Book: Расходный материал. Разведка боем



Расходный материал. Разведка боем

Олег Орлов

Расходный материал. Разведка боем

Купить книгу "Расходный материал. Разведка боем" Орлов Олег

Земляне… Ничего необычного в них не было. Обычные разумные со своими достоинствами и недостатками. В конце концов, сейчас на Лиене полно потомков тех первых переселенцев, каждый желающий может убедиться – люди как люди. Однако среди них имелась отдельная категория, которая двинула историю вперед и изменила наш мир. О нет, они не были религиозными фанатиками или наивными мечтателями. Напротив, они оказались прагматичней гномов, коварней дроу, безжалостней звездорожденных, упорней своих лиенских родственников и смелее орков.

В некотором смысле они были идеальными разумными, возможно, именно такими, какими хочет видеть нас Создатель. Проблема заключалась в том, что таких людей насчитывалось ничтожное количество. Но по причине направленности их миропонимания внутрь себя они не смогли передать его другим землянам. А может быть, и не захотели.

В некотором смысле они оказались худшими разумными, ибо нет ничего более неприятного, чем кающийся грешник. Всю жизнь земляне прожили в страхе, боясь открыть глаза и увидеть собственное ничтожество. Но новый мир заставил их это сделать. И они увидели свет, и собственный свет родился внутри них. Но свет ослепил их. И они были слепы, так же как и остальные.

Такими они и остались в нашей памяти. Противоречивые и яркие, без преувеличения перевернувшие всю нашу жизнь с ног на голову[1].


Таврополь, Столкновение

Как и предполагал Берсенев, никто на них больше не нападал и, похоже, за ними даже не вели наблюдение. Несколько раненых тварей пытались ползти по дороге в сторону джунглей. Ничего, пусть ползут, им по пути. Игорь зажал микрофон в кулаке, показал сержанту, чтобы сделал то же самое. Спросил про впечатления от действий Токарева, можно ли на него рассчитывать. На взгляд Стрельченко, вполне – в бою не паникует, стреляет хорошо, умудрился одного светящегося застрелить раньше Большого. За первый бой однозначно зачет, можно брать в команду.

– «Расп», мы на подходе, – прошептал в наушнике Большаков. Большой – он такой, мужик обстоятельный, инструкции и правила ради простой бравады или простого «забыл» никогда не нарушает. Но сейчас Берсенева предупреждать не имело смысла, с какого-то момента он стал напоминать себе паука в центре гигантской паутины, малейшее колебание ее нитей – и хозяин тут же узнает о происходящем. Нет, с пауком, возможно, не лучшее сравнение, скорее, реальность напоминала сверхчувствительный микрофон, улавливающий самые слабые колебания воздуха. Берсенев тоже что-то улавливал, только непонятно, что именно. Живые существа отслеживались на раз, когда надо было выручать Стрельченко, именно новые способности четко вывели его в тыл приготовившимся к атаке тварям. Алтарь, без вопросов, словно прожектор в ночи, и что делается рядом с ним, почувствовать невозможно.

Существа, имеющие светящуюся ауру, по сравнению с другими воспринимались более четко. Деревья – значительно хуже обычных людей. Зверье – трудно сказать, если оно здесь и было, то они, устроив настоящее сражение, его благополучно разогнали. Так вот, приближение подчиненных он отслеживал уже метров сто, с того самого момента, как они покинули область возмущений, генерируемых алтарем. Область возмущений? Игорь поймал себя на удачной мысли, пожалуй, так и есть. Каждый предмет, не важно, живой или неживой, главное, обладающий собственной энергетикой, возбуждает пространство или особое энергетическое поле вокруг себя. А он неким образом умудряется это возбуждение улавливать. Вроде ничего теория, звучит логично. Осталось разобраться, как и почему все это работает.

– Что у вас случилось? – поинтересовался появившийся из-за угла Большаков. – Видел перед алтарным залом несколько обгоревших тварей. Ничего рассказать не хочешь?

– Магия, Василич, чуть позже покажу. Сейчас надо проверить снаряжение, кому требуется, доснарядить магазины, и переходим в наступление. Стрельченко, свои уцелевшие шмотки распредели по рюкзакам, все пистолетные патроны передай мне. Ах да, в качестве компенсации – понесешь мой рюкзак.

– Думаешь, есть смысл двигаться им навстречу? Наверняка уже подмогу выслали, – задумался Большой.

– Ты мне скажи, техника вместе с пехотой подошла?

– Да. Намекаешь на то, что твари кончились? Может, это группа быстрого реагирования была?

– Ага, думаю, тут лежат все, кто мог полноценно сражаться. Уж очень быстро к первой партии подошла подмога. Посмотри, щиты сделаны из досок, очень быстро они подсуетились с их доставкой, дольше сколачивали на месте. И еще момент: разведка побывала в двух гоблинских поселках, везде алтарь в самом центре. Скорее всего, и здесь поселок недалеко, сам видел – зал убран, проходы к нему расчищены. Алтарем явно пользуются. По поводу ГБР… не думаю, слишком много магов. В отряде, с которым мы столкнулись в первый день, был один маг на сотню. В селе, которое тем же вечером разгромили десантники, – два мага на две сотни. Чувствуешь статистику? Наш беспилотник смог засечь только руины, значит, рядом ничего серьезного нет. Возможно, это маленькая военная база, большинство личного состава которой мы уже оприходовали.

– Тогда какой план – пойти, убить всех, и домой?

– В идеале. А так, как обычно, ввязаться в драку, а там видно будет. Наверняка некоторому количеству удастся сбежать, гоняться за ними незачем.

– Товарищ капитан, разрешите! – приспичило высказаться Токареву. – А если там пленные, их тоже?

– Радость моя, у тебя родители где?

– На Земле остались.

– Вот и славно, а то мне один раз довелось привезти тело убитого солдата родителям. Знаешь ли, лучше обратно под бомбежку. Это я к тому, что ты будешь стрелять во все, что движется или проявляет агрессию, без вопросов и сомнений. И это не потому, что я кровожадный идиот. На этой войне противник еще не изучен, возможности его не ясны. На улице за тридцать по Цельсию, а они глыбами льда швыряются, кто даст гарантии, что под образом длинноухой красотки не скрывается мерзкий гоблин, который только и ждет, когда мы повернемся спиной? И если у тебя хоть на мгновение возникнут сомнения перед тем, как давить на спуск, противник этим воспользуется. Застрелишь невиновного – это будет мой грех. Но мой грех может быть и другим – когда из-за моего нечеткого или допускающего иное толкование приказа погибнет кто-нибудь из нас. Согласись, оба варианта полное дерьмо, но если ты решил связать свою судьбу с армией, то вся твоя служба будет состоять из чего-то подобного. Я понятно альтернативы расписал?

Чтобы не поднимать лишнего шума и сэкономить боеприпасы, раненых тварей прирезали. Бегло осмотрели подбитую бронетехнику, очень удивились. Не то что не нашли тел операторов, там вообще мест для них не было предусмотрено, ни в одной машине. Охренеть! Это что, они с роботами воевали? Сделал несколько фотографий, общий вид и «внутренности» машин. Вот это будет подарок отцам командирам! Если по аналогии с земными технологиями, то получается, что у аборигенов есть роботы на дистанционном управлении? Где оператор? Хм, его радар молчит. Успел слинять?

Никакой военной базы, естественно, не обнаружили, небольшой поселок прямо в лесу, у подножия хребта, по которому они сюда пришли. Неудивительно, что сканер на беспилотнике ничего не показал, с точки зрения противодействия воздушной разведке все было сделано на совесть. Аборигены деревья не трогали, подлесок свели к нулю и строили на освободившемся пространстве. Причем использовали возможности леса по полной – между деревьями были натянуты подвесные мосты, а на толстых нижних ветвях разместились какие-то хижины.

Вообще поселок производил приятное впечатление, ничего общего с тем убожеством, которое зачистила разведка ВДВ. Дома добротные, лучше даже сказать, основательные. Один так вообще трехэтажный. Пока вели наблюдение, обнаружили речку, берущую начало среди холмов и перекрытую плотиной, на которой стояли кузница с лесопилкой. Загоны для животных, похожих на морских свинок-переростков, стояли в стороне, а рядом что-то типа грибной плантации, где работали люди в ошейниках. В холме несколько пещер, у одной из которых тоже суетились люди, и тоже в ошейниках. С людьми понятно, основная рабочая сила. А пещеры – точняк штольни. Еще интересный момент – в штольне, где шла работа, имелись в наличии ворота. Типа личный состав ночует на рабочем месте? И самое главное, умная электроника подала сигнал: потерянный десантниками модуль находился в одной из этих пещер. Наверное, вон в той, у которой проход закрыт решеткой, а часовой – скучающий вооруженный гоблин. Повезло так повезло.

Они прошли по главной улице прямо в центр поселка, где собралось большинство встревоженных тварей. Взрослых штук пятьдесят и молодняка примерно с сотню. Кстати, все вооружены, независимо от возраста. На толпу – один маг, которого в первую секунду застрелил Большаков. Остальным тоже не повезло – три автомата стреляли в упор по безоружной толпе. Не считать же за оружие мечи с копьями, когда у противной стороны автоматическое огнестрельное оружие. В общем, как показал радар, уйти удалось всего двум десяткам гоблинов. Еще пяток тварей они убили в домах: новые способности позволяли четко определить, где они прячутся.

Когда, наконец, добрались до рудников, воевать уже было не с кем – охранников и след простыл, осталось два десятка людей в ошейниках, стоящих на коленях мордой в землю. Война закончилась, и Токареву не пришлось решать моральную дилемму. Красота, всегда бы так.

Однако подобное чинопочитание выказывали отнюдь не все. Четыре светящихся товарища стояли отдельно и, как только Игорь обратил на них внимание, прижав руки к груди, синхронно поклонились. Один – если можно так выразиться, среднестатистический человек. Трое других – качки-недомерки, похожие на пассажира, которого они нашли рядом со стрельбищем в компании остроухих красавцев. Принципиальное отличие только в ошейниках. Если у первых он четко рассекал ауру на две части, то у этих между свечением вокруг туловища и вокруг головы оставалась тоненькая ниточка, от чего аура получалась перекошенной на один бок. Ну-ну, сделаем вид, что не заметили, пусть на Дзержинского ломают головы над такими тонкостями.

Загнали всех обратно в штольню. Действительно, народ там жил, прямо у входа валялись сплетенные из лиан циновки, у каждой – миска, вот и все рабские пожитки. Прошлись по поселку, пристрелили еще с десяток гоблинского молодняка и нашли три десятка людей в ошейниках. Всех загнали в ту же штольню, закрыли ворота, которые заложили штатным здоровенным брусом. Все, теперь они полноценные хозяева положения. Был еще один момент: некий источник возмущения находился чуть выше по реке, но что это, Игорь понять не мог. Вроде не живое существо и не алтарь, может, очередная магическая хреновина. Но с ней позже, главное – сигнал от модуля.

Еще на подходе Игорь понял: беспилотник действительно в пещере с решеткой. Он чувствовал идущие от него колебания. Не такие, как от живых существ или того же алтаря, но, безусловно, это был он. Хм… беспилотник – магическая штука? Блин, идиот! Под удивленными взглядами сослуживцев капитан начал поспешно скидывать экипировку. Отошел на несколько шагов – да, действительно беспилотник. Оказывается, он еще и работающую электронику чувствует, правда, недалеко, метров с пятнадцати. Так, получается, у всей этой магии электрическая природа? Не факт, насколько ему известно, у человека в коре головного мозга присутствуют микротоки, а в деревьях их точно нет. Скорее, наоборот, электричество и магия имеют сходную природу. То-то ушастая так странно на них смотрела, когда они рации в канцелярии проверяли. Надо будет с Андрюхой обсудить открывшиеся особенности.

Успокоил товарищей насчет своего необычного поведения. Наконец-то дошли до пещеры с беспилотником.

– Разве так и должно быть? – поинтересовался Василич.

– Вообще это его штатное положение для транспортировки, – задумчиво ответил Берсенев. Когда Игорь засек сигнал маячка, он представлял себе совсем другую картину, а именно – дорогущее устройство превращено дикарями в металлолом, а маячок сохранил работоспособность только по счастливой случайности. И вдруг нате вам, беспилотник в целости и сохранности, да еще крылья в сложенном положении. Последнее – дело нетривиальное, с полтычка не решить. Нужно боковые панели на корпусе открутить, тогда получишь доступ к механизму. С другой стороны, если местные жители способны обслуживать шагающие танки с кучей шарниров и, наверное, сложнейшим гироскопом внутри, то понять, как открутить дюжину винтов и сложить крылья у модуля, для них не слишком сложная задача. Снятые панели стоят рядышком. Готов поспорить, что в кожаных мешочках, лежащих тут же, находятся винты – новый мир становится все интересней и интересней. Магия, бронетехника, магические пулеметы. Беспилотник, не раскуроченный каменными топорами, а аккуратно доставленный через джунгли. – Заметь, весит он за полтонны. Кстати, забыл спросить, чем таким взрывчатым в вас у храма кидались?

– Визуально – чуть светящиеся каменные шары размером с гандбольный мячик. Взрывались множеством каменных осколков. Слушай, а в связи с находкой наши планы меняются?

– Да, мы можем развесить свои кишки по окрестным кустам, а потом сдохнуть, но модуль должен попасть к нашим.

– Такой ценный?

– В сложившейся ситуации – вообще бесценный. Выводит боевое управление на совершенно другой уровень. Этакое всевидящее око командира на поле боя. Летающий узел связи батальона и по совместительству мощнейший вычислительный центр, который позволяет не просто организовать взаимодействие и управлять мелкими беспилотниками, а видеть глазами каждого бойца. Картинка, конечно, так себе, но сам факт! Ну и по мелочи: ночник, тепловизор, радар, сканер – для корректировки огня может давать шесть маркеров одновременно, причем оператору достаточно один раз указать цель, и модуль будет ее автоматически сопровождать. Если не нужно далеко лететь, то можно навесить ракетное вооружение, посадочные места имеются. Если нужно очень далеко лететь, то вместо них можно повесить дополнительные баки. Может….

– Хорош, – усмехнулся Василич, – думаю, мы все поняли, что эта штука значительно ценнее, а главное, умнее четырех нашедших ее идиотов. Ну так чего мы сидим, пошли, поднимемся на гряду, выйдем на связь.

– Не парься, один схожу, вы здесь осмотритесь, подготовьте позицию на случай, если твари с друзьями вернутся, прошвырнитесь по окрестностям, может, чего ценного найдете. Но до одного места вы меня все же проведете. Чувствую, рядом с нами очередная магическая дрянь.

Однако это оказалась очередная тюрьма. Прошли вверх по течению реки, свернули на один из впадающих в нее ручейков, и у его истоков увидели… наверное, стоит назвать это сооружение отдельно стоящей камерой, а лучше – клеткой. Массивное дерево, из-под корней которого бил родник, было обнесено полуметровым забором из дикого камня с вмурованными в него металлическими прутьями, которые вторым концом упирались в дерево и скреплялись стальным обручем. Поперек прутья проковали шипастыми металлическими полосами, шипы, кстати, торчали исключительно внутрь. По каждому элементу решетки бежала тонкая золотистая проволочка. Рядом с дверью проволочки подключались к общей шине, которая заходила в колонку управления, а в ней вместо органов управления стоял один очень непростой камешек. Если камни здесь использовались в качестве аккумуляторов, то, пожалуй, с шинами и управлением он сделал тварям комплимент, все обстояло намного проще. Понятно, почему у него возникали такие странные ощущения, новый мир в очередной раз преподнес сюрприз.

Внутри навес, под ним оборудовано рабочее место, по-видимому, огранщика камней: щипчики, молоточки, шлифовальный круг, увеличительные стекла. Имелись заготовки и, видимо, образцы готовой продукции – два очень непростых камешка, от которых, вот странность, его не воротило, а наоборот, возникало приятное ощущение. И кто же тут сидит? Не видно, наверное, пленник за стволом, а радар молчит, конструкция все глушит. Приказал народу не расслабляться, мало ли. Клетка со стальными шипами, да еще все сооружение приправлено магией, что за чудовище туда упрятали? Хотя инструмент явно под человеческую руку.

Готовясь немедленно открыть огонь, пошел по периметру и наконец увидел… Ну, наверное, в каком-то смысле действительно чудовище. Говорят, красота Таис Афинской была столь невероятна, что она имела прямо-таки мистическую власть над мужчинами. Даже так промыла мозги самому Александру Великому, что убедила его сжечь великолепный Персеполь. Ради той, что сейчас в позе русалочки сидела на грубом деревянном топчане, наверное, сожгли бы не только Персеполь, но и Пасаргады с Вавилоном. Да, право, ради такой женщины не стоит мелочиться – лучше сразу замутить мировой финансовый кризис, плавно перетекающий в Третью мировую. Легко.



Эльфийка, конечно. Из одежды один ошейник и облако шикарных золотых волос до пояса. Фантастическая девушка, та блонди, которую они нашли в первый день, и рядом не стояла. Увидела их, улыбнулась печальной улыбкой, прижала руки к груди и поклонилась. Молодежь застыла с отвисшими челюстями. Счастье вообще забыл про все на свете, перестал контролировать автомат, который медленно, но верно начал разворачиваться в сторону Игоря. Выручил, как обычно, Большаков. Перехватил автомат Стрельченко за ствол и отвел его в сторону. Обоим парням отвесил по подзатыльнику и рыкнул: «Разини! Не на девку пяльтесь, а периметр контролируйте!» Сработало, коварные чары развеялись. А фигли, прораб и сам размером с белого медведя, а скилл убеждения прокачан до недосягаемых высот. И подзатыльник у него без всякой магии накладывает конкретный баф – служебное рвение несколько часов держится на максимальном уровне.

– Насколько же твари ее боялись, если у безногой девки клетка круче, чем у наших тигров и львов, которые кротостью отнюдь не отличаются? – пробормотал Большаков.

«Блин… лох!» – выругался про себя Игорь. Увидел милое личико и распустил сопли. Это все спермотоксикоз – сначала учения, потом госпиталь, затем перевод в училище, а ведь должен был сразу внимание обратить. Обе тонкие щиколотки заканчивались культями, а к ложу были приставлены грубые деревянные костыли. Рядом стояли протезы, похожие на деревянные валенки. Охренеть, как она в этом ходит?! Ошейник у нее непростой, как и у предыдущих на руднике, не полностью разрезает ауру, а перекашивает в одну сторону. Ясный-красный, мастерила для тварей какую-то магическую хрень. Нормально в этом мире специалистов склоняют к сотрудничеству! Жилплощадь выдают на природе, охраной обеспечивают, медицинские услуги предоставляют. Как бы не они сами ей ноженьки того…

– Что будем делать? – поинтересовался Василич. – С одной стороны, не бросать же ее так, а с другой, кто знает, что у нее в голове. А ну как колданет в своих спасителей!

– Это да. Правда, если я правильно понял нашу ушастую, то на меня не должна сагриться.

– Чего не должна?

– В смысле не должна броситься. Вроде по местным понятиям у кого белая аура, тот заведомо адекватный, в ритуальных мучительствах не участвует и все такое.

– Ну давай, я тебя прикрою, начнет дурить, прострелю прекрасную головку.

– Ага, заодно на действие нашей земной магии посмотришь.

Что наложено на клетку, защита или сигнализация, выяснять не хотелось, пришлось бы испытывать на своей шкуре. Но у него имелось одно универсальное средство по разрыву энергетических связей, его и пришлось применить к камню в колонке управления. Опа, даже рассыпался. Ничего, переживать не стоит, тем более что ощущение от него очень странное, чем-то недобрым повеяло. Сработало, теперь клетка не фонила и четко ощущалась эльфийка. Подозвал Стрельченко, достал из рюкзака свою запасную футболку. Можно продемонстрировать товарищам свои возможности. Удар «рука молот». Замок с куском решетки, что называется, вылетел, а саму дверь основательно погнуло. Василич на такое сделал большие глаза, одобрительно присвистнул и, вскинув автомат, прицелился в эльфийку.

Какие же у нее фантастические глаза цвета майской листвы с тоненькими темно-зелеными лучиками по радужке, а какая улыбка… Так, капитан, не расслабляться, ведь, наверное, какому-то несчастному эльфу эта красотка весь мозг выела. Подал ей футболку, жестами предложил одеться. Ага, есть контакт, еще раз поклонилась, приняла, надела. Блин, легче стало, но ненамного, девка высокая, его футболка ей – только зад прикрыть. Поинтересовался, не жмет ли ошейник. Видимо, жал, и так сильно, что при снятии мог оторвать голову. Ну или другое нехорошее сделать, жест большим пальцем по горлу вышел достаточно красноречивым.

В отчете десантников фигурировал ошейник с возможностью дистанционного контроля, а тут новая версия… интересно. Действительно, рядом с замком непростой камешек внутри паутинки из золотой проволоки. Пригляделся внимательней, так и есть, энергия из камня подается на паутинку, которая, в свою очередь, проводит энергию на еще одну проволочку, та идет по всему ошейнику и имеет единственное соединение в районе замка. В целом понятно, повреди проволочку, энергия в камне активирует какое-то убойное заклинание, и эльфийке все. Собственно, ничего сложного, если устройство включают и выключают, то он его снимет. После учительского-то фокуса с телефоном, который самостоятельно не включался, надо было на кнопку жать. Да, работает, какой универсальный ему сделали подарок! Энергия в камне есть, в проволоке нет, можно снимать. Минута ковыряния булавкой во внутренностях замка. Потянулся его снимать, но вовремя вспомнил, что сейчас будет. Предупредил Большого: девка сейчас засветится, это нормально, и стрелять не надо. Засветилась, не так, как его ушастая, но тоже довольно ярко. Пожалуй, из всех землян, которых он успел увидеть сияющими, ярче нее были только он и главный гэбист.

Хотел выбросить ошейник, но эльфа перехватила его руку, что-то там покрутила, и оттуда выпал еще один крупный камешек, который она с поклоном передала ему. Ведь точно, у десантников и этот момент отражался в докладе: твари довольно практичны, используют людей для подзарядки своих аккумуляторов. Видимо, с эльфами это тоже работает. Ладно, пора разобраться, что с ней делать дальше. Жестом показал смотреть ему в глаза и попытался показать картинку, как они ее в город понесут. Эльфийка потерла виски, чуть поморщилась, как от головной боли, вымученно улыбнулась и опять поклонилась. Типа – да? Протянул ей руку, в которую она без колебаний вложила свою ладошку, второй рукой обхватила его за шею.

Лучшее лекарство от романтики – это потаскать предмет воздыханий на своих двоих по пересеченной местности. Эльфийка только с виду казалась хрупкой и воздушной, на самом деле по ощущениям весила около семидесяти килограмм и с каждым шагом становилась все тяжелее и тяжелее. Вообще девка, конечно, кремень, с таким увечьем, да еще и сидючи в клетке, умудрялась поддерживать физическую форму – хоть сейчас на конкурс фитоняшек! Но приятные ощущения от ее тела в руках быстро сменились свинцовой тяжестью. В конце концов Игорь понял, что хватит выпендриваться, и под вздох идущего следом Токарева перевел эльфийку в штатное положение для транспортировки раненого, то есть на плечи. Бедный парень аж споткнулся на ровном месте. Следом за этим раздался звук подзатыльника. Нормально, Большой дисциплину блюдет, и это правильно, надо не на эльфийскую задницу пялиться, а в своем секторе наблюдение вести.

Выгрузил эльфийку на облюбованной ранее позиции, и пока нарезал подчиненным задачи, запихивал в себя содержимое пайка. Чувство голода возникло как-то сразу и невероятно сильное, аж поплохело. Очень странно, это у него такой отходняк после боя или реакция на ускоренную регенерацию? Вроде в прошлый раз ничего похожего не наблюдалось, правда, тогда и характер повреждений был другой.

На гряду поднялся без происшествий. Радар показывал наличие мелких зверюшек, каждые десять минут на связь выходил Большой, докладывал, что все спокойно. Ну и славно, по теперешним временам самые хорошие новости, это отсутствие новостей. Ближе к вечеру вышел на место с устойчивым сигналом. Умная аппаратура боевой сети автоматом подцепила его комплект, привязала к местности, заодно послала штабистам сообщения о том, что разведгруппа снова на связи. Но товарищам в штабе, похоже, было не до разведчиков на второстепенном направлении, никто ему так и не отписался. Решил доложиться сам, прямо Менгу – светить собственную магию очень не хотелось. Как назло, напротив его позывного шли одни красные значки – занят по самое не могу.

Вывел на экран виртуальную клавиатуру и принялся за сочинительство. Бла-бла-бла, во время выполнения задания по проверке руин в квадрате таком-то обнаружен действующий алтарь для жертвоприношений. В ходе разведки группа столкнулась с подразделением противника. В ходе последовавшего боестолкновения уничтожено около двухсот особей противника и три единицы бронетехники. Фото прилагается. Обнаружен новый тип аборигенов. Это про зеленых здоровяков. Фото прилагается. Задержаны аборигены типа три, четыре и пять, общим количеством сорок шесть единиц. Зафиксирована добыча полезных ископаемых, предположительно олова. Фото шахты, аборигенов и слитков прилагаются. У противника отбит батальонный модуль боевого управления за номером таким-то. Фото прилагается. Потерь нет. Группе необходимо пополнение боезапаса.

Перечитал еще пару раз, вроде нормально, хоть сейчас всех к Герою представляй. Отослал, а сам сел ждать закат в джунглях. Если Менг в ближайшее время не освободится, придется докладываться штабным, найденный модуль – это не шутки. Его маленький шкурный секрет против такого не котируется. Минут через двадцать, когда Берсенев уже решил писать штабным, объявился Менг. Хотел даже видео организовать, но не вышло – слишком далеко, сигнал никакой. Первый вопрос задал не про модуль, а про бронетехнику. Командир по вполне понятным причинам сомневался. Разумно, он бы и сам посмеялся, если бы не видел этот дурдом собственными глазами. На всякий случай у него имелась видеозапись с личной камеры. Правда, с таким сигналом он будет ее пересылать пару дней, быстрей пешком дойдет. Но что делать с модулем, Игорь не представлял, как его тащили твари, не имел понятия.

Найденный модуль – это, конечно, замечательно, однако сегодня ночью десант совместно с внутренними войсками зачистили поселок у реки, где нашли несколько похожих механизмов. Военные умы ломали головы в надежде понять, для чего такая хрень нужна, и вдруг появился долбаный капитан и заявил, что мечта интернет-сообщества о гигантских человекоподобных роботах воплотилась в реальность. А за базар придется отвечать, поэтому получай новый приказ – используя принудительный труд задержанных, за ночь организовать место для посадки вертолета. Все, можно приступать.

О как. Начальство, как обычно, по мелочам не разменивалось. Неплохо бы ему самолично прогуляться по джунглям и посмотреть, какие там растут деревья. У них никакого оборудования, чтобы таких монстров спилить, и никакой взрывчатки не хватит их подрывать. Ну, это ладно, ломать – не строить, второй вопрос, как их повалить, они ж по-любому в соседних кронах застрянут. Блин, обложили со всех сторон. Какой закат, бегом обратно на рудник. Стоп, он реально тормоз. Место в развалинах, по которому пришелся удар тяжелого вооружения, – идеально ровный круг метров пятидесяти в диаметре, тридцать восьмому для посадки хватит, а машин большего размера у десантников быть не может. Единственный момент, там пепла по колено. Теоретически его сдует при заходе на посадку, но мало ли, лучше убрать от греха подальше. Связался с Большим, обрисовал проблему, пусть озадачит народ в штольне, кто хочет оплатить себе доставку до ближайшего города, пусть отработает. Василич малость поворчал по поводу его паранойи, но отрапортовал, что уже идет.

Пока вернулся обратно, солнце село. Для апробации новых способностей специально шел с закрытыми глазами. Упал всего три раза и споткнулся с десяток, но в дерево или камень не врезался ни разу. Толковый бонус, однозначно надо прокачивать. Токарев уже бдел на посту. По инструкции должен с инфравизором стоять, интересно, он его засек? Скорее всего, нет. Вышел на связь, поинтересовался вопросом, нет, пока не видел. Фигово, датчиков вокруг каждой позиции не наставить, значит, у местных магов серьезное преимущество по действиям в условиях ограниченной видимости.

На позиции еще никто не спал, только закончили готовить ужин. Народ усиленно пахал на развалинах, зарабатывал себе свободу. Эльфийка завернулась в спальник Василича и с интересом их разглядывала. Игорь отозвал Токарева, все равно его радар лучше, да и поговорить не мешало. Капитан отключил всю электронику.

– Башня, для тебя как нового члена команды небольшое пояснение: что происходит внутри команды, это сугубо внутреннее дело, о котором посторонние знать не должны. Следующее, в какой бы заднице мы ни оказались, своих не бросаем и не сдаем. Все косяки решаем внутри коллектива, посторонних арбитров не привлекаем. Право голоса имеет каждый, но последнее слово всегда за старшим. На войне из нашего взвода никто не погиб, а после войны никто не сел за военные преступления. Так что можешь не сомневаться, правила работают. Если тебя они устраивают, добро пожаловать, если нет, ужинай и ложись спать.

– Нет, товарищ капитан, я только за.

– Вот и ладненько, теперь к делу. Сейчас беседуем не для протокола, запись не идет. Ситуация крайне серьезная, и я прошу от каждого максимальной откровенности, без всякого стеснения. Что случилось в зале с алтарем? Башня, начинай.

– После взрыва старшину взрывной волной кинуло на алтарь, он приклеился и заорал… не знаю, мне аж поплохело. Я такого ужаса в жизни не испытывал. Потом вы что-то сделали, хлопнули по алтарю ладонью, и старшина отлепился. А дальше на вас прыгнул Стрельченко и сбил на пол. Сколько это продолжалось, не знаю, по субъективному времени прошло не меньше десяти минут. Но на самом деле меньше минуты. Я еще внимание обратил, из гоблина кровь сочилась, а после десяти минут уже ничего не льется.

– Никаких спецэффектов не заметил?

Токарев отрицательно покачал головой.

– Хорошо. Счастье, что ты расскажешь?

– Как Большой прилип, я не видел, сам получил осколками по морде. Но насчет крика полностью согласен, вообще не подозревал, что человек может так орать. Не знаю, мне показалось, это не крик боли, а вопль какого-то глубинного всепожирающего ужаса. Совсем не такого, как под бомбежкой. Я чуть сам не обделался от страха. А потом вы, Игорь Петрович, не понял, что сделали, но вокруг вас на долю мгновения возникло изображение… как мираж в пустыне. Горы, покрытые лесом, а между ними озеро. Знаете, мне даже показалось, что картинка анимированная: ветер понес опавшие листья, и в этот момент вы ударили по алтарю. Вот дальше затрудняюсь что-либо сказать. Большой отлип, Саня кинулся его оттаскивать, а вы стояли без движения и словно что-то разглядывали. Подумал, что вы тоже прилипли, вот и прыгнул.

– Твое субъективное время?

– Не могу сказать наверняка, да… несколько минут прошло.

– Понятно, Василич, твоя очередь исповедаться.

Большаков долго молчал, глядя в темноту и собираясь с духом.

– Помнишь второй штурм Северска, когда бомбардировка и обстрел города шли уже вторые сутки, а мы сидели в старом убежище и гадали, когда в нас попадет бетонобойная бомба? И тот поначалу шутливый разговор о Боге, про рай и про ад. Савельев еще спросил: «А что думает взводное начальство о том, что такое ад. И не в нем ли мы сейчас находимся?» А ты, как сейчас помню, сидел, чистил автомат и ответил: «Ад, это такое место, где Бога нет». Вот сегодня я понял, что ты имел в виду. О нет, я там не побывал, мне просто показали дверь в его предбанник. Но мне и этого хватило.

После таких откровений разговор сам собой прекратился. С полчаса все сидели молча, пялились на ночные джунгли и хлебали чай. Первым не выдержал Большаков:

– Игорь, ты нам что-то хотел показать. И почему тебя так заинтересовал вопрос времени?

– Время… по моим ощущениям тогда прошло около четырех-пяти минут. На самом деле с момента взрыва до того, как Счастье прыгнул на меня, прошло всего девять секунд. – Берсенев вытащил планшет, вывел на экран видео со своей камеры, отмотал до момента входа в зал с алтарем. – Можете сами посмотреть и послушать свой мат-перемат. Если кто не знал, командирский комплект пишет все переговоры группы, и эту опцию не отключить ни программно, ни аппаратно. Возможно только физически отключить планшет от рации, что запрещено инструкцией. И, молодежь, тащите сюда эльфийку, а то уже извелась вся. Что еще… Вся магия в моем исполнении на Земле была обычной гимнастикой. Почему по сути безобидные упражнения заработали здесь таким образом, пока не готов доложить.

Эльфа, вот она-то ему и нужна. Точнее, не она сама, а ее реакция на новое техническое устройство и на его магию. Принесли ли они из родного мира нечто такое, что сможет удивить здешних обитателей? Рано или поздно аборигены поймут, как бороться с огнестрельным оружием, даже не изобретя своего. После двух стычек он уже представлял тактику, способную принести им некоторый успех. Надо думать, местные знают возможности собственной магии намного лучше, так что как бы отмеренное им время не исчислялось днями.

Само показывающее картинку устройство у эльфы ни малейшего удивления не вызвало, ее, скорей, само действо заинтересовало: камера у него справа, так что картинка шла поверх ствола, это для нее как минимум необычно. А когда начались их приключения с алтарем, пленницу проняло по-настоящему. Судя по тому, как ее заколотило мелкой дрожью, доклад десантуры про алтари, мягко говоря, не полный, их гостья знала куда больше интимных подробностей. Последовавшая далее перестрелка особого интереса не вызвала – до момента применения противником тяжелого вооружения. Похоже, столь серьезное оружие не часто пускалось в дело. А действие гранатомета девушку всего лишь заинтересовало. Второй ролик, где он подбил три танка противника и нашинковал полтора десятка гоблинов, на нее вообще впечатления не произвел. Если только чуть-чуть момент со стрельбой из гранатомета, разрубленные твари пролетели мимо кассы. Видать, местные и не такое умеют. И взгляды, периодически бросаемые на него, понравились. Оценивающие такие взгляды, как перед поединком. Ну-ну, красотка, ты еще не оценила прелести огнестрельного оружия в сочетании с магией, оно обещает превратиться в убойнейшую тему.



– Как понимаю, комментариев мы пока не получим? – поинтересовался Василич.

– Пока нет, но по возвращении начнем плотно работать в данном направлении. Попробую передать вам свои знания. А теперь – спать. Следующие смены – Счастье, Башня, Большой.

Что ж, пока мужики спят, у него есть время поразмыслить и потренироваться без лишних свидетелей. Забрался на ближайший валун, уселся по-турецки, вдох-выдох, поехали. Погонял с час дыхательные техники, пришел к выводу, что все работают. Только непонятно, как и для чего. Имелись какие-то ощущения, но к чему они, как практически использовать, было решительно непонятно. И еще эльфа не спала, откровенно пялилась на него. В тусклом свете, пробивающемся сквозь плотную листву, ее глаза светились, как у кошки. Чуяла что-то. Учитель, учитель, чему же ты научил?

Через пару часов своего дежурства уловил новые колебания в пространстве, похоже, один из бывших пленников, отправленных на уборку пепла, возвращался доложить о выполнении. Зная Василича, можно было с уверенностью утверждать: где располагается их лагерь, пленник не догадывался, и не надо. Пошел ему навстречу. Оказалось, это один из магов с искаженной аурой, тот, который среднестатистический человек. Ходить по ночному лесу у него получалось совсем плохо. Игорь решил его немного удивить, пропустил чуть вперед, потом догнал и похлопал по плечу. Удивил, что называется, товарищ чуть инфаркт не словил. Может, и не инфаркт, но взвизгнул знатно. Когда малость успокоился, жестами показал, что работы успешно закончены. Справился, вот и замечательно, Берсенев показал ему жестами топать в штольню и спать.

Ночь прошла без происшествий, утром Игорь искупался в ручье и отправился на предполагаемое место посадки. Нормально граждане поработали, место удара буквально вылизано, проблем у пилота возникнуть не должно. Пока ждал вертушку, прогулялся по развалинам, подобрал свой автомат – не бросать же добро, дома разберет на запчасти. Посмотрел на последствия применения тяжелого вооружения. Камень по периметру как лезвием обрезало. А когда ему надоело ждать, на связь вышел Менг собственной персоной и приказал включить маячок: он прибывает в гости лично. Через несколько минут донесся грохот винтов, шли как минимум на двух машинах. Игорь обозначил себя ракетой, и вскоре над ним зависла туша тридцать восьмого.

Вертолет быстро опустился и только успел коснуться земли, как взвод десанта покинул борт, и пилот направил машину обратно в небо. Что сказать, мастерство крылатой пехоты выше всяких похвал. Второй машиной оказалась вроде бы тоже тридцать восьмая, только неизвестной модификации, потому как гражданская. Из машины выбрался Менг в сопровождении уже знакомого десантного подпола, невооруженного рядового со шрамом от ожога на шее и неизменного связиста, увешанного оборудованием на все случаи жизни. Следом появились незнакомые капитан с контрактником и еще один молодой майор с доброй улыбкой и веселыми глазами. Только этого товарища здесь не хватало… от него за километр несет контрразведкой! По снаряжению это очень хорошо видно. Например, на подполковнике оно сидит так, будто он в нем родился. Менг, понятно, его в первый раз позавчера надел. А улыбчивый… видно, что все знает, все умеет, но оно ему не родное. Как говаривал один знакомый: «Главное оружие опера – это шариковая ручка». Как он будет ему объяснять, что произошло с тварями, сдохшими не от огнестрельного оружия? Да там и объяснять ничего не надо, достаточно видео с его камеры посмотреть. Вот подстава.

– Товарищ полковник, разведгруппа седьмой роты выполняет задание по…

– Да расслабься ты, – оборвал его Менг, – тут все свои. – И добавил мысленно: – «Даже улыбающийся товарищ, а который со шрамом вообще вольнонаемный из местных». Давай, рассказывай и показывай.

– Разрешите начать с ближайшей достопримечательности! – Берсенев получил в ответ утвердительный кивок. – Место приземления вертолетов образовалось после применения противником неизвестного оружия. Видеозапись в наличии.

Показал запись, мужики осмотрели место. Сводил в комнату, куда местные свалили пепел. Ему задали вопросы, а в заключение только развели руками. Потом Игорь повел начальство на место, где в него стреляли бронебойными боеприпасами. Продемонстрировал засевшую в камне стрелу. Если в первом случае они, чего уж там обсуждать, столкнулись с неизвестным явлением, то здесь – действительно загадка. Короткая и толстая арбалетная стрела, что в ней может быть необычного? Кроме того факта, что она наполовину вошла в камень. Как такое могло случиться? Как рессора с веревкой, прикрепленные к деревянному ложу, могли придать стреле такое ускорение, и как древко выдержало удар такой силы? Получается, латник против нее бесполезен? А броню у техники она тоже сможет пробить? Местный что-то пытался показать с помощью жестов, но из его пантомимы они поняли одно: явление имеет место быть и вполне нормально. В конце концов решили выпилить кусок камня со стрелой и отправить в город на экспертизу.

Провел начальство в алтарный зал, попросил выделить ему взрывчатки для уничтожения этой мерзости. Ага, оказывается, уже пробовали, не одному ему алтари не нравятся. Десант для этих целей использовал штатный кумулятивный заряд, который магическую каменюку даже не поцарапал. Так что увы и ах. Единственное, подпол пообещал перед уходом все заминировать: раз сломать не могут, так хоть поклонникам кровожадного божества напакостят.

Заглянули посмотреть на применение земной магии, в смысле на тварей с отрубленными конечностями. У местного товарища от увиденного случился натуральный психоз. Правда, не от результатов применения земной магии, на них он вообще внимания не обратил, а от количества побрякушек на убитых магах. Сразу кинулся мародерствовать. Первоначальная версия разведчиков о том, что побрякушки являются аккумуляторами некой магической энергии, полностью подтвердилась. Уже даже подготовили приказ по гарнизону об обязательном сборе и сдаче всей трофейной ювелирки. Военные, наоборот, к побрякушкам отнеслись спокойно, попросили продемонстрировать, как все это работает. Оно и правильно, может, аккумуляторы магии и ценный местный ресурс, но как его использовать, пока нет ни малейшего понимания, а магия – вот она, рубит тварей только так. Для демонстрации разрубил пару трупов и разбил в пыль камень размером с человеческую голову. Начальство порадовалось и приказало работать над дальностью действия и площадью поражения, чтобы уничтожать противника целыми армиями на соседнем континенте. Если результаты будут представлены завтра к утру, Берсенев получит традиционную связную плюшку – его не накажут. Времени вагон, вся ночь впереди. Игорь так и знал, что все этим кончится. Шутка, конечно, но, как говорится, «в каждой шутке есть доля шутки».

У подбитой бронетехники задержались надолго, осмотрели остовы, попытались понять, как это работает, прокрутили видео. Приняли решение разобрать корпуса на составляющие для последующего обстрела на полигоне различными боеприпасами. На первый взгляд мощность гранатомета показалась избыточной. Очень может быть, что достаточно будет бронебойной пули калибра двенадцать и семь. Местный специалист в очередной раз изобразил пантомиму над истуканом с оторванной ногой. Типа – рабочий, только автоматически выключился, когда ногу оторвало. Пытался объяснить, как этой штукой управлять, но никто ничего толком не понял. Если они правильно интерпретировали эту пантомиму, то некоторые кристаллы использовали не только как хранилища для энергии, но и как носители информации. В кристалл заливали соответствующую прогу, и робот мог воевать. Как реализован принцип определения «свой-чужой», и через какие сенсоры робот получает информацию об окружающем мире, выяснить не удалось.

По пути на рудник в их импровизированном лагере произошла еще одна занятная сцена. Все мужики, естественно, вылупились на эльфийку, местный, прижав руки к груди, поклонился, та ответила легким кивком. Подпол хмыкнул и обратился к своему особисту с вопросом – почему военнослужащие самых пацифистских войск в рейдах находят прекрасных эльфиек, а они, крутые профессионалы, тащат одних страшных чудищ? Надо срочно разобраться с вопросом, чтобы он мог наказать кого попало. Поржали.

– Скажите, – обратился подполковник к Василичу, – вы не проходили срочную в нашей бригаде во время Первой кавказской?

– Вторая рота, третий взвод, пулеметчик. Михаил Маркович, вы к нам как раз из училища попали.

– Да, точно. Самый старый призывник в истории части.

– Было дело.

– Я смотрю, вы хватки не теряете, дали тварям прикурить.

– Нет, это молодежь резвится, а я так, больше опытом делюсь, – и кивнул на эльфийку, – девчонок охраняю.

Вид беспилотника десантника не обрадовал. Точнее, не сам вид, а то, насколько быстро противник с ним управился. Как они его так быстро и аккуратно по джунглям протащили? С помощью своих ходячих роботов? А если у них аналог артиллерии найдется, они его к месту сражения так же оперативно доставят? Возможности противника неприятно удивляли. С каждым днем все больше. Самое неприятное – как им самим тащить большой и тяжелый модуль к вертолету по не шибко широкой тропе? Нет, оно, конечно, можно, не такие дела заваливали, но геморрой конкретный.

Прилетевшие на начальственной машине капитан с контрактником оказались теми товарищами, которые умудрились прошляпить модуль. Оператор и командир группы боевого управления. Ну что же, сами накосячили – сами исправили. Взвод десанта и все местные товарищи с рудника им в помощь, к вечеру модуль должен быть на аэродроме. Молчи-молчи с местным специалистом тоже оставался тут по своим контрразведывательным делам. А героических разведчиков из ракетных войск командование от щедрот своих решило поощрить – подбросить до дома на вертолете. И покалеченную эльфийку захватят, не тащить же ее по джунглям.

Вертолет, это то, что надо. Еще сутки на природе и в хорошей компании – хорошо, но дома лучше. Когда Берсенев забросил себя в салон, сначала подумал, что судьба пошутила над ним еще раз, и он снова попал в другой мир. Теперь понятно, почему он такую модификацию машины нигде не встречал. Где бы он увидел вертолет для перевозки очень важных господ? Он и в обычном тридцать восьмом никогда не летал, только в старичках Ми-8. А тут… блин, даже сортир и мини-бар есть. И еще эльфийка эта… сидит, словно всю жизнь только такими машинами и пользовалась. Настолько у нее это естественно выходит – диву даешься, никогда не подумаешь, что еще вчера томилась в магической клетке. А сам Берсенев чувствовал себя в окружении бессмысленной роскоши откровенно чужим. Настолько чужим, что захотелось плюнуть на все и пройтись пешком. В одиночку добежит к ночи.

– Не одобряешь? – раздался в голове голос Менга.

– Не мое собачье дело, товарищ полковник.

– Зря, я думал, на войне ты избавился от юношеского максимализма. Эта игрушка по сравнению с боевым вертолетом жрет почти в полтора раза меньше дефицитного топлива. Скорей всего, станет нашей основной машиной.

– Да я не про то, раздражает, что здравый смысл принесен в жертву понтам. Ну на кой хрен в современном вертолете золотые завитушки и панели из слоновой кости? Блин, да я без новых способностей принял бы их за обычный пластик, как и большинство нормальных людей. И откуда вообще такой вертолет взялся в нашем дотационном регионе? Он же стоит, наверное, как собака, тут даже у богатых людей таких денег нет.

– У людей нет, у государства есть. Губернаторская машинка, обошлась краевому бюджету как два боевых вертолета или районная больница с детским садом. Летал на ней всего один раз – охотиться на Маныч. Расстрелял из пулемета стадо сайгаков.

– Руслан Фаатович, знаете, я ведь в последнюю нашу встречу не доложил всего, что от эльфийки узнал. Не мог показанные ею образы сложить в единое целое. Вчера у меня это получилось. И вот что я вам со всей ответственностью скажу: та, которой принадлежит местный алтарь, за кровавое жертвоприношение выполнит любое желание. Понимаете, любое! Если достаточное количество живых существ, желательно разумных, запытаешь до смерти, станешь хоть владычицей морской!

– Так, спокойно. Откуда у тебя эти сведения?

– Сейчас покажу, только свой наушник воткните. Уж больно звуки там неприятные. Не будем огорчать коллег раньше времени.

Нашел нужный файл и передал планшет командиру, сам откинулся в шикарном кресле и из-под полуприкрытых век стал подсматривать за эльфийкой. Интересная реакция! Думал, она испугается или как минимум удивится. Но вот фиг, она явно знакома с путешествиями по воздуху. А когда пилот разогнал машину и они помчались над джунглями, эльфа с трудом сдерживалась, чтобы не завизжать от восторга. Прилипла к иллюминатору, разрумянилась, глаза горят, вокруг сияние – хороша девка, глаз не отвести. Ну да, в салоне все только на нее и пялились, лишь Менг с подполом уткнулись носом в планшет, видимо, решили посмотреть их похождения полностью. На самом деле активных действий там немного, большая часть ролика показывает, как он мины расставлял и за готовящимися к атаке тварями наблюдал.

Долетели быстро, это пехом по джунглям больше суток, а на вертолете полчаса вместе со взлетом и посадкой. Прилетели не в город, а на аэродром десантников, который располагался на месте старого досаафовского аэродрома. Последний раз Игорь был здесь так давно, что уже ничего не узнавал, да и перестроили все, что могли, одна башенка диспетчеров осталась прежней. У джипа, обвешанного антеннами, эльфийку уже ждали мужики в черной форме. И это правильно, пусть профессионалы разбираются, почему тебя, такую умницу-красавицу, свирепые каннибалы боялись до безумия. Для них самих подогнали уазик «буханку», тоже неплохо, доедут с комфортом.

– Игорь, подойди, – раздался в голове голос командира. Тот стоял вместе с десантником и его связистом: подцепили его планшет к своему компьютеру и, по всей видимости, переливали себе видео. Правильно, десант – начальник штаба, у него априори админские права.

– С алтарем хотелось бы уточнить, – начал десантник, – он на тебя не действует или ты его умудрился сломать?

– Утверждать не могу, но, боюсь, эта штуковина действует на всех, а мне удалось ее на время отключить.

– Отключить – в смысле прекратить его функционирование или отсоединить от чего-то?

– Хм… вопрос не в бровь, а в глаз, – задумался Игорь. – Нет, пожалуй, выбрал неверную формулировку. Устройство, без сомнения, работало… Знаете, наверное, я его перезагрузил, и на время перезагрузки оно стало безопасным.

– И как по-твоему, что это?

– Пока не знаю. Но основная его задача – получение, накопление и беспроводная передача энергии живых существ непосредственному владельцу устройства.

– Ты считаешь, что твари, совершающие жертвоприношения, просто обслуживающий персонал? – уточнил десантник.

– Ну… я бы сравнил их с нашими политиками, которые грабят страну и все денежки отвозят за границу. Денежки вроде бы им принадлежат, можешь пользоваться, но стоит сделать неверный чих – и звездец, гол как сокол, обвинен в коррупции, преступлениях против человечества, осужден Гаагским трибуналом и сидишь.

– Даже так? Хорошо, а почему ты комплект в бою отключал?

– Когда автомат покорежило, пришлось врукопашную с противником сойтись, соответственно боем управлять уже не мог и, чтобы повысить свои шансы на выживание, весь лишний груз снял.

– Понятно. Игорь, откровенно говоря, мне показалось, что на твою группу целенаправленно охотились, и ты это прошляпил.

– Я тоже об этом подумал, слишком много магов было в первой волне, не вяжется это с тем, что сам видел и что ваши парни говорили.

– Как думаешь, где прокололся?

– Трудно сказать, чужой мир вокруг. Может, в лесу ошиблись, может, у алтаря не так себя повели, со временем поймем.

– Между тем у тебя потерь нет, а у нас при штурме поселка – пятеро, у вэвэшников – еще трое. – Десантник внимательно посмотрел на Берсенева. – А ведь у нас была поддержка артиллерии, и технику нам удалось провести по джунглям. Поэтому у меня к тебе просьба – поделиться своим опытом. В неформальной обстановке расскажешь людям, как было у тебя, они поделятся своими наблюдениями. Может, вместе что-нибудь придумаете.

– Нет проблем, только давайте не сегодня, мы разберем весь бой, подготовимся, и тогда выступим.

– Добро, свяжись со мной, когда будешь готов.

– Теперь по нашим делам, – перехватил разговор Менг. – Значит, так, с сегодняшнего дня я твоей роте больше ничего не поручаю, сидите и охраняете нефтебазу. А ты вплотную займешься эльфийкой и начнешь разбираться с магией. Ты пока у нас единственный маг, который хоть что-то может, а не просто чувствует всякое. Делай ежевечерний доклад мне и Михаилу Марковичу. Словоблудием не занимайся, просто описывай идеи, практическое воплощение и результат. Вопросы?

– Только один. Не пора ли нам в связи с открывшимися фактами выписать путевку в ад нашей элите, которая находит удовольствие в уничтожении редких животных? Новый мир открывает для них невероятные перспективы совместить приятное с очень приятным.

– Не переживай, товарищи с Дзержинского озаботились вопросом еще в первый день. И что-то мне подсказывает – ад был бы для некоторых не самым плохим вариантом.

– Тогда еще один вопрос. Прокурор? – Десантник хотел что-то спросить, но командир придержал его.

– Нет проблем, но только не в ущерб основному делу.

– Благодарю, я вас не подведу.

– Только попробуй.

Распрощавшись с командованием, заехали в батальон за своим транспортом и вернулись на базу. Там народ бдел, патрулирование наладили, в общем, без происшествий. Андрюха скатал удачно. Выгребли чуток оружия, наркоты с десяток килограмм, вытащили из рабства трех девок, повесили еще пятерых товарищей. Короче, здравый смысл восторжествовал, грубо поправ закон. Ну и замечательно, все молодцы, продолжать бдить, офицерам – ознакомиться с записями его тактической камеры, разведчикам – чистить оружие, жрать и спать.

На закате отозвал Серегу в сторонку. Нужна была его помощь в поганом деле. Нет, все дерьмо он разгребет сам, от друга требовалась информационная поддержка, Игорь тупо не знал, какие вопросы надо задавать человеку. Камрад все понял и просто кивнул. Собрались быстро, в дополнение к своему снаряжению взял меч брата и прикрепил его к ременной на спине, а-ля ниндзя стайл.

К нужному дому подъехали, как только стемнело, радар показывал трех человек в помещении и двух во дворе. Какая полезная опция, не придется никого искать в этом дворце! Все снаряжение оставил в машине, если ситуация выйдет из-под контроля, справится одной магией, как показала практика, на таких дистанциях она у Берсенева быстрей огнестрела работает. Андрей подогнал машину вплотную к забору, Игорь разбежался, прыгнул, оттолкнулся ногой от кенгурятника, прыгнул еще выше и рывком перебросил тело через забор. Охранники показались, когда он уже подходил к дверям.

– Стой! Руки поднял, сам на колени! – Один объявился сбоку, другой сзади, типа взяли под перекрестный огонь. Тактическая ошибка, магов надо валить сразу.

– Мужики, у меня к вам никаких претензий. Все понимаю, служба. Поэтому предлагаю мирно разойтись. Я иду дальше, а вы по домам.

– Не совершай резких движений, говорун. – Стоявший сзади неслышно подошел, упер ствол в затылок, заломил Берсеневу руки, защелкнул на них наручники.

– «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на путях грешных и не сидит в собрании развратителей». Идите домой, мужики, эту тварь в человеческом обличье вам не спасти, только сами погибнете.

В ответ получил удар в живот. Удар «рука меч» по широкой дуге, и следом еще один, совсем короткий. Звякнули по асфальту разрезанные наручники, рухнули разрубленные поперек тела охранники. Игорь поднялся на крыльцо, накинул капюшон и нажал на звонок. Внутри дома заиграла приятная мелодия. Примерно через минуту дверь открыл третий посторонний человек – смазливая горничная.

– Сударыня, – опередил ее вопрос Игорь, – идите в пристройку и не выходите оттуда до утра. На это время ваши услуги нанимателям не понадобятся.

Наверное, горничная хотела ему возразить, но, увидев то, что осталось от охранников, попыталась грохнуться в обморок. Подхватил бесчувственное тело, аккуратно положил его в коридоре (очухается – сама убежит), и, ориентируясь с помощью своих новых способностей, отправился на поиски нужного ему человека. Первая точка – нет, не он, холеная баба со спесивым лицом смотрит ящик. Совсем больная, энергию на такую ерунду тратит, словно у нее газгольдер объемом с Уренгойское месторождение. Ну, смотри дальше, а его путь лежит на второй этаж.

– Кто вы такой и как посмели сюда ворваться? – На фотографиях прокурор смотрелся лучше, а сейчас перед ним был просто испуганный человек, плохо пытающийся выглядеть грозным.

Игорь откинул назад капюшон.

– Не узнаете? – Было бы странно, если бы узнал. Брат числился в прокуратуре слишком мелкой сошкой, скорее всего, они и не встречались никогда. – Берсенев моя фамилия. – Удар «рука молот», не сильно, просто чтобы опрокинуть на пол. – И за пистолетом не тянитесь. Не поможет, а положение свое ухудшите гарантированно.

– Что ты себе позволяешь! Что тебе здесь надо?! – Земной небожитель трясся от страха. Странно, еще на войне заметил: упивающиеся властью над чужими судьбами очень боятся тех, кто имеет власть над их собственной судьбой. И все поголовно жидки на расправу.

– Что надо? Пришел узнать, принесло ли вам счастье убийство дорогих мне людей.


Таврополь, Столкновение

Бутков отложил в сторону очередную бумагу и потянулся к следующей папке. Открыл и понял: надо сделать перерыв, ибо сейчас речь пойдет совсем о другом. Генерал откинулся в кресле и с наслаждением потянулся. Странно, вот уже две недели он спал по два часа в сутки, и нормально. Здоров, такое впечатление, что сбросил лет тридцать. Даже на вид основательно помолодел. Специально пересмотрел свои немногочисленные фотографии и пришел к выводу, что сейчас он выглядит лет на сорок. Еще бы выкроить время и заглянуть в спортзал, проверить на практике, как далеко зашло его омоложение. Наверное, все же достаточно далеко, стойку стал делать на каждую проходящую юбку, чего не замечал за собой даже подростком. А может, просто не помнил?

Зато прекрасно помнил, что произошло в городе и окрестностях за последние дни. Помнил все в мельчайших подробностях, начиная с того совещания в кабинете начальника связного училища. Как только он озвучил то, о чем все уже давно думали, но не решались высказать вслух, в кабинете установилась гнетущая тишина, а в воздухе повис извечный русский вопрос: «Что делать?» Самое поганое, что этот вопрос у собравшихся оказался не той направленности. Не что делать вообще, а что делать с двумя комитетчиками, затесавшимися в компанию армейцев?

Действительно, вопрос не праздный. Все понимали, что Кавказ полыхнет снова, и еще до конфликта с Китаем в крае собирались развернуть новую армию. Начали ее развертывание вопреки русской традиции с создания соответствующей инфраструктуры. Так что склады с вооружением, армейским имуществом и продовольствием в городе имелись. Кое-что нашлось у милиции и у них самих. Оружие с боеприпасами, легкая стрелковка, ничего серьезного, зато много. Были немаленькие склады «Магнита», с которых шло снабжение их магазинов в городе и окрестностях. И самое главное, склады Росрезерва, на которых жратвы не на один год вперед. На всех. С одной поправкой – как расходовать и распределять.

Как распределяют современные властители, всем отлично известно. Такое впечатление, что чем более не воздерживается человек в своих желаниях, тем больше у него шансов пролезть наверх. Мужики все прекрасно понимали, косились на него и многозначительно молчали. Не хотели умирать за ораву дармоедов. А сейчас он для большинства присутствующих ассоциировался с этой оравой, ее частью, конечно, не был, но стоял, наверное, довольно близко. К тому же напряженность в отношениях между комитетом и армией зародилась еще в те далекие времена, когда никакого комитета не существовало даже в проекте, а было лишь его убогое подобие в виде жандармского корпуса.

Десантник чуть откинулся в кресле и положил на стол правую руку, чтобы пистолет из нагрудной кобуры сподручней выхватывать. Сам Бутков не видел, но заслуживающие доверия люди рассказывали – стрелок он, каких поискать. Ага, видимо, поэтому они с Менгом и задержались, успели согласовать действия, и, по всей вероятности, ситуация развивалась именно так, как предполагали. И им тоже очень не хотелось таскать каштаны из огня для тех, кто много лет не давал им нормально жить. По большому счету, кроме тварей-людоедов, у них имелись общие враги внутри города. Даже больше, они имелись с момента гибели империи, которую все, сидящие здесь, обещали защищать, но не смогли. Будет глупо, если они начнут стрелять друг в друга. Пожалуй, убедить военных в том, что он на их стороне, можно только одним способом – разделив с ними всю полноту ответственности. Так Бутков и предложил консолидировать здоровые силы общества, пригласив на совещание представителей от пограничников и бригады внутренних войск. Больше никого и не надо, Таврополь уже давно город чиновников, от которых в данный момент мало толка. Вояки поняли его посыл правильно и чуть расслабились. Очень интересно, что про милицию никто даже не вспомнил, но в принципе понятно и ожидаемо. В городе столько наркоты, что граждане вынуждены бороться с барыгами самостоятельно, а любой, кто отстегнет малую долю, может демонстративно вытирать ноги о сотрудников правопорядка. Поэтому в родную милицию уже давно никто не верит.

Совещание продолжили через сорок минут, за которые успели побеседовать с первыми исследователями нового мира, капитаном и его подчиненными. Ничего интересного они не сказали, впрочем, иного и не ждали. Когда подтянулись впечатленные видом и запахом коренных обитателей коллеги из управления пограничным округом и комбриг вэвэшников, последний сразу был перехвачен десантником и, судя по тому, как они общались, знали друг друга не первый день. А ведь верно, во Вторую кавказскую они стояли друг от друга на расстоянии броска валенком, было бы странно, если бы не успели познакомиться.

Обсуждение открыл Менг, начал с краткого ознакомления со сложившейся оперативной обстановкой. Они одни-одинешеньки, а вокруг джунгли неизвестного мира, полные тварей-людоедов. Надо объединяться и брать ситуацию в свои руки, иначе сожрут в прямом смысле этого слова. Для чего Руслан Фаатович предложил высказаться присутствующим здесь представителям Комитета государственной безопасности – на предмет с кем дружить, а с кем сразу провести умножение на ноль, во избежание неприятностей в дальнейшем.

Во время перерыва они с замом этот вопрос уже обсудили. Из сотрудников Министерства внутренних дел можно полноценно использовать только вневедомственную охрану, которая варится в собственном соку и к преступлениям руководства не имеет отношения, остальных неплохо бы разоружить и поработать с каждым по отдельности на предмет полезности. Руководство, присланное из столицы, лучше сразу ликвидировать, а то такое чувство, что их кормиться сюда прислали. По статистике за три года после смены руководства в результате очередной реформы количество уголовных дел по наркотикам сократилось в семь раз. Правда, менты снискали лавры принципиальных борцов с экстремизмом. Тут, наоборот, уголовных дел наплодили столько, что судьи устали раздавать сроки. Дошло до откровенного маразма, когда одному местному блогеру впаяли реальный срок за репортаж с новой дачи архиепископа.

Из краевых и городских властей решили оставить одного мэра, который реально занимался городским хозяйством и человеком был на удивление приличным – за несколько лет своей работы ни сам, ни кто-то из родственников свое состояние не приумножил. Да, очень нетипичный мэр, все прошлые уже разыскиваются Интерполом. Всю остальную прокладку из депутатов и бюрократов – отправить рыть окопы и строить водопровод. Кроме как писать бумажки да распределять между собой ресурсы, ничего не умеют. Ну ничего, ресурсов осталось мало, они и без помощи чиновников справятся. Собственно, это и озвучили. Как и предполагалось, возражений не возникло.

Потом выступил эмчеэсник, который за время перерыва успел посовещаться со своими и теперь с интимными подробностями рассказывал про наступление большого песца. По поводу того, можно ли спасти город, он был не уверен. Две проблемы любого современного города – энергия и чистая вода. Из-за их отсутствия появятся все остальные. И если без первой жить хоть и плохо, но можно, наработки есть, то как обходиться без второй, еще никто не придумал. Все буровые установки, принадлежащие министерству, находятся там, где им и положено, в засушливых районах края. В городе есть две фирмы, которые занимаются сооружением скважин и колодцев, но у них обычные УРБ, которые делают скважины максимум на двести метров. Дома, как правило, глубина достаточная, чтобы достать до артезианского горизонта, как оно будет здесь, пока неясно. Поэтому первоочередная задача – разведать подходы к реке и кинуть ветку трубопровода. Правда, здесь тоже все не просто, пока не ясно, есть ли у них нужное количество подходящих труб. В любом случае это как минимум пара недель без учета времени, которое потребуется на зачистку прохода к реке от аборигенов. Под конец эмчеэсник поинтересовался, выслали ли дополнительную охрану в противочумный институт, а то там зараза хранится… не то чтобы новый мир затрепетал, но им самим точно хватит.

Заслушав эмчеэсника, приступили к планированию, чем и в какой последовательности заниматься. Армия разведывает территорию, комитет с внутренними войсками зачищает город от асоциальных элементов. Захват банков и узлов связи не актуален, в данных условиях интересны исключительно центры хранения. Спасатели начнут бороться с последствиями переноса, организуют строительство защитного периметра, развернут свой полевой госпиталь и займутся доставкой продуктов и воды. Попутно выяснят у граждан их профессии. В городе осталось несколько не полностью разворованных заводов, надо срочно провентилировать вопрос с организацией производства боеприпасов. Медиков требуется поголовно мобилизовать – через несколько дней у граждан от стресса начнут со страшной силой прогрессировать все хронические заболевания. Аптеки и городские магазины вычистить во вторую очередь.

В этот момент у генерала снова зазвонил телефон, на сей раз он понадобился главе краевого МВД. Вовремя, как говорится, на ловца и звери бегут. Глава МВД ожидаемо осторожно начал выспрашивать, что вообще происходит, почему на улицах бронетехника, на выездах армейские блокпосты, а город полон слухами о джунглях на окраинах. Бутков слухи подтвердил, попросил не делать резких движений, ибо армия и комитет все контролируют. На всякий случай попросил собрать весь личный состав на рабочих местах и вооружить личным оружием. Под конец наплел про некий эксперимент, проводящийся под патронажем министерства обороны и комитета, в результатах которого заинтересованы на самом верху. Подробности не столь важны, через сутки все вернется на круги своя. Поверил он или нет, станет ясно уже через несколько часов, но в любом случае определенный сумбур в мозги главного милицейского начальника генерал внес. Может, в нужный момент у него не хватит смелости сделать решительный шаг.

Ближе к ночи, когда план захвата города уже обрел конкретные очертания, разведка десантников познакомила с еще более интересными материалами, из которых следовало, что в новом мире человек вовсе не вершина пищевой пирамиды. Неоспоримые доказательства присутствия человечины в рационе гоблинов были представлены кадрами огромной ямы, наполненной человеческими костями со следами зубов. Поступили и новые данные по местному вооружению. На видео возник некий аналог магического пулемета, который прекрасно работал в руках у местного специалиста и превращался в бесполезный кусок железа у землянина. Пулемет – полная ерунда, но и поселок, в котором его захватили, на центр цивилизации не тянул. Кто его знает, до чего местные оружейники додумались в более цивилизованных местах.

Веселый лейтенант дозаправил беспилотник и разведал местность по обе стороны реки. Обнаружилась еще одна деревенька тварей на берегу… на их берегу. Хотя почему деревенька? Генерала ввела в заблуждение хлипкость здешних построек. Ошибка, судя по растительности, они находятся в краях вечного лета, где нет необходимости в капитальных строениях, хорошо сохраняющих тепло. На экране проплывало полноценное село: несколько сотен разнообразных строений, расположенных, как и в предыдущей деревеньке, вокруг центральной площади с прямоугольником каменной плиты в ее геометрическом центре.

Даже некоторая инфраструктура порта присутствовала. По крайней мере, имелось пять длинных причалов, у которых стояли несколько корабликов типа древнерусских ладей, баржа и буксир. Ну да, буксир, похоже, веселый лейтенант сам удивился, потому что беспилотник сделал над корабликом несколько заходов, показав его с разных ракурсов. Интересная машинка со здоровенными гребными колесами по обоим бортам. Как на старинных земных пароходах. А ведь точно пароход, вон на корме специальный бункер, заполненный дровами. Паровик… значит, имеются серьезное промышленное производство, развитая экономика и прочее, прочее.

Сама речка тоже порадовала, по данным беспилотника ширина – почти полкилометра. Серьезная транспортная артерия, по которой на раз перебрасываются войска. Пока они ее полностью не перекроют, о каком-то строительстве водопровода и думать нечего. Если только слив канализации, и то лучше не рисковать, кто знает, какие возможности у местных вояк. А у наших вояк в арсеналах морские и речные мины отсутствуют, это совершенно точно. И что, строить форты для контроля реки? Наверное, какие-то укрепления так и так придется строить, но дело во времени. Если не решить проблему с водой в ближайшие недели, их цивилизации конец. Гоблинам даже работать не придется.

Однако проблемы надо решать по мере их поступления, для начала требуется захватить власть в городе и мобилизовать граждан на стройки. Для последнего придется провести разъяснительную работу, а как это сделать? Постоянно крутить по радио обращение к гражданам – напрашивается само собой, но у многих ли радиоприемники с автономным питанием? Поинтересовался у эмчеэсника, может, у них есть наработки. Ага, разогнался, теперь граждан принято оповещать высокотехнологичными способами, а именно, рассылкой эсэмэсок, бегущей строкой на краевом канале и обращениями по радио. Гениально, только все это не работает без электричества в домах. Матюгальники на улицах в целях экономии бюджетных средств уже давно не устанавливают. Платить пятьдесят рублей за радиоточку в городе, где средняя зарплата девять тысяч, а квартплата без электричества – три, может позволить себе далеко не каждый.

Прекрасно, технический прогресс дошел до невиданных чудес, с помощью телефона можно управлять кофеваркой, а случись проблема чуть большая, чем просто серьезная – все рушится, и возможности доведения до людей жизненно важной информации в принципе не предусмотрено, хотя эта же проблема в тридцатые годы решалась на раз. Громкоговорители по городу, дешево и сердито, сколько людей спаслось от бомбежек во время войны благодаря столь простому решению! А сейчас что? Достаточно угробить телевышку с узлом связи, и все? Ан нет, Менгу идея с громкоговорителями очень понравилась, предложил использовать милицейские машины. Рация в каждой имеется, подключить к ней матюгальник – и оповещать народ централизованно. Сразу на весь город оборудованных машин не хватит, но можно оповещать по районам.

Тут же приняли решение организовать объединенный штаб, который займется координацией деятельности заговорщиков. Начальником назначили подполковника Лизермана как человека в этом деле наиболее опытного. Что ж, воякам видней, кто у них в чем опытней. На этом решили устроить небольшой перерыв, дабы довести до подчиненных изменения в обстановке и заняться непосредственно организацией. Чтобы с пользой провести время, Менг предложил заглянуть в соседнюю казарму и ознакомиться с остальными представителями местного разума. Тут на выходе из штабного корпуса произошел весьма показательный случай, который Буткова, с одной стороны, обрадовал – показал решимость армии идти до конца, – а с другой, заставил крепко задуматься над вариантами дальнейшего развития событий.

Прямо на них надвигалась буря – в смысле военный прокурор тавропольского гарнизона. Видать, народ на КПП еще не проникся реалиями нового мира, раз пропустил товарища на территорию. Громы и молнии прокурор начал испускать метров за тридцать: «Менг, что ты себе позволяешь! Вы тут заигрались в черных полковников? Пиночеты доморощенные, я вам сейчас устрою!» Бутков и раньше знал, что их военный прокурор человек не очень умный и вдобавок считает себя пупом земли, но оказывается, он просто дурак! А увидев, как Менг сначала позыркал в разные стороны, а потом потянулся к кобуре, мысленно с прокурором попрощался. Но оказалось, поспешил, у этой трагикомедии был еще один акт. Начальник штаба десантного полка что-то шепнул Менгу на ухо, тот кивнул, нехорошо оскалился и указал на ближайший фонарь.

– Ну и что ты мне сможешь вразумительного пролепетать? – обратился к Менгу прокурор.

– Михаил Маркович сейчас введет вас в курс дела.

– Помните город Грозный образца девяносто шестого? – начал шагнувший вперед десантник. – Вы тогда были капитаном, а я сопливым лейтенантом.

– Ближе к телу, Лизерман, – в раздражении бросил прокурор, – какое это имеет отношение к происходящему?

– Самое что ни на есть прямое. Помните инцидент, когда солдатик, только после учебки, прыгая с брони, случайно произвел выстрел и наповал убил проходившую мимо женщину? Прискорбный случай, специально будешь целиться, не получится, а тут как черт ворожил, прямо в сердце. Вы его тогда определили в изолятор, где содержались захваченные бандиты, и охранниками у них были такие же бандиты, только временно сотрудничавшие с нами. В тот же день пьяного контрактника, который зарезал своего командира, вы определили в нормальное СИЗО. Как ни странно, несчастный солдатик к утру был еще жив, он умудрился прожить еще два дня, а потом отмучился. Помните этот случай?

– Так, Лизерман, ты закончил свое словоблудие? – процедил прокурор.

– Нет, конечно, не помните. – У десантника дернулся глаз. – А я помню. Потому что это был мой солдат. И глаза его матери я тоже помню. – Бутков не увидел, как подполковник выхватил пистолет, два выстрела были произведены с такой скоростью, что звук получился как от короткой очереди. Орущий прокурор упал с простреленными ногами. Лизерман повернулся к следовавшим за ним десантникам. – Ребят, нам выделили вот этот столб, повесьте суку! – Прокурор еще дергался в петле, а Менг уже вел их на встречу с коренными обитателями нового мира. Что ж, интересно посмотреть, а решимость армии ему нравится все больше.

Иномиряне содержались в оружейной комнате роты, которой командовал давешний капитан. Все со стянутыми за спиной руками, заклеенными скотчем ртами и вдобавок – в ошейниках. Интересная компания. Мужичок с ноготок, которого легче перепрыгнуть, чем обойти. Невыразительный молодой человек среднего роста и средней внешности. Два высоких красавца, которых можно смело записывать в любую мальчиковую группу, независимо от вокальных данных. Две девицы, одна невысокая, крепенькая, этакая гимнасточка с умненькими глазками. Вторая, это да… хоть сейчас на обложку мужского журнала, даже отмывать не надо. Все шестеро, что называется, вылупились на него, потом практически синхронно ему поклонились. Вот так новость! Немедленно оживились товарищи офицеры, посыпались ехидные вопросы, когда и с какой целью он успел побывать в новом мире. Отшутился, сказал, что во времена империи не принято было задавать вопросы, куда конкретно их посылают, может, побывали и здесь.

Менг поинтересовался у своего капитана, проявляли ли задержанные агрессию, и почему он оставил на них ошейники. Капитан без лишних разговоров ткнул стопой под коленку одного из красавцев, поставил его на колени, убрал волосы и продемонстрировал весьма необычные уши. Да чего душой кривить, таки нечеловеческие ушки. Предположил наличие связи между сиянием вокруг тела и умением швыряться огнем, как у твари на видео. Причем у задержанных сияние было не равномерное, а словно перерезанное в районе ошейника. По мнению капитана именно ошейники являлись своеобразными блокираторами магических возможностей. Разумно, капитан явно придерживался принципа, что лучше быть живым параноиком, чем мертвым оптимистом.

Народ вдоволь поглазел на иномирян, после чего капитан загнал их обратно в оружейку. Откровенно говоря, не впечатлили. Ну уши дурацкие, вот и все. Жаль, ни одну черную тварь не смогли взять живой, на взгляд Буткова, эти аборигены были куда интересней. С другой стороны, если предположение капитана о связи разноцветного свечения и умения швыряться огнем правильно, то следует заняться пленными безотлагательно. Поинтересовался у Менга, что они собрались делать с задержанными, в ответ получил недоуменный взгляд и слегка настороженное: «Хотели вам передать, или вы считаете, что этот случай не в вашей компетенции?» Успокоил полковника, что отлынивать от работы не собирается и чуть позже обязательно всех заберет.

На выходе из казармы вновь позвонил помощник, доложил обстановку. С чиновничьей братией все ожидаемо, сотрясают воздух, ищут виноватых. Порадовал мэр, уже создал оперативный штаб, который, в свою очередь, успел направить дизеля к больницам. Да, с мэром им определенно повезло, надо его вместе с этим штабом подтянуть в училище. Но чуть позже, сначала Бутков разберется с одной старой проблемой. Оказалось, губернатор уже рвал и метал, требуя, чтобы перед ним и краевым законодательным собранием предстал глава госбезопасности в компании с главой МЧС и начальником гарнизона. Требовалось рассказать – что, почему, покаяться в грехах и посыпать голову пеплом. Глава краевого МВД уже у него, то ли кается, то ли стучит на Буткова с вояками. Вот и хорошо, одним ударом накроют всю банду, не придется выковыривать из нор поодиночке. И спецназ сейчас в городе, три дня назад брали очередного турецкого шпиона вместе с его местными товарищами, вот теперь парни поработают против настоящих врагов отечества. Надо было их всех еще в родном мире, во время Первой кавказской, ну да лучше поздно, чем никогда. Придется только выпросить взвод для силовой поддержки, лучше, наверное, у вэвэшников, все же крылатая пехота заточена исключительно на уничтожение противника, а здание законодательного собрания вместе с его работниками им еще пригодится. Можно, конечно, поручить это дело командиру спецназа, но генерал решил не отказывать себе в маленьком мстительном удовольствии, тем более что уже очень давно хотел сделать нечто подобное. Все ждал команды сверху, чтобы прихлопнуть эту перхоть. А ее все не было и, как он впоследствии понял, никогда не будет.

Собственный спецназ откровенно порадовал – хоть и с разной интенсивностью, но светились все. Двое вообще чисто-белым. Командир отряда и… кто там под маской, ага, взрывотехник. Кстати, возможно, есть даже некая закономерность в том, что среди представителей профессий, связанных с риском, большое количество светящихся. Вообще надо, не откладывая, заняться всей этой магией-шмагией, и, пожалуй, у него есть человек, который сможет потянуть такое дело.

Когда Бутков в сопровождении вооруженного до зубов спецназа появился в зале заседаний, верещавший с трибуны народный избранник аж подавился словами. А, сука, наверное, на подсознательном уровне чувствовал, что для него все закончится именно так. Придут в один прекрасный день здоровенные мужики с оружием и в масках, заломят белы рученьки да отправят в неудобную камеру. Генерал окинул взглядом зал заседаний – удачно зашли, главные упыри на месте. По центру сам губернатор, радетель о благе народном, известный в прошлом предприниматель, так много сделавший для отечества. Правда, все его компании почему-то принадлежали другим компаниям, которые, в свою очередь, были зарегистрированы на Британских Виргинских островах. Ну да это такие мелочи для истинного патриота своей родины!

– Господа, имею честь сообщить, что все присутствующие должны покинуть зал заседаний, потому что караул устал. Я ничего не перепутал, вроде эту фразу надо произносить в нашем случае? – усмехнулся Бутков. Депутаты притихли, как мыши под веником. Все помнят, твари, вот и не верь в наличие у человека генетической памяти!

– Сергей Иванович, потрудитесь объясниться, – подал голос губернатор.

– Всенепременно, Андрей Юрьевич, собственно, для этого и приехал. – Подойдя к трибуне, Бутков жестом показал предыдущему оратору освободить место, что тот и исполнил – без промедления и с видом человека, избавившегося от тяжкой ноши. – Прежде чем начну, настоятельно попрошу всех без исключения присутствующих сдать электронные устройства. Не переживайте, после окончания заседания сможете получить их на выходе. – По залу уже разошлись его бойцы с корзинами для бумаг, в кои предлагалось складывать устройства. – Ну и напоминаю вам про режим секретности, неразглашение, уголовную ответственность и все такое. – Дождавшись, пока мужики обойдут всех присутствующих, Бутков продолжил:

– Про «покинуть зал заседаний» я конечно же пошутил. Наоборот, побудете здесь пару дней исключительно ради вашей же безопасности, а то по старой привычке начнете путаться под ногами. Или, что более вероятно, станете палки в колеса вставлять. Оба варианта для вас закончатся самым печальным образом. Но если найдете возможность вести себя хорошо, то все пройдет замечательно. Исключая тех, кто занимался откровенным криминалом. Да, господа, вы были совершенно не правы, если думали, что раз мы не заламываем вам руки, то ничего не знаем о ваших грязных делишках. Знаем, просто связываться не хотели с нашими судами да прокуратурой – из нормального уголовного дела вышел бы один пшик. Помните дело с подпольными казино в Подмосковье или безудержное воровство в Министерстве обороны? Ведь ни одна сука не села, а улик набралось – по имперским временам на десять лет расстрела. У нас бы случилось то же самое, вот я и сидел, не дергался, злость копил. Сейчас ситуация изменилась, поэтому советую выполнять мои команды четко, быстро и без разговоров. Называю фамилию – названный господин проходит к выходу, где на него спокойно надевают наручники. Кто дернется, сдохнет на месте. Начнем, пожалуй, с вас, господин генерал. – Бутков повернулся к президиуму и указал пальцем на главу МВД. – В прошлом году вы всем нам хорошо кровь попортили, разваливая наши дела и отмазывая от заслуженного наказания всякую мразь. У меня двое погибших, у пограничников пятеро. Принесло ли вам это счастье?

– Тебе это с рук не сойдет! – буркнул главмент, двигаясь к выходу.

– Что вы себе позволяете! – взвизгнул губернатор. – Это что, военный переворот!?

– Очень верно подмечено. Кстати, Андрей Юрьевич, попрошу на выход. Ваше чересчур вольное обращение с бюджетными деньгами и остатками государственной собственности уже у всех в печенках. А крышевание горных бандитов – это вообще за гранью разумного. Вы же еще до губернаторского кресла мультимиллионером являлись, с помощью высокопоставленного папы зарабатывали деньги в России и платили налоги в британских офшорах. Сколько же вам надо, чтобы наконец насытиться? Впрочем, на последний вопрос можете не отвечать, мне не интересно, а большинство присутствующих сами такие. – Он повернулся к залу: – На какую сумму господа депутаты выписали себе в прошлом году премии? А сколько сельских школ и больниц закрыли? Нерентабельно, видите ли. Экономисты великие, кто же вам сказал, что школы с больницами должны деньги зарабатывать? Ну, ничего, отработаете.

Бутков подозревал, что начнутся истерики, качание прав, угрозы и тому подобное, но нет, видимо, давно ждали, что когда-нибудь эпоха великого воровства закончится, и внутренне к этому приготовились. Правда, повязали они настоящих бандитов, за которыми числился серьезный криминал, а не банальный распил краевого бюджета. Оставшихся законодателей, предварительно заминировав выходы, заперли в зале заседаний. В городе им делать пока нечего, а содержать под стражей – негде, так что пусть и дальше заседают. Может, через пару дней без еды и воды станут вменяемыми людьми. Чудо лечебного голодания и все такое.

Окончание того короткого, но в то же время неимоверно длинного дня порадовало Буткова еще больше. Армия и вэвэшники отработали как часы в принципе правильно, в городе ни одного армейского генерала, некому дело портить. В русской армии после войны с Наполеоном на высшие командные должности – строго отрицательный отбор. А тут на весь город – всего три полковника, один из которых вообще вэвэшник. Соответственно его сотрудники только успевали паковать самых одиозных личностей. Пострелять пришлось всего два раза. Первый раз, когда брали одного из криминальных лидеров, у которого в гостях находилось несколько непримиримых, которых разыскивали еще со Второй кавказской. Людьми не рисковали, при первых выстрелах капитан внутряков, командовавший захватом, отвел всех в сторону и расстрелял дом из гранатометов. Второй раз постреляли во время захвата краевого УВД, где в одном крыле забаррикадировались московские варяги, присланные реформировать краевую милицию вместе с уже арестованным главментом. Варяги, видимо, чувствуя, что устроенный ими беспредел добром не кончится, вздумали огрызаться. Тогда десант подогнал один из своих новеньких бронетранспортеров со стомиллиметровой пушкой, и дело решилось в два выстрела. С районными отделами и этого не потребовалось, без лишнего шума повязали самых зарвавшихся, остальных разоружили и разогнали по домам.

Пока боевые части зачищали город от потенциальных конкурентов, личный состав обоих училищ и школы младших авиационных специалистов брал под контроль городские ресурсы. Склады, заправки, крупные магазины, больницы, чудом сохранившиеся заводы. Городские аптеки вывезли полностью и распределили на несколько складов на территории воинских частей. Даже оба городских бассейна взяли под охрану. Учитывая неопределенность с водой, предосторожность не лишняя. По уверениям специалистов МЧС, если совсем прижмет, они смогут сделать ее пригодной для питья.

Бутков думал, что главные трудности возникнут у спасателей при распределении продуктов и воды, но нет, вместе с работниками мэрии в три дня нашли более-менее приемлемое решение. Разбили микрорайоны на участки с примерно одинаковым количеством населения, на каждом участке организовали пункт выдачи. Пункты выдачи оборудовали в бывших магазинах, работали они весь световой день, который в новом мире длился шестнадцать часов. Предусмотрели и большинство опасностей. От буйных – позвали мужиков из вневедомственной охраны, в броне и обвешанных оружием. От нетерпеливых – поставили «скотопрогонники», которые милиция использует для направления толпы. От хитрожопых – задействовали компьютерную базу данных. Взрослые должны получать продукты по паспорту, дети по свидетельству о рождении. Получать можно только лично и только в своем пункте выдачи. Там же при необходимости можно зарегистрироваться. Хочешь, получай каждый день, хочешь, сразу на несколько. Естественно, в первые дни желающих отовариться несколько раз нашлось с избытком. Не прокатило – каждый участок подключен к общей базе. Кто пытался скандалить, немедленно получал из резинострела в мягкие ткани. Этого в большинстве случаев хватало.

Желающих получить продукты сразу по нескольким паспортам вязали на месте. Тех, у кого по документам прослеживалось родство, отпускали с предупреждением, остальных задерживали до выяснения обстоятельств. За первые три дня таким методом было раскрыто двенадцать убийств. Восемь убийц повесили рядом с пунктами выдачи с поясняющими табличками на груди. Тех, кто получил чужой паспорт без смертоубийства, путем простого грабежа, избивали до полусмерти и выбрасывали на улицу, таких попалось пятнадцать человек. И все, словно отрезало. Как распространялась информация по городу при действующих ограничениях на перемещения, оставалось загадкой, но уже на четвертый день ни одной попытки получить продукты по чужому паспорту зафиксировано не было.

Естественно, в первые дни подскочило число ограблений рядом с пунктами раздачи еды. На самих пунктах после первых инцидентов уже никто не озоровал, но стоило жертве немного отойти, как немедленно появлялись экспроприаторы. В ответ на это специально созданный отряд быстрого реагирования из оставшихся в городе собровцев с омоновцами устраивал охоту на самых отмороженных. Маячок в пакет с крупой, и «терпила» отправляется по маршруту, на котором действуют экспроприаторы. После акта грабежа гражданин, еще не успевший ощутить всю радость обладания дополнительным пайком, сразу попадал в руки милиции. И дальше, в зависимости от тяжести совершенного деяния, либо избивался, либо вешался. Дознание и правосудие упростились до необходимого минимума.

Однако кроме преступлений из корыстных побуждений по городу пронеслась волна убийств, мотивом которых являлась месть. Нескольких чиновников из службы ювенальной юстиции буквально разорвали на клочки. Одну судью растерзали прямо в очереди за едой, и никто даже не дернулся помешать нападавшим. Пару ментов, промышлявших изготовлением уголовных дел на заказ, расстреляли на улице. Известный в городе предприниматель, прославившийся скотским отношением к работникам и беспринципностью в ведении дел, покинул этот мир водруженным на кол. Следователь прокуратуры, задавивший в пьяном виде женщину с ребенком и отделавшийся годом условно, выпал из окна собственной квартиры. Сотрудники коллекторного агентства, решившие взыскать с должника продуктами, нарвались на картечь в упор. И тому подобное – за первую неделю три десятка похожих случаев.

Но больше всех отличился прокурор края. Кому-то он очень сильно подгадил. И, судя по тому, как было совершено убийство, этот кто-то до переноса являлся добропорядочным гражданином. У прокурора сначала выпытали, где он хранит деньги и ценности, а потом старательно забивали их ему в глотку, пока служитель юстиции не помер от удушья. Почему Бутков решил, что преступление совершил законопослушный человек? Все очень просто. Ничего из дома не вынесли, даже золота и оружия. Как большинство государственных деятелей, выступающих за ограничение прав граждан на владение оружием, прокурор держал дома целый арсенал. Одних наградных пистолетов пять штук. Даже снайперка четыреста восьмого калибра имелась. Снайпингом прокурор не занимался, на слонов не охотился, тогда закономерный вопрос, в кого он из нее стрелял? Дурдом. Так вот, ни одного ствола не взяли. Во всем, случившемся с ним, присутствовал некий черный юмор. Государственный муж, поставленный следить за законностью в крае, обращался с этой законностью чересчур вольно, даже по кавказским меркам. Вот так, а ведь, наверное, думал, что неприкасаемый и будет жить вечно.

Отдельная проблема возникла с трудоустройством граждан. Куда пристроить оставшийся без работы почти полумиллионный город? Частично проблему занятости решили армейцы, открыв производство взрывчатки, пороха и патронов. Взялись за дело с решимостью первого императора, нужных специалистов загнали в шарашки, а представителей московских хозяев, решивших покачать права насчет неприкосновенности частной собственности, вынесли из зала заседаний вперед ногами в полиэтиленовых пакетах. Из рабочих и техников мобилизовали всех, кто знал, с какой стороны подходить к станку.

Запустили бывший завод автоприцепов, который покойный губернатор превратил в отечественный центр дирижаблестроения. Оказалось, нормальный современный завод, на котором нашли материалы на постройку аж трех цеппелинов. Тот дирижабль, который висел над бассейном, был вполне рабочим, в смысле ставь движки с электроникой, и можно летать. Военные электроникой не заморачивались, специалисты из летного училища установили двигатели и сделали примитивное управление. Вооружили его тем, что нашли у себя на факультете вооружения. Сначала хотели поставить авиационную пушку, но для нее не нашлось боеприпасов. Тогда поставили один ЯкБ и один ГШГ. Этого хватило, чтобы полностью перекрыть судоходство на реке. На самом деле перестраховались или сыграла роль косность военного мышления. Типа раз оружие для авиации, значит, его надо на летательный аппарат установить. Действие обоих пулеметов Бутков отлично помнил по Афганистану, а для того, что плавало по местным рекам, хватало очереди из «Корда». Для деревянных корыт мощь ЯкБ, мягко говоря, избыточна, в щепки разносит, не спасает никакая магия.

Промышленники организовали сбор лома. На завод поршневых колец, единственное место в городе, где сохранилась литейка, свозили весь доступный металл, вплоть до заборов вокруг школ. Мэрия создала дополнительные команды по уборке города и специальные бригады по заготовке дерева в ближайших джунглях, дрова вновь стали пользоваться спросом. Военные мобилизовали всю землеройную технику и граждан со строительными специальностями на возведение защитного периметра и прокладку водовода. Всех, кто когда-то служил, поставили под ружье. Но это была капля в море. Поначалу хотели весь город выгнать на земляные работы, но быстро поняли, что просто не получится организовать такое количество народа. Их же надо доставлять до места работ, кормить, защищать, обеспечивать питанием и водой, шанцевым инструментом, в конце концов. Прикинув производительность труда товарищей, вооруженных лишь лопатой, и затрату ресурсов на организацию их работы, решили с этим не связываться.

В то же время всплыла одна серьезная проблема, связанная с люмпен-интеллигенцией. Правда, этот термин стоило употреблять в другом смысле, а не как было принято употреблять его во времена империи. Скорее, ближе к Марксу, который обзывал «люмпенами» всех, кто не имел или утратил квалификацию. Применительно к их ситуации данный термин использовал начальник гарнизона после одного из совещаний с представителями промышленности. Искалеченная экономика – когда за границу продавали нефть, вырученные деньги разворовывались, а для латания бюджетной дыры там же брались кредиты – привела к сокращению производства внутри страны и практически полностью уничтожила всю инженерную мысль. Человека, способного спроектировать нечто новое, и тем более работать руками, днем с огнем не найдешь. Такие пошли инженеры – диплом есть, а квалификация напрочь утрачена, так как сразу после вуза отправлялись в офис бумажки перекладывать.

В то же время, дабы отделить агнцев от козлищ, мэр придумал хитрый финт. Организовал в самом городе множество в принципе нужных, но не срочных или вообще не актуальных в их положении работ, не требующих от работников какой-то квалификации. Одновременно с этим снизил пайковые нормы для неработающих, и не только повысил их для работающих, но и расширил для них продуктовый набор, на практике и максимально доходчиво совместив демократические свободы с имперским принципом «от каждого по способностям, каждому по труду». Не хочешь работать, пожалуйста, общество уважает твой выбор, неволить не станет, но жрать ты будешь одну перловку. Хочешь что-то повкусней, иди работать. Военным идея очень понравилась, и они предложили не останавливаться на достигнутом и вообще прекратить кормить тунеядцев, но вовремя одумались – только восстания дармоедов им в собственном тылу не хватало. Пусть живут, пока они с местными тварями не разберутся.

Со всеми, кто в новых условиях не мог самостоятельно себя обслуживать, поступили еще проще. Гостиница «Таврополь», расположенная прямо напротив летного училища, и «Евроотель» в центре города были превращены в пункты работы с такими гражданами. Клиентами их стали старики, инвалиды и матери-одиночки с грудными детьми. Для этих целей там даже сделали, как выразился мэр, «гаванское водоснабжение». Смонтировали на крыше цистерны, куда раз в сутки водовозки закачивали воду из Комсомольского озера. Естественно, пить ее ни в коем случае не рекомендовалось, так, помыться и смыть за собой. В перспективе проектировали возобновить работу детских садов, пробурить несколько скважин на территории, которые смогут обеспечить детские учреждения водой, потому как артезианской воды пока не нашли, а водопровод еще не понятно когда построят. Теоретически, раз они в экваториальных джунглях, водоотдача должна быть неплохой, но вся беда в том, что по данным геологов на сто метров в глубину у них лежал родной тавропольский грунт, в котором воды не так много, как хотелось бы.

Однако если технические и организационные проблемы худо-бедно решались, то с политическими был полный завал. Как на внешнем, так и на внутреннем фронте. Мелких вонючек, населяющих окрестные джунгли, оказалось не так просто испугать, а сами джунгли частично нивелировали техническое преимущество землян. Если разведка ВДВ и бригады ВВ уверенно играли на территории тварей, то у остальных это получалось намного хуже. После первых успехов в зачистке армия стала нести потери. С усилением натиска – все большие и большие. Причем не только в людях. Оказалось, что легкобронированная техника может быть уничтожена местными магами. И самое плохое, против них начали войну не только мелкие вонючие твари, к которым уже прилипла кличка «гоблины», и здоровенные «орки» – против них выступили такие же люди, как и они.

Внутри города тоже не все шло гладко. Кроме всплеска преступности, обострились межнациональные противоречия, которые подогревались новыми нормами выдачи продуктов. Проблемой, естественно, стали горцы, причем далеко не все, а приехавшие в последние годы. Особенно безмозглая молодежь, выросшая в период двух Кавказских войн. Эти были абсолютно уверены: Кавказ – сила, а все остальные просто скот. Упреждающий удар по преступности, решительные действия органа военного управления в первые дни и виселицы на улицах пока удерживали горячие головы от активных действий. Надолго ли?

С другой стороны, среди горцев набирала силу одна очень интересная тенденция, которую он решил всеми силами поддерживать. Некоторая часть товарищей захотела жить отдельно от всех остальных, организовать первый джамаат в новом мире. Старшее поколение, знающее, что такое труд, и в большинстве своем исповедующее традиционный ислам, отнеслось к идее, мягко говоря, скептически. Тем более что основными ее носителями являлись представители радикальных учений. Это несведущему человеку кавказские народы кажутся единым монолитом, на самом деле там все более чем запутано.

И уж тем более любой осмотрительный кавказец сначала десять раз подумает над тем, что предлагает гражданин, окончивший медресе в каком-нибудь Катаре или Саудовской Аравии. Последнее, правда, не относится к молодежи, тут, наоборот, радикализм так и прет. Проверь десять, и у девяти в телефонах найдутся пропагандистские ролики с шахид-мобилями. И кто-то очень тонко использует их настроения в своих целях. Кто, пока выяснить не удалось. Даже пришлось приостановить зачистку города от этнического криминала, дабы случайно не уничтожить столь полезных товарищей.


Где-то…

– Сдается мне, у нас очередной провал.

– Это ты уже смог высчитать все вероятности? – удивилась собеседница. – Вроде оба экземпляра стартовали достаточно бодро.

– Нет, считать еще рано. Просто жизненный опыт.

– Хм… и что он тебе подсказывает?

– Три дробь один наша молодежь слишком долго не использовала, и он перегорел. Стал слишком опытным и слишком циничным. Скорей всего, выучится на мага, потом найдет себе тихое место в виде необитаемого острова в южных морях и будет жить в свое удовольствие. Два дробь семнадцать, наоборот, не созрел. Как верно подмечено, нет ничего хуже кающегося грешника, парнишка уныл до зубовного скрежета. Помню, сам таким был, но, в отличие от меня, у него совсем нет времени разобраться в себе. А значит, очень скоро он свернет шею.

– Пусть сворачивает, никто и не планировал, что они будут жить вечно. Однако, как по мне, не все столь плохо. Даже уверена, на этот раз у нас получится. Не знаю, правда, какую форму примут изменения, но в их неизбежности я не сомневаюсь.


Таврополь, Столкновение

– Блин, и в чем залипуха? – Берсенев в сомнении посмотрел на старинных приятелей. Андрей в ответ пожал плечами, Сергей покачал головой.

Эксперимент по лечению кого-то, кроме самого себя, закончился у Игоря феерическим провалом. Со всей этой кутерьмой, организацией разведки, обучением личного состава, прочими задачами, которые отцы командиры нарезали, не стесняясь, они совсем забыли про оставшегося у них в заложниках мажора. А парень оказался не так прост. Воспользовался оплошностью охранника и вырубил его левым апперкотом. Завладел оружием, выбрался из здания и почти сумел уйти, но, на его беду, Большаков изучал местность, прикидывая, где могут разместить снайперские позиции, и что они могут этому противопоставить. Заметил человека с автоматом, да еще и не в форме, ну и прострелил ему голень. Все бы ничего, но у мажора, как оказалось, имелся характер – спрятался в каком-то сарае и принялся отстреливаться. Правда, взять его особо и не пытались, было бы ради чего рисковать. Блокировали, и все, никуда он со своей позиции не денется, место открытое, сам ранен, расклады не в его пользу.

Ночью Игорь взял Стрельченко, пошли и спокойно, без единого выстрела, его спеленали. Мажор к тому моменту уже сам отрубился от потери крови. Ранение у него оказалось – просто катастрофа. Пуля пробила навылет большую берцовую кость, а он, убегая, то ли упал, то ли неудачно наступил на ногу… короче, перелом. Как он сразу от болевого шока сознание не потерял, непонятно, не иначе, долго накручивал себя перед побегом и держался на адреналине. Так у них появился подопытный кролик.

Андрюха, уже успевший перетащить на нефтебазу свои фотоаппараты для съемки всякого мистического, сразу предложил лечить его с помощью новых способностей. Уж очень интересно было посмотреть, как они работают. Почему бы нет, у Берсенева половина личного состава в госпитале, если получится быстро вернуть их в строй, замечательно. Требуется организовать полноценную учебу и, самое главное, вернуть в строй начальника курса. Командовать курсантами – это малость не то, чем бы он хотел заниматься.

Сказано – сделано. Игорь несколько часов просидел, делая энергетический массаж по методике учителя, и попутно пытался самостоятельно разобраться, что происходит. По его ощущениям приток энергии в организм подстегивал регенерацию и разгонял ее до немыслимых на Земле скоростей. За время сеанса мажор сильно осунулся, на глазок сбросил пару килограмм, но вроде все получилось. Отек спал, жар прошел, кости целые и не болят, шкура вообще зажила бесследно. Да ладно нога, у него даже лицо, подпорченное мелкой ушастой, регенерировало. Единственный побочный эффект – жрал в три горла. Вроде все шло нормально, они и забыли про него, занявшись с курсантами большими учениями. А через четыре дня нашли его мертвым.

– Есть предложение обратиться к специалисту, – высказался Андрей, – может, он не от магии того, а от естественных причин. Вон ты-то жив и здоров, а уже лечил себя два раза.

– Не аргумент, – отрезал Сергей. – Может, у него какой сбой в энергетике пошел, от чего и загнулся. Однако да, обратиться к патологоанатому не помешает. Как понимаю, у тебя уже есть на примете?

– А то, товарищ работал со всеми нашими жмуриками. Всегда четко определял, почему, отчего и как. Иногда стоило его отчет прочитать, и уже ясно делалось, за кем ехать. Кроме того, он на коммерческие предложения не ведется. И самое для нас ценное, умеет держать язык за зубами. Только один момент, он не патологоанатом, а судмедэксперт, это, как говорят в Одессе, – две большие разницы. Игорь, ты как?

– Я только за. Бери уазик и пару бойцов да скатайся за доктором. Только сделай все сейчас, а то в таком климате скоро будет некого исследовать.

– Кстати, – вступил в разговор Стрельченко, – за железкой есть здание с подвалом, можно его туда перенести, потом Игорь Петрович там все заморозит, и нормально. – Все присутствующие уставились на Берсенева.

– Не вопрос, – Игорь дернул плечом, – про инициативу в армии все помнят? Кто предложил, тот и выполняет, можете приступать. Позовете, когда сделаете.

Первым, естественно, управился Счастье. Игорь сходил в соседний подвал, опустил в нем температуру до плюс двух. Про себя отметил еще один момент, с которым необходимо разобраться. В помещении холодало, типа он энергию вытягивал для личного пользования, но откуда она бралась? Дома это работало еле-еле, он и не задавался вопросом. А теперь… что теперь? И спросить некого. Может, ушастая что-то знает, должны же у них в школах физику преподавать, так и у нее не спросить. Можно попробовать пообщаться с помощью картинок, транслируемых прямо в сознание, только как его вопрос передать с помощью образов? Везде засада.

Но один вопрос он у нее может уточнить. Алтарь! Мысль о нем вызывала прямо физическое отвращение. Вот оно зло, чистое, не разбавленное в своей мерзости, не прикрытое красивыми словами про свободу личности и слезинку ребенка. И, судя по всему, ушастая малолетка этого до жути боялась. Раз боялась, значит, имелись среди местных те, кто вовсе не горел желанием отправиться на тот свет подобным образом. Наверное, и методы борьбы разработаны, а вдруг сможет ему помочь? Да и чисто по-человечески надо пообщаться, она вроде как его ученица, а он за прошедшее время с ней и не виделся толком. Девка шляется по нефтебазе, где службу несут товарищи курсанты, переживающие гормональный взрыв, а становление их как личностей началось в те времена, когда педофилию узаконили. Хрен их знает, что в головах у людей. Эльфийка, конечно, за себя постоит, но лучше идиотские мысли у народа не провоцировать.

Зашел на сервер группы боевого управления, где по идее должно было храниться все видео. Некоторые ролики, которые командование использовало для обучения, висели в свободном доступе, а к остальному доступ ограничили, не столько в целях секретности, а чтобы народ сеть не перегружал. Интересно, у него доступ имеется или придется клянчить разрешение? О, вот это тема, доступ есть, теперь осталось из кучи файлов найти нужный. Так, десант пытался его взорвать, когда бой уже кончился, значит, ему нужны последние утренние видео за тот день. Мучиться не пришлось, десантники его сами отметили, так и обозвали «Алтарь-2». Заодно и сам посмотрит, а то он только отчет читал про изолирующие материалы при работе с алтарем.

Капитан прислушался к своим ощущениям – понятно, девочка у себя в комнате. Поднялся на второй этаж, где малолетке отвели один из начальственных кабинетов, постучал. Судя по звукам, ушастая подскочила как ужаленная, метнулась к двери и тут же оказалась на пороге, прижала руки к груди, согнулась перед ним в поклоне. Жесть. Зашел, огляделся, ничего так устроилась, основательная девочка. Перед его приходом сидела в начальственном кресле и листала глянцевый журнал. Мужской! Вот ужас, только этого ему не хватало. Хм… или пусть листает? Надо у Василича проконсультироваться по поводу воспитания детей.

Ладно, с воспитанием потом, сначала дело. Усадил ушастую рядом с собой и запустил видео, шокировать ее сценами насилия не боялся, она сама ему такое показывала, какое не в каждом фильме ужасов увидишь. Начал с видео разведки ВДВ, там мужики вчетвером зачищали гоблинский поселок. Потом показал видео с беспилотника, где на алтаре в речном поселке проводилось ритуальное умерщвление двух человек. Затем свои съемки, где Большому не повезло дотронуться до алтаря. А в момент, когда после хлопка его ладони по гранитной плите Большаков отлип, ушастая повела себя неадекватно.

Эльфийки, они вообще-то смахивают на женских персонажей из японских мультиков, где все с кукольными личиками и не японскими глазами. Когда это переносится на реальных женщин, смотрится отпадно, особенно глаза. Большие, миндалевидные, с приподнятыми уголками, яркие, словно подсвеченные изнутри. Прям как в анекдоте про блондинку, которой посветили фонариком в ухо. Гы-гы. Так вот, как только она увидела последнюю сцену с алтарем, вылупила на него глаза, ну чисто сова. Смотрелось столь забавно, что Игорь невольно улыбнулся.

А вот юной эльфийке было не до смеха, сидела как на иголках, пыталась что-то объяснить ему с помощью жестов. Это она зря, для такого нужно хотя бы представлять проблему, а у него самого еще неделю назад проблемы были совсем другие. Аккуратно взял эльфийку за плечи, посмотрел ей в глаза, жестами показал сделать вдох-выдох, и еще раз. Вроде успокоилась. Попытался с помощью жестов выяснить, что ее так взволновало. Непонятно, в поставленной на паузу картинке тыкнула пальцем в Большакова и его руку на алтаре. Не вопрос, подвел ее к окну, во дворе нефтебазы они установили тент от солнца, и сейчас Василич проводил под ним занятия с народом на тему «Все, что вам, идиоты, не рассказали о ПК, который пулемет Калашникова, разумеется». Удостоверившись, что ушастая уяснила – с Большаковым все нормально, в кровожадное чудовище ее учитель не превратился, – подвел ее обратно к компьютеру, показал на свою руку здесь и свою руку там, дескать, все в норме.

Оказалось, не совсем. В синих глазах девочки появилась какая-то обреченность, словно он в ней что-то сломал. Блин… только этого не хватало. Попытался ушастую, как в прошлый раз, приобнять и погладить по голове – без толку, девочка не сопротивлялась, но с тем же успехом он мог утешать и плюшевого медведя. Мм… да, разница культур, мягко говоря, весьма существенная. Похоже, по местным понятиям, вытащив Василича, он здорово накосячил. Да и хрен бы с ним, играть по местным правилам Игорь не собирался. Хватит, на Земле наигрался до полного оскотинивания. Все, дальше уже некуда, остался один путь – снова стать человеком. И никакие местные заморочки его не остановят.

Грубо встряхнул ушастую, развернул лицом к экрану и запустил последний ролик, в котором десант попытался уничтожить алтарь речного поселка. Снова развернул к себе и, смотря ей в глаза, попытался передать образами свой вопрос: как возможно разрушить алтарь? И снова провал, девочка, застонав от боли, схватилась за голову, а из носа пошла кровь. Дерьмо! Телепат доморощенный, чуть ребенка не угробил! Еще в лесу обратил внимание, что его телепатия у местных вызывает дискомфорт. Причем дискомфорт она вызвала у безногой эльфы, которая, наверное, куда более опытный маг, чем девочка-подросток, не зря же ее так боялись твари, которые и сами были не дураки в плане магии-шмагии.

Уложил ушастую на диван, на лоб – мокрую тряпку. Выглядела мелкая примерно как после нокдауна. Крепко же он ее приложил. Все, пора уже делами заниматься, военные проблемы свалить на Большого, а самому разобраться с этой магией. Второй прокол подряд, он становится опасным для окружающих. Тем более что начальство отдало прямой приказ, и Андрюха уже успел перевезти свое оборудование, теперь готовился к великим свершениям. Вот и нечего откладывать.

Однако когда увидел это самое оборудование, решимости чуток поубавилось. Одних аджилентовских анализаторов спектра три штуки, на весь доступный диапазон. Они же, наверное, стоят, как бюджетная иномарка, и это самый низкочастотный, а тот, который до сорока гигагерц, видимо, дороже, чем «порше». В училище давно серьезная научная работа не велась, где только взял? А это что за ящик? А вон те здоровенные коробки? Да не суть, вопрос в том, сколько оно энергии жрет, и где все это дело разместить. Оказалось, на все вопросы у Андрюшки уже имеются ответы. Анализаторы позаимствовал у сотовых операторов. Странный ящик, он же некий специализированный комп для видеомонтажа, прихватил в телецентре. Здоровенные коробки – это солнечная батарея в разобранном виде. Так-то. Главное – заручиться правильными бумагами, по которым можно реквизировать все что угодно. Ну и пулемет на МОБДе, конечно.

С размещением Андрей уже все продумал, обоснуются как раз в том самом доме, в подвале которого морг устроили. С энергоснабжением все тоже решено, командование разрешило распотрошить одну из газовых заправок, а генератор на пропане он уже нашел. Как время появится, смонтируют солнечную батарею. Короче, на самом деле – работы вагон, а товарищ Берсенев все не наиграется в солдатики. Давно пора вершить великие дела и двигать науку вперед.

Наука – конечно, хорошо, но если разместить лабораторию в домике за железкой, то придется всю систему обороны переделывать. И это не самое плохое, придумать можно все что угодно. Где он людей возьмет для обороны новой позиции? Сейчас там минная засада, без знания схемы минирования взлетишь на воздух гарантированно. Стоит включить те строения в систему обороны, и привет. В общем, надо подумать, а лучше не ломать голову и использовать строения на территории нефтебазы. Последнюю, по мнению Игоря, весьма здравую мысль Андрей отмел категорически. Все, что на территории осталось не включенным в линию обороны, представляло собой жестяные сараи, которые для их целей не подходили. Первая шальная пуля угробит половину оборудования. Нет и еще раз нет, только за железку, где нормальные каменные строения. Люди тоже не проблема, по мере выздоровления начнут возвращаться в роту, ими и будут затыкать дыры. Да вообще, какие можно вести разговоры про эксперименты с магией на территории нефтебазы? Перенести лабораторию в те домики – и сразу двухсотметровая зона безопасности появится.

Пожалуй, да, здесь Андрюха прав, колдовать на нефтебазе – не слишком хорошая идея. Учитывая то, как местным нравится швыряться огнем, можно сказать, идея достойна премии Дарвина. Взяли бинокли, полезли на цистерну, где был оборудован наблюдательный пункт. В принципе ничего страшного, при наличии экскаватора и пары бульдозеров вопрос решаемый. Можно сделать отдельный опорный пункт, который прикроет их со стороны металлобазы и железки. Пустырь вообще нужно превратить в магический полигон со стрельбищем. Насыпать вал со стороны Северного обхода, заминировать с внешней стороны. Вокруг строений, где будет расположена лаборатория, насыпать еще один вал, но уже со стрелковыми ячейками, самим зданиям сделать обваловку – и будет у них счастье.

Пообсуждали, почеркали бумагу, потом вспомнили, что у них для такого дела имеется опытный прораб. Позвали Большого, тот, пока поднимался на цистерну, поматерился для порядка, осмотрел местность, разглядел их каракули и выдал технические условия. Теодолит, мальчика – таскать рейку, три бульдозера, самосвал, экскаватор и пару бензопил. Можно еще каток, но необязательно. Естественно, специалистов, которые будут с техникой управляться. Объем работ небольшой, за два местных дня сделают в лучшем виде.

Понятно, значит, стройка откладывается. Вся рабочая техника сейчас задействована на строительстве защитного периметра и водовода. Без особой надежды Игорь набросал и тут же отослал заявку на инженерную поддержку и буквально через пять минут получил ожидаемый ответ от начальника инженерной службы бригады внутренних войск. В смысле был послан в пеший эротический тур до окончания работ на внешнем периметре. Если ему так нужно место для испытаний, нет проблем, вокруг нефтебазы промзона, бери любой бетонный сарай и колдуй до посинения, не жалко. Однако и в этом имелся положительный момент, узнали, кто у них за инженерное обеспечение отвечает. Большой только плечами пожал, типа чего-то иного хотел? Есть дела поважней. Важней так важней, значит, нароют окопов, а окна в строениях заложат мешками с песком, благо ученые мужи говорят, что переселенцы с Земли находятся рядом с экватором, не замерзнут. На этом разошлись, Игорь отправился разминировать здания, мужики – готовиться к переезду. Как обычно – ломать не строить – Берсенев управился быстрее, как раз к приезду патологоанатома. Тот оказался мужиком лет пятидесяти с нежно-розовым сиянием вокруг тела. Блин, и это судмедэксперт, который работает в морге с трупаками разной степени сохранности? Заходишь в мертвецкую, а там такое розовое чудо, гы-гы. Сюр.

– Знакомьтесь, Лисицын Николай Владимирович, человек, который, как говорится, знает все, но уже поздно! – представил специалиста Сергей и тут же перешел на них: – А это Игорь, командир нашего боевого зоопарка. Андрей, местный начальник штаба, и Виктор Васильевич, наш старшина, присматривает, чтобы мы чего не сильно накосячили.

– Есть подозрение, что присматривать надо конкретно за одним безбашенным ментом, если бы не перенос в другой мир, уже зону топтал бы, – буркнул Лисицын, попутно пожимая им руки. – Игорь, теперь обрисуйте мне задачу, а то у этого оболтуса, как обычно, тайны мадридского двора, окутанные лондонским туманом.

– Николай Владимирович, это он специально. Дело в том, что обстоятельства смерти вашего будущего пациента весьма странные, и мы хотим получить от вас максимум беспристрастности. Единственное – четыре дня назад у умершего был перелом правой голени, в остальном вам карты в руки.

– Хорошо, где тело? И, кстати, в руках у нас отнюдь не карты, – хлопнул по здоровенному чемодану на колесиках.

Лисицын попросил вынести труп на улицу, чтобы работать при естественном освещении, организовать ему подобие стола, и если непонятно, от чего пассажир помер, обеспечить отсутствие любопытных. Перенесли, организовали и обеспечили, а сами занялись обустройством новой позиции с лабораторией. Снова штатный «Беларусь» – спасибо, его не забрали – начал рыть окопы. Остальные под чутким Андрюхиным руководством таскали мебель с оборудованием. Игорь с Большаковым, держась как можно дальше от товарища, источавшего дурную энергию, загрузив уазик взрывчаткой, отправились минировать подходы со стороны Северного обхода.

Территория нового минного поля получалась – мама, не горюй, провозились до самого вечера, но не сделали и половины. Заминировали только объекты за пустырем, расположенные прямо напротив нефтебазы. Когда стало темнеть, работу свернули, не хватало в темноте напороться на собственные сюрпризы. Игорь быстро набросал схему минирования и залил на сервер, на всякий случай отписал всем заинтересованным лицам, во избежание. По идее он обязан только правильно ставить галочки, а система должна сама оповещать нужных граждан. Но в том-то и дело, что в своих знаниях он не был уверен, слишком много лет прошло после его обучения, и сейчас у них на вооружении стояла уже пятая версия.

Вернулись они вовремя, Лисицын как раз закончил исследования и был готов доложить о результатах. А там и ужин подоспел, все один к одному. Патологоанатом не без интереса осмотрел богатый для нынешних времен стол, довольно хмыкнул и, взяв в руки вилку, приступил к рассказу:

– Что могу сказать, обстоятельства смерти вашего клиента достаточно странные, но в то же время банальные до тошноты. Честно говоря, забыл, как это по-научному, наверное, гельминтный безоар. О чем-нибудь говорит? – Оглядел их постные лица, кивнул сам себе: – Если перевести на человеческий язык, у парня в тонком кишечнике расплодились глисты, конкретно аскариды. Сплелись в огромный клубок. Кроме того, последние несколько дней молодой человек питался всякой дегидрированной гадостью, которую вам в паек кладут и которая переваривается крайне неохотно, если ее жрать всухомятку. Ни один из этих фактов сам по себе смертельным не является, однако, собранные вместе, дали вот такой печальный результат.

Единственное, заметил я две странности. Последние несколько дней молодой человек, что называется, жрал в три горла. Если бы не помер от непроходимости, загнулся бы от разрыва желудка, он у него уже пошел трещинами. И второй момент, ноги он никогда не ломал. В чем причина бешеного жора, не готов вам ответить, лично я ничего, хоть как-то это объясняющего, не выявил. Честно говоря, теряюсь в догадках. Как вариант, возможно, хитрый местный вирус, хотя предположение так себе, скорее это от безысходности. В любом случае рекомендую отвезти его в противочумный институт. Если вирус имеет место быть, они его обязательно найдут.

– Владимирович, подожди, – в раздражении бросил Сергей, – ты же знаешь, как я тебя ценю и уважаю, но какие, в задницу, глисты? Парнишка ни разу не бомж, как сыр в масле катался. Где он мог их подхватить?

– Не в задницу, а в кишки, да и откуда я знаю. Это к тебе вопрос, где он шлялся последние полгода. По всей видимости, проводил время, таскаясь с рюкзаком по горам. Это должен был даже ты заметить: кроме множества специфических деталей у него на плечах характерные следы от лямок. – Похоже, для Сереги известие про горы оказалось неприятной неожиданностью. Он надолго замолчал, потом, схватившись за голову, простонал:

– Блин… я тупой осел, и у нас конкретные неприятности. – Поднялся из-за стола. – А мне пора срочно их разруливать.

– Да сиди уже, прошло вагон времени, – махнул рукой Лисицын, – не найдешь ты там никого.

Сергей завис на несколько секунд, потом кивнул:

– И то верно, – плюхнулся обратно. – Не жизнь, а одно расстройство, так хоть пожру нормально.

– Господа конспираторы, вы ничего нам не хотите рассказать? – поинтересовался Андрей. – Мы вроде как тоже при делах.

– Короче, суть в следующем. После Второй кавказской в некоторых наших республиках появилась мода на детско-юношеские военно-спортивные лагеря. Мальчиков учат военному делу и исламу. Для чего, надо объяснять?

– Нормальная тема, а на какие шиши?

– Федеральные программы по патриотическому воспитанию молодежи и деньги спонсоров. В каждый субъект федерации выделяются, только у нас разворовываются, а там используются по прямому назначению. И с молодежью работают не спившиеся неудачники, а матерые убивцы, прошедшие обе Кавказские кампании.

– Хм… сколько у нас лет минуло после второй войны? Сдается, там подросло целое поколение профессиональных убийц, – в задумчивости покрутил вилкой Андрей. – А судя по тому, как ты подорвался, на момент переноса в городе был целый их отряд?

– Совершенно верно, а я реально протупил. На тех адресах, которые трясли, обнаружилось слишком много молодых людей, которые слишком рано приехали поступать в городские вузы. Я по собственной тупости был больше сосредоточен на поиске оружия с наркотой и вованов на это дело ориентировал. У пацанов только документы проверили, естественно, все путем, весь набор для поступления в вуз имел место быть, время подходящее, ну и ничего у меня даже не дернулось. Нашего тоже всю жизнь считал тупым мажором, способным только папины деньги тратить. – Серега покачал головой. – Словом, прокололся везде, где можно.

– Да ладно тебе, – бросил Игорь, – твое дело бандитов ловить, а сопоставлять в реальном времени такие мелочи задача контрразведчиков. Другой вопрос, что было для них целью? Хотя не факт, что цель находилась в городе, да и после переноса приоритеты, наверное, изменились.

– Слушайте, крутые профессионалы, – усмехнулся двухгадюжник, – вот вы все знаете, в курсе всего на свете и ни хрена не делали. – В наступившей тишине было отчетливо слышно, как Большаков лениво постукивал пальцами по столу, а патологоанатом хрустнул шеей.

– Да ладно вам, – махнул рукой Игорь, – товарищ старший лейтенант сугубо гражданский человек, отчего и вопросы такие странные.

– Да нет, я все же отвечу, чтобы непоняток не осталось, – завелся Серега. – А то как краевой бюджет пилить и орать с трибуны про экстремизм, так это к твоему папе, а как разгребать последствия, так это к проклятым ментам. Разжигание межнациональной вражды – это священная корова любого нашего правительства. Главное, чтобы граждане друг друга ненавидели, тогда можно воровать под шумок. Тема беспроигрышная, и самое прикольное, делать для этого ничего не надо. Просто через демократические выборы передать власть в республиках обычным бандитам и не вмешиваться.

Тут недавно в соседней республике с нашим СОБРом, который в командировке был, приключилась история. Едут по улице, и вдруг стрельба, в соседнем дворе два автомата работают, что называется, на расплав ствола. Ну, они недолго думая броней проломали забор, и перед ними картина: два местных сотрудника расстреливают сарай. Типа там террорист с бомбой спрятался, вон хатабка лежит, подорваться хотел. Давайте, вдарьте по нему из КПВТ. Ага, нашим мужикам местные разборки до одного места, они строго по закону действуют, да и какой опер ходит на дело без улик в кармане?

Короче, начали переговоры, а террорист, услышав русскую речь, сразу сдался. Вошли в сарай, а там раненый мужик из местных с пятью пулевыми ранениями, еле живой, и никакой бомбы при нем нет. Кстати, во время обыска в доме тоже ничего не нашли. Но мужика все равно загребли по обвинению в терроризме. Его жена шум подняла, так через месяц к ней приехали с обыском. Происходило все в конце ноября, ее с детьми выгнали на улицу, в чем были, и пять часов громили дом. Как обычно, нашли десяток патронов. Соответственно к мужику в тюремной больничке пришел следователь и предложил сознаться во всем, что ему припишут. Иначе жена тоже станет террористкой, а дети пойдут в детский дом. Естественно, сознался.

А из-за чего, собственно, весь сыр-бор? Оказывается, мужик держал шиномонтажку с мойкой, и кому-то из власть имущих это не понравилось. В смысле что это работает на левого чувака, а не на него, такого важного, или просто захотел на этом месте что-то себе замутить, не суть. Пошла команда разбираться с проблемой, и мужик в один момент превратился в террориста. Теперь закономерный вопрос, будут ли его дети любить эту страну, когда вырастут?

И ведь всем это, блин, выгодно. Начиная от мелкого клерка в прокуратуре, который проверяет, как в школе настроен фаервол, а вдруг со школьного компа можно на запрещенный сайт выйти? Зашибись работа, галочку поставил – фашизм не пройдет, и не надо собой любимым рисковать, настоящих бандитов ловить. И кончая правительством в столице, которое на борьбу с терроризмом-экстремизмом списывает непонятно куда уходящие миллиарды. А уж как наши генералы это дело любят, это же всегда дополнительные штаты и деньги! Так что всеобщая ненависть после гибели империи трудолюбиво и кропотливо взращивалась новой властью повсюду – сверху донизу. Всем хорошо, кроме нормальных людей, хоть в России, хоть на Кавказе.

Я на вопрос ответил, или мне рассказать, почему со всех государственных объектов убрали вневедомственную охрану и поставили ЧОП, принадлежащий твоему дяде?

– Я к этим делам никаким боком… – буркнул Литвин.

– Да мы в курсе, иначе ты бы уже в компании с отцом на Дзержинского обитал. – Петенька в растерянности забегал глазками и встретился взглядом с Игорем.

– Не парься, я уже узнавал, нет за ним серьезного криминала. Обычное воровство, еще несколько дней помурыжат допросами и выпустят, – развел руками Берсенев.

– Что ж, благодарю. Есть что-то расхотелось, пойду посты проверю. – Двухгадюжник встал из-за стола и вышел из комнаты. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, Лисицын криво усмехнулся:

– Сереженька, можно хотя бы за ужином без твоих ментовских приколов?

– Нет, Николай Владимирович, – ответил вместо приятеля Игорь, – никак нельзя. Никто из нас личного состава не знает, эта рота, можно сказать, упала на нас в день переноса. Кто чем дышит, а главное, какие у кого связи в городе, нам неизвестно. Сами знаете, сколько народа с криминальными связями сейчас в силовых структурах, а объект вон какой. Две другие нефтебазы суммарно – как половина нашей. Поэтому Серега и дальше будет разводить, провоцировать и работать держимордой. Вы лучше поясните момент с переломом.

– Нет там никакого перелома. Ни старого, ни тем более четырехдневного. В любом случае на месте перелома образуется костная мозоль, которую ни с чем не спутаешь и не спрячешь.

– Андрюх, будь добр, покажи фотки.

– Не за столом же. – Потом, вспомнив, что их гость судмедэксперт, поправился: – Это я ступил. – Вытащил планшет, покопался, ища нужный материал, после чего протянул гостю.

– Мутные фотографии, на которых видно всякое – это через «кошачий глаз» снимали. – Андрей утвердительно угукнул. Гость, закончив просмотр, вернул планшет обратно: – Товарищи, без комментариев, надо самому вживую смотреть. Ткани сами по себе без следа от травмы и так быстро регенерировать не могут. Нет у нас таких технологий. Без обид, но про переломанную ногу смахивает на проверку моей компетенции.

– Николай Владимирович, нам достаточно рекомендаций Сереги, и в вашем профессионализме мы не сомневаемся. А «посмотреть» можно устроить прямо сейчас. – Берсенев подошел к эксперту, протянул ему свой нож. Пока тот не сообразил, что происходит, перехватил ладонь Лисицына и ножом в его руке резанул себя по предплечью, стараясь не попасть по артериям.

– Товарищ капитан, у тебя когда последняя диспансеризация была? Мозгоправа ты явно не посещал. А зря.

– Док, вы просто бездна искрометного юмора. Осмотрите порез, сейчас я кое-что вам покажу.

– Вижу, не слепой, давай зашью.

– Не надо зашивать. – Игорь сосредоточился, разгоняя внутреннюю энергию и попутно воспроизводя ощущения, возникающие при энергетическом массаже. Дело пошло, на все про все капитану понадобилось секунд тридцать.

– Да, если бы сам не видел, никогда бы не поверил, – прокомментировал Лисицын, – дай взглянуть. Так больно? А так? Кисть согни, пальцами пошевели. Удивительно, и никакой рубцовой ткани, только по срезанной шерсти можно понять, где проходил разрез. Это и есть магия, о которой столько слухов в последнее время?

– По всей видимости.

– И после ускоренной регенерации очень хочется есть?

– Да, но не сразу, и чем больше повреждений, тем больше хочется.

– Или имеет значение тяжесть самого повреждения, – задумчиво пробормотал гость. – Что ж, это объясняет, почему ваш парень жрал, как в последний раз. Недоработка, ускорять регенерацию ты научился, а о последствиях не подумал. Организму необходимо где-то брать строительный материал, и он качает его из мышц, как из самого доступного источника. Хм… наверное, и все внутренние органы работают на пределе, парнишка переваривать не успевал, все жрал и жрал….

Вот что я вам скажу, завязывайте с самодеятельностью, вопрос требует более внимательного изучения. Видимо, при тяжелых ранениях, когда серьезно возрастает нагрузка на всю систему, необходимо комплексное воздействие. Я имею в виду – лечить надо не поломанную ногу, а весь организм. Есть подозрение, что ваш пациент просто не успел загнуться от истощения или от чего-то еще. Это я о том, что мы не приспособлены к столь быстрой регенерации.

– Так плавно мы подошли к нашему второму вопросу. Мы тут как раз по заданию командования занимаемся исследованием магии, не желаете присоединиться?

Лисицын ломаться не стал, но сразу предупредил: такой объем работы в одиночку не потянет, да и специализация у него не совсем подходящая, надо привлекать сторонних специалистов. С последними как раз никаких проблем, время придет, напрягут народ из военного госпиталя. А пока от него требуются как раз навыки по профилю – исследовать всяких тварей, которых они собираются ловить в окрестных лесах. Ну и составить список необходимого оборудования, разумеется. Если больше вопросов нет, то по окончании ужина ему выделят спальное место, а завтра скатает за остальными вещами. Почему не сейчас? На ночь и следующее утро у всей команды уже имеются грандиозные планы, в которых участвует вся доступная техника, так что – извиняйте.

Планов действительно было – вагон и маленькая тележка. Андрей после ужина отправился к вованам, решать, что делать с полученной информацией. По мнению Берсенева, так лучше сразу на Дзержинского, но, как говорится, водила есть, и не фиг лезть. Андрей будет занят обустройством лаборатории, и если успеет закончить, что сомнительно, начнет изучать эльфийскую магию. С его собственными способностями пока полная неопределенность. Как и в родном мире, на фотографии фиксируются, а откуда ноги растут, решительно непонятно. Еще адъюнкту не терпелось заняться магическими пулеметами, которые десантники захватили при зачистке речного поселка, – на днях парочку привезли им для исследования. Он хотел получить еще и безногого робота, но того отдали гэбистам. Им прислали остатки колесного, которому сорвало башню. Зря топливо жгли, после встречи с современной гранатой агрегат сразу можно отправлять в переплавку. А ему самому надо успеть навестить ночью нескольких «оборотней» и одного банкира, заскочить в дом учителя и забрать кой-какое снаряжение. Завтра утром они отправятся на охоту за гоблинами.


Империя, полгода после Столкновения

Предстоящий поход в Дикие земли был оформлен как дипломатическая миссия, правильно, что зря время терять, народ все равно отправляется с билетом в один конец, так хоть почту завезут. Три командира звезд выбирали себе маршрут по жребию. Даре выпал путь через Тиану. Не так плохо, но и ничего хорошего. Да, собственно, откуда там хорошее, в Диких-то землях. Поручения, данные в нагрузку, оказались несложными: завезти почту в местное посольство и передать подарки ректору местного университета. В этом году человек отмечал очередной юбилей, шесть сотен лет. Нормальный результат даже для представителя старших рас, а для человека просто выдающийся.

Судя по подаркам, ректор тот еще индивидуум, император послал ему рукописный труд по магии собственного сочинения. Такой подарок в магическом сообществе дорогого стоит и говорит о многом, как минимум о том, что они коллеги по изысканиям. Учитель тоже удивил, вручил ей футляр, в котором хранился обломок меча. Оказалось, еще до того, как стать научными светилами, мальчики как-то раз умудрились не разойтись на узкой дорожке и чуть не убили друг друга. С тех пор учитель хранил на память этот сломанный меч. Что осталось на память человеку, не уточнялось, но, если знать учителя, скорее всего, это жизнь и вторая половинка меча. В общем, тот еще дядечка.

Сборы и проводы вышли недолгими, чиновники из дома внешнего мира доложили об обстановке по маршруту их следования, прошел последний инструктаж у императора, получили кучу бумаг, кристаллы с записью иллюзий новых императорских родственников, и все. Куда дольше Дара прощалась с многочисленными родственниками, проходящими службу в крепости. Поцеловала в лоб маленькую Дару Айшу, которая теперь стала внучкой императора, учитель поцеловал ее. Мог бы, конечно, и по-настоящему, ну да ладно, верит в любовь, и гоблин с ним. Этот вопрос Дара решит по возвращении. Если оно будет, конечно.

За воротами крепости каждая звезда поехала своим маршрутом к назначенному порту. Оно и правильно, нечего пугать разумных. Засеки шпионы передвижение отряда из трех звезд, кой-кого из сильных мира сего мог и инфаркт хватить раньше времени. А это очень плохо, такие дела нельзя пускать на самотек, если разумный заслужил несчастный случай, то он должен произойти в точно рассчитанный момент – для получения максимальной выгоды. Дом внешнего мира за этим следил тщательно, никакой самодеятельности в таких вопросах не допускал.

Дороги во внутренних землях империи выше всяких похвал, ровные и безопасные, образно говоря, обнаженная девственница может путешествовать по ним с мешком золота. Пожалуй, ходить обнаженным, да еще нагруженным золотом, Дара никому не рекомендовала бы, хоть в империи, хоть за ее пределами. Но путешествовать в одиночестве и без оружия тут можно. Ближе к границе не стоит, а здесь – пожалуйста. Как бы ни относилась она к императору, надо признать, порядок он навел. Наиболее непримиримые из Великих Домов скоропостижно скончались, остальные впечатлились и пошли на компромисс. Теперь вместе со жречеством он уничтожил предпоследний оплот оставшейся вольницы. Красота. Надо прижать еще Великие Дома с их вольностями, и будет вообще хорошо.

Жрецов она не любила еще больше, чем императора, но все же те являлись реальным противовесом его власти. А что теперь? Реальных соперников внутри империи у него не осталось, два самых влиятельных Дома – его давние союзники. Собственно, все? Нет, не дождетесь, ну Дома будут еще несколько лет заняты дележкой оставшегося наследства. А дальше? Население империи за счет человеческой составляющей растет стремительно. Это же империя, тут ни детской смертности, ни серьезных бандитов, ни войн, ни эпидемий. Куда людей девать? Остается один выход – внешняя экспансия, в просторечии – война. И здесь долбаное жречество несло позитивную функцию, последовательно и категорически выступая против любой войны. Чего нельзя сказать о представителях Домов Теней и Закатного ветра. Учитель вообще на полном серьезе рассуждал о поголовном уничтожении орков с гоблинами. Кто бы спорил, существа они не самые приятные, но поголовное уничтожение, на ее взгляд, слишком радикальное решение. Не в том смысле, что ей жаль этих тварей, а в том, что их придется кому-то убивать. И эти кто-то будут такие, как она. А оно им надо? У нее вообще в планах стать матерью, а не героиней будущих войн.

Так, за четыре дня, особо не торопясь, доехали до пункта назначения. Город-порт Шарисс. По меркам их мира немаленький городок, административный центр провинции, тысяч тридцать населения, два ряда крепостных стен, цитадель, две школы магии, морская школа, порт, склады, верфь, представительство имперского банка с казначейством и прочее, прочее. По сравнению с городом из другого мира – захолустная деревня. И деревьев на улицах нет. В отличие от звездорожденных, Дара к растениям священного трепета не испытывала, но решение пришельцев озеленить улицы ей пришлось по нраву.

Ближе к центру города стало чуть интересней, начали попадаться следы боев. Капитан развернула коня и направилась посмотреть поближе. В храме Ужаса кто-то не согласился с нововведениями императора касательно религиозной жизни подданных. Результат предсказуемый, но, как говорится, имелся нюанс. На месте храма располагалась груда развалин. А в центре что? Никак воронка? Нечего сказать, молодцы ребята. Интересно, что здесь произошло, если разрушился алтарь? Большинство разумных искренне верит – разрушить алтарь невозможно. Большая ошибка. Естественно, не так много разумных, способных на такой трюк, и то после длительной осады, но это возможно. Вот она, например, может такое дело провернуть, а здесь кто нашелся столь прыткий? Как помнится, первый раз Дара под руководством учителя ломала орочий алтарь аж четыре дня. Это кто тут столь искусен, что на раз крушит алтари? Понятно, о таких знаниях не принято распространяться, но, живя в обществе, свой уровень владения силой скрыть весьма проблематично. А здесь явно поработал большой знаток теоретической магии и по уровню не меньше магистра.

Увидев подъезжающую кавалькаду, навстречу заспешил стражник из людей. Рассмотрев в них бойцов особой сотни под предводительством капитана, человек мгновенно сдулся, но потом собрался с духом и заступил им дорогу. Не нужно было быть магом разума, дабы заметить: человек отчаянно трусил. С другой стороны, молодец, служебные обязанности надо выполнять, хоть обмочись… чем он и пытался заняться. Точнее, выполнить первое и предотвратить второе. Доложил: осмотр руин исключительно с расстояния, экскурсия только по личному разрешению главы местного дома дознания. Главы так главы, все равно к нему надо заехать.

Местный дом дознания располагался в цитадели, попасть в которую оказалось не так просто. Нормальная новость, цитадель в городе уже давно не выполняла своего оборонительного значения, и туда перевели все государственные учреждения, а тут бах, и доступ к ним у горожан закрыт. Подданным империи должен быть обеспечен круглосуточный доступ в государственные учреждения, и точка, а закрытые ворота и активированная защита явно этому не способствуют. Как помнится, в Форшаре городская управа работала даже во время уличных боев. Городской глава, перед тем как погибнуть на баррикадах, успел найти и посадить в приемную пару клерков из числа людей, слишком старых, чтобы держать оружие. Какой умник здесь такое придумал? Да император ему за это задницу на уши натянет! Это если будет чего куда натягивать – три раза ха!

Увидев в бойнице левой воротной башни поворачивающийся раструб огнемета, Дара сдала коня назад – не хватало только начать боевые действия с городским гарнизоном! Жестом показала своим отойти подальше, нечего нервировать огнеметчика. Сама спешилась и, разведя в стороны руки, медленно пошла к воротам. Громко представилась и попросила дать ей возможность поговорить со старшим смены. Естественно, никто ей не ответил, но капитан не сомневалась, информация о ее прибытии уже пошла по инстанциям. Вскоре в воздухе перед ней повисла плохонькая иллюзия существа неопределенного пола, возраста и расы – классический трюк для затруднения работы вражеским разумникам. Нормально, что здесь вообще происходит? Цитадель в осаде?

– Госпожа, вход в цитадель закрыт до особого распоряжения, прошу вас покинуть предворотное пространство.

Иллюзия погасла. Предворотное пространство – это участок, который накрывается выстрелом из огнемета, примерно пятьдесят шагов, и капитан поспешила отойти на безопасное расстояние. Странное дело, победи здесь жрецы, сейчас жители строем шли бы на алтари, а в городе нормальная жизнь, даже следы недавних боев практически ликвидировали. Пока Дара со своими бойцами обсуждала происходящее, к ним подбежал человек из стражи и передал, что их уже ждут в доме городского головы, где на настоящий момент располагаются управа и все местные службы. Он готов показать дорогу. Вообще-то городской голова им нужен был постольку-поскольку, требовался простой имперский чиновник, ведающий административно-хозяйственными вопросами: отдать ему почту, и все. Стражник поспешил успокоить: дом дознания, точнее, его остатки, располагается там же. Собственно, он как раз действует по поручению главы дома.

Дом городского головы был построен по типовому проекту, разработанному для всех провинциальных городов – достаточно большой и комфортный для проживания чиновника с семьей и слугами, но никак не предназначенный для размещения в нем городских служб. Пришлось продираться через коридоры, забитые разумными разных рас. Дознаватели занимали три комнаты и чулан в дальнем крыле дома. Там их уже ждали, охранник перед дверью пропустил без вопросов и проверок. Не самая приятная новость: глава местных дознавателей оказался из Дома Тумана. Заместителем у него был вообще человек, видно, незаурядная личность, раз смог сдать экзамены на лейтенанта и занять такой пост. Кроме них в комнате присутствовала молодая стажерка, предпоследний курс факультета разума, на вид лет сорок, совсем девочка. Глава дома с заместителем повели себя нормально, обменялись легкими поклонами, проверили ее знак посла и медальон капитана. А стажерка повела себя, мягко говоря, странно, при виде Дары залилась румянцем, ее ментальная защита рухнула, и на капитана обрушилась целая буря эмоций: любовь, восхищение, трепетное обожание вперемешку с толикой вожделения. Странно, обычно разумные так реагировали на Шаен. Или новая верхушка Дома туманников решила убрать ее с помощью девочки с промытыми мозгами? Сейчас она источает любовь, а ночью горло перегрызет?

Все бойцы особой сотни, независимо от специализации в той или иной области магии, проходят подготовку по разуму, поэтому состояние девочки не осталось для них тайной. Как-то раз они сами проделывали такой трюк, и происходящее поняли совершенно правильно. За оружие не схватились, но быстро рассредоточились по комнате. Дара жестом показала им не дергаться – все равно улик против туманника нет, не тащить же его к камню дознания. Однако поставить в известность учителя необходимо. Кто-то промыл девочке мозги, и этот кто-то обязан за это ответить. После недавних событий на алтарь, конечно, не отправят, наверное, ограничатся тем, что посадят на кол. Ничего страшного, в качестве воспитательной меры тоже неплохо действует.

Со служебными делами разобрались быстро. В порту как раз находилось несколько кораблей, идущих до Тианы. А таким пассажирам они всегда рады, хлопот никаких, оплата нормальная, можно еще флажок дипломатической миссии вывесить, тогда таможня будет не так сильно придираться. Про возможную встречу с любителями легкой поживы даже упоминать не стоит. С происходящим в городе разобраться оказалось значительно сложнее. В доме дознания просто не понимали, что происходит. За полгода до того, как пришло время распечатать ларец с императорским указом, у темных жрецов началась странная возня. Двое вообще умерли во время жертвоприношения – дело в принципе житейское, хотя и весьма редкое, но темных это почему-то здорово испугало, и они, разослав гонцов во все концы, начали готовиться к войне. Но точно не к гражданской – стали скупать оружие и провиант, побежали договариваться с судовладельцами о рейсах к устью Желтой реки. Понятно, что озаботились последствиями Столкновения, но без конкретики. Пока дознаватели выясняли подробности, пришло время вскрывать ларец с посланием императора, в котором было прописано четко и ясно, что надо сделать с темными жрецами и их сторонниками.

Поначалу операция развивалась успешно, армия с дознавателями постоянно проводили совместные учения, путаницы не было, работали четко и быстро, тыловики не успевали паковать головы врагов империи. Споткнулись на храме бога ужаса, где натолкнулись на ожесточенное сопротивление, завязался настоящий бой. А вот что произошло дальше, осталось загадкой. Нет, не так: у темных почему-то разрушился алтарь, это понятно, непонятно, что послужило тому причиной. Алтарь, даже самый плохонький, тот еще артефакт, большинство разумных сами раньше концы отдадут, чем хотя бы чуть-чуть ему повредят, а уж тем более самопроизвольно алтари не разрушаются. А тут вдруг бах – и все. К тому моменту у армейцев общий маг получил ранение и был эвакуирован, маг дознавателей успел сказать «идиоты» и рассыпался в прах вместе с десятком штурмовиков. Маги смерти попытались общими усилиями блокировать выброс, в целом успешно. В живых осталось всего трое, и то, похоже, ненадолго. Сейчас лежали при смерти, ни один целитель в округе помочь им не мог. Подобная неприятность приключилась еще с несколькими бойцами, попавшими в зону действия выброса. В общем – все плохо.

Попросила показать дорогу до госпиталя заместителя главы Дома, который рассказал вторую часть истории. Местный начальник гарнизона был магом смерти и сейчас умирал в госпитале. Его заместитель после выброса повел себя очень странно – бросился бежать, забрав с собой все вспомогательные силы из людей и гномов, с которыми заперся в цитадели. Фактически сел в осаду. На контакт не идет, попытку открыть ворота пресек выстрелами из огнемета. Что с этим делать, пока никто не сказал, и по большому счету городскому начальству было не до того, просто оставили наблюдателей рядом с выходами из цитадели. Мобилизовали старшие курсы обеих магических школ и рассадили по ближайшим домам, типа перекрыли проходы.

– А вы сами что думаете? – поинтересовалась Дара.

– Думаю, он сошел с ума, – спокойно ответил человек, – в погибшей штурмовой группе находились его жена и сын.

– После разрушения алтаря он убивал?

– Да, до активации защиты цитадели он убил трех дроу, семь человек и двух гномов. Потом активировал защиту, и о происходящем там мы только догадываемся.

Капитан остановилась. Похоже, человек прав. Прекрасно началось путешествие!

– Сколько в цитадели подданных?

– Девять дроу, сто семьдесят человек, из них одиннадцать магов и два мага второй ступени. Кроме них – два десятка гномов и один звездорожденный.

– О дела, а этот как туда попал? – удивилась девушка.

– Если вы спрашиваете в глобальном плане, то как в слезливом романе. Любовный треугольник, дуэль со своим оппонентом из старшего Дома, а когда готовился нанести победный удар, его возлюбленная поняла, что из двух мальчиков ей нужен именно тот, который вот-вот может умереть, о чем немедленно сообщила. Тонкая натура звездорожденного не вынесла такого издевательства, и он покинул родной лес. Долго скитался по миру, а лет тридцать назад написал прошение императору, попросил разрешения принять подданство. Как положено, отслужил в армии, получил подданство и стал работать целителем в имперской клинике. Целитель он, кстати, очень хороший. Благодарные жители даже выделили ему участок за городом, под рощу. Посадил там свои деревца с кустиками, даже мэллорн где-то раздобыл, сейчас уже шесть локтей в высоту, правда, еще не цвел.

– Интересно вы здесь живете. И что собирались со всем этим делать?

– Со звездорожденным – ничего, – невесело усмехнулся лейтенант. – Со свихнувшимся магом – еще не решили. Наши наказующие погибли при штурме храма, у армейцев тоже большие потери, и нет возможности провести штурм, не разрушив половины города. Послали сообщение наверх с просьбой прислать звезду наказующих или особых. Собственно, мы думали, что вы как раз и приехали разбираться с проблемой.

– Хорошо, тогда вот вам еще одна проблема: вы, должно быть, в курсе непростых отношений между моей звездой и Домом Тумана?

– Да, скандал получился знатный. Но, думаю, ваши опасения в данном случае необоснованны. Многие в Доме Тумана считали подряд на ваши головы очень плохой идеей. Мой начальник как раз из их числа, он тогда так и сказал: «Она им устроит улицу Ткачей». – Человек усмехнулся: – Не знаю, правда, что это значит, но, судя по дальнейшим событиям, ничего хорошего. А девочка, что сегодня так бурно выражала свои чувства, его дочь, это совершенно точно, я знаю ее почти с рождения. Уж не думаете ли вы, что он может использовать в таком деле собственную дочь?

Интересная история, будь она лет на двести помоложе, может быть, и поверила бы. А сейчас… три раза ха! Не станет промывать мозги дочери, ага, в ее практике и не такое встречалось. И человек, похоже, тут замешан, что ж, очень зря он решил прервать свою блестящую карьеру. Однако самое интересное, как узнали об их маршруте? Занятные рассуждения пришлось отложить на неопределенное время, они наконец-то увидели последствия разрушения алтаря. Шер выругался, Нари удивленно выдохнула: «Как…» Шаен просто встала с открытым ртом.

У младших народов встречается такая болезнь, называется «перерождение». Из-за нарушений в работе головного мозга их тело начинает превращаться в нечто иное. Сначала аура становится несимметричной, а в теле появляются маленькие частички измененных тканей, совсем не беспокоящие разумного, хотя и воспринимающиеся организмом как чужеродные. Организм с переменным успехом с ними борется. Так может продолжаться несколько лет. Пока количество измененных тканей не достигнет определенного уровня, после чего измененные частички разносятся по организму потоком лимфы, образуя своеобразные щупальца. У разумного появляются хроническая усталость, раздражительность, меняется цвет кожи, снижается вес, аура окончательно теряет форму. На этой стадии процесс приобретает лавинообразный характер, тело превращается все быстрее и быстрее, в конце концов измененных тканей становится столько, что организм не справляется и погибает. Сейчас нечто подобное происходило с пострадавшими магами, только на энергетическом уровне. Их энергия постепенно преобразовывалась в энергию смерти. Целители пытались остановить процесс, тупо вливая в них энергию жизни, не помогало. Фактически маги медленно, но верно превращались в темные алтари, только энергия не передавалась божеству, а постепенно рассеивалась в пространстве.

– Никогда бы не поверила, – пробормотала Нари, – если бы сама не увидела. У них что, алтарь разрушился прямо во время ритуала?

– Я бы добавила, что в этот момент какой-то идиот захотел зачерпнуть из него энергии. По крайней мере, последняя реплика общего мага дознавателей это косвенно подтверждает.

– Как интересно, они что, вдохнули мельчайшие частички алтаря? – спросил Шер. – Можете их деактивировать?

– Не вопрос, они все-таки не настоящие алтари. Вот только один нюанс, ты видел воронку на месте алтаря ужаса? Здесь получится то же самое, только в меньшем масштабе, – огрызнулась магиня смерти. – Не знаю, может, поторговаться со жрецами, не всех же их перебили!

– А смысл? – не поняла капитан.

– А вдруг кто-то в курсе, что делать в таких случаях. Возможно, есть смысл, используя имеющуюся здесь энергию смерти, создать новый алтарь, который поглотит те частицы старого, что сейчас в жрецах, вместе с разрушающим их заклятием.

– Ничего подобного, смысл всех темных алтарей в гибели жертвы и передаче энергии божественной сущности. Может, твой метод и сработает, но все равно придется принести в жертву разумных – по количеству наших пациентов, – парировал Шер.

– Какие проблемы, – к разговору подключился Лайет. – Пленные жрецы прекрасно подойдут. Император всегда отличался практичностью, думаю, такой размен его устроит.

– Так, никого в жертву мы приносить не будем, нечего богов кормить, – одернула Дара своего заместителя, – мне нужно опросить свидетелей и посмотреть на остатки алтаря, большие куски должны быть еще активными. Шер и Шаен, на вас поиск народа с подходящей для наших пациентов кровью, и обоим готовиться к работе. Нари со мной, за куском алтаря, остальным искать всех возможных свидетелей, хватать под руки и вести к нашему разумнику. Лайет, на тебе их опрос. Выясни, что случилось во время и сразу после инцидента в храме.

Озадачив подчиненных, девушки отправились обратно к дознавателям, чтобы узнать, куда делись остатки алтаря. Оказалось, что согласно императорскому указу, все темные алтари изъяли и подготовили к отправке в столицу, для чего прибыл специальный отряд аж с целым майором во главе. Майор находился в соседнем крыле, у главы города, очень кстати, заодно отдаст ему императорское послание.

Если с передачей послания никаких проблем не возникло, то с майором все оказалось непросто. Незнакомый хлыщ из столичного гарнизона наотрез отказался допустить их до алтарей. Они все внесены в опись, упакованы, опечатаны, подготовлены к отправке, а ради ее магических изысканий он и пальцем не шевельнет. И откуда такие берутся? Вроде и регулярные кадровые чистки идут, и экзамены на чин, а все равно как-то пролезают наверх.

Ну, ничего, и на таких подданных найдется управа, прямо сейчас. Пришла пора использовать «высшую магию», Шаен Нори Элаен, дочь Дорниэля из Дома Летящих по ветру. Настоятельно порекомендовав главе города ознакомиться с императорскими указами немедленно, послала зов своему сержанту бросать все и бежать к ней. По пути кратко ввела ее в курс дела – надо разобраться с вопросом, но только без членовредительства. Шаен появилась очень вовремя, глава с майором как раз рассматривали иллюзию новоиспеченных родственниц императора.

Говорят, девушкам идет форма, очень может быть. Однако с Шаен другая история – что бы на ней ни было надето, все ей к лицу. В общем, на большинство мужчин она действует примерно как заклинание «фонтан» из арсенала магии воды. Это когда вареные мозги под давлением фонтанируют из ушей. Здесь, правда, без летального исхода, но в области мыслительной деятельности результат похож, самец уже ничего не соображает.

– Господа, – поклонилась мужчинам Шаен и переключилась на Дару: – Капитан, у нас все готово, крови пока не хватает, но добровольцы постоянно подходят, так что забираем алтарь и можем начинать лечение.

– Ваше высочество. – Мужики подскочили и склонились в ритуальном поклоне. – Ни одна иллюзия не в состоянии передать вашей красоты! – проблеял глава.

– Полно, господа. – Легкая улыбка, милое хлопанье ресницами. Глупо, но мужики окончательно повержены и растоптаны. И как у нее так получается? Не иначе, особый вид магии. – Я на службе и сейчас обычный сержант особой сотни в непосредственном подчинении у капитана Шериссаш.

– Дамы, не стоит терять время, жизнь императорских подданных в опасности, – нашелся майор, – позвольте, я покажу, где хранятся изъятые алтари.

Оба чиновника выразили горячее желание сдать кровь для раненых и даже приготовились загнать строем в госпиталь всю администрацию в полном составе. Всех не надо, младшие расы пусть работают, а вот у господина майора кровь подходящая, так что, пожалуйста, в госпиталь. И, если не трудно, выделите пару целителей или водников для приема крови, можно общего мага, короче, любого подходящего из тех, кто сейчас свободен. Чиновники рассыпались в заверениях, что ничего невозможного нет, вопрос решаемый. Очень жаль, с общим магом не получится, в наличии только один, и тот еще пару дней будет в нерабочем состоянии: сильно пострадал в последнем бою. А с водниками и целителями никаких вопросов, организуют прямо сейчас. «Точно магия! – усмехнулась про себя Дара. – Высшая».

Вообще тема взаимоотношения смертных с богами крайне деликатна. В повседневную жизнь они практически не вмешиваются, последнее зафиксированное их явление в мир датируется таким затертым годом, что вполне возможно, у разумных закралось подозрение в их наличии. Типа кучка прошаренных уродов нашла отличный способ зарабатывать деньги. Если бы не одно большое «но»! Вся эта тема по-настоящему работала. У каждого бога по-своему, иногда довольно странным образом. Если боги, принимающие в жертву разумных, одаривали своих последователей магической мощью, то остальные изгалялись, кто как может. Богиня любви в этом отношении шла впереди всего пантеона. Небожительница была оригинальна буквально во всем, начиная от создания своих алтарей и кончая собственным жречеством.

Доподлинно известно, что самым древним существом в известном мире является орочья жрица любви по имени Ирргых. Учитель специально исследовал данный вопрос, прожил в орочьем стойбище несколько месяцев. Жуть, как у учителя вообще на нее встал? Или, может, он в процессе проблевался? Да, чего не сделаешь ради науки! Изучил проблему, так сказать, методом глубокого погружения и оценил возраст орчанки примерно в районе трех тысяч лет.

По его словам выходило, что она уже не совсем орка, а нечто, по своим энергетическим характеристикам сильно смахивающее на алтарь, только живой. У всех орков мира Ирргых нечто вроде святой. Ни один из них не может стать правителем, если не является ее прямым потомком, и каждый взрослый орк должен раз в жизни совершить к ней паломничество. Богиня любви щедра к своим адептам, за верную службу дарует вечные здоровье, молодость и красоту. Правда, цена за такие дары не маленькая, у Ирргых не менее двадцати совокуплений с разумными ежесуточно. Фактически она круглые сутки с раздвинутыми ногами, при этом, как ни странно, жрица до сих пор в здравом уме.

Есть боги, которые одаривают своих последователей случайным образом. Нитро, богиня возмездия, как раз из таких. Несложный ритуал, и разумный получает награду – от выросшего зуба до обретения магических способностей – все зависит от того, как постарался, осуществляя свою месть. Очень удобная богиня: если темные боги требуют постоянного служения, то эта довольствуется разовыми акциями. Гулянка у соседа не давала тебе спать всю ночь, а ты взял и отравил его корову? Если правильно провел ритуал, то будет тебе маленький подарок. Ну а если ты этого соседа вместе с семьей выкрал и принес в жертву богине, то завтрашний день стопроцентно не увидишь: месть должна быть адекватна содеянному. У Нитро с этим строго. Нередко особо обидчивых разумных находили прямо у алтаря, особо здоровые умудрялись дойти до храмовых ворот. Смог ли кто-то из смертных избежать возмездия богини возмездия – ответ на данную тавтологию по понятным причинам неизвестен.

Существуют у богов и многочисленные слуги, не относящиеся ни к одному из видов разумных, так называемые демоны. Вот они весьма часто наведываются в мир, некоторые постоянно в нем проживают, в основном в храмах, где есть старые алтари, не важно, действующие или давно не использовавшиеся. Например, у той же Ирргых в услужении находятся несколько суккубов с инкубами. В столичном храме раньше жила пара демонов ужаса, пока тогдашний главный ужас не поссорился с папой теперешнего императора. Так сказать, заимели друг к другу глубокую личную неприязнь. Как маг прошлый император был не слишком силен, но тем, что у него имелось, пользовался с невероятным искусством, говорят, до сих пор непревзойденным. Ну и, конечно, был не дурак помахать острой железякой типа короткой глефы, но с широким лезвием. Так вот как-то утром он встал не с той ноги и понял, что главный ужас достал его окончательно. Обвешался накопителями, пошел в храм, перебил жрецов, после недельной осады разрушил алтарь, а чучела демонов до сих пор стоят в академии магии. Тот еще был мужчинка, на свою беду тогда он дело до конца не довел и вскоре погиб от рук темных фанатиков. Его сын папину ошибку не повторил, по отдельности ни с кем не ссорился, а перебил сразу всех.

Сами демоны тоже непросты, очень странные твари. Существа, без сомнения, живые, жрут, спят, отправляют естественные надобности, трахают всех подряд. Подыхают не только при отделении головы от туловища, но и от более легких повреждений, в целом убить их немногим трудней, чем опытного мага целителя. Еще демоны разумны – факт, не вызывающий никакого сомнения. Правда, разум у них несколько ограниченный, действуют шаблонно. И еще, самое интересное, у демонов нет искры Создателя, вообще. Как это возможно, никто до сих пор не нашел ответа. Искра есть у всех разумных, от мерзкого вонючего гоблина до королевы звездорожденных. Еще она есть в каждом живом существе, в самой мелкой букашке, в самом маленьком семечке, во всем живом, только не в демонах. Однако, при всем при том забеременеть от них возможно, потомство, правда, бесплодное, на вид совершенно ужасное и магией не владеет, в отличие от самих демонов. Да и у них самих с магией не все гладко, она словно искусственного происхождения, у каждого в теле несколько накопителей, по объему силы примерно как у гранд-магистра, вот из них они и черпают силы. Дорогая вещь, их, наверное, давно бы всех перебили, если бы имелось много умельцев, готовых выйти против этих созданий: двигаются твари со страшной скоростью, не каждый целитель так может. В целом с богами и их прислугой все очень непросто, с полпинка не решить. Как и их сегодняшнюю проблему.

Дара окутала комнату «пологом тишины», обвела взглядом свою звезду, мальчики и девочки сосредоточены, ждут ее команды.

– Итак, начнем с достаточно известного факта. В магическом плане любая часть алтаря обладает свойствами всего алтаря в соответствующей пропорции. Как предположил Шер, частички алтаря, скорее всего, попали им в легкие при взрыве, деактивировать не будем, слишком долго и опасно, выведем вместе с кровью на полученный кусок алтаря.

– Подожди, – вмешался Лайет, – как только мы соединим их с алтарем, этот кусок станет единым целым с частичками в их легких, и тогда им гарантирована смерть.

– Магически они и сейчас единое целое, просто из-за своего малого размера частички пыли не способны передать энергию божеству. Фактически… да, мы их убьем, но подчеркиваю, убьем их мы, а не алтарь. Мы его обманем, выпустим из них всю кровь с частичками алтаря. Маги действительно умрут. Крови нет, энергии нет, алтарь перейдет в ждущее состояние, и у нас появится несколько минут для возвращения пациентов к жизни. Нари, Шер, как вам план?

– Звучит разумно, – задумчиво пробормотала магиня смерти, – никогда, правда, о таком не слышала, если поделишься информацией по прецедентам, скажу точнее.

– Прости, я тоже о таком не слышала, у нас есть реальный шанс сказать новое слово в магии.

– Да, командир, я уже подзабыл, как с тобой весело, – усмехнулся Шер. – А ведь может сработать. Выкачаем отравленную кровь вместе с энергией, погасим мозговую активность и, если это обманет алтарь, попробуем вернуть их к жизни. Сможете обеспечить обогащенную кислородом кровь, дабы мозг не умер, а Деррик – помочь с выводом этой самой алтарной пыли? Наверняка не вся она в крови, часть осталась в легких, часть скопилась в тканях. – Маги утвердительно кивнули.

– А я что, снова не у дел? – пошутил Кериэль. – Прошлый раз, когда мы грохнули орочий алтарь, тоже без меня обошлись.

– Прости, в нашем мире вроде нет ни божества огня, ни огненных алтарей, – поддел товарища Деррик, – может, у иномирян найдутся.

Прекрасно, народ шутит, значит, к бою готов, все уверены в себе, а это уже половина победы.

– Отлично, – закончила короткое обсуждение Дара. – Лайет, готовься записывать все происходящее, как бы ни сложилось, будет ценный опыт. Нари, на тебе алтарь. Деррик, прошу аккуратней, не так, как ты вытаскивал из меня тот наконечник. Шаен и Сари, мы такого еще не делали, хорошо продумайте последовательность действий. Кериэль, на тебе контроль периметра, все любопытные идут лесом, особо настойчивые предварительно получают в рыло и отправляются в дом дознания. Если нам будет сопутствовать успех, выживших поместят под наблюдение в карантин. Шер, кто там самый плохой, человек? – Последовал утвердительный кивок. – Значит, с него и начинаем. И еще, работаем с кислородом, все, что может дать искру, за дверь.

У Дары тоже была своя, уже, можно сказать, традиционная задача – оградить всех от внимания божественной сущности. Как оно получится в их случае, еще непонятно, алтарь разрушен, и вдруг начал снова функционировать. Судя по задачам этих артефактов, такой вариант изначально предусматривался. Но это с точки зрения обитателей подлунного мира, а какова она, логика богов? Кто знает? Ну, скорее всего, они сейчас и узнают.

Подчиненные, как обычно, подсуетились, и к моменту, когда она закончила развертывание силовой конструкции, ждали команды начинать. По ее кивку приступили. Лайет повел запись иллюзии, забормотал положенные по протоколу фразы – кто, когда, где и чем занимается. Шер вскрыл человеку артерию. Темная, почти черная кровь слабой струей полилась на алтарь. Плохо, из артерии должна фонтаном бить, значит, человек жил исключительно за счет магии. Нари подняла вверх руку, ага, алтарь заработал, ну, это она и так чувствовала, ее больше интересовало, что произойдет, когда вместе с кровью тело человека покинут частички алтаря. Ага, первая есть, без каких-то дешевых эффектов она просто стала частью большого куска. Очень интересно, о такой полезной опции она не знала. После их посещений, как правило, ни грамотных специалистов, ни алтарей, которые можно восстановить, не остается. Хотя Дара обязана была догадаться, звезда теоретической магии, гоблин ее задери. Ведь пропускная способность алтаря прямо пропорциональна его размерам, маленькие алтари больше греют воздух, чем дают энергию своему хозяину, большой же алтарь сделать значительно сложнее, вот народ и изгаляется, как может. А богам очень нравится получать сразу много и без потерь на нагрев атмосферы, так что должны были подстраховаться. Что они и сделали, продуманные твари.

Наконец кровь с инородными телами покинула тело человека. Несколько томительных мгновений, показавшихся всем вечностью, – и Нари дала отмашку, алтарь отключился, посчитав человека мертвым. Шер воткнул капельницу прямо в сонную артерию, погнал обогащенную кислородом кровь сразу в мозг. Вроде сработало, Дара почувствовала, как угасшая искра Создателя вновь начинает разгораться.

Тоже один из фундаментальных вопросов науки, что есть эта искра Создателя? Какой бы изощренный ритуал ни проводили над разумным, никому и никогда не удалось ее отнять. Погасить – легче легкого. Взять себе – никак. Существовало мнение, что искра разумного, принесенного в жертву, трансформировалась в энергию, поглощаемую божеством. Однако это было просто мнение, что конкретно происходит на алтаре, никто толком не знал – божества умеют хранить свои секреты. Доподлинно известно только одно: именно искра трансформирует мировой эфир в энергию. Как, посредством чего, непонятно. Просто неоспоримый факт.

Между тем человек уже явно шел на поправку, но целитель не спешил его окончательно оживлять. Дождался, пока в него перелилось четыре меры крови, начал принудительную вентиляцию легких, попутно вливал в него энергию жизни. Залечил вскрытую артерию и поднял взгляд на Дару:

– По-моему, справились, пациент точно будет жить. Осталось запустить сердце и привести его в сознание.

– Не будем торопиться. – Капитан потеребила кончик косы. – Лайет, будь добр, загляни к нему в голову, в каком-то смысле парень умер на темном алтаре, мало ли.

Маг разума возился с человеком до неприличия долго. Очень странно, ее лейтенант отличный маг с огромным практическим опытом, какие трудности он встретил при потрошении сознания человеческого мага из провинциального гарнизона?

– Забавная история. – Лайет наконец оторвался от человека. – Я не нашел у него ни одной защиты, положенной по должности. Ничего, что он ставил себе сам. И, кстати, самое скверное, клятвы на крови у него нет, а вот все его воспоминания и знания с умениями при нем. Я потому столько и провозился – восстанавливал ему защитную структуру. Причем в его воспоминаниях все есть: как и когда защиту ставили, когда модернизировали, как клятву давал. Надо с его личным делом сравнить.

– Действительно, забавно. Вряд ли он что-то ставил себе сам, но рисковать не будем. Заблокируй ему сознание, и можно запускать сердце. Моя ошибка – надо было сразу проверить ему голову. Господа, у кого-нибудь есть идеи: как вышло, что у человека нет клятвы на крови?

– Этот человек не имеет ни к императорской армии, ни к дому дознания ни малейшего отношения, – высказался разумник, – воспоминания наведенные. Его внедрили не больше трех месяцев назад, больше продержаться физически невозможно, обязательно нарвешься на постороннюю проверку. Это, конечно, голая теория, мне надо более основательно в нем покопаться.

– А вам не кажется, что все намного проще? – подала голос Шаен. – Клятву на крови не обойти временной смертью и полной заменой крови, но никто и никогда не пытался сделать это с помощью темного алтаря. И вообще, надо было сначала с его делом ознакомиться.

– Знаете, а принцесса, похоже, права, – подключился Шер, – человек малость изменился за время нашего эксперимента. Да и умер он гораздо более качественно, чем при временной смерти. Нари, ты что скажешь?

– Если про более качественную смерть, без сомнения. Про личные дела – двумя руками за. Но сейчас-то чего спорить, следующий сеанс проведем исключительно после ознакомления с личным делом подопытного и детального обследования, тогда и появится предмет для разговора.

– Значит, сделаем так, – скомандовала Дара. – Шаен, тебе как автору идеи разобраться с наличием личных дел. Хотя десять к одному они остались в цитадели. Сари, отправь человека в карантин. Остальные – занимайтесь следующими пострадавшими.

Как ни странно, с одним делом им повезло, у мужика, не принадлежащего ни к одному из Домов, оказался достаточно сильный дар, подходящий для того, чтобы служить магом. Дело нашлось у него дома, в сейфе, правда, доставать его пришлось Даре – маг хорошо наворотил с защитой, и самостоятельно принцесса могла разве что уничтожить сейф вместе с содержимым. За ведением своего экземпляра личного дела их подопытный следил весьма тщательно, последняя запись датировалась прошлым месяцем. Шер и Лайет сразу бросились проверять, Дара не удержалась и лично просмотрела подопытного.

По энергетической картине сказать что-то конкретное уже было нельзя, слишком далеко зашло разрушительное воздействие алтаря, а по хозяйству разумника все находилось в норме. Две клятвы на крови, общеармейская и должностная, все, положенные по должности, защиты сознания и блоки. Превосходно, капитан скомандовала приступать к лечению. На этот раз процедура прошла еще проще и быстрее. И тем более шокирующим оказался конечный результат. Маг, естественно, выжил, но от клятв и заклинаний, наложенных на разум, полностью освободился. И энергетическая картина у него стала другой – больше характерной для мага разума, а не смерти. Аналогично все повторилось и с остальными. Разработанный ими метод лечения начисто стирал все искусственные образования в сознании пациента и здорово менял его энергетическую картину.

– Действительно, новое слово в магии, – прокомментировал Шер, запуская сердце последнего пациента, – я в красках представляю, сколько должностных лиц изойдет на мыло, когда станет известно, что клятва на крови вовсе не гарантирует лояльности разумного.

– Да ну, слишком сложно и непредсказуемо, – отмахнулся Деррик, – можно сказать, условия сложились исключительно случайным образом, и повторить их не удастся.

– А их и не надо повторять, их можно имитировать, – задумчиво пробормотала Шаен. – Командир, поправь меня, если начну нести ерунду. Что нам надо для снятия клятвы? Замена крови носителя и изменение его энергетики. С заменой крови проблем нет, изменить энергетику можно с помощью антимагического ошейника.

– Да ладно тебе, – вмешался Сари, – лучше подумайте о приятном, мы снова впереди планеты всей, и за такую работу нам упадет неслабо. Есть вероятность, что мы станем второй полностью офицерской звездой за всю историю сотни.

– Ну да, конечно, – буркнул Лайет, – напоминаю, несанкционированное снятие клятвы с подданного, находящегося на императорской службе, есть государственная измена, и серьезность нашего проступка определит суд. Могу утешить: явка с повинной вкупе с благими намерениями спасти жизнь подданным, пострадавшим при исполнении, пойдут как смягчающие обстоятельства.

А вот это уже серьезно, народ малость подрасслабился за годы гражданской жизни. А тут вдруг раз – и, несомненно, полезное для империи дело приведет тебя прямиком на эшафот. Теперь все выжидающе смотрели на Дару.

– Вы меня удивляете, с каких пор мы стали бояться эшафота? – усмехнулась капитан. – Если даже дойдет до суда, то наше дело попадет под статью «побочный эффект магического воздействия», а как мне помнится, среди судейских редко встретишь знатоков общей магии. Не берите дурного в голову, три минуты с рукой в булыжнике – и свободны. Однако у нас есть еще одна проблема – свихнувшийся маг в цитадели.

Соратники оживились. «Сумасшедший маг» – для звезды особой сотни звучит как заманчивое предложение, естественно, для остальных – очень плохо. Тема сумасшествия магов вопрос малоизученный, в основном разум машет ручкой на начальном этапе обучения магии. Слишком многое приходится запоминать, слишком много вещей и явлений приходится контролировать начинающему магу, у некоторых мозг не выдерживает нагрузки. В этом случае получается обычное сумасшествие, в смысле не слишком опасное для окружающих. И совсем другое дело, когда с резьбы срывается состоявшийся маг, прошедший соответствующую подготовку. Упаси темные боги оказаться у него на пути, что взбредет ему в голову, неизвестно, но, как правило, ничего хорошего. Зачастую разумному намного лучше оказаться на жертвенном алтаре, чем столкнуться с сумасшедшим магом. Всему причиной приобретенные вместо утерянного разума способности, почти как у мастера магии. Безумный маг творит заклинания практически мгновенно. Мастерство и безумие – две стороны одной монеты. Мастер магии полностью контролирует собственное сознание, у безумца оно по большому счету отсутствует. Мастерство – оно в голове, безумие там же.

В связи с чрезвычайной опасностью безумных магов для окружающих за их ликвидацию хорошо платят, а за взятых живьем – вознаграждение просто неприличное. У них было два задания по ликвидации безумцев, второй раз они умудрились взять свихнувшегося живьем. Теперь в глазах коллег явно читалось желание повторить успех, а заодно чуть подзаработать. Правда, в прошлом им противостояли представители золотой молодежи, разрушившие собственный разум с помощью наркотиков. Далеко не каждого, закончившего университет, можно назвать толковым магом, оба дела вышли не слишком трудными. Сейчас же им будет противостоять полноценный боевой маг, пусть не самой высокой квалификации и далеко не самый опытный, но, без сомнения, трудяга. В карьере мага последнее качество зачастую перевешивает наличие денег на университет и врожденные способности. Все просто, трудись как проклятый, и разовьются у тебя способности, а может, потом и деньги появятся.

Типичная история: провинциальный гарнизон, усердный служака из обедневшего младшего Дома пытается делать карьеру, встречает такую же женщину. Вместе стараются построить новую жизнь, и вроде все получается, супруги двигаются по карьерной лестнице, появляется долгожданный ребенок, но они всего лишь штатные маги тылового гарнизона, магические университеты для ребенка им не по карману. Но ничего, школа войны – вполне приличное заведение и неплохой старт, а главное, обучение в ней для их сына – за счет империи. Наверное, все шло неплохо до того злополучного дня, когда все, кого он действительно любил, рассыпались серым пеплом на ступенях храма бога ужаса. Без сомнения, печальная история, жаль, двум сотням подданных императора, запертым в цитадели, от этого не легче.

– Поправка, – возразила Шаен. – Проблема в местном дознавателе с его любвеобильной дочкой, а чокнутый маг – всего лишь работа.

Вот уж с чем с чем, а с этой мерзостью Даре совершенно не хотелось разбираться самостоятельно. Но красотка права, если лезть за магом в цитадель, без дознавателя не обойтись. Гарнизонный маг лежит в соседней палате с трубкой в глотке, ему еще несколько дней регенерировать. Да и потом, он же должен организовать им корабль на Восточный континент.

– Вообще-то прыткого капитана можно оставить на потом, – задумчиво проговорил Лайет. – В соседней комнате лежит начальник гарнизона, у которого сейчас голова – как открытая книга. План цитадели с оборонительными системами ему положено знать по должности.

– Так, а вот это уже самая настоящая уголовка, – возразила Дара, – после такого его голову вывернут наизнанку самые лучшие разумники, которые очень быстро поймут, кто туда заглядывал.

– Нет проблем, давай сами его спросим. Он вполне вменяемый муж, обрисуем ситуацию, думаю, не откажется помочь.

– Ты его знаешь? – удивилась девушка, на что лейтенант со стоном закатил глаза.

– Я, конечно, понимаю твою увлеченность магией, но твое нежелание вникать в дела наших Домов меня иногда просто пугает. Он внучатый племянник троюродного деда твоего отца, то есть тебе он приходится…

– Все, все. – Шериссаш подняла руки. – Поняла, была не права, давай его будить. Только сам с ним поговоришь, раз знаком.

На удивление, беседа прошла исключительно удачно. Естественно, нынешним раскладам очнувшийся маг не обрадовался. Жизнь ему спасли, это, конечно, хорошо, но есть жирный минус – он теперь подвергнется перекрестной проверке армейских разумников и специалистов из дома дознания, время до которой проведет с заблокированным сознанием, как растение, в довершение его заместитель, похоже, сошел с ума, от этого тоже мало радости. Но помочь начальник гарнизона согласился, предварительно выругавшись от души. Обрисовал подробный план цитадели, размещение вооружения, силовых конструкций, накопителей и энергопроводов. Словом, все, что нужно для проникновения и успешных действий внутри. Много рассказывал о своем заместителе, естественно, ничего хорошего. Магистр огня и воздуха, должность заработал исключительно своим горбом. Участвовал в ликвидации Форшарского прорыва, за что получил сержанта, при зачистке Зеленого архипелага командовал штурмовой группой, награжден императорским знаком отличия. В прошлом году прошел переподготовку в школе войны. Для бойцов особой сотни послужной список так себе, а для тылового гарнизона – солидно. Попробуй найди здесь магистра двух стихий. Такой, да на укрепленной позиции, даст бой – и мало никому не покажется.


Таврополь, Столкновение

Проблемы у Славки Мосина начались практически сразу после переноса, поначалу совершенно незначительные. Разведывательные группы противника пытались проверить пришельцев на прочность. Шлялись по окрестным джунглям и тавропольскому лесу, обстреливали позиции батальона из луков с арбалетами. В конце концов находили свою мину – ими связисты буквально засеяли все вокруг. В целом несерьезно. Однако это оказалось отвлекающим маневром. На пятый день твари продемонстрировали, что воевать они умеют. Организовали засаду на дороге в город. Классика – уронили деревья перед головной машиной, тем же макаром перекрыли отход. Все. Судя по отсутствию гильз, личный состав даже личным оружием воспользоваться не успел. На сервере потом выложили фотографии, и, похоже, без магии там не обошлось.

Славка организовал поиск, и его группа даже пристрелила десяток гоблинов и одного зеленого громилу, но и сами потеряли троих. Один схлопотал магическую стрелу, пробившую бронежилет. Два других – легкие ранения в места, не защищенные броней, по возвращении в расположение получили медицинскую помощь, а утром не проснулись. Как потом написали в отчете специалисты комитетчиков – неизвестный яд растительного происхождения.

С этого момента у связистов началась веселая жизнь. Постоянное давление тварей и днем и ночью. Хуже всего то, что маги противника научились проходить минное поле. Мины, срабатывающие от механического воздействия, тупо подрывали, а умные, с электронными мозгами, обходили стороной. Так они смогли вплотную подойти к периметру, где наткнулись на систему охраны. В мирное время – это просто куча датчиков, выведенных на пульт в караулке. В военное – совсем другая история. Данные поступают не только в караулку, но и на автоматические пулеметы, которые немедленно открывают огонь.

Тема хорошая, и одной из групп тварей она преподнесла неприятный сюрприз. Но система охраны изначально была предназначена для контроля за самыми опасными направлениями и на перекрытие всего периметра не рассчитана – пулеметов не напасешься. Очень быстро твари нашли мертвые зоны, не прикрытые ни минами, ни пулеметами, и прорвались на территорию. Мечи с магией против КПВТ и тридцатимиллиметровой скорострельной пушки оказались слабоваты, но батальон потерял еще двоих. Славка понял, что в покое его не оставят, а своими силами он войну в джунглях вести не в состоянии, и запросил поддержку у вышестоящего командования. Менг отрядил два взвода вэвэшников, которые быстро навели порядок, перестреляв около сотни всяко-разных тварей, но сами потеряли бронетранспортер и пять человек.

Пару дней все было тихо, но позавчера опять началось. Умер от сердечного приступа один из часовых. Молодой парень, который легко прошел призывную медкомиссию, да и последняя диспансеризация у него никаких проблем со здоровьем не выявила. Вчера вообще произошло что-то из ряда вон. У часового на том же маршруте поехала крыша. Парень с дикими криками принялся палить во всех подряд. Перед тем как его застрелили, успел ранить троих. Такие дела. Все плохо, и высокое начальство сейчас думает об эвакуации всего батальона в город.

– Слав, покажи на плане, где это произошло, – поинтересовался Берсенев.

– С точностью до метра не скажу, но вот где-то на этом участке маршрута. – Славка отметил карандашом область метров в сорок длиной.

– А сегодня патрулирование осуществляется?

– Нет конечно. Поставили видеокамеру. Вдруг там какая-то магическая пакость.

– А за забором – заминированный овраг?

– Совершенно верно, две МОН-100, у одной взрыватель подключен к датчику вибрации, у второй с датчиком движения. Кто сунется, превратится в фарш.

– Боюсь, ты еще мыслишь земными категориями. Гоблины значительно меньше людей.

– Ничего, датчики настроены на среднее животное, уже проверено, на гоблинов срабатывает.

– Верю, но есть один нюанс. Стандартный датчик движения нормально работает от батарейки метров на шестьдесят. Еще небось овраг зарос кустами, значит, зона уменьшается. Теперь вибродатчик, он не реагирует на одиночный удар, иначе срабатывал бы от любой упавшей ветки. Получается, у тварей есть возможность проскочить.

– Игорь, ты параноик, овраг всего восемьдесят метров длиной, перекрывается с запасом, никакие кусты не спасут. Как бы ни старался, одна из мин сработает, без вариантов.

– Вибродатчик не сработает, если тварь телепортируется.

– Да ну, на фиг.

– Ладно, пусть не телепортируется, но у них есть возможность преодолевать небольшие расстояния практически мгновенно. Пошли, на месте разберемся.

Точно, Мосин был совершенно прав, исключив этот участок из маршрута. Пятно метров сорок в диаметре накрыло неким заклинанием, визуально походившим на тончайшую паутинку из тумана. О как, только что появился еще один злободневный вопрос!

– Так, товарищи, неужели только я один вижу эту хрень? – Судя по недоуменным глазам спутников, так оно и было. Ладно, надо сосредоточиться на ощущениях… бинго! – Понятно, видимо, вопрос риторический. Слав, ты был абсолютно прав, у тебя на территории не просто какая-то магическая пакость, у тебя нарушение периметра. Тварь под землей сидит, раскинула сигналку и ждет. Попробуем взять живьем. Василич, страхуешь нас с винтовкой. Счастье, в дробовик резину, будешь глушить мага. Башня, молоток и наручники, как только Стрельченко оглушит тварь, ломаешь ей руки и надеваешь наручники. И еще, молодежь, смотрите, не окажитесь на линии огня у Большого. Слав, предупреди своих, сейчас мы чуток постреляем. Вот тебе видеокамера, будешь снимать наши поползновения на ниве охотников за тварями.

Откровенно говоря, они несколько дней обсуждали, как ловить тварей, но к общему знаменателю так и не пришли. С обычными все понятно, а что с магами делать? Сгенерили массу идей, вроде предусмотрели все что угодно, под это дело загрузились оружием и снаряжением по максимуму. Можно сказать, на все случаи жизни.

Для начала всем поменяли вооружение. Как ни хорош «калаш», но девятимиллиметровые пули «Вала» с «Винторезом» калечат много лучше. Старичок ПМ, аналогично, остался дома, каждый получил по сердюковскому пистолету и патроны с экспансивными пулями. Если что, его мощного патрона с разворачивающейся пулей хватит, чтобы остановить любого орка. Это все на крайний случай, на начальном этапе они попробуют воспользоваться резиновыми пулями. С орком экспериментировать не будут, против туши весом больше центнера пули не сработают, а гоблину, который весит, как мешок картошки, должно хватить за глаза. Для охоты на орков Андрюха умудрился выклянчить у коллег хитрое спецсредство, стреляющее прочной сетью. Используют для упаковки особо буйных граждан.

Практика показала, что для активации заклинаний магу необходимо совершать пассы руками или проговаривать текст вслух, значит, надо ему пасть заткнуть, а клешни поломать. Для первого – заглянули в ближайший магазин для взрослых, где взяли несколько кляпов. Или как они у любителей садомазо называются? Для второго – наручники и молотки. Была, конечно, идея сразу магам руки рубить, но решили без фанатизма, им твари все же живыми нужны. Ну и скотч, конечно, липкая лента – это наше все. Себе Игорь взял еще меч, на всякий случай, в храме он ему здорово помог бы. Увидев торчащую у него из-за плеча рукоять, Славка только покрутил пальцем у виска. Типа чем бы дитя ни тешилось.

Имелась у них еще и куча ошейников, которые по идее блокировали магические способности, но с ними все оказалось непросто. Например, ошейник, который они сняли с безногой эльфийки, имел хитрый механизм запуска, связанный с магией. В их руках работать отказывался. Ошейники, которые добыли десантники, оказались сломаны. Мужики особо не заморачивались для их снятия, просто отстреливали замок, безнадежно портя магический девайс. Устройства, снятые с магов на руднике, из тех, которые не полностью разрезали ауру, как они и предполагали, блокировали способности не полностью, соответственно им не подходили.

Ошейники, снятые с обычных людей, в основном выполняли сигнальную функцию и для магов не являлись проблемой. Поэтому из всего богатого выбора реально они могли использовать всего один, который Берсенев в первый день снял с девочки. Но и с ним была засада. В него интегрировали несколько заклинаний, позволяющих магу отслеживать состояние оборудования и пленного. Да, замок простенький, можно булавкой открыть. Но только попробуй. Магическое устройство немедленно пошлет сигнал магу-надсмотрщику, который незамедлительно устроит любознательному товарищу веселую жизнь. Понятное дело, пользоваться такой штукой никто из землян не умел, поэтому больше полагались на привычные средства.

Была еще одна интересная идея: накачивать магов транквилизаторами или наркотиками, благо последних после зачистки первых дней на складах скопилось больше сотни килограмм. Подумали, подумали и отказались. Кто может сказать, как на местных тварей будет действовать земная химия? Может, наоборот, вместо сладких грез подстегнет магические способности, и привет горе-экспериментаторам. Вот теперь у них в команде специалист появился, он и разберется с вопросом, им осталось подогнать ему подопытных.

– Так, все готовы. – Игорь, как рефери на ковре, поочередно указывал рукой на каждого, дожидаясь подтверждающего кивка. – Все готовы, Славка снимает – тогда поехали!

Новый мир подарил Берсеневу не только магию, но и новые физические возможности. Двадцать метров, отделяющих от спрятавшейся под землей твари, он промчался быстрее ветра, на последнем участке совершил гигантский прыжок и в точке приземления активировал удар «забиваем сваи». Гоблин, сидевший в засаде, ничего не успел понять, когда на него рухнул потолок его норы. Берсенев и сам в нее провалился, и хотя глубина оказалась всего пару метров, потерял равновесие и плюхнулся на пятую точку. Немного не то, чего он ожидал, думал, что завалит нору, вынудит гоблина выползти наружу, где они его и спеленают, а вот поди ж ты. Пока соображал, какие действия ему следует предпринять, земля ощутимо дрогнула, потом вспучилась, и тварь, забросав все вокруг комьями земли, вылетела из ямы, как пробка из бутылки с теплым шампанским.

Здесь Игорь не сплоховал, ослабленная «рука молот» сломала магу траекторию прыжка. Тут же хлопнул дробовик, и визг раненого совпал со звуком передернутого цевья. Медленно, быстро стрелять из помпы без практики не получится, а где бы он ее приобрел? Второй выстрел, снова визг твари. Отплевываясь от земли, Игорь наконец выполз из ямы. Как раз вовремя: увидел, как Токарев произвел добивание лежащего гоблина в лучших традициях армейской рукопашки. Это когда с разбега ногой по кумполу, да так, что шлем улетает к зрителям. Блин, как бы не сдох маг от такого удара.

Токарева по инерции унесло мимо цели, но Игорь уже был на месте, перевернул бесчувственную тушку гоблина мордой вниз, заломил руки и защелкнул на запястьях наручники. Подоспевший Токарев оттянул твари шею и, что называется, вбил кляп в пасть. Пока застегивал его на затылке, Берсенев успел украсить пленника магическим ошейником, мазнул по камешку в устройстве кровью гоблина из его разбитого носа. Все, аура разрезана в районе шеи, активировал.

– Товарищи, с почином. Оружие на предохранитель, камера стоп. Молодежь, вам избавить тварь от всего. Оружие и камешки – нам для изучения, тряпки – на помойку. А еще не забудьте ей пальцы на руках переломать. Вопросы? Вот и ладненько, приступайте.

– Охренеть, что это было? – поинтересовался подошедший Мосин.

– Это кто-то попал на магарыч, – усмехнулся Большаков, – товарищ майор, как насчет выделить спирта за пойманного диверсанта?

– Блин, Большой, я серьезно.

– Слав, дык и мы не шутим, – улыбнулся Берсенев, – а если совсем серьезно, то мы еще и сами не знаем. Появились какие-то способности, и мы их пытаемся использовать на практике. Ты лучше скажи, у тебя минное поле управляемое?

– Нет, конечно, кто бы мне его выделил, свой-чужой стоит.

– Вот и пошли кого-нибудь посмотреть. Предположительно вон там, – Игорь показал рукой направление, – вход в прорытый тварями туннель, и нам будет очень интересно узнать, как они его сделали – так, что датчики не сработали?

– Ничего себе, ты что, сквозь землю видишь?

– Слав, не тупи, это кратчайшее расстояние. Любой из нас так же копал бы.

Что ж, маг у них появился, осталось поймать пару обычных тварей для их вивисектора, и можно домой. После того как договорились с Мосиным о поддержке, выдвинулись на поиски. Начать решили с прочесывания местности за оврагом, авось смогут обнаружить след. Как бы не так. Конечно, какие-то следы твари, наверное, оставляли, но у них не хватило навыков их распознать. Большаков иногда выезжал на охоту, Берсенева чуть поднатаскали на курсах, вот и все. Их навыки против выросших в джунглях тварей явно не котировались. И беспилотник не поможет, жара за тридцатник, кроме нагретой листвы, он и не увидит ничего.

Раз знания с технологиями родного мира им помочь не могут, значит, придется пользоваться подарками нового мира. Логично предположили, что твари как существа разумные выберут место для лагеря не в тавропольском лесу, а в родных джунглях, что несколько сужало район поисков. Да и чего кривляться, по джунглям ходить намного приятней, чем по родному лесу, заросшему шиповником с боярышником и прочими колючками. Плюс немаловажный момент: после переноса все родники вокруг города пересохли, а диверсантам нужно что-то пить, и если их отряд в несколько десятков особей, то с собой воды не наносишься.

Реальность оказалась куда прозаичней. Бегать по джунглям в поисках спрятавшихся тварей им не пришлось, те сами их ждали. Два мага и двенадцать обычных тварей устроили засаду чуть ли не за батальонным КПП. Если бы не новые способности, влетели бы в нее как не фиг на фиг. Что ж, задача значительно упрощается, и гранатометы не придется расходовать, они им еще для городских боев понадобятся. Обошли тварей по широкой дуге, вышли им в тыл, встали двойками, распределили цели, а те ни сном ни духом. Ан нет, сглазил, один из магов что-то забеспокоился. Почувствовал внимание к своей персоне? Следом за первым заворочался и второй, точно обнаружили. Интересно, не он один может радаром работать, или кто-то из мужиков не выключил электронику?

По возвращении из разведки они первым делом проверили свои подозрения насчет магов и электроники. Заставили эльфийку угадывать на расстоянии, какое устройство работает, а какое нет. Мелкая ни разу не ошиблась, что уж говорить об опытных магах. И еще один странный момент: вроде света достаточно, а сияния вокруг магов он не видит, хотя чувства подсказывают, что это не рядовые бойцы. Пришлось ему указать Большакову на его первоочередную цель. Решив дальше не испытывать судьбу, капитан скомандовал огонь.

Маги, получив по пуле в голову, умерли первыми, по ним работали сам Игорь и Большаков как самые лучшие стрелки. Стрельченко и Токарев расстреливали простых стрелков. В спину, да еще когда противник не отстреливается – не война, а упражнения в тире. Минуты не прошло, а у них одиннадцать трупов противника и три раненых твари для опытов. Два гоблина и черный орк. С первыми проблем не возникло, быстро подготовили их к транспортировке, замотав скотчем. Орка пришлось вырубать несколько раз, долбая «рукой молотом». Капитан никак не мог правильно рассчитать силы, уж очень крепкая голова оказалась у твари. Теперь только вызвать связистов, чтобы помогли перенести трофеи.

– Товарищи, еще раз проверьте, не осталось ли у кого включенной электроники, это очень важно, – приказал Берсенев, когда они закончили с пленными и мародеркой. Впрочем, без особой надежды. Он еще на нефтебазе перед выходом всех проверил. Из электронных устройств имелись одни рации, которые перед выходом в джунгли он лично выключил каждому.

– Игорь, у тебя паранойя, – проворчал Большаков, выворачивая карманы, – сам ведь проверял экипировку перед выходом и рации лично выключал. Неужели ты думаешь, что один-единственный весь такой супер-пупер? Твари тут уже тысячи лет живут, магию изучают, и вдруг ты нарисовался, весь такой умный и всех в позу бобра.

– Не ворчи, – фыркнул в ответ Берсенев, осматривая собственное снаряжение, – могут же у меня быть эротические фантазии. Откровенно говоря, десять минут назад я думал, что у меня конкретная вундервафля. Ведь засек их намного раньше, а смогли обойти и все такое. Но, видимо, у них тоже похожая способность имеется, у моей, наверное, дальность действия чуть выше.

– Если имеется зависимость между яркостью ауры и величиной магических способностей, то очень может быть. Ни из местных, ни из наших никто ярче тебя не светится. Может, ты и прав со своим предположением относительно преимущества в дальности обнаружения.

– Может быть. Вот и еще один вопрос для изучения появился. Кстати, надо нашего вивисектора озадачить вопросом, почему глаза у всех одинаковые, а одни видят всякое, а другие нет. Стоп! Внезапно мне пришла в голову гениальная идея.

– Ешкин кот, если ты говоришь эту фразу, значит, снова придумал что-то самоубийственное, и добром это не кончится.

– Да ладно тебе, в последний раз все обошлось, все живы и даже вражий танк спалили.

– Ага, только у меня после этого вся башка седая, а тебе, как помнится, грудь разорвало. Кровищи с тебя тогда натекло… и как раз напротив сердца, думали, все, отбегался взводный.

– А, фигня, зато девкам нравится, и вместо розовых соплей в койке могу рассказать душещипательную историю про войнушку.

– Детей тебе пора завести, чтобы меньше дурных идей генерить. Давай уже, озвучь. Может, нам пора за броней бежать, поддержку с воздуха вызывать и последний раз завещание переписывать?

– Нет, на этот раз мне надо проверить одну теорию, и в таком деле вы мне только помешаете.

– И?

– Тут вот что… все, что я умею сейчас, я умел и дома, только оно там по-другому работало. Ну, то есть почти не работало, но не важно, ибо сути происходящего я все равно не понимаю. Словно дрессированный медведь, езжу на мотоцикле, а сам без малейшего понятия. Но была одна тема, о которой я точно знал, как она работает, и еще одна, о работе которой мне долбили голову шесть лет. Хочу сейчас ее протестировать.

– Как понимаю, первое, это то, что ты сделал с алтарем? – Игорь кивнул. – А второе?

– Дзен. Видишь ли, в чем штука, учитель говорил нам, что это состояние единения с миром. На Земле для большей части товарищей – чисто эзотерическая хрень, но здесь… Вот смотри, уже четко понятно, здесь существует некое поле, плотность которого дома была столь мала, что за столько лет развития научной мысли никто на него внимания не обратил. Каждое живое существо по отношению к данному полю – как источник излучения. По моим ощущениям это четко определяется, чем ярче у разумного аура, тем с большего расстояния я могу его почувствовать. Прямая аналогия с земными радиостанциями: чем большую мощность они качают в эфир, тем дальше прием. – Увидев, какую кислую физиономию скривил Василич, капитан поинтересовался: – Ты уже догадался, к чему я веду?

– Ну, у тебя всегда была какая-то извращенная, но все же логика. Ты, наверное, пытаешься донести до меня мысль, что со своим измененным сознанием ты прекратишь излучать и превратишься в приемную антенну? Для местных магов станешь чем-то типа стелса, а сам будешь их засекать еще на дальних подступах. И если мы захотим составить тебе компанию, то из боевых товарищей превратимся в демаскирующие признаки.

– Совершенно верно. Только я хотел сказать красивей и восточную легенду изложить.

– А если без шуточек?

– Да какие шуточки, сейчас пойду и протестирую. Как классик марксизма-ленинизма отмечал, практика – критерий истины. Узнаю, верна ли моя теория, и связисты получат передышку. Однако, пожалуй, мне не мешает заменить оружие, девять на тридцать девять у нас не так много.

– Тебе точно надо на собственной шкуре и в боевых условиях все проверять?

– Так, парни, нашли у себя работающую электронику? – поинтересовался Игорь у курсантов. Естественно, нет. – Вот видишь, у них нет, у меня нет и у тебя нет. Значит, неподтвержденной осталась одна моя теория.

На перевооружение много времени не потребовалось, взял ременную у Славки, а «калаш» у Игоря был свой, прихватил на всякий случай. Проинструктировал мужиков, договорился со Славкой о поддержке. Вышел за ворота, все, можно начинать эксперимент. Небо и осенние горы отражаются в зеркале Рицы, ветер несет опавшие листья… Дзен!

Вторая группа тварей оказалась совсем недалеко, сидела в засаде с другой стороны дороги, уже не в джунглях, а в тавропольском лесу. Аналогично – два мага и двенадцать простых тварей. Стандартная тактическая единица гоблинского войска? Не суть, суть в том, что совсем твари охамели, мало их десант перестрелял. И, кстати, о магии. По первым ощущениям его предположение подтверждается, до тварей метров триста, а он их уже засек. Повторил предыдущий маневр, только выйдя не в тыл засаде, а во фланг. В родном лесу, богатом на подлесок, удалось приблизиться к магу метров на пятнадцать, уже ощутимо чувствовалась вонь твари. Для современного стрелкового боя – подошел практически вплотную.

Продолжая эксперимент, Игорь включил прицел, тварь – ноль эмоций. А если электронику от латника? Ага, забеспокоилась, ну тогда до свидания. Двумя пулями вышиб магу мозги и тут же перенес огонь на следующего гоблина. Жаль, второго мага сразу не достать, родной лес – это не джунгли какие-то, тут далеко не постреляешь. Капитан успел застрелить четверых, прежде чем твари опомнились и попытались организовать отпор. Именно попытались, арбалеты против автомата, это даже не смешно. Маг собрался приложить его какой-то магической пакостью, но пока он плел вокруг себя конструкцию из туманных нитей, успел попасть на прицел и забрызгал мозгами ближайший вяз. Если бы сразу бросились бежать, может, кому-то и повезло бы.

Связался с Мосиным, доложил об уничтожении очередной группы, попросил выслать трофейную команду, снарядил расстрелянные магазины и продолжил поиск. Его интересовали ушлые ребята, прорывшие подземный ход на территорию батальона. Судя по всему, с точки зрения военного искусства маг в этом мире исполняет роль тяжелой бронетехники, действует всегда с поддержкой пехоты, значит, и у него она должна быть. Тем более что двух землян на их совести просто так оставлять нельзя.

Поиск затянулся на несколько часов. Берсенев уже успел прочесать солидный кусок джунглей, два раза потерять концентрацию, перейдя в обычное состояние, потом наконец засек на границе восприятия слабое возмущение в пространстве. Вражеская магия? Ну или что-то похожее, с такими вопросами ему еще работать и работать. Выдвинулся в этом направлении и вскоре почувствовал наличие впереди тварей. Целый отряд в шестьдесят особей, из них десять магов. Среди магов две весьма любопытные особи. В чем разница по сравнению с остальными, Игорь затруднялся сформулировать, другие, и все тут. Одна из тварей, так вообще что-то с чем-то, надо ее обязательно вживую посмотреть. Все эти остроухие красотки, кроме оригинальной внешности, ничем не примечательны. Мелкие вонючки, ну противные, и все. А вот эта тварь, она принципиально другая.

А вот магия, которая привлекла его внимание, оказалась уже знакомой. В стволе дерева вырезали полость, в которую вставили местный магический аккумулятор, туманные нити из него перекрыли проходящую рядом тропинку. Магическая мина, в бою за храм Берсенев сталкивался с подобной. Если он правильно понимает принцип действия, достаточно просто не дотрагиваться ни до нитей, ни до самого камешка. Обошел стороной, нормально, никаких изменений в ее состоянии не почувствовал. Понятно, по большому счету перед ним была обычная растяжка, только магическая. При нормальном освещении ничего страшного, не щелкай клювом и не попадешься… сглазил!

Сделав следующий шаг, капитан поставил левую ногу на замаскированную ямку с заостренным колышком внутри. Провалился, наткнулся, упал. Со ступней все нормально, в подошве ботинка титановые вставки, можно по любому полю боя пробежаться без последствий, только на противопехотную мину не наступай. А вот с коленом беда, по ощущениям связки-то он надорвал. Передвигаться можно, но очень осторожно, о каком-то маневре речь не идет, доковылять бы до своих. Надо же, он весь такой крутой техно-магический вояка и попался в ловушку времен каменного века. Интересно, а если он для лечения использует свои новые способности, твари засекут или нет? От дерьмо, опять концентрацию потерял.

Так, спокойно, попадал в ситуации и хуже. Вдох-выдох, еще раз. Сосредоточился, вызывая в сознании картину ранней осени на горном озере и вновь проваливаясь в дзен. Что ж, хоть одна хорошая новость, его предположения насчет измененного сознания и возбуждений, возникающих в пока не найденном ими поле, полностью подтвердились. В обычном состоянии маг весьма сильно излучает. До вражеского лагеря еще метров двести, а судя по суете, его уже засекли. Правда, атаковать вроде не собираются, пока.

Наоборот, отступают, а ему навстречу выдвинулась тварь, на которую он сам очень хотел посмотреть. Двигается, не торопясь, если он сейчас похромает в сторону батальона, есть шанс вылечиться на ходу. Если, конечно, странное существо не ускорится. На самом деле зря. Как только он приступил к собственному исцелению, понял, что ошибся. Тварь ускорилась, поменяла направление и двигалась теперь точно на него. Протупил, мог бы чуть подождать и расстрелять ее из засады, а теперь придется драться.

Он почти успел, нога все еще болела, но уже мог использовать автомат по прямому назначению, а не в качестве костыля. По ощущениям метров семьдесят, скоро сможет нанести магический удар. Его сейчас прикрывает толстенное дерево… прикрывает? Помнится, в храме прикрывала каменная стена, из которой потом полезли шипы. Ничего, в бою шансов больше у того, кто первым ударит. Сейчас будет сюрприз. Игорь включил электронику.

Вскидывая автомат, капитан выглянул из-за ствола, поймал голову твари в перекрестье коллиматора и мягко выжал спуск. Две пули ушли точно в голову и, выбив искры, срикошетили от шлема. Вот это новость, чего-чего, а подобного точно не ожидал. Кажется, на этот раз он здорово влип. Пора вызывать подкрепление.


Империя, полгода после Столкновения

Примерно через пару часов обсуждения ситуации с оставшимися на свободе офицерами гарнизона у них сложилось нечто, похожее на настоящий план. В общих чертах – они проникают в цитадель, скручивают мага, открывают ворота, армия заходит внутрь и раздает всем сестрам по серьгам. Дальше начинались тонкости. Так как цитадель уже давно не выполняла своих оборонительных функций, в ней была сделана полноценная самотечная канализация, не такая, как в городе, но ловкому небрезгливому разумному с крепкой психикой пролезть можно. Описанная комендантом защита не представляла для опытного общего мага особой сложности, кроме того, что Даре придется ползти первой. Еще одна сложность заключалась в отсутствии там достаточного количества пригодного для дыхания воздуха. Придется работать очень быстро и без оружия, случайная искра – и здравствуйте, неприятности! Убить, конечно, не убьет, но про внезапность можно забыть.

В их снаряжении имелись специальные костюмы из шкуры каменного василиска для действий под водой и в агрессивной среде. Отличная одежка, жаль, из нее форму не шьют, слишком дорого, а для канализации самое оно. Привязала к ноге веревку, за которую ее в случае чего вытащат или передадут оружие, натянула на лицо защитную маску, провентилировала легкие, вдохнула обогащенную кислородом воздушную смесь, любезно сотворенную для нее магом воздуха, и нырнула в узкий тоннель.

То, что их план в очередной раз не выдержал столкновения с реальностью, она поняла, преодолев первые десять локтей своего пути. Маг земли, строивший коллектор, явно не утруждал себя тщательностью отделки, пару раз она чуть не застряла, а мальчики точно не пролезут. Естественно, можно расширить проход с помощью магии, но такую магию засечет самый последний олух с минимальными способностями. И на выходе из канализации их будет ждать свихнувшийся маг с подконтрольным гарнизоном.

Капитан уже начала ощущать нехватку воздуха, когда наконец почувствовала, что приближается к конечной точке маршрута. Защита примитивная, но весьма действенная. Обычная железная решетка, один из прутьев которой соединен энергопроводами с кристаллом-накопителем в помещении стражи. Расход энергии в кристалле всегда одинаков, как только он меняется, срабатывает следящее заклинание. Проще простого: энергопроводы вмонтированы в несущие конструкции здания, в повседневной жизни с ними ничего не случится, соединение может разрушиться только в том месте, где оно проходит через решетку. Поток энергии в металле способно почувствовать большинство разумных даже со слабыми способностями, а дальше? Дальше тупик. Сделать что-то с куском металла, не нарушив его пропускную способность, дело непростое: как только начинаешь воздействовать на него собственной силой, все – характеристики поплыли, и в караулке стража хватает алебарды. Здесь как раз и появляется работа для общих магов с высокой квалификацией, которые на ведении войны вовсе не специализируются. По большому счету, кроме имперских вооруженных сил, общие боевые маги есть только в Тиане и Светлом лесу. Накладно, конечно, но оно того стоит, например, в таких ситуациях, как сейчас.

Дара вплотную приблизилась к решетке. Появилась возможность дышать, коей она не преминула воспользоваться. Как оказалось, напрасно, могла бы еще потерпеть. В нос шибанула такая вонь, что потекли слезы из глаз. В довершение всего кто-то в недрах старой цитадели именно в этот момент решил воспользоваться благами цивилизации и выбрал для этого систему канализации. Да, план у них недоработанный, мягко говоря. А ведь отец предлагал завязывать с военной службой после обязательной выслуги, сидела бы сейчас на берегу океана, любовалась звездным небом. Но нет, послушалась учителя: «Без военной службы настоящим магом не стать. Все выдающиеся маги служили», – и прочее. Кто бы спорил, первый настоящий бой здорово прочистил мозги, вот только легче не стало. И сейчас женщина из Великого Дома ползает по дерьму в городской канализации. Голову посетила мысль, от которой стало чуть веселей. Женщина из Великого Дома в канализации – это, конечно, плохо, но ведь следом за ней поползет императорская дочь, три раза ха!

Закончив себя жалеть, капитан сосредоточилась на предстоящей работе. Ей без преувеличения предстояла ювелирная операция – она должна была создать новый энергопровод, который не будет закрывать проход, сохраняя все параметры штатного, и при этом умудриться не поднять тревогу. Не то чтобы самое сложное занятие, скорее, кропотливое и нудное. Новый энергопровод нужно формировать в толще камня, у которого плотность по всему объему отнюдь не одинакова. Естественно, создать идентичный энергопровод не получится, потери энергии при прохождении через камень совсем другие, и ей поначалу придется компенсировать повышенный расход собственной энергией, а потом подключить к системе маленький накопитель. Все это нужно делать очень медленно, иначе окружающий энергетический фон изменится, пропускная способность энергопровода поплывет, в караулке поднимется тревога, и к ней в гости прибежит народ с алебардами.

Так, энергопровод есть, быстрое переключение. Система даже не зафиксирует этот скачок параметров, здесь настройка погрубей, иначе будет срабатывать на любую живность в канализации, а это никому даром не нужно. Запитать его от накопителя и отрегулировать подачу энергии – дело пяти минут, и в качестве преграды остается одна решетка. Толика магии – и ждать, пока один конец вмурованного в стену прута не истончится до состояния, когда можно будет сломать его руками. Повторить три раза, и путь открыт. Словно намекая на то, что расслабляться не стоит, кто-то вновь воспользовался канализацией.

Шериссаш осторожно попробовала связаться «зовом» со своим лейтенантом, получилось. Обрисовала ему ситуацию и изменившиеся планы: сегодня на острие атаки девочки, мальчикам надо самостоятельно проникнуть в цитадель, как только они поднимут шум. Действовать решительно, но аккуратно, разумные в крепости просто выполняют приказ старшего начальника, иногда безумного мага и разумник не определит, что спрашивать с обычных солдат. Посему жертвы среди них нежелательны, ради этого разрешила не жалеть саму цитадель. Император очень не любит, когда гибнут его подданные, а к разрушению зданий и сооружений относится гораздо спокойнее. По-хорошему, для мальчиков там вообще соперников нет, ну, может, найдется несколько толковых мечников, но без магической поддержки у них шансов не имеется.

Лайет сообщил, что тюк с оружием для нее и девочек готов, можно тащить. Начала потихоньку, чтобы, упаси боги, не застрял в узких местах, но нет, справилась нормально. Практически сразу за тюком в коллектор проскользнула принцесса.

– Знаешь, что перед отъездом мне сказала дочь? – прошипела она. – Когда выучится, запишется в особую сотню, как мама и тетя Дара.

– Как удачно, – усмехнулась капитан, – теперь тебе есть чем дополнить рассказ о трудовых буднях. Вроде такое приключение у нас впервые.

– Нет, была еще гавань в Нариде, куда сливалась вся городская канализация, – возразила Шаен, поспешно обвешиваясь снаряжением. – По-моему, там воняло еще сильнее, и дерьма было на несколько порядков больше.

Обе девушки успели полностью экипироваться, когда к ним присоединилась магиня смерти.

– Застряла, еле протиснулась, – ответила она, поймав вопросительный взгляд подруги.

Подождав, пока Нари экипируется, капитан повела свою команду вперед. По словам коменданта, коллектор раньше являлся частью подземных сооружений цитадели. После того как в ней обосновались городская управа и имперские чиновники, нижний уровень подвалов решили переделать под канализацию. Из столицы пригласили артель гномов с магами земли, и команда за пару недель сделала им удобства, как в лучших домах. Дабы не осквернять тонкий нюх государственных служащих, все входы в канализацию замуровали, оставив на всякий случай один, в самом дальнем углу цитадели рядом с тюрьмой. К нему и направились. Защита там стояла еще более простая, на открытие двери. Открываешь дверь, энергопровод разрывается, подача энергии прекращается, дальше все идет по известному сценарию – тревога и злые парни с алебардами. Двух последних пунктов легко избежать, главное не прерывать подачу энергии. Это просто – на время открытия двери она создаст временный канал, потом дверь закроют, и никто ничего не узнает.

Реальность, как обычно, преподнесла им небольшой сюрприз: комендант не знал тонкостей. Дверь снаружи запиралась на засов, который в свою очередь фиксировался висячим замком, и энергоканал проходил как раз через этот долбаный засов. И петли срезать не поможет – дверь все равно не откроется, засов фиксируется на стене. Нормально вскрывать очень долго, придется аккуратно выломать с помощью магии часть двери. Коллектор, дерево сырое, нужно проморозить его хорошенько, потом просто отбить, заклинание не слишком энергозатратное, не должны засечь. Принцессе доверять такую работу нельзя, хоть она и специалист по воде, у нее плетение заклятий похоже на работу парового молота, переполошит весь замок. Дара вплела заклинание прямо в структуру дерева, активировала. Нормально, работа пошла, теперь придется потихоньку добавлять энергии. Вроде нормально промерзло, удар ногой, отлично. Лучше, чем рассчитывала, замороженный участок взял и рассыпался, путь свободен.

Покинув коллектор, они оказались на минус втором этаже, в настоящее время практически заброшенном за ненадобностью. Архивы и склады на минус первом, а здесь только тюрьма. Да и та – одно название, так, несколько камер, в которых народ дожидается или суда, или исполнения приговора. С узилищами покончил еще папа нынешнего императора – разносторонняя личность, не только демонов убивал. Одно из проявлений таланта – провел реформу судебной системы и уголовного права. Разумно посчитал, что слишком дорого обходится налогоплательщикам из честных подданных содержание тюрем, взял и упразднил их. По его решению в империи осталось всего пять видов наказаний: каторга, штраф, жертвенный алтарь, кол и порка. Так что так называемая тюрьма в соседнем коридоре представляла собой несколько пустых камер без охраны, только под сигнализацией.

Однако и здесь их ждала неприятность: на пересечении коридоров наблюдалось настоящее столпотворение. Отряд стражи в количестве пяти человек, один из которых был магом, и одного гнома. Прямо на перекрестке стояли стол и несколько лавок, на которых расположилась стража. Очень интересно, комендант уверял, что заключенных нет, значит, его свихнувшийся зам не только убивает всех направо и налево, но и тюрьму заполняет. Хотя в своем безумии он отнюдь не оригинален: во время уличных боев в Форшаре глава Дома Ночной лилии, командовавший обороной города, не выдержал нагрузки и тихо двинулся. Поначалу никто этого не понял, стали что-то подозревать, когда половина Дома оказалась в застенках, а некоторые вообще на кладбище. Местные дознаватели осторожно поинтересовались, а что, собственно, происходит в уважаемом всеми Доме? Как оказалось, напрасно. При виде серой формы имперских дознавателей глава окончательно сошел с резьбы и устроил в городе настоящую бойню, успел отправить в мир иной две сотни разумных, прежде чем звезда наказующих не размазала его самого по мостовой.

Подобравшись поближе, Дара услышала разговор стражников: обсасывалось текущее положение дел, что неудивительно. Оказывается, оставшихся в живых эльфов поместили в тюрьму, помощник коменданта вдруг получил невероятные способности в магии и сейчас готовился к войне. А что делать им, простым служакам? Почему цитадель не штурмуют, почему их не спасают? А может, за стенами никто ничего не знает? Маг как мог успокаивал своих сослуживцев, но, похоже, сам до жути боялся происходящего. В принципе правильно делал, оказаться рядом со свихнувшимся магистром, специализирующимся на боевой магии, – повод для страха более чем достаточный.

Раз в тюрьме содержатся эльфы, значит, по инструкции у охраны имеется сигнальный амулет. Как только поблизости начинаются возмущения в энергетическом поле, он поднимает на уши всю охрану. Поэтому нужно обойтись без магии. Капитан жестами сделала целеуказание – шесть целей, по две на каждую, не убивать, не калечить, магией не пользоваться. Вперед! Тусклый светильник охранников освещал пространство исключительно вокруг стола, что позволило им подобраться на пять шагов. У младших рас реакция куда хуже, с такого расстояния на их бросок успел отреагировать один маг. Понятно, что сплести он ничего не успел, только подскочил и схватился за меч, но острие меча в руке Дары уже прикоснулось к его шее.

Человеческий маг ситуацию понял правильно и был несказанно рад такому повороту дел. По его словам, события того злополучного дня развивались следующим образом. Когда в храме рванул алтарь, внешнее сопротивление уже было подавлено, и штурмовая группа готовилась ворваться в здание. Она мгновенно погибла на месте, сразу вся, потом погибли все маги, прикрывавшие атаку, среди которых находился начальник гарнизона. Его зам, хоть и не попал непосредственно под удар, почему-то потерял сознание, и командование принял третий помощник гарнизонного мага. Очнулся, когда все уже было закончено, трупы убраны, пострадавшие эвакуированы, целитель проверил его состояние – оказался здоров и принял командование. Вначале ничего подозрительного не происходило, может, только слишком поспешно вывели гарнизон из города в цитадель. Что что-то пошло не так, народ догадался, когда зам приказал закрыть ворота и объявил осадное положение. Третий помощник с группой магов обратились к нему за разъяснениями, в ходе которых он начал нести ахинею про жрецов, захвативших город, отдал приказ уничтожить всех арестованных представителей закатников с полночниками и представителей связанных с ними Домов. Вот это очень странно, в императорском приказе было четко сказано: в расход пустить исключительно верхушку жрецов и оказывающих сопротивление, остальных отправить в столичный дом дознания.

Дальнейшего человек не видел, все офицеры гарнизона вошли в приемную управы, после чего случилось сильное возмущение в энергетическом поле с мощным выбросом энергии смерти. Больше сомневающихся не нашлось. В цитадели было объявлено осадное положение, защита с вооружением приведены в готовность, амулеты воинов перенастроены, големы, хранящиеся в арсенале, расконсервированы. По причине отсутствия магов смерти вся нежить на складах осталась нетронутой. Хоть одна хорошая новость.

Арестованные уничтожены, а освободившиеся места заняли служащие управы и государственной клиники как пособники темного жречества. Свихнувшийся маг постоянно пребывает в зале управления, самостоятельно контролируя всю магию. Уцелевший народ в ужасе, ибо не знает, что делать: бежать не получится, не выполнять его приказы нельзя, выполнять их преступление, а выйти против него – заведомо самоубийство.

Капитан задумалась. По привычке, полученной за годы учебы, хотела занять руки и потеребить кончик косы – не вышло, тело и голова были надежно спрятаны под защитным костюмом. Свихнувшийся маг в зале управления, это хорошо. Сам зал находится на верхнем этаже главной башни, контроль обстановки осуществляется визуально, вооружение управляется посредством проложенных энергопроводов. В старые времена строили быстро, просто и дешево, обходились без дублирующих систем, контрольных заклинаний и прочей мозголомки. Это в современных крепостях залы управления зарывают в землю, а контроль идет посредством передачи оператору иллюзии, так что можно вести войну, будучи ни разу не магом и не отрывая задницы от кресла. Здесь все просто, никаких сложностей с иллюзиями, прицеливание ведется на глаз, по большому счету все эффективное управление начинается и заканчивается на «включить-выключить-взорвать». Такого, чтобы кто-то мог прицельно стрелять, находясь в комнате управления, она не припомнит. Зато энергопроводы довольно долго идут одним пучком в шахте, расположенной по центральной оси башни, перерезать их нет проблем. И останется у свихнувшегося мага только собственная сила и, возможно, кое-что из оружия башни, если он догадается его демонтировать. Уж с этим они разберутся.

На всякий случай Дара погрузила человека в глубокий сон, сняла с него идентификационный амулет, и, в очередной раз обманув сигнализацию, ее группа продолжила движение. Цитадель уже давно выполняла роль административного центра города, поэтому никаких особо хитрых ловушек с охранными системами во дворе и в большинстве построек не было – а ну как прибьет кого из посетителей! Нормально охранялись дома дознания и войны, в других местах применялись стандартные схемы, ничего сложного. Ах да, неплохо охранялось казначейство, но им туда не надо. Беспрепятственно добравшись почти до самых дверей дома войны, частью которого являлась главная башня, Дара почувствовала присутствие голема. Судя по тому, как он фонил в энергетическом поле, сделали его во времена юности отца предыдущего императора, оставалось только снять шляпу перед местной службой тыла, поскольку он до сих пор не рассыпался и даже находился в работоспособном состоянии.

Девушка быстро выглянула из-за угла и вернулась в исходное положение. Увиденная картина впечатляла, словно она вернулась в детство. В их семейном замке тоже имелся подобный голем – любимая игрушка прадеда, по молодости он взял его в качестве трофея и привез домой. Стальная дура шести локтей в высоту, две руки, две ноги и что-то, напоминающее голову, в общем, за образец взято тело разумного. Более идиотскую конструкцию придумать сложно. Большинство ученых считают, что тело разумного является венцом творения, и если подходить к вопросу с оценкой соотношения возможности – энергозатраты, то это действительно так. И вот какой-то идиот решил, что у него получится не хуже, чем у Создателя, взял да избрал для собственного творения уже придуманную Им форму.

Самое смешное, у него даже получилось, голем бодро шагал, размахивал мечом, швырялся простенькими заклинаниями, пока не опустел накопитель, но все это великолепие – исключительно на твердой и ровной поверхности. Да и с маневром у него было не очень, сам массивный, а центр тяжести оказался высоковат. Короче, армия получила серьезный геморрой за большие деньги. Однако, как ни странно, их первое боевое применение в полевом сражении вышло на удивление удачным, и понеслась гонка вооружений. Вскоре выяснилось очевидное: выбранная форма слишком неустойчивая, слабоманевренная и создает порядочное давление на грунт, но народ не унимался. Площадь ступней големов постоянно увеличивалась, а внутрь корпуса монтировались сложные механизмы стабилизации. Маразм крепчал, пока в одном занюханном людском королевстве, находящемся в состоянии перманентной войны со всеми соседями, от хронического безденежья не решили упростить конструкцию, поставив голема на колеса. И, о чудо, четырехколесный голем убивал разумных ничуть не хуже прямоходячего. Стоил чуть ли не на порядок дешевле, эксплуатация с обслуживанием оказались намного проще, а транспортировка – вообще песня, прицепил его к лошади, и вперед, нет лошади, так подданные могут собственными силами докатить до поля боя. С тех пор началось победное шествие колесных големов по полям сражений. Правда, и прямоходячие не совсем ушли в историю, кое-где применялись, только стали меньше, подвижней и менее энергозатратными, а не как стоящий за углом музейный экспонат.

Сам голем – не велика проблема, всего лишь попытка младших рас компенсировать нехватку боевых магов. Восхищение ими закончилось, когда объединенная армия нескольких людских королевств решила испытать на прочность Светлый лес. Вся металлургическая промышленность звездорожденных еще долго работала на «любезно предоставленном» сырье. Но вот без лишнего шума остановить голема не получится, мечами его кромсать бесполезно, а магию засекут сигнальные амулеты или сам свихнувшийся маг. Даже если эта дура просто упадет, грохот переполошит половину цитадели.

Жестом подозвала девчонок к себе:

– Красотка, на тебе голем, бой с ним устраивать не надо, просто отвлеки его, пока мы не войдем внутрь. Как только окажемся внутри, бросай все и к нам. Нари, «прыжком» к двери, и прикрываешь меня, пока я открываю проход. Вопросы? Вопросов нет. Выдвигаемся по моей команде. – Дара закрыла глаза для лучшего сосредоточения на предстоящем деле. Пришла пора отрабатывать свои очень немаленькие накрутки к жалованью, положенные ей как общему магу. Сконцентрировалась на параметрах энергетической картины, которую она сняла с мага, охранявшего тюрьму. Необходимо было привязать к себе его амулет, очень кропотливая работа. Полностью перестраивать собственную энергетику очень опасно, а если учесть, что маг – человек, еще и долго и нудно. Да такие жертвы и не требовались, ее задача – обмануть амулет. Для чего нужно на каждый вход амулета подать соответствующие сигналы, которые она сама и сформирует. Жаль, у гарнизонного разумника не спросить, как он настраивал амулеты. Значит, надо исходить из старой армейской мудрости про работу, которая дураков любит. А это, в свою очередь, значит, что амулет простого мага он сделал, руководствуясь стандартной инструкцией, и не стал голову ломать. Есть, получилось, амулет мигнул слабым голубым светом, принял ее за прежнего хозяина.

Капитан показала напарницам – вперед, выскочила из-за угла и тут же «прыгнула» к двери. За спиной один за другим выплывали всплески силы огня, потом возник легкочитаемый «щит хаоса», и медленно развернулось что-то из магии воды – принцесса работала. Амулет в гнездо на идентификационной панели, есть, защита и сигнализация с двери сняты, можно с чистой совестью выбивать. Двери здоровенные, просто небольшие ворота, в них даже специальная калитка имеется для прохода разумных, вот с нее и начнем. Сформированный Дарой «таран» совпал с воем сигнального рога, раздавшимся в цитадели. Калитку разнесло в щепки, попутно приложило одного из часовых, который собирался проконтролировать посетителя. Не повезло человеку, бывает, но ничего, выброса силы смерти нет, значит, жив, потом целители откачают.

Шериссаш рванулась вперед и чуть не нарвалась на веер из огненных стрел. Во дворе их ждал второй голем, современный – четырехрукая стальная коробка на широких колесах. Перекат, росчерки огня разрезали воздух прямо над ней, за ним «прыжок», и она уже в тылу у голема. Послала «зов» Нари, чтобы не совалась во двор, у магов смерти арсенал против големов не слишком подходящий, они больше на борьбе с живыми и мертвыми специализируются. Еще «прыжок», на том месте, где она стояла, булыжники мостовой разлетелись расплавленными брызгами. Снова «прыжок», по выходу из которого Дара нанесла свой удар – «огненное копье», модифицированное для борьбы с хорошо защищенными целями. При соприкосновении с защитой объекта плазма трансформируется в тончайшую, не толще иголки, струю, которая преодолевает защиту, прожигает броню, и внутри объекта очень быстро становится жарко, как в гномьем горне. Точная механика с энергопроводами накрывается на раз, потом сгорают амулеты, а иногда разрушается главный накопитель. Вот как сейчас!

Успела только поставить «воздушный щит», и взрывной волной ее выкинуло обратно на площадь, знатно рвануло. Огляделась по сторонам. Нари уже на ногах, готова к бою. Принцесса все еще пляшет вокруг голема. Послала ей «зов», чтобы заканчивала, сейчас начнется самое интересное. Вместо подтверждения команды красотка наконец-то активировала заклинание, которое раскинула над цитаделью. Модифицированный «ледник», вся влага в воздухе и земле собралась в огромную ледяную глыбу и рухнула на голема, тупо проломив его защиту, покорежила корпус, расплющила то, что у него вместо головы. От чудовищной силы удара у механизма отлетела одна из рук и вывернуло ногу. Нормально, если голем еще и функционирует, то как боевая единица он уже полный ноль. Спросила, сколько осталось силы, принцесса ответила, что четыре пятых. Шаен молодец, после рождения дочери у нее хорошо подрос резерв, и заклинание она правильно выбрала: приморский город, влажность повышенная, «ледник» получился как у отличника на экзамене. А вот у нее с резервом не очень, осталась половина, пришлось пополнить из накопителя.

Опросила своих девчонок о повреждениях, у обеих отсутствуют, замечательно, теперь можно атаковать центральную башню. Воспользовалась трофейным амулетом для снятия защиты, снова «таран», дверь в хлам, но часовому на этот раз повезло – находился в нише. Поэтому он просто получил от Нари коленом в голову и отключился. Магиня смерти подхватила его за шиворот и вышвырнула за порог. И это правильно, сейчас здесь будет очень жарко, в прямом смысле слова. Крикнула Нари, чтобы держала вход, по возможности без убийств, правда, столь радикальных мер, скорее всего, не понадобится, простое присутствие мага смерти вгоняет младшие расы если не в панику, то в состояние, очень близкое к ней.

Сама с принцессой бросилась к лестнице, где располагался один из технологических входов в шахту с энергопроводами. Вот и цель, «таран», еще и еще один, для надежности. Заглянула в шахту – чего и следовало ожидать, мешанина из перекрученных энергопроводов, среди них ни одного целого. Все, от комнаты управления теперь одно название. Бегом вверх по лестнице, надо выиграть время и пространство. На четвертом этаже два гнома под руководством человеческого мага устанавливали метатель, не сплоховали, какие быстрые ребята! Дара разметала всю компанию «воздушным ударом», по самому метателю рубанула мечом, отрубила блок с накопителем, попутно отметила отличное качество лезвия. Надо отдать должное, императора в скупости не упрекнешь, абы что не дарит. Бросила взгляд назад и увидела, как принцесса подлетела в воздух, пропуская под собой «воздушное лезвие», оттолкнулась от стены и ударом ноги отправила мага в глубокий нокаут. Крикнула контуженым гномам, чтобы валили куда подальше и захватили с собой мага. Теперь бегом наверх, не терять темпа. Услышали они ее или нет, их проблемы.

Они успели проскочить еще два этажа к моменту, когда свихнувшийся маг наконец соизволил покинуть комнату управления. Встречный бой произошел на лестничной площадке пятого этажа. Маг успел ударить первым и чуть не разрубил их обеих «огненной плетью». Дара прыгнула вперед и вверх, Шаен рухнула вниз и оттуда, вложив всю силу в заклинание, ударила «ветром хаоса». Обезумевшие потоки энергии разорвали силовую структуру заклинания противника, он попытался сплести новое, но все структуры рассыпались на начальном этапе. Большая ошибка, принцесса по уровню силы неслабый армагистр, «ветер хаоса» повышенной мощности может держать несколько минут. Попав в него, даже гарнизонный маг крепости ничего путного сплести не смог. Но свихнувшийся маг с маниакальным упорством повторял свои безрезультатные попытки, пока Дара не оказалась на расстоянии удара. Не выпуская меч из руки, ударила его снизу вверх в подбородок, маг начал заваливаться назад, и Дара с другой руки добавила ему в челюсть. Готов. Вытащила цепи блокиратора и принялась быстро упаковывать в них мага. Ошейник, пояс с прикрепленными по бокам оковами для рук. Жестом показала подруге снимать заклинание. По капле крови свихнувшегося мага на ошейник с поясом, и блокиратор активирован. Все.

Пленника в сознание приводить не стали, Шаен просто повесила на него «парение» и потащила за собой. По пути вниз зачистили все помещения, пригнав на первый этаж пару десятков человек, среди которых оказалась пара магов. А во внутреннем дворе их уже ждал гарнизон в полном составе – развернули щиты, установили метатели, даже станковый арбалет с огнеметом притащили, типа взяли в осаду. Поинтересовалась у Нари обстановкой.

– Нормально, сунулись пару раз, получили по голове и пока затихли, не знают, что делать. Сейчас нас вроде как блокировали. Их в свою очередь блокировали наши подтянувшиеся мальчики. Против нас девять человеческих магов, один из них – второй ступени и один – гном с даром, не пойму, маг или нет.

– Если верить дознавателю, то нет. Ладно, пойду, обрисую им ситуацию, пока стрелять не начали, а то мальчики их быстро на ноль помножат.

– Ты только маску с капюшоном сними, точно ведь у кого-нибудь рука дрогнет.

Верное замечание, маловероятно, что люди в тыловом гарнизоне когда-нибудь видели бойца в спецкостюме. Стянула маску с капюшоном, закинула мечи в ножны, Нари сняла защиту с дверного проема, и капитан вышла во двор. От вооруженного народа напротив веяло нерешительностью и страхом, понимали, дела идут совершенно неправильно, но сбрендивший маг их прямой начальник, и они не могут нарушить его прямой приказ. Ей нужно только дать им шанс.

– Доброй ночи, господа, позвольте представиться, капитан Шериссаш, особая сотня имперской армии. – Дара продемонстрировала всем свой капитанский амулет. – Цитадель захвачена моей звездой, а все вы арестованы по подозрению в государственной измене. Предлагаю добровольно сдать оружие, накопители и амулеты. – Внутренний двор дома войны взорвался возмущенным гулом. Очень хорошо, народ уже возмущается по поводу статьи про измену, а не думает, как ее убить – налицо практическая польза от изучения законов. Она подняла руку, призывая к тишине, дождавшись, пока народ чуть успокоится, продолжила: – А вы что хотели, двенадцать разумных мертвы, три десятка в цепях по непонятному обвинению, доступ разумных к государственным учреждениям прекращен, контроля за зданиями дознавателей и казначейства не было несколько дней, то есть цитадель вместе с вышеперечисленными заведениями фактически была захвачена. Мне дальше продолжать? Посему каждому из вас предстоит вдумчивая беседа с разумником, и руку надо будет подержать на нашем любимом камешке. И, кстати, возрадуйтесь: если кого-то уличат в сговоре со свихнувшимся магом, он отправится на каторгу, а не на алтарь. Последний указ императора запретил жертвоприношения живых существ.

– Да какой сговор с сумасшедшим? – раздался истеричный выкрик из толпы.

– Поэтому и арестовываю вас только по подозрению! Будь иначе, активировала бы нежить на складах, и вы бы сейчас с ней разговаривали. – Для младших рас нежить – это как детская страшилка, с течением времени переросшая в комплекс. Боятся ее до ужаса, совершенно иррационального. Некоторые могут с дикими воплями убегать от обычного зомби, создания туповатого и медлительного, один хороший удар по голове, и он готов, чего паниковать. Правда, на гарнизонных складах место отведено только по-настоящему опасным созданиям, которых действительно стоит опасаться. И все присутствующие об этом знают, наверное, даже знают, какие именно твари там лежат. Народ затих.

Первым не выдержал гном за огнеметом со значком сержанта на петлицах, задрал вверх раструб своего орудия, вытащил из него блок с накопителем и вышел вперед. Оружие направо, амулеты налево, сам в сторону. За ним потянулись остальные. Кто-то из мальчиков уже успел открыть ворота, и вскоре во внутреннем дворе появились войска, остававшиеся в городе, и мобилизованные студенты из обеих магических школ. Передала командование старшему офицеру, и все, ей осталось наваять один-единственный отчет. А местным работать и работать, все службы ждет грандиозная проверка. Больше всех достанется дознавателям и служащим казначейства, столичная комиссия их наизнанку вывернет.

– Как думаешь, его можно исцелить? – это Шаен, кто же еще мог задать такой вопрос.

– Если ты про его сломанную челюсть, то без сомнения, если про голову, сложно сказать, сама знаешь, каждый случай уникален. Того свихнувшегося мага, которого мы взяли в прошлый раз, отдали нашим разумникам для опытов.

– Подруга, ты не о том думаешь, – подключилась магиня смерти, предварительно хлопнув принцессу по плечу, – только прикинь, сколько нам причитается за полноценного боевого мага, магистра двух стихий – вот это правильный подход к делу.


Таврополь, Столкновение

– «Большой», это «Расп», на связь.

– Слышу тебя, – отозвался Большаков.

– Давай ко мне и захвати ковровскую винтовку, тут хрень бронированная.

– Понял, мы готовы, только мне перевооружиться надо. Нарвался на роботов?

– Нет, тут что-то другое. Похоже, маг какой-то, но весь бронированный, мой калибр от него отскакивает, как от стенки горох. Честно говоря, я не понимаю, как он в таких доспехах умудряется двигаться, но делает это относительно шустро.

Игорь включил маячок, на который будет наводиться подмога, и снова выглянул из-за своего укрытия. Существо явно не торопилось, хотя визуально тяжелая броня не доставляла ему никаких хлопот. Причем броня чрезвычайно интересная, по виду она сильно смахивала на миланский доспех, но только на первый взгляд – никаких кольчужных вставок и никаких составных элементов не было. Доспех производил впечатление целостного изделия по типу скафандра. Сочленения только в местах суставов, но сделаны очень ловко, с кондачка и не скажешь, как такой костюмчик надевать.

Сама броня без ребер жесткости, везде гладкий отполированный металл с золотым узором. Шлем – отдельная песня, похож на те, что выставлены в рыцарском зале Эрмитажа, но еще больше зализан. Фактически шар с прорезью для глаз, никакого забрала и ни намека на вентиляцию. Еще и меч у него в левой руке, то бишь он не только будет магией долбить, но может и врукопашную сойтись. В экипировке для армейской рукопашки дышится не особо, а ведь там всего лишь поролоновый жилет, а в шлеме решетка – только что кулак не просунешь. А в этом, наверное, вообще душегубка. Кажется, доспех с магической вентиляцией, как иначе в нем дышать?

Что еще интересного? Кираса, такое впечатление, что у нее киль от шеи до паха. Не как у максимилиановских доспехов, а реальный такой киль, видимо, для организации рикошетов метательных снарядов противника, больше ничего на ум не приходит. Наплечники все же есть, просто он со страху не заметил, да и сделаны они по высшему разряду, так ловко пригнаны, что если руками не размахивать, то издалека и не заметишь. Хорошо, проверим на прочность кирасу.

Навел маркер на место, где предположительно у твари должно находиться сердце, и выжал спусковой крючок, потом еще и еще, посылая в цель по два патрона. Без результата, если не брать в расчет идиотскую поговорку про отрицательный результат, ему как практику она никогда не нравилась. Ладно, надо проверить, что с защитой ног. Проверил, с защитой все путем. Блин, до твари уже метров пятьдесят, сейчас ударит, у него последний шанс посмотреть, насколько качественно сделаны сочленения доспехов, по идее самый сложный элемент, вряд ли там защита, как в остальных местах. Переводчик огня в положение «одиночные», маркер на колено, мимо. Второй выстрел, пуля высекла искру, врезавшись в броню на голени. Так, сосредоточиться, ничего невозможного не существует. Номоконов вообще, стреляя с открытого прицела на дистанции семьсот метров, отстрелил башку фашистскому снайперу. На такой дистанции мушка уже больше самой цели. И он справится, вдох-выдох…

Однако у твари были свои собственные планы на будущее, выбросила вперед правую руку, с которой в сторону его укрытия рванула полоса тумана. Игорь еле успел отпрыгнуть в сторону, а тварь мгновенно переместилась к нему, и ее меч прошелся в паре сантиметров от его горла. «Рука молот» в ответ, ага, магия работает лучше огнестрела! Тварь швырнуло метра на четыре, а на груди кирасы образовалась вмятина. И еще раз «молотом», туда же. Мимо! Только круглая дырка в земле от его удара.

Демонстрируя просто нечеловеческую силу и ловкость, тварь перекатом ушла в сторону, одновременно выпустив из руки извивающуюся и гудящую струю плазмы. О, он уже видел подобную в первый день переноса, один из курсантов погиб от похожего заклинания. А еще, если Игорь правильно понял, эта штука управляемая и сейчас разрубит его от печенки до ключицы. Страховка при падении на спину, огненная смерть пронеслась над ним, перекат, и «рука молот» твари в рыло.

Да что же это делается? То он своей магией деревья сшибал, а то только тварь уронил и шлем ей помял. Возможно, потому, что вокруг нее появился знакомый по бою за храм кокон, словно из мутного стекла. Теперь практически доказано, это защита от магии вообще, а не просто от огня. Кстати, не сильно она помогла, шлем хорошо так помял, у нее, наверное, вся морда всмятку. Нормальный человек должен сейчас зубы выплевывать и пытаться не захлебнуться в собственной кровище, а этой хоть бы хны, только заклинание прервал. А если «рука меч»? Поздно, тварь успела выбросить несколько жгутов тумана и исчезла, он только ближайшее дерево поцарапал.

Понимая, что сейчас последует новая атака, капитан отпрыгнул в сторону, резко сменив направление движения, прыжком оттолкнулся от ствола дерева и, разворачиваясь в полете, увидел, куда переместился противник. Игорь успел щелкнуть переводчиком огня и дать очередь в сторону бронированного монстра. Даже попал, только прервать заклинание не смог, и при приземлении его ждал неприятный сюрприз. Удар снизу вверх прошел через ступни, резкой болью отозвался в плохо залеченном колене, пересчитал каждый позвонок и ушел куда-то вверх, попутно чуть не оторвав ему голову. Как говорится, были бы мозги, вылетели бы из ушей. Не то что на ногах не устоял, получил такой пинок, что пролетел несколько метров и всем прикладом приложился о землю. От удара вышибло воздух из легких, вот теперь точно нокдаун.

Перевернулся на живот и, еще плохо соображая, на четвереньках пополз на максимальной скорости до ближайшего дерева. Что в арсенале для «по-быстрому взбодриться»? «Толкаем небо», нормально, стало чуть легче. Еле успел, место, где он только что стоял, превратилось в локальный филиал ада на земле. Очередь в тварь до пустого магазина, последние четыре трассера, отскочив от доспеха, огненными шмелями улетели в джунгли. В ответ – туманная сеть, развернутая тварью, стремительно перетекла ей в руку, одновременно трансформируясь в луч из тьмы.

Прыжок в сторону, перекат, Игорь спрятался за стволом следующего дерева. Не поможет! Со своей позиции капитан прекрасно видел, как луч тьмы движется прямо на него, попутно срезая толстенные деревья, попадающиеся на пути. Автомат с подсумками долой, есть другая идея. Не дать твари магичить, а там, глядишь, и Большой с крупнокалиберной винтовкой подтянется. Дождавшись, когда луч подойдет почти вплотную, рванулся навстречу, бросился вниз, прокатившись под ним, прыжком сократил дистанцию и ударил противника «копьем» во вмятину на груди.

Есть! Магическая защита ослабила удар, но полностью не защитила, в кирасе образовалась аккуратная дырка, и черный луч исчез. Готов? Еще одно «копье» в голову… мимо! Тварь резко сместилась в сторону и достала его прямым ударом меча. Капитан отбил удар своим клинком и рубанул противника по локтевому суставу. Ладно, попытаться стоило, зато узнал, что холодным оружием броню можно только поцарапать, а магический кокон на меч ни малейшего влияния не оказывает. Был бы на его месте кто-то из старших, всадил бы лезвие твари в смотровую щель, и всего делов. Но Игорю всегда больше нравилось огнестрельное оружие, так что такой финт не для его корявых рук.

Противник капитана по земным меркам владел мечом весьма прилично, но с тем, что им преподавал учитель, его умения и близко не стояли. Плюс доспехи, из-за которых платой за неуязвимость стала ограниченная подвижность. За первые пять минут схватки уже десять раз ее зарубил бы, если бы нашел уязвимое место в броне. Тварь это почувствовала и попутно начала что-то магичить, опутывая пространство вокруг них туманными нитями. Как бы не так, уж он-то это умеет значительно быстрее, а на близкой дистанции его способности тоже нормально разрушают и убивают.

«Молот» отправил бронированную тушу в полет и сделал на ее кирасе еще одну вмятину. На этот раз капитан не стал разрывать дистанцию, подскочил к поднимающейся твари и ударил «копьем». Хотел в голову, но не рассчитал скорость противника и проделал еще одну дырку в его груди. От удара монстр завалился на спину, и Берсенев со всего размаха попытался вогнать меч в смотровую щель шлема. Ага, разогнался. Лезвие уже вошло в щель, но в последний момент тварь умудрилась его перехватить своей бронированной рукой. Игорь налег на рукоять, стараясь своим весом протолкнуть меч вперед, не тут-то было. Без особого напряжения тварь дернула рукой, и капитан вместе со своим мечом долго кувыркался по земле, пока не воткнулся головой в оказавшееся на пути дерево.

Сразу прыжок в сторону, а от древесного ствола, который остановил его движение, уже во все стороны полетели щепки. Вот ведь зараза, мало того что сильней всех ранее встречавшихся Берсеневу тварей, так еще и скорость генерации заклинаний выше. Живьем точно взять не получится, самому бы живым уйти. И дистанцию разрывать нельзя, у противника магия дальнобойней и разрушительней. Вблизи за счет своих способностей он может постоянно сбивать магу концентрацию, осталось только не попасться на ее клинок.

Отводя в сторону очередной удар противника, Игорь решился применить одну из практик работы с оружием, которой он смог воспользоваться в полной мере только в новом мире. Дело в том, что все эти хитрые удары типа «рука копье» или «рука меч» отлично работали и с оружием. Отличие в том, что с оружием в руке внутренняя энергия направлялась не на поражение противника, а в само оружие. Оно как бы становилось частью фехтовальщика в прямом смысле слова. Естественно, на Земле это работало исключительно у учителя и чуть-чуть у старших. Зато здесь при должном сосредоточении у него в руках оказывался прямо-таки сказочный меч-кладенец. Одним ударом Игорь перерубал дерево толщиной с собственную ногу.

Все прекрасно, вот только данное упражнение у него не было отработано до автоматизма и требовало при исполнении нешуточного волевого усилия. То есть в реальном бою с равным соперником он мог применить его чисто теоретически. Пока будет концентрироваться на том, как вложиться в один-единственный удар, его успеют пару раз зарубить. Но этот соперник проигрывал ему и в классе и в скорости, надо рисковать. После всей акробатики с фехтованием дышалось не так чтобы легко, в то время как дыхания твари он даже не слышал. А ведь любой нормальный человек, попрыгав в таких доспехах по жаре и пропустив столько ударов, должен – минимум! – пыхтеть как паровоз.

В поединке вновь возникла патовая ситуация. Существо в доспехах не могло достать капитана мечом, сплести заклинание тоже не получалось. У Игоря, наоборот, все получалось, кроме самого главного – нанести серьезные повреждения противнику. Трижды он пытался сконцентрироваться, не выходило. Последний раз вообще лажанул, меч противника распорол ему рукав горки. Может, ну их, эксперименты с риском для жизни? Тупо задолбать «молотами», вмятины на броне остаются, значит, со временем можно тварь расплющить. Так сказать, взять измором.

И в тот момент, когда Игорь уже готов был отказаться от первоначального плана, у него получилось. Меч действительно стал продолжением руки. Куда наносить удар, вопрос не стоял, гарда на вражеском мече – простое перекрестье, а самая тонкая броня по-любому будет на пальцах. Здесь создатели доспеха реально протупили, надо было рукавицу делать, можно ведь и кисть защитить серьезней и проще. На!

Подловив момент, Берсенев рубанул тварь по пальцам, охватывающим рукоять меча. Чудо, а не удар. Срубил не только четыре пальца, но и рукоять меча. Защита от магии снова не помогла. Продолжая атаку, шагнул вперед левой ногой, с разворотом корпуса нанес укол твари в грудь, в то место, куда уже пришлось попадание одного из «молотов», прямо в сердце. Да! Удар был столь силен, что клинок остановился, только когда гарда уперлась в пробитую кирасу.

О! Похоже меч в сердце – для твари слабый аргумент. Махнула рукой так, что чуть не снесла капитану голову. Каким-то чудом он успел среагировать и поставить блок. Блок. С таким же успехом он мог останавливать грузовик. Удар не просто сшиб с ног, а, как в кино, отправил его в полет. Меч так и остался торчать у твари в груди, ну и шут с ним, хорошо хоть руку не сломал.

В этот раз удалось приземлиться более-менее удачно. Погасив скорость кувырком, с разворота долбанул тварь «молотом». Точнее, попытался, удар пришелся в пустоту, она уже успела «прыжком» переместиться ему за спину, сформировать по огненному хлысту в каждую руку и броситься в атаку. Встречный «молот» отбросил ее на пару шагов назад, но с ног не сбил и заклинание не прервал. Наоборот, один из хлыстов внезапно удлинился и чуть не снес капитану голову.

Два стремительных шага на сближение, поворот, и в Игоря полетели сразу два горизонтальных удара, один хлыст прошел на уровне коленей, второй чуть выше пояса. От хлыстов Берсенев ушел высоким бедуинским прыжком, пропуская гудящие струи плазмы под собой, а при приземлении врезал «молотом» по ближайшей руке твари. От удара ее развернуло на триста шестьдесят градусов так, что одна из плетей пропахала лесной грунт в опасной близости от капитана. Не страшно, зато следующий удар «копьем» он нанес точно в голову и пробил шлем.

Удар вышел не слишком точным, но половину морды должен был твари снести. Правда, и после такого удара она умирать не собиралась, только на пару секунд погас один из хлыстов, восстановив который, махина атаковала снова. Да что же это делается? Когда же она наконец сдохнет? Она что, Кощей Бессмертный и ей надо яйцо разбить? Нет, оторвать, на фиг, сразу оба!

– Игорь, в сторону! – услышал в наушнике рык Большакова и, не раздумывая, сиганул сразу метров на пять. Откуда только силы взялись? Еще в полете он услышал грохот АСВК, и тварь с дыркой чуть ниже пояса впечатало в ближайшее дерево. Гы-гы, только подумал про «оторвать яйца», а подчиненные уже подсуетились. Блин, да она же еще жива! Двенадцать и семь практически в упор, ей, наверное, оторвало ноги вместе с задницей, и позвоночник осыпался в трусы!? Ну ладно, может, не до конца оторвало, но ходить она уже не сможет, это без вариантов. Только существо в доспехах этого еще не знало и желало продолжить бой, пытаясь подняться с помощью рук.

– Отстрели ей голову! – взвизгнул Берсенев не то от волнения, не то от испуга.

Грохнул второй выстрел, и пуля попала приблизительно в район межключичной впадины. Блин, а ведь действительно отстрелил. И на этом все закончилось. Обычной серой хмари, которая стояла вокруг свежих покойников, на этот раз не наблюдалось, но Игорь четко понял, это все. Он не ощущал странную тварь вообще никак, будто ее никогда тут и не было. Нет, пожалуй, лучше так – она работала, а потом ее выключили.

– О… вот это вы повоевали, – присвистнул подошедший Большаков, глядя на прорубленную тварью просеку, – это ты или она?

– Она. Махнула рукой, из нее черный луч вылетел и пошел деревья валить.

– Сам-то как?

– Вроде нормально, так, чуток накостыляла мне, но по ощущениям вроде ничего не сломала. Сколько человек с тобой?

– Два наших оболтуса выдвинулись чуть вперед, и Славка десять рыл выделил, они сейчас двумя пятерками прикрывают нас по флангам.

– Прикрывают, это хорошо. – Игорь подошел к мертвой твари и попытался вытащить из нее меч. Ага, разогнался, клинок засел намертво, даже не шевелился. Берсенев обхватил рукоять обеими руками, ногами встал твари на грудь и снова потянул. Результат аналогичный. Связался с курсантами – бдят, противника не наблюдают. – Василич, будь ласков, вытащи мою железку, у меня для такого подвига кишка тонка. Тварь нам придется для изучения забрать, а меч будет мешать при транспортировке.

Оставив Большакова разбираться с проблемой, пошел искать брошенное снаряжение и смотреть, чего они наворотили. Да, лесника на них не нашлось, чтобы обоим по шее надавал. Много деревьев попортили своими заклинаниями, а тварь черным лучом вообще срезала десяток толстенных стволов. Правда, срезала не в классическом понимании этого действия. Древесина, по которой прошелся черный луч, превращалась во что-то, похожее на пепел или мелкую пыль. Нарвался, понимаешь, на ходячий аннигилятор. Жесть!

– Знаешь, без болгарки ничего не поделаешь, – встретил его озадаченный Большаков, – посмотри, тут, наверное, сантиметр стали, как ты ее вообще смог мечом пробить?

– Предположительно точно так же, как гоблинские стрелы пробивают пластины бронежилета.

– Мм… да, без комментариев. Но вот насчет транспортировки этого я не уверен. Даже если предположить, что площадь доспехов два квадратных метра, хотя у этих наверняка несколько больше, и взять среднюю плотность стали в семь тысяч восемьсот килограмм на метр кубический, то уже получаем вес одного доспеха больше полутора центнеров. Действительно, как оно эти латы на себе таскало? Ведь, если прикинуть, оно даже чуть меньше тебя.

– Какой вопрос, давай снимем железо, если меньше меня, так с транспортировкой никаких проблем, на закорках дотянем. Тем более что ты, наверное, расчленил его на три части.

– Не все так просто, как его оттуда выковырять, я так и не понял. Вроде как он туда залез, понятно, но как его достать? Такое впечатление, что раздеться самостоятельно физически невозможно, все крепления внутри. Не знаю, может, какое внешнее управление предусмотрено, или опять магия поработала. Короче, даже не представляю, как его снять, если только ты своей магией на части порубишь.

– Ага, магией я эту штуку до завтрашнего утра буду кромсать, – пробормотал капитан, разглядывая доспехи. Нет, как они снимаются, в принципе ясно, вытащил нож, попытался вогнать его в щель между пластинами.

– Типа самый умный нашелся, – усмехнулся Большой. – Лезвие можно просунуть только под наплечник, но там никаких ремешков. Вроде есть металлическое крепление, но ножом не сковырнуть. В общем, болгарка, а лучше автоген.

– Блин, давай, что ли, волокушу сделаем, жердей полно, – махнул рукой в сторону рукотворного бурелома. В этот момент ожила рация.

– «Расп», это «Рыжий-один», наблюдаю противника. Ориентировочно – до роты пехоты при поддержке трех единиц бронетехники, человекоподобный робот и как минимум три мага. – Игорь зажал в кулаке микрофон и вопросительно посмотрел на Большакова.

– Сержант-контрактник с группой призывников на правом фланге, – прокомментировал Василич, также закрыв микрофон, – на левом «Красный-один», состав тот же. Гранатометов нет.

– Связисты… – выругался капитан и уже в эфир скомандовал. – «Рыжий-один», «Красный-один», «Башня», «Счастье», на связь! – Дождавшись подтверждения, продолжил: – Все ко мне. «Рыжий» и «Красный», имеющимися силами обеспечить эвакуацию образца. Остальные обеспечивают прикрытие.

– Мужики, ваша задача сделать так, чтобы Василич мог спокойно стрелять, – озадачил он подошедших первыми курсантов. – Большой, соответственно тебе остановить роботов. Сколько у тебя выстрелов? Двадцать четыре, должно хватить. Напоминаю, в животе у них аналог гироскопа, в груди предположительно блок управления. Это наиболее защищенные места, если не сможешь пробить броню, стреляй по ногам. Ну и если вдруг встретишь подобных, – Берсенев кивнул на недавно упокоенную тварь, – лучше сразу в голову. Я зайду слева во фланг и попытаюсь отвлечь их на себя.

– «Расп», это «Бражник», ответь, – вышел в эфир Мосин, – что у вас происходит?

– «Бражник», это «Расп». Нарвались на превосходящие силы противника. Нуждаемся в помощи для эвакуации захваченного образца техники. Если у тебя есть квадроцикл, он бы здорово помог.

– Чего нет, того нет. Есть стропы для переноски тяжелого оборудования. Подойдут?

– Подойдут, только присылай побольше народа, объект весит больше двух центнеров.

– Принял, держитесь.

Капитан еще не успел выйти на свою позицию, как у мужиков произошел контакт с противником. Затрещали автоматы курсантов и трижды грохнула винтовка Большакова.

– «Большой», это «Расп», что у вас?

– Хреновые дела, твари быстро учатся. Похоже, они разобрались, что у нас с магией полный швах, и наступают по всем правилам, – снова грохнула винтовка, – современного боя. Все вооружены метательным оружием, действуют не плотным строем, а в стрелковой цепи, прячутся за деревьями и прикрывают друг друга. Мы уже в зоне действия их арбалетов и пулеметов. Удалось подбить одного робота и пулемет, но обнаружил еще двух мелких бронированных тварей типа только что уничтоженной. Похоже, они уже обходят нас с флангов.

– Так, концепция изменилась, как только я отвлеку внимание тварей на себя, срочно отходите на новую позицию, не дайте себя окружить.

– Принял.

Хреново, планы меняются, нужно срочно выиграть время для мужиков, как бы им не пришлось, бросив все, прятаться у связистов. Во время боя за храм твари сами прокололись, сначала разделили свои силы, потом действовали плотным строем, как специально, подставляясь под автоматическое оружие. Плюс у них имелась, можно сказать, укрепленная позиция, прикрытая минным полем. Сегодня все по-взрослому, лес и количество противников здорово нивелируют их преимущество в оружии.

Так, а вот и твари. Вдох, выдох, небо осени отражается в зеркале озера… дзен.

Все – песец! От того, что он почувствовал и увидел, находясь в измененном сознании, мгновенно слетела вся концентрация, выбросив его в обычный мир. Реальность успешно слила в унитаз его только что придуманный план. Рановато он возомнил себя самым великим магом. Он еще не до конца разобрался со своими новыми способностями и теперь влетел. Они все влетели.

– «Бражник», на связь. – Как только Славка откликнулся, затараторил в микрофон: – На тебя наступает до батальона пехоты, поддержка – как минимум девять роботов. И, по всей видимости, какое-то тяжелое вооружение. Рискну предположить, некие магические аналоги минометов или легкие орудия. При сохранении ими прежнего темпа авангард будет у тебя через полчаса. Есть время перенастроить часть мин в направлении удара для подрыва оператором. И еще, если твои не успевают эвакуировать изделие, шут с ним, пусть бросают, потом еще захватим. – Дождался подтверждения и обратился к Василичу:

– Большой, все слышал?

– Так точно.

– Как только я отвлеку тварей, ноги в руки и бегом к Мосину.

– А ты?

– Чем быстрей вы будете бежать, тем больше у меня шансов выскочить из окружения.

– Понял, сделаю.

Ну что, осталось проверить, так ли в местных раскладах страшны граждане с белой аурой. Сможет ли он одним своим появлением на поле боя вызвать существенную перегруппировку противника? Если да, то неплохо. Если нет, то их всем скопом исключат из списков части и снимут с довольствия, но им уже будет по фигу. Осень, легкие облака плывут в еще по-летнему светлом небе, отражаясь в зеркале горного озера. Вперед.

Прежде чем твари поняли, что происходит, он успел застрелить четверых, в том числе одного мага. Опекавший его орк мгновенно смекнул, что его подопечный умер от пули в затылок, а не в лоб. Зарычал на весь лес, чем подписал себе смертный приговор, но привлечь внимание к проблеме сумел. Командир тварей быстро сориентировался, и весь их фланг развернулся в сторону Игоря. Жаль, что так быстро. Ну, тоже неплохо, у мужиков появится чуть больше времени.

Итак, против него двадцать три обычные твари, два мага, один ходячий танк и два маленьких бронированных создания, которые, на его взгляд, значительно опасней здоровенного робота. Если придется бегать от противника, имеются большие сомнения в том, что шагающий танк сможет без посторонней помощи преодолеть тавропольские овраги, в некоторых местах это весьма проблематично даже для обычного человека. Чего нельзя сказать о маленьких броневиках, маневренность у них достаточная даже для рукопашной, плюс телепортация, которая у танков пока не замечена.

Огрызаясь короткими очередями, капитан постепенно уводил преследователей во фланг наступающему батальону. Пусть твари подсуетятся, нарушат порядок движения, пытаясь замкнуть его в кольцо. Да ладно, пусть хотя бы тормознут на время и развернутся в его сторону, чтобы преследователи смогли размазать его по оборонительной позиции. Любой нормальный командир это сделает, если, конечно, у него налажено взаимодействие с соседями. Заодно узнает, есть ли у противника возможность организовывать связь на расстояниях дальше прямой видимости. Ан нет, не узнает, у него электроника включена и выключить нельзя, нужна связь со своими. О, судя по возникшей суете, уже засекли.

Игорь открыл огонь метров за восемьдесят до нового противника, застрелил двоих, прежде чем остальные попрятались, и сам чуть не поймал арбалетный болт. Ладно, ему и не требуется устраивать побоище, только ненадолго переключить внимание тварей на свою скромную персону. Переполз за соседнее дерево и шуганул орка со здоровенным луком, промазал, но спрятаться заставил. Нет, все же подствольник он зря не пристегнул, поленился лишний груз таскать, а сейчас бы перестрелка шла куда веселей.

Пока переползал с позиции на позицию, подтянулись преследователи, замыкая окружение. Молодцы, все правильно сделали, единственный минус, все же они пока недооценивают возможности автоматического огнестрельного оружия. Пять юнитов с магией, из которых два – обычные небронированные маги, это маловато для качественного окружения. Выдал очередь до конца магазина, развернулся и, перезаряжаясь на бегу, бросился навстречу своим преследователям. В качестве места для прорыва выбрал цепь обычных стрелков между двумя простыми магами. Уже не раз замечено: уверенное применение магии средним специалистом начинается с пятидесяти метров. Пока нет оснований полагать, что у роботов зона поражения больше, а если взглянуть на их способ построения, то так оно и есть. Между владеющими магией расстояние метров сорок, как раз гарантированно прикрывают соседа. Для прорыва – то, что нужно. При его новых скоростях ему придется уклониться всего от одного, максимум двух заклинаний, а с автоматом в руках дважды колдануть одному магу он по-любому не даст.

А против лучников с арбалетчиками у него есть одна домашняя заготовка, которая прямо напрашивается на испытания в боевых условиях. У техники «рука меч» открылось одно интересное свойство: при должной концентрации этот самый «меч» мог функционировать в непрерывном режиме. Фактически у него появлялось лезвие, которым можно было управлять мысленно, а все остальные его видели только через «кошачий глаз». Так вот если его хорошенько раскрутить перед собой, то получалось не только шинковать все на своем пути, но и разрубать метательные снаряды. Против пуль, естественно, не работало, но низкоскоростные цели уничтожало на раз. Со стрелами однозначно сработает.

Сработало, один из арбалетных болтов, кажется, вообще разрубило на три части. Собственно, все, перезарядиться они не успеют. И маги им не помогут, потому как одного из них Игорь успел застрелить еще на этапе формирования заклинания. Второй, молодец, использовал уже знакомый черный луч. Надо будет самому потом выучиться, отличное колдунство, быстро формируется, обращает в пыль все, до чего дотронется. Правда, кроме возможности наблюдать траекторию выстрела – общего недостатка для всех встречавшихся Берсеневу заклинаний, у этого имелся еще один. Уж очень оно энергоемкое. За пяток секунд применения тварь выложилась полностью, без сил плюхнулась на задницу и, не делая ни малейших попыток спастись, позволила себя застрелить. Правда, может, сама тварь ошиблась, уж очень толстым лучом она пыталась его перерезать.

И в этот момент Берсенев оказался жертвой собственной самоуверенности и веры в абсолютное техническое превосходство землян. Пока он разбирался с магом, потерял сосредоточенность, его модифицированная «рука меч» отключилась, а один из арбалетчиков успел перезарядиться. Повезло, что гоблин стрелял обычным болтом и попал в подсумок с магазинами, а машинка у него была совсем не как у генуэзского арбалетчика. Заряжалась она не рычагом или воротом и даже не крюком на поясе, а просто руками, принося пробивную способность в жертву скорострельности.

Игорь уже почти вырвался из окружения, когда прямо у него на пути возникла полоса тумана – верный признак назревающей магической пакости. Попытался взять левее, но полоса еще удлинилась, потом вдруг свернулась в точку, и перед капитаном на расстоянии вытянутой руки появился бронированный маг с мечом. Ну, чего-то подобного Берсенев и ожидал, поэтому удары они нанесли одновременно. Такое впечатление, что маг хотел пробить прямым ему навстречу, а Игорь, поднырнув, впечатал ладонь, приправленную «ударом молота», ему в грудь. Как и на испытаниях, максимальное разрушительное воздействие достигалось при непосредственном контакте с целью. Мага просто унесло, а капитан изо всех сил рванул в сторону позиций батальона.

Связался с Большаковым, у того все нормально. Тварям не удалось замкнуть кольцо, и теперь парни уже были рядом с батальоном. Вышел на связь Славка, довел до него обстановку. У него все хорошо, подмогу уже вызвал, а связисты надевают бронежилеты и вскрывают цинки. Поинтересовался, не нужно ли ударить навстречу. Святая простота. Он еще не понял, что по-настоящему их война за право жить в новом мире началась только сегодня. Поблагодарил за заботу, от помощи отказался, с такими делами он справится без помощников. Игорь отключил электронику, теперь пусть попробуют его поймать.

Новые способности не подвели, с измененным сознанием и выключенной электроникой для магов он превращался в невидимку. Визуально обнаружить его оказалось еще более непросто, возникающий в голове радар показывал наличие тварей задолго до того, как они появлялись в зоне видимости. Наверное, трудней всего было попасть обратно на территорию. Пока обежал вокруг минные поля, пока доложил Мосину о своем прибытии. Пока тот дал команду на КПП не стрелять во все, что движется. В общем, если ориентироваться по времени, Берсенев вернулся как раз к самому интересному. Твари вот-вот должны были начать штурм.

– Ну, как тут в целом? – поинтересовался Игорь у Василича.

– Да вроде нормально, – старшина пожал могучими плечами, – если по земным меркам, то без тяжелого вооружения сразу не сковырнуть. Все подходы простреливаются, на территории полно огневых точек, если что, народу есть куда отступать, и прикрытие будет. Плюс управляемых мин с автоматическими пулеметами понатыкано. В общем, все серьезно, и если у тварей нет туза в рукаве, то ловить им тут нечего. Рыцаря твоего дотащили, оставили возле шишиги. И встречный вопрос, тебе череп не печет?

– Пока нет, а должно?

– У твоей шляпы новый дизайн, полюбуйся.

Игорь снял шляпу и удивленно присвистнул. Верх тульи отсутствовал, точно бритвой срезали. Видать, «рука меч» есть не у него одного.

– Не жизнь, а одно расстройство и сплошной убыток, – пробурчал Берсенев, возвращая шляпу на место, – пошли к начальству, пусть задачу поставит. Предварительно заглянул к ним в шишарик, поменял испорченные магазины и взял второй меч – как сердцем чувствовал, что надо взять, теперь без него в лес ни ногой. Правильно говорят – запас карман не тянет, особенно когда его везут.

После переноса Мосин оборудовал себе настоящий командный центр в здании штаба. Теперь все видеокамеры, расставленные по территории, передавали картинку в комнату управления. Туда же была выведена вся связь. Кроме того, помещение оказалось самым высоким на территории батальона, аж три этажа, поэтому на крыше сделали наблюдательный пункт и огневую точку. Труда, конечно, много, но на самом деле – бестолково. Всем ведь доложили о наличии у тварей тяжелого магического вооружения. Ролик, в котором каменные глыбы за компанию с исполинскими деревьями рассыпаются серым пеплом, не просто на серваке лежал. Для адекватного планирования собственных действий с ним заставили ознакомиться всех командиров, от взвода и выше. Так одним ударом твари могут уничтожить все командование батальона, нарушить управление боем и прервать взаимодействие с вышестоящим штабом.

А если Игорь угадал про магические минометы, то и вмешательство божественных сущностей не понадобится. Не слишком большая плоская крыша, закрытая по периметру мешками с землей, из миномета подметается за пять выстрелов, из которых два – пристрелочных. В этом отношении более перспективными видятся позиции на третьем этаже. Бетонная плита над головой – неплохая защита от малого калибра. А раз Славка приказал ему сидеть в штабе, оборудовать себе стрелковые позиции и изображать резерв, то они будут делать это вообще на втором этаже. Сектор обстрела не самый плохой, до применения божественной магии успеют слинять.

В том, что главный удар придется по штабу, капитан ничуть не сомневался. Слишком много электроники сосредоточено в нем, но уже ничего не переиграешь, система управления отлажена, и переделывать ее перед боем – верная смерть. Просто предупредил Славку: если он засечет божественную магию, пусть немедленно его предупредит, по его команде все должны срочно покинуть здание. Хоть с крыши сигай, хоть стену проламывай. Сломанные конечности починить можно, а если попадешь под божественный удар, чинить будет попросту нечего.

Берсенев как раз разглядывал в бинокль опушку, где по его ощущениям концентрировались для атаки твари, когда там начали рваться мины. Пошло. Первый ход противника был более чем предсказуемым. Твари проделали проходы в минных полях. Ну а если он угадал про минометы, то сейчас начнется обстрел. Точно. Впереди, между ангарами для техники, произошел взрыв. Интересно, выстрела он не слышал, мина или снаряд не свистели. Ладно про выстрел, магическое оружие за счет низкой скорости снаряда – весьма малошумное. Интересно, чем они стреляют?

Ага, видимо, оно. Над лесом поднялась слабо светящаяся точка и по широкой дуге прилетела на позиции батальона. Взрыв, опять какой-то невнятный, визуально как от сорокамиллиметровой гранаты. И, кстати, почему они осколочным боеприпасом пристреливаются? Вот сейчас снаряд упал за угол здания, и корректировщику место попадания не увидеть ни с какой позиции. Если только у местных имеются неизвестные землянам способы магической разведки. И, кстати, в храме твари аналогично применяли осколочные боеприпасы. Полет следующего снаряда капитану удалось рассмотреть в бинокль. Вроде обычный круглый камень размером с два его кулака, даже не слишком тщательно обработанный, вон как кувыркается в полете. Тогда да, с такими боеприпасами по фигу, чем пристреливаться, дело априори неблагодарное, только по площадям стрелять.

Через несколько минут артиллеристы тварей добились приемлемой точности, и обстрел пошел по-настоящему. Пять минут они долбили передний край, после чего начали переносить огонь вглубь территории, а из леса вышла цепочка ходячих танков, за которыми семенила пехота. Молодцы, военная мысль работает, не в пример земной, никаких плотных боевых порядков, нормальная стрелковая цепь, сбиваются в кучу только позади танков, все правильно. Только один принципиальный нюанс: они еще не поняли мощи современного стрелкового вооружения. Танковая броня и магическая защита оказались слабоваты перед ковровскими пулеметами, а уж КПВТ просто разбирал их на запчасти.

Потеряв за несколько секунд четыре машины и с десяток пехотинцев, твари рванули обратно в джунгли. И что это было? Его переоценка разумности тварей или проба сил? А ведь обстрел они не прекратили, наоборот, перенесли его еще дальше вглубь. Типа надеются нанести сокрушительный удар по первой линии и уже отсекают возможное подкрепление? Скорей всего, потому как фугасное действие их снарядов просто никакое, повредить постройки или разрушить укрепления они не в состоянии. Ладно, и какой же следующий ход?

В этот момент эфир взорвался воплями, а на переднем крае вспыхнула беспорядочная стрельба. Народ садил в кого-то длинными очередями из всех стволов, а из джунглей хлынула вторая волна нападающих. Заработал КПВТ, установленный на крыше штаба, поднимая в воздух фонтанчики земли рядом с одним из роботов. Пулеметчик пристрелялся, и от шагающего человекоподобного робота только детали полетели. Замечательное зрелище, если бы еще пулеметчик сделал это не одной очередью, ведь запорет пулемет, скотина тупая! Теоретически можно выпустить за раз всю штатную ленту, но пулемет все время стоял на солнце, где температура воздуха была за тридцать градусов. Сам ствол черный, еще до стрельбы успел нагреться так, что можно яичницу жарить. И сам пулемет не только что с завода, наверняка ствол уже порядком расстрелян. Игорь хотел скомандовать Токареву отправиться наверх и оторвать болвану руки, когда звук выстрелов изменился, а потом пулемет и вовсе заткнулся. Звездец!

Не выдержав давления, побежал народ с первой линии. Что-то их здорово напугало, потому как неслись сломя голову и влетели в полосу заградительного огня. Да что ж за гадство! Естественно, солдата, упакованного в современную броню, убить мелким каменным осколком практически невозможно, но покалечить можно здорово. Грохнула винтовка Большакова, Игорь попытался определить, в кого он стрелял, и увидел кувыркающегося на земле рыцаря. Существо попыталось подняться, но Василич успел перезарядиться и следующую пулю вогнал точно в голову. Есть, аж из смотровой щели мозги брызнули. Ну или что там у твари в голове…

Теперь понятно, почему народ оставил позиции, для борьбы с латниками нужен совсем другой калибр. Обычный пехотинец перед тварью совершенно беспомощен, если только у него нет гранатомета. Ну, он и не нужен, потому как есть БТРы, и они сейчас направляются тварям во фланг. Обе машины скрылись за ангаром, и тут же раздались приятные звуки работающих тридцатимиллиметровой пушки и КПВТ. Зато последствия их работы были для капитана прям как на ладони. Один шагающий робот взорвался от попадания, второго разобрала на запчасти пушка. О, самое приятное, из-за угла ангара полетели куски одного из латников. И когда же он успел их так невзлюбить? Гы-гы. Твари, решившие избежать знакомства с земной бронетехникой и сунувшиеся в проходы между ангарами, нарвались на мины и автоматические пулеметы.

Капитан опустил бинокль. Предположительно на сегодня все. Противники разбегаются, им останется только трофеи собрать и раненых добить, а тех, которые прорвались в расположение, – уничтожить. Отправить несколько групп для преследования, пусть им жизнь медом не кажется, и рабочий день не кончается. В этот момент в стороне, где находились боевые машины, прогремел взрыв, и они стали свидетелями невероятного зрелища. В струе пламени над крышей ангара взлетела сорванная башня бронетранспортера. «Да как же ее так, у них же столько боезапаса нет, для такого подрыва!» – прошептал пораженный Стрельченко. «Действительно, как?» – удивился про себя Берсенев. Только это и оставалось.

Из-за угла показался пятящийся задом БТР, на крыше которого сидел латник, из руки его вырывалась струя плазмы, вспарывающая броню. Охренеть – автоген!

– Василич, сто метров на два часа, крыша БТР. – Вместо ответа грохнул выстрел. В этот момент бронетранспортер подпрыгнул, наехал на бордюр, и, вместо того чтобы смести тварь на землю, пуля лишь чиркнула по кирасе. Существо даже не прервало заклинание. Второй выстрел, пришедшийся точно в голову, смахнул тварь с брони, но и машиной больше никто не управлял. Прокатившись по инерции несколько метров, она уперлась кормой в столб освещения и остановилась. Из дыры на крыше вырвалось пламя, а внутри корпуса начал взрываться боекомплект.

Внезапно стена ближайшего к штабу ангара рухнула, и из пролома в их сторону рванула толпа гоблинов. Игорь успел крикнуть: «Гранатами – огонь!» – но уже понял, положение не спасти, среди атакующих две бронированные твари, четыре мага и десяток орков. Дерьмо, сам ведь сглазил про штаб.

Возможно, твари уже праздновали победу, еще чуть-чуть, и они ворвались бы в штаб, но в этот момент где-то внутри помещения палец оператора отметил на сенсорном экране элементы минного поля и кнопку «Немедленный подрыв» в правом нижнем углу. Такое название разработчики придумали специально для военных, чтобы не допускало иного толкования.

Судя по звуку и последствиям, сработали сразу две старушки МОН-90. Одна с фланга, вторая практически в упор. Говорят, в старину картечь буквально прорубала просеки в плотном пехотном строю, так вот по сравнению с направленной осколочной миной – это детский сад. После срабатывания сразу двух монок на ногах остались одни латники. Многих, конечно, только ранило. Но досталось всем. А потом из всех стволов ударила охрана штаба. Длинная пулеметная очередь, выбивая кровавые брызги, прошлась по лежащим телам и уперлась в одного из латников. Бесполезно, пулемет только царапал броню. Латник не заставил себя ждать, вокруг него начала разворачиваться какая-то сложная трехмерная фигура из туманных нитей. Барабанящие по броне пули ему совершенно не мешали.

– Василич! Левого! Сейчас! – Игорь сорвался на визг и ударил «молотом». Без толку, слишком далеко его маги, латник даже не покачнулся.

Выстрел Большакова совпал с ответным ударом твари. Прежде чем пуля, выпущенная из изделия дегтяревцев, разворотила ей голову, призрачная конструкция вокруг нее уплотнилась и метнулась в сторону штаба. От взрыва на первом этаже содрогнулось все здание. Вместе с обломками мебели на улицу выбросило изломанные тела двух бойцов и покореженный ПК. А оставшаяся невредимой вторая тварь бросила в окно первого этажа туманную ленту и исчезла внутри. Если она доберется до командного пункта, на какое-то время управление боем будет потеряно, твари успеют перегруппироваться, и тогда им всем песец!

Автомат и снаряжение долой, против латника все равно не поможет, только будет мешать. На первом этаже уже слышна стрельба. Меч в ладонь, прыжок со второго этажа, перекатом погасил энергию удара, развернулся и с разбега запрыгнул в окно. Долбануло здесь знатно, мебель в щепки, людей в мясо. Такое впечатление, что по комнате прокатилась ударная волна, уничтожая все на своем пути. Шагнул в коридор, который должен был привести его в командный центр – никого, только труп молоденького лейтенанта, разрубленного от плеча до пояса вместе со своим автоматом.

…Небо осени отражается в зеркале горного озера, легкий ветерок подхватывает опавшие листья, отправляя на встречу с их последним приключением. Дзен! Первая комната на командном пункте стараниями твари превратилась в свалку дорогущей электроники. В центре нее маг с двумя огненными бичами в руках крушит остатки оборудования. Энергия в клинок и два длинных шага навстречу. Латник разворачивается и бьет его сверху вниз своим магическим оружием. Еще шаг – вперед и в сторону, уклониться от первой струи плазмы, правая нога идет в зашаг, посылая тело в разворот, и одновременно удар мечом снизу вверх по второй руке твари. Наполненное энергией лезвие отрубает руку существа по локоть, а тело, продолжая закручиваться, разгоняет его еще сильней. Левая нога делает шаг, занимая конечное положение, крутящий момент передается в поясницу, лезвие меча движется параллельно земле на максимальной скорости. Да! Сложнейший прием «винт» выполнен на отлично, наверное, и у старших лучше не получилось бы.

Стальной шар головы латника глухо ударился об пол, следом грохнулось бронированное тело. Капитан оторвал глаза от пола и встретился взглядом с совершенно ошалевшим Мосиным. Тот стоял в дверном проеме соседней комнаты и целился в него из РПГ-7, заряженного кумулятивной гранатой. Берсенев медленно положил меч, выпрямился с поднятыми руками и осторожно поинтересовался.

– Товарищ майор, а тебе разве не надо боем командовать? Да и я на твоей стороне.

– Ну, блин, герой меча и магии, – буркнул Славка, опуская гранатомет, – делай что хочешь, но дай мне пять минут. Наша подмога попала в засаду и не придет, но если датчики не врут, она подошла к тварям, сейчас те перегруппируются и начнут новую атаку. Все, я навожу артиллерию.

Артиллерия – значит, все плохо. А по звукам боя, наоборот, все в нашу пользу. Снаружи не прекращался обстрел магическими снарядами, наши отвечали интенсивным огнем из автоматов, в симфонию которого вплетались голоса двух КПВТ и скорострельной пушки. Игорь подобрал автомат убитого оператора, распотрошил его разгрузку, распихал магазины себе по карманам. Выглянул в коридор – никого. Позиция у него – дерьмо, с обоих концов простреливается и укрытия никакого. Ну, ничего, авось магия и на этот раз поможет. Кстати, да, два индивидуума сейчас спускаются по лестнице, и один из них, похоже, маг. Тьфу ты, это же Стрельченко с Токаревым.

– Эй, молодежь, какого хрена оставили Василича без прикрытия? – рявкнул Берсенев.

– Он приказал вам снаряжение отнести.

– Ладно, давайте сюда, в коридоре чисто. – Принесенную парнями РПС надевать пока не стал, а вот автомат поменял и рацию взял. Поинтересовался у Большакова обстановкой. Временно стабилизировалась.

Много прорвавшихся тварей погибло от управляемых мин, а с большей частью роботов успела разобраться бронетехника. Оставшись без поддержки, гоблины отошли в лес и попытались закрепиться на опушке, где установили свои магические пулеметы, которые сейчас увлеченно расстреливал личный состав батальона и старшина Большаков в частности. Большой похвастался, как одним удачным выстрелом уничтожил пулемет вместе с расчетом. Это все, конечно, хорошо, но теперь совершенно понятно – они недооценили противника. Латники оказались тем самым тузом в рукаве, и сейчас от повторной атаки тварей сдерживал только большой калибр. Если их хотя бы десяток, то они вполне могут разменять его на два оставшихся у них бронетранспортера. Пожалуй, насчет артиллерии Славка прав.

– Игорь Петрович, – тронул его за руку Счастье, отрывая от размышлений, – у нас все плохо?

– В тактическом плане нас, конечно, переиграли. Возможно, придется все бросить и отступить в город. Но если в общем и целом, то ничего шибко ужасного. В Демино полк двустволок, думаю, ты помнишь, что может натворить одна их батарея.

Стрельченко понимающе кивнул, и в этот момент не так далеко от них рванул стопятидесятидвухмиллиметровый снаряд, его трудно перепутать с чем-то другим. Артиллеристы начали пристрелку, курсанты переглянулись с хищными улыбками на лицах. Вот теперь точно все. Хренового вам посмертия, господа гоблины и прочие людоеды.


Таврополь, Столкновение

– Судя по твоему виду, тебе есть что рассказать, да еще и без свидетелей, – встретил его мысленным вопросом Менг, не отрываясь от перелистывания каких-то бумаг вместе с незнакомым гражданским.

– Так точно, – так же мысленно ответил Берсенев.

– Тогда погуляй пять минут, я сейчас закончу, и поведаешь, что ты натворил на этот раз, если последствия устраняло два дивизиона двуствольных гаубиц.

По внешнему виду уже и не скажешь, когда командир спал последний раз. Похудел килограмм на шесть, под глазами мешки, форма висит как на вешалке, вроде седины прибавилось. Хотя тут трудно сказать, потому как тоже побрился налысо и сейчас щеголял коротким ежиком. Короче, все плохо.

А он чего хотел, у Менга война и целый город на балансе. Берсеневу собственные мальчики весь мозг вынесли, их надо кормить, поить, обучать, организовывать помывку в условиях отсутствия воды, спасать от депрессии, вшей, дурных мыслей и так далее и тому подобное, а их у него всего три десятка, и еще Большаков здорово помогает, что бы он без него делал? Раньше Игорь был избавлен от большинства хозяйственных заморочек, которые решались централизованно и вроде бы сами по себе. Питание, обмундирование, вооружение – он только контроль за ними осуществлял, а бытовых мелочей практически не касался. Та же помывка в бане для срочников – у него этим замок-контрактник занимался, как, впрочем, и большинством бумажной работы. Игорь ему только сложность-напряженность накручивал. В общем, вел жизнь американского офицера, который своих солдат только на занятиях видит, а всеми повседневными вопросами рулит сержант. Вот сейчас и расплачивается за прошлую спокойную жизнь.

– Ну, пошли, по пути расскажешь, – прервал его самокопания командир.

– Тут, наверное, лучше показать, но если в двух словах, обнаружен новый… юнит. – Менг поднял бровь. – Ну, мы просто еще не поняли, что это такое, – поспешил уточнить капитан. – Гуманоидное существо, владеющее магией, которое в довесок не прочь пойти врукопашную. Всю поверхность тела защищает броня, уверенно держащая семь шестьдесят два в упор. Уязвимое место всего одно – смотровая щель на шлеме. И то не факт. По опыту прошедшего боя гарантированно прекращает функционирование, будучи разорванным на куски или при отделении головы от туловища. В сеть пока не выкладывал, дабы не сеять смуту в умы личного состава.

– Как понимаю, крупный калибр броню пробивает?

– Да, все, что выше чем двенадцать и семь, хорошо справляется.

– Из твоих объяснений я так и не понял, это что, еще одна разновидность робота?

– Вот здесь самое интересное, внутри не механизм. Наши на базе как раз пытаются вскрыть одного, но там броня из стали толщиной в сантиметр, надеюсь, к вечеру отпишу о результатах. Так вот по поводу «что внутри». Там некое существо из плоти, но не из крови. Одно такое в клочья разорвало очередью из «Владимирова», так ни капли не пролилось. Я двоих упокоил, и тоже ни кровинки. И еще, вы в этом мире свежего покойника при хорошем освещении уже видели. – Менг кивнул. – Ага, и серый туман на месте смерти тоже видели. – Еще кивок. – Так вот у этих тварей ничего подобного нет. Они как роботы, при значительных повреждениях просто перестают функционировать.

Разговаривая, они дошли до штабного корпуса. Если раньше дежурство по училищу считалось не особо геморройным – командира встретить, за распорядком дня следить и выдать оружие новому наряду, – то теперь особо не расслабишься. То тюлень позвонит, то олень, за распорядком дня попробуй уследи, особенно когда половина народа принимает пищу на местах несения службы, куда ее еще надо доставить, и толпы вооруженного народа шляются по территории. В штабе вроде тоже все устаканилось, народ уже не бегал с выпученными глазами, осознанно перемещал свои телеса в пространстве. Наверное, скоро совсем пообвыкнут, действие волшебного пенделя закончится, и решение любого вопроса превратится в хождение по мукам.

В приемной, вот новость, оборудовали рабочее место, за которым сейчас сидел незнакомый Игорю капитан. Менг обзавелся помощником? Так точно, помощник. При их появлении товарищ передал ему уточненные списки потерь, расхода боеприпасов за прошедший бой и несколько «хозяйственных» бумаг. Скептически посмотрел на ободранного и обвешанного оружием Берсенева, да еще и с торчащей из-за плеча рукоятью меча – а-ля ниндзя стайл. Просматривая донесения, Менг прошел в кабинет, молча указал Игорю на телевизор, мол, подключай, и неожиданно выругался.

– Узел связи батальона полностью уничтожен, двадцать семь погибших, два БТРа в металлолом. Самое интересное, что после боя недосчитались пяти автоматов, двух пистолетов, шести радиостанций, тактического планшета и автоматического пулемета. Как они его утащить смогли? Просто песец какой-то, людоеды будут у нас технологии воровать. Ладно, давай, что ты мне хотел показать?

– Давайте, наверное, с конца, где тварь разносит узел связи, – запустил видео с камеры наблюдения, установленной на узле. Очень удачный ракурс, отлично видно, как тварь ворвалась в помещение и своей магией принялась крушить всех направо и налево, как связисты расстреливали ее в упор из автоматов, а той хоть бы хны. Потом рядом с ней появилось размытое пятно, и вот уже Игорь увидел себя застывшим в конечной точке движения, а отрубленная голова твари падала на пол. Интересно, он и не знал, что может так быстро двигаться.

– Да, ты и раньше был резок и быстр, а сейчас это вообще что-то невероятное, – задумчиво протянул Менг, – и то, как ты ей срубил бестолковку, это… помню, ты на показательных выступлениях рассекал ножом канаты, как понимаю здесь принцип тот же, только уровень выше?

– Так точно. А теперь хочу показать вам, не как я выскочил сзади и ловко срубил вражине башку, а бой лицом к лицу, один на один.

Игорь записывал видео на внутреннюю память, поэтому ставил максимальное разрешение, и картинка получалась вполне приличной, так что смотреть было даже интересно. Отметил для себя, какой же у него противный голос, особенно когда срывается на визг.

– Как понимаю, бой ты проигрывал, – поинтересовался командир по окончании просмотра, – а когда потерял меч, вообще лишил себя последнего шанса.

– Так и есть. Моя магия ему особо не вредила, а сбежать я не мог, он бы меня тут же припечатал своей. Оставалось тянуть время и ждать подхода крупного калибра.

– Это ты правильно сделал, что не стал на сервер выкладывать. Сейчас разошлю циркуляр, чтобы все группы, работающие за периметром, не ввязывались в столкновения с подобными тварями. И я даже не хочу знать, где ты раздобыл АСВК…

Прерывая начальника, запищал зуммер, Менг недовольно поморщился, но трубку снял. Какое-то время молча выслушивал, потом выдал: «Хорошо, давай их сюда, только не всех, и промурыжь чуток, проверяя на наличие оружия и так далее». – В раздражении бросил трубку на аппарат.

– Гражданское общество зашевелилось. Как-то мне не верится, что кто-то хочет взять на себя ответственность в такой момент. Значит, пришли учить тупых сапогов жизни. Ладно, послушаем, может, что дельное скажут.

– Мне уйти? – поинтересовался Игорь.

– Оставайся, чего бегать туда-сюда, и вряд ли у них есть что сказать, чего с твоим допуском знать нельзя, – усмехнулся Менг, раскладывая на столе комплект электроники от латника. Причем так, чтобы камера смотрела в сторону двери. Надел наушник, потыкал пальцем в экран планшета и вышел с кем-то на связь.

– Дима, здравствуй…. Нет, твоего шефа просто неудобно беспокоить по такой мелочи, а вот ты можешь меня здорово выручить…. Нет, про переехать тебя МОБДом я слегка пошутил, и луна с неба – это лишнее. Но твое рвение я оценил. А вот справочка на нескольких товарищей, которые сейчас войдут ко мне в кабинет, будет в самый раз… Ничего ужасного, просто граждане устроили мирную демонстрацию, подписав под это дело около трех сотен других граждан, и прислали парламентеров с вопросом, как дальше жить… Я только за, надо же узнать, они сами такие активные или подсказал кто… Картинку принимаешь?.. Все, тогда будь на связи.

– Игорь, у меня к тебе просьба, – переключился на Берсенева Менг, – не стесняйся обнародовать свои радикальные взгляды, можешь, как ты любишь, подходящую восточную легенду рассказать, чтобы я мог на контрастах поиграть.

– Насколько глубоко мне быть радикальным?

– Просто будь самим собой, думаю, для большинства творческой интеллигенции ты просто воплощение всех их страхов и комплексов.

– Руслан Фаатович, благодарю за комплимент.

– Та не ма за шо. Заглядай почастще, и буде тоби щастя, – старательно копируя одесский говор, отмахнулся командир. В исполнении мужика с монгольской физиономией вышло забавно.

Вскоре в кабинет вошли семеро представителей этого самого гражданского общества. С первого взгляда стало понятно, что конструктивного диалога не получится, ибо в гости к Менгу заглянула весьма разношерстная компания.

Есть в настоящем интеллигенте некоторая истеричность. Кто постоянно работает с людьми, хорошо это чувствует. Таких посетителей было две штуки, дядечка и тетечка. Два попрошайки, представляющие две мировые религии, хорошо, в городе синагоги с дацаном нет. Еще два дяденьки, на первый взгляд вроде адекватных. И последний, похоже, их клиент, мутный, шо писец. Не, надо было молчи-молчи позвать, чего сейчас гадать, может, хитрый кукловод специально такого подсунул, а сам действует через вот этого, показавшегося ему адекватным, дядечку. Или через другого. Короче, паранойя на почве теории заговора.

Между тем Менг представился общественности, потом представил Игоря как начальника разведки училища, который только с переднего края и вообще, если будут вопросы про реалии нового мира, то более компетентного товарища не найти. Короче, командир на ходу подметки рвал. Кстати, при упоминании его имени дамочка весьма недовольно поморщилась и даже не соизволила этого скрыть. Игорь попытался вспомнить, где он с ней пересекался, как успел ей на хвост наступить, но так и не вспомнил. Пока капитан соображал, народ тоже представился. Может, это были какие-то известные в городе товарищи, но за четыре года отсутствия он уже перестал представлять, что на родине происходит.

Менг предложил гражданам присесть и озвучить проблемы, с которыми они пришли. Начал мужик, показавшийся Берсеневу наиболее адекватным. Спросил про воду и можно ли организовать подключение электричества, хотя бы по паре часов в день в каждом районе. В городе имеется организация, торговавшая оборудованием для ТЭЦ, может, имеет смысл смонтировать парочку. Ну и хотелось бы знать, что вообще происходит, вот, например, сегодня, буквально несколько часов назад в Демино работала артиллерия. Может, им уже пора бежать и записываться в ополчение, а они копают канавы вокруг города.

На этом его перебил интеллигентный товарищ и в приказном порядке потребовал обеспечить народ минимальными удобствами. Где вода с электричеством? В конце концов, конституция гарантирует право на достойную жизнь. Игорь только хмыкнул про себя, и эти люди на полном серьезе говорят про «военных идиотов». Во второй статье только про права и свободы, про достойную жизнь ни слова. Потом товарищ пошел вещать как раз про права и свободы. Очень озаботило его количество повешенных без суда и следствия. И вообще, почему прекращено действие законно избранных органов власти? Где губернатор и парламентарии?

– Товарищи, давайте не все сразу, – перебил оратора командир, – а то не успеваю обрабатывать информацию, – продолжил он с легкой усмешкой, заметной лишь тем, кто его давно знал, и защелкал кнопками мыши. – Начну с водоснабжения, прошу взглянуть на экран, – махнул рукой в сторону монитора, на который вывел последние данные аэрофотосъемки, где отчетливо была видна стройка водовода.

– Как видите, водовод готов примерно на четверть, полным ходом идет возведение насосных станций. Все специалисты Газпрома и городского водоканала днюют и ночуют на стройке. У вас возникает законный вопрос – когда? Трудно сказать, по всей видимости, через две недели, не раньше. Вода какое-то время будет непригодна для питья, только после кипячения. С артезианскими скважинами плохо, уже пробурили с десяток и ничего не нашли.

– А как нам мыться? – фыркнула единственная дама. – Уже отмечены случаи педикулеза, того и гляди получим эпидемию тифа.

– Сударыня, сожалею, но пока могу только посоветовать воспользоваться армейским опытом. Игорь, ты как у себя данную проблему решил?

– Для сбора дождевой воды соорудили несколько больших воронок из полиэтилена, которые наполняют емкости. Личный состав сбрил всю растительность на теле, – провел рукой по своей лысине, демонстрируя, что «всю», это именно всю, – и ежедневно перед отбоем обтирается мокрыми полотенцами. Нательное белье меняется раз в два дня, а верхняя одежда стирается раз в неделю, для чего неделю накапливается запас воды. И, естественно, утренние осмотры, на которых визуально определяется состояние личного состава. Пища готовится строго на определенное количество людей, объедков не остается. Вода употребляется только после кипячения. Мусор и отходы выбрасываются в специально вырытую яму вдали от места дислокации. У меня все.

– Видите, ничего сложного, – командир развел руками, – для сохранения здоровья достаточно минимальной самодисциплины. Я даже не призываю всех бриться налысо, дожди здесь достаточно интенсивные, для мытья головы набрать воды вполне возможно. По воде еще вопросы есть? – обвел взглядом собравшихся. – Вот и хорошо, тогда перейдем к электричеству.

Надеюсь, вам известно, что своих мощностей по производству электроэнергии в городе нет. Абсолютно вся энергия поступала к нам из Солнечнодольска. То, что мы имеем сейчас, производится в основном генераторами армии и МЧС. Сейчас электричеством обеспечены только те объекты, от функционирования которых напрямую зависит жизнь людей. А именно штабы воинских частей, пункты управления, узлы связи, больницы. Гостиницы «Кавказ» и «Турист», оборудованные для проживания лиц, нуждающихся в уходе. По поводу электричества для простых граждан – пока нет. Организовать веерные подключения на пару часов технически возможно, но это бессмысленно. Как для самих граждан, так и для общества в целом, потому что приведет к значительному расходу весьма ограниченных ресурсов. Ну и оборудование для ТЭЦ. Да, есть одна на десять мегаватт, приобретали ее для установки где-то на курортах, и предназначена она работать на газе. Сейчас думаем, как переделать под дрова.

– А я смотрю, на себя «весьма ограниченные ресурсы» вы не жалеете, – поддел знаток конституции.

– Еще раз повторяю про пункты управления. Если вы не поняли, то сейчас я самый старший воинский начальник. Именно в этот кабинет стекается вся разведывательная информация, здесь принимаются все решения. Как, например, сегодняшнее применение артиллерии. И признаюсь вам откровенно, современная армия без электричества войну вести уже не в состоянии. Я имею в виду армию как единый организм, который, словно нервами, пронизан линиями связи. Даже небольшие подразделения сейчас обороняют весьма значительные площади, и без радиосвязи управление людьми и огнем абсолютно невозможно. Времена, когда взводный командовал своими людьми с помощью свистка и личного примера, безвозвратно ушли в прошлое. Если у армии кончится энергия, это будет началом конца для всего города.

Судьба губернатора и части парламентариев – пример беззаветного служения обществу. Андрей Юрьевич вместе с наиболее ответственными народными избранниками посвятили себя изучению физических принципов функционирования нового мира, а именно магии. В результате несчастного случая во время одного из экспериментов губернатор и ответственные парламентарии погибли. Если интересно, у нас даже видео с места происшествия имеется.

И ваш последний вопрос, про виселицы. Все в пределах действующего законодательства, ускоренное судопроизводство в условиях военного времени. Казненные были пойманы на месте преступления, большинство с оружием в руках. А избранная нами форма казни применялась исключительно для наглядности и экономии боеприпасов. Как показала практика, само воздействие и его форма выбраны нами правильно, количество насильственных преступлений против личности и имущества практически свелось к нулю. Несмотря на враждебное окружение, город стал безопасным как никогда. Предлагаю перейти к следующим вопросам.

– Поясните, пожалуйста, информацию о расстреле на месте за ритуальные жертвоприношения живых существ, – поинтересовался мутный тип.

– Игорь Петрович как самый компетентный товарищ вам ответит. – И только для Берсенева Менг мысленно добавил: – «Без интимных подробностей про бонусы за мучительство».

– У местных существует несколько культов, которые практикуют ритуальные издевательства, это как-то связано с некоторыми разновидностями их магии. Гадание, предсказание и всякое такое. На Земле подобное тоже практиковалось, работники культа не дадут соврать, – кивнул на сидящих рядышком служителей. Те скривились, но многозначительно покивали в ответ.

– А если серьезно, или вы думаете, что мы поверим в ваши сказки про магию? – не унимался мутный. – И в то, что губернатор погиб от магического несчастного случая.

«Продемонстрируй ему так, чтобы еще долго икалось, – мысленно усмехнулся командир, – только кабинет мне не разнеси и этого хитрожопого сильно не калечь».

За прошедшие дни Игорь много экспериментировал со своими умениями и обнаружил несколько полезных модификаций. Если при исполнении всех его ударов энергию выбрасывать не импульсом, а постоянным потоком, то воздействие будет несколько иным. Например, «рука молот» может не только крушить, а еще и аккуратно перемещать предметы, чистый телекинез. Ограничения те же – чем дальше, тем меньше должна быть масса предмета. Вблизи все работало прекрасно, поднимал до полутора центнеров, а на расстоянии тридцати метров мог свободно манипулировать разве что спичечным коробком. Но чтобы покуражиться над мутным, его возможностей хватит за глаза и за уши. Сосредоточиться, поехали!

Полоса тумана вырвалась из вытянутой руки, врезалась мутному в живот и, повинуясь движению пальцев, подняла человека вверх, припечатав о потолок. И еще чуток эффектов.

– Сегодня, – вместе со словами изо рта капитана вырвались языки пламени, – погибли двадцать семь отличных парней. Их, наверное, тоже убила выдуманная нами сказка. – Добавил энергии, вдавливая мутного в потолок, так, что тот захрипел.

– Берсенев, – окрик Менга сопровождался ударом кулака по столу, – немедленно прекратить.

Игорь чуть скорректировал полет своей жертвы, так, что товарищ плюхнулся в кресло и опрокинулся на пол. Мутный тяжело поднялся, вернул кресло в исходное положение и с облегчением уселся, спрятав под столом трясущиеся руки.

– Извиняться за поведение своего подчиненного даже не собираюсь. – Менг обвел колючим взглядом притихших переговорщиков. – Думайте, прежде чем рот раскрывать. За эти знания о магии жизнями людей заплачено.

– Руслан Фаатович, – осторожно начал священник, – в условиях информационного голода каких только слухов не ходит по городу. Тем более что магия всегда ассоциировалась со сказкой. Согласитесь, трудно представить, что тип в балахоне и колпаке, бормочущий заклинания, может серьезно навредить современному солдату, с ног до головы закованному в броню, которую пробивает не всякий калибр.

– Николай Сергеевич, полно вам. – Менг устало махнул рукой, а у Игоря в голове защелкали шестеренки. При встрече господин в рясе представился отцом Власием. Видимо, Дима на другом конце радиоканала работал на совесть, данными по гостям снабжал командира оперативно. – Все сами видели. Никаких заклинаний, никто бесов не вызывает и не бормочет себе под нос. Чистая физика, которую можно измерить и описать с помощью математики, чем уже занимаются десятки людей. И поверьте, противостоят нам существа, не менее свирепые и профессиональные, чем Игорь. Единственное отличие – их знания об устройстве мироздания несколько иные.

«У тебя есть что показать в плане трудностей, но без ненужных им подробностей», – раздался в голове голос начальника.

– Так точно. Первая фаза боя за площадку, там нам здорово наподдали, – доложил Берсенев.

– Просто развитие местных шло несколько другим путем, – продолжал вещать Менг, – сейчас Игорь продемонстрирует причину, по которой сегодня работала артиллерия, – и указал на экран.

Капитан уже запустил картинку обстрела тварями позиций батальона.

Реальность, она и близко не Голливуд. Это там несколько дублей с разных ракурсов, нарезка из красивых моментов и прочее. На видео с личной камеры, как правило, ничего не видно, зачастую даже не видно, в кого солдат стреляет. В его случае было чуть лучше, потому как он целенаправленно наблюдал. А сейчас наблюдал за реакцией народа. Обстрел из магических минометов их не впечатлил. Но на шагающие танки отреагировали как имперские подростки, первый раз увидевшие кино про Звездные войны. Бронированные маги их не проняли, видимо, не поняли, каким слонобойным калибром их уничтожали. Дошло в момент уничтожения двух бронетранспортеров. Надо думать, они сами – мальчики не особо впечатлительные, и то офонарели. Особый колорит придавал разговор во время боя, сплошной мат-перемат.

– А что было дальше? – поинтересовался второй попрошайка, когда видео закончилось. – Бой ведь еще шел, почему вы прекратили снимать?

– Некоторые твари отлично улавливают электромагнитные поля. В условиях ограниченной видимости это чревато самыми фатальными последствиями. И если не хочешь, чтобы они засекли тебя раньше времени и долбанули своей магией, лучше электронику не брать с собой вообще. А дальше мы выдавили тварей с территории части, и их накрыла артиллерия. На чем, собственно, все и закончилось.

– А ваши способности…

– Что способности? Пойдите в окрестные джунгли, поймайте тварь, которая умеет швыряться огнем, перебейте ее охрану, посадите в клетку и наблюдайте за ней двадцать четыре часа в сутки. Вот так и поймете, как эта магия работает. А, один маленький нюанс, постарайтесь сделать так, чтобы эта тварь вас не убила. Но ведь это такие мелочи, не стоящие внимания просвещенного гражданина. Вы ведь сюда заявились не с вопросом, чем мы можем помочь, а с претензиями – аккумулятор у мобилы разрядился, вынь да положь вам электричество, воду из-под крана, и всем по фигу, что у нас война и новый мир, требующий изучения, вам нужен всего лишь привычный комфорт…

– Игорь, брейк, – рыкнул Менг и тут же переключился на переговорщиков: – Товарищи, все сами видели, работа идет, на месте не сидим. Изучаем языки, магию, пытаемся наладить взаимодействие с местными, которые адекватные и людей не жрут. Производство боеприпасов организуем, полезные ископаемые ищем, все движется. Но, возможно, вы по старинке не хотите замечать полезные действия властей. Ну да ладно, давайте вернемся к конкретике, у вас еще есть вопросы?

– Руслан Фаатович, думаю, выражу общее мнение, – снова начал интеллигент, – если скажу – впечатлены. Но все же хотелось бы знать, когда вы планируете отменить военное положение и передать власть гражданской администрации?

– А власть и так в руках гражданской администрации. В городской администрации как занимались коммунальными да социальными проблемами, так и продолжают. У мэра даже приемный день имеется, суббота. Можно без проблем записаться и прийти с личным вопросом. Или вы считаете, что гражданская администрация должна еще боевыми действиями руководить и исследованиями технологий двойного назначения заниматься? Так подобного и в родном мире не было, и здесь не будет.

– Нет, возможно, я неправильно выразился. Нас интересует, когда будут выборы, чтобы мы могли привести наши законы в соответствие с реалиями нового мира. Та же магия и вопросы с жертвоприношениями, все это требует определенного регулирования. Опять же вопросы с собственностью и оплатой труда, у нас ведь сейчас военный коммунизм, мы все понимаем, мера вынужденная, но это не может длиться вечно. Да и управлять городом в ручном режиме, как вы сейчас, просто невозможно? – Увидев кривую ухмылку Игоря, гражданин тут же переключился на него, видимо, посчитал слабым звеном. – А вам, товарищ капитан, чем-то не нравится мое предложение? Вам интересно жить в беззаконном обществе? Плыть по течению, не принимая участия в жизни? Не желаете взять на себя ответственность за собственную судьбу?

– Если под участием в жизни общества вы понимаете свободные выборы из двух и более кандидатов, то нет, совершенно не хочется. Я искренне не понимаю, на кой ляд выбирать кучу бездельников, которые, не являясь профессионалами, сочиняют дурацкие законы, зачастую противоречащие не только друг другу, но и самому здравому смыслу, и которые мы потом обязаны выполнять, раскорячившись, как корова в бомболюке из известного фильма.

Да еще и не неся за этот маразм никакой ответственности. Вы знаете, меня здесь больше пугает не отсутствие здравого смысла, в конце концов, кто из нас не косячил, а отсутствие ответственности. Вот, например, я или товарищ полковник, если мы ошибемся в бою, то, с большой вероятностью, расплатимся за ошибку собственной головой. Но я что-то не припомню, чтобы хоть один народный избранник расплатился за свою дурь.

Насчет беззакония есть одна хорошая восточная легенда. Когда Кир Ахеменид завоевал Вавилон, к нему пришли вельможи с вопросом: «Земля наша велика и обильна, народов, населяющих ее, не счесть, как править будем? Надо бы законов насочинять и политкорректность соблюсти…», – и прочее, прочее. На что Кир им ответил, что рулить новой державой собирается следующим образом: любое злое дело должно немедленно и со всей решительностью пресекаться, а любое доброе дело находить всемерную поддержку. По-моему, отличный рецепт от мужика, который в управлении понимал больше любого из нас. Ведь после его смерти персидское царство не развалилось, как империи Александра Македонского, Чингисхана или Тимура, а нормально просуществовало больше двухсот лет. Почему бы и нам не взять на вооружение полезный опыт? А то уже до маразма дошло, за общественно-полезные дела у нас наказывают значительно строже, чем за общественно-опасные.

– Как интересно, и какое же общественное устройство вы считаете наиболее рациональным?

– Уж точно не дерьмократию, придуманную просвещенными рабовладельцами в Древней Греции. Перефразируя классика, по фигу, какая у тебя кошка, демократически выбранная из двух и более кошек или тоталитарно назначенная, лишь бы мышей ловила.

– Чего еще можно ожидать от человека, заслужившего среди горожан прозвище Вешатель? – фыркнула дама. Вот это новость, он, оказывается, знаменитая личность, а никто даже в известность не поставил. Серега-мент явно заслужил втык.

– Так, товарищи, попрошу без оскорблений. Игорь выполнял приказ, освобождал город от всякой нечисти, и если граждане этого не поняли, мне очень жаль. У нас идет война, где не пирожными кидаются, а убивают друг друга, поэтому никакой пятой колонны мы не потерпим. Любую уголовщину и впредь будем давить без всякой жалости.

По вопросу общественного устройства хочу вас успокоить. Столь радикальные взгляды исповедует не так много военнослужащих. И я полностью с вами согласен, долго жить при военном коммунизме невозможно. Сейчас мы концентрируем все силы и средства для решающего сражения с обитающими вокруг тварями. Если победим, то получим столь необходимую передышку. Если повезет, может быть, выиграем пару лет относительного мира, во время которых нам нужно будет провести выборы, определиться с органами власти, экономикой, социалкой и прочим. В общем, стать настоящим государством. Альтернатива, как понимаете, одна-единственная – пойти тварям на обед.

– Не боитесь, что у вас самым подготовленным подразделением командует такой радикал? – усмехнулся интеллигент.

– Гражданский стереотип, – отмахнулся Менг. – Разведка всего лишь узкоспециализированный инструмент современного командира. Она хороша для получения информации о противнике, диверсий и внезапных точечных ударов по слабо защищенным объектам, а полноценный бой вести не в состоянии, у нее просто нет необходимого для этого вооружения. Ну и, Игорь, ты же не будешь интриговать против своего бывшего начальника курса?

– Нет, товарищ полковник, я больше насчет повесить кого, для интриг умом скорбный. А уж если путч провалится, вы меня заставите все сортиры зубной щеткой вычистить. Нет, не мое это.

– Вот видите, ваше беспокойство неоправданно, – оскалился командир.

– История знала и не такие предательства, – не поняв армейского юмора, снова фыркнула женщина.

В общем, прежде чем удалось выпроводить представителей прогрессивной общественности, еще с полчаса потратили на беспредметные разговоры. Менг с облегчением откинулся в кресле и обратился к своему невидимому собеседнику с вопросом, следует ли уточнить задачу. Но, видимо, Дима был товарищ сообразительный, потому как Менг лишь буркнул свое «одобрямс» и отключился. Перевел смеющийся взгляд на Игоря:

– Наверное, лучше всего играть самого себя.

– Я оправдал доверие?

– Висит на сцене в первом акте: бензопила, ведро и еж. Заинтригован Станиславский, боится выйти в туалет. Пять баллов. Может, теперь хоть не будут мешать работать. Побоятся молодых Бонапартов, которые хотят возродить древнеперсидские порядки с царями, сатрапами и секир-башкой за нерадивость. Так что на твоем фоне я буду смотреться настоящим светочем либерализма и столпом демократии. Ладно, давай с тобой закончим. У тебя есть в наличии целые доспехи от этих магических созданий?

– Да, тот, которому я голову срубил, целый.

– Прекрасно, обстреляй его бронебойными из АК и ПК с разных сторон, может, не такой он и неуязвимый. Теперь по твоей магии, кого-нибудь смог обучить своим фокусам?

– Нет. Возможно, требуется больше времени. Я же сам в этом вопросе как дрессированный медведь, научить – научили, а почему оно работает, даже не представляю. Был у нас один товарищ, очень интересовался всякой мистикой, связанной с боевыми искусствами, и достиг в этом деле значительных успехов, может, он и знал, откуда ноги растут. Но его в городе нет.

– Точно нет? Может, он залег на дно и сейчас вовсю изучает новые способности?

– Исключено. Он мне как старший брат, будь в городе, обязательно связался бы. Хотя бы удостоверился, не свернул ли я себе шею.

– Если мне не изменяет память, у Степанова было двадцать учеников, кто-нибудь из них есть в городе?

– По всей видимости, никого. Проехался по всем адресам, никого не встретил, на оставленные записки никто не отреагировал. В базе МЧС на получение продуктов ни одного из них не значится.

– Как же не вовремя все разъехались… или, наоборот, очень вовремя. Ладно, держи этот вопрос на контроле, вдруг кто объявится. Теперь про телепатию и использование магии в медицинских целях, подвижки есть?

– С телепатией глухо, она имеется только у нас с вами. С нашими, сколько ни пытался, ничего не выходит, у людей начинает болеть голова. С местными лучше, с безногой эльфийкой получилось передавать образы, но, по всей видимости, ей это не слишком приятно. Свою эльфийку вообще чуть не угробил. У девочки был явный нокдаун, да еще и кровь носом пошла. Я уже боюсь экспериментировать. По лечению. У Доктора Смерть есть пара теорий. Теперь, когда появились пленные, имеется возможность проверить их на практике.

– Прекрасно, но сначала распотрошите бронированных. С тебя и твоих ребят подробный рапорт со всеми нюансами. Видео залей мне, подумаем коллективом, до кого что можно доводить. С телепатией пока отложи, не хватало действительно кого-нибудь угробить. Если только с местными тварями придумаешь, как поработать. Вроде все, у тебя вопросы есть?

– Тут подумал, может, общественность не так уж и не права в плане информационного голода? Я ведь у вас хотел просить нескольких лингвистов в штат, а оказывается, процесс уже идет. Может, есть смысл доводить до людей, что вообще происходит. Меньше дурных мыслей будет и подстрекателей перестанут слушать. И по поводу энергии, у меня есть мини-ГЭС. Две турбины на пять мегаватт. Могу передать городу. В ближайших горах полно речек, на которых реально смонтировать, потока хватит.

– Как понимаю, ее еще Степанов купил? – после долгого молчания поинтересовался Менг. – И винтовка, которой вы бронированных тварей отстреливали, наверное, оттуда же.

– Вы же сказали, что не хотите знать. Но вообще-то да, все его.

– У тебя не возникает ощущения, что твой учитель все знал заранее? Слишком много моментов, которые на Земле выглядели сомнительными, а иногда откровенно идиотскими, пришлись в тему в новом мире. Даже не просто в тему, а оказались стопроцентным попаданием.

– Откровенно говоря, я только об этом и думаю, такое чувство, что он готовил всех нас именно к такому.

– Вот тебе еще задание, подумай над этим интенсивней. Степанов, он же просчитывал любую ситуацию на несколько ходов вперед круче любого компьютера, наверняка оставил какие-то подсказки, которых ты пока не заметил.

Про язык не переживай, у нас уже несколько сотен местных из числа освобожденных по окрестным поселкам. Так что изучение языков идет полным ходом. У них тут в ходу имеется специально разработанный универсальный язык общения, типа нашего эсперанто. Эльфийский, темноэльфийский, орочий или оркский, не знаю, как правильно. Три человеческих языка, два гномьих диалекта и два гоблинских. Это только самые распространенные. Поэтому не бери дурного в голову, когда ситуация прояснится, до тебя доведут, какие надо учить. Пока справляйся своими силами. Но если свободного времени девать некуда, то могу осчастливить еще парочкой гражданских подчиненных. – Игорь энергично замотал головой.

– Почему-то я так и думал. Насчет информирования граждан есть пара идей, уже даже командующего пограничным округом и главного эмчеэсовца на это подписали. – Увидев вопросительный взгляд Берсенева, пояснил: – Граждане значительно больше уважают пограничников и спасателей, чем тупых сапогов и кровавую гэбню. Но так получилось даже лучше, типа гражданское общество работает.

Из интересного для вас… запустили линию по производству макарон, и она уже начала выдавать продукцию. Но сам понимаешь, это только пять сорок пять и семь шестьдесят два. Поэтому двенадцать и семь расходуй с умом. Из плохого – лака для гильз пока нет, пороха нет, точнее, в промышленных объемах пока нет. И когда мы освоим производство всей номенклатуры боеприпасов, на сегодня не ясно. По исследованию магии не ты один тянешь лямку. Есть группа у комитетчиков и группа на базе политеха, из гражданских. Но ни у тех, ни у других ничего интересного. Твой доклад про чувствительность магов к радиоизлучению пока самый ценный. Да не корчи морду, я прекрасно понимаю, что на вас висят люди с объектом, и эпохальных открытий не жду. Будет возможность, разгрузим тебя, а пока пусть идет как идет.

И, кстати, раз уж подняли вопрос про законность. Ускорь завершение личных дел, ни к чему будоражить общественность длительной эпидемией подавившихся прокуроров. Тебе все ясно?

– Так точно.

– Тогда свободен.


Таврополь, четыре дня после Столкновения

В кои-то веки Демидов работал так, как и должен работать начальник разведки. Не в лесу с автоматом, а в кабинете с картой. Правда, карта была так себе, то, что с беспилотника наснимали, потом в «Панораме» склеили, залили на сервер группы боевого управления. Ему осталось перекачать себе на машину, чтобы сеть постоянно не грузить, и через проектор вывести на здоровенный экран. Технологии, это, конечно, хорошо, но пока не сильно помогают, на экране сплошные джунгли. В общем, обычная фотография, по которой рельеф только угадывался, а о том, что скрывалось под кронами лесных исполинов, оставалось только гадать – листва столь плотная, что современный сканер ничего путного не показывал. Хотя, как показала практика, там могли скрываться целые поселки с многочисленным вооруженным до зубов населением и бронетехникой. Да и картинка чуток устарела. На самом деле в джунглях рядом с отдельным батальоном связи теперь имелась проплешина размером с футбольное поле, ну и вокруг в ближайших окрестностях тоже немало деревьев перевели на дрова.

А ведь все начиналось – банальнее не придумать. Связисты поймали магическую тварь на своей территории – умудрилась пройти сквозь минное поле, прокопать подземный ход на территорию части и убить двоих парней. Связистам это чрезвычайно не понравилось, быстренько сколотили поисковую группу, вышли в джунгли и удачно помножили на ноль три десятка местных жителей. Те обиделись, запросили подкрепление, после чего кисло стало самим связистам. Однако твари не успокоились, на волне успеха решились на полноценный штурм позиций батальона, где их встретило тяжелое вооружение. Тяжелое, конечно, по отношению к личному оружию, максимальный калибр – тридцать миллиметров, но связистам он не шибко помог. Оружие мало иметь, надо уметь им пользоваться, а с последним у них водились некоторые проблемы.

Большинство народа в батальоне оказалось необстрелянным, с перепугу умудрились запороть стволы у двух КПВТ. Два бронетранспортера, один из которых был пушечным, подставили под мага, и тот их успешно спалил. А когда на одном из флангов заглох крупнокалиберный пулемет, в расположение смогла прорваться бронетехника тварей с частью пехоты. В некоторых местах дошло до рукопашной. В этот день у землян были самые серьезные потери со дня переноса. Короче, все плохо. Имуществу и строениям части принесен значительный ущерб. Самое паршивое, что уничтожили узел связи самого батальона. Его же в Таврополь пригнали в расчете на то, что он обеспечит связь для штаба новой армии, поэтому на оснащение не скупились. Последнее слово техники и так далее. Серьезная потеря. Кроме того, народ прощелкал один из автоматических пулеметов, которые защищали периметр. Гоблины утащили его в джунгли вместе с турелью и куском управляющего кабеля. Что тут скажешь, сильны ребята, общий вес устройства под три сотни килограмм, а они умудрились его под огнем вынести.

В общем, кое-как связисты смогли выдавить прорвавшегося противника обратно в джунгли. Но, откровенно говоря, положение землян это не сильно улучшило. Скорей наоборот, их неприятности только начинались. Твари стали концентрироваться в ближайших джунглях для повторной атаки. Видимо, готовились к решительному штурму уже давно, а он, хренов начальник разведки, оное действо прошляпил. Уверовали в собственное превосходство, и сосредоточились на обнаружении и зачистке окрестных деревушек, а тут вдруг бах – и два батальона пехоты пожаловали в гости. В конце концов поле боя осталось за землянами, жирную точку поставила артиллерия. По району сосредоточения гоблинов отработало два дивизиона двустволок, обеспечив связистов дровами на всю оставшуюся жизнь. А его самого – конкретным геморроем.

Вопрос на засыпку, как твари умудрились сконцентрировать столь значительные силы, да еще так быстро? Нет, понятно, при переносе не каждый получил такой подарок, какой достался ему самому, но ведь толпа местных, да еще и с бронетехникой, должна была неслабо наследить в джунглях. Они ведь совсем недавно проводили там зачистку. Да, потеряли в засаде несколько человек и бэтээр, но перестреляли порядочно тварей, а оставшихся рассеяли по лесу. И вдруг такой подарок. Интересно, какие сюрпризы приготовил для них противник? Кстати, что-то Сережа долго на связь не выходит, специально отправил его к яйцеголовым из группы боевого управления – контролировать проведение авиаразведки в интересующем его квадрате. Чтобы беспилотник полетел именно туда – туда, куда нужно ему, а не как оператор понял.

В тот момент, когда Демидов уже начал подумывать, начинать ли ему злиться или дать молодежи еще чуток времени, пискнула его рация. Бросил взгляд на экран, ага, группа боевого управления по отдельному каналу, легки на помине.

– Я вас внимательно…

– Юрий Анатольевич, я тебе здравия желаю, – раздался голос командира группы, – у меня для тебя две новости, с какой начать?

– С хорошей, конечно, а то последние дни вокруг сплошной негатив, так хоть ты порадуешь.

– Ты в очередной раз подтвердил свою квалификацию разведчика. Примерно там, где указал, обнаружился очередной поселок, а в нем скопление тварей и несколько шагающих танков. А плохая новость – нам пришлось прекратить разведку, твари сбили наш аппарат. Сам понимаешь, дальних разведчиков у нас по пальцам пересчитать, не могу рисковать. Придется тебе подобраться к ним поближе и задействовать собственные силы. Ретранслятор я обеспечу.

– Насчет «сбили» попрошу подробнее, – интересно, откуда у тварей с их уровнем развития появились зенитные автоматы? Раздолбаи, когда брали поселок у реки, прошляпили батальонный модуль боевого управления, небось и сейчас лопухнулись?

– Да какие тут подробности, навели несколько своих магических пулеметов, таких же, как ты захватил, и расстреляли. А птичка, между прочим, находилась на высоте триста метров. Собственно, чего я распинаюсь, сейчас мои закончат, и картинку выложу. Еще вопросы?

Вопросы на самом деле имелись, но собеседник на них точно не ответит. Ответы придется искать самому. Ладно, подождет, пока народ зальет видео, а карта… сегодня не успеют уже. Там все вручную склеивают, как в старину, только снимки сейчас не бумажные, а цифровые, но геморроя немногим меньше. О, а на один из вопросов он может попробовать получить ответ прямо сейчас. Майор связался с казармой разведроты и приказал доставить ему местного специалиста, который у них так и прижился.

Говорят, связь – нерв армии. Очень верное сравнение, и главное для них, что этот нерв у противника имеется. Мишка говорил ему о возможности местных переговариваться мысленно в пределах видимости, может быть. Но это, так сказать, аналог их тактической радиосвязи, а для того, что они устроили у связистов, такого явно недостаточно. Все поселки, обнаруженные ими рядом с городом, на центры цивилизации не тянули даже с натяжкой. Самый крупный располагался у реки, в нем после зачистки насчитали две с половиной тысячи дохлых тварей. Остальные так себе, от пары сотен до тысячи. Расстояния между ближайшими – не менее десяти километров. Вопрос, как в таких условиях твари смогли столь быстро мобилизовать отряд, атаковавший батальон связи?

После боя он со своими парнями и разведчиками из бригады внутренних войск в прямом смысле перерыл все окрестные джунгли, нашли несколько лагерей, в которых твари жили несколько дней перед нападением. А также несколько схронов, видимо, для техники, и определили примерное направление, откуда эта толпа к ним приперлась. Из барахла, найденного на месте и подобранного на поле боя, можно было сделать однозначный вывод – против них воевала не регулярная армия, а ополчение. Оружие, снаряжение, доспехи, паек – все разное. Даже подбитые роботы визуально все разных моделей. В регулярной армии подобного быть не может, никакой бюджет этого разнообразия не потянет. Про снабжение такой армии лучше вообще не думать, страшный сон службы тыла.

Вопрос о связи Демидов попытался с помощью жестов, рисунков и демонстрации работы радиостанций задать своему консультанту. За две недели проживания в Таврополе он по-русски выучил только то, что можно почерпнуть в казарме. В смысле матерился уверенно и к месту, но вроде поставленную задачу понял. Попросил бумагу с карандашом и на пять минут отключился от реальности, засев за художества.

И что же он нарисовал? Видимо, два гоблинских поселка с алтарем на центральной площади, рядом с каждым алтарем по фигурке с воздетыми к небу руками, предположительно жрецы. Поселки отделяют друг от друга стилизованные изображения рек, гор и лесов. Рядом с одним из жрецов местный консультант набросал несколько закорючек, обвел их кружком, потом соединил стрелкой с алтарем. Продолжил стрелку к другому алтарю, ко второму жрецу, и рядом с ним нарисовал те же закорючки.

Вроде понятно, дальняя связь может осуществляться исключительно с помощью алтарей. Что ж, это объясняет столь быструю мобилизацию, у тварей узел связи в каждой деревне. Майор опять жестами и рисунками спросил о дальности такой связи, на что коллега быстренько изобразил карту мира, показав на ней, что расстояние для магической связи не имеет значения, главное условие – наличие нужного алтаря. Занятно. Демидов уже пытался понять, как обрисовать вопрос с тактической радиосвязью, но их консультант вернулся к своему первому рисунку.

Рядом с обоими поселками нарисовал то ли беседку, то ли пагоду, внутри нее – прямоугольник, на котором изобразил две борющиеся человеческие фигурки в стиле «палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек». Рядом с ними опять фигурка жреца с воздетыми к небу руками. Снова текст, от которого стрелочки ведут к жрецу, борцам и другому прямоугольнику. Еще один вид связи? Очень интересно. За прошедшие дни он принимал участие в зачистке четырех поселков, и нигде не видел ни беседок, ни пагод. Ан нет, беседка была в усадьбе жреца из речного поселка. Правда, для борьбы она подходила слабо. Как место отдыха годилась – столик, кресла и все такое.

Вопрос стоило выяснить поподробней. Продемонстрировал коллеге свое непонимание, тот, вспомнив, что в местных реалиях они ни в зуб ногой, снова взялся за карандаш. Опять нарисовал две фигуры, но если в первый раз изобразил положение, напоминающее закрытый гард, то теперь это был маунт, следом нарисовал схематичный бэк маунт, потом север-юг. Закончил рисование положением из греко-римской борьбы, майор не знал, как оно называется – по-простому, так «раком», и с ухмылкой уставился на Демидова, показывая руками «и так далее, и тому подобное».

О да, его объяснения сильно помогли. Зал единоборств, что ли, или, скорее, храм бога войны? Ладно, сейчас выяснит. Встал перед иномирянином в стойку для рукопашного боя, имитировал пару ударов, резко сблизился, бросил его через бедро. Ронять, конечно, не стал, подстраховал в конце траектории. Когда тот выпрямился, повторил его жест про «и так далее». Несколько секунд иномирянин смотрел на него с ошарашенным видом, потом до него что-то дошло, и он, с трудом сдерживая смех, выставил перед собой руки и замотал головой, всем видом показывая, что к единоборствам данное действие не имеет никакого отношения.

Коллега вновь взялся за карандаш и дополнил изображение одного из борцов полусферой на груди, характерным движением таза пояснив непонятливому начальнику, что именно он имел в виду. Занятный, однако, им достался мир, местные боги – настоящие маркетологи. Хочешь получать божественные плюшки, но не хочешь участвовать в ритуальных убийствах? Не вопрос, к твоим услугам имеется божественный траходром. В целом логично, трахаться во славу божества всяко приятней, чем мучить разумных. Хм… что-то он подобных алтарей у гоблинов пока не встречал, видимо, по поводу «приятней» – исключительно его субъективное мнение. Надо бы расспросить коллегу подробней на предмет божественной связи.

Последующий их разговор по причине языкового барьера сильно его кругозор не расширил. Всяко-разных богов в этом мире существовало весьма значительное количество, но конкретно предоставляющих услуги связи было всего восемь штук. Пятерым из них поклонялись у гоблинов. Два кровожадных божества, алтари которых имелись в каждой деревне, работали, если можно так выразиться, по одному протоколу. То есть их служители спокойно связывались между собой, чего не могли позволить себе остальные божества, их жрецы могли связываться только со своими коллегами.

С божеством, которое принимало совокупление в качестве подношения, все было просто. Приходишь в храм и трахаешся на алтаре. Хочешь, приходи с постоянным партнером, хочешь, с любовницей или любовником, хочешь, со служителем храма ритуал проводи. Причем два последних пункта за измену не считались. Никаких ограничений по количеству, полу и виду разумных, принимающих участие в ритуале. Единственное, в случае однополой любви бонус от божества почему-то был значительно меньше. Дискриминация, однако. И наоборот, если в процессе ритуала произошло зачатие, оба участника и зачатый ребенок одаривались весьма щедро.

Чем заведовали два оставшихся божества и в чем заключались различия между ними, Демидов так и не понял. В качестве подношения они принимали практически все: от плюнуть товарищу в компот до ритуального убийства. Но в деле присутствовал некий нюанс, передать который иномирянин не сумел. Вроде одно божество заведовало правосудием, и при ритуале необходимо было соблюсти баланс между совершенным деянием и ответным воздействием. Если баланс соблюден, ты молодец, получаешь от божества подарок, а вдобавок освобождаешься от уголовной ответственности за самосуд. Типа само божество подтверждает правомочность твоих действий. И наоборот, если перегнул палку, сам дурак, и божество тебя накажет. Кстати, очень неудобное божество, наверное, уровень коррупции и злоупотребления властью в этом мире значительно ниже.

Второе божество – все то же самое, только для ритуала ты должен питать к другому разумному искреннюю неприязнь. Последнего убивать и мучить вовсе не обязательно, достаточно причинить ему душевные страдания. И чем изощренней интрига, тем больше получаешь бонусов, но при этом от уголовной ответственности не освобождаешься, действуешь на свой страх и риск. Подобное неудобство компенсировалось весьма вкусными плюшками от божества.

Последние два небожителя в новом мире были представлены не слишком широко, а на территории, контролируемой гоблинами, и подавно. Здесь в большом почете находились кровожадные божества, не требующие замороченных ритуалов и подготовки. Очень демократичные божества, работающие с любым желающим по четким прейскурантам. Не надо мозг напрягать, книжки читать, на жреца или на мага учиться. Пришел, замучил разумного, получил награду – все просто, как два пальца. Правда, с божеством, с которым расплачивались сексом, тоже никаких заморочек не было, пришел и трахайся, только бонусы пожиже и в основном – связанные со здоровьем. Ребенок, зачатый на алтаре, получал изначально развитую энергетику, с которой брали учиться магии. Чтобы получить личное могущество, требовалось совершить нечто феерическое, типа как в анекдоте про Брута и сотню девственниц.

С богами и дальней связью через стационарные узлы связи понятно. Подвижные узлы представляли собой те же алтари, только меньшего размера, этакий походный вариант. Меньшего размера – в данном случае являлось довольно относительным понятием, как показал коллега, такую дуру с собой по джунглям не потаскаешь. Поэтому походные алтари перемещались на кораблях или в составе войскового обоза. Не их случай.

Их проблема всплыла в другом месте. За особые заслуги божество могло одаривать своего последователя вполне материальными вещами с очень интересными свойствами. Как правило, чем-то небольшим, что всегда можно носить с собой. Оружие, колечко, кулончик на цепочке и всякое такое. Обычно свойства подарка напрямую зависели от характера деятельности разумного. У темных богов они поглощали жизненную силу жертв и передавали адепту, генерировали особо пакостные заклинания и тому подобное. Но имелись и такие, которые к своим основным функциям могли еще работать как спутниковый телефон, обеспечивая владельцу связь с любой точкой планеты. Естественно, связь исключительно с алтарем или товарищем, у которого имеется аналогичный дар. По понятным причинам ряды особо заслуженных адептов никогда не отличались многочисленностью, но все же проблема наличия у противника возможности связи между подразделениями имела место быть.

Пока Демидов обдумывал, что ему делать с линиями связи противника, если ни один алтарь им даже повредить не удалось, вернулся его лейтенант, готовый подробно доложить о неприятностях. Запустили видео, на котором присутствовал не просто поселок, а целый городок. Что интересно, вокруг него наличествовали некие укрепления по типу древнерусских. Земляной вал с торчащими срубами, предположительно заполненными землей. По периметру было разбросано семь деревянных башен, здорово выступающих за линию стен. Надвратные башни отсутствовали, но сами ворота оказались отнесены внутрь периметра, так что проход к ним представлял собой узкую кишку меж стен, простреливаемую с двух сторон, да еще и с одним поворотом. Интересно у них пошла военная мысль. Если вспомнить военную историю, нечто подобное, только уровнем повыше, устраивали крестоносцы в своих палестинских замках. Вроде как ворота там не брали ни разу.

Порт, нормальный такой для этих мест, наверное, современный. Причалы с примитивными деревянными кранами, длинные склады на берегу. С одной стороны его прикрывает прямоугольный земляной форт, с другой стороны городские укрепления. На другом берегу реки еще один форт, в принципе грамотно, он пока не знает всех возможностей местного оружия, но логично предположить, что фарватер полностью простреливается с обеих сторон. Еще из интересного – вооруженный колесный пароходик, такое впечатление, что строили его именно для боевых действий. На глазок ни нормального трюма, ни места на палубе, зато зачехленные стволы торчат во все стороны, явно не сухогруз и тем более не танкер.

Сам город имел немного другую планировку, у него было два явных центра, соединенных между собой широким проспектом. Каждый центр – это традиционная площадь, но не с плитой алтаря, а с капитальным строением из камня. О как, готов поспорить, перед ним храмы кровожадных богов. Кстати, в стороне от центра города нашлась пагода, какую недавно нарисовал ему иномирянин. Так, еще из странного, слишком много народа на улицах городка, порт забит судами, на обеих площадях стоит бронетехника – общим количеством два десятка. А за городскими воротами до самого леса раскинулся настоящий палаточный городок, и если Демидов что-то понимает в этой жизни, у тварей там ни фига не ярмарка. И в этот момент видео закончилось.

– Юрий Анатольевич, обратите внимание, – Сергей перетащил ползунок на пару минут назад, – вот здесь, – указал на суету в одном из дворов, – твари установили на телегу свой магический пулемет и наводили его на беспилотник.

Демидов бросил взгляд в левый угол, где отражалась телеметрия, действительно, высота триста, скорость шестьдесят. Интересное кино, дальний разведчик – цель не маленькая, пожалуй, из автомата он смог бы попасть, а из этой магической трубы? Скажем так, не самая приятная новость. А какова вообще максимальная дальность стрельбы из такой пушки? Должен же быть предел пропускной способности по энергетике, сколько надо влить в оружие энергии? Чтобы там схема сгорела? И еще момент, связанный с чувствительностью местных магов. Гоблины успели вытащить и развернуть свой пулемет, то есть засекли их птичку еще на подлете. Нормальная тема, их технологическое преимущество тает с каждым днем. Ладно, пора проверить, как в родном училище учат работать головой, в смысле делать выводы из увиденного, а не кирпичи разбивать.

Но прежде отмотал видео еще назад, до места, где была видна пагода, показал ее коллеге, потом ткнул пальцем в рисунок с камасутрой. Иномирянин утвердительно кивнул. Майор на пальцах поинтересовался, как насчет уничтожить храм вместе со жречеством? Коллега показал – вопрос решаемый, но лучше этого не делать. Да и алтарь в нем уничтожить не менее проблематично, чем у кровожадных божеств. Задачка, узел связи – цель, подлежащая уничтожению в первую очередь, но в данном случае имеется нюанс. Раз местные боги активно вмешиваются в дела смертных, то коллега прав в своих сомнениях, разумно ли портить отношения с таким во всех смыслах приятным божеством. Хорошо проводишь время, да еще и получаешь за это ништяки. Тут уже вопрос политический, надо начальству доложить.

– Серег, твое видение ситуации?

– Похоже, нашли административный центр этой территории. Как мне кажется, сейчас туда стягиваются милиционные формирования из окрестностей, возможно, отряды феодалов или аналогичные структуры. Параллельно комплектуются отряды ополчения и одновременно создается база для снабжения предстоящих операций…

– Поясни. – Демидов был полностью согласен, но хотелось узнать, по каким путям движется лейтенантская мысль.

– Про ополчение. Если приблизить картинку, хорошо видно: снаряжение с экипировкой разномастное, единого стандарта по вооружению нет. В палаточном лагере размещение без всякой системы, централизованное приготовление пищи отсутствует, каждый кошеварит сам или максимум на небольшой отряд. Но в то же время наличие бронетехники говорит о присутствии неких организаций. По аналогии с остальными населенными пунктами роботы нашлись только в форте речного поселка, в то время как арсеналы в частных домах могли быть весьма внушительными. Можно сделать вывод, что частному лицу нет никакого смысла содержать боевого робота. Во время атаки на батальон связи зафиксировано применение оружия по типу минометов, опять же для частного лица оно бессмысленно. Таким образом, среди всего этого гражданского сброда имеются вкрапления более-менее профессиональных подразделений, способных обслуживать боевую технику и, как показали недавние события, вести современный бой.

Теперь про базу снабжения. Городок явно не рассчитан на такое количество народа, однако от голода они не пухнут. Порт в прямом смысле слова забит кораблями. Судя по картинке, мест у причалов не хватает, даже свой боевой пароход они выгнали на рейд, но все равно есть очередь на разгрузку. Вообще, как по мне, так это идеальное место для операций против нас. Все серьезные перевозки здесь идут по рекам, а это самый ближайший к нам крупный порт с развитой инфраструктурой. Как-то так.

– Хорошо, какие еще видишь проблемы?

– Территория с практически отсутствующей инфраструктурой. Меня смущает их быстрая реакция на события. По телеметрии с датчиков движения, расположенных вокруг батальона связи, наших атаковало более пятисот тварей. По следам в лесу и на месте боя можно сделать вывод, что против нас действовали милиционные формирования с ополчением. Отбросим время на получение информации о нашем появлении и принятие решения чиновниками – получается, собрались они примерно за неделю. Это говорит о том, что противостоят нам не отдельные племена, а некое государственное образование.

Да и сама мобилизация… откуда в ближайших окрестностях столько боеспособного населения? Отсюда вывод – мне непонятен их способ доведения информации. Плотность населения, прямо скажем, не велика, собирали они эту орду с весьма обширной области. Курьерами доводить инструкции до каждого поселка… не знаю, что-то мы упускаем. И последнее, при их способе ведения хозяйства вряд ли можно долго держать под ружьем такую прорву ополчения. Вывод из экономической жизни такого количества трудоспособного населения очень быстро создаст тварям материальные проблемы. У них просто нет достаточного количества рабов. По крайней мере, в данной области. Значит, они начнут наступление в ближайшие дни.

– Хорошо, теперь слушаю твои предложения по организации разведки.

– Ну, раз у нас время ограничено, есть два варианта. Вертолеты сразу отбрасываю, уж очень они шумят. Остается задействовать самолет или проделать путь по воде. – Демидов скривился, про самолет – плохая идея. Однако перебивать не стал, пусть Сергей думает самостоятельно. – Первый вариант мне не нравится по двум причинам. Придется прыгать в джунгли. Кроны очень плотные, получится, что прыгать будем наудачу, по-любому кто-то зацепится, наткнется на острую ветку или просто долбанется о землю из-за свернувшегося в ветках купола. Второй нюанс – если хотим, чтобы нас не засекли, придется прыгать с большого расстояния, используя парашют-крыло. Честно признаюсь, у меня опыт его пилотирования не слишком большой, тридцать прыжков. Возможно, справлюсь, а мои ребята точно нет, они только с десяткой работали.

Юрий Анатольевич, тут ходили слухи, что нам хотят передать дирижабль. Насколько они правдивы? Может, его используем? Быстро, незаметно, тихо и не придется с парашютом прыгать.

– Да, есть такое решение – оснастить разведку дирижаблем, но на него не рассчитывай, до его окончательной готовности примерно неделя.

– Жаль, тогда я больше склоняюсь к использованию лодки. Можно подойти достаточно близко без потери скрытности. Если что-то пойдет не так, сможем быстро эвакуироваться, никакой пароход и тем более ладья тягаться в скорости с лодкой не смогут. Здесь один существенный минус, мы не знаем, как по воде добраться до городка, съемку этого района еще не проводили. С учетом последних событий вам надо своей властью напрячь наших яйцеголовых. Боюсь, со мной они даже разговаривать не будут.

– Я тебя понял и полностью поддерживаю. Лодки с малошумными движками на складе лежат. Так что давай обратно к яйцеголовым, заправляй дальний разведчик, и вперед – гидрографию снимать. По дороге набросай план: что, как, какими силами и средствами ты будешь со своими гавриками разведывать. Это полностью твоя операция. Я пойду с тобой только в качестве радара, если ты накосячишь, побуду и стрелком. Розовых слонов раздам по возвращении.

– Э…

– Что «э»? Я, к своему стыду, последнее время больше занимался собственным дембелем, чем твоим обучением, вот теперь начну исправляться.

– Да нет, я про радар спросить хотел.

– А, это. Понимаешь, получил я знатный подарок от нового мира. Чувствую всякое, местную магию в том числе, но лучше всего жизнь и смерть. Так что любую тварь безошибочно засекаю за километр, как бы она ни пряталась. Как понимаешь, с такими способностями ведение разведки здорово упрощается.

– Действительно, неслабо. Научите?

– Если бы я сам понимал, как оно работает. Оно просто есть, и все. Поначалу думал, крыша поехала, потом чуть разобрался, как им пользоваться, научился прятать радар и вновь вызывать по желанию, не больше.

– Жаль, полезная способность. А я вот ничего особенного не получил. Стал только чуть быстрей и сильней, как все светящиеся.

– Какие твои годы, у тебя все еще спереди. Все, топай к яйцеголовым, пока дойдешь, успею им задачу поставить.


Дикие земли, Столкновение

Серьезные проблемы для Ишиги Нумери начались с весьма неприятного момента. Она уже договорилась со жрецами об использовании алтаря для жертвоприношения, когда случилось нечто труднообъяснимое. Мир словно содрогнулся, точнее, не мир, а его основа, само ойо. Причем удар был такой силы, что Нумери, сильный и опытный маг, потеряла сознание. Когда очнулась, выяснилось, она не одна такая, даже всеми уважаемый Ришен Урени, главный жрец в храме бога ужаса, не избежал подобной участи. А ведь он не просто «говорящий с богами», а еще и маг, каких поискать.

Побежала к нему за разъяснениями, оказалось, все непросто, но в то же время не страшно. Скорей всего, в мир явилось одно из божеств, подобные случаи достаточно редки, но в этом нет ничего сверхординарного. В хрониках такие моменты подробно описаны. Чем это может грозить конкретно им? По большому счету ничем. Пару дней не будет связи посредством алтарей и божественных даров, и от проведения особо сложных ритуалов лучше воздержаться на месяц. Ты, кстати, какой хотела провести? «Путь разрушения»? Лучше подождать пару недель. Никуда твои рабы не денутся.

Эх, как же ошибался многомудрый жрец! Но поняли они это слишком поздно. Предвестниками грядущей беды стали незначительные возмущения ойо. Сначала Нумери приняла их за те, что возникают при далекой грозе, но что-то не давало ей покоя, что-то было неправильно. В конце концов до нее дошло. Возмущения ойо при грозе хаотические, а эти… если можно так выразиться, структурированные. Как при создании заклинания. Побежала с этим вопросом к Урени и только утвердилась в своих опасениях. Жрец тоже прекрасно их ощущал, но понять их природу не мог. Создавалось впечатление, что явление имеет искусственное происхождение, а это само по себе весьма странно. Ее беспокойство росло по мере приближения странных возмущений. Даже когда они накрыли куполом ее родной город, она все еще считала их странным природным феноменом. Как же Нумери ошибалась, как же они все ошибались!

Той ночью она проснулась от ужасного грохота, ничего не понимая, выбежала на улицу и оказалась среди таких же ничего не понимающих гоблинов. Все сразу же кинулись к ней за разъяснениями. Нумери попыталась организовать народ, но в этот момент у них над головами раздался отвратительный вой, и прямо в окружавшей ее толпе начали рваться неизвестные снаряды. При этом никакой магии она не почувствовала, только странную вонь на месте взрывов. Разрушительное же действие неизвестного оружия было сопоставимо с действием самых мощных магических снарядов, применяющихся при осадах крепостей.

Все кинулись врассыпную, чтобы вновь собраться на соседней улице, но не успели хоть как-то организоваться, когда неизвестный враг снова нанес по ним удар. А потом со стороны леса на них обрушился ливень из мелких снарядов, выпущенных из метателей с невероятной силой. Некоторые пробивали насквозь по два-три тела, а потом еще и оказавшиеся у них на пути постройки. Некоторые летели с такой силой, что при попадании разрывали тела несчастных на части. Ее родные, друзья, соседи умирали десятками еще до того, как смогли увидеть врага. И это было самое ужасное, создавалось впечатление, что неизвестный противник хочет уничтожить всех без разбора. Кто, кто отважился на подобное в самом центре их древних земель, где уже несколько тысяч лет враги ее народа появляются исключительно в качестве рабов или дара богам? Очередной амбициозный князь решил объединить все земли под своей властью? Нет, невозможно, после такой бойни все остальные объединятся против него. Да и используемое при нападении оружие указывало на нового, неизвестного до сего противника.

Однако в ту ночь судьба была милостива к ней, в отличие от столь многих, она увидела врага. Люди! Шли вдоль по улице, уничтожая все живое на своем пути с помощью метателей неизвестной конструкции. Шумных, вонючих, но при этом невероятно компактных и фантастически убийственных. А перед ними двигался странный голем. Высотой со среднего гоблина, без рук, без ног, многочисленные колеса соединены между собой многосекционной лентой, из вооружения один метатель на крыше – и никакой магии, а ощущения те же, что при грозе. Создавалось впечатление, будто неизвестные создатели голема запихнули в его внутренности слабую молнию.

Постепенно вокруг Нумери начал образовываться центр сопротивления. Народ всегда знал ее как удачливого воина и умелого мага, поэтому инстинктивно к ней тянулся. Вскоре под ее началом оказалось достаточно сил для контратаки. Люди под прикрытием голема дошли до очередного перекрестка, где попали в подготовленную ею ловушку. Как она и рассчитала, «иглы земли» повредили странный механизм, отвечающий за передвижения голема. Он остановился и прекратил стрельбу. Кроме этого, в зону поражения «иглами» попало еще трое людей, которых тоже обездвижило. Да, с пробитыми ступнями особо не побегаешь. В этот момент Нумери скомандовала атаку.

Как же она ошибалась! Проклятый голем не думал отключаться, он просто ждал, когда появится противник. Дождался – и расстрелял всех из своего невероятно скорострельного метателя, а вокруг самой Нумери начали взрываться, разнося все вокруг, осадные снаряды. Стало предельно ясно, ее смерть – всего лишь вопрос времени. Пожалуй, единственным, кто еще мог переломить ход сражения, был их главный жрец. Люди всегда боялись божественной мощи, а говорящий с богами Ришен Урени мог ее призвать.

Увиденное вогнало в ступор. Дом главного жреца перестал существовать, его попросту разнесло в щепки. Целыми осталась только часть самых крупных бревен, из которых был сложен первый этаж, но и их разбросало по соседним участкам. Вокруг валялись переломанное имущество и разорванные тела его домашних. Как же так? Как такое могло случиться? Ришен Урени – жрец бога ужаса, уважаемый даже в самом Нур-Нуре, отличный маг и бесстрашный воин. Жрец, который великолепно разбирался во всех тонкостях самых сложных ритуалов и лично принес в жертву сотни разумных. Воин-маг, который участвовал в двенадцати походах в человеческие земли и неизменно возвращался с богатой добычей. И вот теперь он мертв. Кто же возглавит оборону, кто станет их основной ударной силой?

Из ступора Нумери вывело появление над родным городом грохочущих летающих машин или големов, кто ж их разберет. Промчались в сторону реки, там развернулись и атаковали корабли, стоящие в порту. Какой-то пришлый маг швырнул в летающее чудовище «копье огня». Безрезультатно, если не считать того, что привлек к себе ненужное внимание. Летающее нечто резко повернулось, из его недр вырвался росчерк пламени, и корабль с магом разлетелся на куски. В этот момент из джунглей вырвалась пятерка стальных коробок, передвигавшихся с помощью уже знакомой ей многосекционной ленты, намотанной на многочисленные колеса. Не заходя в город, коробки очень быстро уничтожили тех несчастных, что хотели найти спасение в джунглях, в прямом смысле слова перемешав их с землей.

Вот тогда Нумери окончательно поняла – это конец, и если она хочет встретить рассвет, то ей следует поторопиться покинуть гибнущий город. Сделать это оказалось не так просто, враг окружил их со всех сторон и постепенно выдавливал оставшихся жителей к берегу. Вряд ли безжалостные пришельцы оставят шанс уйти по реке, можно поспорить на что угодно, на берегу всех ждет смерть, а значит, ей точно в противоположную сторону.

Тогда-то она и столкнулась с врагом лицом к лицу. Человеческий воин в странной броне, вооруженный еще более странным метателем. Молодой, совсем мальчишка, наверное, это был его первый бой, и он по собственной безалаберности отстал от своей группы. Да, точно первый бой, никаких способностей, ни активных амулетов, ни накопителей, ничего, одна глупость. Из вооружения – метатель и нож, почему-то закрепленный в ножнах на груди.

«Лезвием ветра» магичка снесла с плеч его бестолковую голову и завладела его оружием. Ничего похожего она в жизни не видела, хотя успела поучаствовать в двух племенных войнах и четырех больших походах в земли людей. Теперь Нумери просто обязана выбраться живой и принести оружие людей в княжеский дворец. Все должны знать, какая угроза нависла над их племенем.

Два дня пряталась в отхожем месте. По своему опыту она знала – люди плохо переносят их запах, а зайти в их нужник для них сродни эпическому подвигу. Она не ошиблась, наступивший день захватчики потратили на грабеж ее города и убийство последних жителей, чудом уцелевших в ночной бойне. К ее же убежищу люди даже не подходили. Локтей с десяти изрешетили из своих метателей и успокоились, видимо, посчитав, что если кто-то там и прятался, то пережить их обстрел не смог. Наивные, это смотря где и как прятаться. Теперь только бы на опытного мага не наткнуться.

Нумери повезло, несколько раз она видела магов среди человеческих воинов, но ни один из них ее присутствия не почувствовал. На вторую ночь, когда активность людей свелась к минимуму, она рискнула пойти на прорыв. Ей почти удалось выскользнуть незамеченной, но у самого леса она зацепила растянутую у земли тонкую веревку. Слева от нее что-то хлопнуло, и в ночное небо один за другим со свистом рванулись четыре разноцветных огненных шара. Тренированное тело боевого мага сработало самостоятельно. Она ударила «ветром хаоса» по месту, откуда вылетали огненные шары, рассчитывая прервать работу заклинания. Не вышло, потому что никакой магии там не было.

Не успела Нумери опомниться, как в воздух взлетел еще один шар, заливая все вокруг бледным светом. В руинах города загрохотал человеческий метатель, выводя ее из замешательства. Она бросилась бежать, до спасительного леса оставалось всего ничего. Рядом со свистом пролетело несколько метательных снарядов, а тот, который попал в нее, прилетел совершенно беззвучно. Наверное, на какое-то время магичка потеряла сознание, а когда пришла в себя, огненные шары больше не летали, только в плечо словно вонзили раскаленный штырь. Сосредоточилась на своих ощущениях, вроде неплохо, заработала всего одну дырку, причем сквозную, и кость не задета.

Нумери осторожно поползла в сторону леса. Как повезло, что среди человеческих воинов не нашлось ни одного мага, который смог бы почувствовать, что она все еще жива, и доделать работу. Вот так, радуясь своей удаче, она проползла пару сотен локтей, оказалась в самом центре грибной плантации и только после этого почувствовала себя в относительной безопасности. Можно было заняться лечением. Имелся у нее на такой случай специальный амулет, за весьма приличные деньги купленный у клана Разрубленного неба. Богатый клан, который мог позволить себе не отправлять пленную эльфийку на алтарь, а посадить ее в клетку и заставить делать лечебные амулеты. Вот сейчас амулет ей и понадобится, жаль, из пищи одни грибы, не самый подходящий строительный материал для мышц. Придется сожрать их, без преувеличения, ведро.

Через пару часов Нумери почувствовала себя совсем хорошо, рана затянулась, правда, еще чуть побаливала. Ну, это ничего, идти не мешает, да и от сырых грибов уже тошнит. Куда направиться, вопрос даже не стоял, ближайший поселок принадлежал как раз Разрубленному небу, там у них алтарь богини мрака, не самый древний, но паломники частенько заходят, а еще оловянный рудник и эльфийка, клепающая амулеты. Но главное, там постоянно проживает пяток жрецов и как минимум десяток магов, усиленных тремя големами. Разрубленные ревностно стерегут свою собственность.

Нехорошее предчувствие появилось на их дорожном посту, где никого из охранников не наблюдалось. Это вообще как? Ведь дисциплина Разрубленных уже стала поговоркой. А вот так, поселок был мертв. Все мертвы – старики, женщины, дети. И повсюду валялись вонючие металлические цилиндрики, которые вылетают из человеческих метателей при выстреле. Странно, а где все воины, маги и големы?

Вскоре она нашла и их. На подступах и в самом старом храме бога мрака произошел жаркий бой, в котором люди уничтожили одного голема и еще двух предположительно повредили и забрали с собой. Сколько погибло Разрубленных? Раз враг добрался до деревни, видимо, все. В короткой жаркой схватке они даже призвали гнев богини, но мольба была тщетной, новое оружие дало людям невероятное преимущество. Всех Разрубленных убили из метателей. Нумери по-новому взглянула на висящий на груди трофей, осталось разобраться, как работает, потому что никаких заклинаний и никаких накопителей она в нем не чувствовала.

Ан нет, не все погибли от метателя. В одном месте они столкнулись с человеческим магом. Судя по следам, встретили армагистра, не ниже. Убивал он только «тараном» или «лезвием ветра» и силы не жалел. Нашла место, где человек одним ударом располовинил сразу троих. Почему одним ударом? Так все просто, он заклинанием еще и стену поцарапал. Нумери специально засунула туда лезвие ножа, чтобы измерить глубину. У ее ножа длина лезвия в полторы ладони, так он до конца не достал. Ничего не скажешь, сильна тварь.

Полностью исследовать храм магиня не стала, и так понятно, кроме мертвых Разрубленных, никого она там не найдет. Люди даже все оружие собрали. Не совсем понятно зачем. Они поголовно вооружены метателями, а собрали предназначенное для ближнего боя, тем более сделанное под гоблинскую руку. Непонятно. Алтарь, так она не жрец, связаться ни с кем не сможет, а в жертву приносить некого, так что для нее он сейчас бесполезен. И не только бесполезен – в подземных помещениях храма издревле жил демон богини, и раз она не жрец, с этим существом лучше не встречаться. Никогда не знаешь, что у него на уме. С ним можно приятно провести время, но может и сожрать, прецеденты случались.

Нумери вернулась обратно в поселок, надеясь найти что-то полезное. И, к своему удивлению, нашла весьма немало, или, лучше сказать, все, что нужно для путешествия. Растопила печь в воинском доме, приготовила себе нормальной еды. Пока пища варилась, наведалась к Разрубленным на продовольственный склад. Хорошо быть членом богатого клана, склады просто ломятся от деликатесов – в основном, конечно, вяленая человечина, но в дальнем углу она обнаружила эльфийскую колбасу. Сама Нумери ела эльфа всего раз в жизни, и то на поле боя и сырым. Откровенно говоря, ничего особенного, еще и мясо жесткое, считай, и не мясо, а сплошные сухожилия – эльф был воином. Но если правильно приготовить… говорят, лучшая еда.

О! У Разрубленных же была эльфийка! Ее клетку поставили чуть выше в горах, чтобы колебания ойо от алтаря не мешали работать. Может, люди ее не нашли? Очень может быть, из поселка дорога ведет на рудник, а клетка в другой стороне, до нее еще дошагать неужно. Судя по применявшимся заклинаниям, целителя среди нападавших не было, а общие маги у людей в боях не участвуют, значит, с большой вероятностью, ее могли тупо не засечь. Эльфийка – это хорошо, если она вернет ее Разрубленным, быть ей богатой, да еще и в дороге можно с ней развлечься. Одни плюсы.

Перекусила и отправилась за эльфийкой. И каково же было разочарование, когда ее встретила пустая клетка. Дерьмо, накопитель, от которого питалась защита, оказался разрушен, а все заготовки камней для целительных амулетов похищены. Утешало одно – солдаты везде солдаты, затрахают эту сучку до смерти. А эльфы твари живучие, умирать она будет долго. Очень долго. Умереть от любви – ха-ха-ха! Какой забавный конец и какая двусмысленность. ХА-ХА.

Жаль, конечно, что с эльфийкой не получилось, но жизнь продолжается, и теперь стоило решить, куда двигаться дальше. В принципе места у них благодатные и густо заселенные, поселков в округе хватает, но в какой податься? Их городок люди захватили, а не уничтожили. Возможно, это полномасштабная война, а не обычный грабительский набег. Пожалуй, да, надо исходить из худшего, война. А это значит, что сейчас они займутся расширением плацдарма, в свою очередь, это значит, что во всех окрестных поселках произошло то же самое, что и здесь. Без сомнения, уж если вооруженных до зубов и всегда готовых к бою Разрубленных постигла столь печальная участь, то про остальные мелкие поселения и говорить нечего. Там в лучшем случае пара жрецов и пара старых метателей – зверье отпугивать. Надо идти сразу к князю.

Осталось выбрать маршрут по земле или по воде. Землей, конечно, безопасней, места родные, все дороги ей известны. Но долго. Добираться водой проще и намного быстрей. Но опасней. Ни за что не поверит, что люди не взяли под контроль водные пути. С другой стороны, она-то поплывет не на корабле, а на маленькой лодочке. По-тихому, вдоль берега, пожалуй, есть все шансы проскочить. Где у Разрубленных лодочная пристань, ей известно.

И вновь судьба хранила ее на пути. Двигаясь под самым берегом, под прикрытием нависающей над водой растительности, она стала свидетелем того, как человеческий воздушный корабль расстрелял из метателей торговую ладью. Вот так, а она всю жизнь думала, что тайна таких воздушных кораблей – прерогатива Светлого леса. Хотя воздушные корабли по сравнению с гремящими машинами, атаковавшими ее городок, – глубокое прошлое. Скорость, маневр, огневая мощь установленных на них метателей – все в пользу людей. Но торговой ладье хватило встречи с уже устаревшим воздушным кораблем. В небе загрохотал метатель, и его снаряды разрезали ладью пополам. Добивать уцелевших люди не стали.

К концу второго дня путешествия Нумери прибыла в столицу княжества и немедленно отправилась во дворец. Приняли ее незамедлительно, все же она не последний гоблин, а известный маг, со всеми, кто принимает решения, знакома лично. После положенного приветствия сразу перешла к делу. Рассказала о нашествии людей, вооруженных неизвестным оружием, о том, что стало с их городом, и какая судьба постигла поселок Разрубленных, о невиданных боевых механизмах и летающих кораблях. В конце речи преподнесла князю свой трофей и попросила пригласить мага разума, ибо одно дело ее слова, а увидеть то, что она видела собственными глазами, совсем другое.

Как оказалось, ее рассказ, подкрепленный демонстрацией трофея и готовностью открыть собственный разум, легли на благодатную почву. Два дня назад из одного поселения поступило странное сообщение. Жрец рассказывал о напавших на них людях, вооруженных необычайно компактными метателями. К сожалению, на этом сообщение прервалось, и связаться с ним по новой не получилось. Отправленные на проверку разведчики пока не вернулись. И вот теперь появился живой свидетель, да еще и с материальными подтверждениями. Князь немедленно приказал созвать малый совет.

Впрочем, в их случае немедленно – это не совсем подходящее слово, совет собрался только к следующему вечеру. Для экономии времени сразу начали с мага разума. Нумери сняла свою защиту и, откинувшись в глубоком кресле, расслабилась, наблюдая из-под полуприкрытых век за членами совета. Эх, как проняла их картинка, особенно с летающими механизмами, мастер по оружию от волнения вообще побелел, стал цветом кожи походить на человека. Князь нервно ерзал на стуле, верховная жрица ужаса барабанила пальцами по столу. Начальник войска выглядел мрачнее тучи – правильно, именно ему вести войну с агрессором. Верховная жрица любви, наоборот, была совершенно спокойна, и ее тоже можно понять – на Лиене за всю ее историю никто специально служителей богини любви не убивал. Верховный мрака, как обычно, сидел с непроницаемой мордой, он черный орк, у них проявление эмоций приравнивается к потере лица. Мастера по монете и распорядителя по имуществу вот-вот мог хватить удар. Третий по величине город занят противником, все окрестные селения, скорее всего, разорены, судоходство по главной реке княжества перекрыто – без сомнения, есть повод для беспокойства! Верховный маг… с ним она уже имела беседу, все, что знала, рассказала, свои наблюдения и соображения высказала, сейчас он только сидел и рассматривал картинку.

Закончили показ на воспоминании об уничтоженной воздушным кораблем ладье, после чего князь попросил Нумери рассказать о нюансах произошедшего, которые она заметила как маг. Рассказала про метатели, не использующие заклинания и источники энергии, про колебания ойо, по которым можно определить агрессоров. Про оружие, невероятно скорострельное и разрушительное, при работе которого на земле остаются стальные цилиндрики. Про полное отсутствие у встреченных ею солдат каких-либо защитных амулетов, накопителей и магического оружия.

Совет внимательно выслушал ее, задал несколько уточняющих вопросов и переключился на мастера по оружию, который весь день исследовал ее трофей. Мастер подтвердил ее наблюдения, сказал, что оружие чисто механическое, сделано чрезвычайно добротно, на уровне лучших моделей големов, производимых гномами. Действие основано на быстром сгорании неизвестного вещества, при котором продукты горения создают в стволе избыточное давление, оно-то и выталкивает из ствола метательный снаряд. То есть классический метатель с использованием «воздушного потока». Единственное, давление создается не работой заклинания, а обычным горением, только очень быстрым.

Из чего вытекают достоинства оружия – компактность, высокая скорострельность и простота. Достаточно научить солдата целиться, иногда чистить и смазывать внутренние детали – даже минимальных навыков по управлению внутренней силой не требуется. За неделю любой идиот освоит. Есть и соответствующие недостатки. Сложность изготовления – если большинство неисправностей стандартного метателя можно ликвидировать в полевых условиях, то когда сломается этот, починить его удастся только на соответствующей мануфактуре со сложным оборудованием. Точная механика хоть и укрыта внутри корпуса, но все равно подвержена воздействию пыли и влаги, поэтому без постоянного обслуживания оружие может отказать в самый неподходящий момент. И, пожалуй, самый главный недостаток – это необходимость использования строго определенных боеприпасов. Метатель может стрелять чем угодно, лишь бы пролезало в окошко подачи. Представленный образец стреляет исключительно специально сделанным боеприпасом, который, в свою очередь, представляет собой весьма сложное изделие, выполненное с большой точностью. В целом решение, конечно, интересное, но создать и эксплуатировать его можно только при наличии отлично развитой промышленности.

Где такая есть, неизвестно. Мастер по оружию вообще сомневается, что все это было создано в их мире. Дело даже не в промышленных мощностях, которые на Лиене просто отсутствуют. Дело в самом подходе. На Лиене все оружие стараются сделать как можно проще, дабы снизить требования к солдату, который его эксплуатирует. По большому счету любой разумный может в одиночку создать примитивный метатель, и он будет работать. Там же, где произвели трофей уважаемой Нумери, поступили с точностью до наоборот. Чтобы любой мог пользоваться оружием, его сделали невероятно сложным, заменив навыки солдата работой сложной механики и, без сомнения, задействовав в производстве множество различных станков, материалов, специалистов. И это простое оружие обычного солдата, а что собой представляют боевые механизмы из воспоминаний уважаемой Нумери, он даже боится представить. У них, наверное, очень богатый мир, если они могут позволить себе столь бездумно тратить ресурсы. И если бы не убедительные доказательства противоположного, можно было бы подумать о том, что магия пришельцев находится в зачаточном состоянии.

После выступления мастера по оружию совет вяло подискутировал насчет идеи с пришельцами из другого мира и нашел ее, учитывая все странности, весьма вероятной. Если принять допущение, что недавнее возмущение мирового ойо было вызвано не пришествием в мир божества, а созданием прохода между мирами. Да и как еще объяснить появление такого количества вооруженных людей в самом центре их земель? В конце концов, их предки сами явились на Лиену из других миров, и отбрасывать данную версию было бы ошибкой. Единственное, покритиковали теорию о неразвитости у пришельцев магии. Увиденное уважаемой Нумери полностью опровергает это. Скорее всего, просто существуют некоторые отличия в ойо Лиены и их родного мира.

Затем слово попросил верховный жрец мрака. Послал «зов» своим помощникам, которые внесли в зал большую карту княжества с прилегающими землями. Рядом с ее родным городом все поселения были отмечены красным. Красные точки образовывали неправильный круг, рядом с которым располагались две синие точки. Могучий орк подошел к карте и принялся объяснять. Когда его ознакомили с целью предстоящего совета, он связался со всеми жрецами в окрестных поселениях и отметил красным те, где ему не ответили. Как видите, за несколько дней, прошедших после катаклизма, агрессором захвачены шесть поселков и один город. Еще два поселения, отмеченные синим, они захватили вчера или сегодня, потому как позавчера связь с ними была.

Это проняло всех присутствующих. Нет, не размерами захваченной территории, а скоростью, с какой пришельцы ее захватывают. Наконец, слово взял начальник над войском и обратился к жрецам и верховному магу с одним вопросом: должен ли постоянно работающий проход между мирами вызывать колебания ойо, и если да, то сколь значительные? Начальник – классический боевой маг, который из магии знает один-единственный раздел: как убивать разумных – и вопрос задал соответствующий. Ну кто может это знать, если последний переход из иного мира случился десять тысяч лет назад. Если какие-то хроники с тех времен и сохранились, то исключительно в Светлом лесу. Верховный маг под одобрительные кивки жрецов так ему и ответил. Однако не вызывает сомнений, что для постоянной работы межмирового канала требуется прорва энергии. Соответственно да, колебания будут весьма существенными.

Нет, напрасно она с пренебрежением отнеслась к вопросу, ибо начальник над войском задавал его как воин. По его мнению, раз межмировой портал временно не работает, пока нет причин заводить речь о захвате территории, по крайней мере, в ближайшее время. И здесь может быть два варианта. Первый – когда по велению одного из божеств на Лиену перенесено ограниченное количество пришлых. В этом случае они просто заняты зачисткой территории, на которой планируют поселиться. Тогда их ресурсы крайне ограничены, и со временем, скорее всего, при привлечении дополнительных войск из союзных княжеств, они будут уничтожены. А может, и уничтожать не придется, крепко надрать им зад и договариваться уже с позиции силы.

Второй вариант, для них самый плохой – если пришельцы нашли способ путешествовать между мирами самостоятельно. В таком случае сейчас у них готовится плацдарм для дальнейшей переброски подкреплений из родного мира. В этом случае речь идет о целенаправленной колонизации, и всему народу предстоит объединиться для организации отпора пришельцам. В связи с этим начальник над войском предложил провести мобилизацию, а прямо сейчас организовать разведку, в том числе провести небольшой бой. Нужно понять, как противник станет действовать в правильном сражении. Выявить приоритетные цели для обрушивания на них божественной мощи.

В разговор встряла верховная ужаса, предложила отправить с воинами несколько жрецов, способных призвать божественную мощь для более сильного удара. Начальник отказался рисковать опытными жрецами, поскольку неизвестны тактика противника и приоритетные цели. Все знали, насколько опытен Урени и как маг и как жрец, все бывали в его доме, и что случилось, тоже все видели. Разменивать одного жреца на десяток простых воинов противника он не намерен. Поэтому старшее жречество пойдет в бой только после тщательной разведки.

Потом разговор перешел на модели и количество метателей, големов и личей, которые необходимо выделить в первую очередь, а следом во вторую. Кого из каких поселений призвать в войско, сколько продовольствия для этого потребуется и тому подобное, к Нумери не имеющее никакого отношения. Поэтому первый же перерыв в обсуждении она использовала для обращения к князю и попросила разрешить ей покинуть совет. Князь разрешил, а начальник над войском пригласил ее к себе домой, еще раз побеседовать о пришельцах. Уж очень его заинтересовали летающие механизмы и возмущения ойо при их работе.

Следующие дни слились для Нумери в нескончаемую круговерть подготовки к войне. Так как весь отряд, где она состояла штатным магом, погиб, начальник над войском взял ее непосредственно к себе в штаб, для мага работы всегда полно. А по вечерам они вели длительные беседы о пришельцах. Очень его беспокоило возмущение ойо, предшествующее атаке. Начальник заставлял вспоминать связанные с этим моменты в мельчайших подробностях, даже приглашал разумника. После чего пришел к весьма спорным выводам – якобы пришельцы использовали наблюдение с воздуха. Воздушный корабль, подобный эльфийскому, только меньших размеров, буквально на одного, максимум на двух разумных. Если корабль был скрыт ловкой иллюзией и висел достаточно высоко, они вполне могли не почувствовать стандартные колебания ойо от заклинания. Тролль его знает, возможно, и прав, она в небо посмотреть не догадалась, может, чего и увидела бы.

Вообще-то военная история знает четыре случая, когда удавалось сбить с земли эльфийские воздушные корабли. Один случай произошел во время очередного конфликта между светлыми и темными, поэтому подробности произошедшего неизвестны. Второй случай, когда на корабль пал гнев богов, и его в прямом смысле разнесло в пыль. А вот два оставшихся представляют для них интерес. Низколетящие корабли были сбиты сосредоточенной стрельбой множества замаскированных метателей. Но здесь есть одна тонкость, нужно четко знать высоту полета. Шесть сотен локтей – предельная высота, дальше надо сажать за метатель гранд-магистра или архимага, и то не факт. Для стрельбы на такую дальность нужен опыт. С другой стороны, воздушный корабль – цель довольно большая, промахнуться сложно.

Вот организацией охоты на воздушный корабль начальник над войском и поручил заняться Нумери перед своим отбытием в разведку. Хотя какая, к троллям, разведка, он намеревался дать людям полноценное сражение, одних личей брал с собой десять штук. Для приведения их в боевое состояние потребовалось умертвить сотню рабов. Пять средних метателей для обстрела пришельцев разрывными снарядами. Двенадцать големов, правда, шагающих, устаревших моделей. Колесные, конечно, хороши почти всем, но действовать придется в джунглях, по которым в некоторых местах проехать просто невозможно. Жрецов, как начальник и планировал, не брали, у него самого имелся божественный подарок, позволяющий связаться с любым темным алтарем на Лиене.

Через несколько дней совет собрался еще раз. Позвали и ее как главного охотника за воздушными кораблями. Пришли новости от начальника войска. Версия о том, что захватчики иномиряне, полностью подтвердилась. На месте одного из небольших поселков обнаружился огромный город из другого мира. Город, абсолютно не похожий ни на один из существующих на Лиене. Кроме того, начальник дал людям сражение, в котором его отряд погиб практически полностью, но с поставленной задачей справился. Сильные и слабые стороны противника определены. С пришлыми можно сражаться и побеждать их. Кроме обычных солдат удалось уничтожить две бронированные машины, вооруженные чрезвычайно мощными метателями. Смогли захватить несколько видов ручного оружия и одного жутко примитивного голема, вооруженного скорострельным метателем. Определили, что наиболее успешно против пришельцев действуют личи, большинство ручного оружия пришельцев в этих случаях попросту бесполезно. А големы, наоборот, недостаточно маневренны и быстро гибнут под огнем мощного оружия.

Еще оказалось, у всех людских механизмов и солдат полностью отсутствует защита от используемой на Лиене магии, и на близкой дистанции они уязвимы даже для не самых сильных магов. Маги у пришельцев есть, но, по всей видимости, между мирами имеются серьезные различия, поскольку за время боя применение магии было замечено всего один раз, и то довольно слабой и только в начале боя. Предположительно – испытывали работоспособность своих заклинаний в боевых условиях. Скорее всего, результат их не удовлетворил, потому как в дальнейшем сражении пришельцы полагались исключительно на сложное вооружение. Поэтому с полномасштабной войной тянуть не следует, иначе иномиряне успеют перестроить свою магию под местные реалии и станут по-настоящему серьезными соперниками.

Еще начальника пугал чужой город. Вроде и много свободного места, но в то же время люди в нем жили чрезвычайно скученно, в прямом смысле слова друг у друга на голове. И если их перенос всего лишь разовая прихоть богов, то ничего страшного. Но если это спланированная самими людьми акция… всей Лиене мало не покажется. Судя по условиям жизни, в их родном мире явное перенаселение, и теперь они пытаются решить эту проблему с помощью захвата иных миров. В любом случае следует оповестить всех соседей и союзников и продолжать собирать ополчение.

Имелась в его послании и информация для Нумери. Начальник предполагал, что появление летающего корабля над столицей – вопрос ближайших дней, а может, даже и часов. Пришельцы показали себя умелыми воинами, и понять, откуда пришел их отряд, не составит труда. Для начала они пошлют разведку, и задача Нумери сделать так, чтобы та не вернулась домой. Что позволит закончить мобилизацию.

А что Нумери, у нее все готово, постоянное дежурство несут опытные в понимании ойо маги. По всему городу расставлены и тщательно замаскированы лучшие метатели, заряженные самыми емкими накопителями и подготовленные для стрельбы по высотным целям, у которых несут службу отборные стрелки. Дело за пришлыми, за тем, когда они пролетят и на какой высоте, а уж наши не подведут.

И проверка жизнеспособности их создания не заставила себя ждать. На следующий день она посредством «зова» получила сообщение от одного из наблюдателей о слабых колебаниях в мировом ойо, напоминающих возникающие при грозе. На небе ни облачка, нет сомнения, пришельцы со своими летающими кораблями пожаловали к ним в гости. Все было давно оговорено – кто кого оповещает, кто куда бежит, чего хватает и куда тащит. Даже успели несколько раз провести учения, а сейчас настал момент истины. Со всей возможной скоростью магичка бросилась к ближайшему метателю, установленному на башне городской стены.

Нумери добралась до верхней площадки, где под защитным тентом установили метатель на высокой треноге. Расчет на месте, к стрельбе готов, но тент не снимает, ждет команды. Стрелок не маг, обычный гоблин, владеющий внутренней силой. Жаль, но ничего не поделаешь, на все метатели магов не наберешь, у них имеются другие, не менее важные дела. Но ничего, если потребуется, сама может встать, с метателем на «воздушном потоке» она весьма неплохо управляется. Во втором своем походе в земли людей застрелила эльфийского наемника с пятисот локтей. При такой дальности прицельные приспособления больше самой цели. Приходилось одновременно вливать энергию в оружие, пользуясь «дальновидением», смотреть, куда она на самом деле попадает, и оперативно корректировать стрельбу. И здесь справится.

О да, Нумери уже сама отчетливо чувствовала присутствие вражеского изделия, структурировавшее мировое ойо. Противник рядом. В сознании возник образ воздушного корабля, который ей передал маг-наблюдатель. Ничего похожего на то, что она раньше видела. Отдаленно он напоминал большую птицу, очень отдаленно, и то только потому, что у него имелись крылья. Но, без сомнения, это их цель. Летящая штуковина явно из другого мира.

Взревел сигнальный рог, сообщая стрелкам о входе устройства иномирян в зону поражения. Нумери одним рывком сорвала скрывающий их тент и уставилась в то место, где по ощущениям находился вражеский механизм. Каково же было ее удивление, когда она ничего не увидела. Нет, вон он летит, просто летит на предельной высоте, и сам по себе значительно меньше, чем она себе представляла, а картинка, переданная наблюдателем, не позволяла сделать какой-то определенный вывод о его размерах. Да еще и так ловко окрашен, что почти слился с небом, без «дальновидения» тяжело заметить.

– Я не вижу цель, – рыкнул стрелок.

– Немудрено. – Нумери оттолкнула его и сама встала за метатель. – Они очень быстрые и отлично маскируются. Твари.

Пожалуй, нет никаких шансов попасть в механизм с помощью обычной стрельбы. Хоть он и летит строго по прямой, но высота, скорость и размеры… нет, без шансов. Энергию из личного накопителя вобрать в себя и как можно сильней разогнать восприятие, фактически перейдя на энергетический метаболизм, одновременно направить второй поток энергии в метатель, формируя паутину «дальновидения». Время для Нумери замедлило свой бег. Выстрел! Еще, еще! Механика не успевала за ней, и спусковой крючок ходил вхолостую. Спокойней, главное не потерять концентрацию, она справится. Нумери проводила взглядом второй свинцовый шарик, вылетевший из ствола, уже лучше. Третий, почти хорошо. На четвертом выстреле снаряды наконец-то пересекли предполагаемую траекторию летающего корабля. Хотя какого корабля, по размерам это скорее лодка или даже челнок.

С этого момента Нумери стала стрелять с максимальной скоростью, надеясь, что управляющий механизмом человек не поменяет курс. Да! Не поменял, и первый снаряд воткнулся летательной посудине прямо в нос. За ним сразу же попали второй и третий. Лодка дернулась, попыталась уйти с курса, и в этот момент два снаряда угодили ей в крыло, от которого, не выдержав нагрузки, отломился здоровенный кусок. Вражеское устройство, медленно кувыркаясь, полетело к земле. Медленно? Нумери прекратила энергетическую подпитку, вернула восприятие на прежний уровень. Зря она это сделала, потеряла концентрацию, «дальновидение», оставшееся без контроля, развеялось. Из всего оставшегося полета подстреленной летательной лодки она увидела только самое его окончание – когда кувыркающийся механизм врезался в крышу дома.

К сожалению, понять принцип работы вражеского устройства не получилось, стало ясно только то, что это голем. От сильного удара он разбился на множество кусков, и вдобавок на месте падения возник пожар. В общем, после того как им удалось собрать все обломки, никто из жрецов и магов не смог предположить, как он летал. Нет, общий принцип понятен, планеры вовсе не редкость – известное увлечение магов-воздушников. А тут вместо мага поставили пропеллер, как на воздушных кораблях, вот он и летал. Но за счет чего? Взрыва, который происходит при разрушении накопителя, не было. Однако ни накопителей, ни управляющего кристалла они не нашли. Все сошлись во мнении, что, судя по характеру пожара, внутри летающего голема находилось некоторое количество горючей жидкости, которая разлилась при ударе. Для чего она в боевом механизме, так и не поняли, возникло единственное предположение – в лодке был огнемет. Но для нормального боя жидкости явно маловато. Материал, из которого был сделан механизм, тоже никто не опознал – не дерево, не металл, не камень. Короче, одни вопросы, на которые без целого работоспособного образца не ответить.

Три дня все было тихо, подготовка к войне шла своим чередом. В столицу стягивались войска, свозились припасы, еще пара-тройка дней, и войско княжества огнем и мечом пройдется по захватчикам. А иномиряне, казалось, испугались потери своего летающего голема и затихли. Характерные возмущения мирового ойо, выдающие их присутствие, больше не фиксировались. Во время грозы, конечно, были возмущения, но совершенно естественные и привычные, никакой искусственной структуры – гроза и гроза.

Катастрофа разразилась на четвертую ночь. Разбудил ее вой сигнального рога, сообщающий о приближении воздушного корабля. Вскочила и, уже одеваясь, поняла – к ним приближаются не воздушный корабль и не летающий голем, а боевые летающие механизмы, атаковавшие порт в ее родном городе. Слишком сильные возмущения ойо и звук, который ни с чем не спутаешь. Не успела она добежать до башни с установленным метателем, как иномиряне нанесли удар.

В поле за городскими стенами, где раскинулся лагерь ополчения, послышались грохот невероятно мощных разрывов и звук работы скорострельных метателей пришельцев. Один из летающих механизмов нанес удар по верхнему ярусу башни. Сверху полетели куски дерева, обломки метателя и части разорванных тел стрелков. Нумери укрылась внутри и, не мешкая, полезла наверх. Оказавшись на верхней боевой площадке, в бессилии опустила руки. О недавнем присутствии расчета говорили только пятна крови да валяющиеся под ногами свинцовые пульки, а сама боевая площадка держалась исключительно на честном слове, так сильно ее раздолбал человеческий метатель.

А в воинском лагере, раскинувшемся под стенами города, творился… если и не гнев богов, то что-то не слабее. Последний, конечно, мощнее по своему разрушительному воздействию, но серьезно ограничен по площади. Да и какие укрепления в полевом лагере надо разрушать, палатки воинов? Даже не смешно. Сейчас оружие пришельцев било во всю мощь. Летающие механизмы, построившись полукругом, зависли над лесом и методично уничтожали войско княжества. С момента подачи сигнала магом-наблюдателем прошло всего несколько минут, войско уже превратилось в неуправляемую толпу, которая решила искать убежища за городскими стенами.

Вот же твари, как все рассчитали! И ведь как-то смогли провести разведку?! Для понимания того, что сейчас произойдет, вовсе не надо быть начальником над войском, достаточно посмотреть со стороны. Сейчас многотысячная толпа застрянет в предворотной кишке, превратившись в идеальную цель для их оружия. Когда они обстреливали лагерь, от каждого взрыва гибли десятки, теперь это будут сотни. Скорей бы подошли говорящие с богами, летающие механизмы пришельцев в пределах видимости. Один призыв божественной мощи – один механизм, размен в их пользу.

В этот момент за спиной Нумери раздался жуткий грохот. Она обернулась и в ужасе застыла. Там, за рекой, над фортом, охраняющим фарватер, поднималось облако из пламени. На их стороне реки тоже произошли изменения. Над полем боя появилось еще четыре странных механизма, похожих на летающего голема, которого она подстрелила, только намного больше и с четырьмя крыльями. Причем вторая пара располагалась точно под первой. Летели на высоте четыреста локтей, прямо на город. Не долетели до городской стены и стали выбрасывать какие-то темные предметы. Что это, Нумери не разглядела, но последствия увидел весь город. У одного из механизмов выброшенный предмет врезался в гребень стены и расплескал во все стороны красные языки пламени. Остальные оказались точнее, их груз благополучно перелетел через стену и взорвался в городе. Так и летели эти невиданные механизмы, бросая на землю семена, мгновенно прорастающие огненными цветами. Наверное, даже красиво, если бы не было так жутко, и если бы это не был ее город.

Нумери стало понятно: жрецы не успеют. Непоправимое случится прямо сейчас! Словно бездушные големы, повинуясь команде управляющего ими мага, летающие механизмы, атаковавшие лагерь, прекратили стрельбу и развернулись в сторону ворот. Одновременно из них вырвались десятки огненных стрел, устремившихся к скопившейся перед воротами толпе. С оглушительным грохотом вздыбилась земля, перемешивая тела воинов и остатки укреплений, еще вчера казавшихся такими надежными.

Больше достойных целей для людских чудовищ не осталось, они поднялись выше и начали обходить горящий город по широкой дуге. Из-за поднимающихся выше башен языков пламени Нумери не могла видеть, что происходит в порту, но оттуда слышалась трескотня человеческих метателей, и, кажется, там тоже разгорался пожар. Это был конец, их освободительная война закончилась, не успев толком начаться.


Дикие земли, неделя после Столкновения

Демидов сидел на носу рассекающей речную гладь лодки и смотрел на тропические пейзажи, проносящиеся за бортом. Цветочки, бабочки, тропические птички яркой раскраски, красота. Хоть на старости лет посмотрит. Лейтенант Сережа Синицын тоже порадовал, родное училище не посрамил. Действовал грамотно, подчиненными руководил толково. Даже подчиненные у него не сильно косячили. Так, по мелочи, ветками хрустели, амуницией брякали, дышали громко. Но, с другой стороны, чего ждать от мальчишек, у которых меньше года военной службы за плечами? Вообще, молодцы, отработали на твердую тройку.

– Юрий Анатольевич, – начал присевший рядом Синицын, – и что нам теперь со всем этим делать? Не в смысле с разведданными, а вообще с ситуацией? Уж больно много там тварей скопилось. Через джунгли мы столько боеприпасов на себе не унесем. Как без них город штурмовать?

– Так и не будет никакого штурма.

– Не понял, а зачем мы тогда все окрестности брюхом подмели?

– Сереж, у нас задача не взять их город штурмом, а предотвратить штурм нашего. Для чего достаточно проредить личный состав противника и нанести урон его материальной базе. Оставшиеся в живых сами с голодухи разбегутся, да и воевать без тяжелого вооружения не будут. А если все же рискнут, значит, сами дураки.

– Юрий Анатольевич, там же люди. Вы же сами видели, у них сотни, если не тысячи рабов. Мы что, всех бросим?

– Почему, спасем. Часть. Общий план воздействия уже разработан, мы с тобой только уточняли частности. Могу тебе прямо сейчас рассказать, что будет происходить у этого городка послезавтра ночью. – Синицын кивнул. – Надеюсь, ты внимательно смотрел видео с камеры разведки связного училища. – Снова кивок. – Наверное, обратил внимание на действие некоторой магии, которая сотни тонн камней и деревья в два обхвата толщиной превращает в пыль на раз-два. Поэтому все их воинство с безопасной дистанции будут расстреливать вертушки. Начнут с окраин лагеря, постепенно перенося огонь вглубь, оттесняя тварей в город. Но я думаю, они и сами в него ломанутся, чтобы пересидеть под защитой стен, потому что по городу мы стрелять не будем, только посшибаем с башен их магические пулеметы. После того как они сбили нашу птицу, рисковать не станем.

Дальше все просто, нанесем удар по фортам за рекой и в порту. Сильно стараться не стоит, соорудим пару зажигалок помощней, чтобы тварям было чем заняться, кроме как в нас стрелять. После чего комитетчики захватят пароход на рейде и высадятся в порту, организуют оборону и освободят рабов из барака на пристани. К этому моменту твари из лагеря намертво закупорят ворота, создадут под стеной толпу, по которой вертушки отработают главным калибром. Если после такого кто-то останется жив, будет кирпичами поносить от одного воспоминания о нас. А чтобы занять горожан, используем наши Ан-3, загруженные бочками с самодельным напалмом. К ним уже приделали колесики для лучшей маневренности внутри салона. Каждый самолет понесет двенадцать бочек, за два захода успеют сбросить все.

В это время мы высадимся около рабского барака за городом, освободим людей и уведем их к реке, куда комитетчики пригонят одну из барж, предварительно установив на нее наш движок. Погрузим на баржу освобожденных и отчалим. В порту комитет заберет всех людей и все доступные плавсредства, прицепит их к пароходу и уйдет следом за нами, предварительно запалив порт. Вот такой план.

– А тем, кто в городе, выходит, не повезло?

– Выходит, не повезло.


Операция по уничтожению гоблинского городка прошла четко по плану. Из потерь – один раненый у комитетчиков. При зачистке порта словил магическую стрелу под ключицу. Посланный на разведку беспилотник отработал без происшествий. Система ПВО тварей была полностью уничтожена, от зажигалок сильно пострадал город, порт уничтожен полностью, а вражеская армия перестала существовать как боевая единица.


Империя, полгода после Столкновения

Наука не стоит на месте, развиваются магия и техника, но, вопреки прогрессу, в армии бюрократии меньше не становится. Голову сломаешь, пока грамотно напишешь, чтобы потом тебя саму не подтянули за все добрые дела. Хорошо для учителя можно иллюзию записать в кристалл, все в бумагу не переводить. Ему можно и неотредактированную версию предоставить, пусть подумает о делах в Доме Тумана, все не успокоятся, идиоты. От писанины ее оторвал стук в дверь, по ощущениям, принцесса пожаловала. Видать, уже разобралась с собственной писаниной, ну правильно, ей-то что, одна бумажка третьему помощнику, и свободна. Это Даре еще полночи пером скрипеть.

– Давай заходи уже. – Принцесса, как всегда, великолепна, только почему-то одета в гражданское платье. Где только нашла? – Куда собралась на ночь глядя?

– За тобой, мы сейчас всей компанией идем в гости к одному мальчику, который здесь подрабатывает главой дознавателей. Лайет любезно согласился покопаться в мозгах у его дочурки.

– Мне больше заняться нечем, – Дара показала на кипу бумаги, – и тебе там делать нечего, это личная головная боль – моя, Лайета и Кериэля.

– Ты сама понимаешь, что нельзя оставлять за спиной такую проблему. Сегодня ни с того ни с сего влюбленная в тебя девочка, а завтра наш корабль пойдет ко дну прямо посреди океана. И вообще, видишь, я не в форме, пришла к тебе как императорская дочь, считай это моим самодурством.

– Ваше высочество, вы не боитесь за такие выпады в адрес непосредственного начальства всю оставшуюся дорогу стоять гоблинскую стражу? И вообще, я чувствую здесь твое уязвленное эго. – В ответ на недоуменный взгляд пояснила: – Ну как же, в кои-то веки разумный с первого взгляда влюбился в меня, а не в тебя. Вот ты и извелась от ревности.

– Оригинальная трактовка, можно я подумаю об этом завтра? Насчет гоблинской стражи – нисколько не боюсь, я же знаю, подобная мелочная мстительность тебе вовсе не свойственна. В отместку могу пожаловаться папе по возвращении. Его гнев будет ужасен.

– Да, папа – это аргумент. Мне бы очень не хотелось, чтобы он отшлепал моего сержанта как маленькую непослушную девочку.

– Вообще-то я имела в виду гнев, который падет на тебя.

– Ха, а на меня-то почему, не я перечу своему командиру!

– Ладно, я понимаю, тебе еще надо роман для начальства написать, успеешь. Раньше начнем, раньше закончим, быстрей вернешься к писанине.

– Шаен, прекращай, – отмахнулась капитан, – мне достаточно не показываться девочке на глаза, и ничего плохого не случится. А потом, новая Длань императора приедет сюда лично для устройства показательной казни. Тех, кто зомбирует разумных, он любит не больше жрецов, а уж что сделает с придурком, зомбировавшим собственного ребенка… у меня даже фантазии не хватает.

– Пошли, надо разобраться с этим делом, в том числе и поэтому, вдруг он невиновен. – В этом вся Шаен, ей надо было родиться принцессой звездорожденных, слишком добрая. Хотя нет, принцессы у них еще те штучки. Пусть останется просто светлой эльфийкой, будет жить в своем маленьком лесу, поливать цветочки, выращивать мэллорны и все такое.

– Ты просто не знаешь, что мы сделали с Домом Тумана, – хмыкнула Дара.

– Знаю, мальчики успели рассказать. Но я не о том. Зацепила меня фраза человека про улицу Ткачей. Ничего не вспоминается?

– Ничего, в половине городов нашего мира есть улицы Ткачей, Кузнецов, Оружейников и всех остальных профессий. В Тиане, например, есть даже улица Золотарей, там у них центральный коллектор и насосная станция, и что с того?

– Ну, ты даешь, подруга, – возмутилась принцесса, – вспоминай, окончание нашей обязательной службы мы хотели отметить в твоем замке: море, солнце и все такое, ехали через Форшар.

– Ну как же, такое не забудешь, – буркнула Дара. Прорыв орочье-человеческого войска в центральные провинции империи, в которых даже жители из старших рас давно забыли про войну. Прорвавшись через границу, орда мчалась без остановки до самого города, на ходу поили лошадей какой-то пакостью, отчего те мчались без отдыха с удвоенной скоростью. Что случилось дальше, не совсем понятно. Возможно, при массовом производстве этого конского зелья их маги не смогли соблюсти точность рецепта, потому что под стенами Форшара у объединенной армии начался массовый падеж лошадей. А возможно, их конечной целью и был этот богатый, но плохо защищенный город, из которого можно легко эвакуироваться по реке со всем награбленным. В пользу второй версии говорит флот противника, крутившийся возле устья, не иначе как рассчитывая подобрать грабителей. И еще странный пожар в гарнизонном хранилище нежити за несколько дней перед осадой, и невероятная меткость метательных машин у осаждающих. В общем, дознаватели работали очень долго, а к каким выводам они пришли, до общественности почему-то не довели.

На их беду кратчайший путь к приятному отдыху на теплом море проходил через этот город. В котором пять девиц, только что закончивших свою обязательную службу в панцирной пехоте, встретили красивых мальчиков из Дома Ночной лилии. Два дня прошли очень весело, а утро третьего они встретили уже в осажденном городе. Вечером того же дня стена была проломлена в нескольких местах, и в следующие два дня город превратился в царство смерти во всех ее проявлениях. Из их компании выжили Дара и Шаен. – И к чему ты мне напоминаешь, где связь?

– Тебя как раз нашли на улице Ткачей. Ты там в одном месте улицу трупами завалила до второго этажа.

– Ты же знаешь, у меня со смертью не особенно, а там пришлось работать именно с ней, сама чуть не преставилась. Так что с воспоминаниями о тех днях у меня нелады. Последнее более-менее четкое – мы с тобой в обнимку с этим красавчиком из Лилий, а на нем почему-то твоя форменная куртка и мой сапог. Остальное обрывками.

– Да, крепко тебе досталось, думали, все, но ничего, выкарабкалась ведь. Так вот, о случившемся там известно ограниченному кругу лиц. Собственно, мне, человеческому целителю, который почувствовал твою жизнь под кучей трупов, и тогдашнему главе Лилий, который тебя вытащил с того света. Я особа не болтливая, а глава Лилий… ну ты сама знаешь, вряд ли он успел кому-то рассказать. Человек… тоже маловероятно, для него ты была одной из сотен выживших, которых он искал по всему городу. И тут вдруг дознаватель из провинции в курсе столь интимных подробностей! Тебе не кажется это странным?

– Знаешь, чем отличается занудный мужчина от занудной женщины? – демонстративно закатив глаза, поинтересовалась капитан.

– Знаю, ибо я такая и есть, пошли уже.

Идти пришлось недолго, все имперские служащие, которым полагалось жилье от государства, проживали в отдельном районе, так что нужный им дом располагался всего через пару кварталов. На стук смотровое окошко в двери открыл пожилой человек, вежливо поинтересовался, что нужно господам. В ответ Дара представилась, продемонстрировала свой капитанский амулет и попросила о встрече с хозяином дома. Ждать не пришлось, домик капитану предоставили небольшой, при всем желании долго идти не получится. Главный дознаватель нарисовался в дверях, увидел всю компанию, Шаен в штатском – и резко поскучнел. Правильно, дураки на такие должности не попадают.

– Ваше высочество, – дознаватель поклонился принцессе, – господа, – кивок всем остальным, – чем могу помочь?

– Бросьте, капитан, – отмахнулась Шаен, – даже не говорите, что вы не знаете о некоторых обстоятельствах, связанных со странным поведением вашей дочери. Мне бы не хотелось устраивать спектакль для обывателей с камнем дознания и прочей театральщиной, поэтому давайте сделаем все по-тихому. Тем более что никаких непроизносимых слов еще не прозвучало.

– Это не то, что вы думаете, – проскрипел капитан.

– Ну так прекрасно, значит, никто не сядет на кол, и все будут жить долго и счастливо. Вы только помогите нам понять, почему мы неправильно думаем.

Вообще по жизни Шаен девушка добрая, даже там, где не надо, просто большую часть жизни она провела на службе в армии, и юмор у нее соответствующий, казарменный. Дара была готова поставить свой меч против зубочистки, что принцессе жутко неудобно, вот она и прячется за армейскими шуточками.

– Проходите, – выдавил из себя дознаватель и провел их в гостиную, где как раз находилась его дочь. Девочка поклонилась принцессе, поприветствовала остальных, и вновь на Дару обрушилась теплая волна совершенно щенячьей любви. – Сейше, помнишь, двадцать лет назад в столице была разгромлена резиденция нашего Дома? – начал издалека капитан, ненавязчиво взятый под контроль сладкой парочкой Сари и Нари.

– Лучше я ознакомлю вашу дочь с проблемой, – перебила его Шаен. – Сейше, девочка моя, у нас есть основания подозревать, что недавно здесь было совершено тягчайшее преступление, в том числе связанное с разгромом вашей резиденции. Мы хотим предотвратить непоправимое и просим твоей помощи, так как ключ к пониманию произошедшего спрятан внутри твоего сознания.

Девочка в недоумении оглядела собравшихся и остановила свой взгляд на Даре, словно прося у нее совета. Пришлось ободряюще кивнуть.

– Хорошо, ваше высочество, что я должна делать?

– Присаживайся, не волнуйся и ничего не бойся, обычная процедура исследования разума. – Шаен искренне улыбнулась. – Ты сама во время учебы проходила такую не раз, так же как не раз производила ее сама. Хочу тебя познакомить – лейтенант Лайет, блестящий специалист по разуму. Копается в наших головах уже много лет, как видишь, все живы и здоровы. Ассистировать ему будет капитан Шериссаш, мастер общей магии, признанный знаток теоретической магии, выживавшая в таких переделках, что оторопь берет. Ее неоднократно звали преподавать в университет и школу войны. В общем, ничего не бойся, лучших специалистов найти непросто.

– Я знаю, – неуверенно улыбнулась девочка и вновь с нескрываемым обожанием уставилась на Дару. Ситуация со столь циничным игнорированием принцессы уже начала здорово раздражать своей ненормальностью.

Дознаватель упростил им залачу, снял личную и академическую защиту с сознания дочери и погрузил ее в сон, после чего к работе приступил Лайет с Дарой на подхвате. «Разум», наверное, самая головоломная дисциплина в магии. Это действительно так. Некоторые, правда, утверждают, что теоретическая магия намного сложней, но это не совсем верно. Теоретическая магия изучает взаимодействие различных энергий между собой и их взаимодействие с мировым ойо, где все подчинено строгим законам, зачастую сложным для понимания, однако неизменным по своей природе. С разумом все строго индивидуально, у каждого разумного в голове свои гоблины, поэтому никаких четких законов у магов разума нет. Есть общие правила развития и функционирования сознания, общие для всех разумных, и не более. Вот такими довольно общими знаниями приходится руководствоваться разумникам в своей работе. Некоторые считают магию разума не наукой, а особым видом искусства. Ерунда, конечно, но все же подобная экстравагантная точка зрения имеет место быть.

Когда у тебя отец мастер разума, дед гранд-магистр и мастер общей магии, а учитель вообще архимаг и мастер в одном лице, подобную мистическую ерунду, естественно, не воспринимаешь всерьез. Все это наложено на многолетнюю службу в особой сотне. Так что в данном разделе магии волей-неволей приходится разбираться. И сейчас, основываясь на своих знаниях и опыте, Дара отчетливо понимала: девочка чиста. Ее восхищение совершенно искреннее, основано на каких-то детских впечатлениях, очень ярких. Лайет, который в этом вопросе разбирался куда лучше ее, пришел к такому же выводу. Явно смущенный лейтенант оторвался от девочки, отрицательно покачал головой и обратился к дознавателю:

– Вы не возражаете, если для ликвидации последних сомнений я покажу первопричину недопонимания, возникшего между нами?

– Вы же понимаете, вообще-то это не моя тайна, – не очень уверенно ответил дознаватель.

– Не беспокойтесь, звезда – это практически семья. – Бросив взгляд на Шаен, лейтенант поспешил исправиться: – Иногда даже ближе, чем родная. – И, уже обращаясь к своим, прокомментировал с легкой улыбкой: – Все тайное когда-нибудь становится явным. Представляю вам малоизвестный эпизод из жизни нашего любимого капитана. Правда, в те времена она была гражданским лицом.

– Значит, это неправда, – хохотнул Кериэль, – все знают, что она родилась на основании приказа по дому войны и с самого рождения была призвана на службу.

– Ничего подобного, – отмахнулся лейтенант, – помню, как-то в детстве я видел ее в платье и с тряпочной зеленой черепахой. Куклы и платья не положены по уставу. Значит, она тогда еще не служила.

– Не факт, – с улыбкой вмешалась Нари, – может, у нее была разведывательная миссия, для которой требовалась маскировка с платьем и куклой.

– Ладно, – вмешалась принцесса, – я помню, был момент, когда она точно не служила, правда пришелся он на время Форшарского прорыва.

– Собственно, о нем и речь, – ответил Лайет, – а теперь внимание, картинка.

Он сформировал в воздухе сферу иллюзий, в которую начал транслировать воспоминания девочки. Огонь, дым, девочка мечется по рушащемуся зданию. Ракурс какой-то странный, хотя с чего бы, в те времена она, наверное, пешком под стол ходила, соответственно, смотрела на все снизу вверх. Внезапно стену дома проламывает камень из метателя, летит дальше, пробивает пол и взрывается где-то внизу. От этого часть здания вываливается на улицу, и девочка вместе с ней. Истошный захлебывающийся крик, ночное небо, подсвеченное горящим городом с росчерками пропитанных магией снарядов. Картинка мечется из стороны в сторону, пока не останавливается на детских ножках, сломанных в голени рухнувшей сверху балкой. Девочка кричит от боли и зовет маму. Напрасно, как помнила Дара, всех, способных воевать, мобилизовали уже к вечеру, и если к этому моменту мать малышки еще была жива, то сражалась на баррикадах.

Вместо матери над девочкой склоняются морды орков. Один из них, весело смеясь, наступает на придавившую ноги девчушки балку. Ее крик перекрывает веселый смех орков. Одна из тварей тянет к девчушке свои лапы, но вдруг они падают на землю, а из обрубков рук хлещет казавшаяся черной кровь. Рядом падает голова его товарища, в поле зрения несколько раз мелькает огненный хлыст, слышатся рык орков и крики людей. Меньше чем за минуту все стихает, и над девочкой склоняется… вроде она, по крайней мере, похожа. Сама Дара по понятным причинам этого момента не помнит, и, откровенно говоря, в воспоминаниях девочки узнает себя с немалым трудом. Волосы опалены, на шее поспешно залеченная рана, форменная куртка прожжена в нескольких местах, правый рукав оторван на середине плеча, из обрывков безжизненно свисает окровавленная рука. Вся заляпана своей и чужой кровью – кроме сержантского значка в левой петлице, который блестит так же, как в день окончания службы.

Дара несет раненой девочке всякую успокаивающую ерунду, видимо, применила обезболивающее заклинание, потому что та больше не кричит. Несколькими ударами «лезвия ветра» перерубает балку и вытаскивает девчушку. Двигаются по развалинам. Она несет малышку на руках, та видит, как сзади на них летит светящийся тусклым зеленым светом булыжник. Девочка кричит, пытаясь предупредить. Дара прыгает в сторону, но недостаточно далеко – снаряд взрывается в нескольких локтях от нее. Ударной волной их бросает вперед. Мельтешение каменных и деревянных обломков, ночное небо, городская мостовая. Некоторое время картинка в иллюзии неизменна – городская мостовая. Из звуков – грохот боя и тяжелое дыхание девочки. Наконец, картинка дергается, мостовая начинает медленно ползти вместе с малышкой. А вот и конечный пункт ее недолгого путешествия. Сержант Шериссаш лежит мордой вниз, от куртки на спине остались кровавые лохмотья, волосы на затылке слиплись от крови. Так вот где ее зацепило каменными осколками! Потом из нее их вытащили, аж два десятка. Почему они тогда поехали без брони, может, все были бы живы? Дуры. Кто же знал, разведка домов войны и дознания проспала вторжение, а они и помыслить не могли ни о чем подобном. Они все были молоды, счастливы и думали только о том, как хорошо отметят окончание своей службы на берегу теплого моря. Еще раз дуры.

На нечеткой картинке девочка – видимо, плачет, – зовет «госпожу сержанта» и тормошит ее бесчувственное тело, а впереди через обломки здания пробираются десяток орков и человеческий маг. Дара видит, как бесконечно долго она упирается здоровой рукой в мостовую и медленно переворачивается на спину. Лицо перекошено от боли, но пытается улыбнуться и шепчет: «Сейчас, сейчас». Орки настороже, на них нацелено сразу пять арбалетов, маг держит руку поднятой, готовясь активировать заклинание. Две женщины старшей расы – знатная добыча, обе ранены, одна из них совсем ребенок, практически никакого риска. Только дернутся или откроют рот – орки нашпигуют их стрелами и размажут заклинанием по мостовой. Жадность их и погубила, если бы маг удосужился посмотреть ее энергетическую картину, ударил бы без промедления. А… поздно, пространство вокруг них взрывается «бурей мечей», разрывая одиннадцать условно разумных на куски.

Вот капитан со стоном поднимается и, по всей видимости, применяет какое-то исцеляющее заклятие, потому что дальше двигается почти нормально. Но с правой рукой, наверное, что-то серьезное, она все так же висит. Дара подхватывает девочку левой, и снова дергающаяся картинка показывает горящие полуразрушенные здания и засыпанную обломками улицу. Картинка резко дергается, и взгляд девочки упирается в серую стену ближайшего дома, которая быстро проносится перед глазами, сменяясь темнотой подъезда. Картинка опять дергается, и перед девочкой появляется ее лицо. «Привяжи мне правую руку к телу», – хрипит Дара. Снимает перевязь с мечами, разъединяет ее, левый меч отправляет обратно, от правого отцепляет ножны, ремень передает девочке, а меч берет в руку. «Похоже, эта сторона города полностью захвачена, раз они уже выслали поисковые отряды с ищейками. Скоро нас найдут. Ты умеешь активировать амулеты? – Кивок. Дара снимает медальон с шеи и вешает его на девочку. – Если тебя захватят в плен, сможешь уйти быстро и безболезненно, да еще и прихватишь всех, кто окажется в десяти локтях от тебя. Активация рунами воды, неба и пути. Запомнила? Вот и молодец. А теперь попробуй спрятаться здесь, лучше всего заползи в подвал, я сделаю так, что ищейки тебя не учуют». Она поцеловала девочку в лоб и вышла из подъезда. Последнее воспоминание – Дара видит свой силуэт на фоне дверного проема и слышит приближающийся вой ищеек.

– Да, ты не делилась таким фактом из своей биографии, – усмехнулся Шер.

– Неудивительно, я сама о нем узнала только сегодня, – фыркнула капитан и, обратившись к дознавателю, поинтересовалась: – И давно вы в курсе этой истории?

– С самого начала. Во время второго штурма мне оторвало ногу, без сознания эвакуировали на левый берег. Когда пришел в себя, бои уже перекинулись на левую сторону, и никому не было дела до моей дочери, оставшейся за рекой. Мне пришлось общаться с ней «зовом» и смотреть ее глазами. Вы же понимаете, после всего, что вы сделали для нее, я бы никогда…

– А вы понимаете, что наша встреча при других обстоятельствах могла бы стать для вас последней? – перебила его принцесса. – Будьте добры, выделите время для дополнительных занятий с дочерью. И прошу у вас прощения, сами понимаете, после случившегося наши опасения более чем обоснованы. Тем более что ваш Дом всего лишь снял вознаграждение за наши головы, ни о каком примирении речь пока не шла.

– Я понимаю, ваше высочество. Это всего лишь досадная случайность, от которой никто не застрахован. А по поводу примирения – думаю, в связи с изменившимися обстоятельствами инициатива нашего совета не заставит себя ждать.

Шаен кивнула в ответ и занялась девочкой. Разбудила, поблагодарила за неоценимую помощь, поцеловала на прощанье.


Таврополь, неделя после Столкновения

– Итак, все три представленных образца, без сомнения, люди. По крайней мере, они ими были при жизни. Образец номер один получил три проникающих ранения в грудную полость. Одно из них гарантированно смертельное, меч разрубил сердце пополам. Ну и перелом носа, отрубленная нижняя челюсть, три сломанных ребра, отрубленные пальцы на правой руке… сущая мелочь по сравнению с попаданием двух пуль калибра двенадцать и семь десятых миллиметра, которые фактически оторвали образцу ноги и голову. Однако от чего он умер, я не могу вам ответить, потому что это случилось года четыре назад, и обстоятельства смерти весьма странные. То же самое с образцами номер два и три. Только там покойнички посвежее, года три как мертвы. Соответственно функционирование прекратили после того, как Виктор Васильевич прострелил номеру два голову, а Игорь Петрович отделил оную от тела номера три.

– Николай Владимирович, дорогой ты мой человек, – Большаков сжал кулаки и очень недобро посмотрел на Лисицына, – хрен с тобой, если ты не веришь нашим словам и картинкам с камер. Но в то, что ты назвал «образец номер один», я лично всадил две пули. Хотя любому человеку одной двенадцать и семь более чем достаточно. И я лично видел, как оный образец весьма резво пытался помножить Игоря на ноль. Да, тут всего два свидетеля и тактическая камера, и фиг бы с этим. Но то, что ты назвал «номером два», спалило БТР на глазах у половины батальона. По-твоему, все вокруг идиоты, один ты умный, в белом фраке с золотыми пуговицами? Нам, блин, больше делать нечего, как тебя разыгрывать.

– Виктор Василич, осади, – вмешался Серега, – дай человеку договорить.

– Василич, там и правда не все гладко, – Игорь поднял руки в жесте примирения, – может, ты не обратил внимания, но именно от этих тварей не образовывалось после смерти серого тумана, который есть у всех свежих покойников. Однозначно должно быть некое рациональное объяснение – обычный человек не в состоянии таскать на себе такие доспехи. И, как ты сам заметил, любое попадание в туловище из твоей винтовки – для нормального человека стопроцентная смерть.

– Товарищи, я вовсе не хочу сказать, что вы специально разыграли сценку, дабы поводить меня за нос. Да еще и подговорили артиллеристов фигачить полторы минуты в максимальном темпе. Уж очень сложный план. Но то, что вы притащили… Если одним словом, то внутри доспехов находятся мумии. Не как фараоны в Египте, а тела, подготовленные по совершенно непонятной технологии. Как это сделано, не спрашивайте, но совершенно точно, они были мертвы еще до встречи с вами.

– А может, это лич? – подал голос Стрельченко. – У нас же сплошная фэнтезятина, стоит чуть за периметр отойти. Почему бы не объявиться личам? И по описанию подходит.

– Отлично, – Большаков просто сочился ядом, – вот вам и рациональное объяснение. Это, блин, лич, разве не понятно? А, Володь, может, пояснишь, что это такое, а то я детям только народные сказки читал, мифы Древней Греции, ну еще Перро с Андерсеном. Там никаких личей не встречалось.

– Это маг, ставший нежитью, проще говоря, мертвец, сохранивший способность к магии. И если ты детям читал русские сказки, то Кощей Бессмертный как раз и есть лич.

– Николай Владимирович, а вы при вскрытии не нашли в них каких-нибудь кристаллов наподобие тех, что местные применяют в оружии? – поинтересовался Игорь. – Может, это что-то типа робота, только используется не созданный механизм, а мертвое тело.

– Нет, обычные покойники, обошлось без какого-либо хирургического вмешательства. Я, честно говоря, не могу определить, от чего они умерли. Номер три, он же достался нам абсолютно целым и при жизни был абсолютно здоров. Здоров настолько, насколько современный землянин здоров быть не может. Да что там, образец даже стоматолога ни разу не посещал – за ненадобностью.

– А знаете, тут не все так однозначно, – внезапно подключился к разговору молчавший до этого Андрей, – в лаборатории, где я себе рабочее место организовал, одно время проводились исследования по звуковому оружию. Провели сотни разных опытов над зверюшками, получили действующий прототип звуковой пушки и в конце концов сделали вывод, что данный вид оружия не соответствует принятой военной доктрине. Но это ладно, фишка в том, что для исследований им понадобилось изобрести особо чувствительный микрофон для регистрации инфразвуковых колебаний…

– Гы-гы, – хохотнул Серега, – и как же они с ними работали? Их же не слышно.

– Сереж, просто будь нормальным ментом, умничать тебе не идет. Но если уж на то пошло, услышать инфразвук вполне возможно. Про теорему Котельникова рассказывать не буду, дабы тебя гуманитария не пугать, но сделать это проще пареной репы. Посади его на несущую в слышимом диапазоне и хоть обслушайся. Один нюанс, ты будешь слышать его на фоне шума, который дает несущая.

Возвращаясь к нашим подопытным зверюшкам. Естественно, в ходе исследований они дохли пачками, и естественно, что народ трупики тоже исследовал. Надо же понять, как новое оружие работает. Каково же было их изумление, когда они обнаружили, что у дохлых зверюшек в мозгах присутствует акустическая активность. Для оборотней на бронепоезде конкретизирую. Сердце не билось, электрическая активность мозга отсутствовала, но микрофон иногда до сорока минут улавливал звуковые колебания в мозгу. Причем на той же частоте, что и при жизни. Это я к тому, что мы многого не знаем об окружающем мире и о смерти в частности.

Вон у нас лежат подбитые роботы, и это у цивилизации, которая только-только начала пар осваивать. Специально съездили посмотреть на их пароход, Василич не даст соврать, жуткий примитив. Силовая установка на уровне черепановского паровоза. Откройте глаза, одно дело простейшая механика местных, и совсем другое дело, когда в устройстве присутствует магия. Просто другой уровень, понять который мы пока не в состоянии. Я знаю, насколько по-идиотски это звучит, но готов рассматривать версию о том, что вы воевали с ходячими трупами.

– С Кощеями!!! – фыркнул Большаков – Игорь, беру обратно свои слова про твою извращенную логику. А у нас же малолетняя эльфийка есть, может, у нее спросим?

– Василич, это не ко мне, – выставив перед собой руки, начал Берсенев, – после наших с тобой приключений на алтаре она, похоже, считает меня святотатцем и общается через губу. Теперь если вопросы по эльфийке, то это к Андрюхе.

– Пригрели, понимаешь, змеючку.

– Да ладно тебе, найдем кого-нибудь подходящего, сдадим ее комитетчикам.

– Надо было безногую себе оставить, – пробурчал Токарев, – там хоть посмотреть есть на что.

Как ни странно, эта оброненная в шутку фраза разрядила обстановку. Сначала заржал Большаков, за ним Игорь, потом все остальные.

– Ладно, – отсмеявшись и смахнув выступившие слезы, продолжил Игорь, – как понимаю, с этим вопросом мы в тупике. Все, что нам удалось понять, разрушает привычную картину мира. Предлагаю копья не ломать, а перейти к более приземленным вопросам. Николай Владимирович, есть идеи, что за субстанция заполняла доспех, и еще, вы смогли достать мой меч?

– Из чего сделана эта субстанция, я пока не понял. Какая-то органика, возможно, сок местных деревьев. По своим характеристикам – нечто среднее между нашим природным каучуком и баллистическим желатином. Версия пока следующая: заливается она по мере облачения в доспех и служит для предохранения трупа от высыхания, а также выполняет функцию поддоспешника, защищая тело от потертостей, а заодно и смягчая удары.

– Понятно. Может еще заметили что-то необычное?

– Пока нет, люди как люди. Разве что их отменное здоровье и странная смерть. Необычное есть по мечу. Пока опустим момент, как ты умудрился разрубить броню, примем на веру твое объяснение с энергетикой. Но, как я понимаю, энергию ты пускал в клинок не постоянно, – капитан кивнул, – вот в этом и проблема. У лезвия заточка как у бритвы. Фехтовать можно, исключительно принимая удары на плоскость, а наносить удары по доспеху вообще бесполезно. Однако на картинке с твоей камеры отлично видно, что эти правила ты постоянно нарушал. По идее, после такого боя оружие только выбрасывать, но посмотрите, клинок словно только что вышел из рук своего создателя. – Лисицын полез под стол и достал из лежащей там сумки меч. Снял ножны, продемонстрировал его безупречность.

– Самое интересное в этом то, что я его потом под микроскопом рассматривал. При нормальном увеличении любое изделие из металла, как бы хорошо оно ни было отполировано, видится как абразив. Лезвие любой бритвы похоже на старую ржавую пилу с поломанными зубьями. А твой меч, он без изъяна и при максимальном увеличении. На Земле просто отсутствовали технологии, позволявшие сделать подобную вещь.

– Э… Николай Владимирович, эти два меча были сделаны в моем присутствии. Если по прямой, то примерно в девяти километрах от нас, в доме моего учителя на улице Кольцова.

– Игорь, я все понимаю, но вот меч, микроскоп в лаборатории. Можешь сам все посмотреть. Не веришь мне, съезди на завод поршневых колец, там есть специалисты, и лаборатория с растровым микроскопом сохранилась. Но скажут тебе то же самое. Эту вещь, используя технологии двадцать первого века, сделать невозможно, а вручную это невозможно в принципе.

– У него есть магия, у него есть супермечи. Я все понял, – рассмеялся Андрей. – Нео, ты избранный!

– Вообще-то учитель каждому в подарок сделал комплект вооружения. У брата и Олега как лучших фехтовальщиков они вообще были из девяти предметов, так сказать, на все случаи жизни. А когда брат взял первенство по сабле, учитель ему сделал еще и комплект из двух предметов. У меня же всего два этих меча. Так что я недоизбранный, не вышедший даже во второй тур. Николай Владимирович, а еще что интересного есть?

– Есть. Мне непонятно, как ты мог считать их обычными поделками. Та же надпись… я не представляю, как ее можно сделать. Ужели ни разу не закралось сомнение?

– Какая надпись? Все изделия учителя – голый функционал, никаких украшений, никаких надписей.

– Ну, не знаю, может, в новом мире проявилась. Да сам посмотри. – Лисицын протянул ему меч. Внутри стального матового шара противовеса мерцала туманная надпись «15:13». И что бы это значило? Передал меч Андрюхе. Тот только поцокал языком и передал дальше. Сергей поинтересовался, менялась ли надпись с течением времени, уж очень похоже на формат времени в электронных часах. Может, это вообще обратный отсчет, и им всем пора сматывать удочки. Ибо мало ли… Оказалось, нет, не менялась. Пока народ рассматривал странную надпись, Игорь сбегал за вторым мечом. Все один в один, те же «15:13».

Самым наглым образом используя ресурсы тактической сети, Берсенев вышел на связь со студентками, попросил сходить в его комнату, посмотреть, нет ли какой надписи на мечах, что висят на стене. Особое внимание уделить яблоку. Такая круглая штука на рукояти, в противоположной стороне от лезвия. Ничего. Ни на первом, ни на втором. Уже занятно, надо к учителю заехать, осмотреть все остальное.

– Хорошо, про мечи задачу понял, имеющееся оружие обследую на предмет тайных надписей. Серег, что у тебя по обстрелу?

– Все плохо. Не то чтобы доспех вообще неуязвимый, но ничего серьезного штатным вооружением мы сделать не можем. Все суставы, все сочленения защищены на совесть, все крепления внутри корпуса, слабых мест нет. Возможно разве что отстрелить пальцы на руках, где броня тоньше. Но если мертвецу в доспехе плевать на разрубленное сердце, то отсутствие пальцев его точно не остановит. Чисто теоретически пуля пять сорок пять пролезет в смотровую щель шлема. Но тут, Игорь, только ты сможешь попасть, или если случайно залетит при сосредоточенном обстреле. Отчет почти готов, осталось вычитать, и можно отправлять.

– Прекрасно. Давайте перейдем к практике. Николай Владимирович, для нашего эксперимента все готово, – Лисицын кивнул, – тогда, может, кратко введете нас в курс дела относительно наших подопытных? Что они из себя представляют?

– Товарищи, можете снова мне не верить, но мы с ними практически ничем друг от друга не отличаемся. Фактически все эти орки с гоблинами – люди.

– Обалдеть, – не выдержал Андрей, – мы вернулись к уровню понимания древних греков. Что есть человек? А всего лишь двуногое без перьев. Подходит и к первым и ко вторым.

– Это ты типа подколол? – Лисицын и бровью не повел. – Хочешь пофилософствовать – не вопрос. Как по-твоему, негры – люди? Киваешь, а ведь они отличаются от нас довольно сильно. Например, господин Бисмарк, проницательность и здравомыслие которого хорошо известны, очень долго в этом вопросе сомневался. А все почему? В те годы просвещенные европейцы демонстрировали негров в зоопарках. Обычно устраивали специальные вольеры, где имитировали их повседневную жизнь, но иногда сажали в клетки. Так вот Бисмарк первый раз в жизни увидел в зоопарке гориллу, а в соседней клетке негра, и у мужика просто перемкнуло в голове. Никак не мог поверить, что чернокожий – такой же человек, как и он.

Все это философские категории, которыми можно вертеть в любую сторону в зависимости от конъюнктуры. А факты говорят следующее, – Лисицын подошел и ткнул пальцем в нашивку с группой крови на груди у Андрюхи, – первая положительная, у здоровенной твари с простреленной ногой – такая же. Образцы для более подробного анализа уже отправил в лабораторию, к концу недели сделают. Однако здравый смысл подсказывает: неожиданностей исследования не принесут. То, что я смог определить на месте, однозначно говорит – эти твари такие же люди, как и мы. Строение тела, внутренние органы, все как у нас. Все…

– Достаточно, – рявкнул Берсенев, – Николай Владимирович, медицинские подробности нам без надобности, все равно ничего не поймем. А теперь… всех касается… то, что сказал док, должно остаться в этой комнате. Никому ни слова! Нас же, блин, распнут. Одно дело, когда мы стреляем и ставим опыты на полуразумных кровожадных тварях-людоедах, и совсем другое – на людях нетипичной внешности и альтернативного питания. Народ оправился от первоначального шока, и представители гражданского общества уже конопатят Менгу мозги. Если они будут доставать его еще и по этому дерьму, которое просочится от нас… думаю, никому объяснять не надо, что он с нами сделает. Все время службы посвятим рытью и чистке городских сортиров. Да, короче, военные, приказываю всем забыть секретное слово.

Николай Владимирович, от вас все контакты, кому, когда и где были переданы образцы для исследования. Немедленно! Даже лучше не так, сейчас организую сеанс связи с Менгом, и вы сами все подробно доложите.

– Не вопрос, – Лисицын пожал плечами, – только не слишком ли ты сгущаешь краски? Ну подумаешь, народ узнает, половина вообще не поверит, оставшиеся поверят, но будут плеваться и говорить, что такие твари позорят род человеческий. Только процентов десять не слишком здоровых психически будут ратовать за нахождение с людоедами общего языка.

– Последние годы у нас все законы принимались в угоду этому сумасшедшему меньшинству. Сейчас выйти на улицу и спросить – кто за разрешение легких наркотиков, проституции и педофилии? Да девяносто девять из ста ответят – против. Однако сейчас все это – вещи совершенно легальные.

Вы можете мне сказать, что сейчас не та ситуация, и все ресурсы у военных, и политики не смогут раскачать ситуацию. Вы ошибаетесь, и это моя вина, в команду вас принял, но не довел до вас информацию по местным богам. В обмен за чью-то мучительную смерть они могут дать вам что угодно. Вообще все. Молодость, здоровье, деньги, магию, на любое желание имеется прейскурант. Как вы думаете, если под предлогом, что твари такие же люди, мы начнем налаживать с ними сотрудничество, долго ли наша элитка удержится от жертвоприношений? Да если одно это знание вдруг всплывет, нас как стоящих на пути к их бессмертию просто порвут на куски.

– Действительно, опасное знание. Но, как понимаю, у нас уже имеются десяток захваченных алтарей, сотни освобожденных рабов, долго этого в тайне не сохранить.

– Не сохранить. Здесь смысл только во времени. Если народ начнет раскачивать лодку прямо сейчас, всем хана, без вариантов.

Доктор Смерть в ответ только развел руками, уж кто-кто, а человек, работающий судмедэкспертом, о человеческих пороках и их последствиях знает не понаслышке. Игорь послал командиру срочное сообщение, в котором набивался на приватный разговор, и, о чудо, командир ответил почти сразу. Обрисовал ему ситуацию, тот приказал всем выметаться из комнаты, а ему пригласить Лисицына для этого самого приватного разговора.

Говорили недолго, уложились в десять минут, по окончании которых Лисицын выглянул в коридор, махнул рукой Игорю и сунул ему в руки планшет с наушником. Подождав, пока он подключится, командир поинтересовался, нужны ли ему дополнительные разъяснения с указаниями? Берсенев бодро доложил, что уже давно проникся и накрутил народу хвосты. И вообще, всем приказано забыть последние два часа жизни, о чем сделана соответствующая запись в журнале инструктажей, и каждый напротив своей фамилии расписался. Командир шутку оценил, но предупредил, если че, то все сортиры его, до конца дней. Кто бы сомневался.

Пистон получен, пора возвращаться к работе. У Доктора Смерть уже было все подготовлено, надежно зафиксированные твари лежали на каких-то хитрых медицинских столах. Приспособления для фиксации пациента явно штатные, интересно, где такие применяются. Хотя нет, лучше не знать, душевное спокойствие дороже. Кроме этого, оба пациента были обклеены датчиками, показания от которых выводились на мониторы каких-то медицинских приборов, где из всех показаний капитан понял только про сердцебиение. В качестве подопытных взяли гоблина и орка. Первого, видимо, долго и упорно мыли, потому как не так сильно вонял.

– Итак, попробую объяснить по-простому, без медицинских терминов, – начал Лисицын, – представьте себе компьютер, на который вы пытаетесь поставить навороченную игрушку. Поставили, но процессор и видеокарта не тянут, и вместо игры у вас сплошное мучение. Вы плюнули на это безобразие и заменили процессор с видюхой, но поиграть все равно не получается, потому что блок питания у вас рассчитан на предыдущую конфигурацию.

Это я к тому, что организм функционирует с точно такой же логикой. Все процессы в нем взаимосвязаны. В прошлый раз вы смогли ускорить регенерацию, воздействуя конкретно на место повреждения, забыв про остальной организм. По аналогии со старым компьютером взяли и заменили видеокарту, поставив самую навороченную, но процессор и блок питания оставили прежними. И игрушка у вас какое-то время даже работала. Пока блок питания не перегорел. Так же и у вас, ускоренную регенерацию запустили, но все остальные процессы шли на прежнем уровне. Организм начал сам себя пожирать, пытался восполнить это увеличенным потреблением пищи, но процесс пищеварения остался на той же скорости, желудок банально не успевал переваривать и восполнять потери организма. Поэтому парнишка и жрал в три горла, а насытиться не мог.

Игорь, сейчас я поставлю подопытному капельницу с физраствором, который теоретически должен обеспечить организм строительным материалом для регенерации. А твоя задача следующая, сделать все как в прошлый раз, но дополнительно накачать энергией весь организм. Только не переборщи, слишком хорошо – тоже плохо. Если переводить на ваш язык, не стоит по витой паре подавать триста восемьдесят.

– Николай Владимирович, вроде ясно, только один вопрос, как мне понять необходимость и достаточность их накачки?

– Я откуда знаю, это ты у нас маг. И чего по такой ерунде париться? Это что, последние людоеды в джунглях? Еще наловишь.

– Так бы и сказали, действовать методом научного тыка. Вполне научный прием познания. Давайте, подключайте его.

Игорь расслабился, попытался почувствовать энергетику лежащего перед ним гоблина. В принципе по аналогии с собой – получилось, но ощущения какие-то странные. Прервался, дабы проверить свою теорию. Жестом подозвал к себе Стрельченко, настроился на него, потом на Токарева и Серегу. Разница, конечно, есть, но присутствует и сходство, примерно как разные марки машин, отличия могут быть весьма существенными, но сам принцип компоновки у всех одинаковый, какое бы чудо автопрома ни попадалось на глаза, все сразу видно и понятно. А с гоблином не так. Другой он, вот и все. Это как поставить рядом машину и моторную лодку. И та и эта – средства передвижения, но принцип разный.

– Что-то не так? – поинтересовался Лисицын.

– Не то чтобы… вот вы говорите, этот гоблин тоже человек. Может, даже его кровь годится нам для переливания. Но с точки зрения энергетики это совершенно другое существо.

– Действительно, интересно. Возможно, именно из-за этих различий они столь не похожи на нас внешне. А поработать с ним сможешь?

– Не вопрос, тем более если вам этих не жалко…

Снова сосредоточился на гоблине, начал потихоньку накачивать его собственной энергией и проводить энергетический массаж по методике учителя. Вроде все неплохо, хотя он в прошлый раз на такие нюансы внимания не обращал. Так, а если чуток ускорить процесс? Зачерпнул энергии из окружающего пространства и перенаправил ее в гоблина, одновременно увеличивая интенсивность массажа. О, дело пошло, перебитое пулей из «Вала» плечо срасталось прямо на глазах. Круть, одно дело его синяки с царапинами, а тут настоящее ранение. Только почему пациент так учащенно дышит? Ну, Доктор Смерть молчит, значит, все пучком.

Внезапно, когда подопытный был уже практически здоров, заверещал дурным голосом, забился в ремнях, выгнулся дугой, потом еще пару раз дернулся и затих. Только хитрый медицинский прибор противно запищал и замигал красной лампочкой. О, еще и серый туман вокруг тела заклубился. Пациент готов, Доктор Смерть уже тыкал пальцем в монитор, выводя на экран какие-то показатели.

– И че, инфаркт миокарда? – съязвил Серега.

– Почти угадал, разрыв сердца.

– Прикольно. Слышь, Владимирович, а мы в управлении всегда думали, что это ты у нас Доктор Смерть. Однако же ты только со жмурами работал, а этот архаровец уже второго пациента в могилу свел. Такими темпами мне придется новое «дело врачей» открывать.

– Слышь, оборотень, у нас вообще-то эксперимент и прочая научная хренотень, оставьте свое зубоскальство для более достойной цели, – фыркнул Андрюха. – Николай Владимирович, судя по вашему виду, вы что-то интересное в показаниях нашли.

– Не без того. – Лисицын повернулся к Берсеневу: – Игорь, падение температуры в помещении как-то связано с твоей работой?

– Да. В какой-то момент я начал качать энергию из пространства и переливать в гоблина.

– У тебя своей не хватало?

– Нет, просто хотел быстрей все закончить и увеличил подачу энергии.

– Хм… куда уж быстрей. Десять минут не прошло, а у пациента срослась кость и заросла дырка от пули.

– Ну, звыняйте, по моему субъективному восприятию времени прошло намного больше.

– А, пустое, – отмахнулся Лисицын, – самое интересное случилось, когда ты начал торопиться. Модуль все четко фиксировал. До этого лечение шло нормально, но вот начала падать температура в помещении, и у пациента случился гормональный взрыв. Все железы внутренней секреции резко сошли с ума и впрыснули в кровь такой гормональный коктейль, что сердечко не выдержало. Короче, передоз. Или если по-вашему, то к моторчику на пять вольт, – Лисицын постучал пальцем по грудной клетке гоблина, – ты подключил двести двадцать. Ладно, со следующим можешь работать, или отдых требуется?

Игорь помотал головой и подошел к орку. Тот пытался делать морду кирпичом, показывая свою несгибаемость, но в глазах читался страх. Что тут скажешь, капитан его прекрасно понимал. Одно дело погибнуть в бою, а другое – сдохнуть от непонятных магических опытов. Это, как говорят в Одессе – две большие разницы. Ну, ничего, не фиг было на людоедов работать. Только цивилизованные европейцы думают, что если ты выполняешь приказ – значит, не виноват. Но тем человек и отличается от животного, что имеет критический ум и свободу воли…

Стоп, куда-то его понесло не в ту степь. Работать надо, сосредоточиться и… поехали. Док говорит, что твари – люди, просто другие, однако в случае с гоблином энергетика свидетельствует об обратном. Настроился на лежащее перед ним существо… нет, аналогично, не человек. Хотя и ближе, много ближе. Если вернуться к примерам из техники, то если человек это автомобиль, а гоблин лодка, то орк, пожалуй, мотороллер. Интересное кино, но, допустим док прав, и орки с гоблинами имели некоего общего предка. Тогда с какого перепуга результаты эволюции столь сильно разнятся? Взять ту же Землю, род человеческий заселил ее от экватора до полюса, и что? Отличия несущественные, поставь рядом чукчу, китайца, русского и зулуса, любой сторонний наблюдатель скажет: все они homo sapiens.

С местными не так. Мало того что они внешне принципиально различаются, так еще и по энергетике разные. Как вообще на этой планете эволюция шла, если появилось аж шесть разных видов разумных? Никакими климатическими условиями подобного безобразия не объяснить. Да и, как сказали товарищи ученые, у их нового дома нет наклона оси, поэтому нет и времен года, температуру определяет только широта. Ну или высота, если полез в горы. Еще они на основании непонятно чего считают, что здесь климат значительно более теплый, и если есть полярные шапки, то совсем крохотные.

Естественно, в подобных вопросах Игорь не разбирался, но совершенно непонятно, откуда здесь взяться тем эволюционным процессам, которые определили многообразие человечества на Земле? Уму непостижимо! Как остроухие красотки соседствуют с мерзкими вонючками? Если только все местные жители такие же гости, как и земляне. Вот тогда все сходится.

– Игорь, достаточно, – окрикнул его Доктор Смерть. – Зеленый прекрасно себя чувствует и, по всей видимости, думает порвать крепления.

Берсенев вернулся к реальности, действительно, пациенту намного лучше. То лежал – боялся, теперь оборудование на прочность проверяет. Шут его знает, тварь здоровая, бицепс, как у Арни в молодости, а медицинскую технику последние годы поставляли фирмы, предложившие минимальную цену. То есть из какого дерьма ее собрали, лучше обычному гражданину не знать. Может, и сломает, с твари станется.

Встретился взглядом с зеленым и погрозил ему пальцем, что удивительно, тварь поняла и вырываться прекратила. Игорь приступил к осмотру. Место дырки в ноге можно определить только по более светлому цвету кожи. Никакой рубцовой ткани, а ведь док особо не церемонился, вытаскивая из него пулю, расковырял бедро знатно. Еще и пошутил, что за всю долгую практику это его первый живой пациент, если не считать соседской собаки, которой он как-то раз делал уколы.

– Ну как? – поинтересовался Андрей.

– На первый взгляд все в норме. Поместим его на пару дней под наблюдение, посмотрим, как будет реагировать организм. А у тебя как?

– Да, господа, прошу всех ко мне, – Андрей развернул ноутбук, – зацените, как командир магичит.

Снимал, как всегда, через «кошачий глаз». На Земле это было непонятное баловство, здесь – жутко полезная штука, которая позволяла чуть-чуть приоткрыть тайну магии. Как оказалось, среди ближайшего окружения Игорь один такой уникум, который видит некие процессы, возникающие в пространстве при использовании магии. Серега еще кое-что видит, но только если идет мощное воздействие. Подавляющее большинство структур, формируемых их подопытной эльфийкой, пролетают мимо кассы.

Зато с Андрюхиным фотоаппаратом все прекрасно видно. Причем при автоматической съемке можно вообще рассмотреть весь процесс от начала до конца. Визуально каждое заклинание состояло из нескольких простейших трехмерных конструкций, соединенных между собой в особой последовательности. Опять же простейшие – это по сравнению с законченной конструкцией. Из всех простейших элементов, которые им были известны на сегодняшний день, самым простым являлась пирамидка, которой соответствовал звук «дарр» или сложенные щепотью пальцы. Результатом являлся крохотный язычок пламени.

Дальше все шло по нарастающей, если нужно было задать мощность пламени, увеличивался расход внутренней энергии, если направление, то соответственно изменялся жест рукой или ориентация пирамидки. А вот если требовалось отправить в полет «огненный шар», то к пирамидке добавлялось еще четыре простейших символа. Тут надо отдать должное местным магам, уж если некоторые сплетенные девочкой конструкции были весьма сложными, то что говорить про настоящих специалистов. Это же какая нужна сосредоточенность, чтобы всю эту конструкцию в голове держать? Имелась у них в архиве и фотография девочки с «огненной плетью», такой же, какой в первый день орудовал гоблинский маг. Цепочка из одиннадцати простейших символов! А ведь маг не просто управлял заклинанием, а вел полноценный бой, еще и успевал реагировать на внимание стрелков к своей персоне.

После этих фотографий стало понятно, для чего учитель заставлял их мысленно представлять сразу несколько вращающихся геометрических фигур. Однозначно, готовил их мозги к чему-то подобному. Еще один камешек в учительский огород, не он ли все это подстроил? Версия, конечно, сырая, и начальству он ее пока не озвучивал, но в результате, скорее всего, Игорь окажется прав.

Кстати, вызывать огонь по местной методике он уже научился. После головоломных дыхательных упражнений, позволяющих управлять энергетическими потоками в собственном теле, которые им вдалбливал учитель – иногда в прямом смысле слова вдалбливал, – ничего сложного. Однако во время своих экспериментов заметил одну интересную особенность. Мощность заклинания прямо пропорциональна размеру сплетенной конструкции. Работало это четко, пирамидка размером с кулак – пламя как от зажигалки. Когда внутренней силой сформировал пирамиду с гранями толщиной в собственную руку и длиной по пять метров, долбануло, как из ранцевого огнемета. В то же время через маленькую пирамидку невозможно было пропустить большую мощность. На фотографии получалась засветка, а для него она просто развеивалась. Недостаточная мощность, поданная в большую пирамиду, просто приводила к тому, что заклинание не срабатывало. Для них это очень полезное знание, говорящее о том, что портативного магического оружия здесь просто не может быть. Точнее, может, но по эффективности окажется таким же, как пневматические винтовки в тире городского парка, если не хуже.

Дождавшись, пока все соберутся, Андрюха стал выводить на экран фотографии, попутно комментируя картинки. Начало с гоблином было понятным, Игорь отдает энергию – на фотографии пациент становится полупрозрачным. Интересное пошло, когда он стал вытягивать энергию из пространства. Изображение сразу стало заметно хуже, а гоблин вообще исчез вместе с кушеткой. Только там, где по идее должна была находиться его голова, фиксировалось ярко светящееся пятно. С орком все оказалось проще. Весь сеанс он сохранял полупрозрачность и в итоге остался жив. Пока жив.


Таврополь, две недели после Столкновения

Цеппелин, что сказать, впечатлял. Огроменная дура, самый настоящий летающий дом, им осталось только его обжить. Разбить внутренний отсек перегородками, и вперед. Места хватит на все. Туалет нужен, понятно, можно поставить бак и душ организовать. Отгородить место для комнаты отдыха, всю электронику поместить в углу около рубки или кабины пилотов, надо будет уточнить у самих пилотов, как она на дирижабле называется. Склад, медблок, столовая, она же комната для инструктажей, пирамиду с оружием можно расположить вдоль стены, над ней телевизор. Нет, на фиг телевизор – проектор, у него вес меньше и места практически не занимает. В штабе генерят задачи, сбрасывают им, они тут же выводятся на здоровенный экран, красота! Пожалуй, еще останется место для его персонального кабинета. Хотя последнее уже излишество, главное кондиционеры поставить. Надо будет уточнить у пилотов, возможно ли это технически, не сильно ли ухудшит аэродинамику и все такое. А вот, кстати, Мишка их ведет. Три мужика, двое чуть постарше его, одного он даже знает. Дим Димыч, всю Вторую кавказскую вместе отлетали, и вот опять попал мужик под призыв. Третий, наоборот, чуть младше.

Подошли. Лизерман назвал Демидова, лейтенанта Сережу обозначил как его зама. Представил мужиков: Дим Димыч – командир, с ним понятно – вертолетчик. Второй пилот летал в последнюю кампанию на тридцатьчетверке, был сбит над Новосибирском, при катапультировании получил компрессионный перелом позвоночника, отстранен от неба и направлен офицером учебного отдела в Тавропольское летное училище, где летчиков не готовят уже уйму лет. А что вы хотели, катапульта – то еще устройство. Работает оно примерно так: сидишь ты в кресле, и вдруг тебя пинают под зад с такой силой, что ты вместе с оным креслом подлетаешь на двадцать метров вверх. Покалечиться – нечего делать. Третий, их инженер, вообще штатский, летал раньше на гражданских авиалайнерах, также бортинженером. Короче, старичков направили на небесного тихохода, где перегрузок не предвиделось даже теоретически. Ну, если только твари не придумают, как сбить цеппелин.

По отзывам мужиков, которые уже успели познакомиться с новой машинкой, техника достаточно маневренная и скоростная, несмотря на древность конструкции. Современные технологии в значительной степени смогли компенсировать присущие ей недостатки. На их с Серегой предложения по модернизации грузового отсека ответили положительно, хоть джакузи устанавливай, если дури хватит, оказывается, цеппелин может сорок тонн тащить. Что тут сказать, крут.

Пока они болтали на тему того, каким должен быть их летающий разведцентр, на аэродроме выруливал на взлетную полосу один из Ан-3, который теперь выполнял функции дальнего разведчика. Беспилотники уже не справлялись, слишком увеличилась за последнее время зона интересов, а у этого неказистого самолетика дальность полета тысяча двести на высоте два километра, где его никакие маги не достанут. Высота, это хорошо, но что-то его цапануло. Вот только что именно? Достал планшет, посмотрел новое время… залез на сервер боевого управления. Да, вот оно, уже четвертый день разведчик вылетает в одно и то же время. Раздолбаи, куда Дуремар смотрит, хотя у мужика и так голова, как дом советов. За всеми деревянными служаками не уследить, пусть лучше настоящих вражин ловит.

– Юр, что-то случилось? – поинтересовался Лизерман.

– Не то чтобы, наши авиаторы точны как часы, уже который день вылетают в одно и то же время. Кавказ нас так ничему и не научил. Помните, как радиоразведка попала? – Дим Димыч помнил хорошо, а остальным пришлось рассказать. Вертолет радиоразведки вылетал всегда в одно и то же время по одному и тому же маршруту. А вертолетик был у них приметный, под брюхом здоровенный желтый контейнер с аппаратурой. К нему еще на аэродроме пускач подъезжал, и весь Кавказ знал, что радиоразведка вылетает на охоту, и если будешь много болтать в эфире, он наведет на тебя артиллерию или штурмовик, а может и сам НУРСами долбануть.

В конце концов бандитам эта бодяга надоела, и они решили устроить засаду. Все сделали грамотно, но просто не повезло. Современный вертолет не так просто сбить, машина живучая и способна больно огрызаться. В общем, разведке повезло, получили несколько дырок, но сели нормально. И тут ребята угробили сами себя. Накатили спиртику за боевое крещение, а один дурак не поставил автомат на предохранитель. Случайный выстрел, пуля в турбину, повреждает лопатку, от этого та теряет центровку, идет вразнос, и соответственно ее титановые лопатки превращают боевую машину в металлолом, а экипаж с разведчиками в фарш.

Потом расследование, приказ по группировке, где прошлись по всему, начиная от планирования полетов и кончая обращением с оружием. Но сам Демидов знал об этой истории, так сказать, из первых уст. Очень хорошо был знаком с единственным выжившим.

– Инерция мышления, да и сам знаешь, наш новый начальник эскадрильи боевого опыта не имеет. – Мишка пожал плечами. – Но ты прав, надо будет хвосты накрутить. Зря, что ли, инструкции писали?

Краем глаза Демидов видел, как самолетик разогнался по взлетной полосе, оторвался от земли, и в этот момент из леса ему навстречу вылетело два светящихся росчерка. Из-за расстояния майор не разглядел ничего конкретно. Один пролетел мимо, ударился о землю и взорвался, примерно как осколочная мина восьмидесяти двух миллиметров. Второй, похоже, попал точно в левое крыло, отрубил от него половину и взорвался, продырявив многочисленными осколками фюзеляж. Самолетик клюнул носом, одновременно заваливаясь на бок. Все, самолетик – без вариантов, а пилот мог уцелеть. Высота смешная, скорость небольшая, и визуально кабина не сильно повреждена.

– Сережа, по коням, – рявкнул Демидов, бросаясь к их «Тигру». Мог бы и не рычать, толковый лейтенант сам все понял и уже побежал к машине. С паузой в пару секунд к ним присоединился Мишка, крикнул, что сам поведет, а им только стрелять.

Их броневичок, взревев мощным двигателем, начал свой разбег по территории старого досаафовского аэродрома. Медленно, как же медленно. Демидов сосредоточился, активируя свою способность к обнаружению живых существ. Ничего себе, да у них целая диверсионная группа внутри периметра, странно, и часовые на месте. Твари от людей отличаются весьма ощутимо, ему даже не требуется слишком сильно сосредотачиваться, чтобы понять, с кем имеет дело. Сейчас он отчетливо чувствовал – часовые живы, здоровы и находятся на своих постах. А среди тварей две весьма необычные. Хрень какая-то. Ничего, сейчас с диверсантами разберутся и бдительными стражами займутся. Главное, пилот пока жив.

Они почти успели, до самолета оставалось метров пятьдесят, когда из кустов на опушке вылетел огненный шар, врезался в обломки, поджег растекшееся топливо, и самолет взорвался. Пилот – все. Синицын, стоящий за пулеметом, тут же накрыл лежку мага ливнем свинца, не без успеха, майор почувствовал, как в лесу погасла одна жизнь. Нормально, так их.

Однако твари не остались в долгу. Когда они проскочили горящие обломки самолета, им навстречу вылетело нечто слабо светящееся, ранее сбившее самолет. Мишка резко крутанул руль в надежде избежать столкновения. Демидов не удержался на месте, полетел по салону, подбив колени стоящего на стрелковой площадке лейтенанта. Тот не удержался и свалился прямо на Демидова. Что за молодежь пошла, никакого почтения к старшим.

Магический снаряд пролетел мимо, но твари в очередной раз доказали, что соображалка у них работает, и воевать они умеют. Своим маневром Лизерман ушел с траектории первого выстрела, чтобы четко попасть под второй. Снаряд угодил точно в переднее правое колесо, оторвав его напрочь. Машину перекосило, стальная балка бампера воткнулась в землю, левый борт словно подбросило, и броневик опрокинулся сначала на правый бок, а потом на крышу, раздавив установленный там пулемет. В этот раз Демидову повезло, он оказался сверху, и тело лейтенанта смягчило удар. Вот это правильно, так и должен поступать нормальный подчиненный. Мысленно протестировал себя, в голове шумит, но цел, и Синицын под ним шевелится, значит, тоже не сильно пострадал.

– Анатолич, хрен разлегся, – сквозь звон в ушах услышал рык Лизермана. Тут же стальные клешни схватили его за щиколотки и бесцеремонно выдернули из машины, да еще и протащили мордой по земле. Перевернули, и над ним возникло залитое кровью лицо Мишки. – Ты как?

Демидов выплюнул попавшую в рот траву:

– Был цел, пока ты не начал спасательную операцию.

– Придурок, когда же ты повзрослеешь? – Удостоверившись, что с ним все в порядке, Мишка переключился на Синицына. Но, убедившись, что и тому помощь не требуется, чего ему будет, тот еще лось, снова набросился на него: – Юр, что твоя экстрасенсорика показывает про противника?

– Ща, погодь. Дай в себя прийти. И, Серег, захвати в машине мой автомат.

Окончание фразы потонуло в грохоте близкого взрыва очередной мины, а следующая попала в борт перевернутой машины. Попала под углом, поэтому броню не пробила, но по ушам Сереге дало знатно, похоже, легкая контузия. Лейтенант с ошалевшими глазами и двумя автоматами в руках бросился куда-то в сторону, явно не соображая, что он делает. Мишка среагировал мгновенно, прыгнул ему на спину, выполнил подсечку и прижал слабо трепыхающегося Синицына к земле. Вовремя. Твари успели перезарядить первое орудие, и Демидов увидел, как слабо светящееся ядро срикошетило от земли и взорвалось в воздухе, засыпав все вокруг каменными осколками.

Парочка осколков досталась и ему, один чиркнул по голове, со вторым повезло, попал в плечо, как раз в карман с аптечкой. Пластиковая коробка жалобно хрустнула, приняв на себя удар, так что майор отделался отбитыми мышцами и синяком во всю руку. Что для нового мира – сущая ерунда, рукой будет полноценно владеть минут через пять, а синяк пройдет через час. Воистину алчность смертный грех, был бы он в обычной форме, карманы которой не предназначены для ношения чего-либо, кроме документов, травма оказалась бы намного серьезней. А так не пожалел денег на толковую шмотку, и вуаля, почти цел. И еще один момент – до этого снаряды у тварей взрывались от удара, а последний взорвался с задержкой.

В этот момент над аэродромом раздались приятные для любого землянина звуки. Три короткие из КПВТ. Демидов повернул голову – прекрасно, к ним на помощь несся БТР охраны, на ходу превращая в труху тавропольский лес вместе со всеми его старыми и новыми обитателями. Прекрасно, одной проблемой меньше, а что у мужиков?

– Юр, ты как? – Мишка уже подполз к нему. – Дай перевяжу. – И, не дожидаясь ответа, разорвал пакет с бинтом и привычными движениями стал заматывать Демидову голову.

– Нормально я, только шкуру попортило. Сами как?

– Мне ничего, у Синицына легкая контузия, скоро оклемается. Ты на последний выстрел обратил внимание?

– А то, похоже, твари могут задержку выставлять, или это другой вид боеприпаса.

– Вот-вот, кажется, мы здорово их недооценили. Кстати, что по тварям?

– Сейчас… у них четверо убитых, восемь пытаются уйти… опа.

– Что такое?

– Подожди, появилось ощущение, что они свой сигнал блокируют, в смысле мощность излучения резко уменьшилась. Ты ретивых товарищей из охраны отгони пока. Там четыре мага, так что мы с Сережей сами пойдем по следу.

Остановить бег мыслей и войти в так называемое состояние не-ума. Есть контакт, каждый раз получается все лучше и лучше. Что там с тварями? Ох ты, размахнулись не по-детски. У них, оказывается, целый подземный ход за периметр прорыт. Да твари его еще и… предположительно минируют за собой, вообще молодцы. Чувствуется богатый опыт ведения боевых действий. Мишка прав, сильно они недооценили местных, повелись, увидев холодное оружие.

Демидов вернулся к реальности. Стрельба стихла, Синицын сидел по-турецки и крутил головой, словно проверяя работоспособность шейного отдела позвоночника, Мишка, все больше раздражаясь, беседовал с кем-то по рации. Не мог решить вопрос с отзывом охранников. Что ж там в караулке за тормоз сидит? Если бы народ не ломанулся сразу в лес, можно было бы доораться. Блин! Не успел.

В лесу раздалось два взрыва. Куда полезли, ведь до всех на занятиях доводили про магические мины и возможности магов в ближнем бою. Призвали на свою голову, вроде взрослые мужики, откуда это детство в заднице? Мишка, что называется, плюнул ядом в микрофон и отключился.

– Разведка, вы готовы воевать? – обернулся к ним Лизерман. – Сейчас вызову твоих архаровцев.

Демидов дотянулся до автомата, посмотрел прицел, нормально, оптика цела, автомат на шею и снять с предохранителя. Перебрался к своему лейтенанту. – Серег, ты как?

– Вроде ничего, только в ушах звенит и словно ваты напихали. – Немудрено, по каске осколком зацепит, и то думаешь, что на тебя небо рухнуло, а тут по броне от всей души прилетело.

– Нормально, сейчас сходим, посмотрим.

– Я с вами.

– Ты че, старый, не навоевался еще? – изумился Демидов. – Да и че там смотреть, все, кто выжил, уже сбежали.

– Старый, на себя-то посмотри… у… жертва липосакции. Короче, должен же я увидеть, что за вооружение они там оставили. Или ты думаешь, твари ядра магией швыряли? И еще очень хочу посмотреть, как они за периметр проникли.

– Понял, был не прав.

– Тогда принимай командование.

Проверили экипировку друг у друга, Мишка отдал несколько распоряжений, выдвинулись. На опушке стояли БТР и «Садко» охраны аэродрома. После того как народ нарвался на минное поле, вытащили из леса своих раненых, спрятали их за броней, а сами заняли оборону. Мишка поинтересовался, нужны ли им помощники. Демидов оглядел команду, все мужики за сорок, отслужили больше двадцати лет назад, сейчас большинство обременены лишним весом и одышкой. Нет уж, пусть аэродром охраняют.

Перед тем как войти в лес, поинтересовался у Сереги, готов ли тот потренироваться обнаруживать магические устройства. После их рейда к гоблинскому городу Демидов, как и обещал, занялся лейтенантом всерьез. И уже имелись некоторые успехи. Проявления магии Сергей пока не видел, но магическое воздействие засекал уверенно. С закрытыми глазами за пятнадцать метров мог определить, есть у человека склонность к магии или нет. Магическую батарейку засекал в зависимости от ее емкости, а наличие самых больших мог ощутить метров за десять. Со способностями самого Демидова, конечно, смешно сравнивать, но и то хлеб. Хотя бы не наткнется на магическую мину.

– Я готов, Юрий Анатольевич, а разве мы диверсантов преследовать не будем?

– Сереж, вспоминай лекции на тему «отрыв группы от преследования». Не считай их дурнее нас. Скорее всего, у них давно составлен четкий план и подготовлен маршрут отхода, на котором нас ждет множество сюрпризов. И еще момент, ты преследование собрался с ними организовывать? – кивнул в сторону аэродромной охраны. – Или мы втроем пойдем? Не переживай, никуда они от нас не денутся. Сейчас наши подтянутся, и заодно дирижабль в деле испытаем.

Первая мина была установлена прямо у входа в лес, здоровенный камень, чуть присыпанный землей, от которого во все стороны тянулись тоненькие ниточки тумана. Просто чудо, что никто из охраны их не зацепил, ранениями не отделались бы. Серега нашел мину уверенно, почувствовал метров за пятнадцать. Или он растет, или там аккумулятор ого-го. А щупальца тянутся метров на десять, видимо, зона гарантированного поражения.

Как разминировать, никто не представлял, коллега иномирянин объяснял им, без опытного мага лучше не пробовать. Демидов загнал всех за броню, сам залег за колесо и со второго выстрела вызвал подрыв. Долбануло знатно, вяз, рядом с которым мина была закопана, выворотило из земли и здорово подстригло ближайшие кусты. Реальный фугас, если проводить аналогию, примерно стомиллиметровый снаряд.

На пути к позиции тварей они уничтожили еще четыре магические мины, но уже не столь мощные. Что тут скажешь, грамотно, в лесу взрывная волна гасится деревьями, ими же рассекается осколочное поле, так что если не тропу минируешь, то из соображений цена-качество имеет смысл охотиться только на одиночную цель, для чего большая мощность не нужна. Лучше обеспечить преследователям одного раненого, чем двух убитых. Чем твари и занимались, у охраны все ранения средней тяжести, жить будут, но воевать смогут еще не скоро.

Без сомнения, в изобретательности и упорстве тварям не откажешь. Демидов, кажется, ожидал увидеть все что угодно, но вот о таком не подумал. Оказывается, самолет сбили и броневик повредили из… кто бы знал, как эта штуковина называется. Короче, арбалет-переросток, предназначенный для стрельбы каменными ядрами. Один разбило попаданиями из «Владимирова», а второй целехонек. Интересно, с чего такой выбор оружия для диверсии? Ведь у тварей имеются куда более совершенные магические пулеметы, некоторые из них могут стрелять не просто свинцовыми шариками, а настоящими снарядами около пятидесяти миллиметров.

Может, потому, что имелся у арбалета-переростка один нехороший нюанс – штука была полностью разборная, сделанная по уму и на совесть. Может, потому-то они именно ее выбрали для миссии. Собрать-разобрать с использованием двух гаечных ключей – минут пятнадцать, это если втроем. А тварей было по шесть рыл на установку. Транспортировка? Майор подошел к агрегату, еще раз посмотрел – магии нет, попытался приподнять, получилось. Ну да, а он что думал, конечно, и этот вопрос решали, как бы они ее через джунгли и подземный ход перли?

Но самое интересное, пожалуй, совсем другое. Аэродром полностью скрыт кустами, как они умудрялись прицельно стрелять? Возможно, все дело в других тварях? Трупы? Три гоблина и орк, банально. Теперь догнать диверсантов стало просто стратегической необходимостью. И ему самому галочка – разобраться с собственными способностями. Можно ли прицельно стрелять, используя его радар? Нет, не так, твари только что доказали, что такая возможность есть. Может ли он это делать?

– Юр, а мы точно куда надо пришли? – окликнул его Лизерман. Старый друг сейчас стоял у камнемета и пытался понять, как твари могли куда-то попасть с такой позиции.

– Точнее некуда, – буркнул в ответ Демидов, – похоже, то, что у нас делает «Зоопарк» стоимостью в фигову тучу денег и с тремя рылами в расчете, здесь может сделать один подготовленный специалист. Ты подожди расстраиваться, мы еще подземный ход не видели.

Про подземный ход он правильно отметил. Вход в него находился рядом с позицией, примерно на расстоянии ста пятидесяти метров от вала защитного периметра. И если к этому прибавить двести метров вырубленного под ноль предполья и всякие хитрые датчики охранных систем, которыми нашпигованы следующие пятьдесят метров джунглей, то общая длина почти полкилометра. Когда они успели? Строительные работы на этом участке закончились полторы недели назад, а твари уже метро провели. Ну, не метро, конечно, но орк пройдет, не нагибаясь. И снова непонятно как сделали, на стенках ни следа от инструмента. Да и какой, в задницу, инструмент, по округе столько вибродатчиков понатыкано, что вообще без вариантов. То же самое имело место быть в батальоне связи, но в меньших масштабах.

Осталось выяснить последний вопрос, почему на все шевеления тварей никто не отреагировал? На патруль они вышли через три минуты. Четыре мужика, за старшего сержант лет пятидесяти, наверное, отслуживший срочку еще в имперской армии. Вроде все нормально, только почему они так беспечно идут, если только что закончилась перестрелка с использованием гранатометов и тяжелых пулеметов? Никто даже взгляда в сторону не бросит. Демидов вопросительно посмотрел на Лизермана, тот только пожал плечами.

– Товарищ сержант, отвлекитесь на пару минут, – начал Мишка, когда их троица заступила дорогу патрулю. С мужиками что-то явно было не так. Обдолбались, что ли, взгляд какой-то отсутствующий, смотрят не на собеседника, сквозь него. Сережа эту странность тоже заметил и, не сговариваясь с Демидовым, взял чуть в сторону. Если что-то пойдет не так, они этих укурков перекрестным огнем положат в секунду. Между тем патрульные, не выказывая агрессии, спокойно подошли к Лизерману и остановились.

– Все путем, на маршруте без происшествий, – неожиданно бодрым голосом отрапортовал сержант.

– Вы стрельбу слышали? – Мишка явно был сбит с толку несоответствием внешнего вида сержанта и его бодрым голосом.

– Все штатно, ничего необычного, – с ленцой процедил тот.

– Товарищ сержант, вы меня слышите?

– У нас тишина, следов невиданных зверей не обнаружено, – хохотнул в ответ собеседник.

Мишка пожал плечами и осторожно снял с него автомат. Сержант даже не подумал хоть как-то отреагировать на это действие. По очереди он разоружил всех, патрульные так и стояли со стеклянными глазами. В этот момент у сержанта заработала рация, кто-то в караулке требовал от него доложить обстановку и место нахождения. В ответ услышали: «Тишь да гладь кругом». На этом Мишка сломался, забрал рацию и стал самостоятельно общаться с караулкой, выясняя, что у них за безобразия творятся.

– Как думаете, это работа магов разума? – поинтересовался подошедший лейтенант.

– Скорее всего, хотя и опытный мозгоправ, вооруженный современной химией, сделает такую хрень на раз. У вас же должны были быть занятия по использованию психотропных веществ.

– Были. Так вы думаете, эту подлянку нам могли устроить свои?

– Как теоретический вариант. Но, надеюсь, не на этот раз. А теперь ты изложи свое видение проблемы.

– Думаю, было примерно следующее… сами понимаете, если маг захочет спрятаться, у обычного человека шансы обнаружить его близки к нулю. Скорее всего, они несколько дней вскрывали систему охраны… даже не так, для мага она как на ладони. Основной вопрос состоял для них в понимании принципа взаимодействия наших часовых и патрульных с караулкой. Когда изо дня в день несешь службу, а вокруг не происходит ровным счетом ничего интересного, все превращается в рутину, поэтому на запрос из караулки отвечают примерно так, как мы сейчас слышали, а в большинстве случаев еще более односложно. Пароли и кодовые фразы никто не использует, хорошо, если у них смена постов плавающая, а не каждые два часа.

При таком отношении к службе даже языка знать не надо. И, пожалуй, вы правы, с современной химией я бы смог сделать нечто подобное, на стационарном посту сто процентов получилось бы. Простейший гипноз – и часовой, как собака у Павлова. Только там у нее желудочный сок при включении лампочки выделялся, а тут подопытный на вызов отвечал бы «без происшествий», или сам раз в полчаса докладывал об этом в караулку. Да, точно справился бы.

– Видишь, сам все знаешь. Интересно, а как местные с таким безобразием борются, организованно, или есть магические способы противодействия?

– А как можно организованно бороться, если тебе могут на раз в голову залезть?

– Подозреваю, что не все так просто с этой магией разума. У подавляющего большинства людей каша в голове. Попробуй на досуге записать свои мысли, когда ты ни над чем конкретно не размышляешь. А потом прочитай их через пять минут. Поверь мне, после этого ты всерьез задумаешься о собственном психическом здоровье.

– А у кого не каша? – поинтересовался Сережа.

– У того, у кого состояние не-ума, – рыкнул подошедший к ним Лизерман. – Юр, не развращай мне подрастающее поколение. Я еще на Земле по горло наелся твоими фокусами. А двух Демидовых слишком много для меня несчастного. Но вернемся к нашим проблемам. Еще на двух стационарных постах, которые по идее должны были контролировать обстановку в конце взлетной полосы, народ зомбирован. На все вопросы источают односложный позитив – норма, без происшествий, все путем и прочий бред. Уже связался с комитетом, группа с магом разума из местных товарищей выехала. Нам с тобой найти и уничтожить диверсантов в обязательном порядке.

– Не сомневайся, сделаем, потому как там наш новый противник. И мне самому страсть как охота на него посмотреть. Сквозь сетку прицела, разумеется.

– В смысле? Почувствовал новых тварей?

– Да, аж две штуки сразу.

– Кстати, надеюсь, ты помнишь, что я все еще в твоей группе.

– Да не переживай ты, найдем, поймаем и помножим на ноль, или у тебя дел мало?

– Тут дело несколько в другом, – Мишка взял его под локоть и отошел в сторонку, – самое главное, мне надо самому понять, что такое бой с участием магов. Я там сижу в уютном кресле, что-то планирую, людей на смерть посылаю, но сам представляю реальность исключительно на основании материалов с тактических камер и письменных отчетов. Первый мой прокол был, когда твари атаковали батальон связи, второй сегодня. И я откровенно говорю, я не знаю, каким будет их следующий ход.

– Так мы и не предоставляем тебе достаточной для анализа обстановки информации. Нам нужно больше магов, без них полная хрень получается. Переведи мне в подчинение того мага из ракетчиков с командой, они мочат тварей направо и налево. Вот и будет у нас еще одна готовая группа дальней разведки. Соответственно поток информации для тебя удвоится. А там, глядишь, и еще кого поднатаскаем, сам видел, у Синицына уже кое-что получается.

– Про того парня пока забудь. Он твой последний резерв, когда совсем припрет. У него задача не менее важная, занимается исследованием местной магии.

– Ну и как успехи?

– Пока трудно сказать. С практической стороны вопроса подвижки есть, а если судить по количеству уничтоженных тварей на каждого члена группы, то он обогнал даже тебя. А практическая магия? Вот смотри, чему он меня научил. – Мишка раскрыл ладонь, на которой сформировалось что-то, похожее на туманную пирамидку, перевернутую вершиной вниз. Потом из его ладони вырвалась струя тумана, которая, пройдя через пирамидку, превратилась в язычок пламени высотой примерно с ладонь. На этом фокус не закончился, вокруг пламени стала быстро расти некая туманная конструкция, одновременно с этим Лизерман сделал движение плечом, словно отталкивая огонь от себя. И сгусток пламени с низким гулом умчался в лес, врезался в дерево, правда, не нанес тому существенного вреда, так, кору опалил.

– Откровенно говоря, магия в наших руках – штука, пока не сильно полезная и здорово проигрывающая огнестрелу. Но лиха беда начало, глядишь, и с местными сравняемся.

– Как интересно, на видео мне показалось, что он применял ее мгновенно, быстрей, чем оружие?

– О, там не все так просто, он, как и ты, свою магию принес с Земли. Так же как и у тебя, его способности выросли в десятки раз. Там он просто ладонью разбивал кирпичи и одним ударом ножа рассекал канаты, а здесь сам все видел.

– И когда ты нас познакомишь?

– Когда перестану нуждаться в тебе как в разведчике. У вованов и пограничников есть толковые ребята, но уникальный ты один. Вам же не просто поболтать предстоит, а вдумчиво поработать над собой, что дело не одного дня. Хм, да и знает он тебя, я, правда, не понял, вроде как заочно. Когда ты мост взорвал, китайское наступление затормозилось, и они смогли из красноярского котла выскочить.


Пустому дирижаблю явно не хватало комфорта, нужны были диван и газовая плита, чай заваривать. Хотя нет, ну его, открытый огонь на борту, мужики сказали, что по верху пузыря идут солнечные панели, вот и хорошо, будет у них все на электричестве. Аккумуляторы, конечно, сожрут часть площади с полезной нагрузкой, но и фиг с ними, безопасность важнее. И, кстати, про чай, интересно, в ботаническом саду он растет? Если да, надо срочно высаживать, как же без чая лямку тянуть?

– Юр, ты потерял их? – поинтересовался присевший рядом Лизерман.

– Типа того, – спокойно признал Демидов.

– Ты нормально ответить можешь, так потерял или нет?

– Димыч, мы сейчас на какой высоте? – проигнорировав вопрос старого друга, майор обратился к капитану воздушного судна. Получил ответ – километр, попросил снизиться до пятисот метров и обратился к Мишке:

– Я потерял их, еще когда мы были в городе. Моя экстрасенсорика уверенно работает примерно на три километра. Диверсанты исчезли где-то на расстоянии двух. Вдруг бах – и пропали.

– Использовали неизвестное нам колдунство или спрятались в подземный схрон?

– Я тебя умоляю, ты бы стал делать такой схрон в двух километрах от вражеской базы? Заранее спрятать что-то не слишком объемное, разобранные на части метательные машины и несколько выстрелов к ним – я еще поверю. Но землянка на двенадцать мест, в которой, возможно, придется сидеть несколько суток… нет, не верю. Удар по батальону связи – разведка боем, и я очень надеюсь, что все, кому надо, засекли применение магии с нашей стороны и будут учитывать ее в своих планах. А всякая магия, как я уже заметил, оставляет характерный след, который на близком расстоянии спрятать невозможно, потому что сам разумный является источником магии.

– Хм… помню, был такой момент в докладе ракетчика, когда маги противника спрятали собственную ауру. Это длинное повествование к тому, что опытный маг может найти что угодно и где угодно, и лучший способ не быть найденным – это убежать далеко-далеко?

– Почти верно, по крайней мере, с нашими диверсантами. Есть у меня одна идея, как можно обмануть местных магов, но пока не удавалось провести толковый эксперимент. Однако, возвращаясь к нашим тварям, работает, скорее всего, первый предложенный тобой вариант. Повесили на себя хитрое заклинание и сейчас под его прикрытием пытаются по максимуму оторваться. Хотя применение магии я на таких расстояниях не чувствую.

– Так чего же мы болтаемся в небе уже целый час? И как ты собираешься их искать?

– По поводу «болтаемся» – проверял одну свою теорию. Видишь ли, мои способности лучше всего работают в лесу, но, как оказалось, не над лесом. Могу предположить, что растения или животные генерируют некое поле, к которому я могу мистическим образом подключаться. Вот и хочу выяснить его границы. Будем постепенно снижаться, пока мои способности не заработают на полную мощность.

Как собираюсь искать, пока не знаю. Идеальной маскировки не существует, помнится, читал в «Военном обозрении» про современные подлодки, которые настолько тихие, что это даже подозрительно, и акустики находят их как раз по этому пятну тишины. Может, у меня получится что-то в этом роде.

Границу «мистического» поля они пересекли, только снизившись до ста метров, можно сказать, чуть ли не верхушки деревьев цепляли. Да, стометровые великаны в джунглях встречались, но Димыч заверил его, что пока ничего опасного, если не случится внезапного шквала, который бросит их на кроны. Запросил пройденное расстояние, нормально, самое оно, в смысле самое место для встречи. Никуда они не денутся, он бы сам отступал этим маршрутом. Чуть дальше начинается болото, где искать кого-то – занятие абсолютно неблагодарное.

Как Демидов уже заметил, скорость движения местных разведывательных групп выше земных примерно на три километра в час. Не от каких-то физических супервозможностей, а банально от того, что они тащат на себе значительно меньше. Вот сейчас у него общий вес снаряжения двенадцать килограмм, а это только пострелять, электроника и минимум медицины. Мины и средства взрывания, паек, маскировку и прочее, прочее, он с собой не тащит.

Тварям в этом отношении намного проще. Самое тяжелое личное оружие они сняли с одного орка – двуручный меч пяти с половиной килограмма. Ничего не скажешь, сильна была тварь, такой железкой махать. Но это частный случай, в остальном обычное оружие, сопоставимое по массе с земными аналогами. Единственное, в силу физиологии у гоблинов оно было чуть легче, а у орков чуть тяжелее.

Пара человек, которых довелось пристрелить ему самому, оказались вооружены обычными кривыми мечами типа «сабля обыкновенная», которую Церенов обозвал «кылыч». Ну, кылыч так кылыч, ему виднее, весили эти клинки кило восемьсот и два сто. А его «Вал» с прицелом и снаряженным магазином – три сто, почувствуйте разницу. Все остальное, кроме еды, у местных заменяет магия. Несколько магических аккумуляторов, и у тебя набор подрывника, госпиталь в кармане, средства маскировки и тяжелое вооружение. Весит оно всего ничего, воюй на здоровье.

Несмотря на свое максимальное сосредоточение, Демидов чуть не упустил противника. Магия была слишком слабой, практически на пределе его чувствительности. Может быть, он и не обратил бы внимания, если бы она не двигалась. Ага, внутренним взором он наблюдал джунгли, но в то же время чувствовал постоянное присутствие магии – их клиенты. Интересно, а радар таких невидимок будет ловить? И еще вопрос, обычным зрением их видно? Что ж, маршрут понятен, идут к болоту по кратчайшему пути, значит, сейчас сами все узнают.

Побежал в кабину пилотов, на экране их навигационного компьютера развернул карту, прикинул курс тварей – действительно прямая, шпарят как по компасу. Хм, а почему – как? Они тут роботов вовсю производят, ужели до компаса не додумались? Показал Димычу, где ему надо высадить блокирующую группу и где загонщиков. Вертолетчик постучал пальцами по кнопкам, потыкал в экран и сказал – сигнал от городской сети принимает, поэтому сделает в лучшем виде, высадит именно там, куда ткнул начальственный перст.

Демидов вернулся в грузовой отсек, быстро набросал план засады и послал всем циркуляром. После чего собрал вокруг себя мужиков и стал нарезать задачи. Он, Стрекалов, Васильев и Лизерман – загонщики, остальные под командованием Синицына организуют тварям теплый прием. Задача – не дать врагу уйти в болото. Блокирующей группе соблюдать радиомолчание, разрешается выходить в эфир только при обнаружении противника. Среди диверсантов предположительно пять магов, поэтому пленных не брать. Собирались мужики в спешке, крупнокалиберная винтовка только у Церенова, никто мальчишкам-срочникам такое оружие не выдавал. Зато каждый из них экипирован как на выход, ну оно и к лучшему. Взял у парней пару РПГ-26, мало ли, вдруг цель бронированной окажется, а у них – опа! – и есть, чем ее угостить. У Демидова имелся еще один гостинец собственного изготовления, но это так, последняя пуговица на штанах, если совсем плохо придется.

Закончив с указаниями, вновь сосредоточился на поиске диверсантов. В этот раз получилось значительно лучше, наверное, потому, что находились они намного ближе. Связался с Димычем, подкорректировал ему курс, а загонщикам приказал приготовиться к выброске. Через три минуты Димычу отдал приказ – снизиться на минимальную безопасную высоту и зависнуть на месте, загонщикам – вперед. Еще раз проверил снаряжение, правильность заправки веревки в спусковые устройства и дал добро на высадку. Стрекалов с Васильевым привычно заскользили вниз и вскоре скрылись в листве, а у Мишки получалось довольно коряво, сказывалось длительное отсутствие практики и годы кабинетной работы. Еще и веревка зацепилась за ветку, и он долго не мог ее скинуть вниз. Короче, альпинистская подготовка – два балла. Ладно, простим ему этот грех, зато в стрельбе не подведет.

Демидов определил порядок движения и легким бегом повел группу вперед. Судя по всему, их засекли минут через пять, он вдруг стал отчетливо ощущать диверсантов, которые в свою очередь ощутимо прибавили скорости. Плохо, предупредил Димыча, чтобы ускорился на своем пепелаце – парням надо еще позиции выбрать, мины расставить, словом, подготовиться к встрече. Диверсантов, кстати, оказалось не восемь, а десять, и два новых персонажа Демидову очень не понравились. При попытке сосредоточиться на них возникало чувство какой-то гадливости. Нет, не как с местными жрецами, эти были просто неприятны, и лес от них не страдал. Лес – страдал? Ну… что-то вроде.

Через три минуты плотно встали на след группы, и он наконец определился с ее расовым составом. Два гоблина, четыре орка, два… если судить по следам, то человека ростом сто семьдесят пять – сто восемьдесят. И еще два новых персонажа, которые были ему неприятны, по всей видимости, бронированные и плохо убиваемые. Уж очень глубокий след они оставляли. Ничего, там Церенов есть, и у парней полно гранатометов, должны справиться. Снова связался с цеппелином, предупредил Синицына о латниках и краешком своего внимания зацепил что-то неправильное.

Сосредоточился на новом ощущении, оказалось, виновником является обычный куст. Странно, но он производил впечатление наркомана, принявшего смертельную дозу: химикат еще наполняет чахлое тело небывалой мощью, но все органы работают в запредельных режимах и готовы отказать в любую секунду. Бред какой-то, последнее время у него ассоциации одна другой выразительней. Ему только персонального Генри Миллера не хватает, чтобы записывал его ощущения. Как там было, кончить спинным мозгом? Во-во, так и у него с растениями, то лес страдает, то кустик-наркоман. Но все же от греха подальше обогнул странное растение стороной и следующим за ним мужикам жестом показал сделать то же самое.

Неожиданно сзади послышались сдавленная ругань, а следом длинная очередь на весь магазин. Скользящий шаг в сторону, с разворотом опуститься на одно колено и ловить в прицел противника. Волосы у майора встали дыбом – их противником был этот странный куст, который пытался оплести своими внезапно выросшими ветвями Васильева. Стрекалов тянул товарища на себя, а Лизерман в упор расстреливал куст. Одна из пуль перебила самую толстую ветку, обвившую разведчика вокруг груди, Стрекалов сделал еще один рывок, дернул Васильева с такой силой, что не выдержали крепления ремня на гранатомете, в который вцепились ветви хищного куста. Видимо, посчитав трубу РПГ за добычу, ветки, постепенно сминая, потащили ее к самому средоточию своих стеблей. Демидов только успел рявкнуть: «Ложись!»

Им повезло, взрыва не произошло, а сам куст умер меньше чем через минуту, предварительно немыслимым образом изуродовав гранатомет. При гибели растений Демидов пока не замечал серой хмари, как при гибели разумных, не было ее и на этот раз. Куст все еще оставался зеленым, его скрученные ветви все еще держали в своих объятиях то, что еще минуту назад являлось грозным оружием, но он уже был мертв. Майор поднялся, подошел к растению, сосредоточился на своих ощущениях. Да, без сомнения, мертвое дерево. Но как?

– Это вообще что было? – поинтересовался все еще ошарашенный Лизерман.

– Рискну предположить, новый вид магических мин. Я ведь почувствовал какую-то хрень, но даже в страшном сне не мог предположить такого. Сюжет, блин, для фильма ужасов. – Повернулся к Васильеву: – Ты как?

– Порядок, штаны отстираются, но теперь без гранатомета.

– Ничего, у Сани появился хороший стимул целиться точнее, – подмигнул Стрекалову.

За следующие десять минут преследования им встретились еще один куст-наркоман и настоящая засада из стандартных мин с туманными щупальцами. Куст они обогнули, а мины пришлось разминировать методом подрыва. Толково сделали, первая была установлена практически на тропе, справа стояла стена колючего кустарника, а слева, на маршруте самого разумного варианта обхода, еще одна мина, которую Демидов чуть не активировал, такие тонкие у нее оказались туманные щупальца, что заметил их в последний момент.

После этого командир группы противника всерьез решил обрубить погоню. Новая тварь и существо, вызывающее у него гадливость, отделились от основной группы и направились в их сторону. Это правильно, а то они уже заждались. Стрекалова поставил рядом с собой, выведет его прямо на латника, Лизермана и Васильева на фланги. Огонь по готовности. Еще раз напомнил Мишке об обязательном контрольном в голову с дальней дистанции, маги – товарищи чрезвычайно живучие. Как вспомнит того жреца в речном поселке, так оторопь берет. Если сразу не прибил, маг однозначно выкарабкается.

Майор чувствовал на себе внимание противника, примерно как в первый день в новом мире, когда он получил магическую плюху. Правда, сейчас контакт с врагом был едва уловим, возможно, поэтому его до сих пор не атаковали. Наверное, в первый день под влиянием той внезапной эйфории он сделал что-то неправильное, за что и поплатился? Сейчас все иначе, прямо как в кино: он знает о том, что я знаю, я знаю о том, что он знает. Поэтому сближались медленно, каждый боялся совершить ошибку.

И все же первыми ошиблись как раз они. Между деревьями показался силуэт латника, метрах в ста прямо по курсу, и тут же экипированный мертвец получил две короткие очереди от Васильева с Лизерманом, естественно, без результата. А второй диверсант, следовавший под прикрытием бронированной туши, в этот момент исчез. Телепортировался сразу метров на семьдесят, заходя им во фланг. Демидов только успел крикнуть: «Мишка, на два часа!» – и латник тоже телепортировался. Без затей, строго вперед, прямо на них, словно сделал один шаг, за который преодолел добрые пятьдесят метров.

Стрекалов выстрелил, и реактивный снаряд устремился точно в грудь латнику, чтобы взорваться в нескольких метрах от цели, наткнувшись на полупрозрачную стену. Против кумулятивного боеприпаса его магия оказалась слабовата. Прозрачная стена исчезла, единственный выстрел был израсходован, а у твари только закоптились доспехи. Справа короткими очередями затрещал Мишкин автомат, затем что-то грохнуло, и их засыпало щепками, в ответ – очередь патронов на пять. Не попали, оба.

– Первый, второй. Поддержать командира, бронированный мой, – скомандовал Демидов, бросаясь вперед. Видео поединка бронированной твари и человека он изучил самым тщательным образом. Из увиденного сделал один вывод – единственный шанс остаться в живых при встрече с латником, это быть все время быстрее него и постоянно мешать ему магичить. Что он сейчас и собирался сделать.

Прыжок в сторону, мимо пролетел сгусток тьмы. Да, пошло! Вокруг латника начали вырастать какие-то сложные конструкции из тумана, но в него уже летел зеленый шар РГН. Как и положено, взрыватель сработал от резкого торможения – взрыв! Твари хоть бы что, только броня поцарапалась, но подготовку заклинания сбил, приблизившись еще на десяток метров. Нужно подобраться как можно ближе, у него всего один шанс. Демидов стрелял на бегу, но пули только рикошетили от брони, не сбивая противнику концентрацию.

На последних метрах он настолько ускорился, что движения твари стали как при замедленном воспроизведении. Вот вокруг ее поднимающейся руки сформировалась туманная конструкция, затем словно сработал спусковой механизм, конструкция начала заворачиваться внутрь и одновременно двигаться в его направлении. По характерному жесту руки майор догадался, что сейчас произойдет, уже видел в записи. Резко дернулся в сторону, и сорвавшийся с руки противника черный луч прошел мимо, а в голову твари полетел его последний аргумент. Есть! Стограммовый брусок пластиковой взрывчатки прилип к шлему латника – вдавить кнопку детонатора!

Близким взрывом зацепило его самого, откинуло в сторону и наградило звоном в ушах, но свою задачу Демидов выполнил. Голова у твари отсутствовала, из плеч торчало несколько искореженных кусков железа, раньше бывших шлемом, поднимался легкий дымок. Все еще находясь в режиме ускоренного восприятия, Демидов увидел, как стальная туша медленно заваливается вперед. И действительно, все как в отчете, никакой серой хмари на месте ее гибели, никакого ощущения прерванной жизни, выключили – и все.

В этот момент его, видимо, накрыл откат. Мир стремительно потерял краски, очень быстро стемнело, а потом и вовсе погас свет. Очнулся Демидов внезапно, в эфире мат-перемат, в лесу стрельба, мужики никак не дожмут мага. Попытался встать и сразу понял: это он зря. Тело оказалось не готово к сверхскорости, растянул себе все, что только можно. Оставалось надеяться на ускоренную регенерацию, которую он получил в подарок вместе с молодостью. И еще жутко захотелось есть, нет, не совсем подходящее слово, не выражает всех чувств. ЖРАТЬ! Пожалуй, так правильней. Он уже сталкивался с этой проблемой, ускоренная регенерация требовала строительного материала, и, чтобы организм не начал пожирать самого себя, срочно требовалось подкрепиться. Вытащил брикет из перемолотых сухофруктов с орехами и с несказанным удовольствием впился в него зубами.

Когда он закончил пожирание второго брикета, эфир разразился радостными воплями разведчиков – им наконец-то удалось пристрелить мага и самим при этом не сильно пострадать, синяки и царапины не в счет. Сразу поинтересовались, как он там. Тварь уничтожена, он примерно через полчаса будет в норме. Лежит там, где они его видели последний раз. Мишка примчался через три минуты, на ходу доставая аптечку.

– Не парься, со мной все путем, – остановил его Демидов, – побочный эффект от магии, скоро буду в норме.

– Э… – Лизерман с сомнением оглядел его, – вроде цел, но на тебе лица нет, как говорится, краше в гроб кладут. Что с тобой приключилось, и как ты тварь завалил?

– Оказывается, у меня есть возможность включать форсаж, вот только тело к нему не приспособлено. Нагрузка запредельная, надорвал связки, соответственно требуется время на регенерацию. А с тварью все просто, кусок взрывчатки, радиодетонатор и магнит от старого динамика. Как приклеится к башке, нажимаешь кнопку. Результат перед тобой.

– Демидов, ты самый долбаный на всю голову и самый везучий отморозок. Тебе же с ней пришлось почти врукопашную сойтись!

– Ну, извини, тыловики нам волшебные мечи не выдают, – хохотнул майор.

– Не знал, что ты умеешь фехтовать.

– А я и не умею, но уж если у пацифистов есть, то у нас и подавно должны быть.

– Когда вместо чудищ будешь, как тот капитан, красоток освобождать, сам пойду и выклянчу тебе волшебный меч, – заржал Мишка.

Появились Стрекалов с Васильевым, они волокли за собой тело мага. Вот так, теперь будет знать, как его способности определяют темных эльфов. Прямо мужчина из девичьих грез, только без верхней половины черепа. Одет в весьма интересную одежду типа кожаного комбинезона с капюшоном. Вроде не самый подходящий наряд для местного климата. Сосредоточился – странно, от костюмчика никакой магии, но, возможно, они пока многого не знают, вряд ли эльф надел его ради понтов. И да, очень живучий – две девятимиллиметровые дырки ему сделал Стрекалов, и Васильев с Мишкой еще десяток своими пять сорок пять. Что интересно, большинство заросло еще в ходе боя. Нормально, а он, старый дурак, думал, у него регенерация ускоренная. В принципе с такими возможностями холодное оружие не лишено практического смысла. Положим, ты не маг, и что для такого красавчика пуля в живот? Плюнул и дальше пошел. А хорошая рубленая рана, так, чтобы кишки вывалились, совсем другое дело.

В этот момент ожила рация на втором канале, Димыч доложился, что у Синицына все четко, потерь нет. Диверсанты влетели прямиком в подготовленный им огневой мешок, наличие латника не помогло. Сначала Церенов прострелил ему башку, а потом для надежности разнесли из гранатомета. Единственная неприятность, одной твари в черном комбинезоне удалось уйти в болото. С помощью многократной телепортации она в прямом смысле слова проскочила сквозь засаду. Ну и шут с ней, значит, повезло. После рассказов коллеги и собственных наблюдений в болото они не полезут. Стоп! А может, и не придется.

– Миш, у тебя как со временем?

– Нормально, только не говори, что хочешь лезть за эльфом в болото.

– О нет, хочу попробовать, могу ли я стрелять, ориентируясь только с помощью магии.


Таврополь, три недели после Столкновения

Вместо привычной подборки материалов сегодня Дима приготовил ему один-единственный документ, который Бутков ждал с нетерпением. И, не откладывая, приступил к новому занимательному чтиву. Посмотрим, что интересного нарыла следственная бригада по местным жителям, окружающему миру и, главное, по физическому явлению под рабочим названием «магия». Бутков открыл папку и углубился в чтение, однако чем дальше продвигался по тексту, тем сильней росло его недоумение. Отчет, как специально, был перегружен специфическими терминами по медицине, биологии и физике, вроде каждое слово само по себе понятно, но все вместе словно на китайском написано. Не то что разобраться в проблеме, просто понять, о чем речь, решительно невозможно. Идиотизм какой-то. Если бы он не знал человека, которому было поручено разобраться с вопросом, то подумал бы, что занимался один из молодых сотрудников и таким образом пытался скрыть собственную некомпетентность. Человек, который не может простым и понятным языком рассказать о том, чем занимается, однозначно либо жулик, либо баран. А тут один из самых профессиональных сотрудников, человек, три года работавший под прикрытием, перессоривший между собой половину террористического подполья – вдруг выдает подобный опус. Как говаривал один мультипликационный персонаж, «это жжжж неспроста!». Наверное, стоит поговорить с товарищем лично.

Плиев Таймураз Петрович – дать ему автомат, повязать на лоб зеленую повязку, и любой гражданин скажет, что этого бандита он видел в кинохронике одной из войн. И будет не так уж не прав – подполковник Плиев вылитый чеченец, хотя на самом деле чистокровный осетин, даже какой-то очень дальний родственник того самого Плиева. Человек, у которого стальные яйца, компьютер вместо головы, а в венах незамерзайка. В новом мире вокруг него даже свечение не как у обычных людей. Не марево, не цветное, его словно туман окутывает. С собой принес ноутбук и папку значительно тоньше той, что Бутков только что листал.

– Таймураз Петрович, вот это, – Бутков хлопнул ладонью по папке с делом, – ты для кого написал? Если ставил целью запутать врагов, то поздравляю, у тебя получилось. Если ты в своей работе столкнулся с вещами, за разговоры о которых можно оказаться на конечной единицы, то я тебя внимательно слушаю.

– На самом деле я преследовал обе цели. Скажем так, результаты… мягко говоря, неоднозначные, а находящийся у вас отчет попадался на глаза слишком многим. Ознакомьтесь с настоящим, – протянул принесенную с собой папку, потом достал флешку и протянул ее, – на бумаге только основные моменты, полностью отчет занимает тысячу листов.

Бутков предложил подполковнику располагаться поудобней, чай-кофе на выбор, а сам приступил к чтению. Новый мир с самоназванием Лиена стал домом для шести видов разумных.

Люди, такие же, как они. Ничем особо не отличаются, разве что средний рост чуть поменьше, а живут в среднем чуть дольше. Магические способности средние, вояки средние, но очень изобретательные. Очень хорошо приспосабливаются к окружающей действительности, поэтому широко представлены практически во всех государствах.

Мелкие вонючие твари, от которых армия зачищает окрестные джунгли – гоблины. Создания, ничем, кроме своей отмороженности, не примечательные. Маги паршивые, воины так себе, живут недолго, ничего толкового за время пребывания в новом мире создать не смогли. Когда-то имели довольно развитую цивилизацию, остатки которой иногда попадаются в окрестных джунглях, но проиграли мировую войну и были отброшены в развитии до сегодняшнего уровня. Подняться выше пока не смогли. Единственное достоинство – жрут все подряд и плодятся как кролики. Примерно раз в двадцать лет популяция разрастается настолько, что джунгли уже не в состоянии всех прокормить, и тогда они всей толпой отправляются в набег на человеческие земли. Захватить, а потом удержать пока ничего не смогли, но неудачи их не останавливают.

Здоровенные черные твари, у которых имеется более многочисленная разновидность с зеленоватой кожей, – орки. Тоже довольно большой народ. Воины отличные, маги посредственные. Как и гоблины, ничего толкового создать не сумели. Есть пара орочьих республик и одно королевство, но в большинстве своем этот народ еще не вышел из родоплеменных отношений.

Вообще гоблинов с орками все остальные разумные считают полуживотными за то, что среди них не встречается магов жизни. Не просто не рождается способных к данному виду магии, а вообще они не в состоянии ее освоить даже в зрелом возрасте.

Невысокие крепыши гномы. С магией у них лучше, чем у орков с гоблинами, но хуже, чем у людей. Воевать умеют, и раньше очень это дело любили, пока здорово не огребли, сначала от светлых эльфов, а потом от объединенного войска людей. Очень любят возиться со всякой техникой, собственно, именно они и двигают технический прогресс на планете.

Высокие красавцы с золотыми волосами – светлые эльфы. Или, как их еще называют, звездорожденные. И их дальние родственники, не такие красивые и высокие – дроу, которых иногда обзывают темными эльфами. Обе расы – первостатейные воины и маги, сильны, быстры, сообразительны. Среднестатистический эльф по всем статьям превосходит среднего человека, чуть слабей гнома, проигрывает в силе орку, но здорово превосходит его в ловкости, а гоблина вообще убивает чуть ли не плевком. Бывало, их побеждали в сражениях, но выиграть у них войну еще никому не удалось. Из расовых бонусов – врожденная способность к магии. Полноценными магами становятся далеко не все, но управляться с магической машинерией и формировать простенькие заклинания может любой.

Эльфы давно перебили бы все остальные расы, если бы не их относительная малочисленность и вражда друг с другом. Довольно странная вражда, потому как, на взгляд генерала, принципиальные различия между ними отсутствуют. Дроу ниже ростом, смуглые, с серебристыми или черными волосами и синими глазами. У звездорожденных кожа светлая, все златовласые, глаза голубые или зеленые. По большому счету разница между двумя народами заключалась исключительно в миропонимании. Светлые принципиально не практиковали магию смерти, в отличие от дроу, которые в данном вопросе были впереди Лиены всей. Короче, конфликт тупоконечников с остроконечниками применительно к фэнтези.

На планете существовали еще две странные расы. Демоны, которых, безусловно, считали разумными. И тролли, которых считали разумными животными. Обе расы были весьма малочисленны и настолько отличались от остальных, что никто с ними особо дел не имел. Демоны были служителями богов, жили, как правило, рядом с древними алтарями, и среди разумных существовало неписаное правило общаться с ними как можно меньше. Даже с суккубами и инкубами, слугами богини любви. Среди магов до сих пор не было единства в вопросе, кто такие демоны. Вроде живые существа, обладают разумом, но искра Создателя – предположительно местный эквивалент души – у них отсутствовала. Тролли вообще за разумных не признавались, в рейтинге разумности стояли ниже гоблинов. Что, в общем-то понятно, тролль – четырехметровый гуманоид весом под восемьсот килограмм с интеллектом пятилетнего ребенка, абсолютно не способный управлять внутренней силой, что для местных первейший признак разума.

Вся эта братия, кроме демонов, по неизвестной причине пришла на Лиену примерно десять тысяч лет назад. И, как положено настоящим разумным, все немедленно начали бить соседей смертным боем, пока не загнали друг друга чуть ли не в каменный век, а местных разумных с самоназванием «гаури» вообще вырезали под ноль. После чего война не то чтобы прекратилась, перестала носить тотальный характер, и мировой расклад более-менее устаканился.

Темные и светлые эльфы делали вид, что родственников не существует в природе. Темные вяло воевали с соседними людскими государствами, их светлые родственники жили с соседями достаточно мирно по причине того, что соседи еще не зализали раны после последней войны. Несколько образовавшихся государств гномов в мировую политику напрямую не лезли, предпочитали заниматься производством, торговлей и ростовщичеством. «Большое веселье» продолжалось на землях, контролируемых людьми, орками и гоблинами, правда, без прежнего размаха. Периодически у быстро плодящихся гоблинов с орками случалось перенаселение, и тогда они отправлялись в большой поход против соседей. Наиболее бестолковые оставались на полях сражений, остальные возвращались с награбленным домой. Периодически люди начинали мериться силами со всеми окружающими. В целом уже не дремучее средневековье, но до нового мирового порядка с мировым правительством местным предстояло пройти долгий тернистый путь. Трудностью, примерно, как раком до луны.

Во всей этой истории имелся один маленький нюанс, при ближайшем рассмотрении превращавшийся в краеугольный камень. Вся предыдущая жизнь переселенцев строилась на магии, а в новом мире она работала совсем не так, как в родном. И тут на помощь разумным пришли местные боги. Помогали, естественно, не бесплатно, а согласно четкому прейскуранту. И платить им надо было не деньгами или глупыми театрализованными представлениями, а делами. Хочешь получать бонусы от богини любви – изволь совокупляться на ее алтаре. Хочешь общаться с богом ужаса или богиней мрака – добро пожаловать в мир ритуальных пыток с летальным исходом. Подобные божества мирно соседствовали с богом жизни, чьи последователи занимались лечением разумных. Кстати, очень лояльное божество, принимало в оплату практически все. Имелись в местном пантеоне и весьма оригинальные боги, например, две сестрички, богини возмездия и ненависти. Чтобы угодить капризным небожителям, разумному требовалось совершить головоломный ритуал, который частенько заканчивался мучительной смертью его недоброжелателя, но затраченные усилия с лихвой окупались божественной наградой. Кстати, жертвоприношениями разумных не брезговали все местные боги, в том числе и «хорошие». Только им требовалось, чтобы жертв не тащили на алтарь, они должны были взойти на него добровольно. Соответственно бонусы получало заранее указанное лицо. Можно было притащить на алтарь служителя божества-антагониста. Или божественный дар, ценный магический подарок служителю от божества.

На этом месте Бутков понял, почему Плиев не хотел светить настоящие материалы расследования. Награда от божества могла быть практически любой. Естественно, в зависимости от совершенного деяния, с некоторыми ограничениями, но все же диапазон оказался весьма широк. От найденного на дороге кошелька с монетами до королевского трона. От новой шевелюры на лысине до возвращения молодости. И самое поганое, вернуть молодость было легче легкого – запытай зверски и до смерти на алтаре пару десятков разумных, а на следующее утро тебе снова двадцать лет. Это простых разумных, а если удалось поймать эльфийского мага, то может хватить его одного. Все зависит от силы несчастного мага и от того, как умело станешь его пытать. Правда, у здешних богов все строилось как у земных банкиров – как ни пыжься, все равно останешься в дураках. Если захочешь еще один сеанс омоложения, будь добр заплатить вдвойне. Или отправь на алтарь в два раза больше разумных, или имеющихся пытай изощренней.

Генерал оторвался от чтения, все было слишком невероятно, чтобы считать это правдой. А с другой стороны, перенос целого города в другой мир – тот еще сюжет для фантастики.

– Таймураз Петрович, а откуда у тебя эти данные?

– Одна из освобожденных в день переноса женщин, по ее словам, является студенткой факультета магии разума в одном из местных университетов. Она охотно с нами сотрудничает. Пока все предоставленные ею данные относительно окружающего нас мира полностью подтверждаются. Готовность к сотрудничеству выказывают второй человек, гном и темный эльф, но они не столь сообразительны и пока мало помогают. Активно сотрудничает безногая эльфийка, но ее к большинству экспериментов пока не привлекаем, дамочка очень себе на уме.

– Подожди, а на каком языке вы с ними общаетесь?

– Частично на русском, у всех магов отличная память, а у магов разума в особенности. Спать студентке достаточно четыре часа, остальное время работает и учит язык. Сейчас у нее словарный запас как у школьника младших классов и жуткий акцент, поэтому часть информации она передает с помощью картинок, непосредственно в сознание.

– Так она что, телепат? И ты позволяешь ей копаться у себя в голове?

– Нет, конечно, в моей голове слишком много того, чего ей знать не положено. Нашли человека, которого не жалко. Офицеры связного училища ненавидели своего молчи-молчи, и я за пару бутылок коньяка избавил их от сомнительного счастья открутить ему голову. Перевели придурка на интересную и ответственную работу. Наблюдаем за ним двадцать четыре часа в сутки, если иномиряне что-то изменили у него в мозгах, заметим сразу.

По поводу телепатии… у местных нет такого термина. Для них мысленное общение, это как для нас радиосвязь, только с помощью внутренней силы и в пределах видимости. В той или иной степени ею могут пользоваться все разумные. Сильные маги умеют общаться друг с другом и через серьезные препятствия, например, через несколько стен внутри здания.

– Ладно, вернемся к богам, как думаешь, насколько можно доверять ее сведениям? Вся эта вечная молодость больше похожа на сказку, как у наших попов. Не забывай приносить деньги в храм, и будет тебе жизнь вечная.

– Боюсь, здесь все правдиво. Демонстрируя одну из способностей мага, девица совершенно спокойно отрезала себе мизинец и приживила его обратно. Через десять минут палец был полностью работоспособен, даже следа от пореза не осталось. По словам студентки, опытный маг может жить очень долго, например, ректор ее университета живет и здравствует уже шесть сотен лет при естественном максимуме в сто пятьдесят – сто шестьдесят для обычного человека. И местные попы – не чета нашим. Чем выше здешний священник стоит в своей иерархии, тем сильнее он как маг. Если не прогневает божество и не погибнет в бою, может жить практически вечно. По ее словам, самое старое существо на планете не долгоживущий эльф, а орочья жрица богини любви. Высшие иерархи вообще могут напрямую обращаться к божеству и получать от него помощь. Это аналог нашего оружия массового поражения. На ядерную бомбу не тянет, но по воздействию вполне сопоставимо с современными неядерными боеприпасами. По описанию последствия одного из призывов божественной помощи – окружность из оплавленного камня радиусом шестьдесят метров.

Насколько это эффективно, пока трудно сказать. Темный эльф, против которого призывалась божественная мощь, выжил и умудрился перебить всех напавших на него жрецов. По неподтвержденным данным божественная помощь была использована против одной из армейских разведгрупп. Тоже не слишком помогло, военные без потерь со своей стороны уничтожили около двух сотен гоблинов с орками и отбили беспилотник.

Генерал только покачал головой и вернулся к чтению. Вот ведь встряли с местными богами, это не головоломное христианство, которое призывает работать над собой и сути которого не понимает подавляющее большинство последователей. Здесь все предельно просто и понятно. Последователю предлагается не изменить себя с помощью поста и молитв, а приобрести нужное изменение у божества. Если упростить, то обычные товарно-денежные отношения – ты божеству ритуал, оно тебе заказанную плюшку. Нашим гражданам однозначно понравится. Особенно так называемой элите. Если дома они разменивали жизнь соотечественников по большому счету на заокеанские фантики, то здесь за тот же товар можно получить вполне реальные блага. Действительно интересно, суть христианского учения в том, как человеку стать человеком, а местной религии – как из человека стать беспринципной и алчной тварью. Вот уж действительно все познается в сравнении.

Политическая картина мира не принесла ничего неожиданного, уровень восемнадцатого-девятнадцатого века родной Земли. Национальные государства уже сложились, но на карте еще полно белых пятен. Формы правления самые разные, от племенных союзов до империй. Этих присутствовало аж три штуки. Империя темных эльфов на соседнем континенте и две человеческие – одна на этом материке, вторая полностью занимала целый материк размером чуть меньше Австралии в Северном полушарии. Светлые эльфы обзавелись королевством с пафосным названием «Светлый лес» и тремя островными княжествами, находящимися от королевства в вассальной зависимости. Имелось два гномьих королевства и три республики. Орки с гоблинами какими-то серьезными государственными образованиями не обзавелись. Ну и люди кроме империй напридумывали себе много всякого. Как и на Земле, имелись королевства, республики, княжества, герцогства, вольные графства с баронствами, некоторые по площади – совершенно смехотворные. Даже одна тирания присутствовала. Все это безобразие располагалось на шести континентах и многочисленных островах. А конкретно они попали в центр самого большого материка, в так называемые Дикие земли, населенные исключительно гоблинами, поклоняющимися богу ужаса и богине мрака. Самым кровожадным божествам Лиены.

Отношения между видами разумных тоже были соответствующие. В смысле все в большей или меньшей степени друг друга ненавидели. И ни о какой политкорректности в виде равенства всех разумных речь даже не стояла. Все боялись темных эльфов, но больше ненавидели светлых. Гоблинов считали невменяемыми, но оркам как-то удавалось найти с ними общий язык. На территории Светлого леса могли проживать только светлые эльфы, а на территории империи темных – все желающие. Кроме орков с гоблинами, которых убивали при приближении к границам на расстояние действия доступного пограничникам метательного оружия. Гномы в своих землях принимали только человеческих воинов, магов и земледельцев, люди принимали у себя всех, в некоторых местах даже гоблинов. Что темные, что светлые эльфы путешествовали по миру в основном в составе воинских отрядов – по причине своей высокой ценности у последователей темных богов. Гномы более-менее уживались со всеми, кроме гоблинов с орками, которых убивали при малейшей возможности. Но лучше всех устроились люди – умудрялись находить общий язык со всеми расами. Ну, кто бы сомневался.

Были, конечно, места, где жертвоприношение разумных считалось уголовным преступлением, но все равно, расслабляться не стоило. Показательным примером потери бдительности как раз служили товарищи, спасенные курсантами связного училища. До своего похищения они проживали в одном из самых безопасных мест на планете, где жертвоприношения как раз были запрещены.

Цивилизация на Лиене пошла довольно заковыристым путем. Развивались как техника, так и магия, а также их некий странный симбиоз. Все потуги местных на ниве прогресса тянули примерно на вторую половину девятнадцатого века, если подобное сравнение двух миров вообще уместно. На планете вовсю использовались колесные пароходы, но океаны принадлежали парусникам. Винт в качестве движущей силы был неизвестен. Точнее, известен, но применялся только в воздухоплавании. До железных дорог почему-то не додумались, но встречались аналоги автомобилей с неким магическим движителем, развивавшие скорость около тридцати километров в час. В небо поднимались воздушные шары и дельтапланы. Имелись некие воздушные корабли, которые здорово напоминали земные дирижабли. Но студентка их видела исключительно издали и ничего конкретного про них не могла рассказать.

Паровые двигатели активно применялись во всех сферах хозяйственной деятельности, но про электричество местные знали только то, что во время грозы бывают молнии. Зато медицина была выше всяких похвал, вылечат и отрастят заново все что угодно, только плати. У обоих видов эльфов вообще отсутствовали калеки, государство гарантировало лечение. У темных гарантия распространялась на всех подданных с полными правами, независимо от расы. Какие вообще у них имеются права, и чем отличаются темные от светлых, студентка не знала.

Еще местные обогнали их в роботостроении. Лиенские роботы – големы – превосходили земные аналоги по всем статьям. Могли даже участвовать в боевых действиях, самостоятельно принимать решения. Не просто определять, свой-чужой, а выбирать наилучший момент для атаки и решать, чем уничтожить конкретную цель. Вплоть до того, что в качестве оружия умели использовать любой подручный предмет. Сами же роботы оставались неуязвимыми для большинства оружия и слабой магии.

Кроме этого, в новом мире существовало еще одно производство, начисто отсутствовавшее на Земле. Плиев подобрал для этого явления термин «некромантия». Теоретически опытный маг мог даже сохранить большую часть личности и способностей умершего. Соответственно процедура в основном проводилась с пленными магами противника. Скажем так, получалась полноценная боевая единица, здорово проигрывавшая живому по интеллекту, но, как правило, превосходящая его по боевой мощи. Называлась она «лич». Объектами некромантии могли являться и обычные животные, из которых изготавливали так называемых химер. Магией они не владели, но могли использоваться в качестве тягловой силы и в бою против противника без достаточного магического прикрытия. Однако данная область знаний не нашла широкого применения из-за своей энергозатратности. Все эти не-мертвые создания требовали значительного расхода энергии смерти, которая выделялась при гибели живого существа. И если во время войны не-живая братия была, так сказать, на самообеспечении, то в мирное время – увы и ах. Нежить, которая поизносилась, подлежала уничтожению, остальная консервировалась на специальных складах до следующей войны.

Пара листов доклада посвящалась такому явлению как истинный лич. Маг, добровольно ставший нежитью. По словам студентки, тварь жуткая. Ритуал запрещен в большинстве государств, даже там, где процветают культы темных богов. Сама тварь подлежит немедленному уничтожению. Причем в тот момент, когда говорила, девушка, похоже, цитировала некую инструкцию: «…никакие меры, предпринятые разумным для уничтожения истинного лича, не могут быть признаны чрезмерными. Никакой ущерб жизни и имуществу не может быть поставлен в вину». Генерал перечитал еще раз. Ничего себе, что же это за тварь? Джеймс Бонд со своей лицензией на убийство – просто мальчишка в песочнице.

– Слушай, а с этими личами и прочими мертвецами насколько все реально?

– С личами – трудно сказать. – Плиев пожал плечами. – У студентки немного не та специализация. А простой мертвяк получается за пять минут, главное, чтобы мозг был не сильно поврежден. Оказывается, там еще долго хранятся остаток энергии и кой-какая информация, нужная для некромантии, ну чтобы не просто тупая тварь получалась, а с зачатками сознания и уверенно двигающаяся. В принципе можно и из скелета что-нибудь соорудить, но толку ноль, очень долго и по энергетике невыгодно.

– Ты хочешь сказать…

– Эксперимент, поставленный на наших депутатах, прошел успешно. Для них, так вообще замечательно, можно сказать, перешли на новую ступень развития.

– Это как?

– То, что не могли сделать наши депутаты на Земле, смогли воплотить в жизнь на Лиене. В общем, мертвые народные избранники сожрали живого губернатора.

– Жаль, моя супруга осталась на Земле. Все говорила, что у меня черный юмор, так я ее с тобой познакомил бы. Ладно, продолжай.

– В целом зомби – кровожадная тварь, которая или жрет живые существа, или находится в ждущем режиме. Если долго никого не может сожрать, разлагается и дохнет окончательно. Медленная и тупая, окончательно умирает от мелкашечной пули в голову. Опасность представляет исключительно для раненого или ребенка, и то в случае наличия зубов. Единственное, если накопит энергии, в смысле отожрется, становится сильней, быстрей, появляется что-то типа интеллекта. Тогда начинает представлять нешуточную опасность даже для слабых магов.

– Что наши спецы говорят?

– Ничего. Их чуть кондратий не хватил. Покойник и покойник. Сердце не бьется, никакой нервной деятельности, никаких сигналов в мозгу. Тело, мертвее не бывает, но способно жрать и бодро двигаться.

– А как насчет другого – укушенный зомби сам становится зомби?

– Земные сказки, зомби хоть и продукт магии, но обычный мертвяк, сам магией не владеет. Если укусил, то достаточно обработать рану и сделать уколы от столбняка. Какая зараза может оказаться во рту ходячего трупа, никто не знает. Однако если укусила нежить более высокого порядка, тут желательна помощь мага.

– Однако, весело. Срочно подготовь инструкцию для вояк, пусть при зачистке делают контрольный в голову каждой твари. И срочно прекращают вешать наш асоциальный элемент. Пускай сооружают гильотины и рубят бестолковки. В крайнем случае, пусть распотрошат досаафовский тир и отстреливают из «марголина» в голову. Нам еще нашествия зомби не хватало для полного счастья.

– Собственно, все готово, ждал вашего решения.

Бутков кивнул и продолжил чтение, подойдя к самому интересному – к тому, что они обозначили как «магия». Что это такое, пока выяснить не удалось, по мнению аналитиков, ближе всего процесс описывался следующим образом: «Магия есть управление мировым ойо посредством внутренней энергии разумного». Сама же внутренняя энергия появляется в результате самопроизвольного преобразования этого самого ойо некой «искрой Создателя». Что такое «ойо», пока не разобрались, но из земной терминологии ближе всего понятие «эфир». Как эфир преобразуется в энергию, являлось тайной для самих магов. Однако у живых существ это был процесс непрерывный, излишки энергии постоянно выбрасывались в пространство, чем маги пользовались для зарядки накопителей. Достаточно несколько дней поносить у тела подходящий камешек, и вуаля, у тебя есть резерв энергии на черный день.

Магия делилась на семь направлений, четыре стихии – огонь, вода, воздух, земля; плюс – жизнь, смерть, разум. Стихийные магии и разум имели общую базу, основанную на непосредственном управлении внутренней энергией. Единственное отличие, магия разума была направлена исключительно на «залезть разумному в мозги с целью получения информации». С жизнью и смертью обстояло сложней, там маг должен был не только владеть собственной энергией, но и управлять энергиями жизни и смерти. Чем они отличаются от обычной, пока непонятно. Соответственно и специализировались маги, как правило, в одном направлении, но всегда знали что-нибудь из других разделов. В принципе никто не мешал осваивать и больше, такие товарищи тоже встречались. Единственная проблема начиналась при изучении жизни и смерти – для них желательно было иметь врожденную склонность. Примерно как в обычной жизни при выборе профессии: если у тебя зрение минус пять, то пилотом истребителя тебе стать проблематично, а если у тебя темперамент холерика, то профессии снайпера и сапера явно не твои. Однако находились уникумы, которые умудрялись освоить все семь направлений.

Назывались такие товарищи общими магами и в подавляющем большинстве являлись учеными-теоретиками, которые двигали вперед магическую науку. Разрабатывали новые заклинания, сочетавшие в себе несколько направлений магии, помогали простым магам оптимизировать применяемые заклинания под индивидуальные особенности внутренней энергии, проектировали сложные системы, работающие за счет циркуляции этой самой магической энергии. Те же големы и «умные личи» – детище общих магов. Хотя настройка или, лучше сказать, программирование оставалось, как правило, на совести магов разума. Кто бы еще рассказал, что бы это значило?

Сами маги делились между собой по количеству силы, которую они могут одномоментно использовать при создании заклинания. Первая ступень – ученик, потом маг, разумный, который уже достаточно владеет внутренней энергией и умеет ее применять. Дальше маг поднимался по уровням владения силой, которых было всего десять, после этого он мог получить звание бакалавра – высшая квалификация специалиста в конкретной области деятельности. Причем к бакалавру уже предъявлялись требования по знанию теории магии. Потом шел магистр, серьезная боевая единица, справиться с ним в открытом бою обычному разумному чрезвычайно трудно, примерно как солдатику первого года службы завалить матерого спецназовца. Теоретически вроде бы как реально, но на практике… сильно повезло, если спец лоханулся. Или, как обычно – миром и батьку побить можно. Дальше шел армагистр, существо, способное заменить в бою небольшой отряд. Потом гранд-магистр и архимаг. Так сказать, высшая квалификация, разумные, которые могли без преувеличения устроить локальный армагеддон. Что интересно, накапливаемый резерв магической энергии имел возможность увеличиваться в течение всей жизни за счет постоянных тренировок. У женщин вообще с этим делом обстояло намного проще, серьезно увеличить резерв можно было, просто родив ребенка.

Единственная хорошая новость – вся их магия работала на ближних дистанциях. Если вблизи архимаг щелчком пальцев мог практически мгновенно испепелить рыцаря в броне и на лошади, то на расстоянии пары километров его сил хватало лишь на зажигание свечи. И тут же следовала компенсация за хорошие известия: среди гоблинов врожденные сильные магические способности встречались довольно редко, как маги они развивались с огромным скрипом, но они компенсировали этот недостаток активным служением темным богам.

Жрецов, способных призвать божественную помощь, – чуть ли не каждый второй. Вдобавок местные земли слыли культовыми у почитателей мрака с ужасом, здесь находились самые древние их алтари, на которых принесение жертвы считалось наиболее почетным и давало от божества дополнительные бонусы, отчего все почитатели данных богов постоянно совершали паломничества в эти края. Ага, вот и ответ на вопрос, откуда люди в отрядах гоблинов. Чокнутые садисты решили совершить паломничество, соблюсти красивый древний обычай – зарезать разумного на древнем алтаре. А тупые вояки не разобрались в мотивах и перестреляли всех. Европейских ценностей с Гаагским трибуналом на них нет.

Вне магических категорий шли некие мастера магии. Резерв энергии, который они в состоянии накапливать, мог быть любым, мастера встречались и среди простых магов, и среди архимагов, без разницы. Смысл заключался в особенностях сознания разумного. Причем особенностях не врожденных, а исключительно приобретенных. Теоретически ребенок мог родиться с каким угодно даром, хоть сразу с резервом архимага, но еще никто не родился мастером, им можно было только стать. Их особенность – в умении активировать любое заклинание практически мгновенно, что давало невероятные преимущества на поле боя. В истории сохранился случай, когда человеческий мастер, маг третьей ступени, прихлопнул эльфийского архимага. По местным меркам подвиг за гранью фантастики, он попал во все учебники. Отличительной особенностью мастера являлось белое свечение вокруг тела, видимое магическим зрением. Что ж, теперь понятно, почему местные на него так реагировали. Оказывается, он мастер магии, который о самой магии не имеет ни малейшего понятия.

Работала магия, на взгляд Буткова, вполне логично. В ее основе лежало руническое письмо некоего изначального языка. Что это за язык, уже толком никто не знал, а тех, кто мог на нем реально говорить, остались считаные единицы, в основном среди долгоживущих эльфов. Создание заклинаний происходило путем особого произнесения слов и дифтонгов изначального языка, воспроизведения определенной последовательности жестов или мысленного создания конструкции заклинания. Здесь крылась одна тонкость, из-за которой магом мог стать далеко не каждый, кто имел вокруг себя свечение и разучил соответствующие слова. Все действия должны были подкрепляться расходом внутренней силы, управлять которой не так просто. Что это такое, написано весьма невнятно, чувствовалось, что писавший сам толком не понимал, о чем речь.

В целом создавалось впечатление, что местная магия – не просто сборник заклинаний, а стройная научная система, изучающая совершенно неизвестные землянам физические явления. Точно так же у местных были теоретическая наука, инженеры, занимающиеся воплощением теории в жизнь, и технический персонал, непосредственно обслуживающий магическую технику. Но на главный вопрос, чем принципиально отличаются их миры и может ли землянин научиться магии, ответа в докладе не нашлось.

– Что по нашим возможностям, мы сумеем освоить местную магию и работу с их устройствами?

– В принципе да. – Подполковник взмахнул рукой и в конце движения не выкрикнул, а словно выдохнул: «Аальт». Окончание жеста совпало с окончанием слова, и на его ладони появился яркий белый шарик. – Руна «альт» на их изначальном языке означает «свет». Жест – вербальное отображение данной руны. Я как неопытный маг пользуюсь сразу двумя каналами активации и впустую расходую уйму внутренней энергии. Местные столь простые заклинания формируют мысленным усилием.

С их устройствами на основе магии чуть сложнее. И если опустить головоломную теорию, то можно констатировать следующее. Для активации устройства оператору необходимо направить в него постоянный поток собственной энергии. Как правило, в устройстве имеется накопитель, аналогия нашего аккумулятора, запасенная энергия которого под действием энергии оператора приходит в движение, в свою очередь активируя устройство. Идеальная защита от дурака, если у нас можно случайно включить-выключить и даже выстрелить, у них это невозможно. Только целенаправленное действие.

Кстати, с местным пулеметом я не то чтобы освоился, но при должном сосредоточении могу произвести несколько выстрелов подряд на дальнюю дистанцию, а на расстояния до сотни метров стреляю не хуже местных. С оружием, захваченным нашими парнями на пароходе и десантниками в деревне, одновременно и сложней и проще. Стреляют они сгустком плазмы, но никаких спусковых крючков нажимать не надо, вливаешь в него собственную силу, оно стреляет, правда, расход внутренней энергии на производство выстрела весьма значительный.

Еще, ВДВ захватило магический огнемет, стреляет любой горючей жидкостью. Просто опускаешь шланг в емкость с огнесмесью, собственной силой активируешь устройство, все остальное делает магия. Штука громоздкая, но для выстрела не нужно создавать давление, не нужны никакие заправочные станции, шланг можно хоть в лужу с нефтью опускать.

С големом пока ничего не ясно, там надо собрать правильную комбинацию рун, что-то типа магического пароля. Пропускаешь через нее поток энергии, который, проходя через руны, меняет свои параметры, если они совпадут с параметрами, зашитыми в управляющем кристалле, все – голем включился. Студентка работает на пару с гномом, но запустить пока не могут. Честно говоря, я и не настаиваю – что в него вложили гоблинские маги, никому не известно.

– Замечательно, наконец-то наша организация заработала, как положено. – Бутков в легком раздражении побарабанил пальцами по столу. – У нас вовсю вершатся великие дела, а я как начальник узнаю о них последним.

– Зато теперь обладаете наиболее полной и достоверной информацией.

– Как понимаю, магом может стать любой?

– Теоретически да. Главное научиться управлять внутренней энергией, а плести заклинания не столь сложно.

– Если они не все маги, то где подвох?

– Нет никакого подвоха. Есть лень, отсутствие необходимости, отсутствие денег, не та социальная среда, родился не в той семье. Все то же самое, что и на Земле. Простейшие заклинания, так называемые «однорунные», может формировать практически каждый житель, а вот толково пользоваться магическим оборудованием и плести более серьезные заклинания получается далеко не у всех. К тому же изначально магический резерв разумного, как правило, весьма невелик. Его надо постоянно развивать, а это, сами понимаете, силы и, главное, время, что имеется не у всех. – Понятно, мысленно усмехнулся генерал, мир другой, а проблемы все те же. Единственное, здесь еще один социальный лифт в виде магии.

– А, Сергей Иванович, совсем забыл. Безногая эльфа просит разрешения отрастить себе ноги.

– Разве ей кто-то это запрещал?

– Нет, там все не так просто. Ей нужна помощь. По ее словам, если будет делать в одиночку, потребуется полгода, а с помощью управится месяца за два-три.

– Серьезная девушка. И какая помощь ей нужна?

– Присмотр за телом. Она войдет в особый транс, во время которого кому-то надо будет заливать в нее питательный раствор, обогащенный микроэлементами, и отводить продукты жизнедеятельности. Если согласятся хоть изредка обтирать ее тело, будет отдельная благодарность.

– Думаешь, это возможно?

– Вроде как. Она довольно известный целитель. Только слово «целитель» здесь имеет совсем другой смысл. Это военный маг жизни, боец, сочетающий в себе функции штурмовика и полевого госпиталя. За счет использования энергии жизни они имеют повышенную силу, скорость и реакцию, поэтому не только лечат бойцов, но и защищают своих магов в рукопашной, или, наоборот, уничтожают магов противника на близкой дистанции. Наша эльфа – представительница аристократического семейства, зачахшего из-за постоянного участия в войнах. После обязательной службы и рождения ребенка отправилась поднимать материальное благосостояние Дома в человеческие земли. Несколько лет служила личным телохранителем у местного аналога Креза. Как и у нас, богач с жиру бесился, мечтал о военных подвигах. И ему нагадали, что если он пойдет войной на гоблинов, то предаст огню целое княжество. Правда, как и наш, он на радостях забыл спросить, о каком княжестве идет речь. Сходил, предал. Свое. Наша гостья попала в плен к довольно богатому клану гоблинов, которые контролировали один древний алтарь и стригли купоны с паломников за возможность совершить на нем жертвоприношение. Поэтому они не принесли ее в жертву, а предложили поработать, изготавливая для них лечебные амулеты.

По местным верованиям на алтаре искра Создателя преобразуется в энергию, которую поглощает божество. Этакая абсолютная смерть, которой местные боятся до безумия. Поэтому за предложение эльфа ухватилась всеми руками. Лучше всю жизнь провести в клетке с отрезанными ногами и в ошейнике, блокирующем большинство способностей, чем попасть на алтарь. Так продолжалось пять лет, пока наши военные не пошли разбираться, кто прихватизировал их беспилотник.

Что еще, девица серьезная, местные товарищи ее откровенно боятся, даже сородичи. Какая она магичка, трудно сказать, не с чем сравнивать. Например, исцеление от рака легких у нее занимает четыре часа. С открытым переломом голени управляется за час, но там дольше идет подготовка к работе, сами действия по сращиванию кости заняли несколько минут.

– Хорошо, пусть лечится. Я со своей стороны привлеку наших медиков, обклеят ее датчиками и понаблюдают, может, узнают чего полезного. – Бутков вновь углубился в чтение, но на самый интересный вопрос ответа не нашел.

– Не вижу у тебя освещения целого пакета вопросов, как это работает, как связано с сиянием вокруг человека и почему не работало у нас? Пожалуй, последний более важен. Что в этом мире такого, что отсутствовало у нас? Какие наши технологии не смогут работать здесь?

– Пока нет ни понимания, ни единой версии. Самая разумная – наличие здесь этого ойо – эфира. Если помните, в девятнадцатом веке имелась в физике одна теория, по которой существует некий мировой эфир, в нем происходит движение энергии и заряженных частиц. Скажем так, некое энергетическое сверхпространство, которое существует вместе с обычным пространством. Сам Максвелл над этим делом размышлял. Однако ни подтвердить наличие эфира, ни доказать его отсутствие в девятнадцатом веке не получилось. А потом наступил богатый на события двадцатый век, и всем стало не до поисков. Товарищи ученые посчитали, что общая теория относительности отвечает на все вопросы. Теперь, как это непосредственно работает. Можно привести аналогию с обычной электрической схемой. Маг с помощью внутренней энергии структурирует этот самый эфир, потом напитывает конструкцию собственной энергией. На выходе получается заданное магическое действие. Как-то так.

– А как с этим связан их изначальный язык?

– О, тут все непросто, – подполковник надолго задумался, – местные верят, что изначальный язык был дан всем разумным самим Создателем. Собственно, это язык самого Создателя. В принципе косвенные улики это подтверждают.

– Так-так. Ты хочешь сказать, у тебя появились косвенные улики существования бога?

– Лучше назовем его Создателем, местные очень четко разделяют эти понятия. Богов всяко-разных полным-полно, а Создатель один-единственный. Итак, улика номер раз. Все разумные, обитающие в этом мире, пришли сюда из разных миров, но изначальный язык у них один. Улика номер два, генетический анализ показывает: у всех гуманоидных обитателей этого мира, и у нас в том числе, есть один общий предок…

– Ты хочешь сказать…

– Не я, товарищи, проводившие генетический анализ. И даже больше, у нас с местными может быть жизнеспособное потомство. Причем со всеми местными. Начиная от остроухих красоток и кончая мелкими вонючками. Хотя с последними, наверное, нет, я не представляю, сколько в этом случае надо выпить, а дети алкоголиков здоровьем не отличаются, – усмехнулся Плиев.

– Да, занятно. Еще улики есть? Какой наш язык наиболее близок к изначальному?

– Есть, но уже, так сказать, из области мистики. Помните: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог»? Так вот, слова этого изначального языка создают связь между сознанием и материей. Со светом вы только что видели, теперь «дарр», можно перевести как огонь, или пламя. – Плиев сосредоточился и с резким выкриком этого «дарр» на его сложенных щепотью пальцах возник крошечный язычок пламени, как от зажигалки. Протянул руку Буткову, предлагая удостовериться. Генерал вырвал из ежедневника лист и поднес его уголок к пламени. Загорелся.

– И так у них во всей стихийной магии, сколь бы сложное заклинание ни использовали, в нем обязательно присутствует название стихии на изначальном языке.

– А остальные разделы?

– Там все чуть сложней, но тоже без изначального языка не обошлось. Более конкретно доложить пока не могу, но мы над этим работаем. Про сходство наших языков с изначальным не готов ответить. Просто нет специалистов, уж очень специфическая область знаний.

– Жаль, была бы железобетонная улика. Ну ладно, а насколько сложно обучение магии?

– Пока трудно сказать, но, видимо, стать полноценным магом, а не просто, как обезьяна, воспроизводить несколько вызубренных заклинаний, несколько сложней, чем у нас закончить техникум. Соответственно усилий для получения бакалавра придется приложить намного больше, чем для получения диплома специалиста. То, что я сейчас продемонстрировал, у местных людей может любой, у кого хоть как-то мозги работают. А дальше начинаются трудности. Помните, на прошлой неделе десантники потеряли бронетранспортер? Все в один голос говорят о кумулятивном боеприпасе. Работа огненной магии. Специальное заклинание для уничтожения големов. По уверениям нашей магички, там работал опытный магистр, не меньше.

– Ладно, ясно, что ничего не ясно. Теперь расскажи, что с нашими технологиями?

– Пока ничего необычного не обнаружено, все законы природы как работали, так и работают. Здесь даже ускорение свободного падения почти как дома, отличается только в третьем знаке. Наши технологии должны работать точно так же, как и на Земле.

– Могут ли маги вносить перебои в работу нашего оборудования?

– С электроникой пока непонятно, местные не знакомы с электричеством. Точнее, явление им известно, но они не считали его чем-то полезным и исследованиями не занимались. По крайней мере, сотрудничающие с нами об этом ничего не знают. Предварительно можно сказать, что низкоэнергетические заклинания помехой не являются. Электроника работает штатно, радиосвязь в КВ и УКВ диапазонах не нарушается. Теоретически маг может заблокировать или, наоборот, инициировать работу огнестрельного оружия. Или вообще вызвать подрыв боеприпасов. На Лиене огнестрельное оружие неизвестно, поэтому в целях секретности эксперименты с настоящими боеприпасами не проводились. Но студентка смогла на расстоянии двух метров вызвать возгорание пороха в герметичном стальном контейнере. Двигатель внутреннего сгорания остановить не смогла, по ее словам, сгорание топлива происходит для нее слишком быстро, не успевает потушить, а контролировать работу свечей она не умеет. Однако при необходимости может просто механически сломать двигатель. Тут надо сделать оговорку, она очень узкий специалист, и подобные воздействия для нее не профильные.

По вашему заданию насчет ауры, рода занятий или генетических способностей к магии. Предположение ошибочно. Магия – это не что-то элитарное, она подвластна всем разумным без исключения. Даже тролли, которых местные держат за животных, имеют слабенькие способности, могут видеть ауру, что умеют далеко не все люди, не говоря уже об орках с гномами. Сама аура тоже не говорит о том, что разумный маг, вот у нас с вами ауры хоть куда, а маги мы нулевые. Это для местных логическая цепочка аура – маг является безусловной.

У каждого разумного свой предел накопления энергии, а так как искра преобразовывает эфир в энергию постоянно, то излишки сбрасывают вовне, воздействуя на окружающий эфир. Отчего возникает дифракция проходящего через него светового излучения. Поэтому мы и видим разноцветные ауры только при нормальном освещении. Соответственно чем ярче человек светится, тем больше энергии перерабатывает его искра. Таким образом, сама аура в магических практиках никакого участия не принимает, но знающему разумному может много рассказать о своем хозяине, вплоть до того, в каком учебном заведении он учился. У местных даже есть специальность «чтец ауры», как правило, этим занимаются маги разума.

А теперь, товарищ генерал, у меня для вас сюрприз. Магия в нашем мире была, и как минимум один маг земного разлива, соответствующий местным стандартам, у нас точно есть.

– Вот так новость, с этого момента попрошу с подробностями.

– Позвольте начать издалека. – После одобряющего кивка Плиев продолжил: – Для местных магией считается все, для чего используется изначальный язык. Но есть еще один раздел знаний, который юридически магией не является, но в то же время чрезвычайно важен для всех без исключения магов. Так называемая внутренняя работа. По сути, особый вид дыхательной гимнастики типа земной тайцзи. Она позволяет развить энергетические потоки в теле разумного, умножает его энергетический резерв, увеличивает физические возможности.

Например, капитан Васильев, наш сапер. На Земле серьезно занимался ашихара-каратэ, имел третий дан. В новом мире получил белую ауру, возможность прыгнуть с места на два метра вверх в полном снаряжении – в своем снаряжении. – Бутков мысленно присвистнул, костюмчик-то у сапера весит полцентнера! – Раздавить в кулаке бутылку шампанского и разнести в пыль стопку кирпичей. Буквально в пыль, в приложении будет по нему отдельный ролик. Большинство граждан, серьезно практиковавших боевые искусства на Земле, получили похожие бонусы. Причем боевые искусства – необязательно восточные. Ваш помощник дома занимался боксом, и в новом мире показывает значительно лучшую реакцию и координацию. Про его удар левой даже рассказывать боюсь, на видео сами посмотрите.

Почему так произошло, не совсем понятно. Есть предположение, что отработанное механическое действие сформировало у человека определенную реакцию нашей энергетической составляющей, которая на полную катушку заработала только здесь. И последнее, объект всей этой внутренней работы – сам человек, в то время как объект магии – эфир. То есть работа позволяет здорово повысить свои физические и магические возможности, но каким бы профессионалом ты в этом деле ни стал, без воздействия на эфир огненными шарами с ледяными глыбами швыряться не сможешь.

Теперь о самой магии. Первый допрос студентки я проводил лично, подключил ее к детектору лжи и смотрел, как она реагирует на внешние раздражители. Кроме того, что реакции у нее, как у обычного землянина, ничего не обнаружил. Хотел пообщаться с ней на языке жестов, но она сама предложила иной вариант. Я, честно говоря, не совсем понял, чего она хочет, но все же согласился. И тогда студентка начала транслировать историю своей жизни прямо мне в сознание. Простенький видеоряд с ее участием – кто она, кто родители, как она дошла до жизни такой. Вплоть до того момента, когда ее привезли к нам в камеру.

Весьма подробно студентка остановилась на событиях своей встречи с военнослужащими из нашего училища связи. В ее воспоминаниях боестолкновение связистов с гоблинами закончилось рукопашной, в которой некто капитан Берсенев ударом кулака убил орка. Двухметровая тварь весом сто тридцать килограмм после одного пропущенного удара фактически осталась без головы. Причем удар наносился из крайне невыгодного положения – стоя на одном колене. Все эксперты в один голос утверждают, что нанести такое повреждение голой рукой физически невозможно. Должно быть что-то типа оружия времен Гуситских войн и позднего средневековья, молот или цеп, короче, длинный рычаг с грузом на конце. В остальных случаях просто не получить необходимого разрушающего воздействия. А с собой у него имелись укорот со складывающимся прикладом и «макаров». И сам капитан килограмм на пятьдесят легче орка. Короче, вывод экспертов однозначен – этого не может быть, потому что не может быть в принципе. Но это ладно, капитан весьма умелый рукопашник, мог получить бонус от внутренней работы, однако последующие события в эту картину не укладываются.

Во время их транспортировки в училище товарищ капитан вовсю структурировал эфир. Использовал магию, причем совершенно без цели. Сначала чуть всех не заморозил, потом чуть не сжег сидящего рядом гнома. Ожог лица первой степени и опаленная растительность у него на голове это косвенно подтверждают. Сержант, осуществлявший вместе с ним конвоирование, гнома спас, затем между ними возник конфликт, закончившийся у капитана истерикой, в ходе которой он снова бесцельно использовал довольно мощную магию. Следы, найденные на дороге, полностью подтверждают рассказ. Безногая эльфийка упоминала о том, что капитан освободил ее от непростого ошейника, который обычный человек снять не в состоянии, только грамотный маг. Однако радоваться тут нечему, студентка и все освобожденные из первой группы считают товарища капитана сумасшедшим магом.

– А это что за существо?

– Это сумасшедший в прямом понимании слова. Довольно частое явление в местной магической среде. От нагрузок мозги не выдерживают, и маг съезжает с катушек, взамен получает способность формировать заклинания как мастер магии, практически мгновенно. У них даже поговорка имеется о том, что мастерство и безумие – две стороны лезвия одного меча. Как правило, сходит с ума молодежь во время учебы, что в общем-то дело понятное и у нас тоже встречается, хотя и весьма редко. Самое отвратительное то, что сумасшедший маг начинает убивать разумных. Сначала тех, на кого у него есть обиды, большие или маленькие, реальные или мнимые, без разницы. А потом ему становится вообще все равно, кого убивать. Причем так происходит всегда, исключений нет.

Иногда бывает так, что с катушек съезжает опытный маг, вот тогда действительно страшно. В прошлом веке у темных эльфов один сбрендивший архимаг умудрился по-тихому перебить половину своих родственников. А когда наши темноэльфийские коллеги, заинтересовавшись столь неожиданным и массовым падежом, нагрянули к нему в гости, он устроил форменное побоище, которое прекратила только группа спецназа, целенаправленно тренировавшаяся для таких случаев. Вообще, просто погибнуть от рук спятившего мага считается большой удачей. Как правило, он организует смерть – врагу не пожелаешь. Чокнутый маг считается самым опасным существом после истинного лича.

Бутков прекрасно помнил этого капитана. Спокойный молодой парень с яркой белой аурой, хоть и чуточку темнил в разговоре, произвел приятное впечатление. Будет жаль, если диагноз подтвердится.

– Что-нибудь более существенное, чем показания иномирянки и следы в джунглях, на него есть? – поинтересовался генерал. – Если будем бросаться неподтвержденными обвинениями, вояки нас просто не поймут. Парень ежедневно рискует жизнью, а мы по мягко говоря странной причине хотим его изолировать. Должны же быть свидетели проявления его магического безумия.

– Водитель, который отвозил их в город, погиб на пятый день. У сопровождавшего его сержанта получить информацию не получилось. Моя вина, поторопились, не разобрались, что к чему. Мальчишка ненавидит нас лютой ненавистью. Во время Стодневной его взвод переправлялся через реку и попал под минометный обстрел. Разорвавшейся рядом миной парня слегка контузило, и он пошел ко дну. Товарищи успели его выловить, но уже без автомата. Рядовой эпизод, в котором один наш ретивый коллега усмотрел измену родине. После войны пацана еще долго мордовали в прокуратуре на предмет «а не продал ли ты автомат китайцам». Теперь он почувствовал изменившуюся роль армии и был наглым как обезьяна. Эзоповым языком объяснил нам, куда именно можем идти со своими вопросами.

– Даже так?

– Ага, сначала поинтересовался у нашего сотрудника, чем он занимался во время Стодневной. После чего предложил взять автомат, пойти в джунгли и отжать у тварей какой-нибудь бизнес. Потом выяснилось, Берсенев был у него в Стодневную командиром взвода. Не раз спасал жизнь своим подчиненным, в том числе и сержанту, поэтому как-то давить на него бесполезно.

Все еще сложнее. Парень – любимчик начальника гарнизона, который был у него начальником курса. Герой войны, участвовавший в обороне Северска. Оставшись старшим офицером батальона, принял на себя командование и с уцелевшими бойцами умудрился пробиться из окружения. За всю войну в его взводе не убили ни одного человека. Здесь тоже успел отличиться, как раз его группа отбила беспилотник. Среди вояк пользуется уважением. Имеет отличную подготовку, до недавнего времени командовал взводом противодиверсионной борьбы в ракетной дивизии. Беда в том, что по всем симптомам магического безумия он, похоже, действительно поехал крышей.

– Кого он немотивированно убил? – Бутков скривился, очень не хотелось ему лезть в эту армейскую «Санта-Барбару».

– Во-первых, в первые дни, когда шла интенсивная зачистка, его подразделение имело несколько боестолкновений с бандитами. Всех оставшихся в живых бандитов повесили. За что наш капитан получил от горожан кличку «Вешатель».

– Так много повесил?

– Нет, по сравнению с нашими спецами или мужиками из СОБРа он просто гуманист. Однако кличка появилась только у него. Кроме того, есть подозрение, что порезанный на кусочки прокурор края – его рук дело.

– Подожди, помнишь то дело, почти сразу после войны, с расстрелом следователя прокуратуры? Если не ошибаюсь, его фамилия Берсенев. Прокуратура потом дело закрыла в связи с отсутствием состава преступления.

– Так точно, это был его старший брат.

– Не знаю, по мне, так мотив более чем достаточный. А улики есть? Очень не хочется портить отношения с вояками из-за этого подонка, по которому петля давно плакала, а тут нас еще и избавили от грязной работы.

– Косвенные, – поморщился Плиев, – охранники перерублены пополам с помощью магии. Эксперты однозначно утверждают, что современными средствами боя сделать это так, как сделано, абсолютно невозможно. По нашим данным в бою за беспилотник несколько тварей были убиты схожим образом, разрублены напополам. Прокурорша, по предположению экспертов, убита ударом чугунной сковородки или аналогичным предметом, тяжелым, с плоской поверхностью. В доме нашлось несколько дюралевых сковородок с керамическим покрытием, которыми мышь трудно забить. Версия о том, что убийца принес сковородку с собой, не выдерживает никакой критики.

Однако, зная о новых способностях капитана, могу смело предположить, что убил он ее, просто отвесив оплеуху открытой ладонью. Следующее, сам прокурор перед смертью был подвергнут пыткам, его в прямом смысле рубили на куски уже нормальным оружием. Причем делали это с хирургической точностью. Один удар, у прокурора минус полсантиметра. А потом собрали по всему дому деньги с драгоценностями и запихали ему в глотку.

Очень показательная казнь. Его брат был отличным фехтовальщиком, ему все прочили большое спортивное будущее, если бы занялся спортом профессионально. Но это ладно, притянуто за уши. Главное, как он его убил! Берсенев – он же, ко всему прочему, христианский мистик: какой мерою мерите, такой и вам будет отмерено. Представляете, три килограмма драгоценностей в него запихал. Я готов поспорить на свои погоны, он его не просто убил, он его приговорил, а перед исполнением приговора спросил, принесло ли ему счастье убийство его брата.

– Прокурорская жена в сюжет не вписывается.

– Да, не вписывается. Но я думаю, он и не хотел ее убивать. Вы помните, насколько она была глупой бабой, всех, кто ниже по положению, считала полуразумной скотиной, а себя центром вселенной. Скорее всего, как обычно, начала, брызгая слюной, визжать про неблагодарное быдло, и капитан отвесил ей леща. Только чуть не рассчитал и прибил идиотку.

Прокурор, естественно, сдал подельников, и через пару дней частично порубленным на куски и с пачкой денег в глотке скончался директор тавропольского филиала «Экорамбус-банка». Вскоре точно такой же смертью погибли его зам, начальник отдела поддержки клиентов, еще десяток работников прокуратуры и один из программистов банка. Последнему относительно повезло, обошлось без пыток, просто получил пулю в лоб.

Еще момент, когда наши товарищи поехали зачищать в прошлом неприкасаемого наркоторговца господина Бероева, на месте его дома нашли одну оплавленную и потрескавшуюся бетонную коробку. Внутри не осталось даже пепла. Соседи утверждают, что пожар длился всего несколько минут. Наши эксперты только развели руками, по их мнению, температура горения была около трех тысяч градусов, то есть магний горел в струе чистого кислорода, потому и остались один камень и кое-где лужи расплавленного металла. Зато студентка с первого взгляда определила работу гранд-магистра огня.

И последнее, детектор лжи воспринимает всех иномирян, независимо от расы, как обычных людей. Во время прогона специально выводил на большой экран фотографию капитана, и полиграф совершенно четко показал – иномиряне из первой партии в ужасе от одного его вида. Все они абсолютно уверены, что он сумасшедший маг. Так что, боюсь, мы столкнулись с ранее неизвестной проблемой, которая со временем только ухудшится. Учитывая, что место его дислокации находится на нефтебазе, последствия могут быть катастрофическими.

– А как реагировала безногая? В первой партии была еще одна эльфийка, которая осталась у военных, что она?

– Безногая относится к нему с некоторой долей симпатии. На алтарь не потащили, всей группой не оттрахали. Наоборот, освободили, ошейник сняли, одели, накормили, спать уложили, на руках носили, на вертолете прокатили. Эльфийка, оставшаяся у военных, сейчас находится с капитаном на нефтебазе, там организована группа по типу моей. Пытаются понять, что такое магия.

– Да, задал ты мне задачку. – Генерал задумался, в принципе проблема решаемая. Не надо заламывать капитану руки, просто поговорить с Менгом, обрисовать ситуацию и попросить на время откомандировать им Берсенева. Так сказать, под наблюдение, лишь бы подальше от нефтебазы и людей. Если действительно съехал с катушек, отправить его в джунгли на ПМЖ, пусть тварей убивает, вроде у него это неплохо получается. А они его будут только боеприпасами снабжать.

В этот момент, предварительно постучавшись, в его кабинет вошел Дима.

– Сергей Иванович, только что в Шпаковке во время бурения с целью поиска воды на глубине сто семьдесят метров нашли нефть. Специалисты из Газпрома предполагают крупное месторождение, правда, у нас только маленький кусочек, основные запасы лежат дальше в джунглях, растянулись в сторону реки.

– Отлично. Слейте заинтересованным сторонам эту информацию и начинайте операцию «Исход». И договорись о встрече с Менгом и Лизерманом. Таймураз Петрович, в ближайшее время встречусь с армейским руководством и подниму твой вопрос. А ты мне скажи, как у гоблинов с демократией и прочей либерастией?


Таврополь, три недели после Столкновения

За дни, прошедшие с момента, когда их боевой зоопарк научился лечить разумных без летального исхода, много чего произошло. Разведка десантников нашла в джунглях настоящий город, полный тварей, предположительно из него координировались действия всех диверсионных отрядов в окрестных лесах. Штабные разработали план возмездия и устроили местным огненный апокалипсис, залив их городок самодельным напалмом. На видео, снятом с вертолетов, горело знатно, и, судя по картинке, магические способности в борьбе с пожарами не шибко помогали. Оно и понятно, когда то тут, то там рвутся реактивные снаряды с вертушек, наверное, не до борьбы с огнем.

Пока обитающие в городе твари собирались с мыслями – спасать себя или непосильным трудом нажитое барахло, – в дело вступили штурмовые группы десантников и спецназ комитета. Комитетчики захватили вооруженный пароход, охранявший фарватер, и высадились в порту. Быстренько перестреляли всех тварей, освободили рабов из числа людей. Загрузили их на все доступные посудины, стоявшие у причалов, и начали сплавляться вниз по реке, запалив на прощанье все, что могло гореть. Одновременно с этим десант высадился за городом и освободил людей из других рабских бараков, пригнал их на берег реки, где уже поджидала целая флотилия приватизированных судов. Короче, спланировано все было на высшем уровне и исполнено на пять баллов. Наглядный пример того, что бывает, когда профессионалам не мешают работать генералы и политики.

У гражданских тоже случилось знаменательное событие – во время поиска воды в Шпаковке нашли нефть. Причем на совсем смешной глубине. Пригнали парней из Газпрома, которые провели какие-то свои исследования и обрадовали жителей наличием у них под ногами конкретного весьма качественного месторождения. Единственный нюанс – основная часть нефти в джунглях, и за нее придется хорошо пострелять. В общем, как пошутил Менг, им всем выпала замечательная возможность почувствовать себя солдатами американской армии и принести демократию людоедам.

Непосредственно по их службе пока все шло штатно. Курсанты дежурили, патрулировали, учились, они соответственно организовывали, контролировали и обучали. Десять человек выписали из госпиталя, и те пополнили карликовую роту Игоря. Серега бдил, отслеживая, кто чем дышит. Со своей стороны Берсенев, чтобы хоть чуть сбить монотонность службы, организовал скоротечные увольнительные для местных товарищей – повидаться с родными и посмотреть, как оно вообще в городе. Тех ребят, которым некуда было идти, в несколько заходов смог вывезти на речку искупаться-постираться, благо никаких пираний и всяких жутких паразитов здесь не водилось. Разведка докладывала о наличии серьезных водных хищников по типу земных крокодилов и крупных змей, но хозяйственная деятельность современного человека в бывшем гоблинском поселке распугала всю живность на много километров вокруг. Как жаловался их знакомый вэвэшник, даже с рыбалкой стало совсем тухло. А ведь в первые дни после захвата любителям посидеть с удочкой попадались весьма значительные экземпляры.

Случился за прошедшие дни еще один не то чтобы неприятный, скорее, странный момент. Пока Берсенев был у командира, докладывал о результатах работы по исследованию магии, к ним на нефтебазу заявился мутный вьюноша из комитета. Ходил, чего-то вынюхивал, приставал к народу с расспросами, интересовался в основном личностью их нового ротного. Естественно, курсанты ничего путного сказать про Игоря не могли, но вывели на его бывших сослуживцев, Стрельченко с Большаковым.

Счастье таких товарищей еще с войны ненавидел со всем юношеским максимализмом. Был у него на фронте инцидент с утерей оружия – неприятно, конечно, но ведь война, всякое случается. И вот один товарищ решил, используя эту его оплошность, сделать себе карьеру, упрятав парня за решетку. Человека, который всю войну проторчал на передовой. Бывает и такое. После войны Игорь запарился пыль глотать, бегая по разным кабинетам и отмазывая своего подчиненного. В конце концов ему повезло встретить нормального мужика в больших чинах, которому оказалось не все равно, и дело закрыли. Но, как говорится, осадок остался. Не фиговый такой осадочек.

Понятное дело, после тех злоключений Вова послал товарища. Недалеко, всего лишь в ближайшие джунгли, нести гоблинам демократию. Комитетчик попался неопытный или просто дурной, попытался угрожать. И дело могло обернуться совсем скверно – для сотрудника комитета, естественно, – но вмешался старый мудрый Василич, сумевший сгладить острые углы и рассказавший очень много всего, но ничего конкретного. В какой-то момент до комитетчика дошло, что ему просто вешают лапшу на уши, и с обещаниями кар небесных, хлопнув дверью, он убыл к себе на Дзержинского. О шевелениях вокруг своей персоны Игорь доложил командиру, на что тот посоветовал не брать дурного в голову, пока в Демино стоит артиллерийский полк.

Еще из плохого – твари как-то умудрились проникнуть за периметр, протащить с собой тяжелое вооружение и пару личей. Подготовили засаду в конце взлетной полосы и смогли подловить на взлете Ан-3. Как у них получилось, никто так и не понял, ну а если и поняли, то до них не соизволили довести. Единственное, спустили по гарнизону приказ, где были еще раз разжеваны моменты организации караульной службы.

А в целом жизнь шла своим чередом, и вроде если не налаживалась, то как минимум устаканивалась. Только их задание по исследованию магии практически не двигалось с места. Нет, некие общие моменты и закономерности им понять удалось, и сам Берсенев уже мог совершенно спокойно швыряться простейшими заклинаниями. Светящийся шарик, язычок пламени, дуновение ветра. Появилось частичное понимание, откуда у всей местной магии ноги растут.

Все элементарные конструкции, из которых формировалось заклинание, являлись символами некоего древнего языка с графическим отображением наподобие иероглифов или рун. Когда одним символом выражается целое слово или понятие. Если Андрюха правильно понял эльфийскую малолетку, то язык этот уже был мертв тысячи лет и в разговорной речи не использовался, одни маги-теоретики применяли его в своих изысканиях.

Само заклинание плелось следующим образом: маг с помощью своей внутренней силы формировал в неком ойо нужную ему цепочку элементарных конструкций, образующих это самое заклинание. Потом наполнял собственной силой всю систему – и вуаля, колдунство заработало. Срабатывание прямо пропорционально зависело от количества собственной силы, влитой в структуру. А дальше шли сплошные нюансы. Например, сколько силы надо вливать в ту или иную структуру для достижения необходимого эффекта? Большинство заклинаний могли работать как в импульсном, так и в постоянном режиме. Или как работать с заклинаниями, где предусмотрена возможность управления? Тот же «огненный хлыст» Игорь мог сформировать на раз, но как заставить его двигаться, понимания пока не было.

Опять же собственную силу можно было использовать по-разному. Можно плести заклинания непосредственно из нее, четко представив всю конструкцию, тут же сформировав ее из энергии, затем активировав. Если четко представляешь структуру, то это самый быстрый и удобный способ. Однако у данного метода имелся существенный недостаток, надо было иметь прекрасную память, развитое пространственное мышление и четко работающую голову. Воспроизводимые в воображении руны сами по себе являлись достаточно сложными трехмерными объектами, а их требовалось в строгой последовательности соединить с другими аналогичной сложности. Так что конечная структура получалась весьма непростой. И попробуй представь ее без ошибок в своем сознании, когда ты в бою.

Дабы упростить себе жизнь, большинство магов использовало, если можно так выразиться, комбинированный способ формирования заклинаний. Использовали в дополнение жесты и слова. Не абы какие, а опять же подкрепленные расходом внутренней силы. Тут также имелись свои нюансы, как правильно вставить такие элементы в структуру, но, видимо, это составляло трудность исключительно для землян. Например, девочке было значительно трудней задействовать первый способ, на сложных структурах она частенько сбивалась. Поэтому большинство заклинаний строила комбинированным методом.

Но по большому счету это им ничего не давало. Полностью отсутствовало понимание самой физики процесса. Что такое это ойо? Понятно, что некое поле, но вот его природа так и оставалась загадкой. Также оставались непонятными способности самого Игоря. В отличие от местных, весь его скромный магический арсенал работал без формирования каких-либо структур. Просто есть, и все.

Параллельно с практическими исследованиями они начали активно собирать статистику по гражданам с возможными магическими способностями. Тем, которые светятся. Вспомнив о наличии старшего лейтенанта Петечки с прокаченным скиллом программирования, посадили за работу, от него требовалась несколько специфическая база данных. Предполагалось, что, составив весьма подробную анкету с кучей разнообразных вопросов, затрагивающих максимальное количество аспектов прошлой жизни анкетируемого, они смогут выявить некоторую закономерность в получении этих самых магических способностей.

Дабы ускорить процесс и охватить как можно больше населения, решили привлечь административный ресурс в лице Менга. Он в приказном порядке обязал всех потенциальных магов из числа военнослужащих ответить в кратчайшие сроки. Кроме того, доложил начальнику о странностях с оружием, которое создал учитель, и неком сообщении, которое он им столь любопытным образом передал. Командир заинтересовался, оказывается, в свое время учитель сделал подарок и ему. Охотничий нож, который сейчас лежит где-то в гараже. Обещал найти его, не откладывая.

Еще доложил о полном успехе в деле исцеления местных тварей и своей готовности вернуть в строй всех раненых. Данные направлены начальнику медицинской службы. Менг подумал-подумал и дал добро. Оказывается, пришли данные анализов, он сам знает какие. Первоначальные выкладки Лисицына полностью подтвердились. Только лечить просьба не всех сразу и под контролем врачей из госпиталя, тамошний народ он предупредит. Приступать – по готовности. И думать, думать над тем, что значат эти «15:13».

Дело решили не откладывать в долгий ящик. Собрались Игорь и Доктор Смерть как главные специалисты, Серега как самый любопытный, а Токарева посадили за пулемет, который установили на крыше уазика. Скинули маршрут движения в штаб, предупредили блокпосты по ходу движения и выдвинулись. Быстро проскочили практически пустой проспект Кулакова, у ботанического сада обнаружили следы недавних работ. Для постройки водовода демонтировали прежнюю трубу, которая шла как раз по границе ботанического сада и парка Победы. Спокойно доехали почти до перекрестка с Доваторцев, когда Игорь почувствовал в парке чью-то смерть. Сосредоточился на ощущениях. Ага, есть контакт, совсем рядышком голубчики.

– Серег, тормозни. Похоже, здесь дело по твоей части, в лесу два гражданина и вроде как один только что убил второго.

– Предлагаешь проверить? – Игорь кивнул. – Тогда так. Николай Владимирович, садитесь за руль и выезжайте на Доваторцев. – Сергей переключился на Токарева: – Саня, тебе смотреть в оба, кто из парка выскочит, мордой в асфальт, будет сопротивляться, стреляй на поражение. Думаю, мы его сейчас как раз на тебя и выгоним.

Вообще, парк Победы – это бывший лес Круглый. Возможно, много лет назад так оно и было, говорят, всю Тавропольскую возвышенность покрывал лес. Но кто же теперь скажет точно! Точно было одно – именно эта часть парка оставалась практически нехоженой. Имелась пара тропинок вдоль дороги и в облагороженную часть, на сем все. Фактически кусок леса в центре города. Без сомнения, не самое удачное место для убийства, но в современных условиях труп не скоро найдут.

Новые способности четко подсказывали капитану направление и, к его удивлению, второй товарищ был все еще на месте. Труп, что ли, прячет? Кроме странного поведения их цели обнаружил, что давненько он дома не был и многого о родном городе не знает. То, что раньше помнилось ему практически диким лесом, оказалось конкретно загажено гражданами. Взгляд постоянно натыкался на осколки стекла, пластиковые бутылки и прочие отходы человеческой цивилизации. Возрадуйся, новый мир, вдобавок к кровавым жертвоприношениям тебе придется познать еще и земных идиотов. Сколько ни пытались сделать из человека человека, а он все одно стремится вернуться в животное состояние. Даже у свирепых имперцев ничего не получилось.

– Да, твоим способностям не хватает конкретики, – усмехнулся Серега, опуская автомат.

Они пришли на место. На крохотной поляне действительно находились два человека, только не убийца и его жертва, а две жертвы, одной из которых еще можно было помочь. Кто-то притащил сюда двух мужиков и подвесил их головой вниз, предварительно сделав пару маленьких надрезов на шее, чтобы побыстрей отошли. Если учесть, что в тавропольских лесах у девяноста девяти процентов деревьев нижние ветки начинаются метров с четырех-пяти, этот кто-то очень сильно их не любил.

– Подожди-подожди, – придержал его Серега, – сдается мне, этим товарищам здесь самое место. И форма возмездия вполне соответствующая.

– Твои клиенты?

– Не, я больше по убийцам, а простые подонки у нас под уголовное преследование не попадают. Вот этот, – Серега подошел к покойнику, – самый известный гаишник в городе. – Увидев недоуменный взгляд Игоря, пояснил, что мент гаишнику не кент. – Человек без преувеличения замечательной судьбы. Помнишь, когда толерасты школу в Беслане захватили? Так вот, грузовик с бандитами проехал через пост, которым этот товарищ командовал. И по счастливой случайности, а может, и не случайности, он в тот день отсутствовал на дежурстве. Впоследствии все его коллеги, дежурившие тогда, померли при странных обстоятельствах, а этот дотянул до сегодняшнего дня.

У нас же прославился совершенно гнусной историей. Сынко вот этого мерзавца, – ткнул стволом автомата в еще живого товарища, – на пешеходном переходе у семнадцатой школы сбил девочку. Уже не помню подробностей, но по закону подлости искусственной крови в городе не оказалось, и обычной, нужной ей группы, не нашлось. Нашлась она в Невинномысске, и то немного. И тут снова прокол, под Железноводском лес горел, и все вертолеты спасателей работали там.

Короче, поехал отец девочки на своей машине, фиг ли тут до Невинки, тем более что народ договорился с гайцами, все люди, все всё понимают, ему по всей трассе зеленый коридор, в Кочубеевском районе вообще сопровождение выделили. Долетел, забрал, метнулся обратно. Все хорошо, но на въезде в город наткнулся на эту тварь, – стволом ткнул в покойника, – че в башке у него было? Может, не предупредили, у городских гаишников другое подчинение, может, власть свою хотел показать, тормознул он мужика и начал ему мозги полоскать. Нарушаете, превышаете, да я вас сейчас прав лишу. Мужик соответственно – дочка умирает, кровь везу, на тебе денег, только отстань.

Товарищ ему и заявляет: кровь, говоришь, ну-ка покажи. Мужик без задней мысли достал контейнер, где пакет с кровью, открыл, показал. Эта сука вытащила нож и тыкнула в пакет. Все, песец, материал в мусорку. У мужика помутнение рассудка, и он отоварил гайца этим контейнером по башке. Видя нападение на сотрудника и заляпанный кровью асфальт, с поста выбежали коллеги и расстреляли мужика из автоматов. Того с пятью пулевыми ранениями доставили в больницу, благополучно вылечили и по выписке сразу повезли в суд. А дочка без крови умерла. Судил же мужика вот он, – ствол автомата вновь переместился на еще живого, – за нападение на сотрудника при исполнении, десять лет.

– А разве так можно? – удивился Игорь. – Там же конфликт интересов, или как это по-вашему, по-юридически называется?

– Барсик, это тебе не столица, где стараются хотя бы видимость законности соблюсти. Здесь председатель краевого суда на одном из совещаний выдал нетленную фразу: «Закон имеет рекомендательную силу».

– Не знаю, с точки зрения здравого смысла он, конечно, не прав, но согласно букве закона вроде все верно. Нападение на сотрудника было? Было. А то, что сам сотрудник мразь, так это законом не регламентируется. Что ему оставалось делать?

– Нет, ты еще всю историю не знаешь. Сыночку своего он отмазал от всего. Наши хреновы эксперты нашли у девочки редкое генетическое заболевание, от которого она и умерла, а вовсе не от того, что одному мерзавцу плевать на правила, и он решил устроить кармагеддон в реальности.

Ну, это так, наверное, самое мелкое его дерьмо. В прошлом году две малолетние дуры нашли себе приключений на задницы и остальные части тела. Групповое изнасилование, тяжкие телесные, свидетели, вагон улик, уголовное дело толще, чем вся большая имперская энциклопедия. Но в деле один нюанс, фигуранты правильной национальности. Диаспора пришла, пошепталась, всем два года условно. И так во всех его делах. Сколько он барыг отпустил, никто и не считал.

Доходило до откровенного маразма. Завелся у нас один борец с режимом, срыватель покровов и выводитель на чистую воду. Самое смешное, даже работал не за чьи-то бабки, а исключительно по зову сердца. Реальный такой борец за идею. Ну, ты же знаешь, какая у нас власть, ей все пофиг. Так бы и дальше продолжалась, он бы клеймил, власть показывала бы на него пальцем и говорила про свободу слова. Но тут он настрочил репортаж про дачку архиепископа, типа последний буковый лес извел, подлец. А тот возьми да обидься. Три года общего режима.

– Нормально, – капитан покачал головой, – ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. Прям дословно исполнилось.

– Это ты сейчас от себя или опять Евангелие цитировал?

– Его, от Матфея, глава седьмая, если память не изменяет.

– Как интересно, надо будет на обратном пути крюк сделать, заскочить к тебе или ко мне домой. Появилась у меня одна идея, но для проверки ее жизнеспособности потребуется Библия.

– Да не парься, в госпитале наверняка найдется. Последние годы по всем вооруженным силам религия насаждается со страшной силой.

Уже выйдя из парка и с