Book: Самая смелая фантазия



Самая смелая фантазия

Сара Орвиг

Самая смелая фантазия

Купить книгу "Самая смелая фантазия" Орвиг Сара

The Rancher's Nanny Bargain ©2017 by Sara Orwig

«Самая смелая фантазия» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterpriseslimited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

***

Глава 1

Кейд Каллахан сидел в своем кабинете на ранчо и просматривал почту, но буквы расплывались у него перед глазами.

Его не покидали мысли о гибели младшего брата и его жены. Кейд то и дело прокручивал в голове картинку ужасной аварии, которая случилась в конце июня, когда в машину брата врезался пьяный водитель. Нейт, как и виновник трагедии, погиб на месте, а Лидия скончалась по дороге в больницу.

И теперь Кейд стал единственным опекуном своей шестимесячной племянницы Амелии.

Холодок прошел у него по спине, когда он в очередной раз подумал об огромной ответственности, которая легла на его плечи. Кейд совсем не знал, что делать с маленькими детьми.

Вот почему он нуждался в помощи Эйрин Дорси, которая должна была появиться в его доме с минуты на минуту.

Неделю назад за обедом он пожаловался своему лучшему другу Люку Дорси, что не может найти подходящую няню, несмотря на огромное количество просмотренных кандидатур. И Люк очень удивил Кейда, порекомендовав ему свою сестру.

Кейд помнил младшую сестру друга робкой, веснушчатой и рыжеволосой худышкой, которая все время держалась в тени, избегая компании Люка и его друзей. Кейд обменялся с ней пару раз приветствиями, а потом она совсем исчезла из поля его зрения. Эйрин была на несколько лет младше, возможно, сейчас ей было около двадцати одного года.

Когда Кейд заметил, что помнит ее очень тихой девочкой, глаза Люка весело блеснули.

– Ну, сейчас она далеко не такая тихая и давно уже выросла, – ответил его друг. – Эйрин очень энергичная и жизнерадостная, любит детей, а дети любят ее. Поверь мне, она здорово управляется с ними.

– Она работает инженером-экологом, как и ты?

– Не-а. – Люк озвучил послужной список сестры. Оказалось, что Эйрин получила степень бакалавра в области социальных служб и в свое время руководила яслями при церкви. – Правда, она не сможет работать у тебя постоянно. В январе она возвращается в Техасский университет, чтобы продолжить учебу. Эйрин решила пропустить один семестр, чтобы заработать денег. Я предложил ей оплатить учебу, но она отказалась, – улыбнулся Люк. – Моя сестра – очень независимая особа и все делает по-своему. Если честно, я могу ее понять. У нас достаточно большая семья, и ее самостоятельность очень поможет маме и папе. И мне тоже пришлось пробиваться самому. Тебе повезло больше. Твой отец пристроил всех своих сыновей в дело.

– Всех, кроме Блейка. И давай не будем о моих родителях. Мама с самого начала дала понять, что не собирается заниматься Амелией, и улетела с друзьями в Европу. И какого черта мой отец наделал столько детей… В любом случае сейчас август, и мне не станет легче от того, что я найму няню на пару месяцев, чтобы потом заниматься поисками новой, – бросил Кейд, вгрызаясь в сочное ребрышко, покрытое темно-красным соусом для барбекю.

– Прежде чем отказываться, подумай хорошенечко, – ответил Люк. – Если ты наймешь Эйрин, у тебя появится время найти по-настоящему хорошую няню. Сестра могла бы помочь тебе подыскать себе достойную замену и подучить ее.

– У них у всех отличные рекомендации, – вздохнул Кейд. – Мне не по себе при мысли, что придется отдать нашу крошку в чужие руки, но нужно решать этот вопрос. И как можно быстрее. Пока о ребенке заботятся бабушка и моя кухарка, но бабушка не больше моего знает, что делать с младенцами, а Мейзи занимается готовкой, поэтому не может уделять Амелии все свое время. Еще нам иногда помогает Сиерра, жена Блейка.

– Возьми на работу Эйрин, и тебе не придется иметь дела с чужим человеком. Я бы не рекомендовал сестру некоторым из своих друзей, – добавил Люк, – но я знаю, что могу спокойно уехать из страны и быть уверенным, что ты не станешь приставать к ней.

«Да и аминь», – хотелось ответить Кейду, но он промолчал.

– Ты не станешь увиваться за ней, потому что она не из тех, кто тебе нравится. Эйрин серьезно смотрит на жизнь, а ты у нас беззаботный парень, который не привык связывать себя долговременными отношениями. В прошлом году сестра была буквально раздавлена, когда ее парень разорвал их помолвку и женился на другой. С тех пор она ни с кем не встречалась.

Кейд удивился, что Эйрин была с кем-то помолвлена, но промолчал. Он по-прежнему думал о сестре Люка, как о неприметной девчушке, дрейфовавшей на заднем плане жизни своего брата.

– И скажу тебе еще кое-что… Когда Эйрин была помолвлена, она забеременела, но случился выкидыш, и ее парень разорвал помолвку. Врачи сказали, что у нее могут быть дети, но существует высокий риск повторного выкидыша. Узнав об этом, бывший жених Эйрин заявил, что ему нужно знать наверняка, что он женится на женщине, которая сможет родить ему детей.

– Вот черт. Похоже, он не сильно ее любил.

– Я тоже так считаю. Этот парень разбил ей сердце. Эйрин тяжело переживала этот разрыв. Сестра всегда мечтала о семье и детях, к тому же она любила своего жениха. А теперь малышка Эйрин не доверяет мужчинам. В общем, она стала очень ранимой. Кейд, я знаю, что могу положиться на тебя, и уверен, что ты не причинишь ей еще больше страданий.

– Если она будет работать на меня, некоторые из моих работников могут пригласить ее на свидание, но тут ей придется разбираться самой.

– Уверен, она справится с ними. А я больше не буду переживать из-за твоей проблемы с поисками няни.

– Ты говоришь так, будто я уже согласился взять ее.

– Пригласи на собеседование еще несколько нянь, а потом позвони Эйрин.

– Жаль, что ты не предлагаешь собственную кандидатуру.

Люк рассмеялся в ответ, а потом снова посерьезнел.

– Послушай, Кейд, у нее выдался непростой год, и мне бы хотелось, чтобы она понянчилась с каким-нибудь ребенком и вернулась к нормальной жизни. Послушай моего совета. Перестань беспокоиться и найми человека, который тебе подходит.

– Я подумаю, – улыбнулся в ответ Кейд.


Следующие два дня Кейд проводил собеседования с нянями из различных агентств, а потом все-таки позвонил Эйрин.

Он не смог выбросить из головы образ замкнутого и худощавого подростка и ожидал, что его разговор с ней будет таким же коротким, как когда-то. Он очень удивился, обнаружив, что сестра Люка изменилась и стала общительной и уверенной в себе девушкой. Она вежливо отказала ему, поблагодарив за предложение, и сказала, что предпочитает оставаться на своей высокооплачиваемой должности секретаря, пока не придет время возвращаться в университет.

Но Кейд не собирался отступать. Используя всю свою силу убеждения, он уговорил Эйрин прийти на собеседование, а потом уже принимать решение.

И теперь Кейд сидел в своем кабинете и посматривал на часы.

До начала собеседования оставалось четыре минуты, когда в дверь постучали.

– Пришла мисс Дорси, – доложил дворецкий.

Кейд мысленно улыбнулся. Эйрин Дорси была такой же пунктуальной, как Мэри Поппинс.

– Спасибо, Гарольд. Скажи ей, пусть войдет.

Гарольд вышел из кабинета, и через несколько секунд туда вошла Эйрин.

Кейд тут же забыл о собеседовании. Он сидел и, не мигая, смотрел на высокую, длинноногую нимфу, появившуюся в комнате. Лицо девушки обрамляли рыжие кудри с выгоревшими прядками, а ее зеленые глаза были очерчены длинными густыми ресницами. Эйрин надела обычный деловой костюм темно-синего цвета и белую блузку с треугольным вырезом, но он смотрелся совсем не по-деловому. Короткая юбка открывала длинные, стройные ноги, а узкий поясок подчеркивал тоненькую талию. Кейд ни за что и никогда бы не узнал в этой красавице младшую сестру Люка.

Он какое-то время потрясенно смотрел на Эйрин, а потом спохватился. Кейд быстро поднялся из-за стола и, подойдя к девушке, протянул ей руку. Когда его пальцы коснулись ее мягкой ладони, его словно током пронзило.

– Ты заметно подросла с тех пор, как мы виделись в последний раз, – заметил он.

Эйрин улыбнулась, и на ее правой щеке появилась ямочка. Кейд не помнил, чтобы у нее была ямочка, но он также не помнил, чтобы она улыбалась. Хотя в то время он вообще не обращал никакого внимания на сестру друга. А теперь ему вдруг стало жарко от ее ослепительной, с ямочкой улыбки. У Кейда промелькнула мысль, что он не сможет взять мисс Дорси к себе на работу, потому что ему обязательно захочется пофлиртовать с ней или поцеловать этот чувственный рот. Он тряхнул головой и прогнал эту мысль прочь.

– Пожалуйста, присаживайся, – пригласил Кейд и сел в одно из кожаных кресел напротив Эйрин.

Еще до встречи с ней Кейд решил, что возьмет ее на работу, потому что она была в какой-то мере своим человеком. Но что еще важнее, он знал, какие ценности были у семейства Дорси, и считал их идеальными. Кейд хотел, чтобы его маленькая племянница росла среди людей, которые будут оказывать всяческую поддержку и заботиться друг о друге. Люк получал от своего отца дружбу и наставничество, а Кейд от своего только финансовую поддержку. Да, Эйрин как нельзя лучше подходила на роль няни малышки Амелии. Только бы не обращать внимания на ее сногсшибательную внешность.

– Да уж, давненько мы не виделись, – с улыбкой повторил он.

Эйрин улыбнулась в ответ:

– Я удивлена, что ты вообще помнишь меня. Я пыталась не путаться у Люка под ногами, когда приходили его одноклассники, потому что эти высокие и шумные парни внушали мне страх.

Что ж, с тех пор она очень изменилась и стала шикарной и уверенной в себе женщиной. Кейду хотелось, чтобы его племянница выросла именно такой. Подумав про Амелию, его охватила знакомая боль, которая появлялась, стоило ему подумать о ее родителях. Кейд скучал по брату и всегда будет скучать. Малышке Амелии следовало расти под крылышком у Нейта и Лидии, а не под присмотром дяди и няни.

Эйрин словно прочитала его мысли, и ее улыбка тут же исчезла.

– Я сожалею о том, что случилось с твоим братом и его женой.

– Это было ужасно. Пьяный водитель врезался в их машину и тоже погиб. Три жизни загублены, – тяжело вздохнул Кейд.

– По крайней мере, с ними не было ребенка, и как хорошо, что ты будешь ее опекуном.

– Я не ожидал, что на меня свалится такая огромная ответственность. Знаешь, когда Нейт составлял их с Лидией завещание, он спросил меня, буду ли я в случае чего опекуном Амелии, но я подумал, что такая возможность равна нулю. – Кейд вспомнил, каким потрясением стала для него гибель брата и его жены и какой благоговейный страх охватил его, когда он осознал, что ответственность за Амелию ложится целиком на его плечи. – Я совсем ничего не знаю о маленьких детях.

– Люк сказал, что твоей племяннице шесть месяцев.

– Ага, – кивнул Кейд. – Он говорил, что у тебя есть опыт по уходу за малышами. Я…

– Кейд, давай начистоту, – перебила его Эйрин. – Как бы мне ни нравилось твое предложение, я откажусь от этой работы. Я пришла, только чтобы сделать приятное брату, но я не собираюсь бросать свою подработку в должности секретаря. – Она улыбнулась и покачала головой. – Извини, но тут ничего не поделаешь. Мы можем сказать Люку, что не смогли договориться.

– Не надо так торопиться. Давай обсудим все как следует, – сказал Кейд, не сумев удержаться от быстрого взгляда на ее скрещенные длинные ноги. И как застенчивый и не блистающий красотой ребенок мог превратиться в такую роскошную рыжеволосую нимфу? – Для начала я предлагаю тебе познакомиться с ребенком, а потом поговорим.

– Мне кажется, в этом нет никакой необходимости, потому что я не могу согласиться на эту работу.

– Но она подойдет тебе. Ты ведь выбрала профессию по работе с детьми, – напомнил Кейд. – Твой брат спросит о том, как прошло наше собеседование, и ему доставит удовольствие, если ты хотя бы выслушаешь, что я тебе предлагаю. К тому же, – улыбнулся он, – не думаю, что знакомство с ребенком займет у тебя много времени.

Ее глаза на секунду вспыхнули, и Кейду снова на миг захотелось забыть о Люке и собеседовании и просто наслаждаться обществом красивой женщины, сидевшей напротив. Но потом Эйрин моргнула, отвела взгляд, и чары тут же развеялись, но Кейд еще долго не мог унять внутреннее волнение.

– Наверное, ты прав, – кивнула Эйрин. – Ладно, я познакомлюсь с Амелией, а потом поговорим.

Подавив улыбку триумфатора, Кейд поднялся с места.

– Мы пойдем в комнату Амелии, которую пока сложно назвать детской. У нас было не так много времени, чтобы подготовить все как следует. С малышкой сейчас моя бабушка.

Эйрин тоже поднялась, и он заметил, что в туфлях на каблуках она выше большинства знакомых ему женщин. Кейд уловил слабый, но от этого не менее волнующий запах экзотических духов. Он пропустил Эйрин вперед, и она, вежливо поблагодарив, прошла мимо него.

Кейд не сдержался и провел взглядом вниз по ее спине, остановившись на ее бедрах. Эйрин слегка покачивала ими, чем приводила его в дикий восторг.

Когда они вошли в детскую, его бабушка стояла посреди комнаты с Амелией на руках. С выбившимися из прически седыми прядками и торчащей из пояса брюк блузкой цвета лаванды она выглядела слегка растрепанной. Кейд подумал, что нужно во что бы то ни стало уговорить Эйрин принять его предложение, потому что его бабуля явно нуждалась в отдыхе.

– Амелия не всегда просыпается после дневного сна бодрой и жизнерадостной, – заметила Марго Уэйкли.

– Я возьму ее, – предложил Кейд, и бабушка тут же вручила ему ребенка. Он начал тихо успокаивать и поглаживать девочку по спинке, глядя в ее полные слез синие глазки. Он мягко поцеловал ее в лобик, а потом перевел взгляд на женщин.

– Бабуля, это младшая сестра Люка, Эйрин Дорси. Эйрин, это моя бабушка Марго Уэйкли, – представил он женщин друг другу, продолжая поглаживать спинку Амелии.

– Миссис Уэйкли, примите мои соболезнования, – тихо сказала Эйрин.

– Спасибо. Тяжелее всего приходится нашей крошке.

– Обычно она такая жизнерадостная, – пожал плечами Кейд, глядя на неунимавшуюся девочку. – Наверное, я выбрал не самое удачное время для знакомства.

– Можно я возьму ее? – Эйрин забрала малышку у Кейда и прошлась несколько раз по комнате. Не прошло и минуты, как Амелия затихла.

– Люк говорил правду, – заметил Кейд, глядя, с какой легкостью сестра его друга управляется с ребенком. – У тебя прекрасно получается ладить с детьми.

– У меня есть младшие братья и сестры, и я с детства окружена малышами. Но не надо заблуждаться на мой счет. Иногда дети плачут и у меня тоже, хотя не очень долго. Может быть, потому, что я веду себя расслабленно с ними. Я ведь присматривала не только за своими братьями и сестрами. Мне приходилось нянчиться и с другими детьми. А еще я помогала в яслях при церкви. – Эйрин посмотрела на Амелию и тепло улыбнулась. – Ты прав: она само очарование.

Амелия что-то залепетала и потянула Эйрин за лацкан пиджака.

Эйрин подхватила розовую погремушку, лежавшую среди игрушек на столике, и девочка тут же сжала ее своей пухленькой ручкой.

– Ты ей понравилась, – с улыбкой заметила Марго. – Эйрин, я помню тебя совсем еще ребенком. Кажется, ты намного моложе Люка и Кейда.

– На восемь лет, – ответила Эйрин, и Кейд удивился, потому что она оказалась старше, чем он думал.

– А теперь ты выросла и стала настоящей красавицей, – добавила Марго.

Эйрин улыбнулась, и на ее щеке снова заиграла ямочка, которая приводила Кейда в неописуемый восторг.

– Спасибо, миссис Уэйкли. – Эйрин перевела взгляд на Амелию, которая гремела своей погремушкой. – Вы только посмотрите на эти синие глазки. Какая красивая маленькая девочка.

– Не могу не согласиться, – улыбнулась Марго и кивнула Кейду, словно одобряя его выбор.

Пока Эйрин смотрела на Амелию, Кейд смотрел на нее саму и думал о том, что ему никак нельзя флиртовать с ней и целовать эти пухлые губы, которыми она нежно касалась щечки Амелии. Неделю назад, разговаривая с Люком, он решительно отвергнул возможную связь с ней, а теперь понимал, что, наверное, никогда в жизни так сильно не заблуждался.

– Бабуля, нам придется вернуть тебе Амелию, потому что у Эйрин мало времени.

– Спасибо, что успокоила нашу малышку, – поблагодарила Марго, забирая ребенка. – Ты ей очень понравилась.

– Она очень милый ребенок, – снова улыбнулась Эйрин.

– Амелия очень похожа на своего отца и чем-то на своего дядю, – сказала Марго.

– Бабуль, я скоро вернусь. Если понадобится помощь, зови Мейзи. – Кейд договорился со своей кухаркой, что она будет на подхвате.



– Я так и делаю, – ответила Марго.

– Амелия спит всю ночь, – сказал Кейд, когда они с Эйрин вышли в коридор, – но бабушке все равно тяжело справляться с ней. Я стараюсь помогать по мере возможности и приглядываю за малышкой по вечерам, но из-за работы я иногда не могу приезжать на ранчо. Мне нужно как можно скорее найти няню. Я ничего не смыслю в этом деле, а бабушка успела все забыть, – не стал юлить Кейд.

– Ты быстро научишься.

– Пока мне не по себе. Когда Амелия плачет, мне кажется, что я подвожу и ее, и Нейта с Лидией.

– Кейд, расслабься. Здесь на ранчо ты управляешься с вещами намного более сложными. А она всего лишь маленькая девочка.

– Но я на самом деле ничего не знаю о детях. В особенности о маленьких девочках. – Он закатил глаза и издал стон. – Представить не могу, что я буду делать, когда она станет подростком.

Эйрин тихо рассмеялась.

– До этого придется подождать еще несколько лет, так что не стоит волноваться по этому поводу. Ты быстро привыкнешь к Амелии. – Эйрин сделала паузу, а потом серьезно посмотрела на Кейда. – Мне жаль, но я не смогу принять твое предложение. Мне очень понравилась твоя племянница, но мне будет слишком тяжело жить на ранчо и мотаться туда-сюда домой в Даллас каждый день. К тому же я получаю приличную зарплату на моем теперешнем месте. Так что извини, и желаю тебе удачи.

Кейд посмотрел в ее бездонные зеленые глаза, которые точно не скоро забудет, и решил действовать.

– По крайней мере, сначала выслушай, что я хочу предложить тебе.

И он, и Амелия нуждались в Эйрин. Но в то же время Кейд с самого начала их встречи понимал, что ему будет непросто справляться с влечением к ней. Но он надеялся, что у него получится держать себя в руках. К тому же ему придется потерпеть всего пару месяцев.

– Пойдем. – Кейд повернул в сторону своего кабинета, и Эйрин последовала за ним. – Может, кто-то из твоих знакомых огорчится, что ты будешь проводить целую неделю на ранчо вдалеке от Далласа?

– Да нет, – ответила Эйрин. – Люк на этой неделе отправляется в Антарктику и будет оставаться там до конца года. А мама сейчас у сестры в Арканзасе… – Она запнулась, словно ей в голову пришла какая-то мысль. – Наверное, ты говорил не о моих родственниках. – Эйрин покачала головой. – Я сейчас ни с кем не встречаюсь.

– Что даже к лучшему в данный момент.

Они снова вошли в кабинет и опустились в кожаные кресла. Эйрин скрестила ноги и выжидательно посмотрела на Кейда.

Он положил локти на колени и придвинулся ближе.

– Я знаю, что ты способная и заслуживаешь доверия. И я знаю тебя и твою семью. Мне кажется, ты как нельзя лучше подходишь для этой работы.

– Спасибо за доверие, но…

– Понимаю, ты думаешь, что не заработаешь тут столько денег, как на своей работе секретарем. Давай посмотрим, что можно сделать. У тебя есть пять месяцев, включая декабрь, а потом ты уедешь в университет, так?

– У меня есть только половина декабря, потому что я хочу подготовиться к учебе и провести Рождество дома.

– Хорошо. Значит, всего четыре месяца и две недели. Если ты согласишься на эту работу, я заплачу тебе в четыре раза больше, чем тебе платят на твоей теперешней работе.

Эйрин потрясенно посмотрела на Кейда.

– Пока ты будешь жить здесь, можешь пользоваться одной из моих машин. Таким образом, тебе не придется возиться со своей машиной и покупать бензин. После первого месяца работы у тебя появятся выходные по субботам и воскресеньям, и ты получишь десять тысяч долларов в качестве поощрительной премии, если согласишься принять мое предложение. Я прошу тебя первый месяц поработать без выходных, потому что в доме никого не остается, кроме меня и Амелии, а я пока не могу справляться с ней в одиночку.

– Но… – Ее губы приоткрылись, и Кейд тут же подумал, каким на вкус мог быть ее поцелуй. Он до сих пор не мог прийти в себя от того, что тот же человек, которого он не удостаивал своего внимания пару лет назад, теперь приводил его в какое-то смятение и пробуждал фантазии о горячих поцелуях.

– То, что ты предлагаешь, просто невероятно, – прошептала Эйрин и продолжала смотреть на него так, словно он пообещал ей все золото Форт-Нокса, крупнейшего в мире хранилища золотых слитков. – Мне определенно следует подумать. Ты ведь понимаешь, если бы я не знала тебя всю свою жизнь и если бы ты не был близким другом моего брата, я бы заподозрила какие-то скрытые мотивы в том, что мне предлагают такую кучу денег. Но я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы поверить, что ты предлагаешь мне эту работу, потому что у тебя есть на то веские причины.

– Просто я доверяю рекомендациям Люка. Амелия – главный приоритет в моей жизни, и я хочу, чтобы у нее была самая лучшая няня.

Он посмотрел на Эйрин с надеждой, что она не станет долго раздумывать.

Девушка медленно покачала головой, и Кейд испугался, что она откажет ему.

– Что ж, тут не о чем думать. От такого предложения я не смогу отказаться. Когда нужно приступать к работе?

Глава 2

Кейд внутренне возликовал.

– Как можно скорее, – ответил он и с трудом сдержал улыбку. Ему удалось, пусть и ненадолго, заполучить превосходную няню для малышки Амелии, которая сможет научить его, что значит быть родителем, так что позже он сможет выбрать самую лучшую няню для своей племянницы. – Мы с бабушкой в отчаянии, не говоря уже о моей кухарке, которая работает чуть ли не в две смены. Хотя иногда я меняюсь с ней местами и готовлю для нас, пока она помогает бабушке, – пояснил Кейд. – В идеале мне хотелось бы, чтобы ты приступила к своим обязанностям завтра, но я понимаю, что ты не можешь изменить свою жизнь настолько круто.

– Ты прав. Но я смогу приехать на ранчо в понедельник. Будет здорово, если ты или твоя бабушка побудете здесь первые два дня, чтобы я могла больше узнать о ребенке и его распорядке дня.

– Я решу этот вопрос. Приезжай в понедельник и, если тебе понадобится моя помощь, дай знать. Тут на ранчо полно парней, которые могут помочь тебе с переездом. – Кейд подумал, что они бросятся на помощь, как только увидят ее. – У меня есть частный самолет, который я держу в Далласе. Если хочешь, я могу попросить своего пилота привезти тебя сюда, потому что от Далласа до ранчо где-то примерно двести шестьдесят километров. Или я отправлю за тобой лимузин.

– У меня кружится голова от всего происходящего. Дай мне немного времени, чтобы подумать. Я напишу тебе или позвоню сегодня вечером. Ладно?

– Превосходно. – Кейд откинулся на спинку кресла и улыбнулся, глядя на слегка потрясенную Эйрин.

– Я в шоке от твоего предложения и пытаюсь свыкнуться с такой переменой в моей жизни и с тем, что эта работа будет значить для меня. – Она пристально посмотрела на Кейда.

Он взволнованно подумал о том, что их колени почти соприкасались, а в воздухе витал экзотический аромат духов Эйрин. Ее зеленые глаза слегка потемнели, а уголки розовых губ приподнялись в улыбке, и Кейду вдруг захотелось ощутить вкус этих самых губ.

Ему стало интересно, будет ли она и дальше волновать его, или его реакция вызвана разительным контрастом между тем ребенком, которого он когда-то знал, и повзрослевшей и очень женственной особой, сидящей перед ним. Кейд не сомневался, что Эйрин будет вести себя осмотрительно и относиться к своим обязанностям должным образом, целиком сосредоточившись на Амелии.

Он тоже будет держать себя в руках, если не забудет, какой ранимой была Эйрин и как она мечтала о замужестве и семье. А еще о том, как высоко он ценил дружбу с ее братом.

– Если у тебя возникнут какие-то проблемы здесь, просто скажи, – предложил он слегка сиплым голосом.

– Спасибо. Знаешь, если бы не твоя дружба с Люком и то, что я знаю тебя на протяжении многих лет, я бы не согласилась на эту работу.

– Я бы тоже не сделал тебе это предложение, если бы не Люк, – ответил Кейд.

– И я уверена, что мне не понадобится помощь, но, если что, я дам тебе знать. Я даже не знаю, что мне брать сюда с собой.

– Давай для начала посмотрим, где ты будешь жить, – поднялся Кейд. – И еще, – добавил он, – я бы хотел, чтобы ты дежурила по вечерам в пятницу, потому что в это время меня обычно не бывает дома.

– Чудесно. Думаю, мы прекрасно справимся без тебя, – улыбнулась Эйрин.

– Только не говори, что ты рада, что избавишься от меня, – бросил Кейд и поймал потрясенный взгляд девушки. – Шучу, – поспешно добавил он, желая казаться равнодушным. – Если не захочешь оставаться одна с Амелией, ты можешь пригласить на ночь кого-нибудь из жен ковбоев, которые работают и живут на ранчо.

– Я справлюсь. Но если возникнет такая необходимость, я смогу позвонить кому-нибудь из них. Я правильно поняла?

– Да. А теперь пойдем, я познакомлю тебя с Мейзи, моей кухаркой. Она все еще на кухне. У нее тут свой дом, а ее муж тоже работает на ранчо.

Кейд легонько взял Эйрин за руку, чтобы вывести ее из кабинета, и его тут же охватило волнение. Да уж, рядом с этой женщиной придется забыть о покое. Но как только он покажет ей ее апартаменты и познакомит со своими служащими, он вернется к своим делам и будет видеть ее не так часто.

Хотя как такое возможно?

Кейду нужно было наблюдать за Эйрин и учиться у нее, как обращаться с малышкой Амелией. Так что им придется проводить друг с другом достаточно много времени. И Кейду придется держаться от нее на расстоянии, как и подобает боссу и его подчиненной.

Он цеплялся за то, что, несмотря на привлекательность Эйрин, в мире было полно других красивых женщин, намного более беззаботных, готовых веселиться на вечеринках, которые точно так же, как и он, жаждали свободы и не переживали потерю своих младенцев и не ходили с разбитым сердцем после разорванной помолвки. Так много причин оставаться равнодушным к Эйрин, но почему они тут же исчезали, стоило Кейду посмотреть в эти огромные зеленые глаза?

Они вошли на кухню, где высокая стройная женщина с заплетенными в косу светлыми волосами протирала кухонный стол.

– О, привет, – поздоровалась она. – Вы, наверное, младшая сестра Люка. Вижу семейное сходство.

– Мне говорили об этом, но не часто, – рассмеялась Эйрин.

– Эйрин, это Мейзи Элсворт. Если у тебя возникнут вопросы насчет Амелии, работы или ранчо, смело обращайся к ней.

– Точно, – улыбнулась женщина. – Вы полюбите малышку Амелию и, может быть, научите этого ковбоя с Дикого Запада, как успокаивать ее. Она очаровательная крошка. – Мейзи отвернулась и вытерла глаза. – Простите. После гибели отца Амелии мне кажется, что я потеряла одного из собственных сыновей. То же самое могу сказать о ее матери. Все это так печально, и иногда я не могу справиться со своими эмоциями, – выдавила она.

Кейд подошел и обнял ее. Он стоял тихо, пока Мейзи не успокоилась, а потом снова повернулась к Эйрин:

– Еще раз простите.

– Не надо просить прощения за то, что вы любите кого-то, – ответила Эйрин.

Кейд подумал о ее выкидыше и о том, как, должно быть, болело ее сердце оттого, что она потеряла собственного ребенка. И оно наверняка болело до сих пор.

– Вы будете замечательной няней для нашей малышки, – сказала Мейзи. – Надеюсь, у вашего брата все хорошо. Я скучаю по нему. Они с Кейдом были забавными мальчишками, а потом выросли, стали очень занятыми, и я уже вижу их не так часто.

– Мейзи, ты видишь меня более чем достаточно, – расплылся в улыбке Кейд. – И сегодня мы увидимся с тобой еще не раз, но прямо сейчас я хочу показать Эйрин ее апартаменты.

– Будет славно, если вы поживете с нами, – сказала Мейзи, обращаясь к Эйрин, а Кейд с тревогой подумал, что, заботясь о будущем Амелии, он усложнял свое собственное.

Он проводил Эйрин в ее апартаменты, состоявшие из четырех комнат. Она остановилась посредине гостиной с дубовым полом, мебелью из тикового дерева и толстым ковром двух оттенков синего цвета. На стенах висели акварели с нарисованными лошадьми.

– Тут еще спальня, туалет и ванная, – сказал Кейд. Ему очень хотелось, чтобы Эйрин радовалась своей работе и месту, где будет жить эти четыре с половиной месяца. – А еще тут есть небольшой кабинет с компьютером.

Она слегка тряхнула своими густыми рыжими локонами и прошла в спальню. Выйдя оттуда, Эйрин улыбнулась, и Кейд снова увидел ее открытую улыбку с ямочками, которую при других обстоятельствах расценил бы как приглашение к флирту.

– Здесь так красиво, – сказала она. – Я сегодня же поеду в офис и уволюсь. Они не будут возражать, я ведь все равно работала там временно. Просто уйду от них раньше, чем планировалось.

Кейд подумал, что они вряд ли захотят ее отпускать, но лишь кивнул.

– Чудесно. Мы вернемся ко мне в кабинет, и я выпишу чек для твоей поощрительной премии.

Когда Кейд передавал ей чек, их пальцы снова соприкоснулись.

Даже самое легкое прикосновение к этой девушке вызывало в нем бурю эмоций, и он понимал, что ему придется быть очень осторожным с ней.

Ему приходилось нелегко и от реакции самой Эйрин. Кейд замечал ее удивленные взгляды, блеск в глазах и учащенное дыхание. Между ними обоими явно существовало какое-то притяжение, влечение, которому он не мог, а она не хотела уступать.

Когда они вышли на крыльцо, Эйрин протянула ему руку на прощание.

– Спасибо за фантастическое предложение. Думаю, мне понравится присматривать за Амелией и не придется переживать насчет денег.

– Люк говорил, что ты отказалась от его помощи оплатить твою учебу.

– Он сам платил за свою, и я хочу быть такой же самостоятельной.

– Весьма похвально, – улыбнулся Кейд. – Итак, у тебя есть мой номер на случай, если тебе что-нибудь понадобится. И предложение о том, чтобы помочь тебе привезти свои вещи сюда, остается в силе. Увидимся в понедельник.

– Спасибо. Никогда бы не подумала, что меня будут связывать с тобой деловые отношения. Уверена, тебе бы тоже не пришла в голову подобная мысль. – Глаза Эйрин заискрились. – В то время ты обращал на меня не больше внимания, чем на обои.

Кейд молча улыбнулся. Теперь-то он точно не оставил бы ее без внимания. Он посмотрел на пухлые губы Эйрин и снова подумал о том, каким мог оказаться на вкус ее поцелуй. А потом его посетили более запретные мысли, и ему стоило немалых усилий взять себя в руки.

– Кейд, еще раз огромное спасибо за эту работу. Я с нетерпением жду, когда смогу приступить к своим обязанностям.

Кейд с трудом сделал шаг назад.

– Увидимся в понедельник, – тяжело вздохнув, сказал он.

– До скорого. – Эйрин снова пристально посмотрела на него, а потом поспешила к своей машине. Трогаясь с места, она помахала на прощание рукой.

Кейд заполучил превосходную и заслуживающую доверия няню, а в придачу мучительную тревогу, что, может быть, он наживает себе больших неприятностей. Ему придется игнорировать взаимное влечение, вспыхнувшее между ними сегодня, и избегать попыток соблазнить няню своей племянницы, иначе он навсегда потеряет своего лучшего друга. Кроме того, Кейда не интересовали серьезные отношения, а Эйрин принадлежала к тому типу женщин, которые спят и видят себя в подвенечном платье. Один раз ей уже разбили сердце, и Кейд не мог заставить страдать ее еще больше.

Он стоял на крыльце и смотрел, как машина Эйрин катится по подъездной дорожке, но не видел ничего, кроме ее огромных зеленых глаз и розовых губ, которые так и напрашивались на поцелуи.


Когда Эйрин посмотрела в зеркало заднего вида, Кейд по-прежнему стоял на крыльце своего просторного дома. Хозяин ранчо из Техаса, мужчина, стоящий миллионы долларов, выглядел, как обычный ковбой. Разве только был привлекательнее большинства из них.

Эйрин с улыбкой подумала о том, каким потрясенным выглядел Кейд, увидев, как она повзрослела. Он никогда не обращал на нее внимания, когда учился в старших классах школы. Все друзья старшего брата казались ей огромными дяденьками, которые внушали ей страх и совсем не замечали ее, что было для нее настоящим спасением.

К тому времени, когда Кейд окончил колледж, Эйрин находилась в раннем подростковом возрасте и была безнадежно влюблена в него. Но он по-прежнему относился к ней, как к девятилетнему ребенку.

Потом она не видела его на протяжении многих лет и сейчас могла сказать, что Кейд возмужал за эти годы и стал таким же уверенным в себе, как и ее брат.

Но, несмотря на то, что Каллахан оставался самым близким другом Люка, она почти ничего не знала о нем.

Когда машина выехала на дорогу и дом Кейда скрылся из вида, Эйрин наконец выдохнула. Получив чек на такую огромную сумму, она никак не смогла бы отказаться от заманчивого предложения Каллахана, хотя понимала, что иногда ей будет приходиться несладко.

Она все еще переживала потерю своего ребенка, хотя боль немного притупилась. Когда Кейд вручил ей Амелию, ее сердце болезненно сжалось, а глаза начали жечь слезы. Эйрин вела машину по пыльной дороге и с горечью думала о том, что ее рана никогда не затянется, даже если она потеряла ребенка на ранних сроках беременности. А еще она понимала, что Амелия будет постоянно напоминать ей о потере и ей каждый день придется терпеть эту боль, пока она не привыкнет к этой крохе и сможет сосредоточиться на своих обязанностях без того, чтобы думать о своем собственном малыше.




В понедельник Эйрин несколько раз переодевалась, остановив свой выбор на практичных брюках темно-синего цвета и хлопковой блузке с короткими рукавами. Потом она причесала волосы и смотрелась в зеркало до тех пор, пока не поняла, что думает о том, как на нее посмотрит Кейд.

В дверь позвонили. Включив домофон, Эйрин услышала голос брата:

– Я слишком рано?

– Нет. Я готова. Поднимайся.

– Привет. Чудесно выглядишь, – войдя в прихожую, внимательно посмотрел на нее Люк. Потом он окинул взглядом ее сумки, сложенные у двери.

– Люк, спасибо тебе, что помогаешь мне с переездом.

– Я рад, что ты согласилась, и рад, что Кейд хорошо тебе заплатит. Я знал, что он так и сделает.

– Сумма просто фантастическая. Теперь мне не придется переживать из-за денег на учебу.

– Эйрин, в который раз говорю тебе, не стесняйся обращаться ко мне, если у тебя возникнут проблемы с деньгами или чем-то еще. Я холост, хорошо зарабатываю и буду счастлив помочь тебе. И тебе не нужно ничего возвращать.

Эйрин в ответ улыбнулась:

– Спасибо за предложение. Теперь я буду спокойна, зная, что всегда могу обратиться к тебе, если случится какая-нибудь беда.

– Ты чертовски права. А что до беды… Хочу напомнить тебе еще раз…

– Люк, – со смехом остановила его Эйрин. – Только не говори мне, чтобы я не ходила на свидания с Кейдом. Он никогда не замечал меня и очень дорожит дружбой с тобой, чтобы потерять ее, обидев твою младшую сестру. Так что хватит беспокоиться по этому поводу.

– Дорогая моя, он не замечал тебя, когда тебе было восемь или девять лет… Но сейчас ты очень изменилась, и могу поклясться, что теперь он точно обратил на тебя внимание. Я лишь хочу, чтобы ты помнила, что Кейд испытывает слабость к женскому полу, но он думать не хочет о серьезных отношениях и тем более о браке. Он не знает, что такое настоящая семья. Я хочу донести до тебя, что Кейд – не твой человек и тебе не нужна еще одна сердечная травма.

– Люк, послушай…

– Имей в виду. Я вернусь из Антарктики и надеру ему задницу, если он попытается приударить за тобой, – с улыбкой закончил Люк.

Эйрин громко захохотала, отказываясь принимать слова брата всерьез.

– Ты так не сделаешь. Вы с ним дружите всю жизнь. На ранчо я буду не с ним, а с его бабушкой и племянницей. Если честно, мне показалось, что он до смерти боится остаться с Амелией наедине и не знает, что с ней делать.

– Ты права. Кейд говорил мне, что впервые в жизни так напуган. Он ничего не знает о маленьких детях. Братья Кейда не намного младше его, чтобы он имел представление, что делать с младенцами. Кстати, о братьях… Младший брат Кейда, Гейб Каллахан, холост и почти твоего возраста. Думаю, этот парень точно захочет приударить за тобой, но он, как и Кейд, не ищет серьезных отношений.

– Я учту, – смеясь, ответила Эйрин. – Но если кто-нибудь пригласит меня на свидание, я скажу, что слишком занята. Кейд уже спросил, не могла бы я оставаться с ребенком по вечерам в пятницу, чтобы он мог выйти куда-нибудь. Так что хватит волноваться за меня.

– Ладно, – неохотно кивнул Люк. – Кейд – чудесный парень и мой лучший друг, но я не хочу, чтобы он причинил тебе боль.

– Люк, прошу тебя, хватит. Ведь ты сам хотел, чтобы я пошла к нему работать, – мило улыбнулась Эйрин, и брат не нашелся что ответить. – Пойдем, – сказала она и взяла одну из сумок, которую Люк тут же забрал у нее.

Они отнесли ее вещи в машину, и Эйрин заперла квартиру.

Люк помог ей забраться в машину, потом закрыл дверцу и шагнул назад. Эйрин видела, как брат смотрел ей вслед. Она повернула за угол, и Люк исчез из вида, но его предупреждение насчет Кейда не шло у нее из головы.

Эйрин не могла сказать наверняка, будет ли работа на Кейда Каллахана благословением, или она принесет ей новые беды и новую сердечную боль.


Когда Эйрин подъехала к ранчо, ей навстречу размашистыми шагами вышел Кейд. Лучи августовского солнца играли в его колышущихся на ветру волосах цвета воронова крыла. Загорелый, мускулистый и одетый в идеально сидящие на нем джинсы и рубашку в красную клетку, Кейд излучал кипучую энергию. Сердце Эйрин тут же учащенно забилось.

– Добро пожаловать, – улыбнулся Кейд, окинув ее взглядом. – Бабуля ждет не дождется твоего приезда. Если честно, она буквально измотана.

– А я жду не дождусь, когда смогу поближе познакомиться с Амелией. – Эйрин старалась оставаться сосредоточенной на своей работе.

Кейд забросил на плечо одну из ее сумок и взял у нее из рук ноутбук. Одного прикосновения хватило, чтобы Эйрин внутренне разволновалась.

– Мы заберем все твои вещи, – сказал ей Кейд, когда из дома вышел Гарольд и бросился помогать им.

Потом на крылечке появилась бабушка Кейда со своей внучкой на руках и сердечно поприветствовала Эйрин.

– Можно я возьму малышку на руки? – спросила Эйрин, когда они вошли в дом. – Я рада, что вы здесь и сможете рассказать мне о распорядке дня Амелии, – тихо добавила она, обращаясь к Марго.

– Если честно, у нас пока нет четкого распорядка. Прошло довольно много лет с тех пор, как я возилась с маленькими детьми. У меня было две девочки, и Кристалл, мать Кейда, была младшей. Когда она родила своих мальчиков, то решила воспользоваться услугами няни. Так что я осталась не у дел и проводила с ними не так уж много времени.

Эйрин кивнула, думая о том, насколько жизнь Марго отличалась от жизни ее матери и ее собственной.

– Сейчас мы поднимемся в детскую, – сказал Кейд. – Апартаменты Амелии находятся между твоими и моими. Гостевую комнату мы переделали в игровую. Как я уже говорил, у нас не было времени, чтобы что-то толком изменить, и я хотел, чтобы она находилась в знакомой обстановке. Думаю, ей нужна стабильность после того, что она пережила в своей жизни. – Кейд помрачнел. Похоже, он остро переживал потерю своих брата и невестки.

Кейд пропустил Эйрин с Амелией на руках в апартаменты малышки, а сам направился дальше к другой открытой двери.

– Я положу твои вещи в твоей комнате и вернусь.

Войдя в игровую, которая была просто-таки набита игрушками, Эйрин огляделась по сторонам. В комнате были даже детские качели. Не выпуская Амелию из рук, она присела на кресло-качалку.

– Кажется, ее не очень интересуют игрушки.

– Она сегодня проснулась очень рано, поэтому, скорее всего, устала и скоро захочет спать, – ответила Марго. – Кейд тут неподалеку, и, если у тебя больше нет никаких вопросов, я пойду к себе и отвечу на несколько писем. Зови меня, если понадобится помощь.

Эйрин кивнула, подумав о том, как часто ей придется оставаться наедине с Кейдом, или он все-таки будет проводить все свое время на работе. Как бы там ни было, получилось так, что ей сразу же пришлось приступить к своим обязанностям в роли няни, и оказалось, что у ее подопечной не было никакого распорядка дня.

Опустившись с малышкой на пол, Эйрин взяла в руки пластиковый шар, наполненный блестками и маленькими серебряными колокольчиками. Глядя на хорошенькое личико Амелии, она знала, что ее ждет еще одна сердечная травма, потому что она обязательно полюбит этого ребенка до того, как закончится срок ее временной работы в этом доме. Она будет относиться к этой девочке, как к своей собственной, но отпустит ее, потому что так будет лучше для Амелии.

Но как устоять перед привлекательным опекуном малышки, если они будут проводить вместе так много времени? Разве сможет она противиться его чарам, если он уже заставляет ее сердце бешено колотиться, и ей до невозможного хочется оказаться в его сильных руках?


Кейд вошел в детскую и увидел Эйрин на одеяле на полу катающей мячик перед Амелией, в то время как та пыталась схватить его и заливисто смеялась.

Когда новоиспеченная няня его племянницы подняла голову и посмотрела на него, ее рыжие волосы рассыпались у нее по плечам, и у него перехватило дыхание. Ну почему Люк не предупредил, что его сестра стала такой красавицей?

– Эйрин, вижу, бабуля уже сбежала с поля боя и оставила тебя одну, – сказал он, переведя взгляд на малышку. – Но Амелия выглядит довольной.

– Несмотря на то что ей пришлось пережить, она очень жизнерадостный ребенок. Думаю, дети чувствуют, что происходит вокруг них.

Кейд сел на краешек дивана так близко, что мог запросто потянуться и коснуться ее или Амелии.

– Ей уже лучше. Первое время она очень много плакала. Слава богу, сейчас такие вещи случаются намного реже. Я себе места не находил и не знал, что делать. Мне казалось, она просилась к Лидии и Нейту.

– Кейд, мне очень жаль, – тихо сказала Эйрин, слегка коснувшись его руки. Но она тут же убрала свою руку и шумно вздохнула, когда Кейд повернулся и посмотрел на нее.

Она всего лишь хотела утешить его, но вместо этого пробудила в нем желание, и Кейду вдруг захотелось притянуть ее к себе, флиртовать с ней, целовать ее губы. Эйрин отодвинулась и густо покраснела, и Кейд решил, что она испытала то же самое, что и он, и это только усилило его влечение к ней.

– Твоя бабушка здесь с того самого дня, когда произошла авария?

– Нет. Мой старший брат по отцу, Блейк Каллахан женился в мае. Его жена, Сиерра, беременна. Она была так добра, что взяла Амелию к себе на неделю сразу же после аварии, потому что я не мог. Я не хотел причинять ей неудобства, но она настояла.

– Очень мило с ее стороны, – улыбнулась ему Эйрин и снова повернулась к малышке.

Кейд окинул взглядом ее профиль и посмотрел на ее длинные и густые ресницы. Кожа Эйрин была безупречной и казалась очень нежной. Он поймал себя на мысли, что его снова заносит не туда, и попытался взять себя в руки.

– Сиерра, как и ты, абсолютно не напрягается рядом с маленькими детьми и чувствует себя уверенно. Она из многодетной семьи, которая очень отличается от нашей. Мой отец, Дирксон Каллахан, абсолютно не семейный человек, и его совсем не интересуют собственные дети. Он посетил похороны Нейта и Лидии и уехал сразу же. С тех пор мы не виделись. Он очень занят тем, что зарабатывает деньги.

– Мы с тобой давно знакомы, а я ничего не знаю о твоей семье.

– Первый брак моего отца длился всего лишь восемь месяцев. Потом он женился на Веронике, и у них родился Блейк. Тот был совсем еще ребенком, когда они развелись. Отец никогда не интересовался своим первенцем, пока Блейк сам не связался с ним. Потом отец женился на моей маме, Кристалл, и у них родилось три сына. Я самый старший, за мной идут Нейт и Гейб. После того, как родители развелись, папа больше не женился, но у него было множество любовниц.

– После твоего рассказа я еще больше благодарю Небеса, что у меня такие чудесные родители.

– Тебе повезло. В любом случае, когда зачитали завещание Нейта, оказалось, что он назначил меня опекуном своей дочери, о чем я уже знал, потому что он попросил меня об этом, когда они с Лидией составляли завещания. Мы с братом всегда были очень близки. Так вот, бабушка пожалела меня и приехала мне помочь, пока я не найду няню для Амелии. И Мейзи конечно же тоже постоянно была поблизости.

– Кажется, ты обо всем позаботился.

– Я хочу, чтобы у Амелии было все самое лучшее. Я обязан сделать это ради памяти Нейта и Лидии. – Кейд потянулся и потрепал ребенка по пухленькой щечке. – Амелия кажется такой хрупкой. Я не могу сказать с точностью, нравлюсь ли я ей, и не знаю, чем ее кормить. Я в полной растерянности, – признался он. – Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным, как сейчас.

– Теперь я буду с ней, а потом ты подыщешь ей другую няню, и все будет хорошо. И с Амелией все будет в полном порядке, потому что ты любишь ее. Кейд, не переживай так, я научу тебя, как заботиться о ней.

Кейд чуть не выпалил, что она могла бы научить его множеству вещей, которые никак не связаны с детьми.

– Самое важное правило в том, что касается ухода за ребенком, – руководствоваться здравым смыслом. – Ее глаза весело блеснули. – На твоем ранчо полно малышей, только они четвероногие.

– С ними все просто, и они другие. И мне кажется, ты сейчас смеешься надо мной, – бросил Кейд, вглядываясь в ее пленительные зеленые глаза.

– Не совсем. Ты слишком обеспокоен. Амелия полюбит тебя. Я вижу, как она тянется к тебе, так что ты ей нравишься, и она доверяет тебе, иначе вела бы себя по-другому.

– Надеюсь, что ты права, – вздохнул Кейд. – Что ж, бабушка бросила тебя одну, и мне тоже нужно сделать один важный звонок. Но потом я вернусь.

– Можешь не торопиться. Мы пока ближе познакомимся с Амелией. А потом она наверняка захочет спать.

– Я точно знаю, что она пообедала, потому что я сам кормил ее. Если тебе что-нибудь понадобится, зови бабушку или Мейзи. Или звони мне.

– Я справлюсь, – улыбнулась Эйрин. – Ты можешь заниматься своими делами. – Она повернулась к ребенку и прокатила перед ней шарик. Потом Эйрин снова подняла голову и серьезно посмотрела на Кейда, и он тут же почувствовал, как между ними пробежала искра.

К несчастью – или все-таки к счастью, – ему нужно было решить несколько вопросов, поэтому пришлось покинуть ее. Кейд подозревал, что, чем ближе он будет узнавать Эйрин, тем сложнее ему будет оставаться в рамках деловых отношений. Но ему придется держаться на расстоянии.

Даже если это убьет его.


Только когда Кейд вышел из комнаты, Эйрин смогла свободно вздохнуть. Каким образом она собиралась продержаться эти несколько месяцев, если их с Кейдом влекло друг к другу с такой неудержимой силой? Такой поворот дел оказался весьма неожиданным и таким же нежелательным. Эйрин очень надеялась, что эти страсти со временем улягутся, но пока она была потрясена тем, как сильно ее тянуло к Кейду.

Амелия с силой толкнула мячик, и он покатился прочь. Малышка подняла вверх свои маленькие ручки и помахала ими, желая получить свою игрушку обратно. Эйрин поймала мяч и вернула его обратно ребенку.

– Малышка, вот твой мячик, – мягко сказала она. Ей хотелось, чтобы девочка как можно скорее привыкла к ней.

Эта работа была такой же, как и множество других, когда она присматривала за чьими-то детьми, но только сейчас ей придется прожить несколько месяцев на ранчо. С Кейдом.

Когда Эйрин коснулась его руки, она испытывала сострадание по поводу его утраты и не думала ни о чем другом. Но в эту же секунду все изменилось. Ее сочувствие исчезло, уступив место страстному влечению к Кейду, в котором она видела привлекательного и соблазнительного мужчину. Эйрин внутренне задрожала, и ей вдруг захотелось оказаться в его объятиях.

После того как у нее случился выкидыш в прошлом году, ни один мужчина не вызывал у нее желания, последняя искра которого потухла, когда Адам разорвал их помолвку и передумал жениться на ней. Эйрин не хотелось ни с кем встречаться. Ни один мужчина не волновал ее. Она с головой ушла в учебу и словно оцепенела.

Но стоило ей войти в кабинет Кейда Каллахана и посмотреть в его синие глаза, как ее тело тут же проснулось к жизни. Эйрин подумала о том, что близость с ним могла быть восхитительной физически, но бессмысленной в том, что касалось эмоций.

Так почему же в ней просыпалась такая страсть от одного взгляда Кейда или его случайных прикосновений? Каллахан не флиртовал с ней и не пытался поцеловать, но стоило их рукам соприкоснуться, как ее охватывало дикое желание оказаться в его объятиях и ощутить вкус его поцелуя.

А ведь Люк несколько раз предупредил ее о том, что Кейд не ищет серьезных отношений и не ценит такие вещи, как брак и семья. Эйрин не хотелось возвращаться домой с разбитым сердцем, но как она могла устоять перед Кейдом, если ее тянуло к нему с тех пор, как ей исполнилось тринадцать лет? Она начинала дрожать от одного его взгляда или прикосновения пальцев. Как могла она оставаться с ним под одной крышей на протяжении многих дней и ночей и сказать ему «нет»?

Глава 3

Вечером все собрались в небольшой столовой рядом с кухней.

Во время ужина с Марго и Кейдом все внимание Эйрин было обращено на ребенка, хотя она остро ощущала присутствие Каллахана. Поужинав, они перешли в залитую солнцем гостиную, выходившую на террасу с зеленой лужайкой, окруженной клумбами с яркими цветами.

Этот дом и лужайка были настоящим оазисом посреди тянущихся на многие километры кактусов и кустарников.

Позже, когда Эйрин поднялась, чтобы уложить спать Амелию, Марго пошла вместе с ней.

– Спасибо, что взяла на себя заботу о ней, – поблагодарила ее бабушка Кейда. – Я знала, что ты справишься, и твоя помощь просто бесценна.

– Мне нравится возиться с ней. Она такая милая и жизнерадостная девочка.

– Что ж, я уже не так молода, и мне довольно тяжело присматривать за маленьким ребенком. Я собираюсь лечь спать пораньше, поэтому желаю тебе спокойной ночи. А ты можешь идти к Кейду. В комнате Амелии есть радио-няня, и, если малышка проснется, ты услышишь ее в любой комнате дома. А еще Кейд установил специальную видеокамеру. Эйрин, ты так помогла нам сегодня. Я очень благодарна тебе за то, что ты согласилась на эту работу. Кейд тоже вздохнул с облегчением.

– Спасибо, – поблагодарила Эйрин и пожелала Марго спокойной ночи. Она с большой неохотой вышла из комнаты, набрала в легкие побольше воздуха и направилась обратно в гостиную.

– Поздравляю с завершением первого рабочего дня, – сказал Кейд. – Не хочешь отметить это событие бокалом вина?

Эйрин улыбнулась и покачала головой.

– Я бы предпочла стакан холодного чая. – Она последовала за ним в столовую. – Это был замечательный день, – заметила она, когда Кейд протянул ей стакан с чаем. Их пальцы снова слегка соприкоснулись, и Эйрин внутренне затрепетала, но не подала виду. Она собиралась выпить свой чай и вернуться к себе.

– Давай присядем, – предложил Кейд, достав себе из холодильника баночку пива. – Есть какие-нибудь новости от твоего братца?

– Никаких. После того как мы окончили школу, каждый начал жить своей жизнью. Мы общаемся не так уж часто, и я не жду, что он станет писать или названивать каждый день.

– Может быть, это даже к лучшему, – пошутил Кейд, и Эйрин звонко захохотала, отчего на ее щеке появилась ямочка.

– Ты хорошо знаешь моего брата. Люк самый старший из нас, поэтому он привык командовать. Я родилась второй, и, хотя мне двадцать два года и между мной и Люком несколько лет разницы, мы достаточно близки. Меня немного удивляет, что вы такие хорошие друзья, потому что каждый из вас прирожденный лидер.

– Мы редко видимся и никогда не учили жизни друг друга. – Он нерешительно посмотрел на Эйрин и потом добавил: – Ну, мы только даем советы друг другу. Люк, например, посоветовал мне взять тебя на работу.

– Мне кажется, что он не просто посоветовал, он не давал тебе проходу, пока ты не согласился.

Кейд улыбнулся, и ее сердце снова откликнулось, потому что улыбка смягчила черты лица ее собеседника и подчеркнула его привлекательность.

– Да нет же. Если честно, я не был уверен, что поступаю правильно, пока не увидел тебя с Амелией. Она сразу же приняла тебя, и ты чувствовала себя с ней очень уверенно. По правде говоря, если бы тебя увидел кто-то, кто не в курсе сложившейся ситуации, он подумал бы, что ты давно заботишься о моей племяннице.

– Я много возилась с малышами.

– Мы с бабулей очень рады, что ты так быстро освоилась. Она очень устала. Не знаю, говорила она тебе или нет, но она завтра уезжает.

– Я думала, она пробудет здесь еще некоторое время.

– Бабуля сказала, что тебе вроде как не нужна помощь и что ты взялась за исполнение своих обязанностей с первой минуты своего появления в доме, а она просто наблюдала. – Кейд бросил на нее пристальный взгляд. – Ты считаешь, что ей следует задержаться?

Возможно, он догадывался, почему Эйрин не хотела, чтобы его бабушка уезжала.

– Нет, конечно нет. – Эйрин попыталась не выдать свое волнение. – Я справлюсь. Просто не хочу, чтобы она почувствовала себя ненужной.

Он молча посмотрел на нее, а потом покачал головой:

– Поверь мне, она не чувствует себя ненужной. Бабуля ждет не дождется, когда ты займешься Амелией.

Эйрин улыбнулась:

– Я рада, что смогу взять полную ответственность на себя. Мне очень легко с Амелией.

– Замечательно. – Кейд отвернулся, и по тому, как он стиснул челюсти, Эйрин догадалась, что он думал о своем погибшем брате.

Потом он сделал глоток пива и снова посмотрел на нее:

– Если тебе что-нибудь понадобится, а меня не будет дома, просто звони мне. Я познакомлю тебя с моим заместителем здесь, на ранчо, и ты можешь звонить ему тоже. Мейзи находится на ранчо на протяжении всего дня, и она придет на помощь, если что. Кто-то всегда будет поблизости.

– Рада это слышать.

– Я обещал показать тебе дом. Не хочешь посмотреть?

– Почему бы нет, – ответила она, поднимаясь с дивана. Эйрин показалось, что Кейд пытается быть дружелюбным и в то же время держать дистанцию, что было только на руку ей.

Они осмотрели дом, разговаривая о всяких пустяках.

Войдя в игровую, которая находилась рядом с детской, Эйрин повернулась к Кейду:

– Мне нужно распаковать оставшиеся вещи и посмотреть, как там Амелия, так что желаю тебе спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Эйрин. Не могу тебе передать, как мы рады, что ты с нами, – ответил он.

Она кивнула и, повернувшись, отправилась к себе, хотя ей очень хотелось остаться.

Прежде чем лечь в кровать, Эйрин, облачившись в пижаму голубого цвета, осторожно открыла дверь в комнату Амелии и осмотрелась. Не обнаружив никого поблизости, она подошла к кроватке, где сладко спала ее новая подопечная.

Когда она посмотрела на мирно спящего ребенка, ее сердце сжалось от боли.

Эйрин думала о том, каким был бы ее собственный малыш. А еще она думала о том, как долго ее будет мучить огромная пустота, воцарившаяся в ее жизни.

Иногда она не могла удержать слезы. Пусть со временем их становилось все меньше, но Эйрин была уверена, что никогда не перестанет оплакивать свою потерю, слишком огромную и слишком значительную.

Она убрала кудрявые прядки со лба малышки. Когда-нибудь и Амелия будет оплакивать потерю своих родителей, а пока она спала безмятежным и крепким сном, слишком маленькая, чтобы понимать происходящее вокруг, и окруженная заботой и любовью Кейда и Марго.


На следующий день Эйрин увидела Кейда только после обеда. Он стоял рядом со своей бабушкой на крыльце, которую ждал лимузин, чтобы отвезти ее в аэропорт.

Марго тискала и целовала Амелию, которая в ответ радостно улыбалась. И Эйрин в который раз удивилась сильному сходству малышки с Кейдом, словно она была его дочерью. Наверное, Кейд был очень похож на своего брата.

Марго была одета в желтые льняные брюки и блузку такого же цвета. Совершенно случайно Эйрин нарядила Амелию в джемпер желтого цвета и белую блузочку. К черным кудряшкам девочки она прицепила маленький желтый бантик, который продержался на них достаточно долго для того, чтобы она успела сделать несколько фотографий Марго с ее правнучкой на руках.

Когда Марго передавала ребенка обратно Эйрин, она улыбалась.

– Я рада, что ты сфотографировала нас. Ни Кейд, ни я не додумались до этого, за последнее время у нас совсем нет никаких снимков Амелии. Пожалуйста, пришли мне их по почте.

– Обязательно.

– Мне кажется, Амелия привяжется к тебе, как к одному из членов семьи, – сказала Марго, похлопав ее по руке. – Ты сможешь сделать намного больше, чем я, для этой маленькой чудной девочки.

– Спасибо за доверие, – с улыбкой поблагодарила ее Эйрин.

Когда Марго повернулась к Кейду, он мягко взял ее за руку и помог спуститься по ступенькам. Потом он поцеловал ее в щеку и усадил в лимузин. Еще какое-то время Кейд стоял и смотрел вслед отъезжающей машине, а потом повернулся к Эйрин:

– Мне очень не хочется уходить, но меня ждут дела. Если только тебе не нужна моя помощь. Увидимся за ужином. Мейзи будет в доме до вечера, и ты всегда можешь позвонить мне.

– Мы чудесно справимся, так что можешь идти.

– Ты только и ждешь, чтобы я ушел, – улыбнулся он и, открыв дверь, задержался на пороге. – Ты пойдешь с Амелией в дом?

– Только чтобы взять ее прогулочную коляску. Хочу погулять с ней на заднем дворе. Кажется, ей нравится на улице.

– Ты права. Нейт сажал ее перед собой на лошади.

– Но она слишком маленькая.

Кейд поднял вверх обе руки.

– Я так не делаю. Я боюсь уронить ее, даже когда достаю из кроватки.

Эйрин захохотала в ответ:

– Кейд, не нужно так волноваться. Ты не уронишь ее.

– Что бы я ни делал с ней, я напуган до смерти.

– Ты говоришь глупости. Перестань так волноваться.

– А ты перестань смеяться надо мной. Я всего лишь начинающий папочка, – широко улыбнулся Кейд. – Если бы ты не знала меня всю свою жизнь, ты бы не высмеивала меня и не говорила мне, что я глупый.

Ей пришлось признать его правоту. Эйрин перестала улыбаться и серьезно посмотрела на своего собеседника:

– Кейд, ты прекрасно справляешься с ней. Увидимся вечером.

Когда Кейд ушел, Эйрин усадила Амелию в коляску и пристегнула ее.

– Твой дядюшка Кейд боится брать тебя на руки, но это скоро пройдет, – проворковала она ребенку. – Он будет чудесным папочкой для тебя и будет делать все, что сделал бы для тебя твой собственный отец. И поэтому ты полюбишь его. А мне тем временем придется постараться, чтобы не влюбиться в него. – Эйрин вытолкнула коляску на улицу, не сводя глаз с Кейда, который шел в сторону амбаров и гаражей.

Она подумала о том, что ее влечение к нему становится сильнее с каждой минутой.


После того как Амелия поспала днем, Эйрин снова вывела ее на улицу. Они сидели в тенечке, как вдруг к боковым воротам подъехал пикап ярко-красного цвета, заляпанный грязью.

Дверца открылась, и из машины выпрыгнул высокий, широкоплечий мужчина в джинсах, ковбойской рубахе и широкополой шляпе. Он открыл ворота, прошел через них, закрыл, а потом направился к ней.

– Привет. Наверное, ты Эйрин Дорси. Я Гейб Каллахан, самый младший брат Кейда, – представился незнакомец.

– Приятно познакомиться, Гейб.

– Мы могли встречаться в прошлом, когда я с Блейком заезжал за Кейдом к твоему брату, но я не уверен, что ты помнишь это, да и я тоже не помню этих встреч. Хотя теперь я бы точно не забыл встречу с тобой. – Улыбка осветила его привлекательное лицо. – Даже не знал, что у Люка такая потрясающая младшая сестра. Ни Люк, ни Кейд не говорили мне об этом.

Эйрин звонко рассмеялась.

– Твой старший брат вряд ли использовал бы такие слова, чтобы описать меня. Хотя, я думаю, он вообще не стал бы говорить обо мне. – Она пожала плечами. – Когда я была маленькой, он в упор не видел меня, даже когда мы находились в одной комнате.

– Но теперь-то все по-другому, – расплылся в улыбке Гейб, обнажив белоснежные ровные зубы. Потом он склонился над Амелией. – Привет, малышка. Как поживает моя любимая племянница? – Девочка что-то залепетала, и он тихо засмеялся. – Ты само очарование.

Он поднялся, а потом уселся на траве прямо перед ними.

– Я не задержусь. Не хочу, чтобы меня застал Кейд.

– Почему? Разве твой брат не обрадуется твоему приезду?

– Вряд ли он захочет, чтобы я заявлялся сюда и флиртовал с его няней или приглашал ее на танцы.

– Вижу, ты не теряешь времени даром, – улыбнулась Эйрин.

Гейб снова расплылся в улыбке, отчего его маленькая племянница радостно рассмеялась.

– Ей нравится твоя улыбка.

– Как и остальным девушкам, – ответил он, наклонившись к Амелии. – Радость моя, у тебя отменный вкус и красивая няня, так что я буду частенько наведываться к тебе. – Гейб повернулся и посмотрел на Эйрин: – Я тут узнал, что ты привыкла жить в городе, так, может, ты не прочь куда-нибудь выбраться погулять? Кейд сказал, что ты свободна по выходным. Я хочу пригласить тебя в эту субботу отведать очень вкусного жареного сома и оторваться на танцах под кантри-музыку.

– Огромное спасибо за приглашение, но я не смогу принять его. Я пообещала твоему брату, что поработаю пару следующих выходных, потому что он не уверен, что справится в одиночку.

– Ладно, тогда мы сделаем это в первый же твой выходной. Ты ведь не согласилась работать совсем без выходных?

– Нет, конечно. Но сейчас я не хожу на свидания.

– Такая хорошенькая девушка, как ты, не ходит на свидания? – Гейб окинул ее взглядом с головы до ног.

Эйрин вдруг вспомнила предостережения своего брата насчет Гейба Каллахана. Любимец женщин, волокита. Что ж, в который раз ее старший брат оказался прав.

Но поскольку парень пытался быть очень милым, она оказала ему любезность, назвав причину своего отказа.

– Я недавно рассталась со своим женихом.

Гейб тут же поднялся с места, взял один из шезлонгов и, поставив его рядом с ее шезлонгом, пристально посмотрел ей в глаза.

– Я считаю, что этот разрыв – самая лучшая из причин, чтобы куда-то пойти. Ты просто повеселишься, потанцуешь, поешь и познакомишься с новыми людьми. Если ты позволишь мне, клянусь, я сделаю так, что ты на какое-то время в этот субботний вечер забудешь о своем бывшем парне.

– Мне кажется, Каллаханы с рождения полны уверенности в себе. Гейб, ты умеешь убеждать, но мой ответ остается прежним. Я не готова к тому, чтобы провести вечер с энергичным, жизнерадостным и привлекательным ковбоем.

Гейб был и вправду привлекательным парнем, который хотел пригласить ее на свидание. Он казался милым, искренним и добрым, и наверняка каждая женщина в округе была бы не против завязать с ним отношения. Но не Эйрин. Он ни капли не волновал ее. Не волновал так, как его старший брат.

Ну почему Кейд оказывал на нее такое действие?

Гейб рассмеялся, не дав ей подумать над этим вопросом.

– Эйрин, а ты крепкий орешек. Но мне не по себе при мысли о том, что ты будешь взаперти тут с моим братом, которому нужно только то, чтобы ты заботилась о нашей маленькой племяннице, и который даже не додумается до того, чтобы пригласить тебя на танцы. Разве ты не знаешь, что физическая активность – один из самых лучших способов снять стресс?

– В доме твоего брата есть спортивный зал и бассейн, которыми я могу пользоваться каждый день.

– Придется попросить у него разрешения поплавать здесь.

– Я скажу, что тебе делать, – с улыбкой ответила Эйрин. – Ты найдешь себе одну из этих хорошеньких техасских девушек, которые любят повеселиться и потанцевать, и пригласишь ее провести вечер субботы вместе. И вам вдвоем будет очень хорошо.

– Но именно это я и пытаюсь сделать, потому что представляю, что до разрыва со своим молодым человеком ты была одной из этих хорошеньких техасских девушек, которые наслаждались жизнью и любили повеселиться.

– Забудь об этом, ковбой. Я ни с кем не встречаюсь, но я очень признательна тебе за приглашение. А теперь, если тебе захочется приехать однажды вечером и навестить своего брата, Амелию и меня, думаю, ты обнаружишь, что с этим ребенком можно провести время ничуть не хуже, чем в каком-нибудь клубе.

– Обязательно воспользуюсь твоим предложением, потому что эта кроха такая очаровательная. – Гейб откинулся на спинку шезлонга. – Знаешь, я предупредил Кейда, что загляну сюда и приглашу тебя куда-нибудь. А он сказал, что ты не ходишь на свидания и откажешь мне, потому что ты всем отказываешь, так что я знаю, что дело не во мне, что очень успокаивает.

– Да, дело скорее во мне.

– Что ж, как-нибудь сделаю еще одну попытку приударить за тобой, так что у тебя появится еще один шанс провести вечер в моей компании, – весело блеснул глазами Гейб, и Эйрин снова улыбнулась.

Он поднялся и подошел к Амелии.

– Кажется, ей очень хорошо в этой коляске. Но я бы хотел взять эту малышку на руки. Ты не будешь возражать?

– Конечно нет. Удивительно, она так долго спокойно сидит на одном месте!

Гейб склонился над ребенком и взял его на руки.

– Привет, Амелия, – поздоровался он, в то время как девочка пыталась ухватиться за его шляпу. – Не хочешь посмотреть сад, забор и мой великолепный красный грузовичок?

Гейб погулял с Амелией некоторое время, а потом вернулся обратно и усадил девочку в коляску.

– А вот и мы, – сказал он и присел на свой шезлонг.

Следующие минут двадцать они говорили об учебе в старших классах и о жизни в целом. В конце концов, Амелия начала капризничать, и Эйрин поднялась с места.

– Гейб, к сожалению, мы вынуждены попрощаться с тобой. У нас послеобеденный сон.

Он тоже поднялся.

– Эйрин, приятно было познакомиться. Я как-нибудь наведаюсь к вам.

– Мне тоже было приятно познакомиться с тобой. Еще раз спасибо, – поблагодарила она. – Ты хорошо ладишь с Амелией.

– Она как маленькая куколка. – Гейб помахал малышке рукой. – Пока-пока, Амелия, – попрощался он и направился к своему грузовику.

Когда Эйрин подошла к двери в дом, его красный пикап исчез за поворотом.

Уложив ребенка спать, она разобрала оставшиеся вещи и, когда малышка проснулась час спустя, приготовила ей ванну. Она искупала девочку и вымыла ее тонкие, мягкие кудри.

Потом они пошли в игровую комнату, и Эйрин начала развлекать Амелию игрой в прятки. Она прятала свое лицо, а потом открывала его и говорила «ку-ку», отчего малышка прямо-таки заходилась от смеха.

Эйрин впервые слышала от нее такой заливистый смех, поэтому повторила эту игру еще несколько раз. Потом она услышала какой-то шорох за спиной и, повернувшись, увидела Кейда, стоявшего на пороге комнаты. Ее тут же охватило волнение.

– Никогда раньше не слышал, чтобы она так смеялась.

– Я тоже. Послушай.

Она повторила игру. Амелия снова заливисто захохотала, заставив рассмеяться самих Эйрин и Кейда.

– Я слишком грязный, чтобы взять ее на руки, – сказал Кейд, входя в комнату.

Эйрин повернулась и посмотрела на него:

– Взрослые будут вытворять что угодно, чтобы вызвать смех ребенка, потому что это самое захватывающее зрелище и самый приятный звук для ушей.

Кейд внимательно посмотрел на Эйрин, и та вдруг увидела, что от его сдержанной отстраненности не осталось и следа.

– У тебя хорошо получается ладить с ней.

– Мы просто играем. – Эйрин показалось, что она тонет в его синих глазах, взгляд которых обезоруживал и завораживал одновременно. Она знала, что Кейд испытывает те же чувства, что и она. Ее сердце учащенно забилось, и она вдруг поняла, что они смотрели друг на друга так, словно никогда не виделись раньше. Эйрин хотелось бы сидеть целый день и испытывать на себе взгляд Кейда, но Амелия требовала ее внимания. Эйрин подняла брошенную на пол тряпичную куклу и протянула ее ребенку. Кейд все это время не отводил от нее глаз. – Сегодня заезжал твой брат, – в конце концов нарушила тишину Эйрин.

– Гейб? Он сказал, что как-нибудь навестит нас. Наверное, он пригласил тебя куда-нибудь, а ты ему отказала?

– Ты прав. Он очень милый и забавный, а еще очень добрый. Надеюсь, я не сильно его обидела?

– Не переживай. Хоть ему никогда не давали от ворот поворот, это будет новым опытом для него. В том, что касается отношений с женщинами, он настроен даже менее серьезно, чем я.

– Ты боишься серьезных отношений из-за своего отца? Твой брат Нейт женился, да и твой сводный брат Блейк не стал долго ходить в холостяках.

– Но Нейт никогда не рассматривал брак как что-то негативное. Я на год старше его, и я просто терпеть не мог ссоры между нашими родителями. Отец выбросил Блейка из своей жизни и прыгал от одной жены к другой, при этом не забывая о любовницах. Он сделал многих людей несчастными. У тебя замечательная семья, так что будь благодарна за нее. Я не хочу жениться и рисковать. А что касается моего самого младшего брата, мне кажется, дело даже не в отце. Гейб просто не готов к серьезным отношениям. Когда он учился в колледже, то встречался с какой-то девушкой целый год, чем очень удивил нас. Мы ничего не знали о ней, а потом она бросила его, и с тех пор я ничего не слышал о ней. – Он пожал плечами. – Но я не сомневаюсь, что он не оставит тебя в покое и снова пригласит на свидание.

– Он так и сказал.

Но когда Эйрин думала о приглашении на свидание, она думала не о Гейбе, ей хотелось провести вечер с ковбоем, который сейчас находился прямо перед ней.

Эта мысль шокировала ее, и она поспешно переключила свое внимание на ребенка, который заерзал у нее на руках.

Кейд, должно быть, почувствовал, что разговор подошел к концу, потому что повернулся, чтобы уйти.

– Пойду приведу себя в порядок и вернусь, чтобы немного поиграть с Амелией, – тихо сказал он и вышел.

Эйрин прислушивалась к звуку его шагов и думала о том, что Кейд перестал держаться отстраненно. Стены, которую он возвел между ними в первый день, больше не существовало.

***

Следующие два дня Кейд вставал засветло и принимался за работу. На ранчо всегда ждали какие-то дела, за что он был, как никогда, благодарен. Он намеренно не заходил в дом, чтобы не встречаться с Эйрин, и только по вечерам возвращался, чтобы провести некоторое время с Амелией. И эта часть дня была для него самой тяжелой, потому что он больше не мог избегать общества этой зеленоглазой красавицы.

Желание приударить за Эйрин оказалось слишком сильным. Чем больше Кейд старался избегать ее, тем сильнее его тянуло к ней, когда они оставались наедине. Она была превосходной няней, и он ни капли не жалел, что взял ее на работу, но ее пребывание в доме начисто лишило его сна.

Наступило утро пятницы. Кейд сидел на кухне и завтракал. Присутствие Мейзи помогало ему сосредоточиться на работе. Но когда на пороге кухни появилась Эйрин в своих обтягивающих джинсах и футболке, подчеркивающей соблазнительные изгибы ее тела, его охватило сильное волнение. Что он будет делать, когда Мейзи уйдет на выходные? Разве сможет он избежать общества Эйрин и в то же время побыть с Амелией? У него пересыхало во рту при одной только мысли об этом.

– Доброе утро, – удивленно посмотрела на него Эйрин. – Не ожидала увидеть тебя здесь.

Амелия потянула ручки к Кейду, и он поднялся, чтобы взять ее.

– Амелия, солнышко, доброе утро, – улыбнулся он и посмотрел на Эйрин: – Она впервые так явно дает понять, что хочет ко мне.

– Замечательно. Со временем такие вещи будут происходить все чаще. Подержи ее несколько минут, пусть она привыкает к тебе.

– Конечно, – с готовностью ответил Кейд, глядя, как Амелия проводит своей маленькой пухлой ладошкой по его подбородку.

– А вот и наша милашка, – расплылась в улыбке Мейзи, поставив на стол тарелку с омлетом. – Ну разве ты не хорошенькая, – проворковала она малышке.

Ребенок улыбнулся и потянулся к Мейзи, отчего все взрослые рассмеялись.

– Она не может долго усидеть у меня на руках, – заметил Кейд.

– Я возьму ее, – предложила Мейзи. – В любом случае я уже закончила с готовкой. – Она взяла ребенка на руки и подошла к окну. – Мы выйдем на несколько минут и прогуляемся, чтобы вы вдвоем могли спокойно позавтракать, а потом мы покормим ее саму.

Мейзи вышла из кухни, и Эйрин села за стол. Не поднимая глаз на Кейда, она приняла у него из рук свою тарелку с едой, и их пальцы снова соприкоснулись.

– Проклятье. Мейзи лучше вернуться обратно, а не то я скажу что-нибудь такое, о чем потом пожалею, – выдавил он.

Ответом послужил изумленный взгляд Эйрин.

– Думаю, ты прав, – в замешательстве прошептала она, подтвердив догадку Кейда, что ее влечение к нему было таким же сильным, как и его к ней.

– Нет, я не буду звать ее, потому что она подумает, что мы не хотим, чтобы она нянчилась с Амелией. Дело ведь в другом. Я скоро вернусь, – бросил он, выходя из кухни.

Кейд пытался думать о просьбе своего друга не причинить новых страданий его сестре. Но ему так сильно хотелось обнять ее и прижаться к ее губам. Если честно, Кейд страстно мечтал соблазнить Эйрин и заняться с ней любовью. Но он просто не мог перешагнуть эту черту. Не мог позволить себе поступить с ней таким образом. К тому же Эйрин была слишком серьезной, чтобы так легко уступить ему.

– Черт подери, – тихо выругался Кейд. Он не представлял, как ему пережить эти несколько месяцев, каждый день встречаясь с Эйрин.

Он вышел на порог дома и уставился перед собой невидящим взглядом.

– Где же твоя сила воли, Каллахан? – спросил он самого себя. Но ответа не было. Может быть, стоит позвонить Люку? Голос друга поможет ему собраться с силами и противостоять искушению.

Глубоко вздохнув, Кейд развернулся и пошел обратно на кухню. На его счастье, Мейзи уже вернулась, Амелия сидела в своем кресле, а Эйрин кормила ее бананом.

– Эйрин, как я могу связаться с твоим братом? – Встретив ее вопросительный взгляд, он добавил: – Я подумал, может быть, тебе захочется поговорить с ним.

С ее лица исчезло натянутое выражение.

– Он отправляет мне сообщения. Звонить по телефону очень дорого. Прямо сейчас Люк в Бразилии, а через несколько дней он продолжит свой путь на юг. Если ты хочешь поговорить с ним, сейчас самое время. Там как раз полдень.

– Замечательно. Позвоним ему после завтрака. – Кейд снова занял свое место за столом и попытался сосредоточить внимание на своей тарелке, на Амелии и Мейзи – только не на Эйрин, – но все напрасно. Его взгляд то и дело скользил по ее телу. Неужели он был единственным, кто чувствовал, что на кухне стало невыносимо жарко? Наконец, не в силах совладать с охватившими его чувствами, Кейд поднялся, поблагодарил за завтрак и вышел из кухни. Он боялся, что совершит какую-нибудь глупость, начнет флиртовать с Эйрин или пригласит ее на свидание.

Выйдя в коридор, Кейд тяжело вздохнул. Он направился в свой кабинет и набрал номер Люка.

– Привет, дружище. Как у тебя дела? Вот, решили тебе позвонить. – Когда Люк выразил беспокойство, Кейд заверил его, что у них все в порядке. – Сейчас дам трубку Эйрин. – Он вернулся на кухню и протянул телефон Эйрин, старательно избегая того, чтобы прикоснуться к ее руке.

Он стоял и слушал, как Эйрин рассказывала своему брату о своей новой подопечной, о том, как ей живется на ранчо, и о погоде. Потом она спросила Люка, чем тот занимался, и наконец перевела взгляд на Кейда.

– Я дам трубку Кейду. Это ведь была его идея, чтобы позвонить тебе, – сказала она и вручила телефон Кейду.

– Еще раз привет, – поздоровался Кейд. – Я думал, что ты мерзнешь где-то там, на одном из полюсов, а ты веселишься в Бразилии.

– Если можно повеселиться на медленно тянущихся и скучных встречах, которые завтра, к счастью, подойдут к концу. Еда тут восхитительная, а по вечерам здесь действительно весело. – Он сделал паузу, а потом добавил: – Знаю, я могу и не спрашивать, как Эйрин справляется со своей работой.

– Она потрясающая няня, – ответил Кейд, встретив взгляд зеленых глаз Эйрин и увидев, как она одними губами сказала «спасибо». – Они с Амелией привязались друг к другу, а я понемногу учусь, что мне делать с нашей маленькой принцессой.

– Понятно, – хмыкнул Люк, и Кейд уловил сарказм в его голосе. – Я знаю, почему ты звонишь. Тебе сейчас очень нелегко, потому что ты пытаешься удержаться от того, чтобы не приударить за моей сестрой. Кейд, не забывай, что я тебе говорил. Она очень страдала.

– Я все прекрасно понимаю, – добродушно заверил его Кейд.

– Она, конечно, может постоять за себя, но я знаю, какой ты сердцеед, так что помни о том, что она моя сестра, и я не хочу, чтобы она переживала новую боль.

– Договорились. А ты постарайся не замерзнуть, если, конечно, когда-нибудь выберешься из Сан-Пауло.

– Чудесно. Я рад, что вы позвонили мне, и счастлив слышать, что у Эйрин все хорошо. Похоже, ей нравится Амелия.

– Да, и наша малышка тоже очень привязалась к ней. Ладно, передаю телефон обратно Эйрин. Рад был слышать тебя.

Кейд отошел в сторону и повернулся к окну. Он думал о Люке, о разорванной помолвке Эйрин, о ее несостоявшейся свадьбе и о прерванной беременности. Кейд клялся себе, что будет держать себя в руках и во что бы то ни стало устоит перед влечением, которое, казалось, возрастало с каждой минутой.

Разговор с Люком и правда помог ему. Теперь осталось только сдержать свои обещания и удержать под контролем свои чувства. Эйрин, похоже, переживала то же самое, что и он, но вряд ли ее влечение было таким же сильным, как и его. Но если он ошибался, и ее тянуло к нему с такой же силой…

Осознав, к чему могут привести такие мысли, Кейд попытался сосредоточиться на делах ранчо и на крыше, которую нужно было осмотреть после последнего града. И нужно было поехать на ярмарку, чтобы купить еще одного бычка.

– Звони, если понадобится моя помощь, – бросил он Эйрин, склонился над Амелией, поцеловал ее в щечку, а она, в свою очередь, похлопала его по щеке своей липкой ручкой. – Спасибо, солнышко, – рассмеялся он. Не увидев поблизости Мейзи, он повернулся к Эйрин: – Кажется, у меня что-то на щеке.

Эйрин подошла к нему ближе и посмотрела на его лицо.

Кейд снова уловил слабый цветочный запах. Сдерживая дыхание, он смотрел на безупречную кожу Эйрин, розовые щеки и пухлые, соблазнительные губы в виде сердечка.

– У меня есть что-то на лице? – сипло переспросил он, утопая в зеленых глазах девушки.

Эйрин медленно обвела его взглядом, и его сердце забилось так часто, что он едва мог дышать. Ему следовало повернуться и выйти из кухни, но он не мог сдвинуться с места.

Эйрин взяла бумажное полотенце и провела по его щеке.

– Теперь все в порядке, – тихо сказала она.

– Спасибо, – прошептал он и на ватных ногах вышел в коридор.

Кейд стоял на крыльце и смотрел вдаль. Ну почему сестра Люка оказалась настолько привлекательной рыжеволосой девушкой, которая просто сводила его с ума? Надо же было увлечься именно Эйрин Дорси, которая была няней его маленькой племянницы и, что главнее, сестрой его лучшего друга. Если обидеть ее, можно лишиться дружбы человека, которого он знал всю свою жизнь.

Когда Кейд подошел к гаражу, где стоял его пикап, он подумал о том, что Люк наверняка предупреждал и Эйрин тоже. Он точно сказал ей, что ее новый босс не ищет серьезных отношений с женщинами.

Кейд очень надеялся, что Люк предупредил ее.

Эта молодая женщина лишала его душевного равновесия. Может быть, если поцеловать один раз, все чары сразу развеются, и тогда он оставит ее в покое.

– Точно, – сказал себе Кейд, сел в машину и выехал за ворота ранчо.


Пока Амелия спала, Эйрин переоделась к ужину. Она выбрала темно-зеленый хлопковый сарафан с пышной юбкой, которая была ни длинной, ни слишком короткой. Самое то, чтобы поужинать в компании Амелии и Кейда.

После того как малышка проснулась, Эйрин переодела ее в новую красивую кофточку и вынесла на улицу, чтобы сделать несколько фотографий.

– Ты ведь не хочешь, чтобы у тебе совсем не было твоих фотографий, когда ты вырастешь? – спросила она, обращаясь к ребенку. Эйрин знала, что не получит ответа, но она постоянно разговаривала с Амелией, потому что дети учились посредством общения.

Эйрин сделала несколько снимков на телефон и отправила своим родителям, парочку Люку и еще парочку Кейду.

При одной мысли о последнем, ее охватывала внутренняя дрожь. Через несколько часов, когда Мейзи уедет домой, они с Кейдом останутся одни. С Амелией, конечно. Пока та не уснет в своей кроватке. А потом?.. Ее щеки порозовели, когда она представила, чем они могли бы заняться в этот вечер…

Эйрин одернула себя и прогнала прочь эти мысли. И о чем она только думала? Кейд Каллахан был привлекательным мужчиной, но он также был ее боссом.

Услышав шум открывающихся ворот, Эйрин обернулась, и у нее перехватило дыхание. К ней направлялся Кейд в своей широкополой черной шляпе, джинсах, ботинках и синей рубашке в тон его глазам.

И в эту же секунду она поняла, что очень рискует своим сердцем.

Глава 4

– Привет, – подошел к ней Кейд. – Вышли прогуляться?

Эйрин чуть взволнованно кивнула в ответ.

– Спасибо за фотографии, – добавил Кейд, склонившись над Амелией. – Привет, куколка. Как дела?

– Я просто подумала, что у тебя должны быть ее фотографии на твоем телефоне, чтобы показывать людям. А еще нужно распечатать некоторые из них и развесить в доме. Я займусь этим делом. И, Кейд, тут растет несколько деревьев с достаточно низкими ветками, так что можно будет сделать качели для Амелии. Ей нравится бывать на улице, и ей нравятся ее качели, которые стоят в доме, так что…

Он поднялся и посмотрел на нее, и ее сердце чуть не выскочило из груди. Эйрин взволнованно начала толкать коляску с ребенком взад-вперед. В голове зазвучали слова Люка о том, что Каллахан не из тех, с кем можно построить серьезные отношения. Но как только Кейд улыбнулся, все они вмиг исчезли.

– Ты права, – согласился он. – Не понимаю, почему я сам не додумался до этого. – Кейд посмотрел на дерево, под которым они стояли, подыскивая подходящую ветку. – Наверное, я так сильно переживал, пытаясь понять, что мне делать с этим ребенком, что идея с качелями никогда не приходила мне в…

Кейд не договорил и, обернувшись, посмотрел в глаза Эйрин. Он глубоко вздохнул, и она почувствовала, как запылали ее щеки. Эйрин наклонилась, чтобы поправить воротничок Амелии, с которым и так все было в полном порядке.

– Ты выглядишь замечательно, – чуть сиплым голосом сказал он.

Хорошо, что Эйрин не смотрела на него, иначе он заметил бы полыхнувшую в ее глазах страсть. Она снова начала поправлять одежду Амелии, что длилось всего несколько секунд, но ей показалось, что прошла целая вечность. Когда Эйрин наконец выпрямилась, Кейд махнул рукой, указывая на свою пыльную одежду и ботинки.

– Пойду приведу себя в порядок, – чуть резко бросил он. – Увидимся за ужином.

Эйрин прекрасно понимала причину внезапного ухода Каллахана. Между ними вспыхнула страсть, и Эйрин не сомневалась, что, если Кейд потеряет самообладание, она не устоит перед ним.

Набрав полные легкие воздуха, она затолкала коляску в дом.

Эйрин вспомнила, как во время собеседования Кейд попросил ее оставаться с Амелией по вечерам пятницы, чтобы он мог сходить куда-нибудь, но он ни словом не обмолвился о том, что собирается покинуть ранчо в эту пятницу.

Она достала малышку из коляски, отнесла ее в гостиную, где расстелила на полу плед, и села играть с ней. Через некоторое время в комнату вошел Кейд.

– Присоединяйся к нам, – пригласила его Эйрин.

– Не хочешь вина? Или пива?

– Я бы выпила белого вина. И пожалуйста, захвати чашку с водой для Амелии. Вдруг ей захочется пить.

Кейд кивнул и вернулся с бокалом белого вина, бутылкой холодного пива и чашкой, которую вручил Амелии. Потом он уселся на полу рядом со своей маленькой племянницей и Эйрин.

– Ты просил меня первое время не уезжать домой на выходные. Так что, если ты не против, завтра можешь помочь мне с Амелией, чтобы научиться, как самостоятельно присматривать за ней.

– Я по-прежнему боюсь до смерти. До сих пор не знаю, что с ней делать, но я наблюдаю за тобой и Мейзи.

– Кейд, я хотела кое-что спросить. – Он вопросительно посмотрел на нее, и она продолжила: – Амелия сейчас пытается подражать речи. Мне хотелось бы научить ее каким-то словам. Она будет называть тебя папой или дядей Кейдом? – Когда он открыл рот, чтобы ответить, Эйрин жестом попросила его замолчать. – Подумай хорошенько. Ты будешь растить ее и станешь папой для нее.

– Я никогда не займу место Нейта, – нахмурился Кейд. – Нейт был ее папой и останется им навсегда.

– Конечно. Я знаю это, и она тоже узнает об этом, когда чуть подрастет и начнет понимать, что к чему, но в повседневной жизни ты будешь оставаться папой для нее. Если бы ты оказался на месте своего брата, ты бы хотел, чтобы твой ребенок называл его дядей или папой? Амелия будет знать, что Нейт был ее родным отцом. Она услышит о нем от тебя и увидит его фотографии, но во многих других вещах ты будешь для нее папой, и тебе нужно решить, как она будет называть тебя.

Кейд стиснул челюсти и отвернулся.

– Мне до сих пор больно. Я скучаю по Нейту. И мне горько оттого, что Амелия больше никогда не увидит своих настоящих родителей.

– Я тебя понимаю, – тихо ответила Эйрин, давая ему время справиться со своими эмоциями.

Наконец Кейд тяжело вздохнул и снова повернулся к ней:

– Амелия пока не говорит, а я не думал о том, как она будет ко мне обращаться. Мне нужно время, чтобы решить.

– Делай как знаешь, но эта малышка скоро начнет говорить простые слова, и я могла бы научить ее, как называть тебя. – Эйрин улыбнулась. – Ей будет сложно произносить «дядя Кейд», и в итоге может получиться что-то вроде «дядяке» или вообще «дяке». Так что тебе придется принимать решение поскорее.

Кейд расплылся в улыбке.

– Ты не поиграешь с ней, пока я накрою на стол, чтобы мы могли поужинать? – предложила Эйрин.

Он согласно кивнул, и вскоре все трое сидели за столом.

После ужина Эйрин сказала, что идет укладывать Амелию и тоже будет ложиться спать.

– Так что увидимся утром.

– Но ты ведь не сможешь уснуть так рано. Возвращайся, и мы еще немного поболтаем. Обещаю, я останусь на этой стороне комнаты, а ты можешь оставаться вон там, и я не перейду на твою сторону.

Эйрин бросила на него удивленный взгляд из-за того, что он в открытую признал, что они пытаются избегать друг друга. Кейд не назвал причину, но они оба прекрасно понимали, что к чему.

– Эта идея не кажется мне очень хорошей, – судорожно выдохнула Эйрин.

– Эйрин, рискни. Твой брат предупредил тебя насчет меня, так что ты вряд ли ослушаешься его. К тому же он пригрозил избить меня, если я сделаю что-то недопустимое. А я, знаешь ли, не хочу лишиться его дружбы. Так что возвращайся сюда, и мы просто поговорим. Иначе я поднимусь к тебе и попытаюсь уговорить тебя вернуться. И тогда мы окажемся очень близко друг от друга.

– Какой ты хитрец, – улыбнулась она. – Ладно, я вернусь.

– Чудесно, – бросил ей вслед Кейд.

– Но я немного задержусь. Я прочитаю ей одну или две сказки. Так что не жди, что я тут же вернусь, и не приходи за мной, потому что я не оставлю ее, пока она не уснет.

– Я бы не стал мешать тебе баюкать Амелию или читать ей сказки. Я бы хотел, чтобы ты…

– Ш-ш-ш, – остановила его Эйрин, чтобы он не озвучил свои мысли. – Лучше промолчи. У нас пока получается оставаться беспристрастными. Пусть на троечку с плюсом, но получается. Не надо делать так, чтобы эта отметка понизилась.

– Троечка с плюсом? Мне казалось, я заслуживаю пятерки.

– Не испытывай судьбу, – бросила Эйрин и поспешила удалиться.

Теперь она беспокоилась не о том, как пережить эти выходные, она не знала, как ей продержаться следующие несколько часов, чтобы не оказаться в объятиях Кейда.

Эйрин твердила себе, что ей следует вести себя отстраненно и вежливо. Но как такое возможно, если ее тело начинало сходить с ума, стоило Кейду оказаться где-нибудь поблизости. После того как Адам разорвал с ней помолвку, ни один мужчина не пробуждал в ней такой страсти, как Каллахан. И это при том, что Эйрин знала, что ей не следует увлекаться человеком, которому нечего предложить ей.


Кейд вышел на крыльцо и посмотрел в сад. Теперь он не испытывал страха перед Амелией. Он не боялся брать ее на руки, не волновался о том, что может испугать ее своим звучным голосом. Не переживал о том, чем кормить ребенка, потому что этим занимались Эйрин и Мейзи.

Теперь все его тревоги были связаны с Эйрин Дорси. Люк пригрозил, что если Кейд обидит его сестру, то навсегда лишится друга в его лице.

Кейд прекрасно знал, что ему следует делать, но влечение к Эйрин возрастало с каждой минутой. Эта девушка была соблазнительной, красивой, забавной и умной. Убийственное сочетание, чтобы жить с ней спокойно под одной крышей. Кейду хотелось узнать ее поближе, а еще хотелось затащить ее к себе в постель. Но на кону были поставлены дружба с лучшим другом и душевное спокойствие Эйрин после того, как ей пришлось пережить столько страданий.

– Проклятье.

Кейд поднялся наверх тихонько, потому что узнал одну вещь – не стоит будить ребенка, который засыпает. Он давным-давно научился передвигаться бесшумно, поэтому на цыпочках подошел к двери, соединяющей его апартаменты с апартаментами Амалии, и открыл ее.

Небольшая настольная лампа едва освещала комнату, бросая отблески на рассыпавшиеся по плечам Эйрин рыжие волосы. Девушка прижимала к себе Амелию и баюкала ее, а по щекам текли слезы.

Кейда потрясла боль, которую она переживала, поэтому он тихонько закрыл дверь и спустился обратно в гостиную.

Ему хотелось вернуться, обнять Эйрин и утешить ее, но он не осмелился, потому что сострадание со скоростью молнии могло превратиться в желание.

Кого она оплакивала? Своего ребенка, парня, который бросил ее, или обоих? Может, она до сих пор любила своего бывшего жениха? Вряд ли тот любил ее по-настоящему, раз поступил с ней таким образом.

Кейд снова подумал о своем отце, его браках и многочисленных любовницах и в который раз поклялся себе, что никогда не женится.

Вернувшись в гостиную, он собрал игрушки Амелии и сложил плед. Потом пошел на кухню и начал убираться там. Когда он почти закончил свою работу, на пороге появилась Эйрин.

– Я как раз вовремя, – пошутила она. И если бы Кейд до этого не видел слез на ее глазах, он никогда бы не догадался, что она переживала не самые приятные минуты, когда ушла, чтобы уложить Амелию.

– Готова немного отдохнуть? Может, хочешь еще вина или посмотреть что-нибудь, или просто посидеть?

– Я выбираю просто посидеть.

– А я возьму себе другое пиво. То уже стало теплым. – Он достал из холодильника еще одну бутылку пива. – А теперь давай присядем. Мы будем сидеть в разных концах комнаты, и, если нам вдруг захочется встретиться посередине, мы представим, что там сидит твой брат.

Эйрин захохотала в ответ.

– Ты ведь знаешь, что Люк дорожит твоей дружбой.

– Но еще больше он хочет, чтобы его младшая сестра не страдала. Я не виню его. Я тоже переживал за своего сводного брата.

– Почему?

– Я думал, что Люк тебе рассказывал.

– Бог мой, ты собрал игрушки Амелии. Вижу, из тебя получится хороший отец. Просто замечательный.

– Да, я такой, – кокетливо ответил Кейд, думая совсем не об игрушках.

Эйрин заморгала, и ее глаза вспыхнули.

– А еще очень скромный, – поддела она Кейда. – Ты убрался на кухне, сложил игрушки. Очень одаренный мужчина. – Она развернулась и села в кресло-качалку. Юбка колыхнулась вокруг ног, чуть приоткрыв колени. Эйрин скрестила свои длинные ноги и, взглянув на Кейда, увидела, что он смотрит на них. Потом их глаза встретились.

– Я одаренный и во многих других вещах, – протянул он. – Ты была бы приятно удивлена.

– Вряд ли я буду сейчас добиваться того, чтобы узнать все твои таланты. Ты собирался рассказать о своем сводном брате.

Кейд пересек комнату и сел в большое кожаное кресло. Вытянув ноги на оттоманку, он откинулся на спинку кресла, думая о том, что мог бы смотреть на Эйрин всю ночь. Мягкий свет ламп выхватывал светлые прядки в ее рыжих волосах, рассыпанных по плечам. Верх ее сарафана приоткрывал начало соблазнительных округлостей ее груди. Кожа девушки была просто идеальной, ровной, гладкой и с виду очень нежной.

Кейду хотелось подойти к Эйрин, подхватить ее на руки, усадить к себе на колени и поцеловать. Но он вспомнил то, как она только что плакала наверху, прижимая к себе Амелию, которая тоже пережила в своей жизни огромную потерю.

Он не стал бы добавлять еще страданий к тому, что пришлось пережить Эйрин, поэтому он отвернулся и посмотрел в окно на освещенный сад.

– История моей семьи не самая хорошая. Когда папа развелся с Вероникой, Блейк был слишком маленьким, чтобы понимать, что произошло. Отец выбросил из жизни и ее, и своего сына. Наверное, Блейку был год или около того. Он совсем не помнит, чтобы отец когда-нибудь заговаривал с ним.

– Он был совсем крохой. Но как отец мог не разговаривать со своим собственным ребенком?

– По словам матери Блейка, отец был слишком зол на нее. Что бы там ни было между ними, но он полностью игнорировал своего сына. Блейк не был частью и нашей жизни тоже. В детстве мы ничего не знали о нем. И наши матери не ладили друг с другом.

– Может, опять же, из-за твоего отца?

– Не знаю.

– Он был одиноким, твой отец?

– Он был богатым, – улыбнулся Кейд. – Он тратил все свои силы на зарабатывание денег, вот что он любил по-настоящему. Деньги и власть. Он мультимиллиардер. Когда мама узнала, что у него есть любовницы, она развелась с ним. После их развода мы редко видели его, но он появлялся на наших выпускных балах и во время других важных событий.

– Даже в голове не укладывается, что отец может вести себя подобным образом, – покачала головой Эйрин. – Мне с моим папой очень повезло.

– Что правда, то правда, – кивнул Кейд. – С Блейком мы подружились в старших классах школы, стали близкими друзьями, и я ввел его в нашу семью. Но он никогда не приходил к нам, если отец был дома. Так было до недавнего времени, но благодаря Сиерре Блейк почти избавился от горечи и наконец захотел встретиться с нашим отцом. У них сейчас что-то вроде перемирия.

– Похоже, Сиерра благотворно повлияла на него.

– Да, но, к сожалению, было слишком поздно. Наш отец ничего не значит для Блейка. Наша мать, Кристалл, была рядом с нами, но ее больше заботила светская жизнь, поэтому нашим воспитанием занимались няни. Мы жили с вами в одном городе, а потом переехали в Даллас. Этим ранчо владел наш дед. Наверное, Люк тебе рассказывал.

– Я не спрашивала Люка о том, как жили его друзья.

– Ну что ж, теперь у тебя более полная картина о неприглядной жизни нашей семьи.

– Ужасно, что твой отец мог отвернуться от своего сына. Блейк был всего лишь маленьким ребенком, – вздохнула Эйрин.

– Отношения имеют огромное значение. Я не хочу лишиться дружбы твоего брата, потому что он слишком много значит для меня. Кроме того, я бы не стал обижать его младшую сестру.

Ответом послужила улыбка с ямочкой на щеке, отчего все внутри у него сжалось.

– Да и зачем тебе обижать меня? Но у тебя наверняка есть качества «плохого мальчика», которые так беспокоят Люка.

В комнате вдруг стало слишком жарко, и Эйрин посерьезнела, словно поняла, как изменилось направление их разговора.

– Упс. Кажется, я немного отвлеклась, – пошутила она. – Ты заставил меня забыть о моем брате, о его предупреждениях и о том, что я слышала о тебе. Думаю, мы поговорим о чем-нибудь другом. – Она задумалась на секунду, а потом продолжила: – Твоя ферма животноводческая?

Ты разводишь лошадей? Если честно, я мало что знаю о тебе, хоть вы с Люком давно дружите.

Он немного помолчал. Его голова кружилась от того, как быстро менялась Эйрин. Но он узнал, что она может быть соблазнительной, забавной, умеет флиртовать и ей наверняка нравится целоваться. Последний пункт взволновал его еще сильнее и заставил желать большего.

– Да, наша ферма животноводческая, – наконец выдавил он. – Но у меня есть и другие интересы в жизни. Мы с Гейбом работаем в сфере коммерческой недвижимости, но из-за Амелии я немного отошел от дел. Я предпочитаю жизнь ковбоя и живу на ранчо, поскольку могу себе позволить заниматься тем, что мне нравится больше всего.

– Мне казалось, что жизнь на ранчо очень тяжелая и работа здесь не из легких, не то что сидеть где-нибудь в офисе. Хотя ехать на работу в час пик тоже довольно опасно и стоит многих нервов.

– Да, здесь нелегко, но я получаю удовольствие от физической работы. А ты хочешь работать с детьми. Что ж, у тебя здорово получается.

– Мне нравится детская психология. Думаю, я смогу выбрать, в какой конкретно сфере мне захочется применить свои навыки и знания. А вот моему брату не хватает экзотики, хотя инженер-эколог может работать по всему миру.

– Жаль, что в Техасе не найти замерзшей тундры, – пошутил Кейд, вызывая улыбку Эйрин.

Прошло еще некоторое время, и оказалось, что с Эйрин легко общаться, что было неудивительно, потому что в некоторых вещах она была похожа на своего брата, к тому же они выросли в одном и том же городе и ходили в ту же школу. Кейд старался придерживаться безопасных тем, помня предостережения друга, что стоило ему немалых усилий, особенно когда они с Эйрин хохотали над каким-нибудь забавным эпизодом из их общего прошлого.

Ее смех был заразительным и соблазнительным, и у Кейда каждый раз возникало желание поцеловать ее. Если честно, он все время думал о том, как бы ее поцеловать. И каждый раз ему приходилось вспоминать Люка и ее слезы, которые он увидел в детской сегодня вечером. Похоже, придется придумать себе еще какое-то дело, чтобы занять мысли чем-нибудь другим.

– Ты сказал, что хотел бы оставить вечер пятницы для себя, – сказала Эйрин. – Я не буду возражать и с радостью присмотрю за Амелией. Можешь даже пойти куда-нибудь в субботу вечером, если хочешь.

– Похоже, ты пытаешься избавиться от меня, – весело заметил Кейд.

– Может быть, – с улыбкой ответила она.

– Прямо сейчас я ни с кем не встречаюсь, так что не против остаться дома. К тому же я хочу, чтобы ты научила меня уходу за ребенком и показала, чем кормить нашу малышку.

– С удовольствием, – кивнула Эйрин. – Тебе не о чем беспокоиться. Амелия – чудесный ребенок. У нее здоровый сон, ей нравится еда, которую ей дают, и она почти всегда в хорошем настроении. Твоя племянница – счастливый и довольный жизнью ребенок, так что тебе крупно повезло. – Эйрин поднялась, и то же самое сделал Кейд. – Кажется, у нас завтра насыщенный день, так что я пойду спать. Увидимся утром. И не забывай, если тебе захочется поехать куда-нибудь завтра, я не буду возражать. В любом случае я буду здесь, с Амелией.

Кейд улыбнулся, потому что Эйрин определенно пыталась выдворить его из дома.

– Я подумаю. Мне кажется, будет лучше, если я займусь чем-нибудь, даже если я просто поеду на север или юг, запад или восток, лишь бы убраться подальше от искушения.

Эйрин кивнула, густо покраснев.

– А если тебе не захочется, тогда прокачусь я. Это будет чудесный летний вечер. Доброй ночи, Кейд, – сказала она и вышла из комнаты.

Кейд не сдвинулся с места. Ну что ж, ему придется придумать, куда выходить по вечерам в выходные дни, или найти кого-то, с кем их проводить.

Наконец он пошел к себе, чтобы переодеться. Кейд как раз снимал ботинки, когда услышал плач Амелии. Он посмотрел на закрытую дверь и подождал еще немного.

Амелия перестала плакать, но Кейд не мог сказать с уверенностью, уснула ли она или с ней была Эйрин. Он подождал еще чуть-чуть, а потом тихонько постучал в дверь.

– Входи, – послышался голос за дверью.

Когда Кейд открыл ее, он увидел Эйрин с Амелией на руках. Малышка прильнула к плечу своей няни, но, когда он вошел в комнату, повернулась и посмотрела на него.

– Наша кроха плакала?

– Наверное, она услышала, как я нахваливала ее за то, что она крепко спит, и решила доказать мне обратное, – глядя с улыбкой на ребенка, ответила Эйрин.

Малышка какое-то время смотрела на Кейда, а потом протянула к нему ручки.

Ему захотелось обнять их обеих, но вместо этого он взял на руки Амелию, которая была такой теплой и мягкой и пахла детской присыпкой.

– Что тревожит нашу малышку? – мягко спросил Кейд, сделав с ней несколько шагов по комнате.

Девочка обвила ручками его шею и прильнула к нему. Она казалась такой довольной.

Ему следовало отпустить Эйрин, укачать Амелию и уложить ее обратно в кроватку, но он не мог ничего поделать с собой. Все еще в своем зеленом сарафане, Эйрин стояла и смотрела на него. В мягком свете лампы она казалась еще соблазнительнее, чем когда-либо.

– Будет лучше, если ты останешься, – попросил Кейд. – Или ты против?

– Конечно нет, – сдерживая улыбку, ответила она. – К тому же я не собиралась уходить далеко, – добавила она, взглянув на открытую дверь в свои апартаменты.

– Знаю. Я похожу с ней немного, а потом укачаю.

– Хорошо, но можешь отдать ее мне, как только захочешь, хотя она выглядит очень довольной в твоих объятиях. Понятия не имею, почему она проснулась.

– Она снова заснет, – тихо сказал Кейд. Он немного походил по комнате, а потом присел в кресло-качалку, а Эйрин расположилась в большом мягком кресле.

Через несколько минут Амелия положила ему голову на плечо.

– Скажи мне, когда она закроет глазки, – шепотом попросил он.

– Ее глаза уже закрыты. Мне кажется, она засыпает, – тихо ответила Эйрин.

Кейд укачивал ребенка еще двадцать минут, вполголоса разговаривая с Эйрин.

Когда Амелия уснула, он уложил ее в кроватку.

– Я же говорила, что она крепко спит.

– Эйрин, еще довольно рано. И я не кусаюсь. Давай спустимся вниз и перекусим чем-нибудь и еще немного поболтаем.

Она чуть удивленно посмотрела на него, но ничего не ответила.

– Я буду держать дистанцию и не буду флиртовать. Ну же, Эйрин. Все же интереснее, чем сидеть в одиночестве. К тому же мне совсем не хочется спать.

– Я соглашаюсь на твое предложение вопреки здравому смыслу. Еще довольно рано, чтобы идти в кровать, а ребенок крепко спит.

Кейд довольно улыбнулся, когда она кивнула и пошла рядом с ним. У двери они остановились и посмотрели на Амелию, которая сладко спала в своей кроватке.

Потом они набрали в кухне крекеров, сыра, воды со льдом для Эйрин и холодного пива для Кейда и разместились на крыльце под навесом.

– Иногда я выключаю здесь свет, и тогда становится достаточно темно для того, чтобы увидеть звезды.

Эйрин посматривала на планшет, но Амелия ни разу не пошевелилась с тех пор, как они вышли из детской.

– Здесь самое спокойное место на земле, – тихо сказал Кейд.

– Тебе нравится тут, не так ли?

– Да. На ранчо я люблю все, кроме бумажной работы. Но я не могу избежать ее. Нужно вести записи, чтобы не было проблем с налогами.

– Но почему бы тебе не заниматься делами ранчо постоянно?

– Я хотел открыть свое дело и заработать денег, чтобы не быть зависимым от отца.

– Кейд, ты уже становишься замечательным папой для Амелии. Ты со своим отцом – два разных человека.

– Очень надеюсь, черт подери. Но ты ведь не собираешься читать мне лекцию о том, как это замечательно – жениться и обзавестись семьей?

Эйрин тихо рассмеялась, и Кейду захотелось притянуть ее к себе.

– Это просто глупо с твоей стороны сказать, что ты никогда не женишься, потому что твой отец не мог найти счастье в браке. Ты совсем другой.

– Аминь. Хотя в моих венах течет его кровь. И я не хочу остепеняться.

– Какая жалость. Ты очень хорошо ладишь с Амелией.

– Я по-прежнему нервничаю, но уже не так сильно, как раньше. С каждым днем я чувствую все большую близость с ней. Надеюсь, ей понравится на ранчо.

– Конечно, ведь это ее дом.

– Тут ты права. Ты, наверное, будешь искать работу где-то неподалеку от дома?

– Да, но я готова к переездам.

– Чудесно. Если ты подыщешь себе что-нибудь, заедешь как-нибудь к нам повидаться?

– Не могу обещать. Амелия может не вспомнить меня, потому что она еще такая маленькая.

– Зато я буду помнить тебя, – сказал Кейд, и Эйрин рассмеялась.

Чем дольше они сидели и болтали, тем больше Кейду хотелось обнять ее и поцеловать.

Было два часа ночи, когда Эйрин наконец поднялась, чтобы идти спать.

Она потянулась, чтобы забрать свой стакан и тарелку, но Кейд остановил ее, легонько сжав ее запястье.

– Не надо… – Он хотел сказать ей, что сам уберет посуду, но, как только его пальцы коснулись ее руки, все слова тут же улетучились из его головы.

Кейд шумно вздохнул. Вежливые и слегка отстраненные отношения босса и его няни в мгновение ока превратились в безудержную страсть. Он посмотрел на Эйрин и увидел, что она испытывает те же чувства.

– Эйрин, – прошептал Кейд.

– О нет… – едва слышно сказала она.

– Я пытался. Целую неделю я старался избегать тебя и не обращать внимания на свои чувства. Мы оба старались. Но что плохого в том, чтобы просто поцеловаться? Я не украду твое сердце, если пару раз поцелую тебя. Мне кажется, твоему брату не хватает легкости, – продолжил он, притягивая к себе Эйрин. – Я не хочу сделать тебе больно, но мне кажется, что мы забыли, что поцелуи могут быть невинной забавой, – прошептал он, обняв ее за талию.

Она приподняла к нему свое лицо и положила ладони на его предплечья.

Он наклонился и прильнул к ее мягким губам. Потом его нежный поцелуй стал более настойчивым и страстным. Кейд крепко обхватил Эйрин за талию и притянул к себе еще ближе.

В тот же миг его страсть разгорелась с новой силой, и он понял, что слишком ошибался, когда думал, что поцелуи с Эйрин могут быть невинной забавой. Она разожгла в нем такой огонь, что он готов был целовать ее не только до самого утра, но и весь завтрашний день. Кейду хотелось заняться с ней любовью, соблазнить ее и никогда не отпускать.

Эйрин целовала его в ответ, заставляя сходить с ума от желания.

– Эйрин, – в который раз прошептал он, покрывая поцелуями ее шею и опускаясь вниз к вырезу ее сарафана. Кейд ощущал, как Эйрин обмякла в его руках, и сгорал от страсти. Он пытался сдерживаться, но каждое ее движение только сильнее воспламеняло его.

Она прижалась к нему всем телом и крепко вцепилась в него одной рукой, а другой поглаживала его затылок и страстно отвечала на его поцелуи.

У него так сильно стучало в висках, что он ничего не слышал. Эйрин слегка задвигала бедрами, и Кейд застонал. Он хотел ее, как никакую другую женщину. Как у нее получалось вытворять с ним такие вещи? Отчего ее поцелуи были настолько впечатляющими, что он едва сдерживался, чтобы не подхватить ее на руки и отнести в ближайшую спальню?

Ему следовало остановиться, но он не мог. Он хотел эту красивую женщину, которая одним поцелуем переворачивала его вселенную вверх тормашками.

Кейд не мог сдержаться и начал мягко поглаживать Эйрин по спине, а потом опустился чуть ниже, ощутив под тонкой тканью соблазнительные округлости ее ягодиц. Затем его рука скользнула вниз по ее бедру, ощутив тепло ее тела.

Эйрин тут же схватила его за запястье, а потом высвободилась из его объятий и сделала шаг назад. Она тяжело дышала.

– Кейд, мне кажется, мы допустили ошибку, – прошептала Эйрин. – Но такого больше не повторится. – Она судорожно вдохнула и смотрела на него не двигаясь. – Мы забудем то, что произошло, и не будем придавать этому значения. Иначе я не останусь здесь. Я не хочу рисковать остаться с разбитым сердцем, а ты не заинтересован в серьезных отношениях. Так что впредь больше никакого флирта и никаких поцелуев.

– Эйрин, но это всего лишь поцелуи, – возразил Кейд, но он понимал, что их поцелуи были далеко не обычными. Он встречался со многими женщинами, включая супермодель и начинающую актрису, которые были красивыми и соблазнительными и сводили с ума одним своим видом, но он совершенно не помнил их поцелуи. Тогда как сейчас он пережил настоящее откровение, которое просто потрясло его.

– Эйрин, – начал Кейд, сделав шаг к ней, но она жестом остановила его.

– Кейд, стой на месте. Я сейчас пожелаю тебе спокойной ночи и пойду к себе. Мы не войдем в дом вместе. Мы с тобой на пару минут начисто забыли про здравый смысл, но теперь вернемся к нему. Увидимся утром.

Она поспешила в дом, а Кейд стоял и думал, сможет ли она сдержать свое обещание. Он понимал, что после этих поцелуев возврата к прежним отношениям нет и быть не может.

По крайней мере, для него.

Глава 5

Эйрин бросилась наверх. Задержавшись на секунду у кроватки Амелии, она исчезла в своей комнате, закрыв за собой двери, словно могла забаррикадироваться от своих чувств.

Поцелуи Кейда лишили ее той капли спокойствия, которое ей с таким трудом удалось обрести. Эйрин никогда в жизни не отвечала на ласки мужчины с таким пылом, как делала это с Кейдом, что потрясло ее почти с такой же силой, как разрыв с Адамом.

Еще больше ее беспокоило то, что она чуть не вышла за последнего замуж, а ведь он никогда не пробуждал в ней таких чувств, как Каллахан.

Она запустила пальцы в волосы и схватилась за голову. Ну почему было не послушаться совета Люка? Он ведь предупреждал ее насчет Кейда, который очаровывал женщин без особых усилий.

И теперь она сходила с ума от желания и не представляла, как сможет избежать дальнейших поцелуев своего босса. Ей хотелось еще раз ощутить прикосновение его губ и рук, хотелось, чтобы он занялся с ней любовью – о чем она даже не мечтала, когда соглашалась на эту работу. Эйрин прекрасно понимала, что рискует своим сердцем, но она никогда не переживала такой всепоглощающей страсти. Секс не был в ее понимании обычным делом, и близкие отношения служили основой сильнейшей эмоциональной привязанности.

Эйрин покачала головой и подошла к кровати, чтобы лечь спать, но она знала, что вряд ли уснет сегодня, потому что ее тело не желало успокаиваться и жаждало прикосновений Кейда.

– Люк, ты был прав, – прошептала в темноту Эйрин. – Как же ты был прав. Мне следовало послушаться тебя.

Она притянула кресло к окну и посмотрела на звездное небо. Спал ли сейчас Кейд? На секунду ей захотелось, чтобы он переживал то же смятение, что и она. Но потом Эйрин с надеждой подумала, что он спокойно спит и успел забыть об их поцелуях. И в следующую пятницу он пригласит кого-нибудь на свидание вместо того, чтобы оставаться дома со своей маленькой племянницей и ее няней. А если нет, Эйрин гарантирована бессонница.


Кейд проснулся и, услышав щебетание Амелии, осторожно открыл дверь в ее спальню. Малышка сидела в своей кроватке и сразу же заметила его. Она радостно улыбнулась и протянула к нему ручки, что-то неразборчиво лепеча.

Кейд не удержался и рассмеялся, поднимая ее на руки.

– Как же ты бессовестно пользуешься своим обаянием, чтобы заставить меня вызволить тебя из плена твоей кроватки. Ты протягиваешь ко мне свои крохотные ручонки и смотришь на меня с таким обожанием, что мне хочется затискать тебя. Улыбаешься мне и пытаешься подкупить своими объятиями. Ты выглядишь очаровательно, вся такая тепленькая и пушистенькая. Как тебе не стыдно, маленькая мисс Похитительница Сердец? Конечно, ты добилась желаемого – пришел большой и сильный мужчина и спас тебя. И этот болван будет потакать всем твоим капризам. Ты ослепительно улыбаешься мне, смотришь на меня этими огромными синими глазами, что-то лепечешь и получаешь то, чего тебе хочется, несмотря на то, что ты не можешь произнести вразумительно ни одного слова. Ты даже не знаешь, как указать на то, что ты хочешь, чтобы я дал тебе, но каким-то образом ты умудряешься добиться своего и сделать так, чтобы тебя развлекали, пели, читали, даже купались с тобой.

Амелия рассмеялась, словно Кейд сказал ей что-то смешное, и он захохотал вместе с ней.

– Мне кажется, на всем белом свете нет больше такой миленькой девочки, как ты. Думаю, мне нужно сменить тебе подгузник и одеть тебя. Или придется будить твою няню, что я сделал бы с огромным удовольствием, но только без тебя и не в таком слегка помятом виде.

Амелия улыбнулась и причмокнула губами, и Кейд снова не сдержал смех.

– Крошка моя, ты само очарование, – сказал он, крепко прижав к себе, а потом усадил обратно в кроватку. – Я сейчас сменю тебе подгузник, а твоя няня потом все исправит.

Через двадцать минут Кейд устроил Амелию в ее высоком стульчике и склонился над ней, а она в ответ радостно улыбнулась ему. Да уж, он сделает все, что угодно, чтобы она была счастлива.

– Я не знаю, чем тебя кормить. – Кейд поставил на ее поднос чашку с молоком. – Ты знаешь, что вчера вечером я огорчил твою няню? Нет, ты не знаешь, иначе не улыбалась бы мне вот так, потому что она тебе нравится. И я не виню тебя. Мне она тоже нравится. Она просто сногсшибательная. Так, теперь я поищу тебе что-нибудь на завтрак, а если у меня ничего не получится, твоя няня скоро проснется и придет спасти тебя. Или меня. – Он рассмеялся собственной шутке. – Она долго спит… Если только она вообще ложилась спать. Я не смог уснуть и все из-за твоей красивой няни. Что ты скажешь на это?

Кейд, конечно, не ожидал услышать ответ.

– Наверное, мне не следовало подслушивать твой очень личный разговор.

Он повернулся и увидел на пороге кухни Эйрин. Его сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она была в коротеньких шортиках и футболке, а ее рыжие волосы были собраны в хвостик. Эйрин выглядела моложе своих лет и соблазнительнее, чем когда либо, и Кейд не мог оторвать взгляд от ее длинных ног ценой в миллион долларов.

– Леди, вам следовало стать моделью. Эти ножки могли бы украсить любую рекламу.

– Огромное спасибо. Твой комплимент поднял мне настроение, так же как и твой односторонний разговор с Амелией.

Кейд расплылся в улыбке и пожал плечами:

– Вот что случается, когда подслушиваешь.

– Мне было слишком весело, чтобы останавливать тебя. Уф, я очень польщена.

– Еще бы, хотя я мог бы добиться больших успехов, если бы говорил с тобой лично.

– Мне кажется, мы оба делаем то, что поклялись не делать, – заметила Эйрин. – Может, мне следует выйти и снова зайти, и мы притворимся, что ничего не было.

– Даже не думай, дорогая, – протянул Кейд, протягивая Амелии ложечку с хлопьями.

У него отлегло от сердца. Вчера, когда они расстались, Эйрин выглядела расстроенной, а Кейд места не находил, чувствуя себя виноватым. А теперь она улыбалась ему и даже флиртовала с ним.

Кейд взглянул на нее, не оборачиваясь, и увидел, что она готовит себе завтрак. Эйрин стояла к нему спиной, и он снова посмотрел на ее длинные ноги. Кейд шумно вздохнул, потому что в комнате вдруг стало невыносимо жарко. Через пару секунд Эйрин подошла ближе и посмотрела на Амелию.

– Ты прекрасно справляешься, и ребенок доволен, но, если ты захочешь, я подменю тебя.

В одной руке она держала тарелку с бутербродом, а в другой миску с ягодами.

– Это и есть твой завтрак?

– Да, и я могу кормить Амелию и есть сама.

– Вот и ешь, а я буду кормить ее сам, пока она не возражает.

– Не говори потом, что я не дала тебе шанса. Ты ведь платишь мне деньги за то, чтобы я заботилась об Амелии.

– Ты права, но мне нужно научиться, как делать то же самое, когда тебя не будет поблизости.

– Мне кажется, у тебя уже прекрасно получается. Дай знать, когда захочешь, чтобы я взяла ее.

– Спасибо. Мы замечательно справляемся, – ответил Кейд. Он дал Амелии еще одну ложечку хлопьев, и она зачмокала губами. – Она как-то шумно ест.

– Она перерастет это.

– Надеюсь, до того, как она станет подростком.

– Чего ты так боишься подростков? Ты ведь и сам когда-то был таким.

– Мне кажется, ты опять смеешься надо мной. Если бы тебе вдруг пришлось стать опекуншей мальчика-подростка, ты бы не переживала? – Он посмотрел на Эйрин и покачал головой. – Хотя о чем я. Ты-то знаешь, что делать с детьми.

– Хватит беспокоиться о том, что случится через лет двенадцать. Кейд, ты ведешь себя глупо.

Что ж, она была права. За двенадцать лет можно много чему научиться. А пока он будет наслаждаться, занимаясь воспитанием Амелии с помощью ее няни конечно же. Что до ее няни…

– Давай попросим Мейзи побыть с Амелией сегодня вечером, а сами поужинаем где-нибудь, – предложил он. – Ты заслужила отдых.

– Спасибо, – рассмеялась Эйрин, – но я думаю, что между опекуном и няней его подопечной должны сохраняться чисто профессиональные отношения.

– Значит, мы никуда не пойдем. Амелия уснет, и двое взрослых останутся в уютном доме, где подвергнутся неимоверному искушению. Лично я не против, – сказал Кейд.

– После того как ребенок уснет, мы пожелаем друг другу спокойной ночи и разойдемся по разным углам твоего огромного дома. А еще лучше, ты пригласишь кого-нибудь на свидание и отправишься веселиться.

– Именно это я и пытаюсь сделать, – пристально посмотрел на нее Кейд, отчего она густо покраснела.

Они, не отрываясь, смотрели друг на друга, и, несмотря на то, как сильно Эйрин боролась с собой, Кейд мог видеть огонь желания в ее глазах.

Кейд начисто забыл обещание, данное Люку, и думал только о том, как он держал в своих объятиях Эйрин и целовал ее пухлые губы. С каждой секундой его страсть становилась все жарче.

Он резко поднялся.

– Думаю, самое время воспользоваться твоим предложением покормить Амелию и убраться из кухни ко всем чертям, – сиплым голосом бросил он.

Кейд выскочил из кухни, прошел по коридору и закрылся у себя в кабинете. Его взгляд упал на фотографию, сделанную много лет назад. На ней были запечатлены они с Люком. Оба пыльные, со взъерошенными волосами после игры в футбол. Люк расплылся в улыбке, и они выглядели как закадычные друзья, которым очень весело вместе.

– Приятель, я стараюсь, – прошептал Кейд. – Я сделаю все, чтобы поменьше видеться с ней, но как же мне хотелось бы, чтобы ты был рядом и помог мне не сбиться с пути. Ты, наверное, даже не понимаешь, какой роскошной женщиной стала твоя сестра. Ты – нет, а я – да, и она близка к тому, чтобы сломать мне жизнь. – Он поставил снимок обратно на стол и вышел из кабинета. Придется поискать кого-нибудь, с кем можно будет повеселиться этим вечером. До понедельника, когда в доме снова появится Мейзи, еще очень далеко.


Следующие выходные Кейд решил провести в Далласе и оставил Эйрин на ранчо с Амелией, заплатив ей дополнительно за эти дни. На протяжении всей недели они расходились сразу же после того, как Эйрин укладывала ребенка спать. Она могла видеть, что Кейд старался держаться от нее подальше и учился, как ухаживать за малышкой, днем, когда поблизости была Мейзи. Но, несмотря на все его ухищрения, Эйрин, как никогда, ощущала его присутствие. Ее тянуло к нему с непреодолимой силой, и она знала, что он испытывал те же чувства.

Так прошло две недели.

Во вторую пятницу сентября полил дождь как из ведра. Эйрин искупала Амелию и переодела ее к ужину. Она не знала, будут ли они в доме вдвоем с малышкой, или к ним присоединится Кейд. Эйрин думала о том, с кем он проводил свои выходные, и уедет ли он в следующие опять.

Несмотря на то, что теперь они виделись не так часто, она не могла выбросить его из головы. Иногда Эйрин ловила на себе напряженный взгляд его синих глаз, в которых бушевал шторм. Когда такое случалось, ей хотелось выйти из комнаты, но она просто отворачивалась и смотрела в другую сторону.

Эйрин стояла и смотрела, как большие дождевые капли бьют по оконному стеклу, в то время как Амелия играла со своими игрушками. Небо прорезывали молнии, и Эйрин с беспокойством думала, все ли в порядке с Кейдом.

Когда из-за угла дома показался пикап, ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Через несколько секунд она услышала, как Кейд вошел в дом. Эйрин с трудом сдержалась, чтобы не пойти ему навстречу, а потом он сам появился на пороге в мокрых джинсах.

– Рада видеть тебя целым и невредимым, – сказала она.

– Спасибо. На улице ужас что творится, – ответил Кейд.

– Ты сегодня поедешь куда-нибудь?

– Нет. Пойду приведу себя в порядок, а потом спущусь. Тут так вкусно пахнет.

– Мейзи приготовила огромную кастрюлю супа с мясом и испекла твой любимый клубничный пирог.

– Ах, что может быть лучше, чем вечер дома, когда на улице бушует шторм, а тебя ждут великолепный ужин и любимый клубничный пирог. А мы можем угостить им Амелию? Думаю, ей понравится.

– Она слишком маленькая, чтобы прожевать клубнику. Наберись терпения.

– Какая жалость, – бросил он и отправился к себе наверх.

Ужин прошел замечательно, а потом Эйрин сидела в мягком кресле, а Кейд играл с Амелией на полу. Он разговаривал с малышкой, корчил ей рожицы и развлекал ее куклой, надевавшейся на руку. Амелия смеялась и пыталась дотянуться до игрушки.

Через некоторое время Кейд прислонился к креслу, усадил девочку себе на колени и вытянул свои длинные ноги. Амелия поиграла еще несколько минут своей куклой, а потом прильнула к Кейду и закрыла глазки.

– Она засыпает. Я уложу ее, – сказала Эйрин. – Она здорово повеселилась с тобой. Кейд, ты замечательный папочка.

– Я стараюсь. С ней очень легко быть хорошим папой, и я уже люблю ее всем сердцем. – Он поцеловал ребенка в макушку. – Я сам уложу ее. С каждым разом у меня получается все лучше и лучше. А ты пока отдыхай и смотри на дождь. Из-за этого шторма может затопить наши мосты, но мы обычно никогда не остаемся отрезанными от остального мира. – Дождь с новой силой забарабанил по окнам. – Я рад, что вернулся домой сегодня. – Кейд поднялся, бережно прижимая к себе ребенка.

– Я возьму Амелию и пойду к себе.

– В такой шторм у нас может отключиться электричество. Может, ты все-таки останешься, и мы поговорим. Я, как обычно, останусь на своей стороне комнаты. Так мы будем в безопасности.

– Вряд ли, – тихо ответила Эйрин.

– Расслабься. Мы взрослые люди. Наши поцелуи не несли в себе угрозу жизни и ничего не изменили, – сказал Кейд, глядя на Амелию. – Оставайся. Я не хочу тут сидеть в одиночестве. А теперь я отнесу ее в кроватку, и, если мне понадобится помощь, я позову тебя.

– Да, сэр, – улыбнулась Эйрин.

Кейд расплылся в улыбке, снова посмотрел на спящую на его руках Амелию и тихо вышел из комнаты.

Когда он вернулся, то, как и обещал, сел в мягкое кресло в другом конце комнаты. Он выглядел расслабленным и до невозможного соблазнительным. Ей следовало пойти наверх с Амелией, но сидеть здесь с Кейдом было намного веселее, чем провести вечер в своей комнате в полном одиночестве.

– Кейд, ты чудесно ладишь с Амелией, и из тебя получится замечательный отец. Почему же ты так категорично настроен против того, чтобы заводить семью? – выпалила Эйрин, а потом растерянно заморгала. – Извини, наверное, этот вопрос слишком личный, так что можешь не отвечать. Просто я не раз слышала от Люка о твоем решении никогда не жениться.

– Я видел, как складывалась семейная жизнь моего отца, и там было очень мало хорошего. Мне не хочется повторять его опыт.

– Печально, – ответила Эйрин. Теперь она знала чуточку больше о том, почему Кейд решил до конца своих дней оставаться холостяком. – Ты такой хороший папочка для Амелии.

– Спасибо. Ты успокоила меня, потому что я по-прежнему чувствую себя немного неуверенно с ней.

Эйрин провела взглядом по его телу, и ее охватило волнение. Она вспомнила, что чувствовала в его объятиях.

– Знаешь ли, это глупая причина, чтобы отказываться от семейной жизни. То, что она не заладилась у твоего отца, еще не значит, что то же самое произойдет и с тобой тоже. Ты не такой, как он.

– Я его сын. Во мне течет его кровь. Я боюсь, что стану таким же, как и он. Он любил всех своих жен до того, как жениться на них. Но даже если я не стану таким, как мой отец, брак не представляется мне чем-то приятным и позитивным. Человек, который хочет обзавестись семьей, похож на любителя, пытающегося пересечь Ниагарский водопад по натянутому через него канату. У него может получиться, и тогда его ждут почести и аплодисменты, или он просто свалится вниз и утонет.

– Какая мрачная картинка. Разве ты не понимаешь, что ты не такой, каким был твой отец? Отношение к браку не передается по наследству и не является чем-то заразным.

– Но я рос в его окружении. Я терпеть не мог, как отец относился к нам. Мы никогда не знали, приедет он на выходные или нет. Ему не было до нас никакого дела. А Блейка он вообще игнорировал. Но больше всего я ненавидел ссоры между родителями. Когда я был маленьким, часто по ночам закрывал уши, чтобы не слышать их крики, и клялся себе, что никогда не женюсь.

– Но это взгляд ребенка. Ты лишаешь себя чудесной жизни, полной любви и радости. Я, например, не могу себе представить жизнь без детей. Вспомни, как Амелия сидела у тебя на коленях. Она была такой радостной. Ты ей нравишься, и она любит, когда ты держишь ее на руках. Разве твой отец так не делал?

– Черт подери, конечно нет. Не знаю, что он делал, когда я был такого возраста, как Амелия, но я никогда не видел, чтобы он брал на руки Гейба.

– Неужели ты не хочешь своих собственных детей?

– Думаю, я смогу справиться только с одним ребенком. Но раз мы завели разговор на личные темы, выскажу тебе свое сожаление по поводу твоего разрыва. Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это, и я желаю, чтобы в будущем тебе повезло намного больше.

– Спасибо, – тихо ответила Эйрин. – Я по-прежнему хочу замуж и семью. Не сейчас, конечно, но когда-нибудь. Адам разорвал нашу помолвку, потому что я не могла дать ему гарантии, что смогу родить ему детей.

– Может быть, тебе будет лучше без него.

– Я тоже так думаю. Наверное, Люк сказал тебе, что у меня был выкидыш и что у меня могут возникнуть проблемы с тем, чтобы выносить ребенка. Для некоторых людей такие вещи очень много значат. Но не для меня. Я, наверное, возьму приемных детей. – Эйрин сделала паузу, чтобы немного успокоиться, а потом добавила: – Мы расстались с Адамом не так давно, и я до сих пор переживаю по этому поводу.

– Раз у нас зашла речь о браке, я хотел бы кое-что сказать тебе, – сухо заметил Кейд, и Эйрин выдавила улыбку. Не он начал этот разговор, так что ей придется выслушать все, что собирался высказать Кейд. – Если парень любит тебя по-настоящему, он все равно женится на тебе, даже если ты не сможешь родить ему детей. Как ты уже сказала, можно взять приемных.

– Спасибо вам, мистер Брачный Консультант, – улыбнулась Эйрин. – Я полностью согласна с вами.

– Иначе и быть не может. В этих делах у меня столько же опыта, как и у тебя.

– Не-а, – поддразнила его Эйрин. – Ты никогда не был помолвлен, а я чуть не вышла замуж.

Кейд поднялся с места, пересек комнату и склонился над Эйрин, положив руки на подлокотники ее кресла.

– Это дает тебе мало опыта, а я получил его намного больше, потому что пятнадцать лет рос в плохом браке, пока мои родители не развелись. – Он наклонился еще ниже. – Так что мой совет имеет больший вес.

– Ты обещал оставаться на своей половине комнаты, – напомнила ему Эйрин.

– Вот почему мне не следует жениться. Я не исполняю своих обещаний. – Его глаза потемнели. – Ты боишься меня?

– Нисколечко. И я не собираюсь за тебя замуж, – ответила она, зная, что Кейд шутит. – А теперь возвращайся обратно и подумай о моем брате.

Он взял ее за руки и поднял с кресла.

– Я хочу узнать еще кое-что. Отвечай честно, – потребовал Кейд. – Я не мог уснуть в ту ночь после нашего первого поцелуя. Ты тоже не спала?

– Кейд, мы так не договаривались, – вдруг посерьезнела Эйрин, понимая, что он больше не шутит.

Кейд буравил ее взглядом своих синих глаз, полыхавших от страсти.

– Мне кажется, ты только что ответила на мой вопрос, – сипло сказал он, посмотрев на ее губы, и она замерла в ожидании.

Ей следовало отодвинуться, но она не могла. За прошедший год в ее жизни появилось много боли, одиночества и тяжелого труда. Разве случится какая-нибудь катастрофа, если она на несколько минут забудется, чтобы насладиться простыми радостями жизни? Разве ей сильно повредят несколько поцелуев и еще одна бессонная ночь?

Глава 6

Здравый смысл закричал ей на ухо: «Нет, уходи!» Эйрин делала все, чтобы не слышать его, и, дрожа, смотрела в синие глаза Кейда, потемневшие от страсти. Но голос разума не сдавался.

– Кейд, – прошептала Эйрин. – Я… Мне нужно идти, – сказала она, сгорая от желания.

– Я не держу тебя, – прошептал он в ответ, целуя ее в шею, а потом в ухо. Его поцелуи были такими легкими, что ей хотелось обнять его и притянуть к себе ближе.

«Просто уходи».

Эйрин вздохнула, когда Кейд провел языком по ее шее. Она прильнула к нему, но ее не покидали сомнения. Вдруг эти несколько поцелуев будут стоить ей разбитого сердца?

Разрываясь между желанием и осторожностью, она не знала, что ей делать. Здравый смысл твердил, что нужно развернуться и уйти, но Эйрин стояла, словно прикованная к месту.

Кейд обнял ее и приподнял ее подбородок так, чтобы их глаза встретились.

– Хватит бороться с собой, – прошептал он, почти касаясь губами ее губ. – Ты знаешь, что хочешь поцеловать меня. Ты знаешь, что тебе нравится, когда мы целуемся. Перестань противиться своему желанию. – Он потерся губами о ее губы, что было подобно вспыхнувшей искре.

С громко бьющимся сердцем Эйрин обвила его шею руками и запустила пальцы в его густые волосы. Несмотря на голос разума, она не могла уйти, потому что слишком сильно хотела Кейда.

Он притянул ее к себе своими сильными руками и, завладев ее губами, языком проник в ее рот, настойчиво и требовательно.

Сходя с ума от желания, Эйрин могла только целовать его в ответ. Она пересекла невидимую черту, что в данный момент ее совсем не волновало. Эйрин не хотела отступать. Прощаясь с осторожностью и логикой, она тесно прижалась к нему бедрами, чувствуя, насколько он возбужден и готов к тому, чтобы любить ее.

– Кейд, – прошептала она до того, как Кейд снова прильнул к ее губам.

Он ласкал ее своим языком и крепко прижимал к себе одной рукой, а другая легко скользила по изгибам ее тела, опускаясь вниз к ее ягодицам и вызывая еще более сильное желание.

Его прикосновения сводили Эйрин с ума, и теперь, когда она перестала сдерживаться, ей хотелось, чтобы между ними не было никаких преград. Она желала прикоснуться ладонями к его обнаженной коже и покрывать поцелуями все его тело. Наверное, Кейд испытывал те же чувства, потому что не успела Эйрин опомниться, как он расстегнул пуговички и стянул с плеч верх ее сарафана, который мягко опустилось ей на талию.

Она ахнула от удовольствия, когда Кейд обхватил ладонями ее обнаженные груди, лаская их и распаляя чувствительное местечко внизу ее живота.

Он не отрывался от губ Эйрин, а она дрожащими пальцами начала расстегивать его рубашку. Кейд остановил ее, рывком снял рубашку через голову и бросил ее на пол. А потом он снова прильнул к Эйрин, чтобы насладиться вкусом ее поцелуев.

Желая исследовать восхитительное тело Кейда, она провела руками по его груди и стальным мышцам, а потом ее пальцы скользнули вверх, поглаживая гладкую кожу его предплечий. Наконец, Эйрин оторвала свои губы от губ Кейда и проследовала ими по пути, который только что проложили ее пальцы, покрывая поцелуями его шею и грудь.

Кейд со стоном обхватил ладонями ее голову и снова прильнул к ее губам, подарив ей еще один головокружительный поцелуй. Эйрин настолько потрясло снедавшее ее желание, что она не могла сделать ничего другого, кроме как закрыть глаза и крепко прижаться к Кейду. Она давно ни с кем не целовалась, если, конечно, то, что она переживала раньше, можно было назвать поцелуями. Но благодаря этому мужчине Эйрин узнала вкус настоящего поцелуя.

Проводя ладонями по его сильным плечам, она стонала от удовольствия, когда он ласкал ее, а его опытные руки легко касались ее, возбуждая еще больше. Кейд подхватил Эйрин на руки, не отрываясь от ее губ, и отнес на диван, где усадил к себе на колени. Подняв голову, она посмотрела в его синие глаза и увидела в них бушующую страсть.

Кейд скользнул теплой рукой под сарафан Эйрин и начал поглаживать ее бедра, едва касаясь их пальцами, отчего она раздвинула ноги и села на него сверху.

Он снова обхватил ладонями ее груди и неторопливо поцеловал сначала одну, а потом другую, и она зажмурилась от удовольствия и крепко сжала его мускулистые руки.

– Какая ты красивая, – прошептал Кейд.

Он поцеловал ее в губы, а потом снова наклонился и обвел языком вокруг ее соска.

Эйрин прекрасно понимала, что через несколько минут они не смогут, да и не захотят остановиться. Еще несколько минут, несколько поцелуев и прикосновений, и она уступит ему. Могла ли она так поступить? Эйрин соскользнула с его коленей и, отвернувшись, судорожно вздохнула.

– Кейд, я не готова к таким вещам, – прошептала она.

Он не ответил, и Эйрин не могла с уверенностью сказать, слышал он ее или нет. Его руки мягко опустились ей на плечи. Кейд поцеловал ее в ушко, а потом убрал волосы с затылка и нежно потерся губами о ее шею.

Эйрин повернулась к нему лицом, и он мягко прижал ее к себе, обнимая за талию.

– Мы остановимся. Я не хочу ни к чему принуждать тебя, – прошептал он, продолжая целовать ее в шею и в то же время ласкать ее грудь.

Эйрин хотела Кейда всем своим естеством, но сомневалась, что сможет справиться с последствиями, если уступит ему сегодня вечером.

– Я хочу тебя, – едва слышно ответила она, – но мне больше не хочется страдать.

– Я все понимаю, – пробормотал он между поцелуями. Кейд наклонился и неторопливо начал ласкать ее грудь языком, обводя ее набухшие от желания соски, а потом он приподнял край ее сарафана и скользнул рукой между ее бедер. – Я не хочу причинить тебе боль, – прошептал он. – Мы остановимся, когда ты захочешь. Эйрин, ты такая красивая. Я хотел бы целовать тебя и прикасаться к тебе всю ночь до самого утра, но только если ты согласишься.

Эйрин подумала о своей жизни. После расставания с Адамом прошло больше года, и все это время она оставалась одна. Больше года ее никто не целовал и не держал в своих объятиях, и она ни к кому не испытывала сердечной привязанности. Конечно, Эйрин понимала, что глупо надеяться на серьезные отношения с убежденным холостяком, каким был Кейд, но тем не менее ее влекло к нему. Ей хотелось переживать страсть, которую он пробуждал в ней, и удовольствие, которое мог доставить только он.

Эйрин не видела смысла отрицать свое желание и то, что Кейд волновал ее сильнее, чем какой-либо другой мужчина, включая Адама, за которого она чуть было не вышла замуж. Так разве могла она лишить себя одной ночи с ним?

Эйрин обхватила лицо Кейда и посмотрела в его синие, потемневшие от страсти глаза.

– Я хочу тебя, – прошептала она, и он крепче сжал ее в своих объятиях. – Кейд, я хочу заняться с тобой любовью, но я не принимаю никаких противозачаточных средств.

– У меня есть презервативы. – Кейд обхватил лицо Эйрин своими сильными руками. – Я хочу любить тебя до самого утра, если это то, чего ты хочешь. – Он снова обнял ее за талию и, притянув к себе, поцеловал с таким пылом, словно любил ее больше всех и всего на свете. – Эйрин, я не хочу причинить тебе боль.

– Я знаю, – кивнула она. – А еще я знаю, что мы хотим разных вещей. – Никогда еще Эйрин не отвечала на ласки мужчины с такой страстью, как сейчас, и она не собиралась останавливаться. Но она прекрасно понимала, что их связь будет недолгой и ей придется расстаться с Кейдом и забыть его навсегда.

Эйрин не давало покоя только одно: она боялась, что ее сердце снова будет разбито. Только этим вечером она гнала от себя эту мысль прочь. Ей хотелось заняться любовью, уступить соблазну, получить удовольствие и почувствовать себя живой в объятиях этого невероятного мужчины. Такого шанса может больше не случиться, и Эйрин предпочла последствия сожалениям.

– Кейд, я хочу, чтобы ты любил меня, – прошептала она.

Он ждал именно этого приглашения.

Кейд осыпал Эйрин поцелуями, одновременно скользя рукой по ее бедрам и лаская низ ее живота едва ощутимыми прикосновениями, и она чуть раздвинула ноги, давая ему больший доступ к своему телу.

Кейд подхватил ее на руки и отнес в свою спальню. Уложив Эйрин на кровать, он поднял подол сарафана, обнажив ее ноги, и, начиная с лодыжек, принялся осыпать их поцелуями. Его дыхание было теплым, а прикосновения влажного языка заставляли учащенно биться ее сердце. Кейд неторопливо поднимался все выше, пока не добрался до прозрачной ткани ее трусиков. Не переставая ласкать Эйрин, он мучительно медленно стянул их вниз, а потом отбросил в сторону. Потом Кейд встал перед ней на колени и положил ее ноги поверх своих широких плеч, чтобы доставить ей удовольствие губами и языком. Он неустанно проводил языком по сердцевине Эйрин, заставляя ее стонать от неудовлетворенной страсти и почти доведя ее до точки невозврата.

Но Эйрин хотелось проделать с ним то же самое.

Она судорожно вздохнула и оттолкнула Кейда.

– Я хочу целовать тебя так же, как ты целовал меня, – заявила она и проследовала своим язычком вниз по его широкой груди, опускаясь к низу его живота.

Эйрин присела на колени, чтобы помучить Кейда точно так же, как он мучил ее. Она обхватила губами его мужское естество, заставив стонать от удовольствия. Эйрин проводила по нему языком, лаская его и наслаждаясь каждым стоном и вздохом Кейда. Когда она почувствовала, как напряглось его тело, он остановил ее. Прижав Эйрин к себе, Кейд перевернул ее и оказался сверху над ней. Он запустил пальцы в ее волосы и посмотрел ей в глаза с такой страстью, что она задрожала. Ни один мужчина не смотрел на нее с таким обожанием, словно жаждал поглотить ее и никак не мог насладиться ею.

– Кейд, – выдохнула Эйрин, пытаясь притянуть его вниз к себе, чтобы держать его близко к своему сердцу.

Его потемневшие синие глаза смотрели на нее с такой страстью, что она чувствовала себя единственной и самой желанной женщиной для него.

– М-м-м, дорогая моя, ты прекрасна, – целуя ее, прошептал Кейд и погладил ее шелковистые локоны. – Мы не будем торопиться. Я хочу любить тебя до самого утра.

Эйрин не могла насытиться этим мужчиной. Внутри ее словно прорвало какую-то дамбу, и она впитывала каждую каплю страсти и физического выражения своих чувств, зная, что Кейд был особенным, как и эта ночь, и что потом ей придется отпустить его. Но сегодня он был здесь, в ее объятиях, и она могла целовать его и ласкать, доставляя ему такое же удовольствие, как и он ей.

– Поцелуй меня, – шепотом попросила Эйрин.

И Кейд не стал возражать. Его поцелуй оказался жадным и страстным, и Эйрин поняла, что совершила огромную ошибку. Для нее близость с Кейдом была не просто любовной интрижкой. Он вел себя так, что Эйрин казалось, будто он отдает ей не только свое тело, но и сердце. Конечно, она знала, что это не так, но ее чувства к нему оказались намного глубже, чем она думала. Но возврата назад не было.

Эйрин смотрела, как Кейд открыл ящик прикроватной тумбочки и достал оттуда презерватив. Он выглядел таким мужественным и невероятно соблазнительным.

Она начала подниматься, чтобы обнять Кейда, но он прижал ее к кровати и подарил ей еще один жаркий и страстный поцелуй.

– Кейд, – прошептала Эйрин. – Я хочу тебя. Сейчас.

Когда он прижался к ней всем своим телом, медленно наполняя ее, она ахнула от удовольствия.

Эйрин обвила его ногами и провела руками по мускулистой спине и упругим ягодицам, прижимая его еще ближе к себе.

Кейд вошел в нее, горячий и сильный, неторопливо двигаясь, и она изогнулась под ним. С ее губ готов был сорваться крик, но он завладел ими и приглушил его. С каждым толчком Кейда Эйрин уносилась все выше и выше. Она крепко прижималась к нему, отдавая себя целиком и предоставляя ему полный доступ к своему телу, обхватив лодыжками его талию. Неудовлетворенная страсть буквально кипела в ней, пока Кейд не сделал последний сильный рывок, и ее накрыла волна наслаждения. Кейд последовал за ней на вершину блаженства. Они сжимали друг друга в объятиях, и Эйрин переживала небывалый восторг.

Но Кейд не думал униматься. Несколько минут спустя он снова начал двигаться внутри ее, сначала медленно, а потом все быстрее и резче. Эйрин казалось, что у нее не осталось сил, но она машинально начала приподнимать бедра навстречу Кейду и пережила еще один очень яркий оргазм. И только тогда Кейд потерял самообладание.

Эйрин запрокинула голову, по-прежнему крепко прижимая его к себе своими длинными ногами.

– Кейд, – прошептала она, и ее пальцы впились в его плечи. Потом Эйрин провела ладонями по его спине и ягодицам и, воскликнув, окунулась в новую волну наслаждения.

Кейд задрожал всем телом, переживая собственный оргазм. Они машинально сделали еще несколько движений и, уставшие, затихли. Эйфория невидимым облаком окутала их в момент близости, когда они стали одним целым.

– Потрясающе, – прошептал Кейд, нежно прикоснувшись губами к виску Эйрин. Она, в свою очередь, повернулась к нему и подарила ему долгий поцелуй, в котором читались удовлетворение и полное единение.

Так они лежали в объятиях друг друга, пока их дыхание не выровнялось. Потом Кейд перевернулся на спину и увлек за собой Эйрин.

– М-м-м, дорогая, мне так хорошо, – прошептал он, убирая прядку волос с ее лица.

Эйрин провела ладонями по его плечам и груди, отказываясь думать о последствиях этой ночи и даже о том, каким будет завтрашнее утро.

Она находилась в объятиях Кейда после самого потрясающего секса в ее жизни. В их близости были необузданная страсть и полнота, и Эйрин до сих пор пребывала в эйфории, которая затмила все проблемы в ее жизни. Вскоре неотвратимая реальность постучится в их двери, но пока Эйрин оставалась в сильных руках Кейда, и ее тело по-прежнему покалывало от его пылких ласк.

Она еще крепче прижалась к Кейду, который нежно коснулся губами ее лба.

– Мне хорошо просто оттого, что ты рядом, – сказал он.

– Я не хочу вставать.

– Я тоже не хочу, чтобы ты вставала. И сам не собираюсь подниматься. Тут так хорошо.

Эйрин мягко убрала взъерошенные волосы с его лба.

– Наверное, в детстве ты был очень красивым мальчиком.

– Меня все обожали, – весело ответил Кейд, вызвав у Эйрин приступ смеха.

– И тебя точно избаловали.

– Кого? Меня? Ничего подобного, – протянул он, и они улыбнулись друг другу. Кейд мягко прикоснулся губами к виску Эйрин и погладил ее по спине.

– Знаешь, с тобой я на какое-то время забыла обо всех своих проблемах, – прошептала она.

– Так и должно быть. Секс – это волшебство. Он, как вишенка на торте, – тихо заметил Кейд, продолжая осыпать ее поцелуями.

– Значит, я у тебя на десерт.

– Точно, – кивнул Кейд и прильнул к ее губам.

– Кейд, – прошептала Эйрин несколько мгновений спустя, – мы сейчас, как никогда, близки с тобой. Я не давлю на тебя ради себя самой, потому что вскоре исчезну из твоей жизни, но… Знаешь, мне бы хотелось, чтобы ты пересмотрел свое отношение к браку. Ты будешь чудесным папой для Амелии. Ты совсем не такой, как твой отец.

– Хвала Небесам за это, – бросил Кейд. – Мне приятно, что ты веришь в меня. Я, конечно, уже не так сильно боюсь оставаться с Амелией, но, как мне кажется, только потому, что рядом есть ты.

Эйрин бросила на него пристальный взгляд и решила не настаивать. Пока.

– Кейд, я не знала, что секс может приносить такое удовольствие, – прошептала она.

– Рад слышать это, – улыбнулся он, – потому что я думаю то же самое.

Кейд крепче прижал ее к себе и потерся губами о ее лоб.

– Радость моя, мне так хорошо с тобой. Я хочу, чтобы ты оставалась здесь со мной до самого утра.

Эйрин молча кивнула. Отбросив всяческие сомнения, она сделала свой выбор.

– Ты такая соблазнительная, – прошептал Кейд.

Она крепко держала его в своих объятиях, словно на какое-то мгновение поймала счастье и могла удержать его. Хотя Эйрин прекрасно понимала, что ей нечего надеяться на счастье с Кейдом.

– Ты согласишься пойти со мной на ужин в следующую пятницу? Мы могли бы попросить Мейзи присмотреть за Амелией.

– Ш-ш-ш. Давай не будем загадывать о том, что будет на следующей неделе или завтра. Или через несколько часов. И нет, никакого ужина не будет.

– Ладно. Есть только здесь и сейчас. Придвинься ближе. Ты слишком далеко от меня, – сказал Кейд и потерся о нее так, что она засмеялась.

– Куда уж ближе. Между нами не пролез бы даже листок бумаги.

– Да ладно? Давай проверим, – поддразнил ее Кейд и провел ладонями между их телами.

– Доволен?

– Очень. Как насчет того, чтобы принять горячую ванну и поболтать, а потом посмотрим, что будет дальше?

– Ты прекрасно знаешь, что будет дальше, и лично я с нетерпением жду этого, – промурлыкала Эйрин.

Кейд расплылся в улыбке, поднялся с кровати и подхватил Эйрин на руки.

– Я могу быстро привыкнуть к таким вещам, – целуя ее, пробормотал он.

– Ничего подобного не случится. У нас есть только одна ночь.

– Конечно-конечно, – не стал возражать Кейд, неся ее в ванную. Он прихватил с собой планшет, чтобы они могли наблюдать за детской.

Через несколько минут они сидели в горячей ванне и болтали обо всем на свете, избегая разве что разговоров о семье и о будущем.

Эйрин прислонилась спиной к мускулистой груди Кейда. Его теплое, сильное тело наводило ее на мысль о том, что она не против еще раз заняться сексом.

Когда Кейд поднялся из ванны, он взял большое мягкое полотенце и начал нежно вытирать Эйрин. Потом подхватил ее на руки и, целуя, понес обратно на свою огромную кровать.


Утром в комнату пролились первые солнечные лучи, Эйрин заворочалась в постели, и Кейд тут же притянул ее к себе, и они снова занялись любовью. Эйрин прекрасно понимала, что сказка скоро подойдет к концу, но ночь еще не полностью уступила свои права дню, и ее чары все еще не развеялись.

Через некоторое время Эйрин поднялась и тихонько ушла к себе. Она приняла душ, оделась и успела заплести волосы к тому времени, как проснулась Амелия.

Эти субботу и воскресенье они проведут втроем, и Эйрин подозревала, что сегодняшний вечер будет повторением вчерашнего, но не имела ничего против. Она решила отдаться чувственным наслаждениям в эти выходные, несмотря на то, что подвергала себя риску увлечься Кейдом не на шутку и остаться с разбитым сердцем.

Одев и причесав Амелию, Эйрин спустилась с ней вниз на кухню, где они обнаружили Кейда, готовившего завтрак.

Он отложил в сторону кухонную лопаточку, вымыл и вытер полотенцем руки и подошел к ним.

– Как поживает моя крошка? – спросил Кейд, беря на руки потянувшегося к нему ребенка. – Сегодня утром ты выглядишь восхитительно. Твоя няня причесала твои кудрявые волосики, и ты сама прелесть. – Он усадил малышку в ее кресло и повернулся к Эйрин. – С твоим появлением она стала меньше плакать, с чем я тебя и поздравляю. Да и себя тоже. Потому что я места себе не находил, когда видел ее слезы. Я не мог понять, что ее беспокоит.

– Кейд, – улыбнулась Эйрин, – дети всегда плачут, но это не конец света. Иногда они просто голодны, устали, им нужно поменять подгузник или у них режутся зубки.

– Я все понимаю, но все равно схожу с ума, потому что она не может сказать мне, почему плачет. Вот что меня пугает, а еще, – он замолчал и, подойдя ближе к Эйрин, посмотрел на нее так пристально, словно видел ее впервые в жизни, – она не единственная, кто выглядит потрясающе этим утром. Эйрин, ты просто восхитительна, – тихо добавил он, нежно коснувшись ее щеки.

– Спасибо, – едва справившись с волнением, ответила она. – Ты сегодня занят?

– Да. Нужно починить мост и забор, на который упало дерево. Но сначала я покормлю Амелию, а потом помогу тебе прибрать на кухне, а ты пока можешь спокойно поесть.

– Договорились. Но ты можешь уйти, когда посчитаешь нужным, и я сама займусь Амелией и кухней.

После завтрака Эйрин искупала и переодела малышку. Они играли в гостиной, когда в коридоре послышались шаги Кейда, а через минуту он сам появился на пороге комнаты. Увидев его, Эйрин почувствовала, как учащенно забилось ее сердце. Она готова была вскочить и броситься в объятия этого мужчины, который сегодня выглядел, как никогда, обаятельным и соблазнительным.

– Я ухожу. На улице снова идет дождь. Если тебе что-нибудь понадобится, звони Гарольду. Он будет неподалеку.

– Мы с Амелией справимся, а вот ты береги себя. Ты будешь во власти природных стихий.

– Зато когда я вернусь домой, меня будут ждать теплый дом, горячий ужин и, может быть, объятия и поцелуи, на что я очень надеюсь.

– Кейд, мы были очень осторожны, и я не хочу, чтобы мы слишком сближались.

– Не будь такой категоричной. – Кейд подошел к ней и, положив руки ей на плечи, заглянул в глаза. – Эйрин, хватит прятаться от жизни, – тихо сказал он. – Поживи без оглядки хотя бы некоторое время, чтобы получить от жизни то, чего тебе хочется.

– Берегись, – прошептала Эйрин. – Я могу последовать твоему совету.

– Я был бы только рад, – ответил он, и в его глазах полыхнуло пламя страсти.

Кейд обнял Эйрин за талию и, притянув к себе, завладел ее губами.

Всякое желание сопротивляться тут же исчезло, и она, закрыв глаза и обхватив его за шею, прильнула к нему и ответила на его поцелуй.

Кейд целовал ее с такой жадностью, что у нее закружилась голова. А потом он вдруг отпустил Эйрин, и она, открыв глаза, увидела, что он смотрит на нее.

– Так-то лучше, радость моя, – сказал он и, надев шляпу, вышел из комнаты.

Несколько минут спустя Эйрин услышала сначала звук закрывающейся входной двери, а потом шум отъезжающей машины.

Она еще долго не могла унять внутреннее волнение, как никогда мечтая оказаться в объятиях Кейда и ощутить прикосновение его жарких губ. Эйрин вспоминала каждую минуту этой ночи и думала о том, что ее ждет сегодня вечером. Она даже не представляла, что смогла бы отказать Кейду, и решила последовать его совету хотя бы недолгое время пожить без оглядки и получить то, чего ей хотелось.

* * *

Кейд отправился чинить забор, поваленный во время шторма, бушевавшего ночью. Его работники рассредоточились по всему ранчо. Одни перегоняли скот на другие пастбища, другие чинили мост.

Он машинально обрубал сучья дерева, упавшего на забор, и бросал их в кузов грузовика. Все его мысли были заняты тем, что случилось этой ночью.

Кейд никогда не переживал ничего подобного с другими женщинами. Близость с Эйрин принесла ему невероятное удовольствие. Но теперь он чувствовал себя виноватым. Кейд пообещал своему лучшему другу, что не обидит его младшую сестру, а потом взял и соблазнил ее.

– Черт подери, – буркнул он, вытирая шляпой выступивший на лбу пот.

Кейд всегда гордился своим самообладанием, но стоило ему поцеловать Эйрин, как оно тут же улетучилось. Он заскрежетал зубами. Надо же было из всех женщин увлечься младшей сестрой Люка. Кейд слишком хорошо знал своего друга, чтобы понимать, что тот выполнит свое обещание и перестанет с ним общаться. И не важно, что Кейд не принуждал Эйрин заняться с ним любовью, она сама изъявила желание.

Но хуже всего было то, что он не так думал о своей вине или о том, что может лишиться дружбы с Люком, как о том, чтобы снова оказаться в постели с Эйрин. Ему хотелось близости с ней даже больше, чем вчера вечером. Может, если бы они были безумно влюблены друг в друга, Люк не стал бы возражать против их отношений, но они не испытывали таких глубоких чувств. Эйрин все еще сдерживала эмоции после пережитых сердечных ран, а Кейд был не из тех мужчин, которые влюбляются.

Он не хотел придавать связи с Эйрин слишком большое значение. Очень скоро она помашет ему ручкой на прощание, и они увидят друг друга только на свадьбе Люка, что случится в весьма отдаленном будущем, потому что его друг не думал ни о чем, кроме своей работы.

Кейд со злостью забросил очередную связку веток в кузов грузовика. Ну почему ему никак не удавалось отделаться от мыслей об Эйрин? Хотя, если честно, его больше волновал другой вопрос. Захочет ли она близости с ним сегодня вечером?

Глава 7

Эйрин укачала Амелию и, уложив малышку в кроватку, на цыпочках вышла из ее комнаты. Повернувшись, она увидела Кейда, стоявшего на пороге гостиной. Ее сердце тут же учащенно забилось, и она с трудом сдержалась, чтобы не подбежать к Кейду и не наброситься на него с поцелуями.

– Я боялся, что ты останешься тут, – шагнул к ней навстречу Кейд. Он обнял ее за талию и привлек к себе. – Этот день был таким длинным, и мне казалось, что я не видел тебя целую вечность.

– Кейд, – взволнованно прошептала Эйрин. Она не смогла больше ничего сказать, потому что он завладел ее губами. Эйрин крепко прижалась к нему и страстно поцеловала его в ответ.

Кейд подхватил ее на руки и отнес к себе в комнату. Он сел на диван и, держа Эйрин в своих объятиях, начал ласкать ее.

Она застонала от удовольствия, и ее руки лихорадочно заскользили по его телу. Ее охватило сильное желание, и она с жадностью отвечала на поцелуи Кейда.

Вскоре их одежда оказалась отброшенной в сторону, и руки Кейда заскользили по обнаженному телу Эйрин. Он прервался только для того, чтобы надеть презерватив. Потом он приподнял Эйрин и усадил на свою возбужденную плоть. Она обвила Кейда своими длинными ногами, и они, тяжело дыша, ритмично задвигались. Потом Эйрин громко воскликнула и крепко обняла Кейда, а ее тело содрогнулось от наслаждения.

Осыпая поцелуями ее лицо, плечи и шею, Кейд отнес ее в свою кровать. Сбросив на пол покрывало, он уложил Эйрин на матрас и сам лег рядом.

– Я так сильно хотел тебя, – прошептал он, убрав влажную прядку волос с ее лба. – Я думал о тебе весь день и не мог дождаться, чтобы остаться с тобой наедине.

Эйрин прижалась губами к его плечу, поднимаясь выше к шее и поглаживая его тело своими длинными пальцами.

– Я скоро уеду, и наши отношения закончатся, как и должно быть, и чего мы оба хотим. Я сторонница серьезных отношений, а ты нет. Вот и все.

– Ты права, но я хочу видеть тебя в своей постели и своих объятиях, пока ты будешь оставаться в этом доме. Может, ты переберешься сюда ко мне?

– Нет, – после непродолжительной паузы ответила Эйрин. – Если Люк узнает, ты потеряешь друга, и я не смогу переубедить его. К тому же я не хочу проводить с тобой слишком много времени, чтобы не уезжать отсюда с разбитым сердцем, если я вдруг влюблюсь в тебя. Я не воспринимаю подобные отношения как ничего не значащие. А ты не воспринимаешь их всерьез. – Эйрин обхватила лицо Кейда руками и заглянула в его синие глаза. – Когда-нибудь ты встретишь подходящего человека, влюбишься в него и женишься. По крайней мере, я надеюсь, что ты решишься на такой шаг ради себя и ради Амелии. Из тебя получится замечательный муж и отец. Ты посоветовал мне не бояться жизни, я могу сказать тебе то же самое, – улыбнулась она и нежно поцеловала его в щеку.

– Спасибо за доверие. – Голос Кейда прозвучал немного сипло, что обычно случалось, когда он приходил в возбуждение.

– Я останусь до половины декабря, как мы и договаривались, – продолжила Эйрин, – но я хочу, чтобы ты не откладывал поиски постоянной няни. Мне бы хотелось помочь ей освоиться с ребенком.

– Думаешь, так будет лучше? – нахмурился Кейд.

– Причем для всех. Амелия быстро привыкнет к новой няне, которая может проводить с нами вечера, что тоже пойдет на пользу.

– Черт подери, я не вижу тут никакой пользы, разве только для ее кошелька. Ты не хочешь быть здесь, со мной? Не хочешь находиться в моих объятиях?

– Кейд, я просто не хочу снова страдать.

Он какое-то время не сводил с нее пристального взгляда, а потом наконец кивнул:

– Ладно, я продолжу поиски новой няни. Но прямо сейчас я не хочу думать ни о ком другом, кроме тебя. Эйрин, я хочу тебя. И хочу, чтобы ты осталась. Я собираюсь целовать тебя до самого утра, – прошептал Кейд и начал осыпать поцелуями ее плечо, опускаясь ниже к ее груди.

Эйрин крепче прижалась к нему, словно ее объятий было достаточно для того, чтобы держать реальность на расстоянии, и открылась навстречу его ласкам.

Позже, когда она поднялась с кровати, чтобы вернуться к себе, Кейд притянул ее обратно.

– Амелия спит, и сегодня никто не придет. Останься со мной. Я хочу держать тебя в своих объятиях.

На этот раз Эйрин не стала колебаться.

– Предложение слишком заманчивое, чтобы отказываться от него.


Эйрин не стала перебираться к Кейду, но проводила с ним все вечера. Вместе с малышкой Амелией они становились одной семьей, и Эйрин с каждым днем все больше влюблялась в Кейда. Она понимала, что их связь недолговечна, но сознательно последовала совету Кейда и жила так, как ей того хотелось.

Близился конец сентября. Однажды вечером, находясь в объятиях Кейда, она чуть приподнялась и встретилась с ним взглядом.

– Ты сказал, что в октябре возобновишь поиски постоянной няни для Амелии. Ты ведь не станешь откладывать это дело?

Кейд намотал на палец длинный локон ее волос и посмотрел ей в глаза:

– Ты уверена, что хочешь этого? Эйрин, мы сейчас как в раю. Радость моя, мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой. – Он обнял Эйрин за плечи и притянул к себе, чтобы поцеловать. Она тоже обняла его и поцеловала в ответ, отказываясь думать о том, что вскоре им придется расстаться. Ее сердце уже было разбито, но она не собиралась говорить об этом Кейду.

Он повернул ее на спину и, войдя в нее, прогнал прочь мысли о том, что ждало их завтра.


В начале октября Кейд, как и обещал, начал поиски новой няни для Амелии. Он лично встретился с каждой из кандидаток на эту должность и сократил список, оставив в нем тех, кто, по его мнению, подходил лучше всего. Потом с каждой из четырех женщин встретилась Эйрин.

После собеседования она направилась в кабинет Кейда.

– Присаживайся, – пригласил он. – Я готов выслушать твое мнение.

Оказалось, что больше всего им понравилась одна и та же кандидатка.

– Лара была очень милой. У этого человека большой опыт и превосходные манеры. У нее есть внуки, и все они живут неподалеку отсюда, что является большим плюсом.

– Куда ты так торопишься?

Эйрин грустно улыбнулась:

– Мне скоро уезжать.

Кейд отвернулся, и она не смогла увидеть выражение его лица.

– Я все придумал. Я договорился с Мейзи, что она будет оставаться на выходных первые два месяца после того, как ты уедешь, а я буду с Амелией всю оставшуюся неделю. Если мне придется уехать куда-нибудь, Мейзи найдет кого-то, кто временно займет ее место на кухне. Ну как тебе такой план?

– Кажется, ты все продумал. – Но почему Эйрин чувствовала себя так, словно ей в грудь всадили нож? – Меня не будет здесь в первый день рождения Амелии в январе, – с болью сказала она. – Но я надеюсь, что ты пришлешь мне фото.

– Ты можешь приехать и сфотографировать ее сама.

– Кейд, если я уеду, то уже не вернусь. – Ей не хотелось, чтобы он заметил ее мучения, и она поднялась с места. – Пойду переоденусь и заберу Амелию.

Кейд тоже встал и, обогнув свой стол, приблизился к Эйрин. Он обнял ее за талию и, притянув к себе, завладел ее губами.

Эйрин замерла от неожиданности, а потом обвила руками его шею и поцеловала в ответ.

– Что это было? – спросила она, когда Кейд наконец отпустил ее.

– Мне скоро придется расстаться с тобой. – Он наклонился и снова поцеловал ее. – Я хочу, чтобы ты осталась сегодня после ужина, и мы могли немного поговорить.

– Я останусь, но ты ведь думаешь не о разговорах, – заметила Эйрин.

Он лукаво улыбнулся, а потом прижал ее к себе и жадно набросился на ее губы, отчего у Эйрин закружилась голова.

– Мне действительно нужно идти к Амелии и дать отдохнуть Мейзи, – сказала она, высвобождаясь из объятий Кейда.

– Я сам займусь ребенком, а ты пообещай, что вместо того, чтобы запереться у себя, останешься со мной сегодня вечером.

– Ты умеешь уговаривать, – улыбнулась Эйрин.

– Только когда ты сама не против.

– Увидимся за ужином, – бросила Эйрин и направилась к двери. На пороге она обернулась и посмотрела на Кейда, который по-прежнему стоял у стола и пожирал ее взглядом.


Первого ноября Лара Прентисс, новая няня Амелии, приступила к своим обязанностям. Кейд попросил своих работников помочь ей с переездом, и она временно заняла комнату, которая располагалась напротив через коридор от апартаментов ее подопечной. Когда Эйрин съедет, Лара займет ее комнаты.

Лара была очень приятной женщиной и сразу же расположила к себе ребенка. Эйрин все чаще оставляла Амелию с ней, а сама готовилась к отъезду. И хотя она по-прежнему проводила время с малышкой днем и по вечерам, она больше не виделась так часто с Кейдом.

Вскоре наступили ее последние выходные на ранчо Каллахана.

Вечером, когда Эйрин лежала в объятиях Кейда на его огромной кровати после того, как они занимались любовью, он приподнялся и заглянул ей в глаза:

– В какие выходные я мог бы приехать в Остин, чтобы увидеться с тобой?

– Кейд, я ведь говорила. Мы больше не увидимся.

– Но я не понимаю, почему мы должны расстаться.

– Как ты не понимаешь? – Эйрин провела ладонью по его мускулистой руке. – Мы не рассматриваем наши отношения как что-то серьезное. Ты хочешь жениться?

– Нет, – потрясенно посмотрел на нее Кейд. – Ты ведь знаешь, что я не собираюсь жениться, – нахмурившись, добавил он. – Эйрин, тут все без изменений. Я не создан для семейной жизни, и ты знаешь почему.

– А я хочу семью и детей. И если я останусь с тобой, я влюблюсь в тебя и мне захочется, чтобы ты женился на мне. Так что нам лучше расстаться сейчас. Так будет лучше для меня. Не хочу снова страдать. Мне и так будет нелегко распрощаться с тобой и с Амелией.

– Ладно, черт подери, я тоже не хочу, чтобы ты страдала. К тому же я думал не о том, чтобы причинить тебе боль. Мне всего лишь хотелось целовать и обнимать тебя.

– Но я, в конце концов, начну рассчитывать на эти поцелуи и ждать признаний в вечной любви, чего ты не сможешь или даже не захочешь мне дать.

– Эйрин, – покачал головой Кейд, – прости, но ты знала об этом с самого начала. – Его глаза метали молнии, но потом он успокоился. – Ладно. Я не хочу, чтобы твой брат вернулся домой и увидел, что ты страдаешь из-за того, что тебе пришлось уехать отсюда.

– Ничего такого не случится. Мне очень хорошо с тобой, но, мне кажется, я смогу забыть тебя, – поддела его Эйрин, хотя сердцем понимала, что не забудет его никогда.

Кейд пристально смотрел на нее. Улыбка исчезла с его лица.

– Твой брат все равно обо всем догадается. У него чутье на такие вещи.

– Не переживай насчет Люка. Он на Южном полюсе и не приедет раньше, чем наши отношения останутся в прошлом.

– Я буду скучать по тебе, – серьезно заявил Кейд. – Может, ты все-таки приедешь к нам на Рождество. Мне будет чертовски тошно оттого, что рядом с Амелией не будет ее родителей. А если подумать, что рядом не будет и тебя тоже… Приезжай к нам на несколько дней.

Эйрин покачала головой:

– Прости, Кейд, но я буду встречать Рождество со своей семьей, и мне не хочется переживать очередное расставание. У Амелии будет чудесный праздник, и она еще слишком маленькая, чтобы осознавать свою потерю.

А вот Эйрин была достаточно взрослой, чтобы осознавать, чего она лишится в лице Кейда и его племянницы.


В свой последний день пребывания на ранчо Каллахана Эйрин забрала Амелию к себе, чтобы попрощаться с ней. Она сидела в кресле-качалке и ворковала с малышкой, которая не отрываясь смотрела на нее своими огромными синими глазами.

– Ты такая сладенькая. Я буду скучать по тебе каждый день, а ты будешь расти так быстро, что я не узнаю тебя, когда увижу твои фотографии. Амелия, я люблю тебя. Ты будешь замечательной девочкой и будешь любить своего дядю Кейда, который станет чудесным папой для тебя.

– Па-па, – сказала малышка, глядя на Амелию.

– Правильно. Он станет твоим вторым папой и будет любить тебя больше всех на свете. А я как-нибудь приеду в гости, чтобы повидаться с тобой. – Эйрин прижала ребенка к себе, и по ее щекам потекли слезы. Когда ее эмоции немного улеглись, она поднялась. – Мне кажется, ты уже засыпаешь. Я уложу тебя в кроватку, а когда ты проснешься, рядом будет Лара.

Дверь в комнату открылась, и на пороге возник Кейд. Эйрин приложила палец к губам, призывая его не шуметь, и, уложив ребенка в кроватку, на цыпочках отошла в сторону.

Кейд схватил ее за руку и увлек в свою комнату. Он прижал ее к себе и поцеловал, а потом, не сводя с нее глаз, нежно провел пальцем по ее щеке.

– Я буду скучать по ней, – сдерживаясь, чтобы не расплакаться, сказала Эйрин.

– Можешь приезжать к нам, когда захочешь.

Она крепко прижималась к нему, не в состоянии сказать ни слова.

Наконец они вышли из комнаты и спустились вниз. Лара, Мейзи и Гарольд попрощались с ней в доме, а Кейд вышел проводить ее до машины.

– Если ты не против, я мог бы прилететь в Остин в следующую субботу.

– Не надо. Я буду обустраиваться в своей новой квартире и вообще буду очень занята. – Эйрин открыла дверцу машины и обернулась к Кейду: – Присылай мне иногда фото Амелии.

– Обязательно, – улыбнулся он. – И я планирую навестить тебя в ближайшем будущем.

– Но сначала позвони. Вдруг мне будет некогда встречаться с тобой из-за учебы.

– Договорились. – Кейд пристально посмотрел на Эйрин. – Ты не собираешься видеться со мной, не так ли?

– Мне кажется, так будет лучше для нас обоих, – выдавила она. – Между нами все кончено.

Кейд положил руку ей на затылок и жадно прильнул к ее губам. Когда он отстранился и сделал шаг назад, Эйрин тяжело дышала.

– На этой ноте мы и расстанемся, – сказала она. – Всего хорошего, Кейд. Спасибо, что взял меня на работу.

– Увидимся, Эйрин, – не сводя с нее глаз, ответил Кейд.

Она забралась в машину и тронулась с места. К счастью, Эйрин удалось сдержать слезы и не расплакаться до того, как дом Каллахана исчез из вида. Но через несколько минут она почти что рыдала, не зная, что расстроило ее больше – расставание с Амелией или с Кейдом. Эйрин прикипела душой к этому маленькому ангелочку и собрала на своем телефоне целую кучу фотографий малышки. Но они скоро устареют, Амелия вырастет, и это время останется всего лишь воспоминанием.

А что до Кейда, они, конечно, могли продолжать встречаться. Но потом Эйрин наскучила бы ему, и он нашел бы себе другую. Нет, она все правильно сделала, положив конец их отношениям.

Если Эйрин чему-то и научилась за последние несколько лет, так это тому, что любовь приносила страдания.

Эйрин выехала на главную дорогу и направилась в Остин, решительно настроившись избегать романтических отношений. К тому же после встречи с Кейдом Каллаханом ее сердце не скоро успокоится.


До учебы оставалась одна неделя. Эйрин задумчиво бродила по своей крошечной квартирке в Остине. Она скучала по Амелии и Кейду больше обычного и то и дело брала в руки телефон, начинала писать сообщение Кейду, а потом снова откладывала его.

Когда она только приехала сюда, Кейд позвонил ей пару раз, и они подолгу разговаривали. Он рассказывал ей, как дела у Амелии, но сейчас она обычно не брала трубку, твердя себе, что так будет лучше.

Эйрин машинально вытерла слезы. Ей нелегко давалась разлука с Кейдом и его малышкой. Каждый раз, когда Эйрин видела маленьких девочек в колясках или папочек с их крошками на руках, она едва сдерживалась, чтобы не разреветься.

Даже рождественские праздники получились не особо веселыми. Эйрин поехала домой к родителям, но Люка конечно же рядом не оказалось. И она никак не могла перестать думать о Кейде и Амелии, которые встречали Рождество без нее.

Эйрин отпраздновала с родными Новый год и вернулась обратно в Остин. В первую неделю января начались занятия, и она с радостью окунулась в учебу. Только Эйрин зря надеялась, что будет слишком занята, чтобы думать о том, что происходит на ранчо Каллахана.

Она все время мысленно возвращалась туда. Эйрин представляла, что Амелия, как и все маленькие дети, быстро привыкла к переменам, случившимся в ее жизни. Но скучал ли по ней Кейд? Или он успел найти себе кого-то?

Глава 8

Кейд укачивал Амелию, которая прижалась к нему и, закинув ручку за голову, сладко спала. Он мог уложить ее в кроватку, но продолжал держать на руках. Он вспоминал, как Эйрин укачивала малышку, а приглушенный свет лампы поблескивал в ее волосах.

Ему так сильно не хватало ее. Кейд ожидал, что будет скучать по ней, но думал, что его страсти скоро улягутся. А теперь он только и делал, что думал о ней. И эта тоска не ослабевала, а становилась все мучительнее.

У него и раньше были отношения, которые что-то значили для него, но после расставаний он не особо сильно переживал и продолжал жить своей жизнью. Кейд ожидал, что так случится и в этот раз, тем более что связь с Эйрин была слишком недолгой, чтобы вылиться во что-то серьезное. Кроме того, судя по тому, что она перестала отвечать на его звонки, она не испытывала большого желания общаться с ним. Кейд мог бы слетать в Остин, но Эйрин не сказала, что будет рада видеть его.

Может, она сейчас встречается с кем-нибудь? Эйрин мечтала выйти замуж. Она была потрясающей женщиной и наверняка успела получить не одно приглашение на свидание. Кейду стало не по себе, когда он подумал о том, что ее может целовать другой парень, не говоря уже о том, что он может жениться на ней. Еще один невероятный поворот в его жизни. Кейд никогда раньше не испытывал подобных чувств к женщине. Обычно после разрыва с очередной подружкой он никогда не интересовался, как у нее дела. К тому же они, как правило, расставались друзьями.

Но в случае с Эйрин все оказалось совершенно по-другому.

Амелия заворочалась у него на руках, и он мягко погладил ее по спинке и тихонько запел. Это был субботний вечер, и Лара уехала в Даллас до понедельника. Но Кейд больше не боялся оставаться один с Амелией. Теперь он чувствовал себя комфортно с этой крохой, и ему нравилось заботиться о ней. Много раз, когда случались какие-то забавные моменты, Кейд жалел, что рядом не было Эйрин, чтобы посмеяться над проделками Амелии.

Кейд мягко убрал прядки волос с личика малышки и подумал о том, что любит ее так сильно, как если бы она была его собственным ребенком.

– Спокойной ночи, крошка. Если ты вдруг проснешься, я тут же приду, – сказал он и, уложив ребенка в кроватку, вышел из комнаты, оставив дверь открытой.

Достав свой мобильник, он набрал номер Эйрин.

– Эйрин, ответь же, – прошептал он. Неужели она не видела, что он звонит ей, или намеренно не брала трубку? Или, может быть, была чем-нибудь занята? Или пошла гулять с кем-нибудь?

Последний вопрос оказался настоящей пыткой, и Кейд попытался подумать о чем-нибудь другом. Но его мысли упрямо возвращались к Эйрин. Кейд тихо выругался и написал ей сообщение, но ответа не последовало, и он убрал телефон. Не мог же он влюбиться в Эйрин, потому что такие чувства не были частью его жизни. Кейд никогда не ходил с разбитым сердцем и сейчас не переживал ничего подобного. Он попросту скучал по ней.

Неделю спустя Кейд стоял на пороге своего дома и смотрел, как во двор заехал пикап, и из него вышел Блейк.

– Здорово, что ты предложил нам вещи Амелии, которые ей больше не нужны. Сиерра должна вот-вот родить, так что она попросила меня приготовить все необходимое.

– Когда ты собираешься вернуться в Даллас?

– Сегодня вечером. Сиерра сейчас в больнице, и мы побудем в Далласе, пока не родится наш ребенок. Знаешь, я в таком восторге. И я рад, что у нас будет девочка, потому что она и Амелия смогут подружиться.

– Заходи. Я помогу тебе погрузить вещи.

– Что слышно от Эйрин Дорси? – спросил Блейк, следуя за Кейдом.

– Ничего. Мы не общаемся.

Блейк бросил на него удивленный взгляд:

– Вы расстались друзьями?

– Конечно. Она занята своей учебой, и у каждого из нас своя жизнь.

– А как поживает ее брат? Кажется, он где-то на Южном полюсе?

– У него все отлично. Люк обожает свою работу. Он пробудет в местном исследовательском центре целый год. Не хотел бы я оказаться на его месте. – Кейд открыл дверь в кладовую. – Так, тут маленькая колыбелька и ванночка. А еще две прогулочные коляски, потому что у нас их целых три. – Он взял в руки одну из игрушек и долго смотрел на нее, вспоминая, что именно с ее помощью Эйрин рассмешила Амелию, когда вышла на работу в первый день.

– Кейд?

Кейд от неожиданности вздрогнул. Он совсем забыл, для чего пришел сюда.

– Извини, я думал о том, когда Амелия впервые появилась в этом доме.

– Понятно, – задумчиво протянул Блейк, а потом поднял одну из коробок. – На ней написано «Блейк».

Кейд поднял крышку коробки и заглянул внутрь.

– Эйрин приготовила ее для вас с Сиеррой. Тут внутри вещи, которые стали малы Амелии.

– А как новая няня справляется со своими обязанностями?

– Замечательно. Лара – чудесный человек и, судя по всему, очень нравится Амелии.

– Хорошо, что Эйрин была здесь и помогла ей освоиться. Мне бы хотелось, чтобы Эйрин поработала и у нас тоже, но мне кажется, она не захочет.

– Здесь она тоже не хотела работать. Я заплатил ей дополнительно, чтобы она согласилась.

Кейд поднял еще одну коробку, и оттуда вылетела какая-то фотография. Снимок, который он делал не так давно. На нем он держал одной рукой Амелию, а в другой, которой он приобнял Эйрин, находилась камера.

– Эй, братец, – прервал его мысли Блейк. – А что с этой коробкой? – Он подошел ближе и, заглянув через плечо, посмотрел на снимок.

– Чудесное селфи.

– Извини, – улыбнулся Кейд. – Я пытался вспомнить, когда мы фотографировались.

– Так ты совсем не общаешься с ней?

– Совсем. Она закончила свою работу и уехала.

– Может, тебе стоит позвонить ей. – Блейк посмотрел на ворох детских вещей, которые они собрали. – Я пока заберу только это, а за остальным приеду позже. – Он поднял одну из коробок и остановился. – Она, наверное, знает, что ты убежденный холостяк.

– Конечно, – буркнул Кейд. – Я возьму вот эти вещи.

Они молча загрузили машину.

– Огромное спасибо. – Блейк сдвинул шляпу назад и вытер выступивший на лбу пот.

– Ты поклялся, что никогда не женишься. Но ты можешь даже не сообразить, что влюбился.

– Не понял, – озадаченно посмотрел на брата Кейд.

– Это как в моих отношениях с отцом. Я обижался на него много лет, и, когда вырос и открыл свое дело, я по-прежнему воспринимал его как большого и влиятельного человека. Мне хотелось посоревноваться с ним и победить его, когда я вырасту. Но я не учел, что отец станет старым и слабым. Так что когда мы, наконец, встретились, мне стало жаль его.

– Но у тебя было множество причин не любить его.

– Наш отец не был примером, но я больше не испытываю к нему неприязни. Думаю, тебе тоже стоит пересмотреть свое отношение к браку, вдруг оно мешает тебе понять, влюблен ты или нет.

– Спасибо, доктор. Я приму к сведению ваши рекомендации.

– Повторю еще раз. Может, тебе стоит позвонить Эйрин. Кейд, ты сам не свой.

– На себя посмотри. Я просто вспоминаю, какой ужасной была атмосфера в нашем доме, когда мы были детьми. Не хочу снова переживать подобные вещи.

– В таком случае, может, тебе обратиться к врачу? Ты сам на себя не похож.

– Посмотрим, на кого будешь похож ты, когда у тебя родится ребенок. Эта малышня просыпается среди ночи и не может сказать, почему она плачет. Может, она чего-то хочет или у нее что-то болит. Понятное дело, что я все еще не могу прийти в себя.

– Посмотрим, – покачал головой Блейк. – Время покажет. Еще раз спасибо за вещи для нашей малышки.

– Не за что. Рад, что они пригодятся вам. Дай нам знать, когда родится ребенок.

– Обязательно. – Блейк подошел к машине, а потом повернулся: – Кейд, я очень надеюсь, что мы с тобой будем лучшими родителями, чем был наш отец.

– Раньше я боялся этого, но теперь я стал отцом для Амелии, и я не буду таким, как он. И ты тоже не будешь таким. Знаешь, я с нетерпением жду конца рабочего дня, чтобы вернуться домой к Амелии. Она настоящее чудо. Я всегда рассказываю ей о Нейте, но в то же время чувствую и себя ее папой.

– Ты на самом деле ее папочка. И ей повезло с тобой. И ты прав. Мы никогда не будем такими, как наш отец, – сказал Блейк. – Хвала Небесам. – Он забрался в машину и еще раз посмотрел на Кейда. – Тебе все-таки лучше позвонить Эйрин, – весело бросил Блейк. – Возможно, тогда тебе снова понадобятся вещи, которые ты раздаешь.

Когда машина брата выехала со двора, Кейд вернулся обратно в дом и задумался над словами Блейка. Вдруг он даже не подозревает, что влюбился в Эйрин только потому, что никогда не испытывал подобных чувств?

Тем вечером Кейд сидел в своем офисе и, глядя на фотографию Эйрин, размышлял над ее чувствами и своими собственными.

Она побуждала его пересмотреть свои взгляды на семейную жизнь и убеждала, что он не такой, как его отец. И впервые в жизни Кейд осознал, что она была права. То же самое он сказал Блейку. Его родители так часто ругались, но вместе с тем они поженились, когда любили друг друга. Кейда пугало именно то, что влюбленные могут дойти до той черты, когда становятся настолько чужими друг другу, что больше не могут находиться вместе.

Но ведь были и другие семьи. Родители Эйрин счастливо жили друг с другом почти тридцать лет. Так что, вполне возможно, Кейд заблуждался и насчет себя, и насчет семейной жизни. Эта мысль потрясла его, потому что он всегда был категорически против того, чтобы жениться. Получится ли у него изменить свои взгляды?

И что более важно – любит ли он Эйрин?

Единственное, что он знал, – это то, что ему хотелось, чтобы она была рядом. Кейд хотел держать ее в своих объятиях, целовать ее и любить ее. Он страшно скучал по ней. И не только по ночам. Ему не хватало ее смеха, ее шуток, того, как она вела себя с Амелией. А еще ему не хватало того, что он испытывал, когда находился рядом с ней. Неужели это и есть любовь?

Кейд думал о том, захочется ли ему жениться на Эйрин и жить с ней до конца своей жизни. И захочется ли ему видеть ее в своей кровати каждую ночь. Последний вопрос привел его в возбуждение, и ответ на него был очевидным. Может, Блейк оказался прав, и Кейд на самом деле влюбился в Эйрин. И что теперь? Сделать ей предложение? А если она не поверит ему? Вдруг у него не получится убедить ее в том, что он не такой, как ее бывший жених, и что он хочет быть рядом с ней до конца своих дней?

Кейд набрал номер Эйрин, но она не взяла трубку. Тогда он поднялся с кресла и, засунув руки в карманы, начал мерить шагами комнату. Если Эйрин не отвечает на его звонки, как сказать ей, что он любит ее?


Эйрин сидела перед компьютером, когда пришло сообщение на ее телефон. Она подумала, что ей написал кто-то из родителей, и очень удивилась, увидев сообщение от Люка.

Он писал, что на этой неделе прилетит на какую-то встречу в Даллас и обязательно навестит ее и сводит куда-нибудь поужинать.

Эйрин бросилась к зеркалу и посмотрела на свое отражение. Она не хотела, чтобы брат увидел мешки под ее глазами и догадался, что она влюбилась в Кейда. Люк подумает, что его друг с самого начала запланировал соблазнить ее, а она не смогла устоять перед его чарами, потому что была слишком беззащитна из-за своей разорванной помолвки с Адамом. И он так разозлится, что навсегда разругается с Кейдом и, может быть, даже ударит его.

Эйрин не знала, что и делать. Она написала брату, что будет просто счастлива видеть его. Эйрин решила, что наденет что-нибудь красивое и попытается быть веселой, чтобы Люк ни о чем не догадался.

В пятницу вечером она открыла дверь и увидела расплывшегося в улыбке брата.

– Я так рад видеть тебя, – сказал Люк, крепко сжав ее в своих объятиях. – Ну как поживаешь, студентка?

– Все прекрасно. А ты чудесно выглядишь. Мне нравится твоя стрижка. Я так рада, что у тебя появилась возможность вернуться домой и прилететь сюда ко мне, – затараторила Эйрин.

– Остин – красивый город, – ответил Люк. – После ледников Южного полюса я чувствую себя здесь как в раю.

– Люк, но зима еще не закончилась. Приезжай весной и тогда ты увидишь, как здесь красиво.

– Как тебе работалось у Кейда?

– Чудесно. А его Амелия – самый милый ребенок из всех, кого я видела.

– Нейт был замечательным парнем. Он был моложе меня, поэтому я не знаю его так, как Кейда. Но я достаточно хорошо знаю Гейба, чтобы предположить, что он приглашал тебя на свидание.

– Ты прав, только я отказала ему. Но он был милым и дружелюбным и очень понравился Амелии.

– Еще бы. Гейб не может не нравиться. А что слышно от Кейда?

Вопрос был самым обычным, но Эйрин прекрасно знала, что Люк наблюдает за ней.

– Ничего, – просто ответила она. – Но хватит о Каллаханах. Мама и папа просили обнять тебя, – улыбнулась Эйрин.

Когда они пошли в ресторан, Люк настоял, чтобы она заказала себе стейк. Эйрин ковырялась в своей тарелке и слушала рассказ брата о его работе на Южном полюсе.

– Эйрин, мне бы хотелось, чтобы ты увидела Антарктику. Там так красиво. А воздух такой чистый, что ты можешь видеть крошечные детали на огромном расстоянии. Это потрясающе.

Она расслабилась, думая, что опасная тема для разговоров осталась позади, пока не услышала очередной вопрос Люка.

– С кем ты встречалась, пока работала у Кейда? Он наверняка попытался познакомить тебя с кем-нибудь.

– Вообще-то нет. – Эйрин с трудом проглотила кусочек мяса.

– А с кем он сам встречался?

– Ни с кем, – пожала плечами Эйрин. – Мне кажется, он так сильно беспокоился насчет Амелии, что ему было не до веселья.

– Совсем не похоже на Кейда, – натянуто заметил Люк. – Получается, ни ты ни он ни с кем не встречались?

– Именно так. Люк, его ранчо находится в глуши. К тому же у нас был ребенок, о котором нужно было заботиться. Бабушка Кейда выбилась из сил, и, когда я приехала, от нее не было никакого толку. Потом Кейд нанял новую няню раньше, чем планировал, что было даже к лучшему, потому что я помогла ей освоиться на новом месте.

– Понятно, – удовлетворенно кивнул Люк, а потом посмотрел на ее тарелку. – Ты почти ничего не съела.

– Я сытно пообедала и совсем не голодна.

– Мне кажется, что ты похудела.

– Все потому, что я много хожу.

– И сколько километров в день ты проходишь?

– Люк, хватит допрашивать меня.

– У тебя есть фотографии Амелии?

– Да, – кивнула Эйрин. – У меня есть несколько на телефоне, а остальные хранятся на планшете. Я покажу тебе, когда мы вернемся домой. – Пролистывая снимки с улыбающейся на камеру Амелией, она испытала знакомую боль.

– Славная малышка. Мне кажется, я погорячился, когда порекомендовал тебя Кейду, – тихо сказал Люк. – Ты сильно привязалась к ней, не так ли?

– Может быть, но я не вижу тут ничего страшного. Я могу поехать к ней в любое время, и Мейзи может написать мне, как у нее дела.

– Мейзи? Я даже не подумал о ней. Она часто находилась поблизости?

– Она была в доме постоянно. По просьбе Кейда могла остаться и на выходные тоже. Хотя я все время была на месте.

– Кейд водил тебя куда-нибудь?

– Нет, – честно ответила Эйрин, с благодарностью думая о том, что отклонила его приглашение.

– Если честно, я удивлен.

– Говорю же тебе, мы были заняты Амелией. Попробуй посидеть с маленьким ребенком, и я посмотрю, сколько у тебя будет свободного времени.

– Не стану с тобой спорить. – С этими словами Люк подозвал официанта и попросил счет. – Давай вернемся обратно, и я как следует рассмотрю твое новое жилище.

После того как Эйрин показала ему свою квартиру, они сели на диван в маленькой гостиной – Люк с баночкой пива, а Эйрин с охлажденной водой.

– Ну и где обещанные фотографии Амелии? – улыбнулся он. – Я уговорил тебя пойти работать к Кейду и хочу убедиться, что все прошло хорошо и ты осталась довольна.

– Разве я плохо выглядела на фотографиях в моем телефоне?

– Как раз наоборот. Ты выглядела очень счастливой. Намного счастливее, чем сейчас.

– Тебе показалось. Может, мне стоит устроить допрос тебе, чтобы убедиться, счастлив ли ты в этой вечной мерзлоте, потому что я считаю, что там чертовски холодно.

– Да, там чертовски холодно, но мне нравится моя работа.

– Понятно. Хочешь, я принесу еще пива?

– Я сам схожу за ним. Тебе принести что-нибудь?

– Нет, спасибо.

Несколько минут спустя Люк вернулся в гостиную с фотографиями в руках.

– Они лежали на кухне.

– Ага. Садись на диван, и мы вместе посмотрим их. – Эйрин пожалела, что не достала оттуда одно фото, на котором была снята вместе с Кейдом. Она подозревала, что Люк не оставит его без внимания, и оказалась права.

На снимке Эйрин стояла рядом с Кейдом. Они весело смеялись. Кейд обнимал ее за плечи, а его лицо находилось близко от ее лица.

Люк внимательно посмотрел на фото, а потом с осуждением посмотрел на Эйрин:

– Так вот почему ты так исхудала и выглядишь так, словно готова расплакаться в любую минуту.

– Я скучаю по ним, и я точно расплачусь, если ты не прекратишь этот допрос.

– Черт подери. Я ведь просил его.

– Ты меня слышишь? Люк, я не общаюсь с Кейдом. Я попрощалась с ним и Амелией навсегда.

– Но ты пошла и распечатала эти фотографии. Особенно эту. – Он протянул снимок, где она была вместе с Кейдом. – Черт бы его побрал. Я ведь рассказал ему, что тебе пришлось пережить.

– Хватит злиться на него. Он ничего не сделал, и наши пути разошлись навсегда. Благодаря этой работе у меня появились приличные деньги, и я вернулась к учебе. Мне нравилась моя работа няней, и я очень привязалась к малышке Амелии. Люк, обещай мне, что оставишь Кейда в покое.

– Ни за что. – Люк схватил ее за подбородок и повернул к себе. – Ты ведь не влюбилась в него? – Он буквально буравил ее взглядом, а потом покачал головой. – Все-таки влюбилась.

– Ты просто невыносим. Люк, я скоро забуду Кейда, а ты забудешь вот это, – отрезала Эйрин. Она выхватила у него фотографию и отошла в другой конец комнаты. – А теперь пообещай, что не наделаешь глупостей, – попросила Эйрин.

– У меня нет времени на Кейда, и я надеюсь, что ты встретишь какого-нибудь образованного парня и выйдешь за него замуж.

– Ты пытаешься избавиться от меня? – рассмеялась Эйрин. – Похоже, ты слишком засиделся в этих льдах. Тебе следует хотя бы ненадолго покидать своих пингвинов. – Люк расплылся в улыбке, но Эйрин не могла сказать с уверенностью, что его злость на Кейда прошла. – Ты оставишь Кейда в покое. У меня все хорошо, и я не собираюсь встречаться с ним. Ясно тебе?

– Ладно. Поступай как знаешь, но, если он попытается вернуть тебя или что-то в этом роде, я разберусь с ним, когда вернусь обратно домой.

– Люк, ты вообще слышишь меня? Наши отношения остались в прошлом. Я занята учебой. И Кейд исчез из моей жизни навсегда. Чего еще тебе надо? Но если ты подерешься с ним, я буду вынуждена проведать его и справиться о его здоровье. Ты этого добиваешься?

– Конечно нет. Я услышал тебя и не стану трогать Кейда. И прости, если из-за меня у тебя появилось еще больше проблем.

– Забудь об этом. Я получила хорошие деньги за свою работу, и мне нравилось заботиться о крошке Амелии.

– Хорошо, – кивнул Люк и поднялся с дивана. – Эйрин, думаю, мне пора возвращаться. Не хочу, чтобы самолет улетел в Даллас без меня.

– Спасибо, что приехал повидаться со мной. Люк, ты такой замечательный брат. – Эйрин подошла к нему и крепко обняла.

– Я супербрат, – улыбнулся он и обнял ее в ответ. – Береги себя и держись подальше от Кейда.

– Ты тоже береги себя.

Люк кивнул и вышел за дверь.

Эйрин подождала, пока его машина скроется из вида, и поспешила к телефону.

Как только она услышала глубокий голос Кейда, ее охватило дикое волнение.

– Кейд, это Эйрин. Выслушай меня. Люк вернулся домой на неделю и прилетел сюда, чтобы поужинать со мной. Сейчас он едет домой. И он просто в ярости. Обещай, что не станешь встречаться с ним, – выпалила она на одном дыхании и замолчала в ожидании ответа.

Глава 9

– Кейд, ты слышишь меня?

– Да. Но я не дома, так что не смогу встретиться с ним, – ответил Кейд, и Эйрин облегченно вздохнула.

– Извини. Он увидел фотографии, на которых мы с тобой вместе, очень разозлился и устроил мне настоящий допрос.

– Но мне неинтересно слушать, что там с Люком. Мне хочется поговорить с тобой. Я рад, что ты позвонила. Я так скучал по тебе.

Ее сердце учащенно забилось, и она крепче сжала телефон в руке.

– Я тоже скучала по тебе и по Амелии, – призналась она, чувствуя, что вот-вот расплачется, потому что ей больше всего на свете хотелось оказаться в сильных руках Кейда и прижаться к его губам.

– Ну это мы быстро исправим.

– Как? – вытерла слезы Эйрин.

– Просто открой входную дверь.

Она потрясенно посмотрела на дверь, потом бросила телефон на диван и помчалась открывать. Кейд стоял на пороге ее квартиры, и ей казалось, что она видит сон. Он шагнул внутрь, и Эйрин бросилась в его объятия. Кейд жадно завладел ее губами, ногой захлопнув за собой дверь.

– Что ты здесь делаешь? – выдохнула Эйрин.

– Я люблю тебя и не могу жить без тебя, – ответил Кейд. – Ты не отвечала на мои звонки, поэтому я решил встретиться с тобой лично.

– Кейд, я так скучала по тебе.

– Тогда почему, черт подери, ты не отвечала на мои звонки? Я звонил и звонил тебе, – сказал он, покрывая ее лицо поцелуями.

– Потому что у наших отношений нет будущего, – со слезами на глазах ответила Эйрин. Но после страстного поцелуя она позабыла обо всем на свете и крепко прижалась к Кейду. Ее сердце пело от радости.

Он подхватил ее на руки и оглянулся по сторонам:

– Где спальня?

Эйрин склонила голову, чтобы поцеловать его, а потом указала рукой нужное направление. Одной рукой она крепко обхватила его за шею, а другой жадно скользила по его телу, словно хотела убедиться, что он и правда здесь, с ней.

Оказавшись в спальне, они принялись срывать одежду друг с друга. Кейд на мгновение остановился и, обхватив руками лицо Эйрин, заглянул ей в глаза.

– Я безумно скучал по тебе.

– Я рада, – прошептала Эйрин и прильнула к его губам. Она не могла поверить своему счастью.

– Эйрин, – Кейд крепко прижал ее к себе, – я люблю тебя.

Ей показалось, что ее сердце выскочит из груди.

– А я люблю тебя, – прошептала она в ответ. – Больше всех на свете.


Час спустя Эйрин лежала в объятиях Кейда, поглаживая его спину и испытывая легкую эйфорию. Ей хотелось, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась.

– Я так сильно люблю тебя, – прошептала она.

Кейд чуть приподнялся и посмотрел ей в глаза.

– Эйрин, я тоже люблю тебя. И я говорю это от всего сердца. Ты выйдешь за меня замуж?

Она судорожно вздохнула, а потом притянула его к себе и поцеловала.

– Кейд, я люблю тебя и всегда буду любить, но то, что ты говоришь сейчас, совсем не похоже на тебя. На протяжении стольких лет ты твердил, что никогда не женишься.

– Я говорил так, потому что не знал, что такое любовь. А теперь я влюбился в тебя и хочу прожить с тобой до конца своих дней.

– Кейд, я люблю тебя. – Эйрин нежно коснулась его щеки. – Ты стал чудесным папой для Амелии и будешь таким для всех своих детей. Но ты должен быть уверен в том, что делаешь. Может, ты просто хочешь видеть меня в своей постели и не привык слышать отказ. Брак принесет огромные изменения в твою жизнь.

Кейд улыбнулся и нежно провел рукой по ее затылку.

– Я уверен на все сто процентов и готов к таким переменам. Амелия стала откровением в моей жизни. В том, что я могу стать отцом для нее. Это чудо потрясло меня. И именно ты помогла мне поверить в себя.

– Ты ведь не шутишь? А вдруг я не смогу выносить твоих детей? Тогда нам придется подумать о приемных.

– Эйрин, я ведь удочеряю Амелию. Так с какой стати я буду возражать против того, чтобы взять в семью еще одного приемного ребенка?

– Или детей, – улыбнулась Эйрин. – Я хочу большую семью.

– А я хочу тебя. И меня совсем не беспокоит, сможешь ты родить или нет. К тому же я верю, что ты сможешь. Знаешь ли, я большой оптимист. В любом случае мы будем вместе и будем любить всех детей, вне зависимости от того, каким образом они появятся в нашей семье. Дорогая, я не могу жить без тебя. Я понял это на протяжении последнего месяца. Я люблю тебя, – прошептал Кейд и жадно прильнул к ее губам.

Ей хотелось прижаться к нему и, отбросив в сторону все тревоги и здравый смысл, ответить согласием, сказать, что она выйдет за него замуж, потому что любит его и любит Амелию, и они станут одной семьей. Но Кейд не давал ей такой возможности. Его прорвало, словно плотину, и он никак не мог остановиться.

– Я больше не боюсь быть мужем или отцом. Эйрин, мне было так плохо без тебя. Знаешь, я отложил первую вечеринку в честь дня рождения Амелии, потому что она слишком маленькая, чтобы понимать, что происходит. И я хотел, чтобы ты была с нами, поэтому решил подождать.

Эйрин радостно обняла Кейда и поцеловала еще раз.

– Спасибо! Я так рада. Мы устроим ей веселую вечеринку. – Она замолчала и внимательно посмотрела на Кейда. – Я люблю тебя всем своим сердцем, но до сих пор не могу прийти в себя. Как долго ты думал о том, чтобы сделать мне предложение?

– Я не думал об этом, пока не понял, что влюбился. Я раньше ни к кому не испытывал таких серьезных чувств и считал, что вечная любовь – это что-то из ряда фантастики. – Он поцеловал Эйрин, и она пылко ответила на его поцелуй.

Эйрин слышала, как хлопнула дверца автомобиля, но не придала этому значения, пока не раздался громкий стук в дверь.

– Какого черта? – помрачнел Кейд.

Эйрин выскользнула с кровати и начала поспешно одеваться.

– Это точно Люк. Он уехал, но, наверное, каким-то образом узнал, что ты здесь, – взволнованно пояснила она. – Я разберусь с ним.

– Я сам с ним разберусь. – Кейд быстро натянул джинсы и обул ботинки. Набросив рубашку, он вышел из комнаты.

Эйрин лихорадочно застегивала пуговицы на блузке, чтобы опередить Кейда и встать между ним и Люком.

– Кейд, подожди! – закричала Эйрин и бросилась к входной двери, но не успела.

Кейд распахнул дверь, и в комнату ввалился Люк собственной персоной.

– Черт подери, Кейд. Я ведь просил тебя не трогать ее, – резко бросил он и одним ударом сбил Кейда с ног.

Кейд ударился о кресло и сполз на пол, а Эйрин закричала и бросилась к нему.

– Кейд. – Она взяла его лицо в свои руки и повернула к себе, испугавшись, что он без сознания. Кровь сочилась из ранки на его скуле, но в остальном он был в полном порядке. Эйрин посмотрела в его глаза, и вся злость на брата тут же испарилась. Потому что во взгляде Кейда она увидела ответную любовь и страсть.

– Поднимайся, черт бы тебя побрал, – резко бросил Люк.

Эйрин обняла Кейда и прижалась к нему, чтобы он не поднялся и ее брат не ударил его еще раз.

– Ты так и не ответила мне, – сказал Кейд, и Эйрин в какой-то момент подумала, что он не соображает, что говорит. – Конечно, я не так себе все это представлял, но я не могу больше ждать. Я люблю тебя. Ты выйдешь за меня?

– Кейд, поднимайся, – процедил сквозь зубы Люк. – Хватит прятаться за Эйрин.

Кейд не обращал внимания на слова своего друга и не сводил глаз с Эйрин.

– Дорогая, я люблю тебя.

– Да что, черт побери, происходит? – еще больше разозлился Люк. – Эйрин, отойди в сторону.

– Дорогая, ты все еще не ответила на мой вопрос. Ты выйдешь за меня? – спросил Кейд.

– Да, – выдохнула она. Эйрин надеялась, что ей не придется пожалеть в будущем, но она не могла ответить отказом, потому что любила его. – Кейд, у тебя кровь…

– Мне не больно, – расплылся в улыбке Кейд. – Потому что ты согласилась стать моей женой.

На этот раз, когда Люк повторил свое требование, Эйрин поднялась и, сжав кулаки, посмотрела на своего брака.

– Даже не думай еще раз ударить его, – резко заявила она. – Я собираюсь за него замуж. Люк, если ты прикоснешься к нему, не знаю, смогу ли я простить тебя. Ты ударил человека, который будет моим мужем и твоим зятем, – громко добавила она.

Кейд поднялся, обхватил ее за талию и подвинул в сторону.

У Люка отвисла челюсть, и он изумленно переводил взгляд с Эйрин на Кейда и обратно.

– Да что происходит, черт бы вас побрал? Ты собрался жениться на моей сестре?

– Да, и как можно скорее.

– Люк Дорси, ты должен извиниться перед Кейдом и передо мной, – снова встала между ними Эйрин.

– Ладно, черт подери, – покачал головой Люк. – Кейд, я прошу прощения.

Кейд не обращал на него никакого внимания. Он достал носовой платок и, вытерев со щеки кровь, притянул к себе Эйрин и снова поцеловал ее. Он крепко сжимал ее в своих объятиях, а потом отстранился и заглянул ей в глаза.

– Ты в самом деле выйдешь за меня?

– Да, – кивнула Эйрин. Ее сердце пело от счастья, и она притянула Кейда к себе, чтобы поцеловать его еще раз.

Не отрываясь от ее губ, Кейд потянулся к двери и захлопнул ее.

– А где Люк? – оглянувшись, спросила Эйрин.

– Не знаю, но он, наверное, понял, что ему лучше уйти.

Кейд залез в карман своих джинсов и вынул оттуда маленькую коробочку, которую вручил Эйрин.

– Это тебе. Я взял ее на случай, если мне удастся уговорить тебя.

Дрожащими руками Эйрин открыла коробочку и ахнула, увидев в ней кольцо с бриллиантом, обрамленным ослепительными изумрудами.

– Кейд, оно такое красивое.

– Как и моя любовь к тебе. – Он притянул ее к себе и снова поцеловал. Потом Кейд подхватил Эйрин на руки и отнес в спальню, где поставил ее рядом с кроватью. Эйрин все еще держала кольцо в руках, поэтому он взял его и надел ей на палец. – Мне нужно поговорить с твоим отцом и попросить твоей руки.

Эйрин счастливо рассмеялась.

– Как в старые добрые времена. Мне нравится твоя идея, и, думаю, отцу она тоже придется по душе, потому что он в свое время спрашивал разрешения у дедушки.

– А как насчет того, чтобы поцеловать невесту и затащить ее в постель для ночи любви?

– Я только за, – крепко прижалась к нему Эйрин.

Она прильнула к губам Кейда, чувствуя, как исчезают все страхи и сомнения. Ее переполняла радость. Вскоре она станет второй мамой для малышки Амелии и женой Кейда. Оказалось, что мечты все-таки сбываются. Эйрин крепко обнимала своего будущего мужа и думала о том, что больше никогда его не отпустит.

Эпилог

Наступил март. В один из солнечных весенних дней Эйрин стояла в задней комнате церкви, пока ее мать разглаживала складки ее приталенного шелкового свадебного платья с узенькими бретельками на плечах и прямой юбкой. На ее шее поблескивало ожерелье из изумрудов и бриллиантов, подаренное Кейдом, которое подходило к ее кольцу. На руках она держала Амелию в розовом платьице и с розовым обручем в черных кудрявых волосиках.

– Мама, – пролепетала малышка, играя с ее ожерельем.

– Она называет меня мамой, а Кейда папой, – улыбнулась Эйрин, обращаясь к матери. – Когда она чуть подрастет, мы ей расскажем о ее настоящих родителях. Она уже узнает их на фотографиях.

– Это замечательно, радость моя, – с улыбкой ответила мать.

– Мам, я так счастлива.

– Я тоже. Кейд любит тебя, и он очень хороший человек. – Мать кивнула на открытую дверь, ведущую в зал. – На свадьбу собралось множество его родственников. Его отец здесь и мать тоже, но мне кажется, они не разговаривают. И тут есть еще одна жена Дирксона.

– Это мать Блейка. Я тебе говорила, что жена Блейка, Сиерра, родила два месяца назад? Девочку назвали Эмили.

– Что ж, у Блейка очень красивая жена. Как и все собравшиеся в зале. Но самая красивая здесь – это конечно же невеста. Она просто восхитительная.

– Спасибо, мам. Невеста самая счастливая. Я только и делаю, что улыбаюсь.

На пороге комнаты появилась организатор свадьбы и дала знак Эйрин. Та передала Амелию своей матери и направилась в вестибюль, где ее ждал отец.

– Папочка, я люблю тебя, – прошептала Эйрин, взяв его под руку и поцеловав в щеку.

– Я тоже тебя люблю и надеюсь, что вы с Кейдом будете всегда такими счастливыми, как сегодня.

Когда заиграл орган и торжественная музыка заполнила церковные своды, все гости поднялись. Эйрин под руку с отцом подошли к алтарю, где ее ждал жених, в глазах которого светилась неприкрытая любовь.

После того как Кейд и Эйрин обменялись клятвами и их объявили мужем и женой, мистером и миссис Каллахан, гости дружно зааплодировали. Потом все поспешили на улицу, чтобы сфотографироваться на память.

– Миссис Каллахан, наш брак будет счастливым, – улыбнулся Кейд, когда они ехали в загородный клуб, чтобы отпраздновать свою свадьбу.

– Определенно, – сияя, кивнула Эйрин.

– Может, сбежим и начнем наш медовый месяц прямо сейчас?

– Придется подождать. Гости хотят отпраздновать нашу свадьбу вместе с нами.

– Эйрин, – вдруг посерьезнел Кейд, – но наша будущая семейная жизнь и есть тот самый праздник. Который, как мне кажется, будет длиться следующие лет шестьдесят или семьдесят.

Час спустя они вдвоем вышли на танцпол загородного клуба для своего первого танца в качестве мужа и жены.

– Я рад, что первый танец за мной, – шепнул Кейд. – А потом тебе придется танцевать со всеми моими и твоими родственниками. Эйрин, ты сегодня просто потрясающая. Я никогда не забуду те минуты, когда ты шла ко мне по проходу к алтарю.

– Спасибо, – прошептала она. – Я жду не дождусь, когда мы останемся одни и я снова окажусь в твоих объятиях. Кейд Каллахан, я просто без ума от любви к тебе. И я хочу от тебя детей.

– Радость моя, я хочу того же, что и ты, – ответил он. – Ты даже не представляешь, как сильно я люблю тебя.

Кейд крепче прижал к себе Эйрин, и они закружились в танце.

Следующий танец принадлежал ее отцу.

А на третий, к большому удивлению Эйрин, ее пригласил отец Кейда, Дирксон Каллахан.

– Добро пожаловать в клан Каллаханов, – улыбнулся Дирксон. – Кейду повезло, что у него такая красивая жена. Я слышал, ты намерена закончить обучение и получить степень, что очень похвально. Я горжусь своими сыновьями. Они все, кроме Гейба, выбрали себе в жены красивых и умных женщин.

– Спасибо, – вежливо улыбнулась Эйрин. – Приезжайте к нам в гости. Мы будем очень рады вам. Заодно ближе познакомитесь со своей внучкой.

– Я не очень умею ладить с детьми.

– Она очень милая, и вам не придется делать ничего особенного, кроме как улыбаться, – ответила Эйрин. – Ваш сын – замечательный отец.

– Рад это слышать. Может, он компенсирует мои недостатки. – Дирксон покачал головой. – Но хватит о семейных проблемах. Я желаю вам с Кейдом чудесного медового месяца. Я оставил для вас свадебный подарок в его кабинете на столе.

Через несколько минут мне нужно отправляться в путь, чтобы не опоздать на самолет.

– Спасибо. Я очень рада, что вы смогли приехать на нашу свадьбу.

Танец закончился. Эйрин повернулась и увидела Люка, ожидавшего своей очереди, чтобы потанцевать с ней.

– Эйрин, ты сегодня очень красивая, – сказал он. – И я рад, что ты счастлива.

– Спасибо. Ты тоже чудесно выглядишь.

– Как хорошо, что я уговорил Кейда взять тебя на работу. Если бы ты тогда сказала, что он сделал тебе предложение, я бы не размахивал кулаками. Оказалось, что, встретив тебя, Кейд расхотел ходить в холостяках.

– Думаю, он решил остепениться в большей мере благодаря Амелии, – рассмеялась Эйрин.

– Как бы там ни было, все сложилось наилучшим образом. Эйрин, я желаю тебе счастливой семейной жизни. – Люк наклонился и поцеловал ее в щеку. – Если тебе вдруг понадобится моя помощь, просто звони.

– Спасибо, Люк, – поблагодарила Эйрин. – И спасибо за то, что бросил свой Южный полюс ради нашей свадьбы.

Она станцевала еще несколько танцев с гостями, когда к ней подошел Кейд.

– Дорогая, мой отец оставил нам свадебный подарок. – С этими словами он вложил в руку Эйрин какой-то конверт, распечатанный и с чеком внутри. Она вопросительно посмотрела на мужа. – Мы откроем счет в банке и положим эти деньги туда. Здесь миллион долларов.

– Боже правый, – потрясенно выдохнула Эйрин.

– Вот такой у меня отец. Для него деньги решают все. Он не понимает, что детям важнее внимание.

– Кажется, ты уже понял, что значит быть хорошим отцом.

– Спасибо, – улыбнулся Кейд. – Я стараюсь.

Они взялись за руки и пошли к гостям, которым не терпелось выразить им свои самые сердечные пожелания. И только ближе к полудню они снова смогли остаться наедине.

– Привет, – подходя к Эйрин, улыбнулся Кейд. – Помнишь меня?

Эйрин рассмеялась в ответ.

– Может, уйдем? Мне кажется, я переговорила с каждым жителем Техаса.

– Думаю, в этой толпе никто не заметит, что мы ушли. У главного входа стоит белый лимузин, и все ожидают, что мы уедем на нем. – Кейд лукаво посмотрел на Эйрин. – Но там за кустами у меня припрятана небольшая спортивная машина. Что скажешь?

– Я выбираю спортивную машину, – улыбнулась Эйрин.

Она оставила Амелию на попечение своих родителей и могла не волноваться, что с ребенком может что-то случиться.

– Тогда вперед, миссис Каллахан.

Через несколько минут они мчались по скоростному шоссе. Эйрин со смехом сняла свою фату и бросила ее на сиденье.

– Так намного лучше. И что за сюрприз ты приготовил мне на наш медовый месяц?

– Терпение, любовь моя. Скоро все увидишь.

Шесть часов спустя Эйрин стояла в просторном одноэтажном доме из стекла и камня с видом на Тихий океан неподалеку от Монтерея, штат Калифорния.

– Кейд, я никогда в жизни не видела такого красивого дома. Здесь как в раю. Ты уверен, что хочешь оставаться на ранчо? Мы могли бы привезти сюда Амелию и жить здесь вечно.

– Я рад, что тебе понравилось. Я арендовал этот дом на полгода, так что мы сможем вернуться сюда в любое время. А еще я снял дом в Колорадо на лето на случай, если дома станет слишком жарко. Мы будем приезжать сюда или отправляться в Колорадо, когда ты захочешь. В границах разумного, – добавил Кейд. – Просто я не могу уезжать из Техаса надолго.

– Неужели? – призывно качнула бедрами Эйрин.

– Наш дом в Техасе. – Кейд крепко обнял ее за талию и завладел ее губами.

Эйрин таяла в его объятиях и страстно отвечала на его поцелуи. Она думала о том, что дома их ждет Амелия, у которой однажды появятся братик или сестричка. Эйрин с Кейдом уже обсудили этот вопрос и решили как можно скорее заняться пополнением своей семьи.

Эйрин была на седьмом небе от счастья. Она безумно любила своего техасского ковбоя – мужчину, рядом с которым она чувствовала себя самой желанной на свете и который будет замечательным мужем и отцом для нее и для всех их детей.


Купить книгу "Самая смелая фантазия" Орвиг Сара

home | my bookshelf | | Самая смелая фантазия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу