ей предстояло заботиться не только о себе, но и о ребенке!

— Не смотри так, — обронил Колин, подходя к постели. — Я же сказал: намерен охранять тебя, пока ты будешь в больнице.

— Со мной у тебя слишком много проблем.

— Не надо беспокоиться. Я же не могу бросить вас обеих на произвол судьбы!

От ее улыбки он вновь подумал: какое же это счастье быть рядом с такой замечательной женщиной и ее удивительной дочкой!

Колин, я останусь в Тулсе до тех пор, пока не возобновятся полеты в Калифорнию, — поспешно произнесла Кэтрин, опасаясь, что если она не скажет этого сейчас, то потом уже никогда не осмелится на это. Ощущение теплоты и комфорта внезапно сменилось тревожным предчувствием. Зачем она говорит все это, зачем отталкивает его?

Он повернулся спиной, засунул руки в карманы. Сначала она даже подумала, что он не расслышал ее, но нет, он все прекрасно слышал.

— Ты еще недостаточно сильна, чтобы вновь убегать от тех головорезов, тем более с Эмилией на руках. Тебе надо вернуться со мной на ранчо и остаться здесь, пока не окрепнешь.

— А мне кажется, что этого делать как раз не надо. Дело не только в преследователях, — нерешительно заявила Кэтрин, покрываясь красными пятнами. — Когда я с тобой, я начинаю испытывать определенные чувства...

— Ты боишься снова влюбиться? — сумрачно поинтересовался он и, в ожидании ответа, затаил дыхание.

— Глупости! Я собираюсь в Калифорнию, чтобы начать новую жизнь!

— Желаю успеха, — холодно заявил он, с трудом скрывая свое разочарование. Его предположение оказалось правильным — в ее жизни для него нет места. Ну что ж, наверно, и ему следует сказать ей то же самое... — Черт подери, так ты не хочешь влюбляться? Прекрасно, я тоже не хочу. Значит, у нас одинаковые взгляды, — решительно закончил он, сверля ее сердитыми глазами.

«Вот так, мне не на что надеяться», — грустно подумала Кэтрин, в то время как Колин, подойдя к окну, выглянул наружу. Однако следующая фраза ее поразила:

— Теперь, когда мы окончательно уточнили наши позиции, у тебя нет причин бояться возвращения сюда. Ты не слишком меня обременишь, зато я смогу защитить тебя. А потом в любой момент сможешь уехать.

Глядя на него, Кэтрин вдруг почувствовала страстное желание испытать нечто неизведанное. В свое время Слоун вскружил ей голову, и она опрометчиво вышла за него замуж, будучи еще слишком молодой для брака. Возможно, это и стало причиной того, что их семейная жизнь с самого начала не заладилась. На Слоуна нельзя было полагаться, он ей постоянно лгал. И все же она надеялась спасти их брак, пока однажды не поняла, что спасать попросту нечего. Между ними не было не только любви, но даже дружеской приязни. За все эти годы она ни разу не почувствовала к своему мужу какого-либо влечения или теплых чувств, зато теперь именно эти чувства испытывала к Колину. Он был уникальный человек, и она от всей души пожелала ему влюбиться снова. Та женщина, которую он когда-либо полюбит, будет с ним безумно счастлива.

— Сколько тебе лет, Колин? — спросила она.

— Тридцать один, — ответил он, не отрываясь от окна. — Я слышу вертолет.

Кэтрин ничего не слышала. Но стоило ему выйти из комнаты, как издалека донесся шум винта, который становился все громче. Вскоре захлопали двери, и в соседней комнате послышались голоса. В спальню вошли трое полицейских и фельдшер.

Колин подождал, пока они укладывали Кэтрин на носилки, а затем поспешно оделся. Когда он доставал из ящика перчатки, послышался голос Кэтрин:

— Нет, она останется со мной.

Пораженный ее тоном, он резко обернулся.

— Хорошо, мэм, — согласился высокий молодой фельдшер, отступая назад.

Колин смотрел на Кэтрин во все глаза и не переставал изумляться. До этого момента он считал ее хрупкой и слабой женщиной, которая непрерывно нуждается в защите, а сейчас ее зеленые глаза пылали яростным огнем, как у тигрицы, которую вздумали разлучить с детенышем. Такой ярости Колин не видел даже у мужчин, готовых схватиться за пистолеты! И все это из-за крошечной Эмилии, так круто изменившей свою мать!

Заметив, что Кэтрин смотрит на него, Колин подмигнул ей и поднял вверх большой палец. Через несколько минут они уже были в вертолете, немедленно взмывшем в ночное небо. Внизу расстилался однообразный заснеженный ландшафт, оживляемый лишь темными точками — то были кедры. Если ее преследователи находились поблизости и видели вертолет, то уже вряд ли возвратятся сюда, зато начнут разыскивать ее в другом месте.

Отвернувшись от иллюминатора, Колин взглянул на Эмилию. Несмотря на всю абсурдность ощущения, ему казалось, что он имеет какие-то права на этого ребенка, и он испытывал постоянное желание взять девочку на руки. Разозлившись на самого себя, Колин перевел взгляд с дочери на мать. Кэтрин смотрела куда-то в сторону, и ему вдруг вспомнилось, как он целовал ее легкими, дразнящими поцелуями...

Кэтрин исподлобья наблюдала за ним, пытаясь понять, о чем он думает. У нее было такое чувство, словно она улетает из дома, в котором прожила всю жизнь. Придерживая спящую на коленях дочь одной рукой, Кэтрин протянула другую руку Колину, и он немедленно сжал ее тонкие пальцы в своей большой и теплой ладони.

Когда они прибыли в больницу Тулсы, Колин занялся регистрацией, а Кэтрин и Эмилию быстро увезли. Закончив, он прошел в комнату ожидания, которая была совершенно пуста. Сначала он мерил ее шагами, затем опустился в кресло и взял в руки один из старых журналов, лежащих на столике. Целый разворот был посвящен различным политикам, и лицо человека на одном из снимков показалось ему знакомым.

Прочитав подпись под фотографией, Колин понял, что не ошибся. Оказалось, что когда-то он видел Слоуна Манчестера по телевизору и теперь сумел узнать его на снимке. Это был жизнерадостный красивый мужчина, уверенно смотревший в камеру и приветливо махавший аудитории. Чем дольше Колин впивался глазами в это лицо, тем сильнее закипал от гнева. Несомненно, мужчины такого типа очень нравились женщинам. Высокий, золотоволосый, белозубый, с ямочками на щеках... Ощущая себя центром внимания, он явно наслаждался своей неотразимостью.

В какой-то момент Колин не выдержал и чуть было не разорвал журнал. С трудом ему удалось сохранить самообладание, и он продолжил изучение лица своего соперника. Кто-нибудь должен остановить этого ублюдка на его пути к заветному губернаторскому креслу!

Колин раздраженно кинул журнал обратно на стол, поднялся с кресла и вновь принялся расхаживать по комнате. Наконец его позвала медсестра:

— Мистер Уайтфитер, Кэтрин уже в палате, так что, если хотите, можете пройти к ней.

Поднимаясь на лифте, Колин мучился от мысли, что рано или поздно ему придется посадить ее на самолет до Калифорнии, где она, несомненно, будет в безопасности, но при этом исчезнет из его жизни! А если он повезет ее домой, то они вполне могут снова угодить под пули. Он просто физически не сможет постоянно находиться около нее, чтобы защитить от преследователей. Да и вообще, нельзя же настолько терять голову, пусть даже от такой женщины, как Кэтрин! Если она вернется вместе с ним и останется в его доме, рано или поздно он обязательно попытается ее соблазнить.

Лифт остановился, двери разъехались, и в кабину вошли двое мужчин. Колин мгновенно напрягся, расставил ноги и положил руки на пояс брюк. Какое-то время он пристально изучал их лица, но потом решил, что они не представляют опасности. Действительно, они поднялись всего на этаж и вышли.

Итак, надо позволить ей уйти. Как только он посадит ее с дочерью в самолет, может больше не опасаться за свою жизнь.

Колин открыл дверь палаты, вошел внутрь и осторожно прикрыл ее за собой. Кэтрин спала, спала и Эмилия, лежавшая рядом с ней в плетеной колыбельке. Колин на цыпочках приблизился к новорожденной и осторожно погладил ее кончиками пальцев. Какой она будет, когда вырастет? Наверное, такой же красивой и обольстительной, как мать, с такими же великолепными рыжими волосами и глубокими зелеными глазами. Ему захотелось немедленно поднять ее на руки и прижать к груди, но он сдержался, побоявшись разбудить малышку. Наклонившись, он поцеловал девочку в лоб, уловив легкий аромат детского мыла. Затем Колин встал на колени перед кроватью Кэтрин, которая лежала на спине, откинув в сторону правую руку и разметав по подушке распущенные волосы. Жадно, затаив дыхание, он рассматривал очертания ее тела, прикрытого больничным одеялом. Вся нежность, всколыхнувшаяся в душе при виде спящего ребенка, внезапно обратилась в желание, обращенное к его матери.

Стремясь хоть немного успокоиться и не давать воли рукам — это могло разбудить Кэтрин, — он бесшумно встал и подошел к окну. Внизу, на ярко освещенной стоянке, парковалась какая-то машина. А вдруг те люди уже приехали за ними в Тулсу? Вряд ли они сумели бы сделать это так быстро, хотя все может быть... Тем более, если они уже находились где-то в дороге и видели, как вертолет направился в сторону Тулсы. Но в таком случае они наверняка будут наблюдать за аэропортом...

Колин придвинул кресло поближе к колыбельке — сидеть рядом с Кэтрин было для него слишком трудным делом. Положив ноги на столик, он откинулся назад, скрестил руки на груди и закрыл глаза. Через мгновение он уже спал...

Проснулся он оттого, что кто-то шепотом произнес его имя. Мгновенно вскочив на ноги, Колин одновременно открыл глаза и нырнул рукой под куртку, туда, где находился пистолет.



Глава седьмая



— Извините, — он красноречиво развел руками. Перед ним стояла нахмуренная медсестра, державшая в руке бумажный стаканчик. — Я спал, а вы меня разбудили. — Она продолжала сердито смотреть на него. — Я сейчас уйду. — И он быстро прошел мимо нее и вышел в холл.

Сначала он позавтракал, затем позвонил на ранчо, после чего взял напрокат джип и проехался по магазинам. Через час он вернулся в госпиталь, нагруженный всевозможными коробками и пакетами.

Кэтрин и Эмилия по-прежнему спали. Стараясь не шуметь, Колин сложил все эти покупки на стул и лишь затем достал из этой кучи нужную коробку. В ней лежал пушистый розовый кролик. Колин осторожно положил его в ногах колыбельки и несколько минут неподвижно любовался спящим ребенком.

Затем он присел на второй стул, но в этот момент Кэтрин томно потянулась. Вздохнув, она медленно открыла глаза, посмотрела на Колина, и уголки ее губ дрогнули в лукавой усмешке.

А он уже буквально пылал — так возбуждали его все улыбки и движения этой рыжеволосой красавицы. А тут еще она подняла руку и поманила его к себе. Встав со стула, Колин пересел на кровать. Она взяла его руку и погладила ею себя по щеке.

— Спасибо за прошлую ночь.

Надо признать, что в тот момент он уже забыл об этом! Искушение было столь сильным, что он едва сдерживался. Его тянуло прилечь рядом с Кэтрин, заключить ее в объятия и слиться с ней, почувствовав, как ее длинные ноги обхватывают его талию...

Будучи не в состоянии вымолвить ни слова, Колин мысленно приказывал себе покинуть палату, прежде чем она заметит, до какой степени он возбужден. Но вместо этого он наклонился и слегка поцеловал ее в щеку, а затем обернулся к кроватке Эмилии.

— Она такая миленькая, правда? — радостно спросила Кэтрин, шурша покрывалом за его спиной.

Но Колин был просто не в состоянии повернуться или ответить. Если он сейчас заговорит, то охрипший от вожделения голос его мгновенно выдаст. Пытаясь успокоиться, он наклонился над кроваткой Эмилии, всматриваясь в крошечное лицо спящего ребенка.

— Это самый красивый ребенок из всех, виденных мной.

— Льстец! — засмеялась Кэтрин. Она присела на кровати, подложив под себя подушку. — А что там лежит в ее кроватке?

— Ее первая игрушка, — гордо заявил он, поднимая кролика.

— Как это мило с твоей стороны. Доктор Саутридж сказал, что с Эмилией все в полном порядке. А еще он сказал, что она полностью доношенный и здоровый ребенок. Кстати, он назвал мне тот же самый вес, что и ты, так что твои весы для рыбы очень точны.

— А как насчет тебя самой?

— Я чувствую себя прекрасно. Там в стенном шкафу лежит моя сумка. Будь добр, подай ее.

Колин быстро нашел сумку и положил на постель Кэтрин.

— Мне кажется, администрации больницы не слишком понравится, что роженицы поступают к ним, вооруженные пистолетами.

— Но они же никогда об этом не узнают! — отмахнулась она, заглядывая в сумку. — Я не хочу, чтоб ты обращался ко мне каждый раз, и, если надо, готова сразу за все заплатить.

Глядя на то, как она достает пачку денег, у Колина перехватило дыхание.

— Черт подери! — воскликнул он, хватая ее за руку. — Удивительно, как тебя еще не ограбили, раз ты носишь с собой столько денег. Сюда может зайти кто угодно.

— Мне приходится расплачиваться наличными. Если я вздумаю получить деньги в банке, то Слоун немедленно об этом узнает. А так я не оставляю никаких следов. Ну что? — Она посмотрела на него снизу вверх, поскольку он по-прежнему продолжал держать ее руку.

— Убери свои деньги, ты не должна мне ни цента.

— Ну что ж, спасибо. — И после недолгого, но напряженного молчания она вздохнула и спрятала деньги обратно.

— Еще одно. Я подумал, что тебе потребуется какая-нибудь одежда, и кое-что купил. Правда, за размер не ручаюсь, поскольку брал за образец твои старые тряпки. Вот, посмотри сама, — и он переложил пакеты и коробки со стула на ее кровать.

— Ну, теперь ты должен позволить мне заплатить!

— Я уже сказал — нет.

— Мы что, собираемся поссориться?

— Ничего подобного, просто я делаю то, что нахожу нужным. Считай это подарками для Эмилии.

— Ты — упрямый осел, Колин.

— Возможно.

Несколько мгновений Кэтрин изучала выражение его лица, а затем открыла один из пакетов и извлекла оттуда красный свитер.

— Как ты догадался, что я люблю красное?

— Интуиция, — усмехнулся он, бросая невольный взгляд на ее рыжие волосы.

Из следующего пакета были извлечены джинсы. Взглянув на размер, Кэтрин загрустила.

— Я могу в них не влезть! — вздохнула она

— А мне кажется, что влезешь.

Тем временем Кэтрин запустила руку в третий пакет, выудив оттуда краешек чего-то пурпурного и кружевного.

— Ой, там что-то интересное...

— Мне подобрала это продавщица — интересная молодая леди. Сам-то я выбрал только красный свитер.

— Значит, ты не знаешь, что там находится?

— Как же не знаю, если я сам это покупал! Продавщица лишь помогала мне выбирать.

Кэтрин вдруг вспомнила о простом белом бюстгальтере, который носила до тех пор, пока не решила всерьез прельстить Слоуна. Пурпурное кружево выглядело таким чувственным... неужели Колин купил ей бюстгальтер? Она слегка покраснела, заглянула поглубже в пакет и обнаружила, что он купил пару специальных бюстгальтеров для кормящих матерей.

— То, что нужно, — пробормотала она, искоса взглянув на Колина. На дне пакета под пурпурными бюстгальтерами лежала пара такого же цвета кружевных трусиков. — Наверное, тебе бесполезно говорить, что не следовало этого делать.

— Абсолютно бесполезно. Я делаю все, что хочу.

Нераспечатанными оставались еще две коробки — одна побольше, другая поменьше. Начав со второй, Кэтрин обнаружила там крошечное платье с вышивкой и розовыми оборками. Его дополняла пара розовых пинеток.

— Настоящее Рождество! — воскликнула Кэтрин. — Эмилия будет выглядеть во всем этом как куколка. Спасибо тебе!

— Не за что.

Вдоволь налюбовавшись, Кэтрин отложила платье в сторону и взялась за последнюю коробку. Судя по надписи, она была из того же магазина, что и пакет с бельем, поэтому Кэтрин оставалось только гадать, что там еще может быть. Развязав ленту, она заглянула внутрь и увидела там красную шелковую ночную рубашку и такого же цвета пеньюар.

— Я уж и не знаю, как тебя благодарить! — радостно выдохнула она.

— А я уж и не знаю, как тебе внушить, что это совсем не обязательно, — отмахнулся Колин. — Кстати, если джинсы не налезут, то я схожу и поменяю. Кроме того, я купил для твоей дочери еще несколько необходимых вещей, — и он продемонстрировал ей подгузники, бутылочки и ползунки.

— Зачем ты все это делаешь?

— Ради собственного удовольствия. Если... — В дверь постучали, и он замолчал на полуслове, встав навстречу врачу в белом халате.

— Я — доктор Дик Лоури, — заявил тот, первым протягивая руку.

— А я — Колин Уайтфитер.

— Так это вы принимали роды? Очень хорошо. Мать и дочь выглядят просто прекрасно.

— И все равно, каждый раз я надеюсь, что мне не придется делать это снова. Я подожду снаружи, пока вы будете их осматривать, — с этими словами Колин удалился в коридор.

Когда доктор наконец вышел, он поспешно закрыл за ним дверь в палату Кэтрин.

— У меня к вам несколько вопросов, док. Сможет ли она на этой неделе взять с собой ребенка и улететь в Калифорнию?

Доктор Лоури изучающе посмотрел на Колина и отрицательно покачал головой.

— Я бы не советовал. Роженица потеряла немало крови, поэтому ослабла. Конечно, если это абсолютно необходимо, она сможет пережить такое путешествие. И она, и ее ребенок обладают завидным здоровьем.

— Так она сможет отправиться в Калифорнию?

— Да, сможет, но лучше ей этого не делать.

— А если бы я взял ее домой, когда бы мы смогли отправиться?

— А вы сможете помогать ей?

— Ну, если не я, то моя мать точно сможет.

— В таком случае я могу выписать ее прямо сейчас.

— Чего же мы ждем?

Теперь Колин твердо знал, что не позволит им сесть ни на какой самолет. А если те люди будут дожидаться Кэтрин в аэропорту, то у нее одной нет никаких шансов от них скрыться. В том состоянии, в котором она сейчас находится, ей просто необходимо взять дочь и вернуться на ранчо. Проследив за тем, как в палату Кэтрин вошла медсестра, Колин пошел звонить. Но, даже разговаривая с матерью и предупреждая ее о приезде, он продолжал краем глаза наблюдать за дверью палаты.


Со следующей недели жизнь Колина пошла вверх тормашками. Мать поселилась в его доме, да и отец наведывался почти каждый день, привозя с собой кучу подарков. Кэтрин расцвела прямо на глазах. Теперь она выходила к завтраку в одном из халатов его матери, а днем носила свитер и джинсы. В спальню Колина была поставлена его старая детская колыбель, на кухню — его высокий детский стульчик. Впрочем, со стульчиком старый Уайтфитер явно поторопился — в ближайшие полгода он все равно не понадобится. Надин спала в спальне на раскладушке, Кэтрин — на постели Колина, а сам Колин — в гостиной на софе.

В первый же день он предупредил мать и Кэтрин, чтобы они, поднимая телефонную трубку, никогда не заговаривали первыми.

Поздно вечером Кэтрин сидела на постели, укачивая Эмилию, когда в спальню зашел Колин.

— Сегодня несколько раз звонил телефон, — тихо сообщила Кэтрин.

— И что?

— Ничего. На том конце молчали. И так несколько раз.

— Тогда все понятно. Они пытаются выяснить, здесь ли ты. Пока ты молчишь, они ничего не узнают. Если же вздумают рассматривать дом в бинокль, то все равно ничего не увидят.

— Да, пока я не начну выходить на улицу, — уточнила Кэтрин.

— Надеюсь, что скоро им все это надоест, и они попробуют поискать в другом месте.

— А ты не думаешь, что они могут выйти на наш след, побывав в больнице?

— Если у них хватит сообразительности, то разумеется.

— И в больнице они узнают, что я поехала к тебе домой.

— Поэтому будь предельно осторожна, а со временем я помогу тебе выбраться отсюда.

— Мы закажем несколько билетов на одно и то же время, но в разные города. Пусть гоняются за нами по всей стране. Твоя мать души не чает в Эмилии...

Колин взволнованно вздохнул.

— Любая мать мечтает о внуках. Сейчас ей кажется, что ее мечта готова сбыться. Но я никогда снова не женюсь.

— Почему ты так в этом уверен? — возмутилась Кэтрин. — Еще сто раз передумаешь. В тебе самом так много любви и тепла...

— Я не хочу жениться, — грубо огрызнулся он, — терять любовь слишком больно.

Кэтрин понимала, что он имеет в виду. Внешне Колин казался таким сильным и непобедимым, а на самом деле у него была нежная и ранимая душа. А ведь Надин уже просто обожает Эмилию, да и сам Колин в ней души не чает.

— Я очень сочувствую твоей утрате, Колин, — тихо сказала она.

— Понимаю, — вздохнул он. — Порой мне кажется, что все мы дети у кого-нибудь на руках — я, ты, Эмилия. Даже моя мать. Мы так чувствительны к боли...

— Но ты не всегда будешь страдать, Колин. Рано или поздно ты излечишься.

— Это бессмысленный разговор, — отрезал он. — Пойду проведаю собак.

Одевшись, он вышел из дома. Судя по его сумрачному виду, надолго, решила Кэтрин. Она взяла на руки Эмилию и прижала ее к лицу, думая при этом о Колине и мечтая снова оказаться в его объятиях.


Дни проходили за днями, недели — за неделями, и постепенно жизнь вошла в нормальную колею. Зимняя метель сменилась буйными мартовскими ветрами, которые с силой обрушивались на дом, словно пытались его раскачать. На первый взгляд все было спокойно, однако загадочные телефонные звонки раздавались почти ежедневно. По мере того как Кэтрин набиралась сил, в ней росла тревога — и Колин это понимал. Да и сам он становился все более раздражительным — и причиной тому была Кэтрин. Его дом был слишком мал, чтобы избегать постоянных столкновений в весьма пикантных ситуациях. Например, она выходит из ванной, завернутая в одно полотенце, подхватывает на руки дочь, и Колин случайно видит, как от этого движения у нее обнажается грудь...

Это произошло на шестой неделе. В два часа ночи Эмилия проснулась и заплакала. Кэтрин оставила дочь в спальне, а сама вышла в гостиную. Колин мгновенно проснулся и сел на кровати, отбросив с лица волосы.

— Какие-нибудь проблемы?

— Я не знаю, что с ней — колики или еще что-то. Но я не хочу из-за этого будить твою мать.

Зевая, Колин встал и принялся натягивать джинсы.

— Почему? Она наверняка знает причину...

— Я лучше возьму ее на руки и похожу с ней по комнате.

— Я сам это сделаю.

Застегивая на ходу джинсы, он уже устремился было в спальню, когда почувствовал на себе взгляд Кэтрин, которая с восхищением смотрела на его обнаженную грудь. Теперь и он сам повнимательнее взглянул на нее. Распущенные по плечам волосы и небрежно запахнутый халат, из-под которого виднелась ночная сорочка — одна из тех, которую Кэтрин отдала его мать.

— А где та красная сорочка, которую я тебе купил?

— Она слишком нарядная и слишком... открытая. Мне нравится твой подарок, Колин, и я не хочу, чтобы Эмилия случайно ее описала.

Он пожал плечами и с трудом оторвал взгляд от молодой женщины, чувствуя очередной прилив неистового желания. Они вошли в спальню, Колин взял Эмилию и прислонил ее к своему плечу. Ложись в постель, — слегка охрипшим голосом скомандовал он Кэтрин, заметив, что она направляется к стулу. — А я о ней позабочусь.

Вернувшись в гостиную, он принялся расхаживать по комнате, укачивая и лаская Эмилию, когда та начинала кричать. Наконец девочка замолчала, словно прислушавшись к его словам. Но стоило ему опустить ее, как она беспокойно зашевелилась. Колин сел в кресло-качалку и принялся слегка раскачиваться. Вытянув ноги и откинув голову, он прикрыл глаза и незаметно для самого себя уснул с Эмилией на руках.

Проснулся он с первыми лучами солнца. Осторожно выбравшись из кресла и держа спящую девочку на руках, он понес ее в кроватку. Надин спала под грудой покрывал на раскладушке, а Кэтрин сидела на кровати — взлохмаченная, полусонная, в распахнутой сорочке, обнажавшей ее полную грудь. Колин протянул ей дочь, а сам поспешно вышел из спальни.


На следующий вечер, поужинав, они уселись вокруг камина. Наступил апрель, в воздухе запахло весной, однако по ночам по-прежнему было холодно. Отец Колина, которого они пригласили на ужин, играл с Эмилией, отчаянно размахивавшей крошечными кулачками. Когда она захныкала, он передал ее Надин.

— Теперь это твоя забота, мать.

— Я всегда мечтала об этом, — отозвалась мать Колина, любовно поглаживая девочку. — Знаешь, Уилл, сегодня мы вернемся домой вместе.

— Наконец-то я заслужил с твоей стороны хоть немного внимания, — добродушно заметил Уайтфитер, глядя, как его жена передает ребенка в руки Колина.

— Я так горжусь тобой, сынок, — добавила Надин. — Подумать только — ты принял роды, и в результате на свет появилось это чудесное дитя.

— Полностью согласна с вами, — улыбнулась Кэтрин.

Колин хмыкнул и подхватил Эмилию на руки, а его мать принялась складывать тарелки в посудомоечную машину.

— Завтра я еще вернусь, так что мои вещи пока пусть остаются у вас, — заявила Надин.

Через какое-то время в кухне был наведен порядок, и родители Колина стали прощаться. Колин и Кэтрин помогли им одеться и проводили до дверей.

— Это самый чудесный ребенок, которого я когда-либо видела! — напоследок заявила Надин, целуя Эмилию.

— И я тоже, — призналась Кэтрин.

— А как насчет Колина? — усмехнулся Уилл.

— Колин был красивым мальчишкой, но Эмилия — это просто чудо, — заявила его жена.

Неожиданно для окружающих Кэтрин порывисто обняла Надин.

— Спасибо вам за все, что вы сделали. Вы нам так помогли!

— Мать, ты обещала завтра вернуться, — напомнил Колин, заметив, как у нее на глазах блеснули слезы.

— Я помню.

Передав ребенка на руки Кэтрин, Колин вслед за родителями вышел на крыльцо, с наслаждением подставляя лицо свежему весеннему ветру. Проследив за тем, как машина Уилла выехала за пределы ранчо, он вернулся в дом.

— Ну вот, теперь можно включать сигнализацию.

— А я пока уложу Эмилию.

Колин проследовал за ней, и как-то так вполне естественно получилось, что на обратном пути в гостиную он обнял ее за плечи. Она касалась своим бедром его бедра, от нее веяло ароматом роз — и мгновенно все в нем вспыхнуло. Колин поспешно убрал руку.

Они сидели у камина, пили горячий шоколад и разговаривали, когда из спальни послышался плач Эмилии.

— Пора кормить, — заявила Кэтрин.

— Принеси ее сюда и садись в кресло-качалку, — предложил Колин, сидевший на полу, обхватив руками колени.

Кресло стояло позади него. В комнате царила полутьма — ее озарял только огонь камина. Кэтрин ушла и быстро вернулась с Эмилией на руках.

— Твоя мать приедет рано утром?

— Скорее всего, да. Поскольку дорога еще не слишком хорошая, отец сначала завезет ее, а потом отправится по делам. Мне кажется, она дорожит каждой секундой, которую проводит с Эмилией. Но отец был рад забрать ее домой — он слишком соскучился.

— Они замечательные.

— Верно. — Колин оперся на локти и вытянул ноги, непрерывно ощущая за своей спиной присутствие Кэтрин. Он слышал, как тихо поскрипывало ее кресло. — Эмилия уснула? — спросил он, оглядываясь через плечо.

— Да.

Тогда он поднялся, взял девочку из рук матери и отнес в кроватку. Вернувшись в гостиную, он обнаружил, что Кэтрин медленно покачивается в кресле, задумчиво глядя на огонь. Приблизившись, он взял ее за руки и заставил подняться. Она взглянула вопросительно.

— Как хорошо, что ты здесь, — хрипло прошептал Колин.

Кэтрин взволнованно вздохнула, чувствуя, как участился пульс.

— Ты меня больше не боишься? — спросил он.

— Нет. Но я не уверена, что мои прежние страхи больше никогда не вернутся.

— Это зависит от нашего поведения, — мягко заметил он, обнимая ее за талию и притягивая к себе. Закрыв глаза и испытывая сладкое томление, она подняла голову и раскрыла губы навстречу его поцелую.

Язык Колина жадно проник в ее рот, Кэтрин тихо застонала и прильнула к нему. Одной рукой он ласкал ее волосы, другой — гладил спину и ягодицы.

С каждой минутой его поцелуй становился все более требовательным. И она, забыв обо всем, с упоением отвечала ему. Этот удивительный человек совершил самое большое чудо в ее жизни, изменив ее саму!

Задыхаясь от бешеного желания, Колин ухитрялся помнить, что его осуществление невозможно. Вскоре она навсегда исчезнет из его жизни, поэтому надо заранее застраховаться от новых душевных потрясений. Впрочем, разве от этого можно застраховаться? Разве он не будет переживать, сажая Кэтрин и Эмилию в самолет? Но зачем об этом думать сейчас, когда она еще здесь, в его объятиях, и возбужденно отвечает на его поцелуи?

Его руки проникли под ее свитер и медленно двинулись вверх. Вскоре его ладони уже жадно гладили ее полную, затянутую в бюстгальтер грудь.

Еще через мгновение он нетерпеливо расстегнул застежку.

Отвечая на поцелуи, Кэтрин обняла Колина за шею. Умом она понимала, что ей не следовало позволять ему доходить до такой степени возбуждения, однако сейчас она сама отдалась давно забытым ощущениям. Как прекрасно сознавать себя полноценной и желанной женщиной!

Он стянул с нее бюстгальтер и снова заключил в ладони ее теплую грудь, осторожно лаская соски большими пальцами. Она судорожно вздохнула от внезапно охватившего желания и удовольствия.

Колин стянул с нее свитер и отбросил в сторону.

— Нам не следует это делать, — мягко возразила она, разрываясь между сознанием, что давно пора остановиться, и страстным желанием продолжать.

— Всего несколько поцелуев, — прошептал он. — Я все понимаю, Кэт, но только несколько поцелуев...

Она закрыла глаза и вздохнула, ощущая, как уверенные мужские руки продолжают ее ласкать. На какой-то момент он слегка отстранился, чтобы пристально посмотреть на нее, а затем нагнул голову и быстро втянул в рот сосок ее левой груди.

— Боже, как же ты прекрасна! — на мгновение оторвавшись, пробормотал он, одной рукой придерживая ее за талию, а другой продолжая ласкать ягодицы.

Она радостно улыбнулась и запустила тонкие пальцы в его густые волосы. Его ласки были так изумительны и деликатны, что не откликнуться на них было бы верхом бесчувственности и неблагодарности. Как же ей хотелось хоть на мгновение забыть обо всем и полностью отдаться своему желанию! Возможно, впоследствии она станет вспоминать об этом как о самом прекрасном дне в своей жизни...

— Колин, — прошептала она, желая объяснить ему, как он великолепен, и при этом не в силах произнести больше ни единого слова.

Он выпустил изо рта ее левый сосок и теперь принялся нежно ласкать правый.

Ей хотелось выскользнуть из его объятий, опуститься на пол и принять его в свое пылающее от вожделения лоно. И все же в глубине сознания она сдерживала себя, понимая преждевременность всего происходящего...

— Колин, нам необходимо остановиться!

Услышав это, он внезапно замер и выпрямился.

Затем вновь привлек ее к себе и поцеловал столь неистово, словно это был последний поцелуй в жизни. Его требовательные губы ласкали ее грудь, а она непроизвольно раздвигала бедра, словно стремясь обхватить его талию ногами и будучи не в силах контролировать свое желание.

И вдруг он резко остановился, выпустил ее из объятий и пошел из комнаты.

— Колин! — изумленно-обиженно позвала она.

Услышав это восклицание, он остановился в дверях. В свете камина она увидела, как вздулись его джинсы. Как же сильно он ее хотел и какой силой воли обладал, что сумел взять себя в руки!

— Я не имела в виду, что... — она осеклась, не зная, что сказать. — Я лишь подумала о том, что нам надо остановиться прежде, чем ситуация выйдет из-под контроля.

— О да, — сердито буркнул он, и Кэтрин замерла в изумлении. Куда девался тот сильный, но нежный сердцем человек, который ей так нравился? Перед ней стоял самый обыкновенный мужлан-полицейский...

Он вышел, с силой захлопнув за собой дверь. Кэтрин надела бюстгальтер, подобрала свитер и направилась в спальню. Переодевшись в ночную сорочку, она легла в постель и задумалась. Где Колин, о чем он сейчас думает? Злится на нее или просто пытается прийти в себя? Только бы не злился!

В первую же неделю по их возвращении из больницы он взял с нее обещание оставаться в его доме не менее шести недель, а потом съездить вместе с ним в Тулсу, чтобы показаться доктору. Лишь после этого он пообещал посадить их с дочерью на самолет. Через три дня этот срок истекал. При мысли об этом она закрыла глаза и вспомнила его поцелуи, которые продолжали горячить ее кровь. Всего три дня...

Кэтрин не могла уснуть и, поворочавшись в постели часа полтора, встала и заглянула в кроватку Эмилии. Убедившись, что дочь спокойно спит, она подошла к окну. Темная апрельская ночь, ясный месяц в небесах. Увидев темный силуэт, Кэтрин испуганно замерла, но тут же успокоилась, узнав высокую фигуру Колина и его широкополую шляпу. Он стоял на дороге и смотрел в звездное небо. Обе собаки сидели у его ног. Кэтрин подумала о том, как он останется здесь один после их отъезда, и тяжело вздохнула.

Ей захотелось одеться, выскочить во двор и привести его в дом. Они бы вернулись — рука об руку... Как же ей нравились его объятия и поцелуи…

— Колин, вернись, — прошептала она в темноту, и ее дыхание затуманило оконное стекло. Он стоял в воинственной позе — широко расставив ноги и держа руки на бедрах, — словно бы защищая свой дом от воображаемого нападения. Он действительно за кем-то следит или просто задумался? Или он борется с демонами в собственной душе?

Она простояла у окна почти полчаса. Наконец он двинулся вперед, в направлении конюшни, и вскоре исчез из виду. Насколько же сильно она растревожила его душу и перевернула всю его жизнь!

Кэтрин вернулась в постель и постаралась уснуть раньше, чем проснется Эмилия. Уже погрузившись в дрему, она все еще вспоминала поцелуи Колина...


Когда на следующее утро она входила в кухню, то столкнулась с Колином, вошедшим в дом через заднюю дверь. На его щеке застыла грязь, однако выглядел он бодрым, встревоженным и невероятно красивым. Ей захотелось с разбегу броситься в его объятия, однако она не посмела этого сделать.

— Доброе утро, — первым поздоровался Колин. — А где наша маленькая дочурка?

От этого выражения — «наша дочурка» — Кэтрин мгновенно вспыхнула и разволновалась. Впрочем, наверное, он задал этот вопрос машинально, не имея в виду ничего личного...

— Я покормила ее, и она снова уснула.

— Жаль! А мне так хотелось ее видеть. — Он быстро разделся, повесив на вешалку свою куртку и шляпу. — Почти так сильно, как ее мать, — добавил он, слегка обнимая Кэтрин за плечи

— А я думала, что ты устал после работы.

Ом наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Я устаю только на кухне, да и то лишь потому, что здесь находится такой рыжеволосый соблазн.

— Мы с тобой о чем-то не о том говорим, — заметила она, уклоняясь от его объятий и направляясь к холодильнику. Достав апельсиновый сок, она наполнила стакан. — Хочешь?

— Я хочу совсем другого, — глухо заявил он, смотря на нее в упор своими потемневшими от желания глазами.

— Колин...

Он быстро пересек кухню, направляясь к ней с совершенно определенными намерениями. У Кэтрин замерло сердце, и она выронила из рук пакет с соком. Губы мгновенно пересохли, а слова протеста застряли в горле.

— Я не хотел тебя испугать, — заявил он, стремительно обнимая ее за талию и заглядывая в глаза.

— Ты и не испугал. Ты просто чудо, Колин. Я вновь почувствовала себя нормальной женщиной и благодарна тебе за это. Я полностью тебе доверяю, — добавила она и замолчала, заметив, как странно, словно от обиды, блеснули его глаза.

Он нежно прижал ее к себе, уткнувшись подбородком в ее волосы.

— Ты мне доверяешь... — пробормотал он таким тоном, словно бы от этих слов между ними снова возник непреодолимый барьер.

Она заглянула в его глаза, но не увидела там никаких обещаний — одно только желание. Привстав на цыпочки и обхватив его голову руками, Кэтрин поцеловала его, и ее язык проник в его рот. Он сжал ее обеими руками, тяжело дыша и жадно отвечая на поцелуи. И в этих жарких поцелуях незаметно растаяли все невидимые барьеры, которые они постоянно воздвигали между собой...

Ей хотелось крикнуть ему, что не стоит отказываться от любви, даже из опасения душевных мук, но она сдерживала себя, сознавая, что не имеет права говорить это сейчас, когда им предстоит скорое расставание. У них не было выбора, даже если бы он попросил ее остаться: ведь в этом случае она бы совершила то, чего ей меньше всего хотелось, — навлекла на голову Колина мстительный гнев своего бывшего мужа.

И тут в ее душе проснулось новое, ранее неведомое чувство. Это была боль за Колина, за все то, что могло бы произойти, и чего не произошло между ними. Несколько поцелуев здесь уже ничего не решат... Но она продолжала целовать его, и их сердца яростно бились в унисон.

Руки Колина обхватили Кэтрин за ягодицы, прижали ее к себе. Кэтрин почувствовала его возбужденную плоть — и запылала.

Я полностью тебе доверяю, мучительно звучали в его голове ее слова, препятствуя желанию подхватить ее на руки и отнести в постель. Я тебе доверяю...

Он не мог предать это доверие, не мог давать какие-либо обещания, предлагать какое-то будущее. Он не мог дать ей любви! Сознание того, что рано или поздно она найдет свою любовь и будет счастлива с кем-то другим, заставляло его прижимать ее к себе все сильнее и сильнее. Да, он не может ей ничего обещать, но все равно никуда ее не отпустит...

И вновь его руки проникли под ее свитер, расстегнули бюстгальтер и стали нежно ласкать грудь, заставляя ее терять контроль над собой. Стянув с нее свитер, он поочередно брал в рот твердые, набухшие соски, осторожно лаская их кончиком языка. Неожиданно его руки быстро пробежались по талии и взялись за верхнюю пуговицу ее джинсов. Она схватила его за запястья.

— Колин...

Это прозвучало как предостережение. Он знал, что должен остановиться в тот момент, когда Кэтрин сама этого захочет. И он послушно замер, выпрямившись и глядя на нее сверху вниз. В ее зеленых глазах пылал тот же огонь, что бушевал в его сердце.

Глубоко вздохнув, он отвернулся и направился к вешалке, избегая глядеть на Кэтрин.

— Мне захотелось позавтракать вместе с тобой, но, оказывается, это не слишком удачная идея...

— Садись. Ты должен поесть перед работой.

Он быстро оделся и лишь после этого обернулся.

— Я сам знаю, что я должен. Я позавтракаю позднее, когда у меня перестанут дрожать руки.

Как только он вышел, Кэтрин устремилась к двери, испытывая чувство жалости и любви к этому необыкновенному человеку. Как же ей хотелось отдать всю себя его яростным желаниям! Длинные черные волосы, выбивавшиеся из-под шляпы, придавали ему вид дикого индейца... Неужели у кого-то из его далеких предков было такое же нежное сердце?

Кэтрин вернулась в кухню и первым делом налила себе чашку крепкого черного кофе. Через два дня они с Эмилией навсегда покинут этот дом.

Однако еще до полудня ее планы неожиданно изменились. В очередной раз зазвонил телефон, сработал автоответчик, и она принялась ждать, машинально вынимая из сушилки вещи Эмилии. Мужской голос поразил ее до глубины души — это был голос Слоуна! Она вздрогнула и выронила из внезапно ослабевших рук детскую распашонку

— Кэтрин — отчетливо произнес бывший муж. — Я знаю, что ты там. Подойди к телефону.



Глава восьмая



Завороженная звуками этого уверенного, так хорошо знакомого голоса, Кэтрин напряженно смотрела на телефон. У нее возникло впечатление, словно в эту уютную, теплую комнату внезапно ворвался порыв холодного зимнего ветра.

— Ну, ладно, — продолжал Слоун. — Ты не хочешь подходить к телефону, тогда стой на месте и слушай меня внимательно.

Она бросила быстрый взгляд в сторону окна, словно ожидая увидеть там мужа, заглядывающего в дом. Естественно, там никого не было, и, тем не менее, волосы на ее голове встали дыбом.

— Я верну тебя домой, и не вздумай противиться, когда я приеду за тобой! Не навлекай беды на тех, кто не имеет никакого отношения к нашей с тобой семейной жизни. Если вздумаешь упрямиться, то подвергнешь их серьезному риску. Мы сами сможем решить все наши проблемы. — Слоун сделал небольшую паузу и заговорил снова: — Ты вернешься домой вместе с нашим ребенком. Отец и я надеялись, что ты родишь мальчика, который унаследует наше имя, однако ты нас снова разочаровала. Ладно, скоро увидимся. Не будь дурой и не рискуй жизнью ни в чем не повинных людей.

Телефон тренькнул, и в комнате воцарилось молчание.

Где сейчас находится Слоун? Неужели он действительно догадывался, что она стояла у телефона, слушая его сообщение? Похоже, что так, раз каким-то образом узнал о рождении дочери.

Вспомнив его последнюю фразу, Кэтрин затрепетала. Насколько она знала Колина, тот и не подумает отступить. Следовательно, чтобы не подвергать опасности ни Колина, ни его родителей, ей надо уехать раньше, чем он вернется домой.

Приняв решение, Кэтрин бросилась в спальню и достала из шкафа свою кожаную сумку. Оглянувшись по сторонам, она пришла в ужас. Да одних только подгузников Эмилии хватит на две таких сумки! Что же ей делать?

Кэтрин побежала в гараж и оттуда поднялась на чердак. После недолгих поисков она нашла несколько старых сумок. Взяв самую вместительную, Кэтрин поспешила вниз. Чем быстрее она соберется, тем больше времени у нее будет в начале очередной гонки. Эмилия спала, и Кэтрин решила разбудить дочь лишь в самый последний момент. Быстро собрав свои вещи и набив ими сумку, она прошла на кухню, села за стол и придвинула к себе лист бумаги.

«Дорогой Колин! 

Спасибо за все, я никогда тебя не забуду. Передай мою благодарность своим чудесным родителям. Когда Эмилия подрастет, она обязательно узнает о них от меня. Я возьму твой джип, чтобы доехать до аэропорта и оставлю его там на стоянке. Кроме того, я отошлю тебе назад одну из твоих сумок, а также всю твою одежду, которую временно взяла с собой».

Перечитав записку, Кэтрин с болью в сердце огляделась по сторонам. Всего несколько часов назад она стояла на этой самой кухне, а Колин держал ее в объятиях и покрывал поцелуями... Она сохранит в памяти каждый его поцелуй, даже когда будет далеко отсюда!

Чего-то в ее записке явно не хватало. Слезы застилали ей глаза, Кэтрин сознавала, что давно пора идти, но не могла заставить себя двинуться с места. Наконец она встала и положила записку в центр стола.

Натянув одну из старых курток Колина, она направилась в гараж. Ей очень не хотелось брать этот джип, но другой возможности выбраться отсюда без ведома Колина не было. Быстро загрузив сумки в машину, она вернулась в дом, подхватила на руки дочь, прошла на кухню и в последний раз огляделась по сторонам, кусая губы, чтобы не разрыдаться. Как же ей хотелось стать миссис Колин Уайтфитер! Прощание с ним, пусть даже заочное, оказалось гораздо болезненнее, чем она предполагала. Затуманенный взгляд Кэтрин остановился на записке, и она решительно направилась к столу, положив дочь на стул.

— Я должна еще кое-что написать Колину, — пояснила она Эмилии.

Кэтрин уже взяла ручку, как вдруг одна слезинка упала прямо на бумагу. Она поспешно смахнула ее и помахала запиской в воздухе, чтобы поскорей просушить. Затем вновь перечитала и быстро дописала еще одну фразу:

«Я всегда буду любить тебя! Твоя Кэтрин».

Не выдержав, она прижала записку к сердцу, закрыла глаза и негромко заговорила вслух:

— Я люблю тебя, Колин Уайтфитер. Я никогда не думала, что смогу полюбить снова. Ты не сможешь ответить мне тем же, поэтому я заранее знаю, что моя любовь причинит мне одни страдания. Но даже если бы ты разделил мои чувства, я все равно не могу остаться. Я не хочу втягивать тебя в свою борьбу со Слоуном. И я очень тебя люблю.

Открыв глаза, она смахнула слезы и, опустив записку на стол, вписала последнюю фразу:

«Спасибо за то, что ты возродил во мне способность любить».

Затем она усадила дочь в дорожную колыбельку и устремилась в гараж.

— А теперь, детка, нам надо удирать как можно скорее, потому что если Колин увидит нас, то никуда не отпустит.

Открыв дверцу джипа, она первым делом надежно закрепила ремнем безопасности колыбельку Эмилии. Сев за руль, Кэтрин вывела машину из гаража и осмотрелась по сторонам. Ни Колина, ни его людей поблизости не было. Тогда она вышла из машины, закрыла дверь гаража и снова села за руль. Еще когда одевалась, она предусмотрительно сколола волосы в пучок и накрыла их самой широкополой шляпой Колина. Если ее издалека увидит один из его рабочих, то вполне может принять за своего.

Выехав на дорогу, Кэтрин заставила себя ехать на умеренной скорости, хотя возбужденные нервы настойчиво требовали прибавить газу. Она постоянно смотрела по сторонам и оглядывалась в зеркало заднего обзора, опасаясь в любой момент увидеть там знакомый голубой пикап.

Однако ей удалось никем не замеченной добраться до автострады. Первые двадцать минут она ехала спокойно — позади не было ни одной машины. Затем откуда-то появился зеленый пикап с двумя людьми. Когда он пошел на обгон, она задрожала. К счастью, пикап промчался мимо, и ни один из его пассажиров даже не оглянулся. Кэтрин благополучно достигла Стилуотера, не встретив на своем пути зловещей черной машины. Миновав город, она выехала на Восточное шоссе, а затем сделала петлю и вернулась на автостраду, которая вела в Оклахома-Сити. В насыщенном автомобильном потоке невозможно определить, преследует тебя кто-нибудь или нет. И все же, подъезжая к городу, Кэтрин обратила внимание на черный седан, который старался держаться поближе к ее джипу. Когда она сигналила о том, что идет на обгон, седан повторял ее маневр, стараясь не упускать из виду.

Разволновавшись, Кэтрин быстро промчалась по городу, резко сворачивая в переулки. Через несколько минут черная машина исчезла из виду, и тогда она припарковалась возле ресторана, чтобы повнимательней изучить карту и решить, как проще всего добраться до аэропорта. Эмилия мирно спала всю дорогу.

Когда они добрались до аэропорта, Кэтрин вновь напряглась и стала внимательно поглядывать по сторонам. Дойдя до билетной стойки, она обернулась, но не заметила ни одного мужчины, который мог бы за ней следить. Пройдя контроль, она решила передохнуть в женском туалете, а заодно сменить дочери подгузники. Каждая мысль о Колине причиняла ей настоящую боль. Она уже почти надеялась на то, что он приедет в аэропорт и не даст ей улететь.

Даже оказавшись в самолете, она продолжала оглядываться по сторонам, словно надеясь узнать в одном из пассажиров Колина. Когда самолет взял разбег и поднялся в воздух, Кэтрин откинулась в кресле и принялась смотреть на проплывавшие внизу луга и поля. Было десять минут пятого. Интересно, во сколько Колин вернулся домой и нашел ее записку? Она еще обязательно напишет этому человеку, которого любит такой проклятой, невыносимой и безнадежной любовью. Странно, что она все-таки влюбилась. Приедет ли он когда-нибудь в Калифорнию, чтобы повидаться с ней?

Кэтрин задумчиво коснулась рукой стекла, мысленно прощаясь с пейзажами Оклахомы и глядя на реку Чимаррон, чья вода была почти такой же красной, как и ее берега. Поля, распаханные под посевы озимой пшеницы, резко выделялись на зеленом одеяле земли.

Закрыв глаза, Кэтрин представила себе Колина, стоящего посреди кухни, — жизнерадостного, сильного, смеющегося. Он слишком поздно узнает о ее любви, но как ему удалось добиться ее так быстро?


В половине третьего Колин вернулся домой. Он не завтракал, и живот подводило от голода. Впрочем, желание видеть Кэтрин было еще сильнее.

Когда он открыл дверь, собаки привычно ринулись в кухню, но, никого не найдя, удивленно заскулили. С кухни не доносилось никаких запахов, его никто не приветствовал, да и вообще в доме парила непривычная тишина. Колин мгновенно насторожился.

— Кэтрин!

Но ответом было лишь поскуливание собак. Колин положил руку на рукоятку пистолета и позвал снова.

— Черт подери! — пробормотал он, заметив на столе записку и мгновенно поняв, что Кэтрин уехала. Стоило ему прочесть записку, как у него перехватило дыхание. 

Я люблю тебя, Колин Уайтфитер. Насколько он ее успел узнать, Кэтрин не относилась к числу тех женщин, которые легко бросаются подобными признаниями. Я люблю тебя, Колин... Каким же болезненным оказалось для него это запоздалое признание!

Осторожно отложив записку, он опустился на стул. Итак, она уехала. Теперь ему придется тащиться в город, чтобы пригнать свой джип. Она решила следовать своей дорогой и сейчас уже находится на пути в Калифорнию. Он оглянулся на записку. Нет, такие вещи не пишут по принуждению. Никто не врывался в дом и не заставлял ее писать это. Она все обдумала и намеренно уехала не прощаясь.

Поднявшись, он сдвинул шляпу на затылок, расстегнул куртку и посмотрел на собак, которые сидели у ног и ждали его команды.

— Ну-ну, ребята, — вслух произнес он. — Наши милые дамы уехали, оставив нас одних, и ничего тут не поделаешь... — Черт, а ведь он даже понятия не имеет, где ее искать! От этой мысли Колин закрыл глаза и открыл их лишь тогда, когда почувствовал, что Лобо начал тыкаться мордой в его колени. — Да-да, я понимаю, что вы хотите есть, и вам наплевать на их отъезд. Но вы еще вспомните о Кэтрин, когда захотите, чтобы вам почесали за ушами или дали сочный кусок со стола. Черт подери, но в этом проклятом доме теперь пусто, как в склепе! И почему вы так и не научились разговаривать?

Тут ему на глаза попался нагрудник Эмили, лежавший на кухонной стойке. Колин задумчиво повертел его в руках, а затем вдруг смял в кулаке и прижал к сердцу. Как же ему сейчас больно! Резко отбросив нагрудник в сторону, он взял две большие миски. В одну насыпал корм для собак, в другую налил чистой воды. Выйдя в гараж, он поставил обе миски на пол. — Ешьте, ешьте, прожорливые негодяи. От вас не очень-то дождешься ласки. Как мы за ней ни приглядывали, она от нас все-таки сбежала...

Колин вернулся в дом и, изрыгая проклятия, достал из холодильника пару бутылок пива. И вновь не выдержал — подошел к столу и перечитал записку. Я люблю тебя, Колин Уайтфитер... А ведь даже если бы она сказала это ему в лицо, все равно пришлось бы отпустить ее в Калифорнию. Да и что он мог предложить ей взамен — ведь он же не собирается жениться снова...

Продолжая размышлять, Колин подошел к окну. А так ли он в этом уверен? Эта женщина до краев наполнила его жизнь, так почему бы не ответить ей взаимностью? Ведь он никому и никогда не давал обязательств до конца жизни оставаться холостым. Что бы он себе ни втолковывал раньше, Кэтрин вошла в его жизнь так же быстро, как села в его пикап, а вот теперь он ее потерял.

«Ну и пусть едет, — убеждал он сам себя. — Она знает, чего хочет, и не надо ей мешать».

Да, собственно, что он мог сделать? Разве у него был хоть какой-нибудь выбор? Забыв о еде и пиве, Колин прошелся по комнате и, по старой привычке, включил автоответчик. Когда заговорил мужской голос, Колин так задумался, что не сразу сообразил, о чем идет речь. И лишь затем до него начал доходить смысл того, что он слышал.

— Проклятье! — Колин поспешно перемотал пленку и включил снова.

— Я верну тебя домой, и не вздумай противиться, когда я приеду за тобой! Не навлекай беды на тех, кто не имеет никакого отношения к нашей с тобой семейной жизни. Если вздумаешь упрямиться, то подвергнешь их серьезному риску.

Колин отчаянно ругался и все яростнее стискивал кулаки. Теперь ему стала ясна причина ее поспешного бегства. Она сделала это затем, чтобы отвести от него беду! Чем дальше он слушал, тем сильнее бесновался от ярости.

— Мы сами сможем решить все наши проблемы. Отец и я надеялись, что ты родишь мальчика, который унаследует наше имя, однако ты нас снова разочаровала. Ладно, скоро увидимся. Не будь дурой и не рискуй жизнью ни в чем не повинных людей.

Голос умолк, и Колин бросился в свою комнату. Оказывается, она уехала не потому, что желала идти своим путем и боялась с ним проститься. Она убежала от страха перед бывшим мужем!

Черт! — и Колин содрогнулся. Но ведь Кэтрин могла угодить в ловушку! Возможно, этот звонок был рассчитан именно на то, что она немедленно убежит из дома. Эх, если бы она только дождалась его возвращения!

Как бы ему хотелось добраться до Слоуна Манчестера! Как же он мечтал посчитаться с этим подонком! Колин взял деньги и пистолет, а затем заглянул в шкаф, чтобы проверить, в какой именно шляпе и куртке Кэтрин ушла из дома. Зная это, ему будет легче ее искать. Через несколько минут он уже сидел за рулем своего голубого пикапа и мчался в сторону автострады. Итак, она направилась в аэропорт, но в какой именно — Тулсы или Оклахома-Сити? Те люди уже наверняка у нее на хвосте, если только уже не схватили, но как же ему самому напасть на ее след? Как узнать, заставил ли Слоун Манчестер вернуться ее домой или нет? Если да, то они уже на пути в Новый Орлеан.

Всю дорогу до Стилуотера Колин разговаривал по сотовому телефону с бюро заказов, пытаясь понять, какой авиарейс могла выбрать Кэтрин. Когда он добрался до города, то уже был почти уверен в том, что она предпочла аэропорт Оклахома-Сити.

Он нашел свой джип на стоянке аэропорта, когда на часах было пять минут четвертого. Через десять минут он разыскал сторожа автостоянки, который вспомнил, что видел высокую женщину в ковбойской шляпе и с ребенком на руках. Еще через пять минут Колин узнал, что она взяла билет до Сан-Франциско с остановкой в Далласе.

В разговоре с хорошенькой, приветливо улыбающейся брюнеткой он услышал фразу, от которой у него дрогнуло сердце.

— Да, я обратила на нее внимание, потому что она была такая высокая, да еще держала на руках маленького ребенка.

— Это моя жена, — с ходу солгал Колин.

— Мне очень жаль, сэр, но этот самолет... — девушка взглянула на часы, — улетел несколько минут назад.

— Проклятье! А когда будет другой рейс?

— Сейчас я проверю, — она быстро пробежалась пальцами по клавиатуре компьютера и внимательно посмотрела на экран. — Кстати, вы не первый о ней спрашиваете. Правда, тот человек сказал, что она его сестра.

Колин с трудом сдержался от резких выражений. Значит, Слоун ее все-таки выследил, и теперь, даже сменив Оклахому на Сан-Франциско, она будет по-прежнему подвергаться опасности.

— Мне очень жаль, сэр, но наш следующий рейс состоится лишь через два часа.

— Спасибо, — поблагодарил Колин и бросился к телефону, чтобы обзвонить другие авиалинии. С четвертого звонка ему удалось найти нужный рейс, и он устремился к билетной стойке. Он прилетит в Даллас через двадцать минут после Кэтрин, за полчаса до ее отлета в Калифорнию. Таким образом, чтобы найти ее, у него будет целых десять минут!

Заняв свое место, Колин бегло оглядел других пассажиров. Слоун и его люди уже знали, что Кэтрин летит в Даллас. Вероятно, они попытаются схватить ее именно там, чтобы немедленно отправить в Луизиану. От этой мысли Колин нетерпеливо заерзал в кресле, желая побыстрее добраться до места. Нетерпение оказалось столь сильным, что он встал с места, подошел к стюардессе и предъявил ей полицейский значок.

— Не мог бы я поговорить с командиром экипажа? У меня проблема... — И он подробно рассказал о том, как одна женщина убегает от своего бывшего мужа, а потому он должен успеть в Даллас, чтобы защитить ее от него. Главное, что он хотел узнать — нельзя ли сократить время полета?

Стюардесса исчезла в кабине, и вскоре оттуда вышел командир. И вновь Колин предъявил ему значок и подробно рассказал обо всем.

— Вам повезло, — заявил тот. — Погода благоприятная, так что десять минут мы гарантируем.

— Я ваш должник навеки.

Они обменялись рукопожатием, и Колин вернулся на свое место, продолжая нетерпеливо поглядывать на часы.

К моменту приземления он уже стоял возле двери и, как только подали трап, бросился из самолета. Проходя мимо командира экипажа, он еще раз кивнул:

— Огромное спасибо.

— Желаю удачи, — откликнулся тот.

Оказавшись на земле, Колин попытался отыскать представителей службы безопасности. Наконец, все более раздражаясь, он нашел человека в униформе и предъявил ему свой значок.

— Мне необходимо как можно быстрее найти коридор 28 С.

— Пойдемте, я покажу вам, — кивнул тот.

Колин в очередной раз взглянул на часы. Она вылетела из Оклахома-Сити в десять минут пятого и прибыла в Даллас ровно через час. До отлета в Калифорнию у нее было пятьдесят минут. Значит, посадку на этот рейс могли объявить в любую минуту. А вдруг Слоун уже нашел ее и запихнул в машину или посадил на другой рейс?

Найдя нужный коридор, Колин сразу же увидел двоих мужчин могучего телосложения, которые стояли несколько поодаль и словно бы караулили выход из женского туалета. Сначала он проскочил мимо, но потом физиономия одного из них показалась ему знакомой. Ну конечно, это именно они гонялись за Кэтрин по заснеженным улицам Стилуотера в первый день их знакомства! Но если он их узнал, то их должна была узнать и Кэтрин, которая сейчас наверняка прячется в женском туалете.

Колин поймал за руку проходившего мимо представителя службы безопасности и в очередной раз предъявил свой значок.

— Вы видите двух человек — одного в джинсах, другого в слаксах, — которые наблюдают за женским туалетом? Не могли бы вы придумать предлог, чтобы отозвать их в сторону и позволить мне проникнуть туда?

Колин сознавал, что если его предположение окажется ошибочным, то он понапрасну потратит время и навсегда потеряет Кэтрин. Однако он привык доверять своему инстинкту. В данный момент тот подсказывал ему, что Кэтрин находится совсем рядом — за закрытой дверью.

— Однако они могут не согласиться...

— Придумайте что-нибудь убедительное! Скажите, что они соответствуют описанию двоих бандитов, находящихся в розыске, а потому должны проследовать за вами к вашему начальнику.

— Ладно, я так и сделаю. Но не гарантирую, что они меня послушаются.

— Они послушаются вашего значка. Кроме того, им вряд ли захочется привлекать к себе внимание. Уберите их от этой двери всего на две минуты! — взмолился Колин, сунув ему в руку двадцатидолларовую бумажку.

— Не могу ничего обещать...

— Все равно — спасибо.

После этого Колин направился к газетному автомату, сунул монету в щель и достал свежий номер. Делая вид, что просматривает газету, он не сводил глаз с мужчин, которые в этот момент разговаривали с «секьюрити». Наконец все трое направились к двери, на которой была надпись — «Только для сотрудников аэропорта». Едва они скрылись за этой дверью, как Колин бросился к женскому туалету и без колебания ворвался внутрь.

— Кэтрин! — закричал он.



Глава девятая



Женщина, что мыла руки под краном, обернулась и открыла рот от изумления. Но он уже заметил Кэтрин, сидевшую на красной софе.

— Пошли, — приказал он, и она послушно кивнула, взяла свои сумки и последовала за ним. Колин подхватил на руки Эмилию, немедленно принявшуюся изучать его своими крохотными голубыми глазенками.

Как только они вышли в холл, Кэтрин заговорила первой:

— Как ты здесь оказа...

— За тобой гонятся. Идем скорее, — торопил он, беря свободной рукой одну из ее сумок. — Идем же, Кэтрин. Они уже здесь и поджидают тебя.

Он повернул в одну сторону, но она свернула в другую.

— Куда ты? Посадка на самолет до Калифорнии там.

— Но им это тоже известно! Теперь ты даже там не сможешь чувствовать себя в безопасности. Идем же, идем! Плотно поджав губы, она несколько секунд колебалась, а затем двинулась следом.

— Но как ты меня нашел?

— Быстрота и удача были на моей стороне. Кроме того, я заметил этих типов, когда они поджидали тебя на выходе из туалета.

— Я тоже их видела, потому и боялась выходить.

— Если мы сможем выбраться отсюда... — И тут Колин замолк, вспомнив, что забыл взять напрокат машину.

В данной ситуации любое промедление грозило опасностью, и надо было принимать решение в считанные минуты. Он решительно направился к выходу из здания аэропорта.

Кэтрин семенила рядом, смятенная и растерянная. Он все-таки приехал за ней! Она-то думала, что они никогда больше не увидятся, — и вот он идет рядом, держа на руках Эмилию, и хочет увезти их обратно. Никогда еще Колин не казался ей столь прекрасным, как сейчас... Кэтрин обернулась, но преследователей позади не было.

Снаружи их ослепил яркий солнечный свет. Вдоль всего здания аэропорта выстроился длинный ряд машин, возле которых суетились люди — одни выгружали свой багаж, другие загружали. Несколько мгновений Колин осматривался, а затем обернулся к Кэтрин.

— Видишь вон ту красную спортивную машину? Как только мы подойдем к ней, быстро садись внутрь.

— Ты знаком с ее хозяином? — удивилась она, поскольку за рулем сидел длинноволосый тинэйджер, а из салона на всю округу гремел тяжелый рок. Окна были опущены, окно на крыше открыто, а юноша бодро барабанил пальцами по рулю в такт музыке.

Колин быстро открыл дверцу со стороны сиденья водителя, в то время как Кэтрин сделала то же самое с противоположной стороны.

— Эй, вы чего? — выпучил глаза юноша.

— Полиция графства Пэйн, — заявил Колин, показывая свой значок. — Нам необходимо воспользоваться вашей машиной.

— Какого черта! Я не знаю никакого графства Пэйн...

— Без разговоров пересаживайся на заднее сиденье, пока я не вызвал местных полицейских.

— Ну, хрен с тобой! — И юноша быстро пересел, попутно оглянувшись на Кэтрин, которая одарила его ослепительной улыбкой, добавив при этом:

— Большое спасибо. Для нас это вопрос жизни и смерти.

— Нет проблем, мисс.

Колин уселся за руль, передав Эмилию на руки матери.

— Пристегни ее ремнями, и тогда я поеду быстрее. Юноша запротестовал:

— Это же совсем новая тачка.

— Он будет очень осторожен, — заявила Кэтрин, похлопав его по плечу.

— Меня, кстати, зовут Зигги, — улыбнулся тот.

— Я — Кэтрин, а это моя дочь Эмилия.

— А это ваш старик? — и Зигги небрежно кивнул в сторону Колина.

— Нет, я в разводе.

— Хорошая шутка! — Зигги тронул за плечо Колина. — Эй, мужик, как долго ты собираешься катать меня на моей же тачке? Я должен был забрать из аэропорта нескольких чуваков и ждал, когда они прилетят.

— Ты еще успеешь. Мы только доедем до ближайшего отеля.

— А почему бы вам не взять такси?

— Все, Эмилия пристегнута, — сказала Кэтрин.

Колин нажал акселератор, и они быстро понеслись по дороге, удаляясь от аэропорта. Впрочем, даже идя на обгон, Колин старался не превышать скорость. Всего через десять минут он подрулил к подъезду многоэтажного отеля.

— Все, мы приехали. Спасибо, малыш. Помоги леди выйти из машины.

— О чем речь!

Пока Колин обходил машину, Кэтрин, нагнувшись, пыталась отстегнуть колыбельку Эмилии. Зигги с откровенным удовольствием таращился на се соблазнительную фигуру, плотно обтянутую джинсами. Колин поморщился, но не стал делать замечаний. Вместо этого он протянул парню двадцатидолларовую бумажку.

— Это за бензин. И забудь о том, что ты нас видел.

— Разумеется, — и Зигги весело подмигнул Кэтрин.

Колин взял Эмилию из ее рук, поднял сумку и решительно направился в отель.

— Я возьму напрокат машину, и мы немедленно двинемся дальше, — пояснил он на ходу. — А ты не забывай оглядываться назад.

Через пятнадцать минут они уже сидели в черном седане и двигались на север, в Оклахому. В машине было тепло, и Кэтрин сняла шляпу и куртку, оставшись в обтягивающем красном свитере. Поглядывая на нее, Колин с трудом верил в то, что ему это удалось — она снова рядом!

— Ты приехал потому, что услышал запись на автоответчике?

— Да. Представляю себе, как ты запаниковала.

— Я уже была в воздухе, когда вспомнила о том, что забыла ее стереть.

— Зато когда я ее услышал, то сразу понял, почему ты так внезапно исчезла.

— Там, в аэропорту, ты не дал мне времени на раздумье, однако, вернувшись к тебе домой, я не решу всех своих проблем. Рано или поздно Слоун со своими людьми опять явится за мной. Я не хочу подвергать тебя риску.

— Плевать мне на Слоуна, я его не боюсь. Кроме того, начиная предвыборную гонку, следует быть осторожнее, иначе на своей политической карьере можно запросто поставить крест.

Кэтрин посмотрела в окно. Деревья радостно тянули к небу свои ветви, покрытые свежей молодой листвой. Весна...

Несмотря на присутствие Колина, она испытывала какой-то дискомфорт, ее словно томило предчувствие беды.

— У Слоуна ужасный нрав. В какой-то момент он теряет контроль над собой. Ему уже неоднократно случалось увечить людей — причем не только в колледже, о чем я тебе рассказывала, но и после. Его отец Тайсон всегда покрывал своего сына, а теперь и сам Слоун стал достаточно могущественным, чтобы никого не бояться. Они могут сделать с тобой все что угодно — убить, избить, подстроить автомобильную аварию — и при этом выйти сухими из воды.

— Ты несколько сгущаешь краски.

— Я просто предупреждаю тебя о возможных последствиях...

— О'кей, считай, что я предупрежден. Скажи мне только одну вещь: со многими ли бывшими полицейскими ему приходилось иметь дело?

— Насколько я знаю, таких столкновений у него еще не было.

— В таком случае, у него все впереди. Только не забудь предупредить меня о его приближении.

— И тем не менее, мне следует отправиться в Калифорнию.

— Они знают, что ты купила билет до Сан-Франциско.

Устав спорить, Кэтрин вздохнула и закрыла глаза. Где же она сможет почувствовать себя в безопасности? Чем ближе они к ранчо Колина, тем больше проблем.

— Тогда я поеду куда-нибудь еще.

— Тебе все равно придется писать на адрес своих бухгалтерских курсов, чтобы получить диплом. Это поможет им легко тебя найти.

— А я сделаю это лишь после выборов. Мне же действительно нужен диплом, чтобы зарабатывать на себя и Эмилию.

Колин искоса взглянул на Кэтрин и вдруг вспомнил ее записку. Я люблю тебя, Колин... А ведь самое простое решение всех этих проблем — жениться на ней. Тогда он сможет защитить ее и обеспечить им всем достойную жизнь. А они с Эмилией наполнят его жизнь, избавив от проклятого, гнетущего одиночества. Он глянул в зеркало. Эмилия играла с бахромой одеяла, которым ее укрыла мать.

Как все просто — лишь сказать четыре слова: «Выходи за меня замуж». Но Колину вдруг вспомнился тот ад, через который ему пришлось пройти после смерти Даны. Нет, никогда, еще раз он этого не выдержит! Но если эта женщина доставляет ему столько проблем, то зачем он везет ее в свой дом? Чтобы успокоить и защитить?

Эх, если бы ему удалось обеспечить ей полную безопасность и навсегда отбить у Слоуна Манчестера желание преследовать свою бывшую жену! Он снова оглянулся на Эмилию и подумал о том, как несправедливо, что этот чудный, невинный ребенок с первых же минут своей жизни оказался втянутым в жестокие игры взрослых.

— Ладно, я помогу тебе найти безопасное место, — наконец сказал он. — У меня есть друг в Аризоне. Какое-то время ты можешь пожить у него.

— Ты очень добр ко мне, — сказала Кэтрин.

Она вспоминала гнетущее чувство утраты, которое испытала во время своего недавнего бегства. Теперь судьба предоставила ей еще один шанс, снова сведя с Колином. Внутренний голос настойчиво советовал не терять времени и не упускать тех возможностей, которые возникнут после возвращения на ранчо, — возможно, это будет последний шанс найти свое счастье.

Но захочет ли она любви из жалости? Насколько она знала Колина, он человек мужественный и самоотверженный и вполне на это способен, но нужна ли ей самой такая любовь?

Они ехали уже много часов и как-то незаметно въехали в ночь. Светила яркая луна, заливая серебристым светом окрестности. Наскоро перекусив в Оклахома-Сити, они немедленно направились в Стилуотер.

— А почему мы не взяли твой джип со стоянки? — спохватилась Кэтрин.

— За ним могут наблюдать. Я лучше потом пришлю за машиной своего человека. Кому-нибудь из них все равно понадобится съездить в город.

После этого Кэтрин снова погрузилась в свои мысли, но к тому моменту, когда они въехали в ворота ранчо, так и не смогла ничего решить. Войдя в дом, Колин первым делом взял со стола записку Кэтрин и быстро спрятал ее в карман. Уставшая Эмилия начала плакать, и ему пришлось вынуть ее из колыбельки и взять на руки.

— Подожди, крошка, сейчас мама разденется и накормит тебя.

— Дай мне ее, — сказала Кэтрин, устало уронив сумку прямо на пол.

— Знаешь, Кэт, мне придется поучить тебя умению маскироваться, — заметил он, оглядывая ее с головы до пят. — В таком виде тебя так же трудно заметить, как Эйфелеву башню. Любой, кто увидел тебя в этот день, обязательно вспомнит высокую красивую женщину в ковбойской шляпе и обтягивающих джинсах.

— Я надела шляпу затем, чтобы меня можно было принять за одного из твоих людей — особенно за рулем твоего джипа.

— Тому, кто принял бы тебя за мужчину, следовало бы провериться у окулиста, — усмехнулся Колин, передавая ей дочь.

Эмилия снова заплакала, и Кэтрин унесла ее в спальню. Колин вышел из дома и остановился на крыльце, пристально оглядывая в лунном свете свои владения. Где сейчас находится этот проклятый Слоун Манчестер? И как скоро он узнает, что его бывшая жена вернулась в Оклахому?

Войдя в дом и заперев за собой дверь, Колин включил сигнализацию. Затем достал из кармана записку, в очередной раз перечитал ее и спрятал в ящик стола. Сделав несколько звонков, он прихватил из холодильника пиво и устроился возле камина, в котором предварительно разжег огонь.

— Ты еще не спишь? — спросила Кэтрин, выходя из спальни с Эмилией. — Как и малышка: она поела и теперь совсем не хочет спать.

Колин встал с кресла и взял девочку на руки, отметив при этом, как замечательно сочетаются красный свитер, рыжие волосы и молочно-белая кожа Кэтрин. Эмилия сосала кулачок и внимательно изучала Колина своими голубыми глазками.

— Я так рад, детка, что ты ко мне вернулась, — приговаривал он, расхаживая по гостиной. — Ты это понимаешь? А знаешь, как я жалел, когда обнаружил, что моя чудесная малышка исчезла!

Кэтрин вскинула голову, подумав, понимает ли он сам, что говорит. Предоставив Колину заниматься дочерью, она пошла в спальню, чтобы распаковать вещи. Из гостиной доносилось методичное поскрипыванье кресла-качалки и негромкий, бубнящий голос Колина. Все было так замечательно и уютно, что у нее невольно навернулись слезы. Ну почему судьба так жестока, что связала ее со Слоуном и никак не хочет отпускать?

Неужели Колин так и не ответит на ее чувства? Глядя на то, как он занимается с Эмилией, можно подумать, что он любит малышку гораздо больше, чем ее мать. Впрочем, это легко объяснить — любимая жена у него уже была, а детей не было.

Кэтрин приняла душ, словно желая поскорее смыть все страхи сегодняшнего дня, после чего надела чистое белье. Ей вдруг вспомнился аэропорт, женский туалет и два типа, карауливших ее снаружи. Как же она удивилась, внезапно увидев Колина! И ведь он явился в самый необходимый момент, чтобы спасти ее от немедленной отправки в Новый Орлеан. Первым ее желанием было подбежать к нему и броситься на шею — так стоило ли сдерживаться?

Кэтрин вышла в гостиную и увидела, что он сидит у огня и держит на руках спящую Эмилию, поглаживая ее пухлые щечки.

— Дай ее мне, я уложу ее в кроватку, — сказала Кэтрин, подходя ближе.

— Лучше я сам это сделаю, — отозвался Колин, медленно вставая с кресла.

Они прошли в спальню, Колин уложил девочку в колыбель и осторожно накрыл крошечным одеялом.

— Сладких снов, моя радость, — прошептал он и осторожно обнял Кэтрин за плечи. Они возвратились в гостиную и опустились на пол возле камина.

— Ты думаешь, Слоун рано или поздно поймет, что я вернулась вместе с тобой? — спросила она, обнимая колени руками.

— Конечно.

— Но именно поэтому мне и не следует здесь оставаться. Я знаю, что ты не боишься, зато я боюсь... за тебя и твоих родителей.

Колин подсел поближе и вынул заколку из ее волос. Ему вдруг вспомнился их первый вечер, когда он вот так же распускал ее волосы и играл этими сверкающими, шелковистыми прядями. Но как же осторожно это приходилось делать, как же испуганно она шарахалась от каждого его движения!

— Неужели я чуть было не потерял тебя? — хрипло спросил он, беря ее лицо в свои ладони.

Взгляд ее зеленых глаз был столь страстным и зовущим, что он задрожал. А когда она обхватила руками его шею, дрожь еще больше усилилась. Но и Кэтрин волновалась не меньше его. Ей хотелось любви этого человека — этого сильного и умелого мужчины, который был способен пробуждать в ней страстную женщину. Да, он не давал ей никаких обещаний, но зато одарял незабываемыми воспоминаниями. Как же ей хотелось узнать его до конца, увидеть обнаженным, почувствовать в себе! И пусть их любовь будет недолгой — теперь ее это не страшит. Даже если у них нет будущего, зато впереди целая ночь любви!

Возможно, перед расставанием они даже смогут провести вместе не одну, а несколько таких ночей — ну что ж, чудесно! Чем больше прекрасных воспоминаний, тем счастливее жизнь. Он подарит ей уверенность в себе, а она заставит его хоть на какое-то время забыть о его давней, но все еще мучительной утрате.

Кэтрин пристально посмотрела ему в глаза, а затем, не говоря ни слова, припала к его губам долгим поцелуем. Колин зарычал, издал сдавленный вздох и с силой прижал ее к себе. Они переплелись языками, задыхаясь от возбуждения и забыв обо всем. Это был уже не тот деликатный и осторожный поцелуй, которым он возбуждал ее прежде. Это было требовательное, неистовое желание, подобное реву ветра или раскату грома. И она с готовностью, трепеща и замирая, шла навстречу его желанию, удивляясь тому, откуда в ней самой появилось ответное желание, горячей волной охватившее все ее тело.

Теперь она была уверена, что приняла правильное решение! И какое счастье, что ей так и не удалось добраться до Сан-Франциско! Сейчас она полностью и безвозвратно принадлежит этому человеку и не желает думать о будущем. Настоящее прекрасно, и этого довольно!

— Кэтрин, — с трудом прошептал он. — Я так долго этого ждал!

«И я тоже», — подумала она, нетерпеливо извиваясь в его объятиях и ощущая, как бешено колотится сердце.

— Если я вдруг буду слишком грубым, — шептал он, касаясь мочки ее уха кончиком влажного языка, — останови меня. Скажи только слово. Я обещаю, что всегда буду вести себя с тобой только ласково и нежно — и никак иначе!

— Ты никогда не будешь слишком грубым, — в перерывах между поцелуями прошептала она. — А я никогда больше не буду тебя бояться.

Привычным движением он быстро стянул с нее свитер и расстегнул бюстгальтер. Взяв в обе ладони ее тяжелые тугие груди, он терся о них щеками и носом, ласкал их губами и языком, сжимал и массировал.

Кэтрин кусала губы, постанывала от удовольствия, гладила его волосы, смотрела вокруг затуманенным взором. Как можно быть таким сильным, гордым, мужественным — и при этом удивительно теплым и нежным! Она расстегнула и сняла с него рубашку, после чего стала покрывать его мускулистую грудь быстрыми, дразнящими поцелуями. Колин замер, напрягся, а потом издал бурный вздох, буквально зарычав от вожделения. И снова принялся целовать Кэтрин, испытывая адское желание немедленно поднять ее на руки, отнести в постель и со всей неистовой страстью погрузиться в упругое и податливое женское лоно. Но внутренний голос призывал его не торопиться, а наполнить эти трепетные мгновения как можно большим количеством незабываемых впечатлений.

Целуя и вбирая в рот ее упругие, возбужденные соски, он расстегнул ее джинсы и медленно стянул их до лодыжек. Затем встал перед ней на колени, снял с нее сапоги и лишь после этого окончательно освободил от джинсов. Затем наклонился над ней, целуя живот и бедра, запустил пальцы в кружевные розовые трусики, и Кэтрин слегка приподнялась, помогая ему стянуть их с себя.

Ее кожа была такой теплой и шелковистой, а тело буквально вибрировало от его поцелуев и прикосновений. Собственное возбуждение распирало его джинсы, но он намеренно не торопился. Сначала надо заставить Кэтрин забыть обо всем, стереть из ее памяти все страшные воспоминания и самым убедительным образом доказать, как прекрасны могут быть отношения между мужчиной и женщиной, когда они любят друг друга.

Поймав себя на этой мысли, он вдруг оцепенел. А ведь это чистая правда — они любят друг друга, и глупо от этого отрекаться. Да и как можно не полюбить эту прекрасную и желанную женщину? Ну и что из того, что она решила подарить ему одну ночь, но отнюдь не собирается связывать с ним свое будущее? Одна, только одна ночь любви, но зато эта ночь обещает превзойти все его ожидания.

Он непрерывно целовал ее, оставляя влажный след кончиком языка от живота до самого подбородка. Затем снова припал к ее губам, раздвинул их языком и одновременно проник рукой между ее теплых бедер. Она уже была готова к этой ласке и послушно развела колени.

Колин расстегнул верхнюю пуговицу своих джинсов, после чего подхватил Кэтрин в объятия и перенес в спальню. Положив ее на кровать, он в очередной раз пальцами, губами и языком исследовал каждый дюйм ее трепещущего тела. Это было так восхитительно, что она уже не сомневалась: все дальнейшее будет еще прекраснее, и эта ночь станет лучшим воспоминанием ее жизни.

Голова Колина оказалась между ее бедер. Кэтрин охнула, согнула ноги в коленях и развела их в стороны, выгибаясь навстречу его откровенным и возбуждающим поцелуям. Сладострастное проникновение его умелого языка доставило ей такое острое, ни с чем не сравнимое удовольствие, что она вцепилась пальцами в его плечи и застонала:

— Колин, я хочу тебя!

— И я хочу тебя, Кэт!

Она приподнялась и заставила его выпрямиться. Теперь она сидела на краю постели, а он стоял перед ней. Кэтрин поспешно расстегнула оставшиеся пуговицы его джинсов и сдернула их вниз. Затем запустила пальцы за края его белых трусов, стянула их и замерла от вида возбужденной мужской плоти. Колин зарычал, запуская пальцы в ее густые волосы, а она принялась упоенно ласкать его плоть губами и языком, желая доставить ему такое же удовольствие, какое испытала несколько минут назад сама. Медленно двигая головой, она обеими руками принялась нежно поглаживать упругие и мускулистые мужские бедра и выпуклые ягодицы.

Внезапно он остановил ее, поднял на ноги и пристально посмотрел в глаза. Никогда еще ни один мужчина не смотрел на нее с такой любовью, страстью и обожанием.

— Ложись, — прошептал он, а сам сделал шаг в сторону и открыл ящик стола. — Я достану презерватив.

Однако стоило ему повернуться к ней, как она проворно перехватила его руку, выхватила маленький пакетик и бросила на пол.

— Не надо!

— Кэтрин...

— Я знаю, чего я хочу.

— В следующий раз, любовь моя, — пробормотал он, нагибаясь, поднял пакет и распечатал его. — Я сейчас не в состоянии тебе что-либо доказывать или объяснять. Как же ты великолепна!

Он лег на нее сверху, и она закрыла глаза. Когда он вошел в нее, такой большой, сильный и могучий, Кэтрин мгновенно захлестнул целый океан ощущений. Обвив его ногами, она стала яростно двигать бедрами, выгибаясь всем телом и коротко постанывая. Наконец-то они стали единым целым, и теперь в них билось одно сердце!

— Колин, о Колин, любовь моя...

Они яростно, сосредоточенно и страстно двигались в унисон, и в какой-то момент Кэтрин почувствовала, что ее с головой захлестывает волна неимоверного блаженства, и она уже не в состоянии себя контролировать.

Колин прижимал ее к себе — такую горячую, сильную и желанную, шептал нежные слова, зарывался губами в волосы... Ее крики и стоны доносились до него словно бы издалека, сознание отключилось, оставив лишь ощущение невероятного блаженства. Наконец-то он держал ее в объятиях и полностью владел ею, подтверждая это силой своих толчков, на которые она отзывалась громкими стонами.

— Кэт, чудо, радость моя...

Она едва слышала его слова, поскольку в этот момент ее тело резко напряглось, а интенсивность ощущений заглушила все запахи и звуки окружающего мира. И он тоже содрогнулся и застонал. Еще несколько мгновений спазмов удовольствия — и они почти одновременно издали бурный вздох облегчения...

Какое-то время после этого они молча лежали в объятиях друг друга — усталые, потные, блаженствующие. Наконец Колин приподнялся и нежно поцеловал ее в щеку. Кэтрин повернула голову в его сторону.

Да, это был совершенный возлюбленный! Его нежность, сила и страстность бесподобны. Разве можно желать еще чего-то, находясь в его объятиях? Она высвободила руку и погладила его сначала по лицу, а затем по груди. Он поймал ее указательный палец, поднес к губам и на несколько секунд осторожно зажал зубами.

— О, Кэт! Как же я хотел тебя и как счастлив, что это наконец случилось!

Она придвинулась к нему поближе, чтобы он обнял ее.

— Колин, ты дал мне так много... — Она спрягала голову у него на груди, и он, почувствовав влагу, обеспокоенно пошевелился.

— Надеюсь, это не слезы?

— Нет, — улыбнулась она, — это следы удовольствия.

— Ты мое высокое, рыжеволосое солнышко. Слава Богу, что в тот день ты села в мой пикап!

— Слава Богу, что ты предложил мне это сделать!

Он опустил руку на ее бедро и погладил слегка влажную, гладкую кожу.

— Оставайся здесь, и пусть он только попробует явиться за тобой!

У Кэтрин дрогнуло сердце. Она поняла, что он предлагает ей остаться с ним навсегда. Но это невозможно — Слоун свиреп, опасен и не привык отказываться от намеченной цели. Да, она прекрасно понимает, что Колин не только его не боится, но жаждет встречи, чтобы доказать, кто из них сильнее. Но она не будет, не имеет права подвергать его такому риску!

— Если бы я был уверен, что он навсегда оставит тебя в покое, то не стал бы волноваться даже в том случае, если бы ты уехала, — заявил Колин.

На нее словно вылили ушат холодной воды. Блаженство кончилось, и суровая действительность вновь напоминала о себе. Он не готов заходить в их отношениях слишком далеко, а она не хочет рисковать его жизнью.

Кэтрин пробежалась пальцами по его груди, коснувшись твердых сосков, окруженных жесткими черными волосками.

— Давай хоть ненадолго забудем о завтрашнем дне, — попросила она.

— Ты права. Но теперь расскажи мне, почему ты не хотела предохраняться?

— Нельзя прожить жизнь, всегда и везде продумывая все до конца, — горячо заявила она. — Я хотела тебя, и если частица тебя останется во мне, то это будет только прекрасно.

— Ты чудесная, страстная женщина, однако страсть затмила твой разум. Ведь ты же собиралась в Калифорнию, чтобы начать там новую жизнь и встретить человека, ради которого забудешь обо всем на свете, в том числе и обо мне?

— Хватит обсуждать мою будущую жизнь! — Кэтрин раздраженно блеснула глазами. — Да, я просто жду не дождусь, когда же встречу этого человека! Если это произойдет, то я обязательно напишу тебе о том, какой он чудесный, при каких обстоятельствах я ему отдалась, и как именно мы занимались любовью.

— Прекрати!

Колин перевернул ее на спину и лег сверху, гневно глядя ей в глаза.

— Ты первый начал, — напомнила Кэтрин. — В конце концов, какая тебе разница? Ты — первый, кто...

Он не дал договорить, жадно впившись в ее рот поцелуем и мысленно проклиная себя за глупость. Ведь теперь он не мог представить ее в объятиях другого мужчины или носящей на пальце не его обручальное кольцо! Постепенно поцелуи становились все горячее, они забыли о своей нелепой размолвке и снова предались любви.

После этого Колин уже избегал каких-либо намеков на ее прошлое или будущее. Зато они любили друг друга снова и снова, пока наконец, полностью выдохшиеся, не заснули глубоким сном.

Кэтрин проснулась с первыми лучами солнца и тут же почувствовала, как горячий язык Колина описывает влажные круги на ее животе. Она пошевелилась, протянула руку и нащупала его длинные жесткие волосы. На этот раз все прошло медленно, томно, но от этого не менее упоительно.

Потом она снова задремала, а когда окончательно проснулась, то обнаружила, что комната залита ярким солнечным светом, а за окнами громко кричат пересмешники. Колина рядом с ней не было, зато на столе белела записка:

«Ноги подкашиваются, однако надо идти работать. Когда я уходил, Эмилия еще спала. Вернусь домой к обеду, точнее сказать — к ланчу. Я не могу слишком долго обходиться без твоего общества. Звонила моя мать — в провинции слухи разносятся быстро — и хотела приехать помочь. Проще говоря, она ждет не дождется того момента, когда снова сможет обнять малютку Эмилию. Надеюсь, ты не будешь возражать. Она может приехать, когда ты будешь еще спать».

Кэтрин озадаченно огляделась вокруг — в комнате царил жуткий беспорядок, всюду разбросана ее одежда. Вскочив с кровати, она побежала в душ, а когда вернулась, пошла искать дочь.

Мать Колина сидела в кресле-качалке и ворковала с Эмилией. Увидев выходящую из спальни Кэтрин, она приветливо улыбнулась.

— Доброе утро. Я так рада, что ты вернулась. Надеюсь, Колин объяснил тебе мое раннее появление здесь.

— Это прекрасно, что вы приехали, — покраснев, заявила Кэтрин, поднимая с софы свой свитер и бюстгальтер. Судя по всему, Колин просто забыл убрать их, когда уходил. А ведь Надин прокралась на цыпочках в спальню, когда она спала, чтобы взять Эмилию! Боже, что она там увидела! — Мы вернулись всего на несколько дней, а затем я должна буду уехать... — Кэтрин села на стул напротив Надин и Эмилии. — Колин рассказывал вам о моем бывшем муже?

Надин отрицательно покачала головой. В этот момент Эмилия заплакана, и Кэтрин взяла ее на руки.

— Садись на мое место, — предложила Надин, уступая ей кресло-качалку. — Кстати, я сменила ей подгузники всего несколько минут назад.

— Она просто голодная. — И Кэтрин снова покраснела, вспомнив о том, как губы Колина ласкали ее грудь. Кормя и укачивая дочь, Кэтрин подробно рассказала Надин о Слоуне Манчестере и своем бегстве от него.

— Могу себе представить, как ты устала от всего этого, — заметила мать Колина, внимательно выслушав до конца. — Надеюсь, что мой упрямый сын уже успел оправиться после смерти Даны. Такие люди, как Колин, влюбляются с трудом, но уж если полюбят, то всем сердцем.

— Я не та женщина, которая ему нужна, — тихо заметила Кэтрин, покачиваясь в кресле с дочерью на руках. — Я способна доставить ему одни неприятности.

— Вы с ним прекрасная пара, хотя мой сын порой бывает ужасно упрям, — возразила Надин, внимательно изучая выражение лица Кэтрин. — Но если ты даже уедешь, то, я надеюсь, будешь мне писать и время от времени присылать фотографии Эмилии?

— Разумеется, — горячо подтвердила Кэтрин.

Колин вернулся домой за час до отъезда Надин.

Хлопнула дверь, послышались шаги, в кухню ворвалась струя холодного воздуха, и наконец появился он сам. Первым делом он крепко поцеловал Кэтрин.

— Я чувствую себя так, словно бы мы расстались много лет назад! — заявил он.

— Я рада, что ты по мне соскучился, — заявила она, — ведь я тоже по тебе скучала.

Он был такой большой, холодный и сильный, что, несмотря на собственный рост, Кэтрин казалась себе маленькой и хрупкой. Однако в его объятиях она чувствовала себя удивительно защищенной — и это было то чувство, которого она никогда не испытывала прежде.

— Мы одни?

— Нет.

Он скорчил гримасу и выпустил ее из объятий.

— Ну тогда я сейчас разденусь, а потом мы пойдем и поздороваемся с Надин и нашей малюткой.


После этого в их жизни наступила самая настоящая семейная идиллия. Все было так замечательно, что больше нечего было и желать. Но Кэтрин прекрасно понимала, что никакая идиллия не может длиться вечно, а потому дорожила каждой минутой. Когда-нибудь она будет вспоминать об этом как о лучшем периоде своей жизни.

Апрель уже был на исходе. Во вторник Кэтрин съездила на прием к врачу, чтобы он выписал ей противозачаточные пилюли. В среду и четверг Надин дважды заезжала к ним рано утром, чтобы повидаться с Эмилией, и Кэтрин с легким сердцем доверяла ей заботу о дочери, остро сознавая, как мало времени им осталось провести вместе.

Именно в четверг, когда Надин купала Эмилию, в гостиной раздался телефонный звонок. Кэтрин застыла на месте, ожидая, пока включится автоответчик. После короткого сигнала она вновь услышала голос Слоуна.



Глава десятая



— Кэтрин? Я хочу поговорить с тобой. Ей очень не хотелось поднимать трубку, но она боялась, что в противном случае он может нагрянуть прямо сюда.

— Я не собираюсь возвращаться в Луизиану, — не здороваясь, сухо заявила она.

— Но могу я хоть заехать и поговорить с тобой? Обещаю, что приеду один и не буду давить на тебя. Все, что мне нужно, — это несколько минут твоего времени, чтобы мы смогли спокойно уладить наши дела. Если ты не собираешься возвращаться, то сделай заявление для публики и позволь отснять хотя бы одну фотографию для моей избирательной кампании. Надеюсь, я прошу у тебя не слишком много?

Она помедлила, страстно желая сразу сказать «нет». Однако привычный страх холодным спазмом сдавил ее сердце. Весь прошлый опыт говорил о том, что Слоуну нельзя доверять.

— Извини, но я должна тебе отказать. Я не могу позволить тебе даже приблизиться к Эмилии.

— Кэтрин, ну пожалуйста. Я очень тебя прошу. Чего ты боишься? Я приеду один, мы поговорим, и этим ты избавишь своего любовника от крупных неприятностей.

— Я так и думала — ты уже начинаешь угрожать. — Чем больше рос ее страх, тем яростнее она становилась.

— Я не угрожаю, а лишь предупреждаю. Он работает на ранчо, а потому очень уязвим. Возможно, именно в этот момент кто-то уже держит его на мушке. Кроме того, у него есть пикап. Тебе известно, как легко подстроить аварию? А знаешь ли ты, как долго порой полиция ищет тело?

Кэтрин вцепилась в трубку с такой силой, что у нее побелели костяшки пальцев.

— Ты лжешь! Ты пытаешься запугать меня!

— Ну, уж кто-кто, а ты должна помнить, как я могу воплощать свои угрозы в жизнь, — заявил он с закипающей яростью в голосе.

Кэтрин дрожала, поглядывала в окно, думала о Колине и кляла себя за то, что не уехала отсюда несколько дней назад. Если бы она это сделала, Колину ничто бы не угрожало.

— Если мы с тобой встретимся, то ты должен будешь оставить его в покое!

— Разумеется. На черта мне сдался какой-то жалкий индеец по кличке Колин Уайтфитер!

Как отвратительно было слышать имя любимого человека из этих ненавистных уст! Неужели он уже все знает о Колине?

— Ну, хорошо. Приезжай сюда. Но ворота подключены к сигнализации...

— Отключи ее.

— Я не знаю, как это сделать.

— Тогда сломай эту чертову штуку! И не вздумай вызывать полицию. Если твой индеец решит следить за мной, то я его просто прикончу, так и знай. Короче, отключай сигнализацию и жди меня. Я хочу получить твое фото и заявление для прессы. Больше мне ничего от тебя не надо, — с этими словами он повесил трубку.

Бери Эмилию, свой пистолет и направляйся в дом для рабочих, вспомнила она давнюю инструкцию Колина. Однако это было сказано задолго до угроз Слоуна. Если она вздумает убежать, то он наверняка выместит свой гнев на Колине. А с другой стороны, она не может подвергать опасности Надин и Эмилию!

— Кэтрин подошла к щитку сигнализации, который висел на стене, и стала рассматривать кнопки. Затем нажала ту, под которой была надпись «выкл.». Взглянув на часы, она побежала в ванную, где Надин, смеясь и приговаривая, уже вытирала Эмилию. Стоило ей увидеть Кэтрин, как она перестала улыбаться. Что случилось?

— Сюда едет мой бывший муж. Он хочет поговорить со мной.

— Я позвоню Уиллу и пошлю сообщение на пейджер Колина.

— Нет! — Кэтрин закусила губу и покачала головой. — Я уже согласилась с ним встретиться. Слоун хочет сфотографировать меня для своей избирательной кампании. И он не посмеет похитить меня одну и разлучить с дочерью. Не могла бы ты вместе с ней перейти в дом для рабочих? Тогда он не сможет заполучить нас обеих.

— А ты уверена, что справишься самостоятельно?

— У меня есть пистолет, и я умею им пользоваться. В конце концов, я смогу позвонить тебе. Как только я позову на помощь, сразу посылай сообщение Колину — но не раньше! — требовательно произнесла она и даже схватила Надин за руку. — Я не хочу, чтобы он из-за меня пострадал. Пожалуйста, обещай мне, что не будешь ничего предпринимать до тех пор, пока я сама не позову на помощь! А если увидишь, что Колин направляется в дом, останови его.

— В это время дня его здесь не бывает. Но ты уверена, что тебе надо обязательно встретиться со Слоуном?

— Да. Пойдем оденем Эмилию, а потом я провожу вас до дверей. Слоун не должен видеть вас здесь. Возможно, когда он звонил, то находился уже где-то поблизости.

Кэтрин вышла из комнаты, нашла свою сумку, проверила, там ли еще пистолет, потом положила ее на кухонную стойку.

Затем она проводила Надин и Эмилию и несколько минут стояла на крыльце, глядя им вслед до тех пор, пока они не скрылись из виду. Опечаленная и встревоженная, она перевела взгляд на дорогу, ожидая появления машины Слоуна. Вернувшись в дом, она осмотрела себя в зеркало. Да, Слоун будет разочарован, ибо одета она явно не для позирования — в джинсы и одну из клетчатых рубашек Колина с засученными рукавами. Волосы заплетены в косу и откинуты на спину. Слоун любил, когда она была в платье и благоухала дорогими духами, а вот Колин никогда не видел ее в платье, да и не высказывал такого желания.

Весна принесла с собой аромат обновляющейся природы, поля зазеленели, деревья покрылись молодой листвой. Каждый день Кэтрин любовалась весенним пейзажем, переполняясь надеждами, а сегодня стоило услышать голос Слоуна, как все надежды мгновенно увяли.

Она заметила его автомобиль прежде, чем услышала рокот мотора. Чем ближе подъезжал этот черный седан, тем сильнее она начинала нервничать. А не совершила ли она ошибку, выпроводив из дома Надин? Возможно, ей самой стоило послать сообщение на пейджер Колина. Впрочем, нет, несмотря на весь свой страх перед бывшим мужем, Кэтрин не хотела впутывать в это дело Колина.

Слоун подкатил к задней двери, затормозил и, улыбаясь, выбрался из машины. Ветер взъерошил его светлые кудри. Он был одет в кожаную куртку, черные слаксы и коричневые кожаные перчатки. Красивые черты лица и белозубая улыбка делали его похожим на голливудскую кинозвезду. Однако Кэтрин испытывала лишь страх и ненависть. И как только она смогла внушить себе любовь к этому человеку! Да, ее бывший муж пользовался большим успехом у женщин — они оборачивались на него в толпе и часто звонили домой, — но почему он выбрал именно ее? Кэтрин нередко удивлялась этому и однажды спросила напрямую. В ответ Слоун самодовольно поглядел на нее:

— Да потому, что ты была очень хорошенькой, бойкой, задорной. Один мой приятель по команде, которого звали Зак Хэйс, хотел тебя трахнуть. А мне захотелось отбить тебя у него.

— Но я виделась с Заком всего два раза!

— Это потому, что в ваши отношения вмешался я.

Сейчас, глядя на приближающегося Слоуна, Кэтрин вспомнила тот давний разговор и с тревогой подумала, что ситуация может повториться. А вдруг Слоун захотел ее лишь потому, что ее захотел Колин Уайтфитер?

— Могу я войти?

Она отступила в глубь дома, и он вошел на кухню, презрительно оглядываясь по сторонам.

— Грубо сработано. Впрочем, для такой глуши сойдет, ты не находишь? Наслаждаешься первобытным образом жизни?

— Меня все устраивает, — отвечала она, закрывая дверь и отодвигаясь от него подальше, причем стараясь держаться так, чтобы их разделял кухонный стол.

— Ну-ну. А я думал, ты мне покажешь нашу дочь.

— Ее здесь нет.

— Не страшно. Несмотря на то, что в ней мои гены, я готов предоставить ее воспитание тебе. Мне нужен был сын и наследник.

— Что ты хотел обсудить? Какое заявление я должна сделать?

— Я хочу, чтобы мы вернулись домой вместе.

— Ага, значит, ты лгал! Я не вернусь обратно в Луизиану!

— Ты вернешься, если хорошенько обдумаешь все, что я тебе сейчас предложу. Так вот, если ты вернешься, то я составлю договор на имя нашей дочери, по которому она будет обеспечена до конца своей жизни. Неужели ты посмеешь от этого отказаться?

— Да, посмею. Я тебе не доверяю и не позволю даже приблизиться к ней.

— Ты еще просто не успела обдумать мои слова. После того как я уйду, обдумай мое предложение еще раз. Я могу дать ей все, а вот ты, как мать-одиночка, многого не можешь. Да ты даже не сможешь дать ей образование!

— Нет, смогу.

— Вернись домой, — прищурившись, потребовал Слоун. — Да, Кэт, я совершил непростительную ошибку и теперь сам это сознаю. Но я скучаю по тебе! Клянусь, что никогда в жизни больше не подниму на тебя руку! — страстно продолжал он. — Ты сможешь сама выбрать наш будущий дом и обставить его по своему усмотрению. Я дам тебе все, что захочешь.

— Я тебе не верю. И я уже слышала подобные обещания прежде. — Говоря так, она прекрасно сознавала, что рискует вызвать у него приступ неконтролируемой ярости. И все равно — она никогда к нему не вернется и не позволит причинить вред Эмилии.

— Ну, хорошо. Но тогда хоть появись со мной на публике — пару раз, не больше. Нас сфотографируют вместе, после чего ты сможешь уехать. Если меня выберут, то я публично заявлю о разводе. К следующим выборам это уже не будет иметь никакого значения. Я знаю, как покорять сердца людей — ведь я же сумел покорить твое сердце, не так ли?

— К несчастью, да. И все равно, я не только не вернусь с тобой, но и близко не подпущу тебя к Эмилии.

— Я тебя очень прошу и готов оформить все свои обязательства письменно. И еще я прошу у тебя прощения за все свои прошлые грехи. Давай еще раз попробуем стать семьей.

— У нас нет на это никаких шансов, Слоун, и в этом виноват только ты. Все, что ты мне раньше обещал, оказалось блефом. Ты напрасно стараешься.

— Значит, ты влюбилась в этого паршивого полицейского? — зловеще поинтересовался он, и в его голубых глазах мелькнула ярость.

— Он тут ни при чем. Я скоро уеду отсюда и больше с ним не увижусь. — Говоря это, она медленно приблизилась к кухонной стойке.

— Ты лжешь! — заорал Слоун. Заметив, что на стойке лежит ее сумка, он немного сменил тон и продолжил свои уговоры: —Я начну процесс за право опеки над нашей дочерью. Ты не можешь дать ей того, что могу я. И самое главное — ты ничего не сможешь доказать. Мои люди проверили все официальные записи и оставили лишь те, которые говорят в мою пользу. Так что ты ничего не сможешь мне сделать.

— Я это понимаю и поэтому прошу тебя лишь об одном — оставь меня в покое. Тем более что наш развод зафиксирован официально. И мне даже странно, что газетчики об этом до сих пор не пронюхали.

— Я объявил о нашем примирении. Если ты появишься в моем обществе, то все сразу в этом убедятся. Вот почему я и прошу тебя поехать со мной, — его голос сорвался до крика.

— Ты настолько упрям и неразумен, что сам готов навлечь на свою голову неприятности! — пылко возразила Кэтрин. — Объяви всем, что мы в разводе, и давай наконец закроем эту проклятую тему!

— Ага, объяви! Да после этого все сразу кинутся выяснять, что послужило причиной развода! — Стиснув зубы, Слоун яростно смотрел на нее, и по одному этому взгляду она поняла, что он теряет самообладание. Еще секунду — и он может броситься на нее...

— Все, что я прошу, — это два совместных выхода в свет. Почему ты так упрямишься?

— Да потому, что твердо знаю — этим все не ограничится. Если я соглашусь вернуться с тобой, то снова окажусь в твоей власти.

— Хорошо, тогда возвращайся одна. Я оставлю тебе денег на билет.

— Нет, Слоун, я не вернусь.

Он не выдержал и бросился к ней. Уловив это движение, она проворно раскрыла сумку и выхватила пистолет. Однако Слоун одним гигантским прыжком успел преодолеть расстояние между ними, схватил ее за руку и прижал к стойке. Несколько мгновений она яростно вырывалась, а он выкручивал ей кисть руки, пытаясь вырвать пистолет. Наконец он причинил ей такую боль, что она разжала пальцы и закричала. Теперь Слоун держал в руках пистолет, а Кэтрин кривилась от боли и прижимала к груди правую руку.

— Черт подери! Как ты посмела наставить на меня пистолет!

— Меня этому научило мое прошлое!

— Не зли меня, иначе у Эмилии есть шанс лишиться своей матери, но зато навсегда обрести отца!

— Если ты убьешь меня, то окажешься в тюрьме.

— Это твой пистолет, с твоими отпечатками пальцев. Как видишь, я все еще в перчатках. Поедем со мной добровольно, Кэт, иначе я увезу тебя силой.

Неужели он готов увезти ее одну, без дочери? — изумилась Кэтрин. В это было трудно поверить, однако до сего момента он ведь даже не пытался ее найти.

Слоун поймал ее, подтащил к себе и вновь принялся выкручивать ей руку до тех пор, пока она не закричала.

— А теперь, Кэтрин, пойдем поищем Эмилию.

— Ее здесь нет. Она у матери Колина, на соседнем ранчо. Там же находится и его отец.

— О'кей, тогда мы поедем туда. Ты скажешь им, что уезжаешь, и заберешь дочь.

— Но Колин знает, что ты охотишься за мной.

— Да черт с ним, пусть бросается в погоню, ему все равно не удастся меня остановить. Он никогда не сможет тебя найти.

— Остановись и одумайся, Слоун! Ведь ты же хотел передо мной извиниться. — Она понимала, что он уже утратил контроль над собой и теперь целиком находится во власти эмоций. В таком состоянии ее бывший муж был наиболее опасен.

Он вывел ее из дома и усадил в машину. Затем выбросил пистолет в кусты и сел рядом.

— Пристегнись. А то еще выпрыгнешь на ходу.

Она схватилась за ручку дверцы, пытаясь ее открыть, и тогда он отвесил ей сильную пощечину. Вскрикнув от боли, Кэтрин откинулась на сиденье, а Слоун проворно пристегнул ее ремнем безопасности.

— Попробуй дернуться еще раз, и я ударю тебя как следует.

— Но ведь это же похищение! Тебя все равно поймают.

— Заткнись!

Слоун завел мотор и, пока он прогревался, взял в руки сотовый телефон.

— Ребенок на соседнем ранчо вместе с родителями того парня, — сказал он, быстро нажав несколько кнопок. — Отправляйтесь туда и привезите мне Эмилию.

— Слоун...

— Тебе будет приятно снова увидеть свою дочь, — с мрачной иронией заявил он, трогаясь с места. — Два выхода в свет, во время которых ты выскажешься в мою поддержку, после чего я сажаю тебя на самолет и отправляю обратно, к твоему любимому полицейскому. Согласись, что в этом нет ничего страшного.

— А вдруг твои люди причинят зло родителям Колина? Ведь это же уголовное дело. Учти, что они не из тех, кто позволит спокойно увезти Эмилию.

— Да черт с ними, мои ребята сделают все как надо.

После этого заявления они несколько минут ехали молча.

— Но почему ты решил, что я влюбилась в Колина? — не выдержала Кэтрин.

— Догадался. Ты слишком долго торчишь на этом убогом ранчо.

— Я не собираюсь выходить с тобой в свет.

Тебе придется это сделать. Подумай об Эмилии и о тех деньгах, которые я ей дам.

— То, что ты сейчас делаешь, не пройдет для тебя даром. Ты не подумал о...

Он резко ударил ее тыльной стороной ладони, так что ее голова качнулась в сторону.

— Я добиваюсь всего, чего хочу. Когда мы приедем в Луизиану, ты будешь выполнять все мои желания. А если дашь мне шанс, я постараюсь стать для тебя хорошим мужем.

— Таким путем?

Он яростно выругался. Внезапно Кэтрин поняла, что не она стала причиной этой ругани. Подняв голову, она проследила за направлением его взгляда — Слоун смотрел в зеркало заднего обзора. Обернувшись назад, Кэтрин увидела тучу пыли и гнавшийся за ними голубой пикап. Заметив, как быстро сокращается расстояние между двумя машинами, она похолодела. Слоун нырнул рукой под сиденье, словно проверяя спрятанный там пистолет.

— Не стреляй, — попросила она. — Ты не сможешь убить его и остаться безнаказанным.

— Я не собираюсь стрелять, — ухмыльнулся Слоун, доставая железный прут. — Я лишь хорошенько проучу этого ублюдка, после чего мы поедем дальше.

— Отпусти меня, Слоун! Он ничего тебе не сделает, если ты меня отпустишь.

— Ничего мне не сделает? Шутишь! Сейчас ты увидишь, что я сам с ним сделаю!

Это было сказано таким тоном, что она задрожала. Лицо Слоуна густо покраснело, а это было верным признаком, что он уже просто в бешенстве.

— Держись, — скомандовал он, резко нажал на тормоза и дал задний ход.

Пикап врезался в седан, и Кэтрин бросило вперед. Несмотря на ремень безопасности, она сильно ударилась лбом о стекло и чуть не потеряла сознание. В это время Слоун уже вылез из машины и устремился к Колину, который ожесточенно тер себе лоб.

Подбежав к пикапу, Слоун резко рванул дверцу напротив сиденья водителя. Колин направил на него пистолет и выстрелил, но Слоун успел отскочить и выбить оружие из его рук. Колин выскочил из машины, Слоун взмахнул металлическим прутом, но Колин увернулся, и прут с размаху разнес вдребезги лобовое стекло пикапа. Через мгновение мужчины уже сцепились друг с другом.

Испуганная Кэтрин оторвала взгляд от этой бешеной схватки и набрала 911 по сотовому телефону Слоуна.

— Помогите, — сразу заговорила она, едва услышав голос дежурного, — Слоун Манчестер пытается меня похитить. Мы находимся на ранчо Колина Уайтфитера, и сейчас они дерутся. Приезжайте быстрее.

— Ранчо Уайтфитера, к северу от города?

— Пожалуйста, побыстрее.

— Разумеется, мэм. Один из наших вертолетов находится неподалеку.

Кэтрин положила трубку и с замиранием сердца продолжала следить за схваткой. Оба уже сбросили куртки и остались в одних рубашках. Губы и щеки Колина были окровавлены. Слоун нанес ему такой сильный удар, что Уайтфитер упал на капот своего пикапа. Манчестер бросился на противника, стремясь выдавить ему глаза, однако Колин увернулся и ударил его кулаком в живот. Через мгновение оба уже катались по дороге. Оказавшись сверху, Колин попытался прижать голову противника к земле, однако Слоун вырвался, лягнул его ногой и едва не послал в нокдаун. Через мгновение уже он оказался сверху и теперь предпринимал отчаянные усилия, пытаясь добраться до горла Колина.

На какое-то мгновение тучи пыли скрыли происходящее от глаз Кэтрин, а затем она увидела, как оба вновь вскочили на ноги и обменялись серией резких ударов. Колину удалось перехватить руку Слоуна, резким движением завести ее назад и бросить противника вниз лицом на капот пикапа. Слоун пытался вырваться, и тогда Колин нанес ему мощный удар в висок. Этого оказалось достаточно — Слоун лишился чувств и свалился на землю.

В этот момент Кэтрин услышала шум винта и увидела вертолет, который шел на посадку. Из крылатой машины выскочили трое вооруженных людей.

Кэтрин бросилась к Колину, который подхватил ее в объятия.

— С тобой все в порядке? — первым спросил он.

— Да, но зато ты ранен, — отвечала она, разглядывая его разбитое в кровь лицо и порванную одежду.

— Мать послала сообщение на мой пейджер.

— Я смотрю, ты и сам справился, — с удовлетворением заявил Эйб Свенсон, подходя к ним.

В этот момент Кэтрин почувствовала, что Колин резко обмяк в ее объятиях. Она попыталась его удержать, но не смогла и вынуждена была опустить его на землю.

— Колин!

Пока шериф прощупывал его пульс, она опустилась на колени рядом с ним.

— Все в порядке, — заявил полицейский. —Пульс в норме. — И он протянул ей руку. — Эйб Свенсон.

— А я Кэтрин Манчестер.

— Это вы звонили в 911?

— Да. А вот там лежит мой бывший муж Слоун Манчестер, — показала она. Два человека пытались привести его в чувство и поднять на ноги.

Колин застонал, пошевелился и открыл глаза.

— Все о'кей? — спросил его Эйб.

— Конечно.

— Нам нужно будет соблюсти некоторые формальности, но мы можем заняться этим позднее. Ты полетишь вместе с нами в участок или приедешь туда сам, когда сможешь?

— Приеду сам.

— Ладно. Значит, бывший муж пытался увезти вас силой? — на этот раз Эйб обращался к Кэтрин.

— Да. Он ударил меня, а потом бросился на Колина.

— Вы дадите показания против него?

— Да, — кивнула она, оглядываясь на Слоуна, который уже пришел в себя и теперь с ненавистью глядел на нее. Его лицо было разбито, а левую руку он придерживал правой, словно она была сломана.

— Вы сможете позаботиться об этом парне? — спросил шериф, кивая на Колина.

— Разумеется, — ответила Кэтрин, доставая из кармана джинсов носовой платок и протягивая Колину. Он приложил его к окровавленной щеке, вздрогнул и зарычал от боли.

— Возможно, вам стоит отвезти его в больницу и проверить, не сломаны ли ребра, — предложил Эйб. — А мы займемся вашим бывшим мужем.

— Спасибо, — поблагодарил Колин, — что поторопились.

— Однако не успели помешать тебе вволю поразмять кулаки, — ухмыльнулся Эйб и направился к вертолету.

Кэтрин проводила его взглядом и вновь присела рядом с Колином.

— Давай, я помогу тебе встать.

— Я в порядке, — заверил он, вставая на ноги, пошатываясь и кривясь от боли.

— Может быть, мне стоит заехать к Надин, сказать ей, что все в порядке, а затем отвезти тебя в больницу?

— Не нужна мне никакая больница.

— А я уверена, что нужна, — сухо заявила она, поддерживая его по пути к пикапу.

Прямо перед ними полицейские вели Слоуна к его машине, причем он шел хромая, с трудом передвигая ноги.

Кэтрин усадила Колина, а затем заняла место водителя. Развернув пикап, она поехала обратно к дому. Надин вышла встречать их.

— Я хочу отвезти Колина в больницу. Слоун арестован.

— Слава Богу! — воскликнула Надин. Позвони мне, когда передашь его в руки врачей.

— Но это же глупо, — пробормотал Колин, с трудом шевеля разбитыми губами. Затем он откинул голову на спинку сиденья и закрыл глаза.

Кэтрин снова развернула пикап и направилась в город. Вертолет уже давно скрылся из виду.

— Ну вот, все и кончено, — с трудом произнес Колин, не открывая глаз. — На этот раз Слоуну не отвертеться, и я об этом позабочусь. Его политической карьере конец.

Только теперь Кэтрин вдруг поняла, что стала свободной, и с благодарностью взглянула на человека, сидевшего рядом с ней. Слоун больше не представляет угрозы и не стоит между ними. Она глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного утихомирить бурю эмоций, бушевавших в ее душе. С одной стороны, все было прекрасно — со Слоуном покончено. Но почему молчит Колин? Неужели он обдумывает тот момент, когда посадит их с Эмилией на самолет до Калифорнии и спокойно попрощается? Эта мысль причиняла ей сильнейшую душевную боль, которая оказалась гораздо сильнее, чем боль от пощечин Слоуна. Самое страшное состояло в том, что душевная боль длится гораздо дольше физической, — и она это знала.

Колин продолжал молчать, и с каждой минутой Кэтрин все больше мрачнела. Неужели все так и закончится — и это в тот момент, когда она уже начала надеяться на лучшее? Она быстро взглянула на Колина. Щеки и висок окровавлены, губы разбиты, волосы в пыли. Она вспомнила их драку со Слоуном и подумала о том, что Колин показал себя отважным и яростным бойцом.

— Он тебя бил? — спросил Колин.

— Со мной все в порядке.

— Повернись другой щекой и дай посмотреть.

На шоссе никого не было, поэтому Кэтрин послушно повертела головой, после чего вновь устремила все свое внимание на дорогу.

— Как бы мне хотелось дать ему еще разок...

— Ты и так его достаточно избил... Впрочем, как и он тебя, — содрогнулась она, вспомнив ужасную схватку. — Вы дрались без правил, как дикие звери.

— Какие могут быть правила, если мы старались прикончить друг друга.

Кэтрин с ужасом оглянулась на него. Каким нежным он может быть с ней и каким жестоким — с врагами!

Они приехали в больницу, и Кэтрин передала Колина в руки врачей. Но сначала он настоял на том, чтобы они осмотрели ее челюсть. В итоге она получила пакет со льдом и осталась в комнате ожидания, а его повезли на рентген. После этого наложили фиксирующую повязку на грудную клетку и наложили швы на рассеченный висок. Из госпиталя они поехали в полицейский участок, чтобы запротоколировать показания.

В конце дня Кэтрин привезла Колина обратно домой. Когда они вошли в кухню, она сразу же увидела записку на столе:

«Дорогие Кэтрин и Колин! 

Приехал отец, мы взяли Эмилию и уехали к себе. Если все будет в порядке, мы хотели бы оставить ее у себя на всю ночь. Пусть опробует новую колыбель, которую Уилл для нее изготовил. Позвоните нам, когда приедете. 

С любовью, мама».

— Ты сможешь им позвонить? — спросила Кэтрин, прочитав записку вслух.

— Лучше ты, но для начала принеси мне пива.

— А как насчет хорошего бифштекса? Сегодня ты его честно заработал.

— Звучит заманчиво. — Он подошел к ней и положил руки на плечи. — А ведь я думал, что мне не удастся догнать вас снова. Это просто чудо, что я никуда не уехал.

— Я просила твою мать не звонить тебе.

— Знаю, но она поступила по-своему и, согласись, заслуживает за это благодарности.

— Разумеется, — кивнула Кэтрин и слегка улыбнулась. — Как жаль, что на тебе места живого нет — тебя даже поцеловать нельзя!

— А ты попробуй, — предложил он.

Через час они поужинали, а затем Колин продемонстрировал ей на полу у камина, что такой мужчина, как он, даже со сломанными ребрами способен творить чудеса.


На следующее утро Кэтрин отчетливо поняла: нет больше причин для того, чтобы продлевать агонию расставания. Колин уже все для себя мог решить, и если до сих пор не сделал ей предложения, то надо просто уезжать — и чем скорее, тем лучше.

Она встала еще до восхода солнца, надела джинсы, голубую рубашку и пошла искать Колина. Он сидел за кухонным столом и при виде ее сразу встал.

— А я думал, что сумел выйти из спальни, не разбудив тебя.

— Я больше не хочу спать. Сейчас я пойду в душ, а затем начну собираться.

В его глазах что-то блеснуло, но он сдержался и лишь кивнул.

— Чего хочешь — сока или кофе?

— Сока, — сухо ответила она, вспомнив, как осторожно и упоенно они вчера занимались любовью, стараясь не повредить его сломанные ребра. Волосы Колина были связаны кожаной лентой, открывая лицо, на котором повсюду темнели синяки. И все равно, даже таким им нельзя было не восхищаться!

Повернув голову, он заметил ее изучающий взгляд, но ничего не сказал. Внезапно он поставил кувшин на стол, подошел к Кэтрин и обнял ее за талию. Они страстно поцеловались, но затем она вырвалась. По выражению его глаз нельзя было понять, о чем он думает, и все же она чувствовала, что в его душе происходит какая-то борьба. Ну почему он так упорно противится зову своего сердца?

Кэтрин села за стол и принялась завтракать, едва сдерживая слезы. Она любила этого дикого и странного человека с каменным сердцем! Вымыв посуду, она направилась к телефону. Заказав билет до Сан-Франциско на полдень сегодняшнего дня, она повернулась к Колину, который молча и сумрачно следил за ней.

— Я нашла подходящий рейс, — объявила она. — В десять минут первого, из Оклахома-Сити, с остановкой в Финиксе.

— Но зачем, ведь теперь тебе ничто не угрожает? — Он снова подошел и обнял ее. — О Боже, как же я боюсь тебя потерять!

Он увлек ее на кровать, и они еще целый час — мучительно-сладостный час! — занимались любовью. В момент самых яростных содроганий, когда они действовали в унисон, становясь единым целым, она теряла контроль над собой и выкрикивала откровенные признания:

— Колин, я люблю тебя и всегда буду любить!

Кэтрин словно попала в какой-то порочный круг — отдавала ему свое сердце и при этом теряла его навеки. В момент оргазма она яростно прижималась к нему, пытаясь соединиться с ним как можно теснее...

— Я буду скучать по тебе, — была его первая фраза, когда они успокоились. Но ведь она-то ждала от него совсем других слов!

Ну, скажи, скажи мне, чтобы я осталась! — мысленно умоляла она, поглаживая его голову и спину. Скажи это, Колин!

По он промолчал, и ей не оставалось ничего другого, как встать с постели и отправиться в душ.


В девять утра они заехали к его родителям, взяли Эмилию и попрощались.

По дороге в аэропорт Кэтрин впала в какое-то оцепенение. Она просто не знала, о чем еще говорить. Она безумно любит этого человека — и теряет его навсегда. А он упорно не хочет признаться ей в своих чувствах, хотя сжимает руль с такой силой, что белеют костяшки разбитых во вчерашней драке пальцев, да молча играет желваками. Его темные глаза пылают каким-то дьявольским огнем. Кэтрин хотелось крикнуть ему в лицо: «Остановись и подумай о том, что мы делаем!» — но, поневоле заражаясь его упрямством, она только яростно кусала губы.

И вот они уже стоят возле стойки билетного контроля. Колин целует ее и прощается, берет на руки Эмилию и нежно прижимает к себе. Кэтрин видит, как по его темной щеке медленно ползет слеза, и изо всех сил пытается не расплакаться. Ну что за упрямый осел, почему он так мучает их обоих?

Колин с трудом выпускает девочку из объятий и передает ее Кэтрин. И вот она уже идет по коридору, направляясь к взлетной полосе. Распущенные рыжие волосы развеваются на ветру, а Эмилия прислонилась к плечу матери и смотрит назад, на него. Он хотел броситься за ними и вернуть — но не мог сделать ни шагу, словно прирос к месту. Еще минута — и они окончательно скроются из виду, а ему, с его разбитым сердцем, придется вернуться к проклятой пустоте.

— Сэр? Сотрудница аэропорта вопросительно смотрела на него, и Колин отвернулся, поспешно смахнув слезы. Последний раз он чувствовал себя таким разбитым два года назад, когда умерла Дана. Сейчас он мысленно проклинал все на свете. Ну почему так болит сердце, и зачем он так неосторожно влюбился в эту женщину и ее крошечную дочь? Задрав голову, он проследил затуманенным взором за их самолетом, взлетевшим в небо.

Ну вот и все — они навсегда улетели из его жизни... Ему вдруг захотелось что-нибудь разбить, сокрушить, опрокинуть, и он с трудом совладал с собой. На то, чтобы удержать Кэтрин, у него было целое утро — так почему же он этого не сделал? Больше всего на свете он боялся разбить свое сердце, и вот — «за что боролся, на то и напоролся». Ведь он сам нанес себе самый болезненный удар, позволив им улететь!

Самолет уже скрылся из виду, небо опустело. Колин сунул руки в карманы и медленно пошел прочь. Сев за руль машины, он выехал с автостоянки, продолжая непрерывно думать о том, что всего несколько минут назад совершил величайшую ошибку в своей жизни.

Резко затормозив, он с силой стукнул себя по лбу и даже застонал от боли.

— Какой же я болван, что позволил им улететь!



Глава одиннадцатая



Самолет набрал скорость и взмыл и голубое небо. Яркое полуденное солнце заливало окна иллюминаторов. Кэтрин непрерывно вытирала глаза и укачивала Эмилию, которая вела себя очень беспокойно, словно ей передавались переживания матери.

Наконец, немного придя в себя, Кэтрин пересадила ее в дорожную колыбельку и пристегнула к соседнему сиденью. Вздохнув, она посмотрела в иллюминатор. Весенний пейзаж, скоро лето, Колин целыми днями будет работать на ранчо и постепенно начнет ее забывать.

Но как ей забыть его? Она не представляла себе жизни без этого человека. А каким чудесным отцом он был бы для Эмилии! Ведь он же любит их обеих, иначе почему плакал при расставании? А с каким отчаянием он целовал ее утром, когда они в последний раз занимались любовью!

Кэтрин не смогла удержаться, и из глаз ее снова брызнули слезы. Как бы ей хотелось сейчас увидеть его, потрясти за плечи и спросить: «Что же ты наделал?»

Глядя в окно на проплывавший внизу пейзаж, она предельно остро сознавала, что с каждой минутой удаляется все дальше от Колина. И все потому, что этот человек, столь отважный в драке, испугался душевных мук, которые она когда-нибудь смогла бы ему причинить! Как будто расставание в аэропорту оказалось безболезненным для них обоих!

Но ведь он любит ее и продемонстрировал это всеми возможными способами, порой даже рискуя жизнью! Так зачем же она убежала от него?

Наклонившись, она погладила дочь и прошептала — не столько ей, сколько себе:

— Ну, ничего, возможно, мы еще с ним встретимся. Ведь он же нас любит, и мы с тобой знаем об этом. Да и его родители тоже к нам привязались...

Она взглянула на часы. Целый час она проведет в Финиксе, дожидаясь самолета до Сан-Франциско. Возможно, этот час станет решающим в ее жизни. Зачем ей лететь в Калифорнию, если ее сердце осталось в Оклахоме? Зачем убегать от человека, который плакал, прощаясь с ней? Она разговаривала с дочерью до тех пор, пока не почувствовала, что в ее душе созрело твердое решение.

И вот наконец на горизонте показался аэропорт Финикса, и самолет пошел на посадку. Едва выйдя из салона, Кэтрин зажмурилась от яркого солнца, а когда открыла глаза, увидела многочисленные пальмы, шевелившие своими кронами под напором горячего южного ветра.

Едва войдя в здание аэропорта, она тотчас устремилась к билетной стойке.

Как скоро я смогу вылететь в Оклахому?



Глава двенадцатая



На следующий день, в час пополудни, самолет Кэтрин приземлился в аэропорту Оклахома- Сити. Оказавшись в здании аэропорта, она немедленно отправилась в бюро проката автомобилей.

Еще через час она уже подъезжала к дому Уилла Уайтфитера. Услышав шум мотора, Надин вышла на крыльцо, одетая в джинсы и майку. Увидев Кэтрин, она спустилась по ступенькам и пошла навстречу.

— Ты вернулась? — радостно спросила она. — А Колин с тобой?

— Нет. Можно мне на некоторое время оставить у тебя Эмилию? Я решила вернуться и еще раз поговорить с Колином.

Надин испытующе взглянула на Кэтрин, которая поспешно отвела глаза. И вдруг старая индианка улыбнулась и обняла ее.

— Я так рада. Ты нужна ему.

— Возможно, хотя я не уверена, что он сам знает об этом, — криво усмехнулась Кэтрин.

Надин открыла дверцу и протянула руки навстречу Эмилии.

— Где моя чудная малышка? Ну, иди же скорее к своей бабушке. — Она отстегнула ремень безопасности и достала Эмилию. — Она пробудет у меня, пока ты сама не захочешь ее забрать. Завтра, на следующей неделе — когда хочешь. Но постарайся не отступать, пока не убедишь моего сына прекратить делать глупости.

Кэтрин засмеялась и принялась доставать из машины вещи дочери. Затем она внесла их в дом и повернулась к Надин.

— Так, значит, ты уверена в его чувствах ко мне?

— Езжай скорее. Находясь здесь, ты понапрасну тратишь время.

— Спасибо. Возможно, я очень скоро вернусь.

— Я так не думаю, — возразила Надин, целуя Эмилию в затылок. — А вот мы проведем сегодня чудесный денек, не так ли?

Кэтрин выскочила из дома и устремилась к машине. С каждой милей ее напряжение росло. Теперь ее пугало все, даже самые незначительные затруднения. А вдруг его не окажется на месте? А вдруг он уехал, и никто не знает куда? И самое страшное — а вдруг он не захочет с ней разговаривать?

Она подъехала к дому, взбежала на крыльцо, постучала в дверь. Когда никто не ответил, она вернулась в машину, медленно проехала мимо гаража, а затем направилась в сторону конюшни. Колин был там. Одетый в старые джинсы и выгоревшую на солнце майку, он разматывал длинный моток проволоки. Услышав шум мотора, он поднял голову и оцепенел.

У Кэтрин бешено колотилось сердце, и отчаянно потели ладони. Краска залила ей лицо, и она ощущала себя последней дурой, потому что никак не могла решить: это самый лучший момент в ее жизни или самый худший? И тут ей пришла в голову спасительная мысль. Подкатив прямо к Колину, она наклонилась и распахнула дверцу.

— Давай садись. Пришло мое время спасать тебя от преследования.

— Но меня никто не преследует!

— А одиночество?

Колин сдвинул шляпу на затылок, уронил проволоку на землю и приблизился к машине. Положив руки на дверцу, он наклонился и заглянул внутрь.

— Что ты здесь делаешь?

— Какое-то время назад я воспользовалась твоим предложением о помощи и защите. Настало время отдавать долги. Садись в машину. Я никогда от тебя не уйду, Колин, так и знай! Я не могу жить без тебя.

Ожидая его ответа и пристально глядя в его темные глаза, она затаила дыхание. Внезапно он выпрямился и обошел вокруг машины. На какой-то момент ей даже показалось, что он собирается послать ее туда, откуда она приехала. В этом случае она или застрелится, или умрет от разрыва сердца! Колин открыл дверцу с ее стороны.

— Выходи.

Ничего не понимая, она послушно вылезла наружу. Он обнял ее за талию.

— Пойдем.

Они обогнули угол конюшни и вошли внутрь. Выпустив ее из объятий, он закрыл дверь.

— Зачем? — изумилась Кэтрин.

Колин приблизился к ней, подхватил ее на руки и понес в пустое стойло.

— Что ты делаешь?

— Хочу воспользоваться твоим предложением и получить долги, — невозмутимо ответил он.

— В конюшне? Но сюда могут войти...

— Не волнуйся, я запер двери.

Он поставил ее на ноги и принялся целовать, прижимая к себе. Ее затопила волна радости и удовольствия, она сразу почувствовала себя легко и уверенно. Он хочет, чтобы она осталась!

Тем временем пальцы и губы Колина работали с привычной ловкостью и сноровкой. Он расстегнул и снял с нее рубашку, сбросил бюстгальтер и, наклонив голову, принялся поочередно целовать крупные розовые соски. Она сняла с него шляпу и запустила руки в его жесткие волосы.

Кровь прилила к вискам, сердце стучало тяжелым молотом, и теперь Колин сознавал только одно — она здесь, она вернулась! Отныне он твердо знал, чего хочет. Последние барьеры между ними рассыпались в прах. Ради такой женщины, как Кэтрин, можно рискнуть жизнью, душевными муками — да всем чем угодно. И ему обязательно нужно сказать ей об этом, но не сейчас... позже. Сейчас его охватила неистовая жажда обладания — сначала любовь, а разговоры потом!

Однако Кэтрин думала иначе. Стоило ему начать расстегивать ее джинсы, как она схватила его за руки.

— Я вернулась потому, что у меня на это была своя причина.

— Я знаю, — пробормотал он, зажимая ей рот поцелуем.

Она жадно отвечала, чувствуя, как его руки продолжают раздевать ее, и понимая, что занятия любовью отнюдь не решат главной проблемы...

Он не стал раздевать ее до конца, а лишь стянул с нее джинсы до колен и повернул к себе спиной. Она поняла его намерение, томно вздохнула и наклонилась вперед, упершись руками в какую- то деревянную перекладину. Он был могучий, дикий и сильный, как жеребец. Да и она, задыхаясь от страсти и вдыхая запахи конюшни и свежего сена, чувствовала себя ему под стать. Он вошел в нее с такой неистовой силой, что она громко вскрикнула и резко дернулась. Они стонали, содрогались от самой неистовой, бешеной и дикой страсти, которая походила на безумие, но при этом была мудрее всего на свете.

Кэтрин вдруг поняла, что вернулась домой и уже никогда добровольно отсюда не уедет. И теперь она громко кричала и стонала, дав волю чувствам, да и он не уставал повторять:

— Кэтрин, любимая...

Наконец они успокоились и, умиротворенные, повалились на охапку сена. Теперь настало время поговорить спокойно.

— Колин, я не могла уехать и забыть обо всем, что между нами было...

— Я понимаю, любовь моя. Выходи за меня замуж.

— Ты такой замечательный человек... — До нее вдруг дошел смысл сказанного, и она порывисто обернулась.

— Выходи за меня замуж, Кэт, — взволнованно повторил он. — Я больше никуда тебя не отпущу.

На какое-то мгновение у нее перестало биться сердце.

— Ты действительно хочешь жениться на мне?

— Странный вопрос, — нахмурился он. А зачем же ты тогда вернулась?

— Чтобы выйти за тебя замуж!

— Вот то-то и оно! Довольно нам ходить по кругу. Я сделал тебе предложение и теперь жду ответа.

— Да! — выдохнула она. — Но разве ты больше не боишься риска в любви?

— Мне кажется, я полюбил тебя в ту ночь, когда ты родила Эмилию.

— А я, когда открыла дверцу твоего пикапа, надеялась на торжественное признание в любви и предложение руки и сердца, но никак не ожидала, что придется кувыркаться в соломе... Она такая колючая! — фыркнула Кэтрин.

Он тоже засмеялся и поцеловал ее в подбородок.

— Этим утром я заказал билет на самолет до Сан-Франциско. Угадай, к кому я собирался лететь?

— В самом деле? — не поверила она, обвивая руками его сильную шею. — Мне так приятно это слышать. Теперь я действительно верю, что ты сам решил на мне жениться, а не я тяну тебя на аркане под венец.

— Нет, ты действительно это делаешь, хотя для заключения брака это не самый подходящий способ. Обольщение гораздо приятнее.

После этих слов они снова поцеловались.

— Я люблю тебя, Колин, — отстраняясь, торжественно произнесла она. — И моя любовь — навсегда.

— И я уже давно тебя люблю, Кэт. Мне просто надо было избавиться от своих страхов и опасений.

— Я помогу тебе в этом так же, как ты помог мне избавиться от моих страхов. Это произошло именно в ту ночь, когда родилась Эмилия.

— Давай поженимся как можно быстрее, а затем совершим небольшое свадебное путешествие. Эмилия пока побудет у моих стариков. Я догадываюсь, что ты уже заезжала к ним и оставила ее там.

— Верно. И твоя мать сказала, что она будет оставаться у них так долго, как я сама этого захочу. Однако я не собираюсь больше валяться на этом сене...

— А почему бы и нет? — пробормотал он, привлекая ее к себе и осыпая поцелуями. И вновь их с головой накрыла волна страсти, и весь окружающий мир сузился до пространства между разгоряченными телами, упоенно прижимающимися друг к другу.

— Слава Богу, что ты вернулась, — пробормотал он, когда они снова обрели способность говорить. — Я услышал звук мотора, посмотрел вокруг и не поверил своим глазам. Я так сильно по тебе соскучился, что в тот момент подумал, будто у меня начались галлюцинации.

— Я хочу услышать еще раз, как сильно ты по мне скучал!

— Ты такая невероятная женщина, что мне хочется тебя постоянно, каждый день и каждую минуту, хочется до безумия, до самозабвения. И заметь, сегодня я не настаивал на средствах предохранения!

— Я это заметила. Ну что ж, в один прекрасный день мы подарим Эмилии сестричку или братишку, но сейчас давай вернемся к тому, как сильно ты обо мне скучал.

— Это было что-то невыносимое! Я люблю тебя и Эмилию всем сердцем, и мне никак не следовало вас отпускать. Я думал о вас каждую минуту, я хотел сразу после расставания броситься за вами в погоню. Это был какой-то ад!

— О, Колин, — только и вздохнула она, отгоняя последние сомнения.

Ее руки обвились вокруг его шеи, грудь прижалась к груди. Ей выпало счастье завоевать любовь этого необыкновенною человека, и скоро они станут семьей. Улыбаясь, она приблизила свое лицо к его.

— Колин, любовь моя...

Теперь она наконец-то была дома!





home | my bookshelf | | Великолепный любовник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу