Book: Вселенная для Властелина



Вселенная для Властелина

Наталья Прутова

Вселенная для Властелина

Пролог

Он висит посреди пустоты. Никто в нигде. Один. Опять. Ну почему он вспоминает все только когда уже поздно что-либо менять? Тогда, в самом начале, забрать у себя память о конечной цели всех его усилий, показалось ему таким правильным, а теперь он раз за разом вынужден следовать своим же решениям. Он снова погружается в пучины одиночества, сил и желания начинать все снова просто не осталось. Но что-то мелькает на краю его сознания, эхо грядущих событий…яркая серебряная звезда и свернувшийся вокруг нее Золотой Дракон в его бесконечном нигде. И в нем вспыхивает Надежда.

— Вы готовы, Властелин? — Спрашивают его Аудиторы. Чертовы Стражи Порядка, которых он создал в начале времен, чтобы не дать себе свернуть с раз и навсегда избранной разумом дороги.

— Да, — говорит он трем теням, — но в этот раз все будет совсем по-другому.

— Властелин, мы не можем вам этого позволить. Вы сами дали нам соответствующие полномочия.

— Я помню. Но кое-что изменилось, — говорит он и начинает создавать все заново.

Глава 1. «Медовый месяц или не все перемены к лучшему»

Первое Отражение, Франция, замок Бражелон, 1639 год

20 лет спустя

— Макс, а Макс?

— Тссс.

— Да ладно тебе! Нас это не спасет. Может, лучше поговорить сначала с Дианой?

— Сдурел? Ни в коем случае! Нам надо добраться до Кристофа первыми. Он же мужик и нас поймет… я надеюсь.

— Хорошо тебе говорить, он тебе всегда все прощает! А я опять отдувайся за обоих?

— Дом, ну хватит! На этот раз я все возьму на себя.

— Все не надо, только вину и наказание. А с остальным все равно нам придется лично разбираться. — Тяжело вздохнул Доминик и вздрогнул, почувствовав на своем плече холодную руку. — Макс, можешь начинать.

— Ты это о чем? — Спросил Князь, оборачиваясь, и тут же принял отточенный за двадцать лет вид невинного младенца. — Кристоф! Как я рад тебя видеть, братишка.

— Да что ты говоришь? — Недобро усмехнулся граф, второй рукой прихватывая Князя за ухо и заталкивая обоих в ближайшую комнату. — Почему вы крадетесь по коридору словно воры? Что вы натворили на этот раз?

— Кристоф, да ничего такого страшного не произошло, правда! — Макс преданно смотрел на друга, лихорадочно соображая, как донести до него последние новости.

— Если ты прямо сейчас не скажешь, я позову Диану, и объясняться будете уже перед нами обоими.

— Нет, стой, подожди. Не надо торопиться, я тебя умоляю. Тут такое дело, эммм…

— Доминик, может у тебя получится более вразумительно? — Кристоф перевел взгляд на второго подельщика и понял, что дело, о котором они никак не могут ему рассказать, действительно из ряда вон. Очень интересно! Обычно сначала они бежали к Диане, и только заручившись ее поддержкой, шли сдаваться ему.

— Макс, я тебе это припомню! Короче, все дело в том, что за то время, пока мы развлекались в шкуре Дракона, произошли некоторые непредвиденные события. Эммм…и сейчас Охотники выясняют масштабы, так сказать эммм… — Доминик никак не мог выдавить из себя окончание предложения.

— Кристоф, эти два обормота пытаются тебе сказать, что когда они шлялись по Отражениям в виде Драконов, то, конечно же, спали с красивыми девушками направо и налево. — Раздался веселый голос Дианы и она материализовалась в руках графа.

— Ну и что? Это было понятно с самого начала, они и без шкуры Дракона бы спали, — недоуменно посмотрел на нее он, прижимая ее к себе.

— Ага, только вот подумать о том, что девицы могут забеременеть, никто из них не удосужился, — ехидно закончила Диана.

— Не правда! Мы всегда об этом думаем, нечего на нас напраслину наводить, — возмутился Дом, — вот только наши способности к контролю над эмм… рождаемостью, почему — то не работают, когда мы слишком долго находимся в виде Драконов или сразу после превращения… мы так толком и не поняли.

— Тааак, а сегодня вы случайно об этом узнали, и теперь Изабель выясняет, сколько детишек вы успели наплодить в Отражениях? — Как всегда в подобных случаях, подвел итог Кристоф.

— Почти так. Охотники вчера наткнулись на одну из девиц с весьма странным способностями, расспросили ее как следует о родителях и выяснили эту неожиданную штуку. И тут же сказали нам. — Макс поежился, вспоминая.

— И по старой памяти все еще не сдали вас Изабель? — Уточнил Кристоф.

— Ну да, сегодня к вечеру они проверят все Отражения и скажут нам результаты. — Мрачно добавил Дом.

— Мда, господа, в этот раз вы действительно отличились, — улыбаясь, сказал граф, и Макс недоверчиво прищурился.

— А чего это вы улыбаетесь? Я думал, вы нас с Домом на кусочки порвете!

— А зачем? — Рассмеялась Диана. — За нас это сделает Изабель. И потом, вы же теперь будете папашами, а это само по себе жуткое наказание. К тому же, мы столько времени потратили, придумывая способ восстановить род Золотых, что теперь рады увидеть результаты.

— Что? — Макс в шоке смотрел на безмятежную парочку. — Так это вы во всем виноваты? Да я вас обоих просто уничтожу! Нашли, блин, самцов-производителей!

— Спокойно, друзья! — Кристоф увернулся от запущенной Домом статуэтки и выпустил Диану из рук.

— Друзья? Да мы вам сейчас такое устроим! Экспериментаторы чертовы! — Макс был в бешенстве. То есть, он хотел быть в бешенстве, но его уже распирал смех и, как ни странно, облегчение. Они переглянулись с Домом и, как всегда, поняли друг друга с полувзгляда. Отработанное годами совместных приключений движение — и Диана замотана в сдернутые с кровати простыни и прижата к могучему телу Князя, а Доминик стоит рядом с обнаженной шпагой.

— Развлекаетесь, папаши? Ну-ну. — Услышали они мрачный голос Изабель, и Макс поспешил перевести стрелки.

— Дорогая, мы с Домом тут вообще ни при чем! Это все Диана и Кристоф! Я серьезно, не надо на меня так смотреть.

— Ну да, скажи еще, что и с девицами тоже они спали! — Недобро прищурилась на него Творец и перевела взгляд на притихшего Доминика. — А ты что скажешь, звезда моя?

— Эм, послушай, все не так, как ты думаешь!

— Да что ты говоришь! Если найдется хоть один ребенок в возрасте десяти лет, тебя не спасет даже Странник, ты это понимаешь? — Изабель подошла к нему и крепко ухватила за шею. Доминик сделал любящее лицо и, быстро убрав шпагу в ножны, прижал ее к себе.

— Я не настолько сумасшедший, чтобы изменить такой прекрасной женщине, как ты без твоего ведома. — Преданно глядя ей в глаза, сказал Дом, отчаянно надеясь, что детей не будет. Он поднял глаза на Макса и тот на секунду прикрыл глаза, обещая, что в крайнем случае прикроет.

— До выяснения всех деталей, количества и возраста ваших детишек, ты будешь рядом со мной. — Сказала Изабель.

— Конечно, буду только рад. — Подтвердил Дом и они исчезли. Диана в недоумении смотрела на происходящее.

— И что это было, а Макс?

— Эм, это длинная история.

— А мы никуда не торопимся, — сказал Кристоф, поднимая любимую на руки, перемещаясь в спальню и укладываясь на спеленатой Диане на постели. Макс обреченно выдохнул и сдал друга с потрохами.

— Как вы помните, мы с Изабель замечательно отметили ваше возвращение, но через пару месяцев я понял, что начал привязаться к ней слишком сильно.

— И ты сбежал.

— Конечно! Я не хочу страдать, как Доминик! А десять лет назад на одном из наших праздников я застал его и Изабель, изливающими друг другу душу. Они ведь одинаковые: у обоих истинная любовь живет с другим, только у него надежды на будущее нет, а у нее есть. Слово за слово и они исчезли утешать друг друга.

— И занимаются этим вот уже десять лет?

— Не совсем, но что-то типа того, — улыбнулся Макс, — у них очень странные отношения, которые осложняются еще и тем, что Дом переплюнул меня как любовника, и она считает его самым лучшим. Чего вы ржете? Я это случайно узнал, потом целый месяц пришлось свою ущемленную гордость восстанавливать! И вообще, Диана, скажи спасибо, что я ей Кристофа не сдал.

— Спасибо тебе, Макс, ты настоящий друг, — рассмеялась она, — ты был оченьпредусмотрителен. Я страшна в гневе и оторвала бы ей голову, несмотря на то, что она Творец.

— Я так и понял. Кристоф, слушай, а что мне теперь с детьми-то делать? Я же никогда не планировал быть отцом! Я..-начал было Макс, но увидел, что граф увлеченно целует жену, и понял, что серьезный разговор придется отложить. — Вот ведь! Двадцать лет женаты, а все туда же! Эй, ау! Я вернусь, как только получу информацию от Охотников, и мы поговорим, чем бы вы ни занимались, слышите?

— Слышим, слышим, проваливай уже. — Почти простонала Диана, следя за сильными пальцами мужа, растворяющими простыню и одежду на ее теле. Макс поежился от накативших на него отзвуков их желания и свалил к своей очередной любовнице.

— Ты прекрасна, родная, — лукаво улыбаясь, прошептал Кристоф, целуя ее в ключицу и спускаясь все ниже, — в свои сорок ты выглядишь на двадцать.

— Одно из преимуществ Высшего это практически вечная жизнь и, что немаловажно, вечная молодость, — как можно серьезнее ответила Диана, — я надеюсь, дорогой, что в свои несколько миллионов лет, ты сможешь закончить то, чем мы сейчас собираемся заняться, и не рассыплешься от старости звездной пылью прямо у меня в руках?

— Я тебя не подведу, — рассмеялся он ей в живот, и теплая волна накрыла ее с головой. Как всегда. — Всем нам четверым всегда будет столько, сколько было, когда Творец освободила наши тела от ее власти. Это мой маленький подарок.

— Ты всегда умел делать необычные и, главное, полезные подарки, любимый, — ласково улыбнулась Диана и тут же забыла обо всем под его чуткими пальцами и губами.

«Он висит посреди пустоты. Никто в нигде. Один. Опять.

— Родной мой, ты больше никогда не будешь один. Я же обещала. — Слышит он любимый голос и чувствует лучи тепла и света, разгоняющие мрак и одиночество.

— Братишка, ты опять за свое? Мы не дадим тебе ни малейшего шанса сбежать от нас, куда бы ты ни направлялся. — Добавляет веселый голос и к нему, расправив крылья, по расходящимся от серебряной звезды лучам скользит Золотой Дракон.

— Как хорошо, что вы у меня есть. Я так люблю вас обоих, не отпускайте меня далеко.

— Никогда!

Он облегченно вздыхает, чувствуя ее бесконечную любовь, его преданность и дружбу и их непоколебимую веру в него, и одиночество отпускает, сменяясь радостью и желанием жить».

Макс открыл глаза и тут же потерялся в тоскливых серебряных озерах в глазах Дианы. Он лежал, крепко обнимая их, благо супруги практически слились в одно, а длины его рук всегда хватало на них обоих.

— Спасибо, что пришел, Макс, — прошептала Диана, целуя теплеющее лицо Кристофа.

— Ты так говоришь, будто я мог поступить иначе!

— Простая вежливость, братишка. Это уже третий раз за последние полгода. Похоже, нашему беззаботному существованию пришел конец.

— Я так и понял. Еще бы знать, что все это значит! Такой жуткой жути, в которой Кристоф болтается в этих своих воспоминаниях, я не видел никогда.

— Вот и я о том же. Даже Властелином Создателей он не был таким отчаявшимся, я это точно знаю. Знаешь, я всегда думала, что прервать затянувшийся медовый месяц нас вынудят только наши враги, но..

— Так, что происходит? — Вмешался в разговор пришедший в себя Кристоф. — Макс, почему твои руки лежат на прекрасной обнаженной спине моей жены? Ты хочешь, чтобы я их тебе оторвал? Быстро их убрал… хотя бы на меня.

— Хорошо, хорошо, не ворчи. — Рассмеялся Князь, перемещая конечности на мускулистое тело друга и с облегчением чувствуя, что тот практически пришел в себя. Подумал, накрыл супругов тонким одеялом и снова прижал обоих к своей широкой груди. — Так пойдет?

— Да, так гораздо лучше. А теперь объясните, почему ты, Макс, обнимаешься с нами обоими сразу, а ты, любимая, держишь меня так, будто я сейчас исчезну.

— Ты помнишь, что было в твоем сне только что?

— Эм… а что, мне снился какой-то сон? — Кристоф увидел, как Диана безнадежно посмотрела на Макса, и почувствовал, как сжались сильные мышцы груди друга за его спиной. — Так, хватит истерить. Что случилось?

— Хорошо, уже третий раз за полгода ты погружаешься в какой-то жуткий кошмар и превращаешься в айсберг в прямом смысле слова. Всей любви Дианы не хватает, чтобы отогреть тебя снова. Я ей помогаю. — Объяснил Макс.

— Ого! А почему я узнаю об этом только сейчас?

— Мы думали, ты знаешь, что происходит, только нам не говоришь.

— Понятно. А что я там во сне делаю?

— Болтаешься в жутком нигде, совершенно никакущий. Диана находит тебя, отогревает, а я помогаю ей вернуть тебя домой.

— Мда, звучит не очень. — Кристоф задумчиво поцеловал любимую. — Радует одно, я всегда был уверен, что ты меня отыщешь где угодно, родная.

— Не хочу тебя пугать, но когда ты висишь там, ты об этом не знаешь. И мне очень сложно тебя найти в этом ужасном месте. — Диана ласково провела рукой по его волосам. — Судя по всему, нам снова пора в дорогу, великий и загадочный.

— Да, каникулы закончились. — Кристоф развернулся в объятиях Макса и лег на спину, положив Диану на себя. Посмотрел в зеленые глаза друга. — Я так понимаю, что ты с нами?

— Конечно! Даже не думай оставить меня на обочине только ради моей безопасности. За столько лет я выучил все твои благородные глупости наизусть, — улыбнулся ему Макс.

— Ты знаешь, с чего надо начинать? — Спросила Диана.

— Очень примерно. Думаю, начнем с самого простого.

— Ага, и что это?

— Я должен собрать себя снова, моя попытка увильнуть не удалась. А самое простое существо, которым я был, это Странник.

— Макс, ты это слышал? Кристоф, у тебя звездная болезнь! Между прочим, Странник самое легендарное и могущественное существо во Вселенной, ты не забыл?

— Нет, просто тех, кто помнит, кем был и что мог Властелин Создателей, уже нет в живых. К тому же, я старался не сильно светиться, когда был им. Ну, я имею в виду, чисто теоретически.

— Понятно. Ты главное про нас не забудь, когда снова станешь мега монстром, дружище, — улыбнулся Макс, поцеловал в висок, на секунду прижался к нему еще сильнее и переплел пальцы с его.

— Ни за что. — Абсолютно серьезно сказал Кристоф и сжал их единый кулак на спине любимой. Втроем они смогут сделать все, что угодно.

— Вот и отлично. — Повеселел Князь и с неохотой выпустил их обоих из рук. — Когда стартуем?

— Что-то ты слишком торопишься, а Макс? — Ехидно глядя на него, сказала Диана. — А как же твои дети?

— Слушай, я не знал об этом ничего почти двадцать лет! Чего ты от меня хочешь? Чтобы я превратился в любящего папочку? Я бы на их месте послал такого папашу далеко и надолго!

— Полагаю, они так и сделают. Но ты же должен за ними присмотреть и, как минимум, отправить их на обучение к Золотым! Устроим из Отражения Артура детский сад для молодых Драконов. — Улыбнулся Кристоф.

— Слушайте, ну я вас вообще не понимаю! Почему вы так довольны, что у меня и Дома есть дети?

— Это же очевидно! Вы оба абсолютно исключительные личности, но при этом Доминику не нужны дети ни от кого, кроме меня, а это, по понятным причинам, невозможно. А ты вообще совершенно мерзкий тип и не желаешь искать свою любовь. Вы оба были очень осторожны, несмотря на огромное количество девиц вокруг вас. Мы не могли позволить пресечься вашим линиям и немножко вмешались. Прости. — Без капли сожаления в голосе пояснила Диана. — Мы же не стояли над вами каждый раз, просто понадеялись, что однажды какой-нибудь девице повезет… или не повезет. Смотря с какой стороны посмотреть.

— Я вам это еще припомню, генетики чертовы! Ладно, с этим понятно. Охотники обещали быть к восьми вечера, так что советую вам одеваться и не смущать бедных парней. У них до сих пор при виде вас глазки масляными становятся.

— У нас есть еще парочка принципиальных вопросов, которые мы должны обсудить до общего собрания, — сказал Кристоф пару минут спустя из недр гардеробной, по привычке одеваясь в одежду, а не создавая ее прямо на себе. — Диана, ты мне не поможешь? Не могу найти тут кое-что.

— Э, нет, — Макс перехватил принцессу на полпути, — вы оттуда и через два часа не вылезете.

Она только недовольно вздохнула и смирилась.

— Какие вопросы, Кристоф?

— Что мы будем делать с Домиником и Изабель? — Граф вынырнул из гардеробной уже полностью одетым. — Уже можешь отпускать Диану, злодей, ты мне весь настрой сбил.

— А нечего! У нас теперь настоящих дел полно. Так что там с этой горячей парочкой?

— Как только они узнают, что мы собираемся свалить из нашей любимой звездной системы, то тут же увяжутся следом.

— Кристоф, я бы очень хотел, чтобы Доминик был с нами. Он мой лучший друг, да и без Дианы он зачахнет, это я тебе точно говорю. — Макс скрестил пальцы за спиной на удачу. Оставлять Дома без приключений и без возможности видеть любимую, ему не хотелось совершенно.

— Хороший мой, хочу напомнить, что он гениальный изобретатель и штурман. И верный товарищ, а нам нужна будет поддержка. — Диана жалобно смотрела на невозмутимого мужа. Граф помучил их пару минут и рассмеялся.



— Я так и знал, что вы ни за что не оставите его на Земле. Хорошо, дальше по списку идет Изабель.

— А что с ней? Она же не может покинуть эту систему. Будет сидеть здесь и ждать от нас вестей. — Насторожился Макс.

— На самом деле, в тот день, когда ее сердце начало биться ради Нуми-Торума, она освободилась. Я только немного помог ему.

— Ему? Кому?

— Высшему Лорду.

— Кристоф, если ты немедленно все не объяснишь, мы с Максом тебя задушим прямо здесь.

— Давайте все по порядку, а? Мне все равно придется рассказывать эту историю, так что подождем всех, чтобы не повторяться.

— Конечно же, она летит с нами!

— Тогда на кого мы оставим все хозяйство?

— За Изабель будут Охотники, а за тебя Амарин. Ты же умудрился протащить его в Реальный мир, так что пусть работает. И потом, ты же задумывал его как самого продвинутого Дракона из всех, пришло ему время отрабатывать свой титул. — Легкомысленно поделил власть над миром Макс и прислушался. — Ага, к нам гости. Предлагаю спуститься в библиотеку и начать военный совет там.

— Ты иди, мы тебя догоним. — Глядя на друга честными глазами, сказал Кристоф, одновременно прижимая Диану к себе.

— Щасс, размечтались. Мы на пороге самого великого приключения моей жизни и теперь я не дам вам ни минуты покоя, понятно? Марш из спальни!

— Ты вредный старикашка, Макс. — Проворчала Диана и направилась к двери.

— Я мужчина в полном расцвете сил, понятно тебе? И собираюсь оставаться таким еще очень и оченьдолгое время.

Полчаса спустя, в библиотеке Бражелона начался военный совет.

— Ну что же, начнем с самого простого, дамы и господа. — Открыл заседание Макс, когда-то давно единогласно назначенный Самым Главным.

— Во-первых, Диана, иди сюда и сядь рядом со мной. Все мы знаем, чем заканчиваются наши советы, если вы с Кристофом больше часа сидите вместе в одном кресле. Сегодня у нас есть действительно важныедела. — Он проследил, как принцесса устраивается рядом с ним, и довольно прищурился. Какая хорошая девочка!

— Во-вторых, Светлый, тебе слово. Сколько детей вы насчитали?

— Макс, ты прямо настоящий командир. И откуда что берется! — Усмехнулся Охотник. — На самом деле все не так страшно, как казалось вначале. У тебя дочь, ей 18, и сын, ему 14. Доминик, у тебя только сын, ему 19.

— Уф, камень с души, честное слово! — Не удержался от комментария Дом и увидел, как недовольно поморщилась Диана. Об их с графом экспериментах Макс ему уже рассказал. — Что, обломилась ваша идея семенных быков-производителей? Так вам и надо! Лучше бы сами детей завели и развлекались в свое удовольствие!

— Забей на них, Дом. Они слишком любят друг друга, поэтому из них вышли бы отвратительные родители. — Добродушно заткнул его Макс. — Что будем с отпрысками делать? В ближайшее время я за своими присматривать не смогу.

— Это еще почему?

— Меня здесь не будет.

— Очень интересно, — насторожился Дом и задумчиво обвел взглядом комнату.

Драконы, Изабель и Охотники в недоумении. Макс улыбается, но тщательно скрывает тревогу. Диана лукаво и открыто смотрит ему в глаза, маскируя боль, как в старые добрые времена. Что? Боль? Снова? Кристоф слегка надменен и абсолютно спокоен. Абсолютно спокоен?

Доминик встал со своего места, подошел к графу и остановился прямо напротив него.

— Я пока не знаю, что происходит, но на Земле я не останусь. Ты это понимаешь? — Спросил он, глядя в ставшие черными глаза Кристофа.

— Да, не останешься. За тебя горой и Диана, и Макс.

— И ты.

Закончил за него Доминик, понимая, что Кристоф никогда не скажет этого вслух. Но за столько лет, что они знакомы, он научился понимать его даже по молчанию. Как и все, кто собрался в этой комнате сегодня. Глаза графа сверкнули улыбкой, и Дом понял, что угадал. Улыбнулся в ответ и спокойно уселся на свое место. Он так долго ждал, когда же они снова рванут на поиски космических неприятностей, что теперь был счастлив. Наконец-то, у него появилась работа! Надо привести в порядок Летучий Голландец, переделать в нем кое-что…

— Доминик, — услышал он веселый голос Кристофа и очнулся, — прежде чем ты начнешь выпытывать у меня секрет моего супер топлива, и ломать наш звездолет, тебе придетсяпознакомиться со своим сыном и убедиться, что все у него будет отлично.

— Хорошо, зануда. А когда ты мне расскажешь про топливо? Холт говорил, что под него надо всю систему…Что вы смеетесь! У меня уже руки чешутся, давайте уже быстрее решать и за дело. Сидим тут, как в болоте, а меня там ждут мои будущие космические фанаты.

— Тебе не дает покоя твой звездный вечер в том баре на Саматагоре? Так бы и сказал! — Рассмеялась Диана.

— И это тоже! Тем более, что я вызываю законное недоумение моих коллег по шоу бизнесу, оставаясь в 48 таким же, как в 28! Пора мне заканчивать свою карьеру здесь и переходить на более высокий уровень.

— Да уж, я и забыл, что ты у нас великий актер, Дом. — Улыбаясь, сказал Макс. — Возвращаясь к делам. Поступило предложение сделать из Отражения Артура заповедник для молодых Драконов. Золотые, вам крупно повезло, теперь помимо ваших близнецов, вам придется воспитывать еще троих.

— Очень интересно, — прищурился Ариэль, — почему-то мне кажется, что выбора у нас нет?

— Ага, только у тебя и Арабеллы есть опыт укрощения подрастающих Драконов.

— Это ты правильно сказал про укрощение. Нашим сейчас по 16 и это просто кошмар. — Подтвердила Золотая. — Может, вы расскажете, что происходит?

— Кристоф хочет побывать в местах былой славы, проверить, как там дела, вспомнить кое-что. Ничего серьезного, просто развеяться. — Беззаботно сказал Диана и увидела, как изменились лица присутствующих. — Ну хорошо, хорошо. Просто пришло время заняться отложенными на неопределенный срок делами. Мы итак спокойно ловили кайф подозрительно долго. За столько лет за нами даже кодароны не пришли!

— И теперь вы собираетесь разворошить осиное гнездо? — Иронично спросила Изабель, с ужасом думая о том, что скоро опять останется одна.

— Диана не даст мне узнать все, что я хочу, тихо и без разборок, — улыбнулся ей Кристоф. — Изабель, не смотри на меня так, ты едешь с нами.

— Что?

— Тебе тоже пора. Ты дала Тору достаточно времени, чтобы он проявил благородство по отношению ко всем, кто его окружает. Я вижу, что Высший Лорд держится из последних сил и отчаянно мухлюет с вероятностями, пытаясь совместить несовместимое. Он делает почти те же глупости, что и я, когда бегал от Дианы, пора это прекращать.

— Что ты сказал? — Изабель в полном шоке смотрела на Кристофа, — Тор меняет вероятности!?!? Но это же могут делать только Принцы и Повелители Создателей! Ну и Общий Разум, понятное дело.

— Да, а еще Высший Лорд даманов. Ты увлеклась Тором и прослушала самое главное.

— Для меня главное это он, — растеряно сказала Изабель, пытаясь переварить новую информацию. Похоже, ее ждет куча сюрпризов. Что там еще сказал граф? Что-то про то, что она едет с ними… — Я еду с вами? Но я же не могу покинуть эту систему!

— Можешь. В тот день, когда Нуми-Торум выбрал тебя, он снял запрет.

— Не может этого быть! Он ведь даже не Высший!

— На самом деле граф ему помог, это же и ежу понятно. Кроме того, ты же ничего про Тора не знаешь. — Вмешался Макс. — Я так полагаю ты с нами без разговоров?

— Конечно! За меня остаются Охотники.

— Тебе не кажется, что им уже давным-давно пора дать имена, Изабель? — Вмешался Доминик и увидел, как оживились слегка обалдевшие от такого поворота событий Охотники.

— Да, звезда моя, ты прав. Негоже оставлять целый мир на каких-то непонятных охотников, ведь правда, Архангелы? — Спросила Творец.

— Как скажешь, только чур я Гавриил, — ответил Темный, опередив Светлого, — а он Михаил. И в белых хламидах я точно ходить не буду!

— Не будешь.

— Правда?

— Да, Князь Тьмы.

— Что? Да ты что! Не хочу я быть дьяволом! Его никто не любит, кроме сумасшедших извращенцев!

— А придется, дорогой мой Охотник. Кто-то же должен присматривать за круговоротом душ. Теперь это будешь делать ты, прости, Люцифер.

— Вот блин. Ну почему мне всегда достается все самое дурацкое? Светлый, сделай же что-нибудь!

— Прости, Темный, но судя по блеску в глазах Изабель, менять что-либо уже поздно. Не переживай, пока нас никто не видит, мы по-прежнему будем напарниками. Я тебе клянусь. Тем более в этом Отражении. — Сказал Михаил и протянул ему руку, на глазах обрастая белыми одеждами.

— Мда, а может и к лучшему, что я не ангел? — Сказал Люцифер, задумчиво пожимая протянутую ладонь и обзаводясь отличным байкерским прикидом, симпатичными рожками и гибким хвостом. Оглядел себя и слегка повеселел. — Похоже, нам с тобой будет чем заняться в ближайшие…цать тысяч лет.

— В утешение могу сказать, что теперь ты сможешь заниматься сексом, Люцифер. — Сказала Изабель, и все рассмеялись, увидев, как изменилось лицо недовольного Темного, мечтавшего об этом со дня своего создания.

— Хм, так это же кардинально меняет дело!

— Так, с этим разобрались. Теперь ты, Кристоф. — Перевел стрелки Макс.

— У меня все просто. Амарин, ты за главного. Все дела я тебе передам в течение недели, — сказал граф. Звездный только равнодушно пожал плечами. Ему нравилось этим заниматься, да и времени у него было выше крыши, ведь спать он так и не научился.

— Хорошо, Властелин. — Подтвердил Дракон и увидел, как едва заметно скривился Кристоф.

Амарин прекрасно знал, как тот относится к своему титулу, но ничего не мог с собой поделать. Он чувствовал, что перед ним ВЛАСТЕЛИН. И не чего-то или кого-то конкретного, а вообще всего, только вот объяснить это упрямому графу бывший Звездный Амарин, камень тысячи галактик, так и не смог. Может, хоть путешествие заставит Кристофа признать этот факт?

— Отлично. Мне нравится наши темпы, — порадовался за всех Макс, — а теперь еще один вопрос. Кристоф, ты должен вернуть нам Холта. Двадцать лет это явный перебор, чтобы ты там не заставлял его делать. Он тоже будет не прочь поучаствовать в глобальных разборках.

— Знаешь, Макс, ты прав. Но все дело в том, что он уже давно должен был к нам присоединиться. По моим расчетам, Принц все понял лет через пять максимум.

— Тогда где он и куда ты его дел? — Спросил Доминик. Кристоф посмотрел на собрание и понял, что отвечать все равно придется.

— Он живет в одной из ламп из коллекции Макса в Шантийи. — Нехотя ответил он, и хохот сотряс помещение.

— Ну ты даешь! Сделать из Создателя сказочного джинна это просто что-то! Надеюсь, Принц когда-нибудь простит тебя за это, — отсмеявшись сказал Доминик, — принеси его сюда, будь другом.

Кристоф пожал плечами и выдернул из воздуха лампу. Последние годы он вытворял подобные фокусы все чаще и чаще, даже не задумываясь над этим. Все сделали вид, что ничего такого уж необычного не произошло, и только Изабель поежилась, понимая, что как только они покинут Землю и Странник начнет возвращать себя, благодаря вот таким вот фокусам, их спокойному существованию придет конец.

— Холт, выходи, — сказал Кристоф и для верности открыл крышку лампы, больше похожей на заварочный чайник. В библиотеке повисла тишина. Граф поежился под пристальными взглядами и, перевернув сосуд, потряс.

— Ага, ты еще воды туда налей для верности, — рассмеялся Доминик, — похоже, наш Принц освободился самостоятельно и свалил на поиски приключений.

— Мда, кто бы мог подумать, что он так красиво обойдет мои охранки? — Задумчиво сказал Кристоф. — Я даже не почувствовал, как он исчез. Хотя должен был.

— Если Принц освободился лет десять назад, то ты был однозначно не в состоянии толком контролировать что-либо серьезное, не говоря уже о таких тонких вещах, как ловушка для Создателя.

— Это ты на что намекаешь? — Возмутился граф, но увидел понимающие улыбки друзей и смирился, тем более, что Диана, воспользовавшись суетой, устроилась у него на коленях. — Ладно, ладно. Нам действительно было на многое наплевать.

— И Слава Богу! Все это время мы прожили за высокими стенами вашего счастья и это просто прекрасно. — Сказала Изабель.

— Мы отвлеклись, друзья мои, — вернул всех обратно неумолимый Макс, — подводя итог, скажу следующее.

Первое: я и Доминик знакомимся с нашими отпрысками и сдаем их на попечение Золотых, Диана идет с нами и помогает. Второе: Изабель и Кристоф передают дела. Третье: Доминик готовит наш корабль к вылету, Кристоф ему помогает. Четвертое: всей толпой ищем Холта. Охотники, тут вы за главных. Граф, ты слышишь? Ау! Вот черт, опять они за свое!

— Не ворчи, Макс. Мы просто сидим рядом! — Отозвался тот, с трудом отводя взгляд от Дианы.

— Ну да, конечно! Вы просто сидите и смотрите друг другу в глаза, а мы тут задыхаемся от желания кого-нибудь эмм полюбить! — Возмутился Макс.

— Ну так мы пойдем, чтобы вам не мешать? — Вежливо спросила Диана, едва сдерживая улыбку.

— Проваливайте, толку от вас! Только сбиваете с мысли. Завтра утром чтобы были готовы, и я не шучу, Кристоф. Я сейчас абсолютно серьезен. — Сказал Макс, пристально глядя в черные глаза друга, пылающие невероятным огнем.

— Я понял, дружище. Мы будем готовы к девяти утра. — Ответил Кристоф и исчез, прихватив с собой жену.

Глава 2. «Курс молодого отца или немного о Светлых эльфах»

Первое Отражение, Франция, замок Бражелон, октябрь 1639 года

— Диана, нам пора.

— Угу.

— Любимая, я серьезно. мм… Время уже без десяти девять!

— Угу.

— Родная, мм… перестань… мм… я не смогу устоять перед тобой, а нам надо ммм… а, к черту все!

— Давно бы так!

— И чего ты переживал, спрашивается? — Сказала Диана, наблюдая, как Кристоф натягивает на себя новоизобретенную рубашку, и улыбнулась. Его любовь к мелким пуговкам так никуда и не делась. — Иди сюда, я помогу тебе застегнуть манжеты.

— Ну уж нет. Я сам. Ты опасна для моего душевного равновесия.

— Спокойно, сейчас я настроена только как следует поиздеваться над новоиспеченными папашами, так что ты временно в безопасности.

— Так, я тебя прошу, пусть они сами разбираются, это же их дети, а не твои.

— Но если бы не мы, то их бы не было! И я больше переживаю за папаш, чем за детей.

— И правильно делаешь, принцесса! — Вмешался в разговор Макс, появляясь в середине комнаты с ведром воды в руках. — Ого, ну ничего себе!? Вы одеты и готовы к подвигам? Обалдеть!

— Ты что это? Собирался вылить на нас это ведро холодной воды? — Недобро прищурилась Диана.

— Спокойствие, только спокойствие! — Сказал Макс, поставил ведро, подхватил ее на руки и исчез, не дав Кристофу ни одного шанса его остановить.

— Нахал! — Сказал в пустоту Кристоф, в очередной раз прощая Максу его выходку, и пошел передавать дела Амарину.


Отражение Светлых эльфов, октябрь 6378 года

— Хахаха, ой, не могу! Ребята, вы что серьезно? — Только жесточайшим усилием воли Диана смогла заставить себя перестать смеяться.

— Ничего смешного! Нам тогда было весело и мы с Максом поспорили, кто быстрее соблазнит эльфийку, — проворчал Доминик.

— И кто выиграл?

— Я, это же очевидно! И теперь здесь живет моя дочь. — Макс стоял рядом с друзьями и нервно щелкал пальцами. — Как оказалось, эльфийки обожают зеленые глаза и рельефные мускулы. Доминик тогда удовольствовался какой-то местной королевой приехавшей к ним с посольством.

— Князь, прекрати хрустеть костями! Все будет нормально! — Сказала Диана и подтолкнула его вниз с холма, на котором они стояли, рассматривая видневшийся вдали исполинский замок-дерево. — Ты хоть знаешь, кто твоя любовница-то? В смысле социального положения? А имя?

— Эмм, нет. Как ты понимаешь, мне на это было плевать. Впрочем, в этом мире все эльфийки считаются пупом земли, так что какая разница? А их имена это что-то за гранью, я даже не пытался вслушиваться.

— Слушай, Макс, а если твоя дочь окажется какой-нибудь принцессой? Как мы ее сможем уговорить покинуть свой дом на несколько лет? И где гарантия, что она Дракон? — Спросил Дом, тоже заметно нервничая. — Может, эти вивисекторы ошиблись в своих расчетах, и наши дети просто обычные существа?

— Да кто его знает? — Задумался Макс.

— Доминик, ты на себя давно в зеркало смотрел? В тебе от обычного человека не осталось почти ничего! Ты Высший Оборотень, Дракон и на 100 % реальный человек. А, ты, Макс, вообще черти что: Повелитель Стихий, Дракон, наполовину реальный человек, с кровью Создателя в жилах. Даже Кристоф не знает, что ты за существо! Вы серьезно думаете, что ваши дети, рожденные в Отражениях, будут хоть сколько-нибудь обычными людьми? Эмм, я хотела сказать существами.

— При таком раскладе, вряд ли. — Сказал Макс и отвел рукой ветку. Они спустились с холма и теперь шли по узкой тропинке среди буйно заросшего леса, периодически сменяющегося топким болотцем.

— А как мы найдем твою дочь? Ей сейчас 18? Как ее зовут? — Спросила Диана.

— Светлый сказал, что я ее точно не пропущу. А зовут ее… — договорить он не успел, потому что на них напали.



— Ну наконец-то! Надоело уже пешком идти по этому дурацкому болоту. — Сказала Диана на французском, делая вид, что отчаянно сопротивляется. — Эй, Макс, не увлекайся, иначе они нас не победят, у них силы на исходе!

— Вот черт, хилые они какие-то, даже не размялись как следует! — Проворчал Доминик, покорно позволяя себя связать.

Тиакаэль смотрела на связанных чужаков, спокойно едущих на конях, и всей своей прекрасной задницей чувствовала, что с ними что-то не так.

— Ребята, а вам не кажется, что они какие-то странные?

— Тиакаэль, ты опять за свое? — Амадариэль недовольно посмотрел на нее и раздраженно дернул головой. Белоснежные длинные волосы красиво рассыпались по стройной спине.

— А что! Если бы не я, чужаки добрались бы до самого замка, пока вы бы их нашли!

— Конечно, любимая, только зачем надо было ехать за ними самой?

— Потому что мне скучно в замке, я же тебе говорила! — Сказала Тиакаэль, наблюдая за пленниками и по привычке препираясь с нареченным. — Там все готовятся к нашей свадьбе, и мне это надоело.

Эти люди были такими красивыми! Особенно темноволосый смуглый парень. Русоволосого мужчину она не успела рассмотреть как следует, а теперь он ехал впереди и ей были видны только его широченные плечи и красивые рельефные мускулы на руках, выступающие под рубашкой. Эльфийка оглянулась на едущую последней девушку. Несмотря на то, что та была человеком, выглядела она очень хрупкой и изящной. Если бы Тиа сама не получила от нее жесткую оплеуху, никогда бы не подумала, что эта неженка вообще может за себя постоять. Смуглый красавчик дождался, когда она посмотрит на него, улыбнулся и подмигнул. От неожиданности Тиакаэль заулыбалась ему в ответ, и только поймав ревнивый взгляд Амадариэля, поняла, что сделала. Как ему удалось заставить ее растерять легендарную эльфийскую холодность за минуту? Она же Сиятельная Леди, а не абы кто!

— Князь, а князь? А когда уже с ними можно будет поговорить? Мне скучно, а твоя дочурка мне только что так улыбалась, что я чуть с коня не упал. — Заерзал на своем коне Доминик.

— Держи от нее свои загребущие руки подальше, иначе у тебя будут неприятности. — Проворчал Макс. Дочку он узнал сразу же. Такие лукавые зеленые глаза пройдохи и выражение невинного младенца на лице могло быть только у его ребенка. — Я правильно понял, что этот напыщенный худосочный эльф справа от меня ее жених?

— Да. Похоже, мы вовремя. А парень очень даже ничего, зря ты к нему придираешься. Настоящий эльф, — задумчиво сказала Диана, — только вот что теперь делать не совсем понятно..

— Как раз понятно. Если она любит этого смазливого идиота, то я выдам ее за него замуж и на этом все. Даже представляться не буду. Судя по всему, у нее все хорошо в жизни, вот и не будем ее портить. — Вздохнул Макс. Невероятно, у него есть взрослая дочь. Просто в голове не укладывается! Теперь он не уйдет из этого мира, пока не удостоверится, что с ней все в порядке.

— Братишка, так не пойдет! — Диана догнала его и теперь ехала рядом, заставив эльфов забыть о том, что вообще-то, так пленникам ездить не полагается. — А вдруг ее способности покажут себя в самый неподходящий момент? И что она тогда будет делать?

— Ты маленькая вредная интриганка! Вечно ты из мухи слона делаешь, зараза.

Тиа в полном шоке смотрела, как блондинка пристроилась рядом с русоволосым парнем и начала ему что-то втолковывать. А эльфы даже не попытались ее остановить! Любопытство раздирало ее изнутри, и до замка сил терпеть не осталось. Она подъехала к Красавчику и пристроилась рядом.

— Привет. Как тебя зовут? — Спросила она на самом распространенном человеческом языке. Он улыбнулся и покосился на широкую спину едущего впереди товарища.

— Доминик, прекрасное создание! Я тебя умоляю, говори тише, а то мне влетит. А как зовут тебя?

— Сиятельная Леди Тиакаэль, чужестранец. — Высокомерно ответила она.

— Ой, только не делай такое лицо, тебе это совершенно не идет. — Не поддался на ее тон и вид Дом. Она не удержалась и снова заулыбалась.

— Тааак! Доминик, я тебе что только что говорил? — Макс обернулся и увидел, как его дочь напропалую флиртует с лучшим другом. И только увидев ее расширившиеся от удивления глаза, понял, что сказал это на эльфийском. Мдаа.. — Приветствую тебя, Светлая Леди. Я князь Максимилиан, а это Миледи. С этим опасным типом ты уже познакомилась сама.

— Кто вы такие?

— Эмм, путешественники. Ездим, смотрим..- странное ощущение-смотреть в собственные глаза и видеть знакомый прищур на женском лице! Это жутко мешало гладко врать. Впрочем, актер из него всегда был никудышным.

— Так я вам и поверила! Где ваша поклажа, лошади, слуги, в конце концов? И оружия на вас маловато для настоящих путешественников.

— Макс, она не только красивая, но и умная. Зачет, мужик! — Искренне порадовался за друга Дом и получил полный смятения взгляд в ответ. — Леди, а можно уточнить, что с нами будет после того, как мы приедем в замок?

— Вы предстанете перед Владыкой, и он решит, что с вами дальше делать. Может, отпустит, а может, прикажет убить.

— Хм, а где же вариант: пригласит погостить?

— Ты шутишь? Да мы даже человеческим королям не позволяем оставаться во дворце. Они останавливаются в гостином доме за пределами замка, а простые люди вообще к нам попасть не могут. Как вы прошли наши внешние патрули?

— А они были? Прости, мы их не заметили. — Улыбнулся ей Красавчик и она поняла, что он понятия не имеет, о чем идет речь. Следом пришла мысль, что Доминик сделал это специально. Да кто они такие?

— Что вам нужно в нашем замке?

— У нас есть дело к одной эльфийке, только вот непонятно, как с ней об этом разговаривать. И надо ли вообще. — Ответил за Красавчика Князь.

— А как ее зовут? — Спросила Тиа и увидела, как смутился этот красивый большой мужчина. Его спутники рассмеялись. Он скинул веревки, повернулся в седле и посмотрел прямо на нее невероятными темно-зелеными глазами. Она разглядела его внимательнее и поняла, что не хочет отдавать этого симпатичного и загадочного человека в руки Владыки.

— Прости, но я не помню. В общем-то, мне нужна даже не она, а ее дочь. Сложно объяснить так сразу.

— Князь намекает на то, что если бы ты не тащила нас к Владыке, а позволила немного пожить у тебя, всего пару дней! То мы были бы тебе очень благодарны. Мы хотим только поговорить, честное слово! — Красавчик сверкнул на нее синими глазами и так посмотрел, что она почти согласилась. Перевела взгляд на недовольного Князя и очнулась.

— Доминик, ты серьезно испытываешь мое терпение! — Проворчал Макс, не в силах смотреть на обычное для друга поведение, ведь в этот раз он выливал все свое обаяние на его дочь! «Черт возьми, всего за полчаса я стал настоящим папашей, бред какой-то!»-подумал Макс.

— Да ладно тебе, я же не всерьез! Просто у тебя такая красивая…эээ, я хотел сказать, Сиятельная Леди вы прекрасны! — Несколько скомкано закончил фразу Дом и Тиа поняла, что любопытство, вечный ее враг, снова толкает ее на преступление.

— Так, загадочные незнакомцы. Судя по тому, что мои друзья в упор не видят, как я тут с вами болтаю, кто-то из вас великий Чародей, и это несколько меняет дело. Если после того, как мы въедем в замок, вы все еще сможете пудрить им мозги, я совершу ужасную вещь и позволю вам пожить у меня в гостях пару дней.

— Ооо, ты просто чудо! Спасибо тебе огромное. — Беззаботно поблагодарил ее от имени всех Доминик, и она поняла, что скучать в ближайшее время ей не придется.

Вечером следующего дня Тиакаэль сидела в гостевых покоях в своем особняке, расположенном внутри древнего дерева, и смотрела на своих гостей. Они были такие клевые! Весь сегодняшний день они провели, рассматривая ее жилище и разгуливая по улицам Замка. Что самое интересное, их никто не видел даже в упор! С ними было так весело, что временами она ловила себя на мысли, что ей ни с кем не было так хорошо. Даже с женихом. Тиакаэль передернула плечами при мысли о свадьбе, что не укрылось от глаз бдительного Князя. Он подошел к ней и сел рядом, такой большой и теплый. Протянул руку и эльфийка прижалась к нему, а он обнял ее и ласково взъерошил волосы. Эх, ну почему у нее нет такого отца? Вот было бы здорово! Все-таки люди в этом плане гораздо лучше холодных и высокомерных эльфов.

— Не переживай, девочка моя. Все у тебя будет отлично, я тебе обещаю.

— Откуда ты знаешь?

— Ты же поняла, что мы очень не простые люди. Мы знаем и можем очень многое, так что если я что-то тебе обещаю, то вероятность того, что это сбудется почти сто процентов. — Ответил он. — Почему ты так тяжело вздохнула сейчас?

— Ты же уже понял, что меньше чем через месяц у меня свадьба?

— Да, но обычно девушки хвастаются этим направо и налево. И занимаются подготовкой, а не шляются по болотам в поисках неприятностей и не вздыхают так, будто завтра конец света!

— Я не совсем обычная эльфийка, и это доставляет мне столько проблем!

— А что с тобой не так? По мне так ты само совершенство.

— Ты просто большой и добрый!

— Расскажи мне, пожалуйста! — Макс не удержался и поцеловал доверчиво прижавшуюся к нему эльфийку в светлую макушку. Она поерзала и обняла его еще сильнее.

— Начать с того, что у меня нет отца. Мама никогда о нем не говорила, но я знаю, что она любила его.

— А где она сейчас?

— Анариэль пять лет назад вышла замуж и теперь живет с мужем на другом конце Замка.

— Это же отлично! Я искренне надеюсь, что она с ним счастлива.

— Не знаю, князь. Обычно Светлые эльфы выбирают любимого один раз и на всю жизнь.

— Вот черт. Ладно, оставим это. Лучше про себя расскажи.

— Так как мама все-таки Сиятельная Леди, ей простили мое появление только после того, как я открыла глаза.

— А что не так с твоими глазами?

— Они зеленые, почти как у тебя, только светлее. Последние эльфы с таким цветом глаз исчезли больше тысячи лет назад, представляешь? А тут такое! Анариэль говорила, что ее потом чуть ли не пытали, добиваясь от нее имени моего отца, но она так и не сказала.

— Хм, а может она его и не знала?

— Что? Да как ты смеешь ее оскорблять, человек! — Тиа попыталась вырваться, впрочем не очень стараясь, но князь даже не подумал ее отпустить, и она снова замерла в его надежных объятиях. Оказывается сильные руки и рельефные мышцы это так здорово!

— Прости, больше не буду. Ты опять ушла от темы.

— В общем, я неправильная эльфийка. Слишком буйная и любопытная. Я терпеть не могу сидеть дома, мне нужно постоянно двигаться! Я люблю шутить и смеяться, и ненавижу изображать из себя Ледяную Королеву. Хуже этого нет ничего. А один раз я даже сбежала и провела целую неделю среди людей, представляешь? Мне так понравилось.

— Понятно. Ты замечательная, девочка моя. А этот твой слащавый жених, какой он? — Спросил в задумчивости Макс и только произнеся вслух, понял, что ляпнул. Но Тиа только рассмеялась.

— По сравнению с тобой и с Красавчиком здесь все хлюпики и слабаки! Он хороший, не злой, терпит все мои выходки. А еще он следующий Владыка.

— Хм, что-то я не слышу ничего про любовь, страсть и всякие женские штучки.

— Эм?

— Ну, вроде: я без него умру, никому его не отдам, он такой ух! И прочее в том же духе.

— Князь, это же просто красивые слова. Нам, эльфам, вовсе не обязательно выставлять свои чувства напоказ!

— Глупости все это! Что может быть сильнее и лучше слов: «я не смогу жить без него, он это все, что у меня есть», если они идут от самого сердца?! — Грустно сказал Макс. Тиа вывернулась из его рук и посмотрела на него широко открытыми глазами.

— Ты так говоришь, как будто это касается тебя!

— Эмм, не совсем. Просто у меня есть парочка знакомых, которые любят именно так.

— Что, правда? Это же здорово! Расскажи мне про них!

— Послушай, я не могу рассказать тебе это здесь и сейчас. Я должен спросить разрешения и все такое. Но я хочу предложить тебе кое-что взамен.

— Ммм, звучит очень подозрительно. Мне нравится! — Сказала Тиа и в нетерпении потянула сережку на правом ухе. Макс вздрогнул, ведь так часто делал он сам!

— Я хочу предложить тебе совершенно необычное путешествие. Самое главное приключение твоей жизни. Я хочу, чтобы ты увидела мир, прежде чем выйдешь замуж за свою холодную рыбу. Может быть, ты выберешь для себя совсем другую жизнь? Кто знает?

— Хм, все интереснее. А почему ты это предлагаешь именно мне? — Спросила эльфийка и увидела, как он смутился и занервничал, хрустя пальцами. Прямо как она!

Смутное подозрение, сидевшее в ней с самой первой минуты, заставило ее взять его подбородок в руки и вглядеться в его изумрудные! глаза. Он посмотрел на нее, тяжело вздохнул и поднялся, увлекая за собой к большому зеркалу. Тиа огляделась вокруг и поняла, что кроме них в комнате давно уже никого нет. Макс поставил дочь перед собой и твердо посмотрел в зеркало. У него не так уж и много времени, да и тянуть больше смысла не было.

— Мы так похожи с тобой, девочка моя. Мне очень жаль, что я не знал о тебе раньше. Прости меня.

— Ты мой отец! Вот это да. Теперь понятно, почему Анариэль любит тебя. — Тиа смотрела в их отражение, а внутри у нее кружился хоровод из эмоций, начиная с гнева на него, за то что оставил их одних, и заканчивая восторгом от того, что у нее такой крутой отец! — Что произошло между вами?

— Прости, но это не та романтическая история, которую ты бы хотела услышать.

— Это неважно, я хочу знать.

— Ты уверена, что хочешь услышать всю правду? Я могу рассказать слегка отредактированную версию.

— Не надо. Полагаю, такую версию я услышу от мамы. — Твердо сказала Тиа.

— Этим ты точно пошла в меня. Хорошо. В общем-то, это короткая история. Мы с другом поспорили, кто первый соблазнит эльфийку. Я был сильно нетрезв, когда подходил к этому Замку. Анариэль напала на меня, собираясь поднять тревогу, от неожиданности я слегка перегнул палку и сломал ей руку. Потом перенес ее в это Дерево, и мы пригляделись друг к другу повнимательнее. Я начал лечить перелом и эмм, увлекся, а она меня не остановила. Мы отлично провели с ней ночь и весь следующий день, а потом я ушел. Я всегда очень осторожен, ну ты понимаешь, о чем я, и до прошлой недели я был уверен, что у меня нет детей.

— Откуда ты узнал обо мне?

— У меня необычные друзья. Они увидели тебя и заподозрили неладное, проверили все в этом мире как следует и сказали мне. Так я и оказался здесь.

— Понятно. Да уж, я не ожидала от моей матери такого! Но ее можно понять, ты очень красивый и хороший. Кто ты такой на самом деле?

— Я не знаю. Никто не знает, а у меня очень знающиедрузья, можешь мне поверить. Я могу показать тебе одно из моих я, но только в том случае, если ты согласишься на недельное путешествие со мной. И если после возвращения ты захочешь выйти замуж за этого немощного Наследника, то так тому и быть.

Тиа повернулась к нему и провела ладонями по лицу, плечам, рассматривая его и запоминая. Он снова занервничал и несколько раз дернул за потрясающей красоты серьгу с изумрудом в ухе. Совсем как она! Так вот от кого у нее это движение! Ну кто бы мог подумать, что такое украшение только подчеркивает силу и красоту настоящего мужчины? Тиа открыла было рот, чтобы согласиться на все, что он ей предложил, как услышала за спиной отца мамин голос.

— Тиакаэль! Что это за мужчина в твоем доме? Ты с ума сошла? — Спросила Анариэль самым холодным и высокомерным тоном, на который только была способна. Тиа услышала, как тихо чертыхнулся Макс, и мысленно пожелала ему удачи. Все ее симпатии раз и навсегда были отданы ему, кем бы он ни был. Она подняла на него глаза и увидела, что отец лукаво улыбается, и поняла, что сейчас увидит нечто.

Макс распрямил плечи и выдохнул. Его дочь точно пошла в него, никакого страха и соплей, только любопытство и непробиваемое жизнелюбие. Он почувствовал, как от нее пошла волна веры в него и радости, что теперь у нее есть отец. Надо по быстрому разобраться с Анариэль и чесать отсюда вместе с Тиа.

— Анариэль! Сколько лет, сколько зим! — Макс повернулся к эльфийке и заново вспомнил тот безумный день. Им было очень даже неплохо вдвоем.

— Дракон? Что ты здесь делаешь?

— Что? Ты Дракон? — Тиа в полной прострации смотрела на отца. Обалдеть!

— Я пришел познакомиться со своей дочерью. Если бы я знал о ней раньше, то сделал бы это давным-давно. — Макс с нарастающей тревогой смотрел, как Анариэль становится серой, и еле успел подхватить, когда она упала в обморок.

— Какого черта? Тиа, и часто она так делает? — Спросил князь, осторожно укладывая жертву своего появления на диван.

— Первый раз такое вижу!

— Изумрудный! Ты пришел, Боже мой, ты пришел! — Прошептала, приходя в себя, Анариэль таким восторженным голосом, что мурашки ужаса поползли по спине Макса. Вот только любовных драм ему еще не хватало! Эльфийка обняла его за шею и крепко прижалась к нему. Что ему оставалось? Он обнял ее и посадил к себе на колени.

— Не надо так переживать, Анариэль. Все будет хорошо, Светлая. Я так рад, что у тебя теперь есть муж и ты счастлива в браке. Я переживал за тебя.

— Правда?

— Конечно. Те ночь и день были особенными для меня, — привычная лапша аккуратно наматывалась на острые уши эльфийки. Анариэль подняла на него глаза и провела рукой по лицу, намекая на то, что он должен ее срочно поцеловать. Ну уж нет. Сегодня он будет настоящим моралистом.

— Почему ты не пришел за мной? Я готова была на все ради тебя!

— Поэтому и не пришел. Не хотел ломать тебе жизнь. Если бы я знал, что ты будешь так страдать, то забрал бы тебя и Тиакаэль сразу же. Но что уж теперь, назад ничего не вернуть. Надеюсь, что такая прекрасная, умная и чувственная женщина как ты, нашла себе подходящего мужа? Он любит тебя?

— Да, конечно.

— Вот и умничка, я так рад за тебя, моя хорошая. А теперь, если позволишь, я хочу показать нашей дочери мой мир. Обещаю вернуть тебе ее через неделю. — Макс ловко встал и поставил Анариэль на ноги подальше от себя.

— Тиа, выйди на минутку. — Сказал эльфийка, подождала пока дочь закроет за собой дверь и снова повернулась к Максу. — Ты не очень хороший обманщик, Дракон. Я знаю, что ты абсолютно равнодушен ко мне, но я люблю тебя и прошу только об одном.

— В пределах разумного, Анариэль, — согласился князь, с сочувствием глядя на нее. Ну кто бы мог подумать, что холодная эльфийка способна на любовь?

— Поцелуй меня на прощание. Пожалуйста. Я знаю, что когда Тиа увидит твой мир, сюда она больше не вернется. Этот склеп не для нее, и я рада, что ты забираешь ее с собой.

— Не переживай за дочь, Светлая. За ней присмотрят очень могущественные личности.

— Я верю тебе. — Сказала Анариэль и Макс понял, что если он не сделает так, как она просит, то все это затянется на неопределенное время. Подхватил ее на руки и от всей души поцеловал, вкладывая свою благодарность за дочь в этот поцелуй. Она вздрогнула и снова потеряла сознание. Какие эти эльфийки все-таки хрупкие и не подготовленные к моральным потрясениям! Он аккуратно положил ее на диван и почувствовал крепкую руку дочери на своем плече.

— Бежим! Иначе она придет в себя, и все пойдет по новой! — Прошептала она, и Макс перенес их на холм, с которого началось их путешествие в этом мире.

— О, явились, а мы уж думали, вы с концами пропали. Собирались идти тебя спасать. — Ехидно сказал Дом, поднимаясь с травы и помогая Диане.

— Возникли непредвиденные осложнения.

— Ну что, раз все в сборе, можем идти к Золотым?

— Тиа согласилась только на неделю. Потом будет решать снова. — Сказал Макс.

— Дружище, мы не можем тусоваться с ней столько времени. У меня куча дел, ты же знаешь! Мне еще графа донимать и корабль переделывать.

— Знаете что, а почему бы нам не взять ее с собой на поиски твоего сына, Дом? Заодно на миры посмотрит? — Предложила Диана и положила руку на плечо Тиа.

«Тонкая серебряная нить тянется от эльфийки, оплетает Доминика и манит за собой.

— Ой, ой, вот это да. Что это, черт возьми, значит? Макс, Доминик, а ну быстро сюда!

Они возникают рядом, держась за Диану, и озадаченно смотрят на нить.

— Пап, а это вообще что?

— Это нить ведет тебя к твоей истинной любви.

— А почему у вас такие странные лица?

— Потому что она не должна обвиваться вокруг Доминика, понимаешь? Что бы это значило, интересно? — Отвечает Макс.

— Стоять и смотреть на это бесполезно. Идем, посмотрим, кто там, на другом конце?

Диана взяла Тиа за руку, и они всей толпой двинулись за нитью сквозь зеркала Отражений, попадая в мир, небо которого затянуто тяжелыми тучами. Огромная мрачная Цитадель над долиной прижимается к зубастым горам, а вокруг нее кипит битва. Из ворот замка вырывается отряд конников и начинает прорубать себе дорогу. Нить тянется к всаднику, закованному в латы и с серебряным мечом в руке, возглавляющему этот отряд, и пробирается в щель доспеха.

— Кто ты такой? — Спрашивает Тиа, не сумев сдержать вопрос и отчаянно боясь за него. Воин вздрагивает и пропускает удар, снесший его с седла. Падает и с его головы слетает шлем, открывая черноволосую голову совсем еще молодого Темного эльфа.

— Светлая? Какого черта! Похоже, я все-таки умер, раз вижу ангела. Жаль что на мне, Корвине Драгосе, прервался мой род. — Говорит он и они видят, как над его головой сверкает меч.

— Берегись! — Кричит Тиа, понимая, что опоздала. Одновременно с ней раздается шелест крыльев, и рядом с эльфом возникает Золотой Дракон, в последнюю секунду прикрывая его от удара своей лапой.

Нить вздрагивает и выпрямляется, накрепко связывая Светлую эльфийку и Темного эльфа».

— Держись, Тиа, — скомандовал Макс. Девушка пришла в себя и вцепилась в шею огромного Золотого Дракона, скользнувшего в Межмирье.

— Какая красота! — Не удержалась Тиакаэль, но сейчас это было не важно, на это не было времени, потому что там, на поле брани, мог погибнуть тот красивый эльф. — Пап, а ты знаешь, где он?

— Конечно, девочка моя. Через пару секунд будем на месте. Подожди меня в крепости, я прошу тебя. Мы с Домом со всем разберемся сами, хорошо?

— Не переживай за меня. Я помогу защитникам замка, я же эльфийка, и если они дадут мне лук и стрелы… — закончить она не успела, потому что они вынырнули над полем. Макс пролетел над замковой стеной и аккуратно поставил дочь на камни.

— Присмотрите за ней! — Приказал Золотой защитникам и те склонили перед ним головы. Он оглядел поле боя и спикировал вниз. Самое время развлечься как следует.

— Дом, что тут происходит?

— Корвин мой сын, Макс. Мы должны его спасти.

— Я так и подумал. А что это за бесконечная дрянь, с которой он сражается? Они похожи на каких-то гоблинов и орков.

— Это они и есть! Самое ужасное, я сжигаю десять, а на их место приходит двадцать. Посмотри, вся долина полна ими. Какой-то пипец!

— Ага, надо искать того, кто ими управляет. А… Стоп! А Диана где? — Макс в панике огляделся по сторонам, но ее не нашел, и занервничал еще сильнее. — Диана!

— Где она, Макс? — Дом в ужасе рванул вниз, по дороге сжигая всех направо и налево. — Диана! Ответь немедленно!

— Да здесь я, внизу. Прикрываю спину Корвину. — Раздался снизу спокойный голос и Драконы одновременно облегченно выдохнули. Их сокровище живо, здорово и опять нарывается на неприятности.

— Детка, никогда так больше меня не пугай, слышишь? — Доминик заложил круг над сыном и любимой, сжигая нападающих и давая им пару минут отдыха. Диана методично обыскала пару трупов, надела на себя стальные наплечники и рукавицы, выбрала меч получше и приготовилась к новой волне.

— Как тебя зовут, бесстрашная дева? — Спросил ее Корвин, пользуясь передышкой и рассматривая эту удивительную девушку, пару минут назад возникшую рядом с ним. Сплошные чудеса! Сначала Дракон, спасший ему жизнь, потом она, а теперь еще и второй Золотой…

— Миледи. Не отвлекайся, я прикрою тебе спину. Только ответь на один вопрос: зачем вы устроили эту вылазку? Это же верное самоубийство!

— У нас не было выбора, мы отвлекали их от ворот замка, чтобы защитники смогли укрепить их и увести мирных жителей в тоннели.

— Ну нет, погибать тут за просто так я не согласна! Собери всех наших, быстро! — Скомандовала Диана и Корвин, вытащив рог, созвал оставшихся в живых вокруг себя. — Макс, забери нас отсюда и тащи в замок.

— Хорошо.

Секунда и огромный Золотой Дракон подхватил людей и на глазах изумленной публики аккуратно перенес их на стену замка. Доминик, приземлившийся следом, выгрузил последних. Нападающие внизу замерли, а потом отступили.

— Судя по всему, первый натиск мы отразили. — Мрачно сказал Корвин, глядя на то, как начинает окапываться противник. — Похоже, они собираются придумывать новый план с учетом нашего неожиданного подкрепления. Миледи, я очень благодарен тебе и твоим Драконам.

— Эмм, я бы не сказала, что это моиДраконы. Они как бы сами по себе. — Скромно открестилась Диана. «Ну-ну», — хмыкнули у нее в голове на два голоса оба Золотых, — «а чьи же мы еще, интересно, Властительница?»

— Но как же? Ведь Драконы не убивают людей только когда подчиняются какому-то одному человеку! — Удивился Корвин.

— Это ты сейчас о чем? — С недоумением уставилась на него Диана. — В вашем мире есть драконы?

— В каком смысле в нашем мире? — Спросил Корвин, но по ее лицу понял, что ответа не получит. — Ладно. В моеммире драконы это сплошной кошмар. Вредные хищники, злобные, наглые и трудноуправляемые. Жрут все подряд, от них никакой пользы, один вред. Только очень немногие достаточно умны, чтоб их можно было приручить, и используют таких только в бою, потому что ни на что больше они не способны.

— Вот это да! Как интересно, а? — Сказала Тиа, незаметно для остальных присоединившаяся к компании. Она стояла рядом с Максом, прикрытая его крылом, и крепко держала его за шею. — А ты мне показался вполне приличным Драконом, Князь. Значит, вы с Домиником все это время притворялись, и теперь будете крушить тут все подряд и жрать несчастных обитателей крепости?

— Хватит прикалываться, девочка моя. Это вовсе не смешно! — Сказал Макс и превратился в человека, вызвав изумленный вздох окружающих.

Корвин посмотрел на эльфийку, возникшую под крылом огромного Золотого Дракона, и не смог сказать больше ни слова, на секунду выпав из реальности от одного ее вида. Моргнул и пришел в себя. Светлые покинули их мир давным-давно, оставив Темных сражаться за свой дом одних. Предатели! И вот теперь одна из них стоит перед ним, а он вместо того, чтобы ненавидеть ее, мечтает убрать подальше от непредсказуемого Дракона. С легким хлопком мир моргнул, и рядом со Светлой возник могучий русоволосый мужчина, очень похожий на нее. Что происходит? Неужели легенды не врут, и род Золотых Драконов, от которого их герцогство ведет свое начало, действительно существует?

— Кто вы такие и что здесь делаете? — Спросил он, чувствуя, что впервые за долгое время в его душе появились эмоции, отличные от ненависти и отчаяния.

— Мы тут искали кое-кого, — сказала Диана. — Доминик, а ты не собираешься стать человеком?

— Ммм, нет.

— Что? Ты шутишь?

— Нет, я абсолютно серьезен.

— А почему? — Спросила Тиа Доминика, одновременно разглядывая Темного эльфа.

Ей надо как-то подобраться к нему поближе, он слишком далеко от нее! Макс, поняв ее без слов, произвел незаметный маневр, и она оказалась совсем рядом с Темным эльфом. Он был точной копией Дома, только на эльфийский манер. Такой красивый, гордый и сильный! Длинные черные волосы, необычные золотые глаза, поджарая фигура бойца, невероятное обаяние и смертельная усталость во всем несгибаемом облике.

— Скажи мне, герцог, а где твои родители сейчас? — Вежливо поинтересовался Дом.

— Какое это имеет значение? — Удивился Корвин.

— Для меня очень большое!

— Доминик, перестань. Мы же не можем торчать на этой стене вечно. Мы должны помочь отважному эльфу отстоять замок, а для этого нужно как минимум зайти в помещение! — Возмутилась Диана.

— Вы идите, я тут полежу. Посторожу опять же, вдруг неприятель задумает чего недоброе?

Переговоры зашли в тупик и грозили затянуться на неопределенное время, когда к ним присоединилось еще одно действующее лицо. Пока они раздумывали, как заставить Дома прекратить истерику и стать человеком, к ним поднялась красивая властная эльфийка. Первым ее увидел Корвин.

— Эстель! Что вы здесь делаете? Я же приказал вам уходить через горы с мирными жителями!

— Сын, ты можешь меня попросить, а не приказать! Сколько раз я должна тебе это повторять? — Ответила она, увидела новичков и сидящего на самом краю стены Дракона. Больше эльфийка не сказала ни слова, метнувшись вслед за рухнувшим со стены Золотым.

Глава 3. «Курс молодого отца или немного о Темных эльфах»

Отражение Темных эльфов, октябрь 6378 год

— А ну стой, паршивец! — Закричала Эстель и прыгнула за Домиником вниз. Все, кто был на площадке крепостной башни, бросились к стене, и увидели, что Золотой подхватил ее почти у самой земли и, крепко держа в лапах, летит к ним. — Быстро посадил меня на свою шею, мерзавец!

— Ну уж нет, дорогая. Ни за что!

— Где ты был столько лет? Что ты молчишь, чудовище?

— Послушай, Эстель, я тогда тебя честно предупредил! Но ты все пропустила мимо своих прекрасных ушек, я то тут при чем?

— Доминик. Выяснять отношения, вися в твоих лапах глупо. Или поставь меня на стену, или посади на себя. Если хочешь нормально поговорить с сыном, тебе придется для начала как следует пообщаться со мной! — Мрачно и многообещающе сказала Эстель, и Дом понял, что выбора у него нет. Тяжело вздохнул, подлетел к башне, аккуратно поставил ее на ноги и встал рядом с ней человеком.

— Начнем сначала? Здравствуй, герцогиня. — Сказал Доминик, беря ее за руку и церемонно целуя кончики пальцев. Народ на стене во все глаза следил за происходящим, забыв даже про неприятеля, который подозрительно притих внизу.

— Здравствуй, Дракон. — Ответила Эстель, одним движением поднимая его лицо к своему и впиваясь в губы страстным поцелуем.

Диана в полном недоумении смотрела на то, как Доминик, поначалу опешивший от такого напора, быстро перехватил инициативу и впечатал эльфийку в камень стены, целуя ее уже совершенно неприлично.

— Макс, а Макс. Ты знаешь, что здесь происходит? Мне как-то не по себе, знаешь ли! — Тихо спросила Диана, но тот только недоуменно развел руками.

Корвин в абсолютной прострации смотрел, как его холодная и практически бесчувственная мать страстно целуется с темноволосым парнем, на вид моложе ее лет на десять, и не знал, что и думать. Да что же сегодня за день такой! А ведь еще и полудня нет! Герцог скинул доспех, и собирался было пойти и прекратить творившееся безобразие, когда почувствовал на своем рукаве легкую руку, которая ласково спустилась с его плеча и обхватила ладонь. Он переплел свои пальцы с ее прежде, чем понял, что происходит.

— Да уж, Корвин. Твой отец это нечто. Я это поняла сразу, как только его увидела. — Услышал эльф веселый звонкий голос у своего плеча, вздрогнул от непонятных эмоций, вспыхнувших в его груди, и перевел взгляд на свою руку. Такие светлые тонкие пальцы на фоне его смуглой кожи! Поднял глаза и позволил себе как следует рассмотреть Светлую. Потрясающие зеленые глаза, почти прозрачная кожа, такая хрупкая и беззащитная рядом с ним. Легкая и прекрасная, как ветер, ослепительная, как солнце, которое они не видели уже столько лет!

Она подняла другую руку, ласково прикоснулась к его щеке, и Корвин дернулся от невероятного удовольствия от ее прикосновения, одновременно приходя в себя. Светлым нельзя верить, они исчезают при любом намеке на опасность или неприятности, а последние пятнадцать лет в его мире только это и осталось. Ему надо быть осторожнее с ней, не хватало еще влюбиться! Итак дела хуже некуда. Корвин мрачно и надменно посмотрел на нее, провоцируя конфликт, и демонстративно освободил руку. Так будет лучше: ругаться, ненавидеть и воевать он умел в совершенстве. Светлая с детским недоумением и обидой посмотрела на него, и герцог еле сдержал желание тут же извиниться за свое поведение. Ну уж нет, он воин, а не тряпка!

— Что ты сказала про моего отца?

— Он у тебя клевый!

— Это ты про парня, которого моя мать тащит в замок? Он мой отец?

— Ага, его зовут Доминик, а меня Тиакаэль. Я Сиятельная Леди из Светлых эльфов.

— Понятно. Я герцог Корвин Драгос из Темных. Я так понимаю, вы пришли сюда развлекаться? Судя по тому, что Дракон сейчас делает с моей матерью, он уже получил, что хотел!

— Зачем ты так говоришь? Доминик честно пытался от нее сбежать, ты же все видел сам!

— Он просто включил легендарное обаяние Золотых Драконов и теперь использует Эстель, как и двадцать лет назад!

— Это не правда, ты просто завидуешь тем, кто сейчас счастлив!

— Ну да, конечно! Как я мог забыть? Вы, Светлые, всегда витали в облаках и строили воздушные замки! Вечно молодые и счастливые, а мы всегда за вас отдувались!

— Да что ты говоришь! Когда это вы за нас что-то делали?

— Да всегда! Как только дело доходило до реальных битв и важных решений, вы всегда сбегали!

Макс стоял рядом с Дианой и с тоской смотрел на эльфов.

— Солнце мое, ты думаешь о том же, о чем и я? — Спросила грустно Миледи, глядя, как дети ссорятся все громче и громче.

— Объясни мне, Диана, ну почему настоящая любовь так редко достается сразу? Без разборок, страданий и мучений?

— Наверное, потому что когда она приходит, ни тот, ни другая не готовы к этому. Им страшно доверить свою жизнь и судьбу едва знакомому существу, они начинают защищать свое я и бороться с собой и с любимым.

— Да уж. И что мы будем с этими двумя делать? Корвин всю жизнь провел в боях, а Тиа кровь видела только на картинках! Эм, до сегодняшнего дня.

— Вся проблема, как всегда, не в ней, а в нем, ты же понимаешь? — Сказала Диана. Они смотрели, как доведенная до бешенства Светлая попыталась залепить герцогу пощечину, но он перехватил ее руку и на секунду крепко прижал к себе. Они замерли, глядя друг другу в глаза.

— Ну же! Поверь ей, не усложняй ничего! Все же итак понятно! — Прошептала Миледи, но герцог первым пришел в себя, презрительно посмотрел на эльфийку и резко отодвинул от себя.

Корвин перехватил руку Светлой, не позволив ей ударить себя, и на секунду она оказалась так близко, что он не смог удержаться, и прижал ее к себе изо всех сил. Ее невероятные зеленые глаза моментально превратились в штормовое море, затягивая в свои глубины, и на короткий миг он потерялся в них. Черт возьми! Герцог резко отодвинул ее от себя, Тиа отступила и споткнулась о лежащий на камне стены доспех.

— Ты еще и неуклюжая! — Проворчал он, подхватывая ее и ставя на ноги. — Не хватало еще, чтобы ты поцарапалась или ушиблась о мое оружие и снаряжение! Скажешь потом, что все было специально!

— Я вообще больше с тобой общаться не собираюсь, мерзкий солдафон! Научись сначала с приличными дамами разговаривать. — Сказала Тиа, поворачиваясь к нему спиной и скрывая предательские слезы. Рядом с ней тут же возник Макс, и она уткнулась в его широкое плечо.

— Пойдем внутрь, великий воин, — Диана тяжело вздохнула и потянула молодого герцога за собой в замок.

Он попытался надменно посмотреть на нее и скинуть руку. Ага, конечно. Щассс! Диана усилила хватку, и Корвин скривился от резкой боли от ее пальцев, впившихся в его тело. Поднял на нее глаза и поник, не в силах выносить жуткий укоризненный и обвиняющий взгляд странных карих с серебряной звездой глаз. С Драконами все понятно, а она-то кто? Понимание, что из всех сегодняшних гостей, эта солнечная блондинка самая опасная, прочно обосновалось в его голове.

— И что ты творишь?

— Ты о чем?

— Не зли меня, мальчик, это очень опасно. Зачем ты поссорился с Тиакаэль?

— Она первая начала!

— Да что ты говоришь? И как это интересно? Пожав тебе руку? — Спросила Диана, но герцог только упрямо засопел в ответ. Какой же он еще ребенок! А у них не так уж и много времени, чтобы устроить судьбу этих детишек.

— Все Светлые предатели и обманщики.

— Откуда ты знаешь?

— Они бросили нас в этом мире в тот момент, когда нам так нужна была их помощь!

— А Тиакаэль тут причем?

— Она Светлая. — Сказал зло Корвин, понимая, что это вовсе не аргумент, и услышал, как блондинка тяжело вздохнула.

— Ладно, оставим это. Пусть с тобой отец разговаривает.

— Да уж. Почему вы свалились на нашу голову именно сегодня?

— Странное стечение обстоятельств. Я бы сказала, что высшие силы благоволят к тебе, Корвин. Ты же все-таки Дракон.

— Я?

— Не тупи! Если у тебя такой отец, то кем ты можешь быть еще?

— Ну, я всегда думал, что я оборотень.

— Как интересно! И в кого ты оборачиваешься?

— В волка.

— А еще?

— В смысле?

— Ну, раз ты оборотень, то какая разница, в какое животное оборачиваться? Доминику, например, на это глубоко плевать.

— Я подумаю над этим.

Макс и Тиа шли за ними следом на небольшом расстоянии и прекрасно слышали весь разговор.

— Пап, скажи мне, что происходит? Ты же видел нить, которая связала нас! Почему Корвин сделал все, чтобы я разозлилась на него? Ну и что, что я Светлая, я же не сделала ему ничего плохого!

— Все не так просто, девочка моя. Нить это не гарантия вечного счастья, а просто подсказка. Все зависит только от вас двоих, понимаешь? Вы можете быть счастливыми как никто в этом мире, а можете ненавидеть друг друга, разрушив все собственными руками.

— И что мне теперь делать?

— Предлагаю никуда не торопиться. Свадьба у тебя только через три недели, и поверь мне, это очень долгий срок. За это время все может измениться. К сожалению, в любовных делах помощь обычно только мешает, так что придется тебе самой заниматься его укрощением.

— Хорошо, а скажи, вот он такой крутой, и оборотень, и Дракон. А я?

— Ты еще круче, девочка моя, — рассмеялся Макс, — я понятия не имею, что ты можешь. Кроме того, что я Дракон, я еще и Повелитель Стихий. Огонь, вода и ветер. Вполне возможно, ты унаследовала что-нибудь из этого.

— Ого! А когда мы пойдем проверять? Жутко хочется попробовать!

— Знаешь, этот мир прекрасный полигон для испытаний. Столько подопытных, которых нисколько не жалко! Вот решим, как держать оборону, и пойдем развлекаться. — Макс смотрел на Тиа и радовался тому, что она, как и он, не может грустить и злиться слишком долго.

— Ты так говоришь, будто это все игрушки. Но здесь же гибнут настоящие люди, это ведь родной дом Корвина.

— Прости, ты права. Трудно быть Высшим, все время забываешь о ценности каждой человеческой жизни. Я постараюсь не показывать этого местным жителям. — Сказал Макс, и Тиа только покачала головой.

Доминик почти вылез из цепких рук Эстель, когда она поцеловала его в бедро, и он снова прижал ее к постели.

— Дорогая, хватит. Мы не вылезаем из комнаты уже пару часов. Пожалей нашего сына, его же удар хватит!

— Поздно, Дом. И потом, я слишком соскучилась по твоему телу, чтобы отпустить тебя так быстро.

— Эстель, давай так. Сейчас мы идем к Корвину и решаем, что делать с этими придурками у ваших ворот. Быстро с ними мы все равно не разделаемся, так что все свободное время я буду проводить с тобой в постели. Мне действительно нравится заниматься с тобой сексом, ты ведь любишь грубые игры, а мне этого иногда очень не хватает!

— Почему ты не появлялся так долго?

— Ты начала слишком сильно ко мне привязываться, а я не хотел делать тебе больно, вот и ушел. И я не собирался возвращаться, не строй никаких иллюзий по этому поводу. Я здесь только из-за Корвина. К сожалению, я узнал о нем только пару дней назад.

— Ты как всегда жесток и беспощаден, Дракон.

— Я честен, и ты знаешь, почему я такой. Ты видела, в каком я тогда был состоянии.

— Ты по-прежнему любишь ее?

— Конечно! Но теперь все сплелось в такой запутанный клубок, что уже и не разобрать.

— Почему?

— Ее муж, Эстель. Он совершенно невероятное существо, не любить которое просто невозможно. Я знаю, что они оба пытаются найти способ освободить меня от моей любви, но делают только хуже.

— Неужели ты ни разу не хотел убить его и вернуть любимую себе?

— Нет, в том-то весь прикол. Я жизнь отдам за него, и не только потому, что без него она не будет жить. Он заслуживает уважения и преданности просто потому, что такой, какой есть.

— Мда, непросто все у тебя, Дракон. Теперь я даже рада, что ты не дал мне тогда влюбиться в тебя слишком уж сильно. Я согласна на твое предложение, так что идем избавлять меня от надоевших гоблинов и орков. Быстрее покончим с делами, быстрее вернемся в постель.

Они оделись и уже выходили из комнаты, когда услышали шаги в коридоре и разглядели Корвина, с неумолимостью снежной лавины надвигавшегося на них.

— Так, понятно. Мужские разборки и все такое. Ты иди, Эстель, мы сами разберемся. — Сказал Доминик, наблюдая за сыном. Он был так похож на Ричи, его младшего брата!

— Постарайся не бить его сильно, Дракон. Он же все-таки твой сын. — Прошептала она ему на ухо, поцеловала его в щеку и испарилась за дверью.

Корвин поморщился, когда его мать нежно(!) поцеловала(!) этого пройдоху и испарилась. Она даже его так не целовала! Ну может, пару раз и только в раннем детстве.

— Поговорим, отец?

— Дельное предложение. И лучше бы словами, а не оружием. Мне тебя жалко.

— Да что ты говоришь? Засунь свою жалость себе в задницу! Какого черта ты пришел? Что тебе надо? Совесть замучила?

Корвин кружил вокруг Доминика, стараясь накрутить себя так, чтобы не сомневаться и набить ему морду без зазрений совести. Он ведь всегда мечтал об этом! Но этот красивый обаятельный парень выглядел всего на пять, максимум десять лет старше него, и это совершенно сбивало с толку. Да еще мать, вместо того, чтобы воткнуть кинжал ему в сердце, едва увидев, затащила в постель! Куда катится мир?

— Ты Золотой Дракон и Оборотень, я должен был убедиться, что ты понимаешь, что это значит и умеешь пользоваться своими способностями.

— Почему именно сейчас?

— Я узнал о тебе пару дней назад, а максимум через пару месяцев я надолго уйду из этих миров. Поэтому у нас мало времени. — Сказал Дом, надеясь, что честность в данном случае будет им обоим только на пользу. Корвин споткнулся на ровном месте, остановился напротив и подозрительно уставился на него.

— Врешь ты все! Опять хочешь поиграть с нами и свалить?

— Нет, и хватит притворяться, что ты меня ненавидишь. Я знаю, что это не так!

— Откуда? Я сам не знаю, что сейчас чувствую!

— У меня талант. Я всегда точно знаю, что испытывают ко мне существа, и когда мне врут. Может, у тебя тоже есть такая способность? Ведь сейчас ты точно знаешь, что я говорю тебе правду, не так ли? — Спросил Дом, и увидел, как Корвин снова закружил вокруг него, но на этот раз в глубокой задумчивости. — Слушай, у меня от тебя голова кружится. Если ты не собираешься бить мне морду, можно я сяду вон на то кресло?

— Можно. И ты прав, я знаю, что ты мне не врешь! Вот ведь, черт.

— Вот и славно! Можешь не переживать, я не собираюсь играть в «настоящего папу» и «счастливое воссоединение семьи». Я никогда не собирался быть отцом.

— Почему?

— Это не твое дело. Просто дела обстоят так и никак иначе. Для упрощения ситуации предлагаю быть или друзьями, или братьями. Меня устроят оба варианта.

— Сколько тебе лет?

— 48. Как ты понимаешь, с Эстель я познакомился, когда мне было 28. С тех пор я ни капли не изменился.

— Почему ты бросил ее?

— Мне не нужна та, которую я не люблю, — ляпнул правду Дом, не подумав над мягкой формулировкой.

Что за семейка! Одной скажи, второму объясни, сколько можно выворачиваться наизнанку? Такое впечатление, что о его страданиях скоро узнает весь мир. Кошмар! Дом отвлекся и поэтому почти пропустил удар в челюсть. Скатился с кресла и встал уже волком. Его дорогой сыночек хочет драки? Прекрасно, он и сам не прочь выпустить пар. С удовольствием увидел, как Корвин превратился в почти такого же по размерам монстра, как и он, и от удивления сел на задницу, рассматривая огромные лапы. Дом мысленно рассмеялся, но не дал сыну насладиться видом своих огромных когтей и укусил за хвост. Тот взревел и рванул за ним. Ну-ну.

Макс подхватил Тиа на руки, спасая от пролетевших мимо них огромных волков.

— О, похоже, Доминик взялся за воспитание непокорного сыночка. Пойдем, посмотрим, как он надерет нашему дорогому герцогу задницу? Отомстит за нанесенные тебе обиды. — Улыбнулся Князь.

— Конечно! Только я надеюсь, Корвину не сильно достанется?

— Переживаешь за него? Все будет нормально. Дом на самом деле добрейшей души человек, если его не доводить до белого каления. — Сказал Макс и взмахнул крыльями, слетая со стены. Тиа с наслаждением вдохнула свежий воздух.

— Я так люблю ветер! Иногда мне кажется, я могу летать.

— Ты и можешь, ты же Дракон! Вообще-то, тебя ждут в Отражении, где настоящие Золотые смогут тебе все рассказать про свое и твое драконовое житие.

— А ты что, ненастоящий Дракон?

— Не совсем. О, смотри, как я и думал, Доминик залез в самый центр лагеря неприятеля. Как они красиво все крушат, а? Прямо сердце радуется.

— И хочется присоединиться.

— Точно. Хм, а давай ты попробуешь устроить им небольшой ураган? Заодно уроним вот эти жуткие осадные машины?

— А как? Ты мне расскажешь? — Спросила Тиа, но Макс просто вложил знание в ее голову.

Мозгоправским штучкам их с Домом научил Кристоф после трех лет уговоров, угроз, лести и попыток победить его в споре или в поединке. Она рассмеялась и взмахнула рукой. Налетевший град чуть не снес ее с шеи Золотого, но тот вовремя успел их оградить от стихии.

— Отлично, девочка моя! Но ты несколько увлеклась и нарушила несколько правил.

— Да? И каких?

— Если ты хотела отомстить Корвину, то ты достигла цели. Ему досталось так же, как и всем. А град ты вызвала ну очень неприятный.

— Ой, я не хотела! А почему Доминик даже не вымок?

— Это самое главное правило. Он мой лучший друг, я никому не позволю причинить ему боль. Даже тебе, дорогая моя деточка, а со своим любимым ты можешь делать все, что захочешь.

— Пап, ну хватит. Корвину же плохо, я чувствую это!

— Все в твоих руках, ты же знаешь, что надо сделать, чтобы остановить ураган. О, Дом не стал тебя ждать и помог ему сам. Фууу, и что это за тварь, в которую они оба превратились? Я такого не видел! Оказывается Дом на тренировках так и не раскрыл всех своих секретов! И как, интересно, ее можно убить? Сплошные шипы и чешуя!

Диана стояла на стене замка и смотрела, как развлекается неразлучная парочка со своими детишками, превращая хорошо организованный лагерь противника в сумасшедший дом. Потоки воды сменялись ледяными струями, жутким ветром и прочими прелестями в том же духе. А в самом сердце лагеря развлекались два оборотня. Таких жутких монстров, в которых превращался Дом, провоцируя сына, она не видела никогда. Видимо за эти двадцать лет Оборотень серьезно подготовился к неизбежной битве с Высшими, прочесав Отражения в поисках таких ужасных зверюшек.

Желание присоединиться к разборкам становилось все сильнее. Диана задумалась. Так, а что она может? Из глобального- ничего. Ну, разве что Черную Дыру, но это явный перебор для таких масштабов. Но никто же не отменял холодное оружие, правильно? Она шагнула в оружейную Шантийи, обвешалась оружием, материализовалась недалеко от Дома, поставив целью добраться до центрального шатра, и с наслаждением вступила в бой.

Корвин почти падал от усталости, но упрямо не сдавался, стараясь успевать за всеми жуткими зверюгами, в которых превращался отец. Через час изменений и попутного уничтожения вражеского лагеря, он понял, что тот над ним просто издевается. Перестал копировать монстров, выбрал наиболее понравившегося, и принялся за разборки всерьез, надеясь оставить на Доминике хотя бы пару глубоких царапин, но тот прикрывался гоблинами и не давал ему ни одного шанса.

Они отлично проводили время, доставая друг друга всеми возможными способами, попутно разнося лагерь, когда все изменилось за долю секунды. Корвин увидел, что отец исчез, и тут же появился рядом с тонкой фигуркой Миледи, возникшей посреди отряда гоблинов, защищая ее справа. Она крутанула в руках мечи и принялась крошить в салат всех, до кого только могла дотянуться. Это было так жутко и красиво! Герцог раскидал уродцев и занял место слева от нее, давая возможность как следует развернуться и не утонуть в наседающей толпе нападавших. Они почти добрались до самого интересного- второго кольца охраны главного шатра, когда мир моргнул, и посреди битвы возник Ангел.

— И что тут происходит? — Спокойно спросил он, стоя посреди жестокого рубилова без оружия и даже не пытаясь уклоняться. — Все веселье опять без меня?

— Граф! Вот черт, ты зачем пришел? — Простонал Доминик. — Ты всю малину нам испортишь! У тебя же куча дел, вот и занимайся ими.

— Не жадничай, Дом. Тут на всех хватит, а я так давно как следует не разминался!

— Послушай, а давай договоримся так. — Сказала Миледи, снося голову одному орку и распарывая живот другому. — Ты развлекаешься пятнадцать минут, а потом идешь по делам, а? Это будет честно! И сражаешься только левой.

— Хорошо, уговорила. — Холодно и беспощадно улыбнулся незнакомец, левой рукой вытащил из воздуха изумительной работы меч, и Корвин забыл обо всем, глядя на него. Отвлекся он только на секунду, когда почувствовал, как вокруг него сворачивается Золотой Дракон.

— Ты даже не представляешь, как тебе повезло! Черный Дракон в бою это что-то, тем более, что Миледи рядом.

— Он безупречен!

— Конечно, это же Властелин Драконов! — Рассмеялся Макс, опускаясь рядом. Не успел князь и глазом моргнуть, как Корвин, не отрывая взгляд от великолепной парочки, стянул эльфийку с его шеи, крепко прижал к себе, защищая, и пристроился под крылом Доминика.

Тиакаэль обняла герцога, пряча улыбку на его голом мускулистом плече. Судя по всему, он даже не понял, что снова стал человеком и потерял всю свою одежду после превращения. Мужчины во все глаза смотрели на бой, но ее интересовало совершенно другое, и она по полной воспользовалась представившейся возможностью разглядеть Темного эльфа во всем великолепии. Сначала Тиа просто смотрела, но потом поняла, что ей этого явно недостаточно, и, осторожно касаясь пальцем, начала обводить тонкие полоски шрамов на его руках, груди, плече, подбираясь к едва заметной полоске на виске. Как же больно, наверное, ему было! Она так увлеклась, что даже не заметила, что герцог отвлекся от боя, и с благоговением и робкой надеждой смотрит на нее, осторожно запуская руки в ее волосы и приближая ее лицо к своему для поцелуя. Но все это прекрасно отследили Драконы.

— Дом, он не заслужил ее поцелуй. Обойдется! Итак целых пять минут кайф ловил. Пусть осознает, что потерял.

— Не тупи, Макс, как он осознает, если не попробует? Головой-то думай! Давай так: ни мне, ни тебе, ни ему. Герцог начнет, а мы его обломаем!

— Договорились. И ты на сегодня давай уже, заканчивай с обучением, он же завтра не встанет! А ему еще с местными царьками разбираться.

— Ладно, уговорил. Совсем забыл, мне же еще сегодня с Эстель развлекаться! Двадцать минут и закругляемся.

Корвин смотрел, как Светлая своим изящным пальчиком водит по его давным-давно зажившим шрамам, видел искреннее сочувствие на ее прекрасном лице и чувствовал, как в его душе поднимается волна чего-то непонятного, но очень сильного, заставляя сердце биться чаще. Он поднял ее лицо к своему, заглянул в потемневшие зеленые глаза и поцеловал. То есть на секунду почувствовал тепло ее нежных губ, и тут же был безжалостно выкинут в самую гущу свалки. Пришел в себя и из последних сил включился в драку, прикрывая беспощадного убийцу, скрывавшегося под маской невинной и беззащитной блондинки.

Глава 4. «Курс молодого отца или немного об удовольствиях»

Отражение Темных эльфов, крепость Врата Вечности, середина октября 6378 год

Корвин лежал в теплой ванной и был счастлив, впервые за очень и очень долгое время. Неделя прошла с момента появления в его замке Драконов, Миледи и Светлой эльфийки, и за это время жизнь последнего оплота Темных эльфов в этом мире изменилась кардинально.

На следующее утро после их замечательного побоища выяснилось, что Черный Дракон все-таки лишил их главного удовольствия и убил главнокомандующего этой жуткой армии, чем безмерно расстроил Золотых и вернул надежду всем без исключения защитникам крепости. Мало того, оказалось, что во время своих разборок, они положили практически весь командный состав и все элитные части, по сути, полностью обезглавив огромную армию. Еще пара дней, и массовое дезертирство превратило ее в тающую на огне льдинку. Драконы и Миледи, увидев это, расстроились окончательно и почти сутки не вылезали с поля боя, пытаясь оторваться напоследок.

Сегодня последние орки исчезли из его долины, и это было просто невероятно! Впервые за пятнадцать лет на горизонте не было ни одного уродца, и это следовало отметить как следует. «Как же хорошо просто лежать в теплой воде, никуда не спешить и ничего не бояться!», — думал он, гоняя пену по воде рукой, — «Это и есть счастье. Почти». Корвин вспомнил тонкий белый пальчик, рисующий узоры на его груди, плече и застонал от нахлынувшего желания. Он ведь так и не поцеловал Светлую тогда, и теперь горько сожалел об упущенной возможности. За целую неделю, они не перемолвились с ней и парой слов, потому что Драконы взялись за них всерьез, и они оба падали спать сразу, как только им давали такую возможность. Но даже несмотря на смертельную усталость, ему всю эту неделю так хотелось сравнять счет и увидеть ее обнаженной! Мысль об этом возникла снова и прочно поселилась в голове, призывая к решительным действиям.

— А почему бы и нет? В конце концов, это мой замок, могу же я случайно оказаться не в том месте и не в то время? — Сказал он сам себе и решительно вылез из ванной.

— Дом, а тебе не кажется, что твой отпрыск затевает кое-что неприличное?

— Макс, прекрати читать его мысли! Ему 19 и он влюблен, чего ты от него хочешь? Я бы сделал тоже самое.

— Оно и видно, яблоко от яблони..

— Ты знаешь, меня гораздо больше волнует то, что он в свои годы успел переспать только с парой крестьянок.

— Ну и что?

— Как что! Макс, собери мозги в кучку и подумай как мужик, а не как заботливый папаша! Корвин женится на твоей дочери и у него никогда больше не будет других вариантов! Это же кошмар. — Доминик прогулялся по ковру в гостиной и остановился напротив друга. — Он же всю жизнь только и делал, что сражался!

— Ты намекаешь на то, что у него недостаточно опыта для того, чтобы доставить моей дочери удовольствие в постели? — Хитро глядя на него, сказал Макс, увидел облегчение на лице Дома и расхохотался.

— Ты отлично сформулировал мою мысль! Предлагаю несколько помочь ему в этом вопросе и провести, так сказать, ускоренный курс. Думаю, после того, как мы разогнали этих уродцев, герцог может позволить себе немного отдохнуть.

— Дом, ты же понимаешь, что они вернутся?

— Да ладно тебе, я поговорю с Изабель, и она все тут поменяет так, чтобы Корвину и Тиа было интересно. Парочка врагом там, парочка сям и куча времени для нормальной жизни.

— Ну хорошо, уговорил. Но у меня встречное предложение. Разве это правильно, что у моей дочери будет всего один любовник за всю жизнь? Как она сможет оценить степень профессионализма твоего сына? Ей тоже надо дать возможность развлечься!

— Ты сдурел, Макс? Ты это сейчас на что намекаешь? Если женщина любит по настоящему, то у нее никогда и не должно быть другого мужчины!

— Вот они, двойные стандарты в действии! — Возмутился князь.

— Поддерживаю! — Вмешалась в разговор Диана, возникая посреди комнаты. — Я, как яркий пример, заявляю, что очень рада, что у меня был ты, Доминик.

— Что, правда? — Расплылся в улыбке Дом.

— Конечно! Как бы я смогла понять, что, несмотря на великолепного тебя, Кристоф еще круче?

— Ну ты и стерва. Вечно сначала поднимешь, а потом опустишь так, что просто слов нет! — Усмехнулся Дом, в душе отчаянно радуясь ее таким редким комплиментам в свой адрес. — Но ты не понимаешь одного. Я был первым, кто прикоснулся к тебе, и это воспоминание никто и никогда не заберет у меня. Как и у тебя. Это было так важно для нас обоих, разве не так?

— Да, конечно, ты прав. Хм, и что делать? — Задумалась Диана, садясь на подлокотник кресла Макса. Тот хмыкнул и привычно перетащил ее к себе на колени.

Доминик с завистью смотрел на них, мечтая оказаться на месте друга. Но он не мог позволить себе этого, боясь нарушить равновесие, установившееся между ним, Дианой и Кристофом. И только когда ему становилось совсем невмоготу, граф, чувствуя его боль, разрешал Дому нарушить свой давний запрет и незаметно делал так, чтобы на полчаса или час, пока они сидят в дружеской компании, Диана оказывалась в одном кресле с ним. Доминик пользовался этим временем по полной программе, чувствуя любимую на своих коленях и в своих руках, и вспоминая заново ее тело, их счастливые времена, и мечтая о ее поцелуях и любви, внешне оставаясь таким, как всегда, и не позволяя себе ни одного двусмысленного движения или прикосновения. Диана не должна была знать об этих маленьких невинных поблажках, что делал ему граф. Доминик был прекрасным актером, и за двадцать лет никто кроме него и Кристофа так об этом и не узнал.

— Ребята, может, нам не надо вмешиваться? — Предложил Макс. — Пусть сами разбираются.

— Ты не понимаешь, князь. Корвин такой же страстный как Доминик, но в то же время упрямый и ответственный как Кристоф. Он Темный, а она Светлая. Они совершенно разные, и им придется очень долго вымучивать свою любовь. Зачем, если мы можем избавить их от этого? Не решить за них, а подсказать варианты, понимаешь? Я уверена, что несмотря ни на что, они выберут самый короткий путь к счастью из всех, предложенных нами.

— Если смотреть с такой точки зрения, то я согласен. При одном условии: чтобы мы ни делали, у каждого из них всегда должен быть выбор. — Тяжело вздохнув, согласился князь.

— А без этого никак, Макс. Ты на нас четверых посмотри. — Улыбнулась Диана. — Мы только и делаем, что выбираем. Только нам никто не подсказывает, как сделать так, чтобы получить няшку как можно быстрее и с наименьшими потерями. Они любят друг друга, и все равно будут вместе, ты же знаешь это. В наших силах сделать так, чтобы мы этот момент застали. Я хочу увидеть их вместе до того, как мы покинем этот мир навсегда. — Сказала Диана и прикусила язык, увидев, как подобрались друзья.

— Это ты сейчас о чем? — Вскинулся Макс. Она увидела предостережение в его глазах и поняла, что шутить не стоит. В таком состоянии князь мог быть очень жесток, если речь заходила о безопасности Кристофа или ее.

— Я кое-что недавно подсмотрела у Кристофа в мыслях. Он что-то мутит с вероятностями уже больше трех месяцев. Может, поэтому ему и снится этот жуткий сон? Для нас с тобой, Макс, в них не было ничего хорошего, а вот у Дома все было более менее в порядке, представляешь? Только Кристоф никак не может понять почему!

— Да уж, очень странно. Я без тебя долго не проживу, это известный факт. Неувязочка. Ладно. Чего попусту гадать, будем надеяться, Кристоф сможет намутить нам всем счастливое будущее, а теперь вернемся к нашим деткам. — Задумчиво расхаживая по комнате, сказал Дом.

— Слушай, у меня от тебя голова болит. Сядь уже куда-нибудь. Понятно от кого у твоего сыночка такая дурацкая привычка круги нарезать! — Проворчал Макс и Дом послушно сел в кресло.

— А знаете, если герцог действительно пошел в меня, то терпения у него ни на грош. А это значит, что он совратит Светлую в ближайшее же время, даже не имея никаких навыков в этом направлении, а мы просто не будем им мешать. — Сказал Доминик и они рассмеялись, соглашаясь. Об отсутствии у него терпения знали абсолютно все. Как и об удивительной способности использовать это с максимальной для себя выгодой.

Корвин сидел на подоконнике открытого окна в ванной комнате Светлой и уже целый час во все глаза смотрел, как она купается. Если бы он не выбрал тушку старого немощного ворона для перевоплощения, то уже давно был бы в воде вместе с ней. Она намылила длинные волосы и погрузила голову в воду позади себя, одновременно выгибаясь вверх. Великолепная грудь выросла из воды, добавив дров в огонь его желания, а капли и кусочки пены, скатываясь по точеному телу, добили его окончательно. Пытаясь удержать себя на месте, он со всего размаха вогнал клюв в подоконник под собой. Через пару минут приступ прошел, герцог попытался вытащить клюв, и понял, что застрял. Тиа вынырнула из воды и взялась за намыливание своей прекрасной ноги. Смех и жестокое желание скрутили его снова, но Корвин собрал волю в кулак, сосредоточился и начал борьбу с дурацкой доской за свою свободу.

Тиа обратила внимание на ворона на подоконнике открытого окна только через полчаса после того, как залезла в ванну, и то совершенно случайно. Птица замерла и следила за каждым ее движением, не отрываясь ни на секунду. Сложить два и два не составило никакого труда, и сначала эльфийка хотела закатить грандиозный скандал. Но пока она раздумывала, что-то изменилось в воздухе, в пространстве, везде… и Тиа почувствовала, как со стороны окна к ней протянулся тонкий ручеек искреннего восхищения и тепла, а под взглядом ворона в ней начало распускаться желание. Ну что же, сегодня ей придется помыться высокохудожественно и абсолютно неприлично, надо же как следует помучить любопытствующих прекрасными видами! Что она и сделала, наслаждаясь каждой секундой и чувствуя, как жаркая волна, идущая из открытого окна, становится все сильнее и шире.

Странный звук, раздавшийся почти сразу после сложнейшего трюка с опусканием в воду головы и демонстрацией груди во всем великолепии, заставил ее остановить процесс намыливания ноги и присмотреться к птице повнимательнее. И ей срочно пришлось уйти под воду, чтобы не расхохотаться вслух. Судя по всему, ее спектакль удался на славу. Немного успокоившись, она вынырнула и увидела, что ворон застрял намертво. И что теперь делать? Смех и желание мешали мыслить разумно, и Тиа просто сделала то, что хотела. Красиво вылезла из воды, и, не вытираясь, своей самой легкой походкой подошла к окну.

Корвин увидел, как Светлая грациозно выскользнула из ванны и, не одеваясь, в прямом смысле слова медленно подлетела к нему, такая прекрасная и желанная! Он был готов взорваться, и если бы не чертов клюв, давно бы уже целовал ее сияющее тело, но в свете последних событий, перевоплощаться было весьма унизительно, и герцог замер, не зная чего от нее ожидать. Вероятность того, что Светлая не поняла, кто перед ней, была ничтожна мала. Тиа аккуратно взяла его, и одним ласковым движение вытащила застрявший клюв. Прижала к груди, и он забыл, как дышать, разрываясь от желания обнять ее с одной стороны, и необходимостью спасти свою гордость и достоинство с другой. Она помогла ему, приняв решение за него. Вытянула руки в открытое окно и отпустила его на волю.

— Лети, упрямая птица. — Сказала Тиа, убирая руки. Корвин раскрыл крылья и, едва взлетев, рухнул вниз, услышав тихое:

— Возвращайся, глупый, мое окно всегда будет открыто для тебя.

Вечеринка по случаю победы прошла просто на ура. Благодаря Драконам, притащившим в замок чертову кучу еды, из-за стола все не вышли, а выкатились. Танцы, разговоры и веселые забавы продолжались до глубокой ночи, а веселье под стенами замка вообще закончилось только утром. Корвин честно держал себя в руках до часу ночи, не позволяя себе даже смотреть на Светлую и каждую секунду боясь сорваться. Но вино сделало свое дело, и в какой-то момент он не выдержал и посмотрел на нее, не в силах больше скрывать разрывающее его желание. И едва не метнулся к ней через весь зал, увидев отражение своих чувств в ее глазах. Буквально через несколько минут Тиа пожелала всем спокойной ночи и отправилась к себе.

Корвин молча наворачивал круги по залу, не в силах остановиться и поговорить хоть с кем-нибудь. Все его мысли были сейчас с ней. Там, наверху, в ее спальне.

— И чего ты ждешь, идиот? — Услышал он рядом с собой насмешливый шепот, обернулся и увидел Доминика. — Лови момент и наслаждайся жизнью, пока у тебя есть такая возможность.

— Самый умный? — Проворчал Корвин, прекрасно понимая, о чем идет речь. — Я просто соблюдаю приличия. Если бы не все вы, я бы давно уже был у нее.

— Так держать! — Рассмеялся Дом, и герцог понял, что у него теперь есть если не отец, то уж друг-то точно. — Иди, я тебя прикрою.

Тиакаэль лежала в просторной кровати и раздумывала над своим неприличным поведением. Впрочем, верность и любовь среди Светлых эльфов были темами очень скользкими. Те, кто любил друг друга по-настоящему, никогда не изменяли партнерам. Но таких было мало, а при продолжительности жизни в шестьсот, а то и больше лет, все клятвы становились весьма условными. Как так получилось, что она, твердо решившая, что первый раз переспит только с законным мужем, практически соблазнила едва знакомого, неотесанного и самоуверенного Темного(!) эльфа? Через две недели у нее свадьба, а она о ней, как и о женихе, и думать забыла. Все ее мысли теперь были только об этом чертовски красивом и опасном воине. Тиа так задумалась, что пропустила момент, когда изумительный черный ворон сел на дубовую спинку ее кровати. Он молча смотрел на нее, и она решила, что единственный раз в жизни сделает первый шаг. Все остальное будет зависеть только от него.

— Иди ко мне, воин, — сказала Тиа, садясь на кровати, и Корвин мгновенно оказался рядом с ней, накрывая ее губы своими и крепко прижимая к себе. Он почувствовал ее желание и радость всем своим существом, и это позволило ему взять все в свои руки, откинуть в сторону все их страхи и неуверенность и доставить обоим максимум удовольствия.

Корвин лежал на спине, с наслаждением водя руками по ее открытому для него телу. Она лежала спиной на его животе и груди, закинув руки ему на затылок, и таяла от удовольствия под его руками. Он чувствовалэто всем сердцем, и это вызывало настоящую бурю в его душе.

— Какие же мы с тобой разные, Тиа. Посмотри, как темна моя рука на твоей сияющей коже, как черны волосы в твоих. Я воин, ты ветер и мечта. Как так получилось, что здесь и сейчас мы вместе и нам так хорошо друг с другом?

— Это судьба, Корвин. Я знаю тебя всего неделю, но верю, что если мы захотим, то сможем быть счастливы столько, сколько позволит нам вечность.

— Я не верю в судьбу, Светлая. Я вообще мало во что верю. Слишком часто меня предавали, бросали и пытались убить. — Грустно прошептал он ей на ухо и поцеловал, позволяя своим рукам творить безумства с ее прекрасным телом. — Я умею убивать, и совсем не умею любить. Я ничего не могу дать тебе, кроме моего тела, мне так жаль.

— Ты говоришь глупости, Корвин. — Тиа мгновенно пришла в себя от его горьких слов и перевернулась в его руках, обнимая, и с нежностью посмотрела в его золотые глаза. — Ты просто никогда не пробовал делать что-то еще. Я могу научить тебя радоваться жизни, каждому мгновению, если ты только позволишь мне. Не бойся меня, пожалуйста, я никогда не предам тебя и не сделаю тебе больно.

— Я… я не знаю, Светлая, — герцог крепко прижал ее к себе и спрятал лицо в светлых прядях. Ему так хотелось верить ей! Но он никогда и никого не пускал в свое сердце, и не был готов сделать это прямо сейчас.

— Я не хочу торопить тебя, но ты должен знать одну очень важную вещь. — Словно прочитав его мысли, сказала Тиа, и он тут же собрался, понимая, что таким голосом хорошие новости не говорят.

— Какую?

— Через две недели я должна выйти замуж.

Корвин оторвал ее от себя, держа за плечи, и в панике уставился на нее. Что она сказала? Он не мог потерять ее так быстро, только не сейчас! Как же так?!

— Да, ты не ослышался. И я это сделаю, если ты ничего не изменишь.

— Но почему? Ты любишь его? — Одна мысль об этом вызвала слепой гнев и боль.

— Ты серьезно думаешь, что если бы я любилаего, то провела бы свою первую ночь с тобой? За кого ты меня принимаешь? — Спросила Тиа. Он вздрогнул и беспомощно посмотрел на нее.

— Но тогда зачем ты выходишь за него? Среди Светлых эльфов никогда не было разводов, это знают все!

— Я знаю его с детства, он красивый и умный, и любит меня. Он Наследник, и я не могу подвести его. Даже сейчас уже поздно что-либо менять, но я даю тебе шанс, ворон. У тебя есть две недели, чтобы что-то решить.

— Вряд ли я смогу что-то предложить тебе, Светлая. — Корвин загнал мысли о будущем подальше и попытался свести все к шутке. На большее сейчас он был просто не способен. Улыбнулся и сверкнул глазами, уже зная, что ей нравится, когда он так делает. — Но раз у нас есть всего две недели, может, мы не будем терять время зря?

— Хм, отличная мысль. Но через шесть дней я вернусь в свой мир, так что у тебя всего неделя, а может и того меньше. — Улыбаясь, сказала Тиа, одновременно стараясь дышать так, как учила ее Миледи, чтобы не зарыдать от отчаяния. Она сможет, она же Дракон, а не просто какая-то слабонервная Светлая эльфийка! Тиа обняла любимого, пряча лицо в длинных черных волосах, целуя сильную шею, и Корвин тут же принялся использовать отпущенное ему время с максимальной пользой, заглаживая свою вину всеми известными ему способами.

Следующим утром Тиа сидела в спальне Миледи и рыдала в три ручья на ее плече.

— Как он так может? Это просто ужасно! Я же вижу, что Корвин любит меня, а он говорит, удачи тебе в браке! Идиот!

— Послушай меня, солнышко. Не злись на него, ведь из вас двоих только ты жила нормальной жизнью, пойми. Тебе придется быть умной за вас обоих.

— Но я же не могу бегать за ним с уговорами!

— Нет, конечно! Вот еще, глупости какие. Не переживай, мы что-нибудь придумаем. Жаль только времени у нас нет совсем. Я бы на его месте тоже за две недели ничего не решила, это явный перебор.

— Да понятно все. Мы знаем друг друга всего неделю, и толком даже не разговаривали, а я заставляю его принять такое важное решение, ведь если он вмешается в церемонию, то это будет прямым доказательством его любви ко мне.

— Это да. Может, ты отменишь свадьбу? И тогда у тебя будет куча времени, чтобы вы могли вдоволь поругаться, замучить друг друга, потом бурно помириться и в итоге жить долго и счастливо. — Мрачно сказала Диана, и Тиа рассмеялась. — Что я такого веселого сказала?

— Просто когда ты это все перечислила, я поняла, что рано или поздно так и будет. Весь вопрос в том, будем мы мучить друг друга или нет, а главное как долго.

— Ты очень умна, тебе говорили это?

— Нет, обычно все было наоборот. Так что мы будем делать?

— Эм, ну хорошо, я расскажу тебе весь план. Я обещала ребятам, что у тебя всегда будет выбор. Итак, ты можешь продолжать спать с ним до конца этой недели, а можешь позволить твоему отцу и Дому немного развратить Корвина.

— Что? Миледи, ты серьезно? Да я все волосы повыдергаю любой, кто до него дотронется!

— Так, успокойся. Я тебя прекрасно понимаю, но посмотри на это с другой стороны. Всю свою жизнь он только и делал, что сражался, и ничего другого никогда не видел. Ему надо дать такую возможность перед тем, как он станет твоим навсегда, понимаешь? Если ты хочешь быть уверена в нем на сто процентов всю оставшуюся жизнь, позволь Максу и Дому показать ему все прелести порока. Корвин должен знать о них.

— Это ужасно, но честно по отношению к нему. Ты демон-искуситель, ты знаешь это?

— Да, мне часто это говорят. Что ты решишь?

— Пусть водят по злачным местам, только недолго. — Мрачно сказала Тиа. — Я ему потом это припомню.

— Во всем надо искать плюсы. Он наберется опыта и будет просто неотразим в постели!

— Издеваешься? Он итак бесподобен!

— А ты откуда знаешь?

— В смысле?

— Ну, тебе есть с кем сравнить? — Глядя на нее честными глазами, спросила Диана, и увидела, как загораются гневом зеленые глаза. — Я это к тому, что ты ведь тоже можешь воспользоваться этим временем с пользой.

— Да я тебя сейчас… Я не собираюсь ни с кем спать только для того, чтобы сравнить! Это абсолютно неприемлемо!

— Я и не предлагаю тебе это. Я сама была такой же. Тянула до последнего и в результате наткнулась на свою истинную любовь.

— Вот видишь! Как здорово, а кто он? Я его уже видела? Вы счастливы вместе?

— Все не так просто, как хотелось бы, солнышко. Обо мне мы позже поговорим, хорошо? Сейчас гораздо важнее твои дела. Еще неделю назад ты собиралась замуж, и даже сейчас упорно не хочешь отменять свадьбу. Почему? Может, ты любишь своего жениха?

— Раньше я думала, что да, но ты же видела эту нить! Она изменила все.

— Иногда она не имеет никакого значения. — Сказала Диана, и Тиа увидела в ее глазах грусть и сожаление. — Поверь мне. Я на этом собаку съела. Я предлагаю тебе как следует присмотреться к своему жениху и если и не переспать с ним, то хотя бы как следует поцеловаться. Когда ты сделаешь это, то поймешь, о чем я пытаюсь тебе сказать. Честное слово! И потом, если ты станешь женой Светлого, ты будешь заниматься сексом с ним всю свою долгую жизнь!

— Хорошо, я сделаю, как ты говоришь, но свадьбу не отменю. Если Корвин любит меня, ему хватит и недели, чтобы понять это. Если нет, то мне уже будет все равно за кого выходить замуж, и я не стану огорчать Амадариэля попусту.


N-е Отражение, 21 октября 6378 года

Корвин с трудом переставлял ноги, прихлебывая из горлышка какую-то высокоградусную дрянь и продвигаясь по ярко-красному коридору очередного развратного заведения. Правильно сказала Тиа, его отец это просто нечто. Как и ее! Как только у них сил хватает на все это! Во вторник вечером он поругался со Светлой, и с горя принял их предложение развеяться, поведясь на расхожую фразу о том, что забыть одну девушку поможет только две других. Сегодня было уже воскресенье, а они не дошли и до середины списка, предложенного Домиником.

Как ни странно, но ему все это уже надоело, к тому же, Тиа все никак не выходила из головы. За такой короткий срок Корвин насмотрелся на всяческие непотребства в таких количествах, что был уверен, что ему хватит впечатлений до конца жизни. Он увернулся от упавшей ему под ноги парочки, и добрался до дверей на улицу. Вывалился из них и увидел абсолютно трезвых Дома и Макса, которые подхватили его и переместили в красивую, со вкусом обставленную комнату. Уложили на кровать и исчезли, оставив в покое.

Корвин спал и видел прекрасный сон, в котором невероятной красоты девушка шептала ему о любви и ласкала его, сводя с ума. Он выгнулся в ее умелых руках, представляя себе совсем другую.

— Тиа, любимая! — Простонал Корвин и проснулся.

— Привет. — Сказала самая настоящая фея, глядя на него невероятными фиолетовыми глазами. Неземная красота! Прозрачный халатик на ней только подчеркивал совершенство форм. — Кто такая Тиа?

— Привет, — растерянно ответил Корвин и окончательно пришел в себя. Оглядевшись, он понял, что вся его одежда аккуратно лежит на стуле по другую сторону огромной кровати. — Что я здесь делаю?

— Догадайся с трех раз, эльф. Я так благодарна Доминику за тебя, ты такой красивый!

— Я что, с тобой переспал?

— Нет, ты был возбужден, и я просто немного тебе помогла.

— Спасибо тебе большое! — Смущенно сказал он и облегченно выдохнул.

Не хватало еще с кем-нибудь переспать, и даже не помнить об этом! Черт бы побрал его продвинутых предков! Не нужны ему все эти красотки. Ему даже целоваться с ними не хотелось, не говоря уже об остальном. К тому же, ни одна из них и в подметки не годилась Тиа. Даже эта прекрасная фея. Корвин перебрался на другой край кровати и начал одеваться. Фея тяжело вздохнула и села рядом с ним.

— Давай помогу. — Предложила она и аккуратно поправила воротник на его шее. — Не торопись, я больше не буду тебя соблазнять. Если бы я знала, что у тебя есть истинная любовь, то никогда бы и пальцем к тебе не притронулась.

— Что ты сказала? — Корвин с недоверием посмотрел на нее. Она улыбнулась, достала из тумбочки расческу и развернула его к себе спиной. Он покорно замер, надеясь получить ответ на свой вопрос.

— Садись, я приведу твои прекрасные волосы в порядок. Ты славный, эльф. Но глупый.

— Это еще почему?

— У меня есть одна секретная способность, только не вздумай никому проболтаться об этом, понятно? Особенно твоему отцу! Я вижу, когда у существа есть настоящая любовь. Это встречается так редко! А ты счастливчик, но почему-то никому не веришь и не позволяешь себе даже надеяться на счастье.

— У меня была не самая веселая жизнь.

— Пришло время перемен. Не упусти свою любовь, эльф. Без любимой твоя жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Прислушайся к себе, и ты поймешь, что я говорю правду. — Фея заплела волосы в церемониальную косу.

— Ты права, и я знаюэто. У меня есть неделя, чтобы все исправить. — Улыбнулся он ей, и девушка расцвела под его взглядом. — Я приглашаю тебя на мою свадьбу. Правда я не знаю, где она состоится, но это точно будет в следующее воскресенье, я тебе обещаю.

— Я буду обязательно, не переживай, я вас найду, — рассмеялась фея.

— А скажи, почему о твоей способности не должен знать Доминик? — Спросил Корвин и увидел, как она загрустила.

— Он мой самым-самый любимый человек! Ты даже не представляешь, какой твой отец замечательный, но уже больше двадцати лет он любит женщину, которая принадлежит не ему. Это так грустно! А я не хочу, чтобы он подумал, что я жалею его. Доминик очень гордый человек.

— Подожди, у него тоже есть истинная любовь? Но как же так! Чего он ждет? Почему не сделает ее своей?

— Доминик ничего не может с этим поделать. Однажды его любимая выбрала для себя другого и изменила Вселенную под свои желания. Это было невозможно, но ей было все равно.

— Ради чего можно разрушить истинную любовь!? — Корвин слушал и не верил своим ушам.

— Ради кого, герцог. Такое делают только ради самого дорого и близкого. Она сделала это ради Властелина Драконов. Их любовь подарила нам всем много радости. Всем, кроме твоего отца. Так тоже бывает, так что не отпускай свою любимую от себя никуда и не думай, что она твоя навсегда, ведь все может измениться.

— Спасибо, что рассказала мне это. Теперь я гораздо лучше понимаю, что сейчас происходит вокруг меня. Увидимся на свадьбе, фея. — Корвин поцеловал ее в щеку, вышел из комнаты и тут же наткнулся на Макса. Спокойно и открыто посмотрел в хитрющие зеленые глаза и улыбнулся.

— Идем домой, князь. Хватит с меня развлечений. Я понял все, что вы хотели мне сказать.

— Да ну! И что ты понял? — Спросил Дом, возникая рядом с другом.

— Я люблю Тиа, и хочу, чтобы она была со мной рядом всегда. Вы должны помочь мне с организацией моей свадьбы в следующее воскресенье.

— Ух ты, какое смелое заявление! Откуда ты знаешь, что не разлюбишь ее через пару лет? — Насмешливо посмотрел на него Дом.

— Оттуда же, откуда и ты, отец. — Сказал Корвин, твердо глядя ему в глаза, и на секунду увидел в них боль. — Тебя любит столько женщин: моя мать, фея и наверняка еще целая толпа, но тебе на них наплевать, и теперь я понимаю тебя.

— Настоящая любовь это всегда радость, правда, иногда с оттенком мазохизма, но некоторых людей это вполне устраивает. — Улыбнулся Дом и поменял тему. Не хватало еще, чтобы его начал жалеть собственный сын! Хватит с него соплей, пора переходить к более веселым занятиям. — Я рад, что ты решил пропустить этап страданий, и планируешь перейти сразу к радости и удовольствию.

— А мы можем сделать все эффектно? Терпеть не могу Светлых эльфов, они такие зануды! И потом, Тиа должна запомнить этот день до конца своей жизни! — Сказал герцог и услышал дружный хохот Драконов. — Что я такого сказал?

— Ничего, Корвин. Просто ты настоящий сын своего отца. Доминик тоже никогда и ничего не может сделать втихую. — Сказал Макс, и они исчезли готовить Злодейский План.

Глава 5. «Свадьба или немного о родственниках»

Отражение Светлых эльфов, Замок Владыки, 27 октября 6378 года

Диана сидела на кровати и смотрела, как Тиакаэль в бешенстве дергает пуговки на свадебном платье, пытаясь расстегнуть шов на боку, и вылезти из неудобного наряда.

— Ненавижу это платье! Я в нем как безе. Что за дурацкая мода на широченные юбки с обручами? Бред собачий.

— Тиа, ты все еще можешь отменить свадьбу.

— Ни за что!

— Вредность и упрямство это не самый лучший выбор в твоем случае.

— Корвину на меня наплевать, вот и мне на него тоже!

— Месть тоже не вариант.

— Меня вполне устраивает Амадариэль. Он замечательный! Прекрасно целуется и красив как бог. А когда-нибудь он будет Владыкой, что тоже немаловажно.

— Ты же Дракон, на фига тебе кучка Светлых эльфов, когда у твоих ног будут тысячи миров?

Тиа в последний раз дернула за пуговки, и они посыпались на пол. Она проследила за ними, села на пол и разрыдалась. Диана опустилась рядом и обняла за плечи.

— Я не могу без него! Он это все, что у меня есть. Я так люблю его! — Хлюпала Тиа носом. — Ну почему он такой дурачок?

— Герцог настоящий мужчина и суровый воин. Он просто обязан быть гордым, несгибаемым и абсолютно не разбирающимся в собственных чувствах, а иначе для чего ему нужна будешь ты? И потом, если ты так любишь его, отмени свадьбу. Зачем тебе муж?

— Если я отменю церемонию, то Корвин будет знать, что я люблю его!

— А что в этом плохого? Ты же хочешь быть с ним! А если он сам так никогда и не поймет, что любит тебя, что ты сможешь сделать, будучи связанной мужем по рукам и ногам? — Тоном опытного провокатора спросила Диана. Тиа перестала хлюпать и задумалась. — Представь, что однажды ты приезжаешь к нему с визитом вежливости вместе со своим мужем, а он встречает тебя, обнимая свою красивую жену.

— Да ты что! Я ей все глаза выцарапаю! А ему вообще не поздоровится! — Возмутилась Тиа. — Нет, так не пойдет. У него не будет никакой жены, если только это буду не я. Никому его не отдам. Никогда.

— И что ты собираешься делать? — Улыбнулась Диана. Эльфийка поднялась и начала методично отрывать оборки с ненавистного платья.

— Для начала я вылезу из этого безе. Потом пойду и отменю свадьбу. Потом ты отведешь меня в мир Корвина, и я устрою ему скандал. — Она посмотрела на смеющуюся Миледи, подумала и добавила. — Или нет, лучше соблазню, а потом хитростью заставлю на мне жениться. И сделаю его счастливым, хочет он того или нет. Я знаю, у меня получится. Мне так хочется, чтобы в его жизни было больше тепла и света!

— Ты просто нечто, солнышко. Я верю, что у тебя действительно все получится. — Диана помогла ей вылезти из платья и натянула на нее короткую ночную сорочку.

— А зачем ты запихнула меня в ночнушку? Я же не пойду в таком виде к бывшему жениху! Он же тут же предложит мне заняться с ним сексом. Брр, гадость какая!

— Ты же сказала, что он отлично целуется!

— Я соврала. Рыба замороженная и то лучше, чем Наследник. И весь он такой хлипкий, как девчонка, даже подержаться не за что, представляешь? Я его почти раздела, думала, может вид его тела меня на что-нибудь сподвигнет, но только хуже стало! Никакого сравнения с Корвином!

— Теперь ты понимаешь, о чем я тебе говорила тогда?

— О да, еще как. Прекраснее моего герцога нет никого, я теперь это точно знаю. — С железной уверенностью в голосе сказала Тиа, и Диана снова рассмеялась.

— Не спеши с выводами, солнышко. Скоро я тебя кое с кем познакомлю, и потом мы еще раз вернемся к этому вопросу. А теперь я выдам тебе страшную тайну.

— Ух ты! Какую?

— На самом деле, Корвин уже целую неделю готовит твое похищение со свадебной церемонии. Ты действительно знаешь его лучше, чем мы все, вместе взятые. Ему хватило ровно недели, чтобы все понять. — Сказала Диана и упала на кровать, сбитая с ног счастливой эльфийкой.

— Ура! Я знала, что он любит меня и не позволит выйти замуж за другого! — От избытка чувств Тиа прыгала по кровати как маленький ребенок.

— Любимая, что ты сделала с этой симпатичной девицей? — Раздался в комнате низкий завораживающий голос. Тиа обернулась, прекращая прыгать, и во все глаза уставилась на Ангела, который подошел к Миледи, поднял и ласково поцеловал в губы. Прижал к себе спиной, обнимая за талию, и улыбнулся эльфийке так, что она даже заморгала от невероятной красоты.

— Выдала коварный план по ее похищению. Но мы же не можем позволить мужчинам все решить за нас, правда, Тиа?

— Мне все равно, лишь бы Корвин был рядом.

— Отличный ответ, солнышко, — сказал Ангел, — можешь называть меня просто графом.

— Добрый вечер, граф. — Вежливо сказала Тиа и сползла с кровати на пол. Она вспомнила, где видела его и поняла, что с Властелином Драконов надо быть ну очень аккуратной. Только вот кто бы мог подумать, что он будет таккрасив! Эльфийка навострила свои острые ушки и внимательно слушала, что говорят друг другу гости.

— Родной, я хочу, чтобы при виде невесты, Корвин просто выпал из реальности. Тем более, что Тиа все-таки дочь Макса, — улыбнулась мужу Диана.

— Ты очень похожа на него, красавица. Мне надо хорошенько подумать над твоим нарядом, ведь по большому счету ты и наша дочь тоже. — Сказал Ангел, чем поверг эльфийку в полную прострацию.

Как же она сразу не поняла, что Миледи жена Властелина! Идиотка! Значит, он ее настоящая любовь? Понятное дело, перед ним невозможно устоять, и если бы не Корвин, то она бы тут же пала жертвой его чар. Даже сейчас, глядя на Ангела, ей было очень не по себе. Хотя… неожиданная мысль заставила ее крепко задуматься. Если все хорошо и замечательно, то почему Миледи сказала, что иногда нить истинной любви не имеет никакого значения? От размышлений ее отвлекла Диана.

— Дело в том, что Макс наша семья. Он наш старший брат и самый близкий нам человек, — пояснила Миледи, запутав ее еще больше. Как ее отец может быть братом супругам? Да не абы кому, а Властелинам!

— Так, Тиа иди сюда, мне нужно кое-что прикинуть. — Сказал граф, обошел ее кругом и поднял ее волосы, коснувшись ее шеи прекрасной, но очень холодной рукой.

— Какая у тебя рука ледяная, — от неожиданности ляпнула эльфийка и увидела, как вздрогнула и побледнела Миледи. Скользнула к Властелину, обхватила его за талию и прижалась к широкой спине. Что происходит? Он убрал руку и повернулся в ее руках. Тиа смотрела на них во все глаза.

— Прекрати паниковать. Я же тебе говорил, что мое тело мертво для всех, кроме тебя и Макса.

— Я думала, ты это образно. — Сказала Миледи, он ласково поцеловал ее в висок, и она снова стала нормального цвета. Эльфийка облегченно выдохнула. Что, интересно, он имел в виду? Мда, непросто, наверное, любить Властелина Драконов!

— Тиа, а скажи, ты каким хочешь быть Драконом? Золотым или Черным? — Спросил граф, и она опять растерялась.

— Эээ, но я же не видела Черного Дракона…ну, то есть… я тебя вижу, но эээ не в драконьем виде, — от неожиданности она запуталась в словах.

— Пойдем, я покажу тебе. — Сказал Властелин, и взял ее за руку теплой рукой. Как это, теплой? Тиа увидела, что другой рукой он по-прежнему обнимает Миледи. Теперь все понятно… почти. Не успела она додумать мысль, как оказалась в межмирье, а недалеко от нее завис потрясающей красоты Черный Дракон.

— Конечно, я хочу быть Черным Драконом! — Тут же сказала Тиа, он рассмеялся, заставляя ее нервничать от мурашек удовольствия, высыпавших на коже, и они мгновенно вернулись в комнату.

— Вот и славно, только не вздумай никому проболтаться! Это будет бомба, а не сюрприз, я тебе точно говорю. — Предупредила Диана.

— Как скажешь, Миледи.

— Так, я придумал. Тиа, я сейчас все сделаю, только не вертись и не подсматривай. Ты обязательно посмотришь на себя в зеркало, тебе надо будет к себе привыкнуть.

— Кристоф, ты меня пугаешь! Может, лучше без фанатизма? — Улыбнулась Диана.

— Поздно. Лучше помоги.

Через десять минут все было готово. Платье Властелин вытащил прямо из воздуха, не дав Тиа ни малейшего шанса его рассмотреть. Как и драгоценности. Он придирчиво осмотрел ее и повернул лицом к зеркалу. Она посмотрела на себя и упала в обморок.

— Как я и планировал. — Довольно сказал Кристоф, укладывая ее на кровать. Диана только рассмеялась. — Свадьба обещает быть интересной.


Отражение Светлый эльфов, замок Владыки, 28 октября 6378 года

Тиа еще раз посмотрела на себя в зеркало, прежде чем выйти за дверь и сразить всех наповал. Платье оплетало ее белым ажурным кружевом, делая точеную фигуру просто сказочной, а изумруды в диадеме, серьгах и ожерелье на груди делали ее воплощением весны и вечной молодости. Как же ей повезло с отцом, а ему с родственниками! То, что сделал с ней Властелин, было просто непостижимо. Корвин будет принадлежать ей до конца времен, как только увидит. Она вышла за дверь, подождала, пока подружки придут в себя, откачав наиболее впечатлительных, и двинулась на церемонию.

Черный ворон сидел среди ветвей могучего дуба, под которым должна была проходить церемония, и ждал невесту. После его вчерашней выходки, план был изменен на самый простой и очень оскорбительный для Светлых. Как только спрашивают, кто против свадьбы, он выходит, обнимает любимую, превращается в Дракона и сваливает в свой замок, где их ждет целая толпа гостей, и Властелин, с которым он познакомился только сегодня утром, и то, пробегая мимо.

За эту неделю было сделано столько, сколько Корвин никогда бы не сделал за всю свою жизнь, проживи он хоть тысячу лет! К нему на помощь пришли родственники и их близкие друзья, а каждый новоприбывший повергал его в полный шок. Началось все с Золотых, явившихся в полном составе, и Корвин тут же был взят в оборот неугомонными близняшками, которые подбивали его не дожидаться обучения, а сигануть с обрыва и самостоятельно стать Драконом. Он старался их не слушать. Потом появился Доминик с Изабель, которая вообще оказалась Творцом всех миров, в которых они жили, и за несколько дней она переделала его мир напрочь. Герцог посмотрел на то, как общается с ней его отец, и понял, что тот и здесь отличился. Немыслимо! А потом Корвин перестал следить за наполняющимся народом замком, закрутившись в делах.

Но вчера ближе к вечеру герцог, выжатый как лимон, спасаясь от неугомонных близняшек Золотых, не выдержал и просто прыгнул со стены башни. Огромные крылья раскрылись сами собой, превращая его в Дракона. Ариэль, возникший рядом, рассмеялся и сказал, что теперь у них есть новый подвид Золотых с эльфийским уклоном. Корвин не совсем понял, что тот имел в виду, но не подал виду, и они отправились с последней инспекцией по его миру, который за несколько дней, стал если не раем, то чем-то однозначно на это похожим. Теперь Корвин мог привести сюда свою любимую, ему было чем гордиться.

Эльфы заволновались, и Корвин понял, что идет невеста. Он собрался было нырнуть в дерево, чтобы перекинуться и одеться, когда увидел Тиа, и если бы не сидел в старом гнезде, то просто упал бы с ветки, настолько прекрасной она была. Мысли и чувства закружились в нем жутким хороводом. Как он посмел прикасаться к этому небесному созданию? Что он, непростой, но все-таки смертный, может предложить ей?

— Так, соберись, парень. — Раздался над его ухом властный голос и герцог увидел, что на ветке выше него сидит Ангел. — Вся эта красота была задумана только для тебя, так что давай, лети к ней.

— Я недостоин ее! Она заслуживает только самого лучшего.

— Ты и есть ее лучшее. Помни об этом всегда, и все будет отлично. Я сделаю тебе небольшой подарок. — Ангел улыбнулся, и Корвин прищурился от нестерпимого света. — Теперь ты не будешь терять одежду, когда будешь оборачиваться.

— Но в моей одежде я буду выглядеть полным идиотом рядом с ней! Я же не ожидал, что она будет настолько божественна!

— Не переживай, ты поразишь ее еще больше, чем она тебя. Я тебе это обещаю, — рассмеялся Ангел, — ведь мужчина в доме должен быть главным, не правда ли, воин?

— Абсолютно точно, Властелин. — Твердо сказал Корвин, окончательно приходя в себя, раскрыл крылья и плавно спланировал вниз.

Тиакаэль шла к Владыке с каждым шагом все медленнее. И где герцог? Она перевела взгляд на остолбеневшего от восхищения жениха и Владыку и прикинула расстояние. Максимум пятнадцать шагов. Она уже собиралась было остановиться, когда услышала дружный вздох, и увидела грозного черного ворона, сделавшего круг над поляной, а потом над ней. Он пришел за ней! Вовремя, прямо скажем.

Ворон сел на дорожку между ней и женихом, и через секунду на его месте возник настоящий сказочный принц. Весь в черном, со сложно убранными длинными волосами, с вплетенными в них золотыми нитями, приковывающими внимание к его золотым глазам и точеным чертам лица. С великолепным мечом в заплечных ножнах, в рубашке, подчеркивающей его сильные мышцы, и бриджах, плотно облегающих мускулистые ноги. Широкий пояс со сложным золотым шитьем только подчеркивал разницу между широкими плечами и узкими бедрами. Стоящие за ее спиной подружки издали дружный стон восхищения при виде него, а Тиа смотрела на любимого и думала о том, что недостойна такого прекрасного воина. Что она может дать ему? Корвин сделал пару шагов, и взял ее руки в свои.

— Ты так прекрасна, любимая. Ветер и солнце, случайно заплутавшие в белом кружеве. Я всегда буду рядом, защищая тебя, и больше не отпущу от себя ни на шаг. Я обещаю тебе.

— Я знаю, воин, я люблю тебя. — Сказала Тиа, мир моргнул, и они оказались стоящими на площадке самой высокой башни Врат Вечности.

Она огляделась вокруг, и увидела Дома и Макса, целую стаю Драконов, несколько людей, невозмутимых Темных, с трудом приходящих в себя Светлых подружек, и маму, держащую под руки настоящих Ангела и Демона. Посмотрела на стоящих на стене Властелинов, с улыбкой глядящих на них с Корвином. Все было так, как и должно было быть, кроме одного. Небо по-прежнему закрывали тяжелые тучи. Ну уж нет, в этот день должно сиять солнце. Тиа взмахнула рукой, и, повинуясь ее приказу, тучи превратились в облака и через минуту исчезли, открыв сияющее голубое небо и яркое солнце. Она повернулась к Корвину и увидела бесконечную любовь в его глазах.

Герцог улыбнулся, глядя в полные любви темно-зеленые глаза, крепко поцеловал невесту, услышал свист и аплодисменты гостей и потянул Тиа на край стены, к Властелинам.

— Летим? Верь мне, у тебя все получится! Я никогда не позволю тебе упасть.

— Да, конечно!

И они шагнули вниз, следом за Черным Драконом и Фениксом, на ходу расправляя крылья. Тиа млела от восторга, ловя воздушные потоки, когда поняла, что Корвина рядом нет. Она огляделась в поисках любимого и обнаружила его далеко внизу. Что это он там забыл? Золотой быстро догнал ее, и она рассмеялась, чувствуя его изумление и беспредельный восторг. Похоже, он опять рухнул вниз от неожиданности, а это значит, из нее получился отличный Дракон!

— Любимая, ты Черный Дракон! У меня просто нет слов, правда. Ты непередаваемо прекрасна, и у меня нет никаких сил лететь рядом и просто смотреть на тебя. — Сказал Корвин, переплел свою шею с ее и возник посреди их спальни. Прижал к себе и прошептал. — Ты моя жена до конца моих дней, я буду верен тебе всегда. Я люблю тебя.

— Ты мой муж и моя жизнь, любимый. Я твоя, и только твоя, навечно. — Улыбнулась ему Тиа, с любовью глядя в золотые глаза.

— Да будет так. — Услышали они холодный голос Властелина и увидели, как на их руках появились изумительной красоты браслеты. — Во веки веков.

Корвин поцеловал жену, и они забыли почти обо всем, мечтая побыстрее стать супругами во всех смыслах этого слова, но стараясь при этом не сильно повредить ее потрясающее платье.

Через час новобрачные присоединились к гостям, а Макс воспользовался суматохой и подошел к Кристофу. Шторм в его глазах набирал обороты, отражаясь в черных сверкающих глазах друга. Диана, увидев это, подхватила обоих под руки, перенесла на их любимый маяк и испарилась. Князь протянул руку и крепко прижал Кристофа к себе.

— Спасибо тебе, великий и могучий. Ты подарил мне прекрасную дочь, мало того, сделал ее Черным Драконом!

— Я надеялся, что тебе понравится, — улыбнулся Кристоф и прижался щекой к его щеке.

— Знаешь, помимо всего прочего, я считаю, что это был неприкрытый намек на наши с тобой непростые отношения.

— Ты издеваешься?!

— У нас с тобой теперь есть дочь, дорогой. — Сладким голосом сказал Макс, получил тычок под ребра и рассмеялся. — Это событие нужно как следует отметить.

— Согласен, но времени у нас максимум час, дольше Диана нас прикрывать не сможет.

Макс открыл было рот, чтобы съязвить, но больше болтать Кристоф ему не позволил.

Вечером Диана стояла, прислонившись к стене, и пила воду мелкими глотками, пытаясь перестать икать от смеха, но получалось плохо. Последний час она смеялась не переставая. Началось все с того, что вернувшаяся новобрачная внимательно огляделась по сторонам, и поняла, что замок перестал напоминать камеру смертников и опять стал настоящей эльфийской цитаделью. Светлой, прекрасной и непобедимой. За это она как следует расцеловала мужа, они увлеклись и случайно уронили один из тортов на двойняшек Золотых. Те оскорбления не стерпели, и через десять минут зал превратился в едовое побоище. Веселье прекратила Изабель, возникшая в дверях и получившая остатками салата прямо в грудь. Взмахнула рукой, и вернула всех, и еду в том числе, в первоначальное состояние.

Потом появились Кристоф и Макс. Князя тут же забрали в оборот молодожены, а в графа практически вцепились осмелевшие близняшки. В результате все высыпали на улицу, где состоялось состязание Кристофа и Изабель в создании самого крутого фейерверка. Вернулись в замок, и тут началось самое интересное. Эстель в порыве всеобщей любви и обожания крепко поцеловала очень веселого и сильно нетрезвого Доминика. Он, конечно же, ответил и увлекся. Изабель, до этого мирно беседовавшая с Золотыми, увидев обнимающуюся в шторах парочку, предложила поиграть в подвижные игры, и через полчаса замок стал похож на зону боевых действий, а трофеем в битве противоборствующих сторон стал Доминик. Его почти раздели, надели на голову корону, сделали королем и по совместительству переходящим призом. Гости разделились на группы поддержки каждой из дам и старались изо всех сил. С каждый тостом бои и конкурсы становились все веселее, и, в конце концов, на всех напал беспричинный смех, остановить который они смогли только минут через десять.

Кристоф подхватил Диану и возник с ней возле водопада. Прижал к себе, растворяя одежду, и они долгое время молча стояли под струями воды, наслаждаясь миром и беззаботным весельем, разливающимся вокруг.

— Спасибо, что вовремя увела нас с Максом с праздника. Мы могли сделать глупость.

— Да не за что. Вы полгода не были на маяке, так что это было вполне ожидаемо. Что он тебе сказал по поводу Черного Дракона?

— Сладким голосом поздравил с нашей с ним дочерью, нахал! — Проворчал Кристоф, и услышал довольный смех любимой.

— Я надеялась, что Макс поймет все правильно. Он меня не подвел.

— Да ну вас обоих, лучше скажи, его истинная любовь так и не объявилась?

— Нет, и я думаю, в ближайшее время не появится.

— Это еще почему? — Удивился Кристоф, на секунду переставая целовать позвонки на ее спине, опускаясь на колено и стараясь не потерять равновесия на скользких камнях под струями воды.

— Потому что он не хочет ничего менять, его абсолютно все устраивает. В каком-то смысле, ты и есть его любовь. Хотя нет, не так. Мыи есть его истинная любовь. Но, тем не менее, мы не будем терять надежду, и, может быть, когда-нибудь, надоедим ему настолько, что он все-таки захочет что-то изменить.

— В случае с Максом, даже я не могу ничего сделать или хоть как-то на него повлиять. Он сам себе господин. — Сказал Кристоф, поцеловал любимую в копчик, она вздрогнула от наслаждения и они все-таки навернулись с камней вниз. Вынырнули в бурной реке внизу и любили друг друга так, что волны, расходящиеся от них, раз и навсегда изменили трех троллей и двух троллих, дерущихся друг с другом в паре километров от водопада, явив миру новый вид существ: симпатичных и добродушных горных великанов.

Доминик выскользнул из объятий спящей Эстель и, натянув только штаны, прихватил остальную одежду и стремительно вылетел из комнаты. Закрыл за собой дверь, облегченно выдохнул, поднял глаза и наткнулся взглядом на улыбающегося Макса.

— Уф, еле выбрался! Сколько времени? Подержи вещички, я оденусь.

— Четыре утра. Хорошо, что мне не пришлось тебя спасать. — Наблюдая за другом, сказал Макс. — Мы славно повеселились, пристраивая наших детей в объятия друг друга.

— Да уж. Потратили на это целый месяц, но я доволен. Хорошо получилось. Кстати, поздравляю тебя с Черным Драконом. Кристоф официально признал ваши странные отношения? — Ехидно прокомментировал произошедшее с Тиа Дом, натягивая сапог и окончательно приводя себя в порядок.

— Хохмач! Ты еще поговори! — Улыбнулся Макс, и они двинулись к покоям молодоженов. — На самом деле они с Дианой предложили Тиа выбор, и она, конечно же, не удержалась.

— Конечно-конечно, а скажи мне, друг, насколько плохи дела у Кристофа? Ты же совсем недавно выбрался из его головы.

— Как тебе сказать. Я бы не сказал, что они плохи. Просто чем быстрее мы начнем движение вперед, тем лучше.

— Это хорошо, не хотелось бы повторения прошлой истории. Отсутствие времени, безумие и смерть. Брр, — Дом передернул плечами. — Аж вспоминать страшно. Нам пора заняться делами. Идем, попрощаемся с детишками. Я надеюсь, со своим сыном ты сам разберешься?

— Да, я же теперь опытный отец, — ухмыльнулся Макс, — к тому же он в достаточно обычном мире. Насколько я помню, там начало двадцать первого века, так что проблем не будет.

— Понятно. Но ежели чего, зови. Я начну переделывать корабль, благо Изабель разрешила Кристофу немного подтолкнуть развитие Реального мира, и теперь мы сможем сделать необходимые нам запчасти, не сильно привлекая к себе внимание.

— Ты помнишь, что нам еще Холта найти надо? Охотники в полном недоумении. Никаких следов, представляешь? Дело осложняется еще и тем, что Кристоф, когда перетаскивал его в Отражение, отдал ему свой звездный кулон, и теперь Принц может без всяких ограничений таскаться по всем мирам.

— Куда же он пропал, интересно мне знать? На него это не похоже, Профессор никогда не отличался склонностью к авантюрам. — Задумался Доминик и чуть не прошел мимо нужной двери.

Тиа медленно приходила в себя после совершенно неприличного действа, сотворенного с ней Корвином. Это было волшебно! Но тем не менее…

— А скажи-ка мне, дорогой. Когда это ты научился такому? — Спросила она, с одной стороны, радуясь тому, что он так много успел узнать о женщинах за такой короткий срок, а с другой, отчаянно ревнуя его ко всему миру. Конечно, винить нужно было только себя, сама же разрешила! Но ей хотелось услышать его версию.

— Знаешь, любимая, это забавная история. — Рассеянно ответил Корвин, наблюдая за ее рукой на своей груди. Такой светлой на его смуглой коже. Интересно, он когда-нибудь привыкнет к этому? Корвин почувствовал, как она замерла под его спиной, а ее ноги крепко обхватили его талию. Тиа жестко обняла его за шею, прижимая к своей груди, и укусила за острое ухо.

— Ай! Ты что?!

— Забавная? Я тебе сейчас такое устрою!

— Смилуйся, моя богиня! Дай мне все объяснить! — Прохрипел Корвин, стараясь не рассмеяться от счастья и удовольствия. Оказывается, ему нравилось чувствовать ее ревность! Она немного ослабила захват на его шее, и он смог нормально говорить. — Как я мог купиться на твой невинный и беззащитный облик, ведь видел же твоего отца! Ты мне чуть шею не сломала, любимая.

— То ли еще будет, дорогой. Не уходи от темы.

— Ну хорошо, хорошо. Когда ты меня выгнала, я пошел страдать к Дому. Конечно же, там был и Макс. Они посмотрели на меня и сказали, что несчастную любовь можно вылечить только большим количеством любовных побед, и до конца недели таскали меня по разным злачным местам.

— И много ты одержал побед? — Не удержалась Тиа, одновременно понимая, что не хочет этого знать. Неуловимым движением Корвин перевернулся в ее руках и прижал сильным телом к постели. Вот черт, она думала, что полностью контролирует его, а он просто притворялся!

— Ни одной.

— Что? — Тиа подняла на него недоверчивые темно-зеленые глаза с такой надеждой, что он в очередной раз понял, что тогда, отказавшись спать с кем бы то ни было, сделал правильный выбор.

— Наши отцы это нечто. Они протащили меня по таким мирам и заведениям, в которые я никогда бы не зашел даже под страхом смерти, честное слово! Надо отдать им должное, они заводили меня к очередной девице, а иногда и не девице, а вообще непонятно к кому, и уходили развлекаться, никогда не спрашивая, что я там с ними делал.

— А что ты делал? Мне, в отличие от них, очень интересно! — Прошептала Тиа, перебирая темные волосы на его голове. Он поежился от удовольствия.

— Я смотрел. Вызывал себе замену и наблюдал. Спать ни с кем не хотелось совершенно, какой бы красоты они ни были, а уходить просто так было глупо. И потом, должен же я буду как-то развлекать тебя в ближайшие пятьсот-шестьсот лет! Вот я и…

— Я люблю тебя, ты невероятный! Никто не смог бы удержаться, а ты..-От избытка чувств Тиа чуть не заплакала, но он поцеловал ее глаза, и она успокоилась. — Ты знаешь, что Миледи тоже та еще штучка? Она практически заставила меня залезть в постель к Амадариэлю!

— Что?

Тиа увидела мгновенно вспыхнувшее неукротимое бешенство в ставших темно-синими глазах с вертикальным зрачком, черную тень за его спиной и постаралась быть покороче.

— Не надо так нервничать, любимый! Она предложила мне сравнить. Я пошла к жениху, мы начали целоваться, я сняла с него рубашку. — Тиа увидела, как раскрываются за спиной мужа огромные черные крылья, и заговорила еще быстрее. — Но когда увидела торс жениха, меня разобрал жуткий смех, и я еле удержалась, чтобы не расхохотаться прямо ему в лицо. Мало того, что он отвратительно целуется, так еще и выглядит без рубашки как задохлик!

Тиа успела только моргнуть, как крылья исчезли, а глаза мужа снова засияли чистым золотом, и смогла облегченно выдохнуть. Никогда в жизни она не будет слишком сильно злить своего вспыльчивого и чертовски опасногомужа. Ни за что.

— Вечером перед свадьбой я рыдала как сумасшедшая, потому что мне не нужен был никто, кроме тебя, а ты так и не пришел за мной. Миледи появилась и, задав парочку правильных вопросов, заставила меня взять себя в руки. Я порвала дурацкое свадебное платье и собралась идти отменять свадьбу, но она меня остановила.

— И правильно сделала, иначе ты испортила бы весь сюрприз! — Улыбнулся Корвин, после ее рассказа понимая, что действительно никогда не сможет отпустить Тиа от себя. Он просто убьет и ее, и ее любовника, а потом последует за ней. Но ей об этом знать не обязательно, ведь этого не случится. Она была совершенно искренней в оценке своего жениха, что спасло того от неминуемой смерти, и любила его, Темного эльфа и своего мужа, так сильно, что ей никогда не будет нужен никто другой. Корвин зналэто, спасибо Доминику за такое полезное умение!

Тиа поцеловала его, собираясь показать ему всю свою любовь, когда поняла, что герцог уже не в ее руках, а коротким взмахом меча отрубает черноволосую голову, просунувшуюся в приоткрывшуюся входную дверь на другом конце комнаты. Секунда, и муж полетел в ее сторону, откинутый от двери мощным ударом, потеряв по дороге меч. Тиа метнулась к нему и остановила его полет на самом краю постели. Корвин сел и помотал головой, приходя в себя. Перевел взгляд на смущенного Доминика и смеющегося Макса за его спиной.

— И что это было? — Спросила Тиа.

— Извини, привычка. — Сказали Дом и Корвин одновременно с такими одинаковыми интонациями и выражениями на лицах, что рассмеялись уже все.

— На самом деле мы пришли попрощаться. — Сказал Макс, подошел к Тиа, укутал в простыню и крепко обнял.

— В каком смысле попрощаться?

— Скоро мы уйдем из этого мира, и я больше чем уверен, что лично я сюда не вернусь уже никогда. — Пояснил Макс и увидел недобро прищуренные глаза Доминика. Ладно, с ним они позже поговорят.

— Но как же так!

— Мы с Домом нашли вас в том числе и поэтому. Теперь мы за вас спокойны, и можем снова заняться своими делами. Семейная жизнь в нормальном понимании это точно не про нас.

— Это ты правильно заметил, Макс, — рассмеялся Доминик, — в нашейсемейке нет ни одного нормального. Нам пора идти, дорогие деточки. Мы обязательно увидимся с вами перед отъездом, только у нас может и не быть возможности попрощаться.

Доминик крепко пожал руку Корвина и на секунду прижал его к себе.

— Береги ее как зеницу ока, герцог. Ее жизнь и счастье важнее всего на свете. Без нее ты не выживешь, даже если у тебя останутся дети. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Помни об этом всегда. — Прошептал он ему на ухо и выпрямился.

— Я верю и я буду помнить, Доминик. — Пристально глядя ему в глаза, ответил Корвин.

— Ну вот и славно. В отличие от пессимистически настроенного Макса, я надеюсь, что однажды вернусь сюда, и мы как следует покуролесим все вместе.

Макс поцеловал Тиа в лоб и подошел к другу. Супруги смотрели на них, стараясь запомнить даже мельчайшие детали. Два абсолютно разных и в тоже время одинаковых существа, силу и возможности которых сложно было даже представить. Они улыбнулись и исчезли.

— Странные у нас с тобой родители, любимая, — задумчиво сказал Корвин.

— Не то слово! Кстати, Макс сказал, что у него есть сын, так что скоро нам придется присматривать за моим младшим братом.

— А оно нам надо? — Возмутился было Корвин, но Тиа поцеловала его, и он забыл о чем вообще они только что разговаривали, отдавая всего себя любимой.

Глава 6. «Побег или пара слов о родительской заботе»

1-ый Галактический сектор, Красная Планета, Резиденция Капанэус, 1 ноября 1 485 357 года

— Цербер, иди ко мне, хороший серкончик!

— Пфф!

— Ну пожалуйста! Я тебе вкусняшку дам!

— Ага, конечно. Где ты ее возьмешь, интересно?

— У меня есть стратегический запас. Надо же мне как-то выживать в таких невыносимых условиях!

— А за что тебя на этот раз наказали?

— Впрок. У меня через час занятия по межрасовому этикету, а я их ненавижу до кончика хвоста, ты же знаешь. Спаси меня!

— Не могу. Если ты сбежишь, Зара сразу поймет, что это я тебе помог, ведь только я могу ходить по всем помещениям дворца без ключей. А я итак достаточно потрепал ей нервы в прошлом месяце.

— Цербер, тебя отец зачем оставил? Нас с Демианом охранять, правильно? А ты что делаешь? Меня скоро подвергнут настоящим пыткам, а ты лежишь на травке и даже ухом не ведешь! Что ты за охранник-то такой?

— Послушай, у вас с ним был договор, я все слышал, так что можешь не придумывать. Он честно отсидел на Красной Планете рядом с Зарой полных полгода, теперь ваша с братцем очередь. Прошло только три месяца, а ты уже дважды пыталась сбежать! Это свинство с твоей стороны.

— Но ты же знаешь, какое Зара чудовище! С ней же невозможно долго находиться рядом! Тем более, когда отца рядом нет.

— И именно поэтому он оставил меня здесь с вами, хотя я был категорически против! Тор знал, что вы попытаетесь сбежать, нарушив ваш с ним договор. И я, его бессменный охранник вот уже двадцать лет, вынужден оставить его на целых полгода и видеть эту стерву каждый день! Все из-за вас, маленькие чудовища.

— Цербер, лапулечка, не обижайся на нас, мы не хотели ничего плохого! Я знаю, что ты ненавидишь Зару с самого первого дня. Кай Го нам рассказывал. Но именно поэтому ты и должен мне помочь! Разумные существа должны объединяться перед лицом общего врага!

— Вообще-то, Кейтана, она твоя мать. Так что выбирай слова, когда говоришь о ней, юная леди.

— Ты жуткий лицемер, Цербер, и я пожалуюсь на тебя отцу, так и знай.

— Да не вопрос! Поскорее бы он уже вернулся, я за него переживаю жутко.

— Мы тоже, страж. А ты не знаешь, где Демиан?

— Зара заперла его в бальном зале и сейчас у него урок танцев.

— Ууууу, бедняга! Ему еще хуже, чем мне. Кого на этот раз она ему подсунула?

— Сегодня твоя мать отличилась. Пригласила наследного Лорда Ахунда Эрато с сестрой и ее подругой.

— Ты шутишь? Они же известны на все Красные миры своим садизмом и подлостью!

— А еще богатством и почти безграничной властью. Лорд Эрато канцлер при Императоре, ты не забыла?

— Я помню. Почему Император держит их около себя, а про нас даже не вспоминает никогда? Мы с братом его внуки, а вне обязательных по этикету мероприятий даже ни разу не видели. С ним даже Зара встречается только на приемах, а она его дочь и Принцесса. Официальное лицо, между прочим!

— Все вопросы к твоему отцу.

— Вот так всегда. Как только мы начинаем спрашивать, вы с отцом и Кай Го уходите в глубокую оборону, а Зара начинает истерику на три дня. Ну ничего, когда-нибудь мы все выясним.

— Конечно, даже не сомневайся. Ладно, я пошел, посмотрю как там дела у несчастного Демиана. Может, надо будет опять как следует напугать очередную наглую даманицу, вешающуюся ему на шею.

— Вечно ты так! Ему помогаешь, а мне нет.

— Он, в отличие от тебя, наследный Лорд Нуми-Торум и третий в списке наследников Императора Торша Люзефа. Ему живется гораздо хуже, чем тебе, юная Леди!

— Да знаю я, знаю.

Цербер задумчиво посмотрел на нее и неторопливо направился в сторону главного входа во дворец. Кейтана с тоской смотрела ему вслед. Вот ведь невезуха! Казалось бы, свобода так близко- земля была всего в трех метрах от открытого окна, прыгнуть бы и сбежать к отцу! Но мать всегда отличалась особой жестокостью по отношению к ней. При любой попытке покинуть помещение, а особенно через окно, лазерные лучи тут же выжгут крест на ее плече. Это было так больно и унизительно! Хорошо хоть отец не знает, иначе точно не выдержал и убил бы Зару. Что же у них за семейка такая? За какие грехи им досталась такая ужасная мать, а ему жена? Думы потекли по обычному маршруту, каждый раз спотыкаясь на одной-единственной мысли. Раз Тор и Демиан в силу своего положения никогда не смогут убить Зару, однажды это сделает она.

Наследный Лорд Нуми-Торум вел свою партнершу в танце и изо всех сил старался сохранить положенную по этикету дистанцию между ними. Удавалось плохо, потому что Тера Эрато четко дала понять, что ему от нее не сбежать, а ее мерзкий братец и Зара были только за. Хорошо, что отец, в тайне ото всех и вся, учил его пользоваться Силой Света и Жизни, и сейчас Демиан мог хоть немного сдерживать интриганов. Судя по всему, сегодня Зара была уверена, что он попадется в ее очередную ловушку, на сто процентов. Интересно, почему? К сожалению, когда-то давно отец поставил мощнейший охраняющий блок на ее мысли и читать их, как и контролировать, не мог никто. Наверное, тогда это было правильным решением, но теперь об этом горько сожалели и Демиан, и сам Тор.

Тера сделала ему подножку, он ловко увернулся, и они продолжили танец. Даман увидел, как скривился Ахунд, и понял, что они замыслили. Мурашки ужаса подняли полоску светлых волос на его позвоночнике, и он мысленно заметался в поисках выхода. Они заставят его скомпрометировать Теру и объявят ее его невестой. Это станет началом его конца. Вот же черт, и Тора, как назло, на планете нет! Демиан увидел, как Зара, словно невзначай, подходит к ним ближе, а Ахунд с партнершей, танцуя, загоняют его в угол. Он сдержал желание зарычать от бешенства, понимая, что у него остался только один вариант. Открытая конфронтация. Но их это тоже устроит, потому что тогда Эрато вызовет его на поединок в защиту чести своей сестры. Об этом узнает Император, и тут же женит его на Тере из дипломатических соображений. Тем более, что без его ведома наследный Лорд Эрато не был бы таким наглым и уверенным в том, что ему все сойдет с рук.

Наплевать, без боя он им в руки не сдастся. Демиан в очередной раз ловко вывернулся из угла и выиграл себе еще пять минут. Попытался протанцевать к двери, но его маневр был разгадан, и его начали прижимать уже к другой стене. Даман уже совсем было отчаялся, когда случилось чудо. В комнату влетела панаэра, а следом за ней, в попытке ее догнать и сожрать, ворвался Цербер. Птица суматошно заметалась по помещению, и серкон начал носиться за ней, не обращая внимания на попадавшихся на его пути людей. Страж сбил их с Терой с ног и начал прыгать рядом с даманицей, закатившейся в угол, громко клацая около ее уха жуткими острыми зубами и пытаясь поймать спрятавшуюся за ее головой панаэру.

Демиан воспользовался такой удачей и тихо выскользнул из зала, быстрым шагом направляясь к стоянке каров. У них с сестренкой не осталось выбора, они должны бежать с планеты и срочно найти отца. По счастливому стечению вероятностей, вчера на Красную Планету с официальной миссией прибыли послы Саматогора, а с ними два обязательных в таких случаях Рыцаря Джеда, одного их которых Демиан знал с самого детства. Вот с него он и начнет.

Кай Го Джи сидел в шумном баре на левой набережной огромной реки, по большому счету разделявшей столицу Красной Планеты на два отдельных города. Правый для аристократов и левый для всех остальных. Прекрасные дворцы посреди пышной зелени и синевы деревьев против безликих многоэтажных джунглей без единого кустика. Теоретически, ничто не мешало обычным даманам с Левого берега завести дружбу или любовь с обитателями Правого берега, но практически, и это знали абсолютно все, это было невозможно. Именно поэтому Кай Го и не любил Красную Планету. То ли дело Танатос, родная планета Тора. Сколько замечательных лет они провели там!

Рыцарь посмотрел на часы и понял, что ему пора начинать волноваться. Высший Лорд сказал, что по его расчетам, Демиан найдет его около часу ночи, а стрелка уже перевалила за полвторого. Он начал выбираться из своего темного угла, когда увидел, что в зал вошел странного вида даман. Кай Го облегченно выдохнул и улыбнулся. Демиан никогда не умел маскироваться. Благородная черная кровь и невероятная красота, отличительный признак их рода, всегда выдавали его с головой. Вот и сейчас, несмотря на выполненную по всем правилам маскировку, абсолютно всем в баре было понятно, что под личиной обычного пилота звездолета скрывается благородный Лорд одного из самых близких к Императору семейств. Аура власти и абсолютной уверенности в себе всегда бежала впереди любого из них.

Лысый со своими дружками пребывал в препоганейшем расположении духа. Сегодня у него отобрали приличный кусок территории, а он так и не смог вернуть его обратно под свой контроль. Он поднял глаза и увидел входящего в бар пилота. Благородный Лорд? Здесь и один? Какая отличная новость! Вот на ком они сегодня сорвут злость! Лысый подтолкнул локтем соседа по столу, взглядом указывая на самоубийцу. Ребята весело оскалились и начали проверять оружие. Надрать задницу любому Благородному было красной мечтой любого дамана с Левого берега, и сегодня они собирались насладиться унижением Лорда сполна.

Демиан вошел в прокуренный бар и сразу же понял, что его маскировка опять провалилась. Да что же это такое! Он так старался, и опять все коту под хвост. Шестеро отмороженного вида даманов зашевелились в одном из углов бара, бряцая оружием и явно готовясь к разборкам. Твою мать, а он даже не знал, здесь ли Кай Го. Сила привела его сюда, но найти кого-либо в этом мрачном заведении было невозможно, как и было задумано хозяином этого популярного у бандитов бара. Воздух рядом с ним всколыхнулся, и Демиан повеселел, чувствуя знакомый прилив сил.

— Что ты забыл здесь, пилот? Ваша братия тусуется на другой стороне дороги. Пойдем, покажу. — Насмешливо сказал Кай Го, разворачивая радостно скалившегося Демиана к двери.

— Я и без тебя разберусь, помощник. — Подыграл человеку Торум, послушно выходя из первых дверей и нос к носу сталкиваясь с даманом, на первый взгляд выглядящим практически так же, как и он. Какое удачное стечение вероятностей! Кто-то там, наверху, однозначно любит его. Кай Го прижал палец к губам и приказал остановиться в закутке темного тамбура перед выходом, затем вышел на улицу, перешел дорогу и заглянул в бар, где отдыхали пилоты.

— Ребята, там один из ваших случайно зашел в бар напротив. Я думаю, вам надо что-то предпринять. — Сказал он громко и увидел, как подхватилась большая часть посетителей.

Демиан вжался в стену, пропуская мимо себя весьма решительно настроенных пилотов, и увидел скользнувшего к нему Рыцаря. Они дождались начала побоища в баре и размытыми тенями скользнули к черному ходу. Даман так похожий на него лежал под столиком без сознания, а над ним разгорелась настоящая война. Да уж, не повезло бедняге! Но благодаря ему, они с Рыцарем смогли смыться отсюда незамеченными, потому что все приборы слежения сейчас были направлены на драку. Кар Кай Го стоял совсем недалеко от выхода и уже через пару минут они пристроились в хвост из цепочки туристических машин, развлекающих гостей столицы видами ночного города, окончательно заметая следы.

— Демиан, дружище! Как же я рад тебя видеть! — Сказал Кай Го, прокладывая нужный маршрут, и почувствовал, как его оплетает крыло, прижимая к даману.

— Где же ты был целых пять лет, Живчик? Мы так скучали по тебе!

— Мне пришлось уехать, ты же знаешь. — Улыбнулся ему Кай Го и по старой памяти почесал кончик крыла. Демиан зажмурился от удовольствия, но вспомнил, что уже вырос из того возраста, когда детишкам чешут крылья, смутился и убрал крыло за спину. И тут же почувствовал руку на своем плече.

— Мне было так плохо без вас. Просто ужасно! Ты даже не представляешь, как я рад снова быть с вами.

— Что ты делал в том дурацком баре?

— Ждал тебя.

— Что?

— Что слышал, — рассмеялся Рыцарь. — Я же не просто так появился именно сейчас и именно здесь.

— Серьезно? Дай догадаюсь, отец опять угадал будущее и прислал тебя к нам на помощь?

— Можно и так сказать. Тор нашел меня месяц назад и сказал, что время пришло. Я чуть не расплакался от радости за него, представляешь? Он так долго ждал этого дня!

— Живчик, ты опять бежишь впереди звездолета! О чем ты говоришь?

— Прости, я так давно не видел вашу замечательную семейку, что сейчас несколько не в себе. Я так понимаю, что мы должны вытащить Кейтану?

— Да, и удрать к отцу. Других вариантов не осталось. Сегодня меня собирались подставить и женить на Тере Эрато. Как же мне надоели все эти интриги! Император будет править еще лет пятьдесят-то точно, а они уже начали делить его место.

— А ты как хотел? Самое время. Где сейчас твоя сестра?

— Ее заперли во внутренних помещениях резиденции, а Цербера вообще усыпили и посадили в специальную клетку. Единственный плюс в том, что она стоит в одном помещении с Кейтаной.

— Понятно. Охраны там много?

— Пара даманов плюс лазерные ловушки.

— С эти я справлюсь. Сейчас я отвезу тебя на корабль, ты приготовишь его к старту. Мы прилетим ближе к утру, так что постарайся сделать так, чтобы к этому времени он смог взлететь.

— Не понял? Что значит «постарайся, чтобы он смог взлететь»? — Спросил Демиан, но Кай Го только хмыкнул в ответ.

Кейтана лежала на кровати и обдумывала варианты побега. Пока получалось очень плохо. Она посмотрела на беднягу Цербера, спеленатого по всем лапам железными цепями. Сволочи! И где они только откопали столько церония, чтобы суметь его усыпить? Похоже, к этому Зара готовилась давно. Слава Богу, что не убила. Впрочем, вряд ли она осмелилась бы на это. Страж для отца был таким же дорогим и любимым ребенком, как и они с Демианом. Хорошо еще, что никто не догадывался, что он умел говорить. Мать знала, что ее ждут серьезные неприятности, если что-то плохое случится с Цербером или с Кейтаной. Наверное, поэтому они до сих пор были живы. Демиан, как наследник рода, всегда был в полной безопасности.

Серкон пошевелил лапами и почувствовал, что не может сдвинуть их ни на сантиметр. Открыл глаза и все понял. Зара все-таки рискнула причинить ему вред, а это значит, что игра пошла по крупному. Он чихнул, ощутимо стукнувшись длинной пастью о прутья клетки, и зарычал от боли.

— Тсс, мой хороший. Потерпи, утром придут люди Зары и тебя освободят. Ты только не волнуйся, ты же хорошая зверюшка, жалко только, что разговаривать не умеешь, а то мне тут так грустно одной! — Сказала Кейтана, надеясь, что он поймет ее правильно.

Она знала, что в помещении постоянно работает как минимум три камеры слежения. Цербер просунул острую пасть сквозь прутья клетки и ласково прикусил ее руку острыми как иглы зубами. Умничка, все он понял правильно. Кейтана тяжело вздохнула и подошла к окну. Скоро рассвет, а она так и не придумала, как отсюда можно сбежать. Вчера Зара сказала, что теперь она будет жить здесь безвылазно до тех пор, пока Демиан не женится на Тере Эрато. Это было катастрофой. К тому же, от брата не было вестей уже больше суток, и она начала серьезно за него волноваться. Даманица села на подоконник и снова принялась за составление планов побега, когда входная дверь начала осторожно открываться. Кейтана скользнула обратно в постель и притворилась спящей.

Ахунд Эрато открыл двери в покои Леди Торум и аккуратно скользнул внутрь. Он ждал этого момента целых пять лет! А для него это просто вечность. То, что дочь Лорда Нуми-Торум будет принадлежать ему, даман понял сразу, как только ее увидел. Ну и что, что у него есть жена? Ахунд давно придумал способ быть от нее подальше, сослав ее на одну из своих планет, чтобы не мешала ему развлекаться и растила наследников. Тем не менее, ему приходилось быть очень осторожным со своими живыми игрушками, его жена в гневе была очень опасна. В том числе и поэтому его любовницы всегда умирали. А кому сейчас легко?

Эрато подошел к постели и присел рядом с безмятежно спящей даманицей. Боги, какая же она все-таки красивая. Как и все в роду Нуми-Торум. Они во все времена были эталоном для всей расы даманов. А теперь одна из них будет его. Он так долго не осмеливался ничего предпринимать, ведь этот род славился не только своей красотой, но и силой. Они лично владели аж пятьюдесятью планетами в пределах Большого круга, и дела на них всегда шли просто прекрасно. Любой, посмевший навредить принадлежавшим роду Нуми-Торум землям или разумным, заканчивал свои дни очень быстро, вне зависимости от знатности, количества нужных связей или денег. Ахунд передернул плечами, отгоняя злые мысли. Тор Нуми-Торум не чета своим предкам. Бесхребетный слизняк. Кейтана будетего любовницей до тех пор, пока не надоест, а этого не случится очень долгое время. А потом он убьет ее, потому что никогда не допустит, чтобы кто-то кроме него прикасался к ней.

Ему так повезло, что ее мать люто ненавидит свою дочь! Если бы еще знать почему… Тогда бы Эрато смог бы крутить Зарой так, как ему будет угодно. Конечно, сейчас он не должен быть здесь, ведь Лорд Нуми-Торум пока еще жив и здоров, как и его наследник, но Ахунд больше не мог ждать. Даман наклонился, обхватил Кейтану руками и крыльями, лишая возможности сопротивляться и впился в ее губы поцелуем. Как он и ожидал, она была великолепна, и сразу же начала сопротивляться. Просто восхитительно! Так, как Ахунд и хотел. Чем больше сопротивления, тем лучше, ведь это так заводит! Он высвободил одну руку и жестоко схватил ее за волосы, наклоняя голову к спине так, чтобы ей было очень больно, и открывая прекрасную черную шею. Она закричала от боли, и даман впился губами, не убирая клыки, в ее горло, чувствуя, как кровь скатывается по его подбородку. Божественно!

Кейтана послушно взвыла, когда Эрато вцепился клыками в горло, выжидая подходящий момент. «Ну давай же, садист доморощенный, возбуждайся быстрее, меня же сейчас вырвет!» думала она, нащупывая длинный острый стилет у себя на бедре. К сожалению, даман схватил ее так неожиданно и быстро, что она не успела достать его сразу. Ахунд оторвался от ее горла и чуть отодвинул от себя, перекладывая руку с головы на грудь. Ну-ну. Кейтана тут же воспользовалась возможностью и одним движением разрезала все двенадцать мышц на правом боку. Он зарычал от неожиданности и боли, но она только усмехнулась и отличным хуком справа отправила его в нокаут. Даман упал на пол и замер. Какая красота! Столько крови, жаль только что рана не смертельная, и он придет в себя достаточно быстро.

— Какая хорошая девочка! Я рад, что наши занятия не пропали даром! — Раздался невозмутимый голос со стороны входной двери, и даманица повисла на шее у подошедшего к клетке серкона человека.

— Живчик! Как же ты вовремя!

— Я старался. Ну что, давай выбираться отсюда? Этот идиот нам сильно помог, удалив охранников от твоей двери на пару часов и отключив все камеры слежения.

— А как же Цербер?

— Куда же мы без него? — Сказал Кай Го и взмахом меча разрезал несколько прутьев решетки. Серкон выразительно посмотрел на него, намекая, что было бы неплохо еще и цепи на лапах убрать. — Ой, извини, друг.

Вернувшиеся через полтора часа на свой пост охранники увидели лежащего в луже крови наследника Эрато, разрушенную клетку и полное отсутствие Леди Торум и Цербера. Переглянулись и в спешном порядке сбежали на Левый берег, навсегда растворяясь в бетонных джунглях.

Зара бесцельно брела по темным коридорам резиденции, неясное предчувствие крупных неприятностей так и не дало ей уснуть. Череда неудач преследовала ее уже третий месяц. Вот и вчера! Все было тщательно спланировано и согласовано, но дурацкая случайность все испортила. Как же ей хотелось разорвать этому чертову серкону горло! Все эти годы она ненавидела его всей душой, и он отвечал ей взаимностью. Леди Нуми-Торум свернула за угол и решила проверить охрану у дверей непокорной дочери. Как всегда при мысли о Кейтане в ней поднималась волна неконтролируемой ярости и ревности. Едва родившись, эта маленькая стерва навсегда завоевала любовь Тора, отобрав у нее огромный кусок его сердца.

Слабый рассветный луч рассеял мрак в высоких коридорах резиденции. Зара тяжело вздохнула. Как же она устала бороться с Тором за его же счастье! Столько лет прошло, а он все никак не может понять, что его сердце должно быть отдано одной ей. Только ей и никому больше! Ни детям, ни серкону или Кай Го, ни подданным. Почему ей не нужен никто, кроме него, а ему нужны они все? Зара сделала все, чтобы он принадлежал только ей, а в результате получила прямо противоположное. Тора любили все вышеперечисленные, а он любил их всех. А ее, если подумать, все ненавидели. Все, кроме него. Зара знала, что в глубине души муж все еще любит ее. И иногда, когда ей интригами, истериками или угрозами удавалось затащить его в свою постель, она могла почувствовать это снова.

Только ради того, чтобы Тор снова стал принадлежать ей одной, Зара и затеяла всю эту возню. От Кай Го она избавилась пять лет назад. Демиан скоро так или иначе будет женат на девице Эрато и переедет в императорский дворец, и если Цербер и Кейтана умрут, то она будет первой, к кому он придет за утешением. Зара надеялась, что наследный Лорд Эрато как следует помучает ее дорогую дочурку перед смертью. За то, что родилась, за то что, была красивее ее и за то, что всегда была рядом с Тором, и забрала такой большой кусок его сердца себе. Леди Нуми-Торум дошла до покоев дочери и остановилась, онемев от ярости при виде кое-как стоящего на ногах и обливающегося кровью Эрато.

— Идиот! Что ты натворил, кретин!? Неужели не мог подождать еще пару месяцев?

— Не смей кричать на меня, Зара!

— Еще как посмею, Ахунд! Ты вообще понимаешь, что натворил? Теперь Тор все узнает, и нам обоим придет конец. Мало того, что ты до сих пор не поймал Демиана, так еще и не смог справиться с моей дочерью! Они доберутся до моего мужа, и нам не поможет даже Император.

— Прекрати истерику, Принцесса! Мы их поймаем. Кроме того, ну узнает Лорд Нуми-Торум, что мы хотели сделать с вашими детьми, и что? Он же серая, бесхребетная мышь! Талантливый управляющий и удачливый делец, кто спорит? Но это и все! От него даже Рыцари отказались, впервые за всю историю Ордена! Что он нам сделает?

— Ты ничего не понимаешь, Эрато. Никто не знает моего мужа. Ни я, ни дети, ни Рыцари Джеда. Сейчас он может быть и никто, но однажды, давным-давно, всего на мгновение, но Тор был совсем другим. И боюсь, мы сделали все, чтобы вынудить его стать таким снова.

— Ты сгущаешь краски, Зара. Кем может стать твоя кабинетная крыса? Что он сможет сделать со мной, зная, что за моей спиной стоит Император? — Насмешливо сказал Эрато, забирая у нее аптечку и прикладывая заживитель к боку.

— Мой род у власти уже больше трех тысяч лет, и мы считаемся долгожителями. А род Нуми-Торум правил даманами девятьсот тысячлет. И правил бы еще столько же, если бы Властелин Создателей лично не отстранил их от власти, единственный раз за всю историю всех императорских династий Вселенной.

— Я помню историю нашей расы. К чему ты это говоришь? Никто так и не узнал, почему Властелин так поступил, и это до сих пор не дает покоя историкам. Но какое отношение все это имеет к нам?

— Тор много времени провел, копаясь в семейных архивах. Последний Император из их рода был назван Властелином Высшим Лордом, и еще почти пятьдесят тысяч лет Нуми-Торум гордо носили этот титул. И никто из них никогда больше не претендовал на место Императора, хотя они всегда были богатейшей и влиятельнейшей семьей среди даманов. Почему никто их них больше ни разу не участвовал ни в одной смене династии, а, Эрато?

— К чему ты ведешь? У нас не урок истории, Зара!

— К тому, что даман с такой историей рода не может бытьсерой мышью по определению, если сам того не захочет! Я видела, каким был Тор, когда стал Высшим Лордом. С ним мог бы потягаться только Император.

— Если бы он захотел, как ты правильно сказала, то давно бы уже намылил шею всем тем, кто все эти годы втихомолку и не очень издевался над ним.

— А скажи мне, умник, где теперь эти самые «все»? — Мрачно спросила Зара, стараясь не запачкаться и помогая наследному Лорду спуститься к его кару.

Эрато задумался. Перебрал в памяти первых пятерых, кто на его памяти неуважительно отозвался о молчаливом, сером и вечно ходящем в дурацкой хламиде Лорде Нуми-Торум, и похолодел. Перевел взгляд на Зару и недоверчиво посмотрел на нее.

— Это просто случайность! Никто из них не умер, просто на данный момент ни одного их тех, о ком я вспомнил, на Красной Планете нет. Один в немилости у Императора, второй смертельно болен, у третьего неприятности во владениях, четвертый по уши в семейном скандале, пятый улетел на разборки с Пожирателями. Ничего общего!

— Конечно. Кроме того, что у всех у них неприятности.

— Я подумаю над этим позже. А пока это все домыслы. Если встанет вопрос о жизни твоего мужа, чью сторону ты примешь?

— Тор или будет моим, или не будет ничьим. Если он открыто встанет на сторону наших детей, я не прощу ему этого никогда.

— Ты сумасшедшая хладнокровная стерва, Зара, и это меня откровенно радует. Из нас получится отличная команда.

— Не обольщайся, Эрато. Ты в этой игре почти ничего не решаешь. Все в руках Императора, не забывай об этом. Верни моего сына во дворец, сейчас это самое главное. — Холодно сказала даманица, проследила, как Ахунд неуклюже забирается в кар, и, не дожидаясь, когда он улетит, ушла обратно во дворец.

Эрато взлетел, включил автопилот и задумался. Бешенство кружило в нем, заставляя стискивать кулаки так, что когти впивались в ладонь. Демиан наверняка все еще на планете. С помощью Императора они легко его вычислят и поймают, а с ним будет и его сестра. При одной только мысли о Кейтане, так ловко ускользнувшей от него сегодня, все в нем разрывалось на части от ненависти, любви и безумного желания мучить ее, занимаясь с ней сексом. Он найдет ее и сделает своей, чего бы это ему не стоило. Впервые в жизни наследного Лорда перестали интересовать интриги и жестокие развлечения. Теперь у него была цель, и даман собирался предпринять решительные шаги для ее достижения, используя все доступные ему средства.

— Живчик, ты ужасный мерзавец, ты знаешь это? — Недовольно встретил их Демиан на пороге корабля, подхватывая свою маленькую сестренку на руки.

— Очень интересно, и почему это?

— Откуда ты выкопал этот металлолом? Это корыто продержится в открытом космосе максимум пару Галактических секторов, и то не факт. А как мы садиться будем, я вообще плохо себе представляю!

— Не ворчи, Демиан, все будет пучком!

— Чем будет?

— Все хорошо, говорю, будет! — Уверенно сказал Кай Го, на самом деле не веря в это совершенно. Все в нем вопило о том, что это даже не корыто, а дырявый тазик, вряд ли переживет взлет, не говоря уже о посадке.

— Мне моя Сила говорит, чтобы я бежал с этой развалюхи к чертовой матери, — мрачно глядя на него, сказал Демиан.

— Кай Го, а тебе отец сказал лететь на нем? — Вмешалась в разговор Кейтана.

— В том то все и дело. Он настаивална этом! Сказал, что это единственный вариант для всех, и они долго его собирали.

— Не понял? — Удивленно воззрился на него Демиан. — Что значит «собирали»? И кто это «они»?

— Не смотри на меня так, я знаю очень мало. Тор сказал, что когда мы встретимся с ним снова, вы все будете знать и без него. Кейтана, не надо меня душить своим хвостом, я правда не знаю, что он имел в виду!

— Ты врешь, Живчик! Что-то ведь по любому знаешь, только нам не говоришь! — Сказала даманица, не оставляя попыток добраться до его шеи хвостом.

— Это не моя тайна. Но я так рад, что после стольких лет прозябания, мы начинаем открытую войну. Давно пора было.

— Какую еще войну?

— Оглянитесь по сторонам, двойняшки! Мир катится в пропасть. За последние десять лет в Большом Совете не было принято ни одного разумного решения, пятнадцать планет Большого круга в карантине, еще шесть просто уничтожены из-за поглотившей их нежити. Галактические сектора с 8го и далее объявлены зоной бедствия, а полеты туда запрещены из-за Пожирателей, а у вашего отца не осталось больше сил ждать.

— Ждать чего?

— Возможности превратить в жизнь принятое когда-то решение и стать, наконец, счастливым.

В семь утра, после небольшой ругани по поводу отвратительного технического состояния с главным механиком службы допуска к полетам космопорта, торговый корабль «Стремительный», под громкий смех и пожелания не рухнуть на взлетное поле от диспетчеров, все-таки поднялся в небо, и на второй космической, слегка дымя неисправным планетным двигателем, вышел в космос. Экипаж несчастного звездолета облегченно выдохнул и завалился спать, надеясь на то, что уж с заданного курса эта развалина свернуть не сможет ни при каких обстоятельствах.

Глава 7. «Курс молодого отца или немного о нежити»

N-е Отражение, Москва, 1 ноября 2016 года

Драко осторожно крался по тоннелю метро в полной темноте. Как хорошо, что сегодня с ним никого нет, иначе они давно бы уже попались в руки Банды Седого. Или в лапы крысюков, что-то они сегодня больно бодрые. Мимо него снова пронеслась стая огромных полусобак-полукрыс, стараясь держаться от него подальше, и он с облегчением выдохнул. Драко знал, что эти страшные зверюги почему-то всегда обходили его стороной, но каждый раз с ужасом ждал, что его необъяснимое везение закончится, и его жизнь оборвется в острых зубах этих мерзких тварей. Он поправил мешок с едой и заказом за спиной и снова двинулся в путь.

На Павелецкой ему крупно повезло, и парень успел незаметно прицепиться к дрезине, тянущей за собой пару небольших, намертво обитых железом, грузовых вагончиков. Просто прекрасно! Он сэкономит целых полдня и отдаст заказ покупателю еще засветло. Хоть ему и было все равно, светло на улице или темно, но шляться ночью по улицам Москвы могли только совсем сумасшедшие отморозки. Днем зомбяки были не слишком быстрыми, но как только садилось солнце, спасения от них не было. Драко передернул плечами и чуть не свалился с рельсборда, в последний момент сохранив равновесие. Как же ему надоела такая жизнь! А дальше все будет хуже и хуже, ведь толпы нежити растут с каждым днем, а живых становится все меньше, да и те, вместо того, чтобы объединиться, грызутся между собой как пауки в банке. Всем на всех плевать.

Покупатель обитал в промзоне на Каширской, так что его доставили прямо до места назначения. Драко благополучно отцепился от попутки и очень осторожно начал пробираться к выходу из метро. На этой станции водились какие-то совершенно сумасшедшие скелеты собак, и с каждым разом их стая становилась все больше. Похоже, скоро и этот источник дохода иссякнет. Что он будет делать дальше? Хороший вопрос… Драко практически выбрался на улицу, готовясь к самому сложному, когда услышал прямо по курсу удивленный мужской голос и жуткое клацанье костей и зубов. Парень вытащил биту и потихоньку двинулся вперед. Если дела не так плохи, то он этому человеку поможет, а если все хуже некуда, то ограбит труп. Во всем надо искать плюсы!

Драко аккуратно выглянул из-за мраморного бортика и онемел. Недалеко от входа стоял мужик в совершенно новой, с иголочки одежде и, негромко ругаясь матом, палкой отбивался от стаи собачьих скелетов. Никакого оружия, как и непременного атрибута их нынешней жизни рюкзака, на нем не было. Не прошло и пяти минут, как он покончил со стаей и повернулся к нему.

— Эй, кто там есть, выходи.

Драко замер в раздумьях. С одной стороны, парень явно был психом, но с другой, он совершил невозможное и уничтожил практически не убиваемых тварей простой палкой. Взвесив все за и против, парень поднялся, чтобы выйти на улицу, и вздрогнул, увидев мрачное лицо прямо перед собой. Секунда, и Драко перелетел через бортик, выдернутый из перехода за шиворот как морковка из грядки. Выпрямился, сжал биту в руках покрепче и начал молча рассматривать странного типа. Может, он пришелец? Или робот, пришедший спасти его, как в Терминаторе? Вот было бы круто! Правдоподобных объяснений этому мужику не было. Он был абсолютно чистый, красивый и накачанный, как настоящий герой из боевика в самом начале фильма. А еще в его ухе болтался всамделишный изумруд.

— Привет, эмм, существо, — сказал красавчик и сверкнул на него невероятными зелеными глазами. Ну точно пришелец!

— Привет, эмм, — замялся Драко, не зная, как обращаться к такому чудному типу.

— Макс. Князь Макс. А ты кто?

— Драко, — сказал парень и увидел, как вздрогнул и пристально вгляделся в него герой боевика.

— Как интересно. Значит, ты парень? Я очень этому рад, ты можешь мне помочь добраться до какого-нибудь безопасного места? Буду тебе очень благодарен.

— Ха! У тебя же ничего нет, чем ты сможешь меня отблагодарить!

— А что ты хочешь?

— Еда, полезные предметы, одежда вполне подойдут, — предложил Драко и понял, что не прочь примерить на себя его шикарную кожаную куртку. Он даже в детстве по телику не видел таких. Наверное, она такая мягкая и живаяна ощупь… Парень еще раз оглядел терпеливо смотревшего на него робота (или героя боевика, он еще не решил) и подумал, что с таким защитником он сможет в два счета передать заказ покупателю и спокойно добраться до дома.

— Я могу отдать тебе куртку. Но только после того, как буду в безопасности. — Сказал Терминатор (нет, пожалуй все-таки герой боевика), и Драко решился, тем более, что стоять здесь было глупо и очень опасно.

— Хорошо. Договорились, но сначала мы должны зайти в одно место, и только потом пойдем в убежище.

— Ладно, только давай быстрее, у меня нехорошее предчувствие.

Драко пожал плечами, и они быстрыми перебежками двинулись в сторону промзоны, стараясь не попадать на открытое пространство и прячась за обломками и сгоревшими машинами.

— А скажи мне, существо, кто еще водится в ваших гостеприимных краях, кроме этих милых собачек?

— А ты не знаешь?

— Не тупи, стал бы я спрашивать, если бы знал? Я что, похож на идиота?

— Слегка, — сказал Драко, — и я вовсе не существо! Я парень, и мне, между прочим, уже 14!

— Да ну, тогда ты прекрасно замаскировался, скажу я тебе. Никто и никогда не догадается, что среди этих жутких обносков, тряпок и клочьев грязных волос вообще кто-то живет.

— Да пошел ты, чистюля! И откуда ты только взялся такой? Поживи с мое в этом аду, тогда и поговорим. Ты кто такой, вообще?

— Я не местный.

— А то я не понял! Долго ты тут не протянешь, так что мой тебе совет, вали откуда пришел. И меня с собой забери.

— Ты серьезно? Не вопрос, хоть сейчас.

— Ты издеваешься? — Спросил Драко, оглянулся на киногероя (хотя нет, на психа), и увидел абсолютно серьезное выражение на чисто выбритом лице. И где он только бритву и воду берет?

— Ни в коем случае! — Уверил его Макс, и парень понял, что тот верит, в то, что говорит. Ну хорошо, судя по всему, этот мужик не так уж и плох, а в наше время действительно нормальных людей не осталось. Подыграем немного, жалко что ли?

— Хорошо, погнали! Что надо сделать? — Спросил он, стараясь не сильно ухмыляться. Впрочем, как правильно заметил псих, разобрать что-то под его маскарадом было невозможно. И это много раз спасало ему жизнь.

— Да ничего, держись за меня. Эмм, нет, подожди, ты весь в грязи, а мне жалко мою куртку.

— Что? Ну ты даешь! — Восхитился его наглости и непробиваемости Драко.

Псих по имени Макс покопался в кармане и достал оттуда чистый носовой платок! Обалдеть. Обмотал свою ладонь и протянул ему. «Посмотрите на него, какой чистюля выискался! Ну ладно, я тебе это еще припомню, пришелец»- подумал он и сжал его руку. Тот насмешливо прищурил глаза, и мир на секунду моргнул, оставив ощущение космического холода. Драко ехидно посмотрел на психа и расхохотался, наблюдая за его выразительным лицом.

— Какого, нахрен, здесь происходит?!?!?

Макс ошарашенно смотрел, как над ним ржет, другого слова не подберешь, странное существо по имени Драко, по нелепому стечению обстоятельств, являющееся его сыном, и ничего не понимал. Сюда он попал легко, просто переместившись из Бражелона, но теперь совершенно точно не мог попасть обратно. Глухая стена намертво перекрыла все выходы из мира. Какого черта? Макс попытался нащупать нити, и скользнуть по ним, но увидел, что от них осталась только мелкая пыль. Да что это такое!? Что случилось в этом мире за те пятнадцать лет, что он не был здесь? Похоже, придется задержаться, прежде чем он найдет отсюда выход. Понимание этого заставило его принять меры по обеспечению собственной безопасности.

— Так, план меняется. — Сказал Макс и огляделся вокруг в поисках подходящего оружия. — Долго нам добираться до твоего места? Тебе обязательно туда идти?

— Да, обязательно и нет, не далеко. Если нам по дороге не попадутся зомбяки, то дойдем за десять минут, если не повезет, можем застрять надолго. — Ответил Драко, с удивлением наблюдая, как беззаботный псих превращается в очень опасноготипа. Все-таки он киногерой, решил для себя парень, и рысцой двинулся вперед, они итак сильно задержались.

— Понятно. А чем зомбяков убивают?

— Ну, их можно сжечь, это самое эффективное, только горят они очень плохо. Можно оторвать им головы, только это не очень. Тело начинает таскаться в поисках головы и так или иначе ее находит, приращивает и все начинается по новой. Можно облить кислотой, но где ее возьмешь? А еще расплющить в лепешку. Вроде все.

— Что, серьезно? Мдя… не очень большой выбор. А псины, которых я раскидал, тоже соберутся обратно?

— Не знаю, костяков вообще сложно убить. Я первый раз за все семь лет вижу, чтобы их одной только палкой на кучки разбили, а они потом даже не пошевелились!

— Это хорошая новость. Значит, у меня есть преимущество, и это радует. Придется тряхнуть стариной.

Они нырнули в развалины автобазы. Драко прижал палец к губам, призывая к молчанию, и очень осторожно двинулся вперед. В прошлый раз он еле унес отсюда ноги. Остается надеяться, что зомбяки за это время сожрали все, что тут было, и ушли в другое место. Парень дошел до конца второго длинного цеха и готовился к последней, но очень неприятной перебежке через открытое пространство двора, когда вспомнил про попутчика и замер в испуге. Он же не слышал ни одного звука с тех пор, как они последний раз разговаривали, и совсем забыл о нем! Драко дернулся назад и с размаху впечатался в широченную грудь не ожидавшего такого маневра киногероя.

— Ты сдурел? Вот блин, испачкал мою светлую рубашку! — Возмутился было Макс, но почувствовал, как облегченно выдохнул парнишка, и понял, что тот его просто потерял, и собирался бежать на поиски. Это хорошо, значит он вполне нормальный пацан, только с миром ему не повезло. Ну, с этим они разберутся, так или иначе.

— Я хотел сказать, что мы должны быстро перебежать вон в то голубое здание, и через его подвалы выйдем на нужное место.

— Тебя там ждут?

— Можно сказать и так. Я подам знак, и покупатель придет за товаром.

— Очень надеюсь, что он поторопится, потому что скоро стемнеет, а я очень не хочу оказаться на улице в это время.

Они без приключений добрались до нужного места и через двадцать минут увидели трех человек, аккуратно пробирающихся к ним. Драко достал заказ и, только увидев, как загорелись глаза мужиков при виде Макса, понял, что жутко ступил. Его же нельзя было никому показывать! В его-то шмотках, и к тому же такого красивого! Тут же извращенцев полным-полно! Но было уже поздно, и теперь нужно было как-то выкручиваться.

— Драко, рад тебя видеть. — Сказал Покупатель, подходя к нему и убирая пистолет в левую руку. — Смотрю, ты сегодня не один? Кто твой замечательный друг?

— Это не важно. Я принес то, что ты заказывал. Где оплата? — Спросил парень, краем глаза следя за подельниками, которые брали их с киногероем в кольцо. Макс был абсолютно спокоен и в переговоры не вмешивался.

— Ну почему, очень даже важно! За него я тебя озолочу.

— Отвали. Давай консервы или сделка отменяется, и мы уходим.

— Ишь, какой быстрый. — Насмешливо сказал Покупатель, поставил мешок с брякнувшими жестянками на пол и переложил пистолет в правую руку. — Судя по откормленному и счастливому виду твоего друга, он сбежал из какого-то ну очень хорошего места, и теперь с головой у него не все в порядке. Скажи ему, что он идет с нами, забирай мешок и проваливай.

— Так не пойдет. — Сказал Драко и приготовился к прыжку. Ловушку на такой вот случай он сделал давным-давно, так что главное успеть нажать на рычаг, а там посмотрим, кто тут самый крутой.

— И куда это ты собрался? Думаешь, твоя ловушка все еще работает? Сопляк, мы ее переделали сразу, как только нашли. Очень хитроумно, что и говорить. Не лезь, и останешься в живых, понял? Ты хоть и странное, но очень полезное существо, и я не хочу тебя убивать. — Сказал Покупатель, подошел вплотную к Максу и приставил пистолет к его груди.

— Эй, ты, красавчик. Ты идешь с нами, понял?

— Мда, странный мир. — Задумчиво сказал Макс, одновременно ломая руку, забирая пистолет и прикрываясь телом Покупателя от двух других. Сломал ему шею, а эти идиоты все еще тупо смотрели на него, не понимая, что происходит. Ну и ладно. Он скользнул ко второму, свернул шею, отобрал пистолет и выстрелил третьему в голову. Вот и все, а гонору-то было! Макс повернулся к Драко и почувствовал, как его накрывает волна восторга и поклонения, исходящая от него.

— Ты Терминатор? И пришел меня спасти?

— В метафорическом смысле так оно и есть. Сматываемся отсюда, скоро здесь будет жарко.

— Да, конечно.

Они собрали трофеи и рысцой кинулись прочь с места преступления. Обратную дорогу до метро подельники преодолели со спринтерской скоростью, в самый последний момент разминувшись с толпой зомбяков, спешащих за едой.

Драко уже полчаса скользил по тоннелю метро, когда понял, что опять не слышит ни одного звука, кроме чуть слышного свиста рельсборда, но в этот раз не стал оборачиваться и решил немного поговорить. Десять километров, которые им надо было преодолеть, были достаточно безопасны, потому что наверху вплоть до самого Царицыно был огромный пустырь, из-за взорвавшегося реактора в Коломенском.

— Слушай, пришелец, а что ты вообще в нашем мире забыл?

— Я должен кое-кого найти и забрать отсюда.

— Вот это да! А давай я тебе помогу, а ты меня возьмешь с собой?

— Заметано. Только вот проблема в том, что непонятно почему, но я не могу вернуться туда, откуда пришел. И это мне абсолютно не нравится.

— Ясно дело. Кому ж это понравится, застрять в этом мусоре! А ты знаешь, где искать этого твоего кое-кого?

— Да. На самом деле, важнее найти путь домой. У меня там куча дел.

— Хм, как скажешь, воля твоя. — Сказал Драко и замер, глядя на море крысюков, текущее им навстречу. Потом дернулся, столкнул Макса с рельсборда и вжал спиной в стену тоннеля, отчаянно надеясь, что это поможет. — Молчи и не шевелись, они меня боятся почему-то.

— Какие жуткие зверюшки. — Раздался над его макушкой спокойный голос, и Драко открыл рот в изумлении. Крысюки, рвущиеся к живому мясу, словно наткнулись на стену, заметались в поисках выхода и тоненькой струйкой начали просачиваться мимо них вдоль противоположной стенки. Впереди образовалась крысиная пробка и, как и следовало ожидать, началась драка.

— Так, поехали. Это все надолго. — Сказал Макс, отлепляясь от стенки и приводя крысюков в полнейшую истерику. Они двинулись вперед, а вокруг них был чистый круг, диаметром почти в два метра.

— Ну, ты крут, Макс.

— Ага, а долго нам еще чесать?

— Километров шесть, а что?

— Вот блин. Отвык я от долгих жутких прогулок. Расслабился, подзарос жирком. — Задумчиво ответил Макс. Скользить на странном приспособлении, называемом рельсборд, столько времени не хотелось. — А давай мы попробуем кое-что?

— Давай, — тут же согласился Драко и почувствовал теплую руку на своем плече.

— Представь место, куда мы должны попасть в результате нашего забега. Ага, выглядит ужасно.

— Не хочешь, не ходи. Живи на улице с зомбяками.

— Прости, я не хотел тебя обидеть. — Искренне извинился Макс, попробовал портануться и понял, что фокус не удался. Вот же засада!

— Ну, так ты делаешь что-то или как?

— Делаю. Не работает. В вашем мире вообще ни фига ничего не работает так, как надо. Ладно, скучно молча скользить в полной темноте. Расскажи о себе, что ли?

— Может, лучше ты о себе?

— Сначала ты, а потом я. Я тебе обещаю, короткую версию ты точно услышишь.

— А что рассказывать? До Нашествия мы с мамой жили вдвоем, отца у меня не было. Только одна фотка, да и то на ней его лица не видно, только мамино.

— Он тебя бросил? Ты на него сильно зол?

— Да нет, не очень, и отец меня не бросал, его просто не было. Мама говорила, что это он ей нашу клевую квартиру подарил, а еще кучу денег. Так что нормально мы жили, она учительницей работала до самого конца. И погибла в школе, когда пыталась от зомбюков моих одноклассников отбить.

— А ты как выжил?

— Они нас загнали на крышу школы, а она четырехэтажная. Ну, в общем, когда стало понятно, что нам конец, я стоял рядом с ней и отбивался от них обломками стула, на самом краю. Они ее схватили, а она взяла и столкнула меня вниз.

— Ничего себе.

— Мама всегда говорила, что отец у меня супергерой и настоящий Дракон, и поэтому не смог с нами остаться, и иногда я ей верил.

— Да ну!

— Ага, у меня правда есть некоторые особенности. Поэтому я и не разбился тогда, и живу так долго в одного. С крыши я просто плавно опустился на землю и побежал. Знаешь, что было самое ужасное?

— Что?

— Я потом видел ее. Она стала зомбяком, представляешь? Я чуть с ума не сошел. Но ничего, прорвался, семь лет уже прошло с тех пор, а я прямо как огурец!

— Такой же пупырчатый и зеленый?

— Да ну тебя, бодрый и полный сил!

— Понятно. А кроме твоего умения плавно падать с крыш, что ты еще можешь?

— Ну, в темноте вижу, крысюки и всякие животные меня боятся. Даже зомбюки игнорируют, когда сытые. Если очень захочу, могу огонь зажечь.

— Ясно. Жаль, что так с твоей мамой получилось. Она наверняка была чертовски красивой и замечательной.

— Замечательной это да, но вот насчет красивой я не уверен. Обычная, к ней иногда женихи приходили, но я всегда знал, что это она для меня отца ищет, поэтому всех отшивал. Мама смеялась, и мы опять жили вдвоем. Ты лучше о себе расскажи. Кого ищешь? Кто ты такой? Ну и все в таком же духе.

— По странному стечению обстоятельств, я ищу сына.

— Гонишь! Вот это да! А как ты его потерял?

— Я не терял. Я просто не знал, что он есть.

— Ни фига себе. А с его матерью почему расстался?

— Она была очень хорошей, просто замечательной. Я провел с ней целых полгода, и это было здорово, а потом понял, что люблю ее недостаточно сильно, чтобы позвать с собой. Я ей так и сказал.

— А она? Рыдала, наверное, в три ручья?

— Нет, сказала, что любит меня и желает мне найти свое счастье, где бы оно ни было.

— И правда, классная. А потом ты ушел и не знал, что у нее сын родился?

— Да.

— А чего сейчас появился?

— Узнал о нем и пришел познакомиться. Понятно дело, что слегка поздновато, но тем не менее. Я скоро опять уеду, и, может быть, никогда не вернусь, так что хочу убедиться, что у него все будет в порядке.

— Повезло ему.

— Думаешь?

— Ну да. Ты же не врал его маме, и его не бросал. Так бывает, я же сам такой.

— Драко, ты просто чудо. Я так горжусь тобой. — Вырвалось у Макса.

— Э? Не понял?

— Классный ты парень, говорю. Если бы ты был моим сыном, я бы тобой гордился.

— Аа, понятно. Так, пока мы болтали, время и пролетело. Орехово мы прошли без проблем, и это просто прекрасно. Сейчас надо быть внимательнее. Мы свернем из главного тоннеля и пойдем в технический, а там надо ухо востро держать. Всякой дряни ползает немеряно.

— Как скажешь.

— И постарайся не стрелять. Зомбяки ту же прискачут, у них за эти годы уже рефлекс выработался.

— Хорошо.

Через полчаса блуждания по узким и вонючим коридорам, переходам, трубам и еще черт знает по чему, они, наконец, выбрались на улицу и тут же напоролись на трех зомбяков. Драго потянул было его обратно, но терпению Макса пришел конец, он вскинул руку и сжег нежить к чертовой матери, порадовавшись, что Повелитель Стихий из него никуда не делся. А пепел для верности развеял по ветру. Драго был в полном восторге и, видя такое дело, предложил переночевать не в убежище, а в его квартире, на 11 этаже чудом сохранившейся многоэтажки, на что Макс согласился с превеликим удовольствием.

Неделя. Ровно неделя прошла с того момента, как Макс застрял в этом дурацком мире. Князь сидел на крыше многоэтажки и смотрел на разрушенный город. Сверху капал мерзкий нудный дождик, под стать его паршивому настроению. Сегодня он даже смирил свою гордость и позвал на помощь Кристофа, но тот не отозвался. Князь тяжело вздохнул. Наверное, он не сильно старался и недостаточно страдает, чтобы друг пришел его спасать.

— Не вздыхай так тяжело, Макс. Мы что-нибудь придумаем, — сказал Драко, устраиваясь рядом.

— Бесит меня этот зомбятник, слов нет никаких! Хорошо хоть ты сразу нашелся.

— Это тебе повезло.

— Слушай, я вот думаю, что сидеть на одном месте смысла нет. Надо двигаться дальше. Нам надо найти хотя бы один хоть сколько-нибудь целый обрывок нити, тогда я смогу ее восстановить, и мы свалим отсюда домой.

— Согласен, это лучше, чем то, чем ты занимаешься сейчас. А почему твои друзья за тобой не приходят?

— Потому что я недостаточно сильно страдаю. Вот если бы я, к примеру, умирал или меня жутко пытали, то они бы пришли. Если, конечно, не были бы заняты в это время более интересными вещами.

— Понятно. Давай оставим это на самый крайний случай, а? Что-то мне не хочется смотреть, как тебя пытают, и ты умираешь.

— Договорились. Скажи, по слухам, есть ли где-то такое место на Земле, где еще живут люди. Крепость, город, в котором нет зомбяков?

— Конечно, каждый год новое. Так что враки это все. Народ туда идет, а там бандиты и извращенцы. Грабят, убивают и дальше по списку.

— А все-таки? Я, например, знаю один дом, в котором наверняка остались нити, но он в Лос-Анджелесе, а это, как ты понимаешь, на другой стороне планеты. Нам туда быстро не добраться. А пока нет хоть маленького кусочка нити, я не могу стать Драконом. — Уныло сказал Макс и посмотрел на сына.

Конечно же, как только они разместились в его квартире, и князь, забывшись, ласково провел по фотографии Катерины, Драко все понял. С тех пор они только и делали, что разговаривали, но свой жуткий прикид сын так и не снял. Макс уговорил его только руки как следует помыть, так что понять, как выглядит его отпрыск он так и не смог. Так и общался со странным существом, больше похожим на помесь водяного и лешего из русских сказок. Макс снова тяжело вздохнул. Ну не везет ему на родине, никогда не везло. Свою жизнь в Реальном мире князь вспоминал только в кошмарах, и Россия там была в числе самых страшных. Даже после их с Кристофом возвращения в Настоящий мир, он старался бывать там как можно реже.

Единственным светлым пятном была Катерина, обычная девушка, с которой он случайно познакомился вечером на набережной Москвы-реки. Они с Домом тогда что-то в очередной раз отмечали, таскаясь по Отражениям в поисках приключений, он случайно промахнулся, и оказался в Парке Горького в Москве. Стоял и смотрел, как народ учится танцевать зажигательные кубинские танцы, и вдруг почувствовал такую грусть и отчаяние, что тут же обернулся в поисках источника. Им оказалась невысокая и совершенно обычная девушка, стоящая совсем рядом с ним. Она с такой тоской смотрела на танцующие пары, что он не выдержал, подхватил и вытащил ее на площадку. С этого все и началось.

Оглядываясь назад, Макс понимал, что она была его самым сильным увлечением за всю жизнь, и если бы не было Дианы и Кристофа, то он бы как минимум, прожил с ней ее жизнь. Макс рассказал ей о своих непростых друзьях через два месяца после знакомства, честно предупредив, что сделает все, чтобы полюбить ее больше, чем их. Но через полгода Катерина сама заговорила об этом, понимая его почти так же хорошо, как Кристоф, Диана и Доминик. Макс не смог полюбить ее настолько, чтобы позвать с собой, и она отпустила его, сказав, что если он уйдет сейчас, то навсегда останется в ее воспоминаниях сказочным Драконом из Волшебной страны. Катерина так любила, когда он уносил ее на своих сильных крыльях в звездную высь!

И Макс ушел, чтобы никогда не возвращаться. Только теперь он понял, что она сделала это специально, узнав про беременность. Не хотела привязывать его к себе ребенком. Князь заскрипел зубами. Как же его иногда бесили окружающие его люди своими дурацкими благородными глупостями! Хорошо хоть он додумался позаботиться о ней, и у нее никогда не было больше материальных проблем и затруднений.

— Слушай, Макс! Ну хватит так тяжело вздыхать, у меня скоро нервный тик начнется!

— Ну и подумаешь, все равно под твоими тряпками этого никто никогда не увидит. Хотя ты прав, что-то я на себя совсем не похож. Я в России всегда такой. Ну да ладно. Пора искать выход. Скажи мне, в вашем мире еще остался бензин или любое другое топливо?

— Да, Москву контролируют пять банд, одна в Кремле, а остальные четыре в аэропортах сидят. По слухам, у них даже авиатопливо есть и самолеты в рабочем состоянии. Только они его берегут на самый крайний случай.

— Как интересно! Я так понимаю, Шереметьево, Внуково, Домодедово и Раменское?

— Ну да. Круче всего в Шереметьево, туда зомбяки в последнюю очередь добрались.

— Ненавижу этот аэропорт! Ноги моей никогда там не будет ни за какие коврижки. А Московский НПЗ кто контролирует?

— А от него почти ничего не осталось. В последний раз там Домодедовские все подчистили, а теперь там такая жуть живет, что туда даже зомбяки не заходят. Я серьезно. А ты зачем спрашиваешь? Ты что, самолет умеешь водить?

— Не водить, а пилотировать. Да, умею.

— Ну ты крут!

— А то! Значит так. Завтра мы пойдем и проверим парочку мест. Если нам повезет, я найду там оружие и кучу других полезных вещей. А потом мы пойдем и разузнаем, что творится в Домодедовском аэропорту.

— Ты что, серьезно хочешь добраться до Лос-Анджелеса?

— Если я по дороге поймаю хоть одну нить, мы свалим прямо из самолета. Это не самый плохой вариант. За почти 10 тысяч километров мы по любому что-нибудь найдем! Тем более, что можно лететь низко.

— По мне так полный бред. Где ты найдешь нужный самолет, и, самое главное, такое огромное количество топлива?

— У тебя есть еще варианты?

— Нет.

— Тогда прекращай возражать. Надо же с чего-то начинать! Собирайся, завтра с раннего утра мы идем в поход.

— А куда?

— Здесь недалеко. В Южном порту.

— Ого! Ну ты даешь! Там же рядом самый что ни на есть зомбячий рассадник.

— Мы должны проверить. С этими тремя пистолетами я ничего толком не сделаю. Тем более патронов в них осталось всего 30 на все. Думай пока, как нам туда добраться, а я подумаю об остальном.

Глава 8. «Спасатели или сказка про репку»

Россия, Лысая гора, база Холта, 8 ноября 2028 года

— А я говорю, что это глупо! Зачем надо тащить этот контур к двигателям, когда можно замкнуть его напрямую?

— Не спорь со мной, я же эту систему придумывал!

— Она за столько лет устарела!

— Доминик, ты меня достал, и мне надоело с тобой спорить!

— Ну нет, куда это ты? А остальное? Ты мне еще про систему навигации сквозь Черные Дыры не рассказал! Мы в прошлый раз, как дураки, практически наобум прыгали.

— Ты же гений, вот и думай сам!

— Кристоф, прекрати. Давай договоримся!

— Ни фига. Я тебе сейчас нос-то утру! Спорит он со мной! Вот, смотри что будет, если мы сделаем так, как ты сказал, умник!

— А что, отлично получается. Скорость просто запредельная и расход совсем маленький.

— Ага, а допустимая нагрузка на корпус? Нас сотрет в порошок!

— Мда, эту мелочь я как-то упустил. Но идея-то хорошая?

— Гениальная. Но только не с таким материалом звездолета.

Диана зевнула, и поняла, что сил слушать этих упертых изобретателей у нее не осталось. Четвертый день они брали ее с собой для моральной поддержки обеих противоборствующих сторон, но уже через полчаса забывали о ней напрочь. По-хорошему, у нее была куча дел, но одной их делать не хотелось. Пойти, что ли, Макса поискать? Или Холта? Нет, лучше Макса, что-то ей неспокойно всю последнюю неделю.

— Кристоф, я пойду, Максу помогу с сыном разобраться. Что-то он долго возится. — Диана подождала реакции, но не дождалась, потому что спор с Домиником разгорелся с новой силой. И так уже вторую неделю. Похоже, эти два сумасшедших изобретателя нашли друг друга, и отвлечь их от корабля было практически невозможно.

— Дорогой, ау!

— Мм, да?

— Я говорю, пойду я, с собой с тоски покончу.

— А? Да, конечно, иди. Увидимся завтра. — Сказал Кристоф, не поднимая на нее глаз.

— Да, да, проваливай, детка. Ты его только отвлекаешь! — Добавил Доминик, утыкаясь в трехмерную модель двигателей. — Ага! Вот смотри, если мы..

Дальше Диана слушать не стала, улыбнулась, и собралась было исчезнуть, но в последний момент была перехвачена сильной рукой мужа.

— Куда ты пошла? — Кристоф с недоверием и легким опасением смотрел на нее, крепко держа за плечи. — Надеюсь, ты несерьезно?

— Абсолютно серьезно. Никогда не думала, что в борьбе за твое внимание будет участвовать такой сильный противник, как наш Летучий Голландец! Я проиграла, и теперь иду топиться.

— Прости, я не хотел тебя обидеть! Ни в коем случае! — Кристоф крепко обнял ее и прижал к себе. Диана рассмеялась и поцеловала его в губы.

— Я шучу, родной. Я же вижу, как тебе это все интересно. Ты итак слишком долго просидел без дела. Надо отдать тебе должное, в отличие от Дома, ты меня все-таки услышал.

— А что Дом? Чуть что не так, и сразу я виноват. Ты почему все еще здесь? Ты же куда-то шла? Вот и иди, нечего нас по пустякам отвлекать. — Проворчал Доминик и услышал, как они рассмеялись. — Отпусти мужа, у меня к нему куча вопросов.

— Уже ушла.

— Куда, Диана? — Спросил Кристоф. — Когда вернешься?

— Я пошла к Максу. Мы с ним придумаем, чем заняться, пока вы тут ломаете наш корабль. Опять же, мы с тобой хотели потренироваться быть далеко друг от друга, и пока ты занят, надо это сделать.

— Что ты предлагаешь?

— Я ухожу на неделю, а мы полностью друг от друга экранируемся.

— Ни за что.

— Кристоф, не переживай ты так. У нас же останутся фениксы, как в старые добрые времена.

— Старые, но очень не добрыевремена, Диана.

— Перестань, ну что может со мной случиться в Отражениях? Я тебя умоляю, это же не Реальный мир, меня здесь убить теперь уже невозможно, и ты это прекрасно знаешь. Так что соглашайся, и потом, я же буду под присмотром Макса. Обещаю не пропадать из его поля зрения ни на минуту! Все будет хорошо!

— Ладно, уговорила. Уговор действует ровно семь дней и не секундой дольше. Не уверен, что смогу без тебя так долго, но я постараюсь. Нам это действительно может пригодиться. Лучше сорваться пару раз здесь, чем непонятно где и на ком потом.

— Вот и договорились. Встретимся через неделю, родной. — Диана улыбнулась, крепко поцеловала мужа и испарилась.

Кристоф повернулся и наткнулся на тяжелый подозрительный взгляд Доминика.

— Что?

— Я надеюсь, ты пошутил по поводу того, что повесил на себя блок от нее?

— Нет.

— Ты сдурел? Я иду за ней, куда она пошла? — Доминик сорвался было с места, но был остановлен холодной рукой.

— Ты никуда не пойдешь. Как и я. Она должна снова привыкать жить, не видя меня по нескольку дней или даже недель. — Сказал Кристоф, и Доминик побледнел, увидев грусть в черных глазах.

— Что происходит?

— Скоро нам всем снова будет очень невесело, друг мой. Хорошо, что мы с Тором смогли найти способ совместно управлять вероятностями, это изменило ход некоторых событий в нашу пользу. Но то, что нам будет нелегко, это факт. Мне, как и Диане, надо привыкать к тому, что мы не будем видеть друг друга некоторое время, иначе это может быть очень опасно, ты же знаешь, Дом.

— Я все понимаю, но отпускать ее одну это бред! Тем более, что она сказала на прощание..

— «Все будет хорошо».-Закончил за него Кристоф. — Я это услышал, и поэтому позвал подмогу.

— Да? И кого?

— Кристоф? Добрый день. А, Доминик! И тебе тоже привет, дружище. — Сказал Люцифер, появляясь в рубке Голландца, и выжидающе посмотрел на графа.

— Я прошу тебя присмотреть за Дианой и Максом. На неделю я отключился от них обоих. Тренирую силу воли.

— Понятно. Где они сейчас?

— Макс пошел за сыном, но его нет уже неделю. Я чувствую, что он нервничает и грустит, но пока в порядке.

— Хорошо, я пошел?

— Если ты не то что увидишь, а хотя бы почувствуешь даже отдаленный намек на настоящую опасность для них, сразу забирай их оттуда и тащи ко мне. И главное, не вздумай поддаваться на уговоры Дианы. Она известная авантюристка и подстрекательница. Особенно, если она закончит свое предложение фразой «Все будет хорошо».

— Не переживай, граф. Ну что может с ней случиться в Отражениях? Я тебя умоляю! — Ухмыльнулся Люцифер и исчез.

— Ладно, если с ней будет Макс и Темный, то ничего плохого с ней точно не случится. — Сказал Доминик, и они со спокойной душой углубились в спор.


N-е Отражение, Москва, 8 ноября 2016 года

Макс вышиб дверь в подвал, закинул внутрь Драко, который тут же рванул дальше по коридору, поставил дверь на место и заклинил ее огромным железным шкафом. На какое-то время это остановит этих чертовых мертвяков, но ситуация была прямо скажем аховая. Князь прихватил лом, стоящий в углу, и побежал следом за Драко. Еще пара поворотов в полной темноте и они влетели в небольшой зал.

— Теперь направо, и молись, чтобы тайник был на месте.

— Сильно он нам поможет? Ты видел, сколько там этих тварей? А второй выход отсюда есть? — Драко просто трясло от ужаса.

— Прекрати паниковать.

— Прекратить? Да я даже не начинал! Там их больше тридцати! Да что же это делается-то? Они же никогда не собирались стаями больше десяти, а теперь целая орда. Это конец. С ними теперь не справиться, понимаешь? Это сейчас день, а что будет ночью?

— Мы выберемся, слышишь? Я не собираюсь погибать как последний лох в каком-то гребаном Отражении!

— Твоя способность сжигать их слабеет вместе с твоими силами.

— Не переживай, у меня еще есть для них пара сюрпризов. Ага, бинго!

Макс дернул за потайной рычаг, открывая дверь, и они ввалились в достаточно большое помещение. Он тут же захлопнул ее за собой и щелкнул кнопкой резервного генератора. Вспыхнувший свет заставил Драко зажмуриться от неожиданности.

— Ну вот и ладненько. Это мне нравится гораздо больше. — Бодро сказал Макс, и он открыл глаза.

— Это что, секретная военная база? Тут же оружия на целую армию!

— Что-то типа того.

— Ты вообще кто такой, а, Макс? Откуда ты знаешь про это место? — Драко с ужасом смотрел на князя, который с жутким холодным лицом и беспощадными стеклянными глазами по-деловому расхаживал между стеллажей, рассматривая, что и где лежит. Он ведь герой, правда? Тот, кто всегда защищает невинных и спасает мир от плохих парней? Ему ведь можно верить? Драко должен был знать это точно, иначе просто сойдет с ума. Его отец не мог быть никем другим!

— Кем ты был в Реальном мире?! Ответь мне!

— Спокойно, парень. Мы выберемся отсюда, я обещаю. Я никогда не сделаю тебе ничего плохого, успокойся. — Макс протянул к нему руку, собираясь ободряюще потрепать по… эмм… тому месту, где у обычного человека плечо, но Драко отпрыгнул от него, и волна ужаса и паники накрыла князя с головой. Он тут же отошел подальше, стараясь не нервировать парня еще больше, и начал складывать оружие в большую сумку, взятую с соседнего стеллажа.

— Ответь мне немедленно!

— Да что с тобой такое? Какая разница, кем я был? Гораздо интереснее, что мы сейчас будем вооружены до зубов, и сможем свалить отсюда целыми и невредимыми.

— Ответь сейчас же!! — Заорал в истерике Драко, и Макс увидел, как ладони существа напротив него начинают загораться, а сам он становиться все меньше похожим на человека. Острые когти на покрытой чешуей и горящей огнем полуруке-полулапе пролетели у князя прямо перед носом, и он еле успел увернуться. Развернулся, и жестким захватом прижал существо к себе, не обращая внимания на огонь. Куртка на нем противно завоняла паленой кожей, но Макс держал крепко.

— Тссс, Драко, мой хороший, перестань. Мы теперь вместе, я не брошу тебя здесь одного никогда. — Шептал он ему в то место, где у людей ухо. — Ты молодец, продержался столько лет один, я так горжусь тобой! Я обещаю, мы выберемся отсюда, и ты будешь жить в мире, где не будет этой нежити никогда. Только Золотые Драконы и эльфы. Как в сказке, слышишь, Драко?

— Кто ты такой? Кем ты был в самом начале? Ответь мне! — Прохрипело из последних сил существо и заплакало, гася огонь и снова становясь более-менее похожим на человека. Макс поднял его на руки, перенес через комнату и посадил на стол.

— Я отвечу, но ты покажешь мне свое лицо. Это будет честно, Драко, — ласково сказал князь, осторожно запуская руки в воронье гнездо, из которого свисали длинные тряпочно-волосяные лохмы. Нащупал гладкую человеческую кожу щеки, подбородок, и едва заметными движениями начал убирать завесу с лица, возвращаясь мыслями в прошлое. Обрывки воспоминаний закрутились, заставляя сжиматься внутренности. Голос охрип от боли и от жалости к тому, кем он был тогда.

«Красивый ребенок с обломком стула в руках, стоящий напротив трех подростков в грязном коридоре интерната.

— Посмотрите на него! Девочка, ты серьезно думаешь, что сможешь нам сопротивляться? — Громко ржут они, предвкушая развлечение.

Трое корчащихся парней на полу, дикая боль от переломанных пальцев и ребер, но спасенные честь и достоинство.

Военный лагерь в горах. Гонка на выживание. Или ты, или тебя. Никаких друзей, никакой помощи, смерть за любую провинность. Два года унижений, рабского труда, почти полного молчания и бессмысленных убийств. Все это ради Отчизны, во всяком случае, так им тогда говорили. „Простите меня!“ шепчет он невинным жертвам, стараясь сделать так, чтобы они не сильно мучились перед смертью.

Бесчувственный, беспощадный, предающий всех и вся. Шпион, работающий на две страны. Он уже не знает, кому и что говорить. Где его родина? За что он сражается? Почему он уже не верит ни во что? Какой смысл во всем этом? Вероника. Красивая, уверенная в себе, его надежда на лучшую жизнь. Короткий миг счастья.

Предательство, в очередной раз. Но как же больно! Шереметьево, женский туалет, кровь на полу. Вероника с простреленной головой. Пистолет дрожит в его руке. Смысла в жизни как не было, так и нет. Но теперь нет даже надежды. Долгий перелет в Лос-Анджелес. 12 часов на раздумья. Прохладная ночь, высокий мост. Они не получат его, даже тело не найдут. Он ступает на мост, с твердым решением закончить свое бессмысленное существование, причинившее людям столько горя.

И вдруг… веселый ехидный голос, отвечающий на вопросы, которые он не задавал. Понимающие карие с серебряной звездой глаза на красивом лице. Невероятное предложение.

И он поверил ей, несмотря ни на что. Рискнул последний раз в жизни, и получил Ангела в подарок».

Макс вынырнул из воспоминаний, чувствуя, как саднит горло. И вдруг понял, что боль отпустила, и теперь уже никогда не вернется к нему, потому что есть Она, самая близкая и родная, когда-то давно выбравшая его из миллионов других. И сейчас, в этом ужасном мире, свернувшись котенком в его руках, навсегда избавляющая его от той боли простым своим присутствием. Верящая в него с самого первого дня.

— Эх, братишка! Если бы я знала все это раньше, то никогда бы не заставляла тебя заниматься делами в России. Но ты ведь никогда не рассказывал мне. Я рада, что Кристоф помог тебе со всем этим справиться. — Сказала Диана, слушая, как успокаивается сердце в могучей груди, а руки, сжимающие ее, ослабляют хватку и прижимают к большому телу привычным движением.

— Ты как всегда вовремя, сестренка, — улыбнулся ей Макс, окончательно приходя в себя. — Наверное, мне надо было рассказать тебе все это давным-давно, ведь ты поверила в меня с первой же секунды. И доверила охранять самое ценное, что у тебя было. А я так никогда и не собрался с силами. Глупо, но я боялся, что это оттолкнет тебя от меня.

— Действительно, очень глупо! Как же вы, мужчины, любите все усложнять! — Улыбнулась Диана, понимая, что тема закрыта. И теперь уже навсегда. — А скажи мне, страдалец, что ты забыл в этом бункере? И что это за странное существо рыдает над твоим рассказом на верстаке?

— Ты не поверишь, но это мой сын!

— Где?

— Где-то там, в глубине этого невообразимого нечто.

— Ты издеваешься? — Спросила Диана, выпуталась из рук Макса и подошла к существу, похожему на большую то ли птицу, то ли кучу мусора.

— Ни в коем случае! Вы пока знакомьтесь, а я пойду оружие собирать.

— Так, существо, у тебя лицо есть?

— Конечно! — Возмутился Драко, переставая рыдать и разглядывая фею. — А ты откуда взялась?

— От верблюда. Значит так, давай, показывай лицо, иначе я с тобой разговаривать не буду.

— Больно надо!

— Драко, мы с тобой договаривались, — напомнил Макс из-за соседнего стеллажа. Драко тяжело вздохнул, снял шляпу с головы, отодвинул волосы за уши и сразу почувствовал себя абсолютно голым.

— Ага. А ты точно сын Макса? Что-то не похож, больно страшненький. — Насмешливо сказала Диана, сдерживаясь, чтобы не заплакать и не прижать эту сумасшедшую запутавшуюся девочку к груди. Что же здесь произошло, что заставило ее стать парнем, даже не парнем, а существом без пола и возраста? Похоже, способность Макса менять самого себя так, как хочется ему, передалась ей в полном объеме. Но сейчас не время выяснять это. Она поговорит с князем об этом наедине.

— Что? Да ты вообще кто такая? Пришла тут, обнимаешься с моим отцом, меня оскорбляешь. — Возмутился Драко, становясь парнем.

— Меня зовут Миледи. А будешь возмущаться, выпорю.

— Это как это? — Даже растерялся он, от неожиданности становясь оно.

Диана на секунду отвернулась, чтобы не выдать себя. Глубоко вдохнула и снова принялась за допрос. Чем больше Драко говорит, тем спокойнее будет. Злость для него нормальное состояние, вот пусть пока в нем и пребывает.

— А вот так! Ты почему весь в грязи?

— Потому что жить хочу! Не знаешь ничего, а командуешь. Сразу видно, настоящая блондинка! — Постарался разозлиться на нее Драко, но не смог. Как можно обижаться на такое солнечное чудо?

— Понятно, — сказала фея (нет, наверное, принцесса) и повернулась к Максу. — Друг мой, а какого черта ты тут делаешь уже больше недели? Мы за тебя переживали!

— Ооо, вот черт! Совсем плох стал! — Подскочил к ней Макс. — Идем отсюда, прямо сейчас! Давай, забирай нас.

— Да не вопрос. — Пожала плечами Диана, кладя руки на них обоих. Мир моргнул, но ничего не изменилось. — Не поняла!? Это еще что значит?

— Твою мать! Это уже вообще не смешно. Если тыне можешь отсюда выбраться, то я вообще ничего не понимаю. — Устало сказал Макс, сгреб Диану в охапку и присел на край стола, подвинув парня на самый край, и вкратце рассказал последние события.

Драко сидел на верстаке и наслаждался прекрасным видом. Настоящая женщина, рядом с ним, впервые за семь лет! Да еще такая красивая. Истерика прошла, и он чувствовал себя гораздо лучше. Парень смотрел, как отец ласково обнимает богиню (или все-таки принцессу?), и вдруг подумал, что тоже был бы не прочь оказаться в его объятиях. Казалось, там так безопасно. Тем более теперь, зная, кем был Макс на самом деле. Вот тебе весельчак и киногерой! Он вздохнул и снова прислушался к разговору.

— Миледи, а давай не будем ничего выдумывать, а ты просто позовешь графа, и он тут все расхреначит к чертям собачьим и заберет нас всех домой?

— Макс, ты будешь смеяться, но мы тренируем способность обходиться друг без друга некоторое время. И поставили друг на друга блок.

— И что? Он согласился?

— Да.

— И быстро?

— Да.

— Значит, либо не поставил блок, либо скоро нам на голову упадет твоя охрана.

— Думаешь?

— Уверен. Граф никогда и никуда не отпустит тебя одну. Только в сопровождении меня или Дома. Неужели за столько лет ты этого так и не заметила?

— Эммм, веришь, нет. Вот ведь блин, кто бы мог подумать? Ладно, речь не об этом. У тебя есть план, как отсюда выбираться?

— Единственный вариант, который я вижу, это собрать нить, и свалить отсюда Драконом. У меня все еще работают мои умения Повелителя Стихий, и частично свойства Дракона. Только вот я не могу найти ни одного обрывка нити, чтобы стать им и собрать целую. Они все здесь просто в пыль.

— Мда. Единственное место, где по любому есть если и не целые, то оборванные нити-то точно, это наш дом в Лос-Анджелесе.

— Вот и я тоже так решил, проблема в самолете и в топливе.

— Для такого перелета нам нужен либо Боинг 777, либо Ил-96, и как минимум 60 тонн керосина.

Драко сидел и слушал, раскрыв рот. Похоже, принцесса (хотя нет, богиня) даже не сомневалась, что они свалят из этого мира, долетев на самолете до Америки. Взрослые замолчали, посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, начали набивать сумки всякой полезной всячиной.

— Драко, покажи, что у тебя на ногах? — Подошла к нему принцесса, без церемоний задрала тряпки и скривилась от жуткого вида замызганных штанов и дырявых ботинок. Он независимо пошевелил плечами и попытался спрыгнуть с верстака, но она так посмотрела на него, что он замер. — Это катастрофа! Значит так. Держи вот эти штаны, носки и ботинки, переодевайся.

— Не буду! Они слишком новые и хорошо пахнут. — Сказал Драко, борясь с желанием тут же скинуть свой многолетний прикид, и стать хоть чуть-чуть похожим на них. Миледи задумчиво посмотрела на него и повергла в шок, сказав.

— Не спорь. Как только натянешь это на себя, можешь снова стать тем, кем был все эти семь лет. Нам с Максом, как и тебе, так будет удобнее.

— Что? Миледи, ты… — начал было возмущаться отец, возникая из-за стеллажа, но посмотрел на принцессу и замолчал. — Ага, ну ладно, как скажешь.

— Вот и я о том же. — Сказала фея и упорхала собирать очередной рюкзак.

Драко в полном недоумении смотрел на Макса, но тот только непонятно сверкнул на него темно-зелеными глазами, подошел и приложил свою чистую теплую руку к его беззащитной щеке. Уххх! Как здорово! Он даже глаза закрыл от удовольствия, но рука тут же исчезла, и Драко дернулся от разочарования.

— Ты очень похож на маму, парень. Тебе и вправду не стоит ходить без маскировки, чудо ты мое. Быстро облачайся, и будешь на стреме.

— Это как?

— Зомбяки подозрительно притихли. Будь очень внимателен. Если услышишь что-нибудь подозрительное, сразу говори мне, понял? Это может быть что угодно. Мы пока не готовы к сражению.

— Хорошо, — пожал плечами Драко.

Быстро переоделся, с наслаждением ощущая обновки на теле, и стал пристально наблюдать за Миледи, не забывая чутко прислушиваться к происходящему за дверью. Какая она все-таки солнечная и хрупкая! Только вот сумку собирает не менее профессионально, чем отец. Очень интересно! Хм, а снайперская винтовка ей зачем? Он отвлекся, и чуть не пропустил странные звуки из-за двери.

— Макс, там за дверью кто-то жутко ругается матом!

— Ага, помощь пожаловала! — Ухмыльнулся князь, переглянулся с Миледи и подошел к двери.

— На счет три.

— Ок. Три-и-раз!

Сказала принцесса (хотя, может быть, все-таки богиня?) и Драко открыл дверь. И чуть не сел на задницу от удивления. В полоске света от открытой двери был хорошо виден Дьявол, раскидывающий зомбяков абсолютно черным мечом. Макс и Миледи рванули вперед и за несколько минут они втроем угомонили всю нежить в подвале. Князь взмахнул рукой, порывом ветра собирая разрубленные тела в одну большую кучу и сжигая их всех за один прием. Интересно, а почему после того, как пришельцы отрубали зомбякам голову, те даже не пытались больше вставать, а абсолютно дохло валялись на полу? От размышлений его оторвал Дьявол, убравший свой супер меч за спину и подошедший к Максу здороваться.

— Князь, ты извращенец! Что ты делаешь в это мире уже целую неделю? Где твой сын?

— Люцифер, ты мог бы сначала поздороваться! Наконец-то, мы выберемся отсюда. — Усмехнулся Макс.

— Князь! Погоди, помолчи! — Сказала Диана и лукаво сверкнула на них глазами. Драко увидел, как сразу подобрались оба мужчины и подозрительно уставились на нее. Интересно…

— Что?

— Макс, спорим, что у Темного ничего не выйдет!

— Ага, конечно! Он же теперь управляет этими мирами, в том числе и этой нежитью тоже!

— Тогда ты выиграешь легко. Спорим?

— А на что?

— Эй, вы о чем это? — Попытался вмешаться Люцифер, но был нагло проигнорирован обоими.

— Если он не сможет вытащить нас отсюда, то мы ничего не говорим графу, и в течение недели своими силами выбираемся из этого зомбимира.

— Хорошо. — Макс бы уверен в Охотнике на сто процентов. — Но если он забирает нас отсюда, ты никогдабольше не будешь экранироваться от Кристофа.

— Эм, это слишком!

— Ничего подобного. Он от тебя сможет закрыться, а ты от него нет. И это правильно.

— Макс, ты что, сговорился с графом?

— Нет, и не уходи от темы. Моя ставка такая.

— Хорошо. Будь по-твоему. — Сказала Диана, уверенная на сто процентов, что у Темного ничего не выйдет. Этот мир перестал подчиняться Творцу, а значит, и его Архангелам тоже.

— Ребята, о чем идет речь? Мне жутко не нравятся эти зомби, идем отсюда, а? — Сказал Люцифер.

— Конечно, дружище. Забирай нас. Но прежде, ты должен мне помочь и в этом пари встать на мою сторону.

— Еще чего!

— Не упрямься, ты же вытащишь нас отсюда при любом раскладе?

— Конечно!

— Тогда по рукам. — Сказала Диана, они сложили руки и в последний момент, когда их руки начали расцепляться, добавила. — Все будет хорошо.

Люцифер посмотрел на безвольно упавшую руку и побледневшее лицо Макса, вспомнил предостережение Кристофа и понял, что попал.

— Ты это сейчас зачем ляпнула? — Взвился князь, загоняя Миледи обратно в комнату.

— Прости, Макс! Оно само вырвалось! Я не хотела, правда! — Диана увернулась от тяжелой руки Макса и спряталась за Люцифера.

— Так, Темный, пошли отсюда. Быстро. На «Alma del viento». Только там есть столько душевых, что хватит на всех.

Охотник обхватил хвостом Миледи, взял за плечо Макса, подхватившего на руки странную кучу мусора и волос, и портанулся в Реальный мир. Мир ощутимо моргнул, они почувствовали свежий океанский бриз и тут же обреченно простонали, оглядывая обшарпанные стены бункера.

— Какого, твою мать, меня, здесь происходит? — От удивления, Дьявол расправил крылья, которые вдруг хлюпнули и исчезли. — Что? Где мои крылья?!?!

— Что, совсем пропали? И рога у тебя тоже исчезли.

— Нет, я их чувствую, но не вижу. — Чуть успокоился Люцифер. — Хорошо хоть хвост остался.

— А знаете, все это напоминает мне сказку про репку. — Вдруг рассмеялась Диана. — Они тоже застряли на огороде всей толпой.

— Репка это Драко, я — дед, ты бабка, а Люцифер внучка? — Сказал вслух Макс, и все расхохотались, снимая напряжение.

— Я категорически отказываюсь быть внучкой! Меня больше устроит версия про спасателей, спасавших спасателей, спасавших пленных. По-моему, это самое подходящее описание!

— Точнее не скажешь! И теперь у нас есть неделя, чтобы как следует повеселиться. — Напомнила Диана, и Люцифер скривился. Граф его развеет, как только они вернутся домой. Даже Изабель не спасет.

— Предлагаю сейчас прорваться домой к Драко и все как следует обдумать. Темный, ты очень удачно пришел, потащишь вот этот огромный рюкзак. — Начал командовать Макс.

— Еще чего, нашли вьючную лошадь! — Возмутился Дьявол, но посмотрел на друга и понял, что отвертеться не получится. Да, не так он представлял себе начало своей карьеры в роли Повелителя Ада!

Драко смотрел, как Люцифер тяжело вздохнул и покорно принялся набивать большую сумку боеприпасами. Его отец командует Дьяволом? Вот это номер! Может, он Бог? Хотя, вряд ли. Через пару часов они обобрали хранилище, посмотрели на гору сумок, и поняли, что так просто это все до дома не дотащить. Пришлось делать аж три рейда до Кожуховской, попутно уничтожая постоянно мешавшиеся под ногами группы зомбяков. Потом Макс и Миледи исчезли и вернулись уже на дрезине, отобранной у местного клана людей, с обещанием оставить ее на Борисово. Они погрузились на нее и свалили домой к Драго.

Глава 9. «Зомбимаркет или случайности не случайны»

N-е Отражение, Москва, 10 ноября 2016 года

Драко лежал на кровати и боялся даже пошевелиться, наслаждаясь теплом живого тела рядом с ним. Миледи заворочалась во сне, перевернулась и обняла его за талию, прижимаясь еще ближе. Волны тепла и доверия накатили на него, заставляя сердце биться быстрее. Он чуть-чуть подождал и робко прикоснулся к ее руке на своем животе. Она накрыла его пальцы своими, не просыпаясь, выдохнула ему в макушку «Разберемся» и снова мирно засопела. Драко даже не стал вытирать слезы, капающие из глаз. Все равно никто не видит, а если он пошевелится, фея может проснуться и снова превратится во вредную принцессу. Пара минут и он, успокоившись, уснул.

Диана почувствовала, что Драко заснул, и осторожно подняла голову в поисках Макса. Тот стоял в дверях комнаты и грустно смотрел на них. Она тяжело вздохнула, но даже не подумала подняться, хотя дел было по горло. Сейчас гораздо важнее был подросток в ее руках. Лицо Макса, узнавшего о необычных способностях и абсолютном сумасшествии дочери, невозможно было описать. Люцифер, побелевший от ужаса и жалости к ребенку, первым взял себя в руки и увел Макса на крышу. Они просидели там полдня и выпили три из пяти бутылок водки, найденных ими в бункере. Все это время Драко пытался до них добраться, но так и не смог обмануть бдительную Миледи. Мужчины вернулись к вечеру и, как ни в чем ни бывало, продолжили разработку вариантов спасения, не реагируя на попытки парня узнать что же произошло.

А вечером Диана заставила Макса обыскать соседние квартиры и притащить новое постельное белье, раскрыла диван, застелила постель и объявила, что до дня Х она и Драко будут спать здесь, а мужчины должны позаботиться о себе сами. Пока парень, онемевший от такой наглости, придумывал, что ей ответить, она плотно закрыла дверь, стащила с него шляпу и, несмотря на его отчаянное сопротивление, вымыла его голову и волосы в огромном тазу, который наполнил водой и подогрел для них Макс. Потом недобро посмотрела на его с таким трудом собранную за столько лет хламиду и он покорно стащил ее с себя. Она не стала доставать его больше и просто запихнула под одеяло, легла рядом, накрывшись другим, и обняла. Так они и спали уже вторую ночь.

Макс смотрел на Диану, держащую в руках его дочь, и все в нем переворачивалось от любви и преданности к ней. Зря он тогда сказал Доминику, что из нее и Кристофа получились бы плохие родители. Их любви хватало на такое огромное количество существ, что еще одному в их большом доме точно нашлось бы место. Он тяжело вздохнул. Только что они с Люцифером, не сговариваясь, решили нарушить слово, данное Диане, и столкнулись на крыше, пытаясь сделать одно и то же: достучаться до Кристофа. Фокус не удался. Тогда они начали перебирать всех подряд, в надежде, что кто-нибудь отзовется, но в ответ был только глухая тишина. Сидеть на месте просто так в ожидании было глупо, и они всерьез принялись за поиски выхода, тем более, что появление кого-либо еще в этом мире вовсе не гарантировало того, что этот кто-то сможет их отсюда вытащить.

На утро они запланировали провести разведку и выяснить, что происходит в Домодедово, а для этого им нужно было найти нормальную машину на ходу, благо около сорока литров дизельного топлива они смогли прихватить с собой из бункера. Разделяться было опасно, поэтому на поиски было решено отправиться всей толпой. Макс еще раз посмотрел на кровать. Девочка перестала плакать и теперь мирно спала, прижавшись к Диане. Уже вторую ночь во сне она становилась сама собой, утром снова одевая свою маскировку и превращаясь в оно. Кто бы мог подумать, что его непредсказуемые способности к самоулучшению, так странно проявят себя в его ребенке? Если бы не это, она бы давным-давно была бы мертва.

Макс прислушался к своим ощущениям и понял, что настоящей родительской любви в нем так и не проснулось. Жалость, нежность, сожаление, желание помочь, спасти и уберечь, изменить ее жизнь к лучшему это да, но вот чего-то самого главного, того, что делает даже чужого ребенка своим, не было. Как и в чувствах Дианы к этому несчастному подростку. В этом он с ней был похож как две капли воды. Как только вернутся в нормальный мир, он сразу передаст Драко на руки Тиакаэль, и на этом его присутствие в ее жизни закончится, как и история его отцовства. А они опять будут втроем: Кристоф, Диана и он. И Доминик, без которого они все слабо представляли себе свою жизнь. Миледи пристально и неодобрительно посмотрела на него. Так он и думал, она догадалась, что они попытались достучаться до Кристофа, поэтому Князь и пришел сейчас. Диана не сможет устроить глобальные разборки, а к утру остынет, и они, не теряя времени, примутся за работу. Макс почувствовал, как его ухо дернулось от боли, как будто кто-то как следует в него вцепился.

— Ты что думал, я не найду возможность надрать тебе задницу? Так вот, ты глубоко ошибался! Если не задницу, то уши-то точно, мерзкий обманщик. Попытались сдать нас Кристофу, трусы? — Начала мысленную разборку Диана.

— Можешь шипеть сколько угодно, но я не позволю ни одному волоску упасть с твоей головы, и ты это знаешь. Здесь опасно, этот мир явно вышел из-под контроля Творца.

— А то я не вижу! Если бы ты еще включил свои заплесневевшие за столько лет мозги, то понял бы, что это Отражение всего лишь копия того, что происходит где-то в Реальном мире, и мы с тобой не можем позволить себе как маленькие детки прятаться за широкой спиной всемогущего Странника. Однажды у него просто не хватит на все времени, и он проиграет главную битву, потому что будет решать мелкие неурядицы, из которых мы вполне можем выбраться сами. Я не оранжерейный цветок, Макс. Вспомни!

— Ты настоящий кактус! И стерва. Ммм, кажется, я тебе это уже говорил?

— И не раз. Но ты знаешь, что я права. Мы должны помогать Кристофу, а не мешать.

— Ты мелкая интриганка, но ты права. Я слишком долго катался как сыр в масле, зная, что из любой передряги Кристоф меня вытащит.

— У нас есть пять дней, чтобы разобраться с этим зомбилэндом и свалить отсюда.

— Хорошо, тем более, что сидеть без дела я точно не смогу. Завтра утром выходим на поиски машины, потом едем на разведку. Все вместе.

— Договорились, мы будем готовы. И Макс, Драко будет оно столько, сколько понадобится. Не торопи ее и не вздумай показать, что знаешь ее тайну. Она очень нестабильна. Я потихоньку нормализую работу ее разума, но, к сожалению, ее мозг и психику нельзя восстановить за один день. Она сойдет с ума уже от воспоминаний.

— Я понял. Нет проблем.

— Солнце, вставай!

— Не хочу, рано же еще.

— Давай, детка, поднимайся, у нас сегодня куча дел. — Диана смотрела на сладко сопевшую девчонку и не знала, что ей теперь делать. Пугать не хотелось, но и показывать, что она знает ее тайну, тоже было явно рано. Она подошла к двери и оттуда скомандовала. — Подъем! Труба зовет! Макс собирается идти искать машину и хочет бросить нас здесь.

Драко свалился с дивана и через минуту уже превратился в грязное и непонятное существо, настроенное весьма решительно.

— Как это оставить здесь? Они ж ничего тут не знают!

— Поэтому быстро идем за ними.

Парней они догнали только внизу, и поначалу все шло прекрасно. Несколько подходящих машин они приглядели с крыши многоэтажки. День выдался солнечный и холодный, пролетающие снежные тучки только добавляли азарта, заставляя двигаться быстрее, но первый же десяток джипов поверг их в уныние. За столько лет стояния на улице и жестокого вандализма, заставить их ехать было невозможно.

— Слушайте, может, есть смысл спуститься на подземный паркинг? Тут недалеко, на МКАДЕ огромный магазин. Там наверняка должна быть куча машин. — Предложила Диана.

— Мысль неплохая, но если ты про Вегас, то там рассадник зомбяков. Туда даже Домодедовские не суются. Все началось днем в субботу, через сутки люди превратились в нежить и начали жрать живых. А потом многие вернулись в те места, где их накрыл вирус. Так что там полно народу, если можно так выразиться. — Прокомментировал Драко.

— Но тогда там точно есть то, что нам нужно. Мало того, может у кого-то в машине в запасах дизель есть. У меня так друзья всегда парочку канистр с собой возили. Джип большой, а ситуации в жизни разные бывают, — возразила Диана.

— Здесь мы ничего не найдем. Значит, идем в Вегас. — Решил Макс. — Драко, как туда быстро добраться? Сейчас девять утра, до темноты мы должны будем найти убежище на ночь.

— Если надо быстро, то просто тупо идем верхом по Каширке, по дороге уничтожая зомбяков. Сегодня солнечно, а они этого не любят.

— Тогда двинулись. Драко, если устанешь, сразу говори, не выпендривайся. Мы тут все трое подготовленные товарищи.

— Ха, ну-ну! Мы еще посмотрим, кто первый пощады запросит! — Усмехнулся он, и они побежали.

Диана бежала рядом с Драко с самого начала забега, четко контролируя его состояние. Но он был бодр и полон сил и желания утереть им всем нос, так что поначалу неспешный бег превратился в настоящую гонку с препятствиями. Азарт разобрал всех, так что к Вегасу они примчались за полчаса, с такой скоростью пролетая мимо групп квелых зомбяков, что те даже обернуться не успевали. Забег выиграл Макс, на полкорпуса опередив Драко.

— Не больно-то и хотелось, — сказала Диана, — терпеть не могу бегать! Вот если бы лошадь мне, тогда бы я вас всех сделала!

— Да уж, а если учесть, что я всю жизнь на крыльях, то вообще непонятно, как меня на такой долгий забег хватило! — Поддержал ее Люцифер.

— Ага, конечно, шулер! По любому себе периодически крыльями подмахивал! — Усмехнулся Макс. — Драко, ты мой герой. Еще чуть-чуть, и ты бы меня сделал!

Они увидели, как выпрямилась горка мусора, и поняли, что парень очень доволен собой. Они остановились в переходе над МКАД и начали внимательно рассматривать огромный торговый центр. Жизнь в нем просто кипела. Огромное количество зомбяков бессмысленно разгуливало по вполне прилично сохранившимся бутикам, но на улице не было ни одного. Похоже, им вполне хватало места для прогулок и внутри огромнейшего темного помещения.

— А я вам говорил! — Не удержался Драко.

— Так, смотрите, на стоянке довольно много машин во вполне приличном на вид состоянии. — Сказал Макс. — Но есть один большой минус. Пока мы будем копаться, пытаясь ее завести, вся эта толпа нас увидит и рванет за нами.

— Значит, идем на подземную стоянку, она двух уровневая, а вход на первый прямо с улицы, видите? Под пандусом? — Пояснил Драко.

— А ты откуда знаешь?

— Мы с мамой часто тут были. Я даже спортом здесь занимался, поэтому и знаю все.

— Хорошо. Тогда веди нас так, чтобы мы все время были прикрыты от стеклянного холла. Если эта толпа рванет за нами, мы долго не протянем. — Сказал Макс.

Они вытащили холодное оружие, надели глушители на пистолеты, выдохнули и на максимальной скорости побежали к стоянке. Как ни странно, но до места назначения им удалось добраться, не сделав ни одного выстрела. Стоянка была полна машин — выбирай, не хочу! Чем они и занялись, расслабившись настолько, что через полчаса Макс с Люцифером сцепились по поводу двух понравившихся машин.

— Мы будем заводить Инфинити!

— Нет, Лексус!

— Ты ни черта не понимаешь в машинах, Темный!

— Я не понимаю? Да у меня, между прочим, целая коллекция в Реальном мире!

— Я пилот, и я выбираю машину. — Вмешалась Диана, указывая на не новый, но какой-то очень аккуратный Тойотовский Крузак. — Мы берем его. Без возражений. Он жрет не так много, внедорожник, и в этой модели минимум электроники. Доминика с нами нет, а починить ее в случае необходимости, мы не сможем. И к тому же серый цвет замечательно нам подходит. По дороге вымажемся так, что никто не догадается, что машина на ходу.

Ее слова привели ребят в чувство, и они тут же принялись за восстановление джипа. Драко, поначалу отнесшийся к их затее очень скептически, через полчаса просто не верил своим глазам. Дьявол легко открыл все замки на машине (никто и не сомневался!), Макс взмахом руки накачал колеса воздухом (хорошо быть Повелителем Воздуха!), потом Диана и князь залезли под капот, проверяя все там. Пошушукались, и пошли по рядам в поисках подобной машины для разбора на запчасти, вернувшись через двадцать минут с кучей всякой всячины в руках. К этому времени Люцифер, откопав в одной из соседних машин ключ, подержал в руках и легко закрыл им дверь джипа. Чудеса! К приходу ребят все нужные жидкости были залиты и проверены, а в багажник накидана куча всякого полезного для машины хлама.

Макс нырнул под капот, положил руки на аккумулятор, спертый из Лексуса, и еще через десять минут объявил, что пора пробовать заводить. Все затаили дыхание, и вот тогда-то все и случилось. Диана повернула ключ, машина вздрогнула, зачихала и завелась. Макс хлопнул Дьявола по руке и повернулся, чтоб сесть в машину, когда из-за соседнего минивэна на него набросились сразу два шустрых зомбяка. Он увернулся от одного, откинул второго, но оступился, потому что его за ногу дернул третий, залегший под брюхом соседней машины. Люцифер отстрелял ближайших от себя мертвецов и еще парочку, пытавшихся добраться до Макса. Тот вывернулся из-под кучи, которая на него навалилась, и прыгнул на крышу джипа.

Нежить полезла со всех сторон, Диана взревела двигателем, и, раскидывая трупаки бампером, рванула на выход. Драко и Люцифер отстреливали особо умных из открытых окон. Макс лежал на крыше, держась руками за дуги. Они вылетели со стоянки, отъехали на безопасное расстояние, и Диана остановила машину. Князь поднялся во весь рост и показал медленно бегущим к ним зомбякам большой фак, матом выразив свое к ним отношение. Понятное дело, остальные его поддержали, а потому не заметили, как к ним на полной скорости приближается обшарпанный джип с парой пулеметов на крыше. Первым опомнился, как и следовало ожидать, Драко.

— Бежим! — Завопил он, залетая в Крузак. Когда там успели оказаться Макс и Люцифер он так и не понял. Секунда, и Диана выехала на дорогу, держа курс прямо на летящий навстречу джип.

— Ты что! Сворачивай! — Почти заорал Люцифер, но тут же заткнулся, увидев холодный расчет в серебряных глазах, отражающихся в зеркале заднего вида.

— Смотрите, неучи, что сейчас будет! — Злорадно рассмеялся Макс с переднего сидения и достал пистолет.

— Макс, ну дай мне развлечься! Когда еще удастся с кем-нибудь лоб в лоб поиграть?

— Ага, дураки перевелись лет эдак пятнадцать назад. Я помню, Доминик рассказывал. Но когда они свернут, можно мне им колеса — то прострелить?

— А то! Даже нужно!

Драко затаил дыхание и для верности даже убрал с лица заросли мусора, чтобы точно ничего не пропустить. Они неслись друг другу точно в лоб, водитель джипа тоже был не из слабонервных и твердо решил идти до конца. Последние десять метров, и машина с пулеметами свернула, врезалась в лежащий на дороге сгоревший форд и взлетела в воздух. Диана одним движением развернула Крузак и медленно подкатилась к упавшей куче металлолома. Макс выскользнул и проверил, не остался ли кто-то в живых.

— Миледи, иди сюда, тут один еще дышит. Просканируй память, может, это кто-то из Домодедовских?

Пока Диана возилась с умирающим, Люцифер деловито обшарил покореженную машину. Забрал все оружие, включая пулемет и рацию. Слил топливо в канистру и уселся на сиденье, ожидая возвращения остальных. Миледи вернулась, и они спокойно покатились домой. Первый этап по добыче машины закончился полной победой живых. Во всяком случае, они так думали.

— Драко, а напомни мне, пожалуйста, что было бы, если бы кого-нибудь из нас укусил трупак? — Беззаботным тоном спросил Макс и увидел, как побелели руки Дианы на руле. Мда, иногда знающий тебя как облупленного человек рядом это плохо. Плечо, укушенное мертвецом, начинало ощутимо побаливать.

— Через 24 часа он стал бы шустрым зомбяком.

— Это что еще значит?

— Трупаки опасны больше всего только-только превратившись. Именно поэтому никто так и не успел ничего сделать тогда, в самом начале. Определить, кто укушен, а кто нет, сразу не получалось. А человек превращается в зомби в самом конце и за пять минут. Ну типа, идет мужик по улице, наклонился завязать шнурок, а поднимается уже быстрым и голодным монстром. Причем, чем сильнее был при жизни, тем быстрее и кровожаднее становится.

— А спасать не пробовали?

— Конечно, пробовали. Только без толку. Ни одного случая не было.

— Понятно. А скажи мне, почему среди нападавших не было женщин?

— Потому что за это время их всех съели.

— Что?

— Ну вообще, у нас и среди живых женщин не осталось. У них же раз в месяц кровь идет, а трупаки такое на раз чуют. Вот и выслеживали уцелевших по запаху. Кто-то из людей сам женщин убивал, кто-то пытался спасти и погибал. А зомбяки, когда им есть нечего, жрут своих. Только начинают всегда с женщин. Может, они вкуснее?

— Лучше них нет ничего, это я тебе как мужик мужику говорю, — сострил Макс, чтобы развеять обстановку. Вот ведь гадство! Надо же было так лохануться, ведь знал же, что нельзя расслабляться, но за столько лет беспечного и практически неуязвимого жития, так поверил в собственное бессмертие, что растерял всю свою осторожность. За что и поплатился.

Диана старалась дышать глубоко и ровно. Выдох-вдох, выдох-вдох. Ничего страшного не случилось. Сейчас они приедут, она посмотрит рану, вылечит ее и все будет нормально. Кажется, они все действительно распустились за эти годы. Легко ввязываться в драку, зная, что ты бессмертен. Можно даже поиграть в ранение, понимая, что через пару минут все зарастет или придет друг и залечит. А что если эта зараза не поддается лечению? Как кровь кодаронов в ее теле. Что она будет делать, если Макс превратится в зомби?

Все они на тренировках старались победить друг друга, но никто и никогда не дрался в полную силу. И Диана вовсе не была уверена в том, что сможет его одолеть. Разве что с помощью Люцифера? Князь всегда был самым сильным из них, да и рукопашный бой был его любимым развлечением. Как холодное оружие для Кристофа или снайперская винтовка для нее. Мало того, если он будет трупаком, то кто тогда соберет нить для возвращения домой? Она Феникс, и никогда этого не делала. Ведь у нее под рукой всегда было целых три могущественных Дракона, и еще стая попроще.

Они подъехали к дому, оставили Дьявола и Драко маскировать джип и быстро поднялись на крышу, плотно закрыв за собой дверь.

— Показывай.

— Так глупо подставиться! Просто позор. Как я расскажу об этом Доминику? Он же меня засмеет!

— Я тоже тебя засмею. Сразу после того, как ты будешь абсолютно здоров. — Сказала мрачно Диана, разглядывая место укуса. — Такое впечатление, что у зомби были зубы пираньи! Рана начала заживать, значит, регенерация работает, хоть и медленно.

— Это же прекрасно!

— Я в этом не уверена. Если это вирус, то ты все равно заражен. Сядь, мне надо кое-что проверить, — скомандовала Диана, стараясь ничем не выдать себя, иначе он ей просто не позволит. И умрет. — Сиди тихо, я просканирую тебя на вредоносные тела в крови.

Он послушно замер, и только когда начал терять сознание, понял, что она замыслила.

— Прекрати немедле… — начал Макс и погас.

Диана аккуратно положила его на половинку дивана, которую Дьявол притащил сюда позавчера, сняла с себя лишнюю одежду, оставшись в коротком топе и военных брюках. Отрастила лапу кодарона. Выдохнула, распорола плечо Макса так, чтобы раскрыть рану от зубов трупака как следует, и вырезала по три сантиметра во все стороны, оставив после себя огромную дыру. А теперь ей предстояло самое сложное и противное. Диана собрала волю в кулак, легла на Макса поудобнее и начала высасывать кровь из раны, одновременно погружая свое сознание в его кровь, мышцы, кости в поисках заразы. Настоящий вампир! Фууу. Как оказалось, переживала она не зря, маленькие серые паучки медленно делились в его крови, пытаясь расползтись во все стороны. Хорошо, что он Дракон и так долго сопротивляется, человека бы она спасти уже не смогла. Диана выплюнула зараженную кровь, но гарантии, что больше вирус нигде не затаился, не было. Она задумалась.

— Помоги мне, Макс. Ты же Повелитель Огня. Нагрей себя по максимуму. — Приказала Диана его крови напрямую, и почувствовала, как нагревается его тело, оставляя ожоги на ее коже и лице.

Как бы ей ни хотелось, но убирать губы от раны было нельзя. Она впилась в нее снова, втягивая в себя горячую кровь, обжигая рот, но вылавливая двух последних пауков, успевших удрать далеко в его руку. Выплюнула непослушными губами, проверила его еще раз, убедилась, что теперь Макс точно чист, как и она, и только после этого успокоила его кровь. Собиралась было встать, но не смогла и потеряла сознание от нестерпимой боли.

— Что ты натворила, сестренка! Глупая, ну нельзя же так, я же не переживу, если ты погибнешь. Мы все не переживем. Давай, приходи в себя. Не пугай меня, пожалуйста, — услышала Диана над ухом хриплый голос Макса и пришла в себя.

— Я в порядке, — хотела сказать она, но получился невнятный хрип. Что? С чего это? Диана попробовала пошевелить губами, и поняла, что это не самая лучшая идея. Боль была такой сильной, что стон вырвался сам собой. То есть попытался вырваться, но застрял на подступах, натолкнувшись на сожженное горло. Мда, даже не пострадать как следует! Кто же мучается молча?

— Макс, — позвала она мысленно и чуть не оглохла от ответного вопля князя.

— Ты что себе позволяешь, чудовище? Совсем совесть потеряла?!?! Вот вылечишься, и я тебе такую порку устрою, что мать родная не узнает, и Кристоф тебе не поможет!

— Эм, ты чего так завелся-то? — Осторожно спросила Диана. В таком бешенстве она не видела Макса никогда.

— Я завелся? Я? — Он аж задохнулся от возмущения. Или от слез? Ой, ой, ой… — Эгоистка! Самоуверенная хладнокровная стерва! Ты о чем думала, когда так рисковала?

— Вообще-то, о тебе. И о Кристофе. Он без тебя пропадет.

— Ты безнадежная благородная идиотка. Такая же, как Кристоф. Вы оба стоите друг друга. — Безнадежно сказал Макс.

— Я спасла тебе жизнь, а ты недоволен?

— Ты могла умереть, и не смей мне говорить, что ты об этом не подумала. Я знаю, что ты просчитала все еще в машине. — Сказал князь тоном, каким разговаривают с клиническими сумасшедшими.

— Послушай, хватит на меня наезжать! Вместо благодарности я получила полный ушат помоев на мою бедную обгоревшую тушку. Я не могла позволить тебе умереть или превратиться в ходячий труп, Кристоф бы этого не пережил, как и я.

— Не надо преувеличивать. Вместе вы переживете все, что угодно.

— Почему ты так орал на меня, Макс? — Спросила Диана, попыталась поменять положение тела и поняла, что дела еще хуже, чем она думала. — Так, я похоже поджарилась как следует, да? Ты из-за этого переживаешь?

— Сейчас ты похожа на обгоревший труп из кино. Один в один. Только сердце бьется. Хочешь, подробно опишу? Чтобы впредь неповадно было?

— Не надо, меня стошнит.

— Ага, а так как горло ты сожгла, то просто захлебнешься.

— Что, правда так плохо?

— Да. Я специально фотку сделал, потом тебе покажу. Один на один.

— Не вздумай Кристофу показывать.

— Он увидит все моими глазами во время слияния. Я не смогу скрыть этот ужас от него. Я чуть не умер, когда открыл глаза и увидел тебя такой.

— Макс. Моя регенерация просто за гранью возможного, поверь мне! Холт издевался надо мной в Реальном мире, так что все заживет, не переживай. Просто не так быстро, как хотелось бы. Я же сейчас с тобой болтаю, хотя при таких ожогах должна лежать в коме. Сколько я уже такая?

— Час.

— Мда, плохо. За это время все должно было зажить. Так, сейчас положишь меня в слегка теплую ванну и будешь периодически в ней топить, поднимая каждые двадцать минут. Вода поможет, я это точно знаю. Вытащишь только тогда, когда увидишь заметные улучшения.

— Как скажешь.

Макс закрыл глаза, собираясь с силами, выдохнул и принялся за дело. Положил Диану на диван, позвал Люцифера, подождал пока того вывернет, вручил ему ведро с наказом таскать воду в ванную и принялся собирать нужные тучи. Плечо, из которого добрая сестренка вырезала кусок размером с кулак, ныло нестерпимо. Хорошо хоть кровь не шла! Вернулся Дьявол, передал второе полное ведро Драко, не давая подняться и посмотреть, что случилось. Перебинтовал его плечо и накрыл Диану простыней с головой. Макса передернуло от ужаса, и он тут же откинул ткань с ее головы. На фиг, на фиг ему такие ассоциации! Через полчаса ванну наполнили, он поднялся, подхватил принцессу и начал спускаться, каждую минуту боясь, что правая рука откажет и просто упадет, а он уронит свое сокровище. Слава Богу, до ванной они добрались без приключений.

Несмотря на то, что Миледи была без сознания, он сделал все, как она сказала. Раздел, положил в чуть теплую воду, встал на колени, и утопил ее обгорелое тело. Через пару часов пришел Люцифер, и Макс разрешил себе потерять сознание. Пришел в себя через три часа от дикого крика Драко. Открыл глаза и взмахом левой руки выкинул того рыдать за дверь. Сменил Темного, который облегченно выдохнул и пошел за едой для них обоих. Так они и провели всю ночь, помогая друг другу топить Миледи в ванной.

Диана открыла глаза и поняла, что вокруг жутко темно. Или это просто она ничего не видит, потому что все еще слепая? Скрипнула дверь, и фонарь осветил помещение. Ах да, она же в ванной, теперь понятно, почему ей везде так мокро. Диана начала осторожно шевелить конечностями и лицом, проверяя. Провела рукой по руке, все в порядке, но это ожидаемо. Конечности же почти не участвовали в спасательной операции! Начал ощупывать ноги, живот, грудь…эммм, да… С грудью дела швах. Ладно, заживет и вырастет. Дальше самое интересное. Лицо. Так. Кожа на лбу и щеках уже есть, это плюс. Бровей и ресниц нет, это минус. Нос…а где нос? Вот этот хрящик? Как интересно! А губы? Мда… это минус. Зато зубы и десны целые, это явный плюс. В общем и целом в зеркало ей на себя лучше не смотреть. Диана тяжело вздохнула и поняла сразу две вещи. Во-первых, что горло зажило полностью, а во-вторых, что она глотнула столько воды, что если не вынырнет прямо сейчас, то задохнется.

Макс смотрел, как открывается дверь, и Драко просовывает фонарик в попытке рассмотреть хоть что-то. Наверное, совсем забыл от переживаний, что прекрасно видит в темноте. Диана дернулась под его рукой, и Макс моментально вытащил ее из воды. Как назло, именно в этот момент Драко посветил на нее фонариком. Волосы на голове князя встали дыбом, а парень завизжал и вылетел за дверь, снеся с ног Люцифера.

— Всем привет, — попыталась сказать Диана, но поняла, что язык у нее не готов к переговорам, и перевела взгляд на белого как мел Макса. Вот черт, она ведь сейчас та еще красотуля. Бедный Драко!

— Макс, прекрати истерику. Ты мужик или кто? Соберись, тряпка!

— Это будет сниться мне в кошмарах до конца моих дней!

— Возьми у Люцифера тряпки, которые он принес, вытаскивай меня, накрой и тащи в комнату, где есть свет. Сейчас же уже день?

— Да, мы топили тебя здесь больше четырнадцати часов.

И я все еще такая красотка? Плохо. Нас время поджимает. У нас осталось четыре дня всего.

— И ты сейчас думаешь об этом?

— Ну да, это лучше, чем думать об отсутствующем носе или губах. Как твое плечо?

— Заживает. Уже могу двигать правой рукой. Думаю, что если останемся в этом мире, то будет заживать неделю или чуть больше.

— Мда, позови Люцифера, пусть он дотащит меня.

Сутки спустя, Диана сидела на стуле, обмотанная бинтами как мумия, и шепотом ругалась с ребятами. Язык вырос заново и жутко чесался, как и практически зажившие голосовые связки.

— Послушайте. Мы не должны терять время. Чем быстрее мы выберемся из этого мира, тем быстрее на нас все заживет. Вы просто обязаны поехать и разведать обстановку в Домодедово. Если там есть все, что нам нужно, это один вопрос, а если нет, то это совсем другое дело! Мы должны знать.

— Кто спорит-то? Весь вопрос в том, кто останется сидеть тут с тобой? — Сказал Люцифер. Они снова вернулись к тому, с чего начали.

— Хватит. — Не выдержал Макс. — Мне это все надоело. Кристоф все равно меня убьет, так что на разведку еду я. Все. Разговоры окончены.

Он ушел в другую комнату собираться. Диана посмотрела на Дьявола и выразительно помахала рукой.

— Кто будет охранять тебя, пока нас не будет?

— Я сама. Драко. Не надо его недооценивать. К тому же, сейчас день, а вас не будет максимум шесть часов. Мы заберемся на крышу, забаррикадируем дверь, обложимся оружием и спокойно выспимся. Макса нельзя отпускать одного. У него открытая рана, он будет привлекать трупаков со страшной силой.

— Ты права. Я отнесу тебя и помогу вам устроиться.

Так и получилось, что на четвертый день пребывания в зомбилэнде, Диана оказалась заперта на крыше, с комфортом разместившись под навесом, обложившись теплыми вещами, оружием, едой и даже парой книг, в компании странно молчаливого Драко. День прошел совершенно спокойно, и когда они уже начали потихоньку переживать за ребят, услышали на улице шум подъезжающей машины и звук шагов. Интересно. Как-то многовато. И уж больно шумно для Макса. Похоже, у них незваные гости из мира живых. И что теперь делать? Диана усилила слух и сосредоточилась. Драко замер рядом, крепко сжимая пистолет.

— Крысюк сказал, что видел, как они отъезжали от этого дома.

— Обыскать тут все и быстро. Скоро стемнеет, а зомбяки со вчерашнего дня буйные. Черт бы побрал этих идиотов, разворошили осиное гнездо! А нам мимо Вегаса в аэропорт ехать!

— Что делать, если кого-нибудь найдем? Крысюк сказал, что с ними была богиня. Настоящая живая женщина!

— Не вздумайте никого убивать, как бы странно это существо не выглядело. В этих краях обитает Драко, а он очень полезный. Пару раз мы ему заказывали кое-что важное, что никто не мог нам достать. А он пришел через день и все принес. Генерал расстроится, если мы его убьем.

Некоторое время раздавалось только усердное пыхтение, а у Дианы появилось время подумать. Она присмотрелась, и увидела вдалеке быстро приближающуюся точку. Ребята. Вот черт. Сосредоточилась.

— Макс?

— Да! Что случилось?

— У меня гости из аэропорта. Прочесывают дом, нас кто-то сдал.

— Мы будем через десять минут.

— Не торопись. Вы что-то узнали?

— Без помощи изнутри проникнуть туда будет очень сложно. Из хороших новостей: на поле стоит Боинг 777 по виду совершенно целый, если мы сможем его заправить, то ничто не помешает нам на нем взлететь. Взлетная полоса прямо рядом с ним. Десять бензовозов стоят рядом с грузовым терминалом под охраной. Самое сложное будет заправить самолет.

— У меня предложение.

— Нет.

— Ты даже..

— Нет.

— Макс!

— Нет.

— Ладно, ты сам напросился! — Разозлилась Диана.

— Не смей, чудовище! Даже не думай об этом! — Заорал на нее Макс, но было уже поздно.

— Эй, кто там ходит? Князь, это ты? — Громко спросила Миледи, но из горла вырвался шепот. Драко бросился к ней, пытаясь зажать рот рукой, но остановился, не донеся ладонь до бинтов, боясь ее поранить.

— Ты что творишь, принцесса? Они же маньяки и извращенцы!

— Эти мужики из аэропорта, а нам нужно попасть внутрь. Тебя они не тронут, меня тем более. Это абсолютно безопасно.

— Я тебе не позволю чудить. Пока Макс не разрешит, ты будешь сидеть тихо и отстреливать этих уродов. — Сказал Драко шепотом, но закончить не успел, потому что Диана молниеносным движением проникла сквозь его тряпки, нажала на пару точек на беззащитной шее и он потерял сознание.

Миледи огляделась по сторонам, подобрала небольшой обломок стены и кинула в сторону входа. Булыжник звонко стукнулся о железную дверь, и топот ног на лестнице подтвердил, что ее услышали. Она спрятала оружие в диван, повесила пару пистолетов под хламиду Драко, себе оставив только один, замела следы и притворилась абсолютно умирающей. В каком-то смысле так и было.

Михалыч выбил дверь на крышу и остановился в изумлении. Среди одеял и подушек, наставив на него пистолет дрожащими руками, сидела мумия. То есть настоящая живая женщина с прекрасными солнечными волосами и великолепной фигурой, видной даже сквозь бинты и одежду. Рядом с ней лежала куча мусора, в которой он без труда узнал Драко.

— Не подходите ко мне! — Прошептала женщина, и Михалыч понял, что у нее повреждено горло. Но раз девушка до сих пор цела, значит, самое плохое позади. Мусор очнулся и сел рядом с ней.

— Привет, Драко.

— Что вам здесь надо?

— Не груби, сила на нашей стороне. Нам нужна она, и ты это прекрасно знаешь.

— Вы ее не получите. — Сказал Драко и подошел к мужчине. Принцесса все-таки сделала по-своему. Хорошо, он не будет ей мешать.

— Что ты сможешь сделать? Ты всегда убегал, а не сражался, поэтому до сих пор жив, так что если не будешь рыпаться, проживешь еще столько же.

Михалыч заговаривал зубы существу напротив себя, одновременно наблюдая, как ребята, подкравшись сзади, аккуратно вытащили пистолет из прекрасных рук женщины. Драко, увидев это, поник и замолчал. Михалыч подошел к найденному сокровищу, завернул в одеяла, поднял на руки и спустился с ней вниз. Ребята шли позади и подталкивали дулами пистолета живую гору мусора, которую Шеф приказал забрать с собой. Быстро погрузились в машину и на всех парах рванули в аэропорт. Сегодня будет праздник, и они там будут главными!

Макс проследил, как от дома отъезжает большая машина с осторожно упакованной Дианой и Драко, и услышал, как заскрежетал зубами Люцифер. Мучается, что поддался на ее уговоры. Там ему и надо, Миледи нельзя слушать! Никогда! Хотя то, что она сейчас будет внутри аэропорта, принесет им немыслимые выгоды. К тому же, там наверняка есть профессиональные медики, и принцесса получит квалифицированную медицинскую помощь, которая поможет быстрее зарастить раны. Кристоф ни в коем случае не должен увидеть ее такой, его сердце просто разорвется на части. Хотя… он же все равно все увидит его глазами. Впервые в жизни Макс пожалел о том, что ничего не может скрыть от друга.

Через десять минут, они с Темным нашли и убили доносчика, поднялись в квартиру, собрали вещи, забрали оружие с крыши и из тайника, погрузили все в джип и убрались из этого дома навсегда.


Россия, база Холта, 12 ноября 2028 года

Кристоф висел среди звезд, перебирая вероятности. Сегодня ему пришлось нырнуть сюда прямо посреди работы, напугав Доминика до нервного тика. Некто вмешался в созданный с таким трудом узор и чуть все не испортил. Но в последний момент вероятности дрогнули и самостоятельно встали на задуманные им места. Кто-то поправил их, даже не зная о том, что совершил. Что-то было в этом далеком существе такое знакомое, родное… Это ощущение только подтвердило его вывод. В этот раз все исправил не Высший Лорд.

Подчерк Тора он уже научился узнавать и старался не мешать, вплетая его небольшие, но очень четкие и конкретные узоры, в свои глобальные конструкции. В конце концов, Высший Лорд должен знать и уметь все. В том числе находить друзей даже по невероятным вероятностям и играть с ними в одной команде. Общий Разум Создателей сегодня получил хорошую оплеуху, и это радовало. Но этот инцидент окончательно возвестил всем заинтересованным лицам о возвращении такого старого, и такого нового игрока. Странник вернулся и выиграл первый бой. Война началась.

Кристоф поправил пару плетений и вернулся на «Летучий Голландец». В заботливые руки Доминика, просидевшего рядом с ним восемнадцать часов без перерыва.

Глава 10. «Домодедово или пристегните ремни, мы взлетаем!»

N-е Отражение, Москва, 14 ноября 2016 года

Диана проснулась от того, что чья-то наглая рука прошлась по ее телу. Благо бинтов на ней было аж в два слоя, так что ничего этот идиот не почувствовал. До того момента, как Кристоф поймет, что с ней все не так, как должно быть, осталось меньше двух дней. Поскорее бы все зажило, она просто не могла показаться ему на глаза в таком виде. Он может отреагировать очень бурно. Как именно, оставалось непонятным, но то, что при этом пострадает много народу, было очевидно. И первым в списке стоял Макс, который был абсолютно ни в чем не виноват. Но Диана знала, что вопрос вины будет волновать мужа меньше всего. А что будет, когда Кристоф увидит все произошедшее глазами друга, она даже боялась себе представить. Ничто не спасет этот ужасный мир от полного уничтожения, ведь здесь могли действительнопогибнуть они оба, а этого граф не простит никому.

Рука прошествовала до лица, замотанного в бинты, и начала раскладывать волосы. Просыпаться или не стоит? Она залезла в мысли владельца любопытной конечности и пулей вылетела обратно. Фууу, какая мерзость! Такогоона не видела никогда. Даже в мыслях наемного убийцы Бубы или маньяка-врача Вивисектора из военного лагеря. Этот тип был настолько безумен, что контролировать его было невозможно. Ни одной хоть сколько-нибудь разумной или логичной мысли в его голове не было. Диана заставила его запаниковать по поводу очередной липовой попытки переворота, активизировав прогрессирующую шизофрению и паранойю. Он похлопал ее по груди, прежде чем убежать убивать подозрительных подданных, и она поняла, что от его похлопывания ей не было больно. Ура! Грудь зажила, это прекрасно! Значит, ноги точно в порядке, как и все тело. Осталось только лицо, а точнее нос и губы. Раздались торопливые шаги и маньяк и исчез.

— Вставай, я знаю, что ты не спишь, — услышала Диана знакомый голос и обрадовалась. Драко рядом, а значит, не придется тратить время на его поиски.

— Рада, что ты здесь, парень. — Диана села на кровати и огляделась. Пора приниматься за дело.

Они находились в огромной комнате. Вип-зал для вылета пассажиров на третьем этаже, переделанный под жилое помещение. Понятно. Кроме нее и Драко в комнате никого не было, ну и прекрасно. Диана залезла в оставленную для нее на стуле одежду огромного размера прямо в бинтах, и они двинулись на поиски приключений и информации. Едва открыв дверь, Миледи натолкнулась на двух охранников. Прочистила им мозги, заставив поверить, что все еще лежит в комнате, и, ориентируясь на знания, полученные в их головах, они уже со знанием дела двинулись на поиски нужной им информации.

Макс сидел за рулем джипа и проклинал весь свет. Плечо заживало медленно, Диана шлялась в гордом одиночестве (Драко не считается) по аэропорту, полному отморозков и садистов, а Люцифер застрял около стоянки Вегаса и никак не мог выманить тупых трупаков на улицу, не рискуя подходить к ним слишком близко. Он посмотрела в зеркало заднего вида. Ага, у Темного получилось, прекрасно. Сегодня они помогут защитникам Домодедово весело скоротать ночь, расстреливая зомбяков. А Макс сможет оценить боевую мощь противника, посмотреть, что и где расположено, и провести, так сказать, разведку боем. Заодно отвлекая обитателей от Дианы. Люцифер влетел в джип и Макс не сильно спеша тронулся в путь. Трос, на котором болталось тело Крысюка, висел позади машины, не давая трупакам расслабиться и прочно привязывая их к джипу. Оставалось надеяться, что они упертые типы, и не позволят каким-то пятнадцати километрам погасить их желание вкусно пообедать. Зомбяки Макса не подвели.

Диана вернулась в комнату ближе к вечеру и улеглась на кровать переваривать полученную информацию. Драко остался на банкете по случаю обретения Генералом женщины, чтобы быть в курсе событий. Пока все было только в плюс. Самолетами никто не интересовался с тех пор, как убили последних пилотов пять лет назад и к власти пришел Генерал, а это значит, что с Боингом, который стоял почти на взлетной полосе все должно быть в полном порядке. Кроме разряженных за столько лет приборов. Ей нужно было попасть на самолет и поверить показания хотя бы тех, что должны были работать на аварийном питании. Было бы прекрасно, если бы Боинг бросили перед взлетом. Тогда, чисто теоретически, у него должны быть полные баки горючего. Когда она копалась в мыслях людей, задавая им этот вопрос, они только недоуменно пожимали плечами. Все знали только о том, что горючее есть в машинах, стоящих около грузового терминала.

Как выяснилось, взлетное поле с самолетами от самого здания аэропорта отделала прочная стена из колючей проволоки и местами даже бетона. Охранять все взлетное поле было очень накладно, и год от года территория, которую контролировали люди, сокращалась. Как и само количество обитателей. Среди живущих в аэропорту женщин не было совсем, а значит, скоро живых в этом мире не останется. Последнюю старушку год назад замучил Генерал, заправляющий всем здесь. Тот самый, что приходил к ней утром. По большому счету, из живых самолеты никто толком не охранял. Другое дело, что были еще мертвецы, которые облюбовали себе лесок по другую сторону взлетного поля, и моментально сжирали любого, кто появлялся возле воздушных судов.

Диана услышала возню за дверью, голос Генерала и занервничала. Убивать его сейчас было верным самоубийством, а контролировать его было невозможно. Второй раз на историю о заговоре он не купится. Она замерла в раздумьях, но услышав пальбу, снова расслабилась. Макс сделал все так, как они договорились. Миледи задумалась. Если она спровоцирует трупаков с другой стороны, то все в аэропорту будут заняты делом, а они с Драко смогут втихую осмотреть самолет. Мысль слегка отдавала безумием, но с другой стороны явно ускоряла процесс. Диана выскользнула за дверь, отобрала у охранников оружие и направилась к выходам на взлетное поле, надеясь на то, что Драко все еще уплетает еду на банкете, и ей не придется его искать.

Макс не верил принцессе ни на грош, зная, что под шумок она обязательно попытается добраться до самолета, чтобы проверить в каком тот состоянии. Поэтому они с Люцифером забили на разборки у ворот, которые, благодаря все прибывающим зомбякам, потихоньку превращались в настоящую осаду, и затаились недалеко от забора из колючей проволоки, внимательно разглядывая взлетное поле и ожидая появления Миледи. Она его не подвела, как всегда, пытаясь нарываться на неприятности в одиночестве. Маленькая машинка скользнула сквозь серьезную охранную линию и на полной скорости понеслась к самолету.

— А как она собирается попасть внутрь этого монстра без трапа? — Спросил Люцифер.

— Я думаю, что Диана об этом даже не подумала. Ага, как я и говорил, разворачивается. — Ехидно сказал Макс, надеясь, что теперь она образумится и повернет к зданию. Но вместо этого, машинка проехала чуть дальше и остановилась возле самоходных трапов.

— Князь, ты понимаешь, что она задумала?

— Эта авантюристка хочет подогнать трап к самолету. Она же не сможет его завести!

— Макс, — севшим голосом сказал Люцифер, — из леса идут трупаки. Прямо к ней и Драко. Если они их съедят, я сойду с ума.

— Твою мать! — Выругался Макс и закрыл глаза.

— Диана! А ну быстро валите в здание! Впереди, максимум в километре от тебя зомбяки.

— Да вижу я, вижу.

— Ты не сможешь завести машину! Она простояла на поле семь лет!

— Смогу.

— Как?

— Я верю, что конкретно эта машина, по счастливому стечению обстоятельств была оставлена здесь всего год назад. Если ты тоже поверишь в это, то она заведется со второго раза.

— Ты сошла с ума?

— Макс. Однажды ты умудрился рукой прицепить нить к Реальному миру, а теперь не хочешь мне помочь? Тебе что, жалко? К тому же, у меня есть Драко, который нам все и сделает.

— Хорошо.

Диана смотрела на Драко, державшего руки на электрическом моторе машины трапа, и ждала его сигнал. Им нужно было проехать всего метров двести! Парень поднял голову и закрыл капот. Диана повернула ключ, оставленный в замке зажигания съеденным трупаками водителем, стартер нехотя зажужжал и со второго раза машина завелась.

— Ура! Получилось! — Обрадовался Драко и чуть не выпал из набирающей скорость машины. — Я такой же крутой, как Макс!

— Ты вообще нечто, скажу я тебе! — Хмыкнула Диана, достала пистолет и начала отстреливать трупаков, добравшихся до Боинга, расчищая себе дорогу.

Они быстро подъехали к самолету, благо он стоял так, что трап не был виден со стороны аэропорта, выскочили из машины, стреляя по ногам самым шустрым и голодным, и взлетели наверх по ступенькам. Входной люк был открыт. Диана прислушалась к звукам внутри самолета и нырнула внутрь. Через секунду вернулась, дернула за собой сомневающегося Драко и закрыла дверь. Через двадцать минут методичного прочесывания судна выяснилось, что внутри огромной машины их поджидал один единственный заморенный зомбяк, за семь лет сожравший всех остальных. Диана вынесла ему мозг и выкинула на улицу в руки голодных сотоварищей.

Миледи пробралась в кабину пилотов, предварительно отправив Драко посидеть и порадоваться жизни в технический отсек, поближе к аккумуляторам, чтобы он своей энергией помог вернуть резервную систему питания к жизни. Щелкнула парой кнопок и начала проверять показания работающих приборов.

— Макс, а ты не хочешь отсюда свалить?

— Нет.

— Но наши уже внутри самолета, мы им уже не нужны, а эти зомбяки очень голодные и скоро нас заметят.

— Я их сожгу. Пока Диана не скажет нам, что выяснила, и не вернется обратно к людям, мы будем ждать здесь.

— Но почему?

— Если что, выскочим на поле, пробив нашей машиной это не очень серьезное заграждение, и ей поможем.

— Это аргумент, конечно, но боюсь, нас съедят раньше. — Стоял на своем Люцифер. — Я не успел как следует насладиться жизнью и не хочу умереть так бесславно! Светлый меня не поймет.

— Что ты предлагаешь?

— Не ждать ничего, а ехать к Миледи прямо сейчас. Забраться в самолет, и быть с ней рядом. Тем более, что зомбяки плюнули на Боинг и теперь бегут к охране аэропорта.

— Ага, значит, сейчас защитникам здания будет не до нас. Отлично. Как только начнется пальба, мы рванем. Пойдем, перережем проволоку, чтобы потом не возиться.

Они вышли из машины и принялись за дело, вырезая в заборе дыру, достаточную для того, чтобы можно было проехать, не опасаясь проколоть колеса. Пара трупаков, пришедших посмотреть, что тут происходит, была упокоена выстрелом в голову. Все-таки принадлежность к Реальному миру давала о себе знать, и нежить больше не вставала. Они как раз закончили работу, когда Диана радостно завопила у Макса в голове.

— Нам повезло, братишка! Ура!

— Чего ты кричишь!?

— У самолета полные баки, представляешь? Все технические жидкости в полном порядке. Даже азот и кислород заправлены! Видимо, они собирались взлетать, когда пассажиры начали есть друг друга! Макс, вы сейчас где?

— Совсем рядом.

— Давайте сюда, попробуем его реанимировать. Без тебя тут точно не обойтись. Слишком много электроники, плюс надо восстановить питание и все проверить. Кто знает, что там с двигателями?

— Будем через пару минут.

Макс осторожно проехал сквозь забор и, не включая фар, подъехал к самолету, прихватив по дороге на буксир гидравлическую платформу для поднятия грузов. Через двадцать минут они с Люцифером поднялись по трапу в самолет, и князь облегченно поцеловал солнечную макушку, торчащую из кресла первого пилота.

— Как только Кристоф тебя терпит? Ты же все нервы мне вымотала всего за неделю!

— Солнце мое, ты просто слишком переживаешь по пустякам. Я правда могу постоять за себя. И за тебя.

— Я это уже понял, сестренка. Вернемся, и я поставлю памятник Доминику за то, что он смог выжить, когда был рядом с тобой. Теперь я его мучения прекрасно понимаю!

— Макс, ты сгущаешь краски. И потом, он не выжил. Дом умер из-за меня на Саматагоре от разрыва сердца, его тогда вернул Ангел в моей голове и Нуми-Торум.

— Мда, тогда памятник Дом не заслужил. Какая жалость! — Сказал Макс, садясь в кресло второго пилота и начиная запускать тестовые системы воздушного судна. Несмотря ни на что, настроение стремительно поднималось.

— Лучше подари ему ангельские крылья. Он мечтает об этом с тех пор, как выдернул пару перьев из Кристофа. — Рассмеялась Диана.

— Я подумаю над этим. А пока предлагаю забрать джип с собой. На всякий случай. Если мы не найдем нити в воздухе, нам придется садиться в Лос-Анджелесе и добираться до дома по земле. А от аэропорта это ни фига не близко. — Предложил Макс. — Мы даже платформу специально притащили.

Через полчаса Князь сумел оживить электронику самолета окончательно, и дела пошли гораздо быстрее. С третьей попытки они сумели открыть погрузочный люк и загрузили машину, попутно выявив еще несколько технических проблем. Диана, получившая под свое командование Люцифера, за несколько часов загоняла его почти до смерти, но добилась своего. Двигатели и система навигации в тестовом режиме работали отлично. Макс, проверяющий и приводящий в порядок все остальное, безнадежно отстал. За окном начало светать, и они поняли, что больше готовиться нельзя. Скоро трупаки отступят, и тогда защитники аэропорта начнут палить по ним.

Драко в полном восторге скакал по пассажирскому салону, роясь в вещах, и сам себе не верил. Неужели они действительно смогут поднять эту огромную тушу в воздух? А кабина пилотов вообще повергла парня в полную прострацию. Как Диана и Макс понимают, на что тут надо нажимать и что проверять? Это же уму непостижимо!

— Ну что ребята, сейчас или никогда. — Сказал Макс, переглянулся с Дианой, и они начали запускать все системы самолета по-настоящему. Миледи улыбнулась и включила микрофон.

— Дамы и господа. Приветствую вас на борту единственного в зомбимире самолета, совершающего беспосадочный рейс по маршруту Москва-Лос-Анджелес. Прошу всех занять места и пристегнуть ремни. Через десять минут мы взлетаем и, я очень надеюсь, что нам не придется приземляться.

Генерал устало прислонился головой к окну, выходящему на взлетное поле. Такой ночи у них не было уже давно. Трупаки словно взбесились, притащились огромной толпой и доставали их всю ночь, один раз даже чуть не прорвав оборону. Мысли в его голове скакали как горошины в пустой кастрюле, когда огромный самолет на поле загудел сначала одним, потом вторым двигателем. Он прислушался, не веря своим ушам.

— Генерал! Кто-то завел Боинг! Как это возможно? Что происходит?

— Это вы должны знать, а не я!

Они смотрели, как огромный самолет выруливает на взлетную полосу, разворачивается и замирает на самом краю, явно собираясь взлетать. Не прошло и пары минут, как Боинг, набирая скорость и ревя двигателями, прокатился мимо окон и взлетел в небо, оставляя их умирать на земле.


N-е Отражение, 15 ноября 2016 года

— Диана, это ужасно. Мы летим уже девять тысяч километров и ни одной нити. Даже обрывка не было!

— Макс, в нашем доме все будет. Ты же знаешь, что это непростое место, за что ни возьмись. Начиная с того, что он стоит на пересечения важнейших энергетических потоков, и, заканчивая тем, что двадцать лет в нем жили четыре ну очень не простых существа. Это должно было прокатиться по всем Отражениям.

— Не зря мы взяли с собой джип. А с другой стороны, до времени, когда Кристоф узнает про твое состояние, осталось часов десять, не больше.

— Вот скажи, ты мне друг или не друг?

— Друг, и что?

— А то, что мы должны вылезть отсюда за несколько часов до того, как он нас хватится.

— И почему?

— Не тупи, Макс. На нас все заживет моментально, едва мы окажемся вне этого мира. И Кристоф не увидит самого страшного. Между прочим, ты в этом должен быть заинтересован в первую очередь.

— Да ну?

— Кто первый попадет под раздачу из-за меня?

— Мда… Что-то мне уже не хорошо. Иди, сними с себя эти тряпки, посмотри на себя и переоденься. Лицо больше не заматывай, может, так быстрее заживет. И поторопись, мы чрез двадцать минут снижаемся и ты нужна здесь.

Диана начала снимать бинты с конца. Ноги в порядке, живот прекрасно, грудь эм, пара шрамиков осталась. Кристоф обязательно заметит, но если у нее будет хотя бы пять минут, то они исчезнут. Так, теперь самое интересное. Она сняла бинты и заставила себя посмотреть в зеркало. Красотуля… просто упасть и не встать. Такое впечатление, что она тормозила лицом об асфальт. Носом, губами и подбородком. По большому счету ерунда, но чтобы это исчезло, надо будет минут двадцать, не меньше. Она тяжело вздохнула и пошла сдаваться Максу.

— Ну ты красавица! — Рассмеялся от облегчения при виде нее князь. Царапины на снова целом (Слава Богам!) носу, выросших заново (Спасибо тебе, Высшая сила!) губах и ободранном подбородке теперь могли только рассмешить. Хотя еще пару недель назад он был бы в полнейшем шоке. Да уж, все познается в сравнении. — Садись за штурвал, мы начинаем посадку.

— Было бы неплохо, если бы в Лаксе хоть одна полоса была свободна от хлама.

— Да уж, разбиться при посадке в нашем случае просто верх глупости. Скажи спасибо, что мы утром прилетаем, а не вечером. Хрен бы мы в темноте на этом бегемоте сели.

Они сделали круг как можно ниже над городом, рассматривая то, что от него осталось. Как ни странно, но Лос-Анджелес сохранился очень даже неплохо. А кое-где по улицам даже ездили машины. Аэропорт встретил их двумя почти пустыми полосами для посадки.

— Макс, а тебе не кажется, что закрылки как-то не совсем правильно работают, а?

— По приборам все нормально.

— Да, конечно, но мне как-то не по себе. Давай сделаем еще кружок, прежде чем будем заходить на посадку и сейчас снизим скорость до 140 км/ч?

— Хорошо, — согласился Макс, выпустил предкрылки на крыльях и шасси. — Ну вот, скорость падает.

— Ага, и мы, похоже, тоже. — Прошипела Диана, глядя, как вырубаются целые блоки электроники. Этого она не планировала.

— Включаю аварийную турбину для обеспечения минимального электропитания.

— Люцифер!

— Да?

— Посмотри в окно на крылья. Закрылки и предкрылки до конца выпущены? — Приказала Диана, тот исчез.

— На правом крыле да, на левом закрылки не сработали. — Обрадовал вернувшийся Дьявол.

— Включаю резервные гидравлические системы. — Макс был спокоен и собрал. — Мы сядем в любом случае, минимум приборов работает.

— Да, плохо только, что садиться будем на глазок. Показатель уровня высоты явно врет. О! Что-то изменилось!

— Закрылки опустились до половины! — Прокричал из салона Люцифер.

— Ну и прекрасно. Теперь еще бы шасси не отвалились при посадке, и все будем пучком.

Они зашли на посадку, явно превышая нужную скорость километров на сорок, но вариантов уже не было. Земля стремительно приближалась.

— Макс, ты же Дракон! Сколько до земли осталось? Мне надо точно знать, тогда я смогу посадить нас без проблем!

— 500, 450, 400- начал отсчет князь. Диана улыбнулась и отключила все автоматические системы управления штурвалом.

— Держи штурвал, братишка. Сейчас мы с тобой сделаем красиво!

Драко смотрел, как приближается земля, стоя за креслом Дианы, и ничего не боялся. Богиня не даст им погибнуть. Легкий крен и тряска из-за сильных порывов ветра добавляли проблем, но это не имело значения. Взлетно-посадочная полоса накинулась на них, но парень практически почувствовал, как Макс порывом ветра выровнял и стабилизировал курс, а Диана плавно коснулась всеми двенадцатью колесами бетонной полосы, сажая огромный самолет так, как будто это было легкое перышко.

— Реверс двигателей, Макс!

— Готово!

Они неслись по полю, постепенно снижая скорость, но явно не помещаясь в свободные от хлама два километра взлетно-посадочной полосы.

— Давай, птичка! Ты сможешь, ласточка, — уговаривала Диана Боинг, закладывая вираж налево по полосе съезда к зданию аэропорта и выравнивая накренившийся на бок самолет.

Крыло чиркнуло о землю, но не отвалилось, и машина чудом выровнялась, а закрылки упали до конца, помогая равномерно гасить скорость. Даже сквозь прекрасную звукоизоляцию они слышали, как визжат тормоза и чувствовали запах горелой резины. Двигатели завывали, переключаясь на максимальный режим реверса. Пара минут, и они уткнулись носом в стеклянные окна аэропорта, не доехав до стекла меньше полуметра и подвинув крылом телескопический трап прямо к выходу из самолета.

— Вот это было круто! Мне понравилось! Все как я и хотела! — Сказала Диана. Довольно потирая руки. Посмотрела на замерших вокруг нее людей. — Что?

— Я вот не понял, — с холодом в голосе сказал Макс, — ты что, знала, что закрылки на левом крыле не сработают? Все рассчитала с самого начала, а потом просто развлекалась?

— Все было не совсем так! — Начала было Диана, но поняла, что все всё поняли. — Ребята! Поймите меня правильно! Когда еще представиться такая уникальная возможность погонять на сломанном Боинге 777? Я должна была посмотреть, на что эта тушка способна!

— Знаешь, Макс, я вспомнил. Когда она гоняла меня, заставляя исправлять неисправности, я что-то перещелкивал в технических щитах, отвечающих за левое крыло. — Задумчиво сказал Люцифер и тут же упал на пол, спасаясь от пролетевшей мимо него Дианы, за которой несся взбешенный Макс.

— Диана, выходи.

— А вы меня простили?

— Нет.

— Тогда не выйду.

— Время тикает. До часа Х осталось девять часов. Если ты хочешь выглядеть перед Кристофом прилично, нам надо поторопиться.

— Сейчас вас я боюсь больше, чем его.

Макс посмотрел на Люцифера, и они расхохотались. Миледи заперлась в туалете самолета и не выходила оттуда уже двадцать минут. За это время они успели выгрузить джип, пристрелив несколько очень быстрых трупаков, и теперь ждали только ее.

— Как ты думаешь, Макс, если мы оставим ее в этом самолете, а сами пойдем и приведем подмогу? Представляешь, Кристоф появляется, вытаскивает ее из туалета… — начал Темный, Диана тяжело вздохнула и открыла дверь.

— Ты настоящий дьявол, Люцифер! — Мрачно сказала она, и они снова рассмеялись.

— Спасибо! Наконец-то, я это услышал! Идем, чудовище, нам пора. — Улыбнулся он, подталкивая ее к выходу.

Они выехали из аэропорта на трассу, ведущую в город, и некоторое время просто наслаждались пустой дорогой и теплым ветром. В Москве было минус три, здесь плюс пятнадцать. Есть разница!

— Макс, а скажи мне, почему мы уже десять минут едем за красным БМВ? — Спросил Драко, и все словно проснулись.

— Эээ. не знаю. Я так радовался, что мы благополучно сбежали из Москвы, что просто пристроился за ним и все.

— Вот и пускай тебя после этого за руль! — Проворчала наказанная Диана, временно отстраненная от управления любыми транспортными средствами. — Ребята, какого дьявола происходит?

— Не смотрите на меня так! Я хоть и дьявол, но не в курсе, правда! У меня испытательный срок еще не кончился! — Отшутился Люцифер, рассматривая город во все глаза.

Лос-Анджелес жил. По не слишком убитым и разрушенным улицам ездили машины, кое-где даже горел свет, работали магазины, ходили…

— Мамочки! Это же зомби! ВСЕ ЭТО ТРУПЫ! — Прошептал Драко. — Но они ведут себя как живые, почему?

— Меня гораздо больше интересует вопрос, что будет, когда они поймут, что мыживые. — Мрачно сказал Макс, закрывая тонированные окна джипа.

Им удалось доехать почти до места назначения, когда дизель в машине кончился. Всего пара кварталов! Которые заполнены зомби по самую завязку. Они задумчиво сидели в джипе, а вокруг них кипела мертвая жизнь.

— Куда они все идут? — Спросил Макс, раздумывая на тему, скольких трупаков он сможет замочить, прежде чем его съедят.

— Знаете что? Я поняла, почему они тут все такие живые. Наш дом, Макс. Ты был прав. В нем действительно осталась настоящая жизнь, а значит и обрывки нитей. Эти мертвецы питаются нитями реальности, именно поэтому ты видел только пыль, оставшуюся от них.

— Ты права, так оно и есть. К тому же, ни у кого из них нет души, вот что самое страшное. Именно поэтому я ничего не могу с ними сделать. — Сказал Люцифер и покачал головой с рожками. Поерзал и добавил недовольно. — Вот блин, как неудобно сидеть на заднем сиденье. Крылья девать некуда!

— Что? У тебя снова есть крылья?

— Ну да. Вот это номер!

— Кристоф! Ау! — Тут же закричал Макс. — Вот дьявол, глухо. Придется собирать нить. Но наши способности будут восстанавливаться по мере приближения к дому, так что шансы добраться до него теперь совсем неплохие.

Они переглянулись, обвешались оружием и побежали. Русоволосый богатырь Макс с ручным пулеметом, солнечная блондинка Диана с пистолетами в обеих руках, Дьявол с автоматами и существо по имени Драко, сжигающее зомби огненными шарами.

— Макс, сзади! Берегись!

— Да вижу, вижу! — Развернулся князь и рукой смел зомби с лестницы. — Давайте за мной, осталось чуть-чуть. Нить на балконе второго этажа. Люцифер, не увлекайся, я тебя прошу.

— Я вовсе не увлекаюсь, просто прикрываю вам спину. — Возразил Дьявол, снося черным мечом головы сразу трем зомби, и злорадно расхохотался, но тут же замолчал, потому что едва не навернулся на скользких от крови ступеньках.

— Вот поэтому злодеи и проигрывают, Темный! Вместо того, чтобы добить положительного героя, они начинают по-дурацки ржать и нелепо погибают. — Ехидно прокомментировала Диана, отмахиваясь от трупов своими замечательными лапами кодарона. Они оказались такими удобными! На раз отрывали голову от туловища.

— Мы на месте! Теперь держите оборону, а я начну восстанавливать нить. — Сказал Макс, глядя на сияющий серебряным обрывок. Собрался с мыслями и рухнул вниз, раскрывая крылья и сжигая зомби пламенем. Как следует потоптался по ним у бассейна и взлетел, собираясь приступить к работе.

— И что здесь происходит?

Мрачный холодный голос заставил этот мир замереть.

— Мне конец, — простонал Золотой Дракон, лихорадочно доплетая нить, чтобы удрать, но не успел и, повинуясь взмаху красивой руки друга, возник рядом с Дианой, виновато опустив голову.

— Дорогой! Что-то ты рано!? У меня еще было семь часов и три минуты. — Подсчитала Миледи, преданно глядя в черные глаза мужа. Вздохнула, облизала почти зажившую губу и спряталась за Макса.

— Я сделал все, что было в моих силах. Правда! — Люцифер не собирался сдаваться так быстро, как остальные… Посмотрел на Властелина и сложил крылья. — Диана меня провела. Трижды.

Кристоф смотрел на побитую жизнью и зомби команду и не знал, то ли ему ругаться, то ли смеяться. Он так соскучился по любимой и по другу, что готов был простить им все, что угодно! Судя по их виду, им будет, что ему рассказать о своем недельном отсутствии. Мало того, вряд ли ему это понравится. Граф повернулся к странному существу, молча стоящему рядом с ними.

— А ты что скажешь? — Спросил он его.

— Это я во всем виноват. Если бы не было меня, то Макс не пришел бы меня спасать и не застрял. А Миледи и Люциферу не пришлось бы за ним приходить. — Он помолчал, делая вид, что не замечает отчаянных знаков со стороны Дианы и Макса, практически вопящих о том, чтобы он закрыл рот. И закончил, сдав всех с потрохами.

— Если бы я был внимательнее, то Макса бы не укусил зомби, а Диана не сгорела бы заживо.

Драко посмотрел на Ангела, и понял, что отец и принцесса не зря маячили ему столько времени. Но было уже поздно. Зомбимир моргнул, сделал Плюммм, и все, что когда-то было его планетой, прекратило свое существование.

Глава 11. «Драко или не так страшен черт, как его малюют»

Лос-Анджелес, вилла «Alma del viento», 15 ноября 2028 года

— Всем стоять на месте. — Сказал Кристоф, жесточайшим усилием воли беря себя в руки. Он только что уничтожил целый мир! Вот ведь блин. Хорошо хоть, что по делу, а то не знал бы, куда себя девать от стыда. Пришлось бы возиться, восстанавливать. А теперь вроде как и правильно сделал, вон с каким восторгом они на него смотрят!

— Люцифер, исчезни немедленно. Расскажи Изабель, что произошло, и разберись с этим. Живо! — Холодно сказал он и Дьявол исчез, радостно выдохнув на последок. Ну-ну, ему еще с Творцом разговаривать, и не известно, чья ярость будет хуже. Кристоф перевел взгляд на нечто, похожее на кучу мусора. Это и есть сын Макса? Какое интересное существо!

— Ты. Идешь в душ, а ровно через сутки я жду тебя в нормальном виде в этом доме, в малой гостиной. — Существо стянуло шляпу, и девочка бесстрашно посмотрела ему в глаза. Он едва заметно улыбнулся ей, и она повеселела.

— Я бы с удовольствием, но ничего здесь не знаю.

— Я ей помогу! — Тут же вызвалась Диана и быстро слиняла с подростком в охапку.

Ага. Вот, значит, кто во всем виноват. Ну, если не во всем, то в большей части неприятностей-то точно. Ладно, он потерпит еще десять минут, пока не вытряхнет всю правду из Макса. А потом не выпустит жену из своих рук целую неделю. Кристоф повернулся к другу. Тот стоял, воинственно расправив плечи. Знаем, плавали. Не собирается рассказывать всю правду. Понятно, значит, дела были действительно плохи.

— Макс.

— Что Макс? Все живы и здоровы, и это главное, ведь так? Мы почти вырвались из этого жуткого мира, но ты пришел и смазал нам всю победную концовку! — Сказал князь веселым голосом.

Он еще и шутит! Кристоф внутренне собрался, готовя себя к чему угодно и не собираясь больше ничего разрушать. Прислушался к себе и, понимая, что из Макса выжать всю правду уговорами не получится, предпринял крайние меры. Подошел, ласково посмотрел в темно-зеленые глаза, притянул его лицо к своему, отвел русую прядь со лба и поцеловал. Тот замешкался, но Кристоф не дал ему ни малейшего шанса, и Макс ответил. Ну вот и все, а теперь посмотрим, что же вы там такое делали…

«Скелеты собак, разлетающиеся на косточки под ударами его палки… Живая куча мусора, оказавшаяся его сыном… Вонючие и темные подвалы… Орда зомби, идущая по пятам… Бункер и истерика Драко… Дорогая и самая близкая в его руках…Люцифер, потерявший крылья и спор… Подземная стоянка и зомби, кусающий его в плечо… Крыша дома, невинное лицо Дианы „я просканирую“… Ужас и ненависть к себе за свою доверчивость… Обгорелый скелет с бьющимся сердцем… Долгие часы в ванной, ужасная боль в плече и смертельная усталость… Свет фонарика на восстающем из ванны получеловеке и крик Драко. Виноватые глаза Люцифера и уезжающая с Дианой машина… Взлет и снятые бинты… Посадка и „если бы мы сели, как полагается, было бы не интересно“.. Последние кварталы по уши в ошметках зомби и холодный голос „И что здесь происходит?“».

— Вот черт! — Сказал Макс, почувствовав пустоту на том месте, где только что был Кристоф. — Надеюсь, он больше ничего не развеет.

Кристоф возник в душе и посмотрел на одетую только в нижнее белье Диану. Живую, здоровую и улыбающуюся. Сердце, остановившееся во время допроса Макса, снова забилось. Она подняла на него сияющие любовью и раскаянием глаза и притянула к себе. Кристоф движением руки развеял на них одежду и ласково прижал ее к стенке душа, заставляя капли накрывать их настоящим дождем, вовсе не для того, чтобы скрыть его предательские слезы. Мужчины не плачут. Но… Диану не обмануть, и она поцеловала его глаза, осушая соленые капли губами и прося прощения за то, что так расстроила его.

— Я люблю тебя, родной. Но я не могла позволить Максу умереть, тебе было бы очень плохо без него. Как и мне.

В этом она вся. Ради него любимая готова на все. Диана не хотела, чтобы он расстроился, и поэтому спасла их лучшего друга и брата. Где логика? Дружба? Нет ничего, только он и его счастье. Всегда на первом месте. Как она и ее счастье для него. Кристоф провел пальцем по точеной линии носа, прекрасным губам, упрямому подбородку.

— Я правда в порядке, любимый. Честно слово!

— Я не отпущу тебя до тех пор, пока мои губы не проверят каждый сантиметр твоего тела, — прошептал Кристоф, целуя ее ухо, начиная исследование и чувствуя, как любимая тает от удовольствия под его губами.

Драко стоял в углу душевой кабины и во все глаза смотрел на Принцессу и Ангела. Он слегка испугался, когда тот возник из ниоткуда посреди струй воды. А потом Миледи засияла, и Драко понял, что все будет в порядке. Ангел взмахнул рукой и… такой красотыон не видел, и был больше чем уверен, что не увидит никогда. Совершенные тела, идеально подходящие друг другу, сказочная птица, окутавшая их своим хвостом, и взгляд глаза в глаза, от которого хотелось жить и горько рыдать одновременно. Ангел поцеловал Принцессу, и Драко собрался было упасть в обморок от этого зрелища, но ему не дали.

Доминик просочился в ванную в спальне супругов с одной единственной целью: убедиться, что с Дианой все в порядке. Бросил взгляд в душевую и понял, а главное, почувствовал, что переживал зря. Уфф, теперь можно и выдохнуть, ведь всю эту неделю он провел как на иголках. Дом собрался было исчезнуть, когда заметил в углу кучу мусора с девичьей головой, во все глаза рассматривающую обнаженных и все больше входящих в раж супругов. Что и говорить, красиво, но зрелище не для просмотра. Аккуратно протянул руку, выдернул существо и плотно прикрыл запотевшую дверь.

— Привет, красавица, — улыбнулся ей Доминик.

— Привет, — смутилась она, а грязная лужа под ней начала растекаться большим черным пятном.

— Ой, вот это ты зря. Пойдем со мной. — Сказал Дом, взял за руку и перенес в душ в гостевой, но давным-давно принадлежащей ему спальне. Просто по давней традиции все делали вид, что он в этом доме как бы не живет. Что не мешало ему проводить здесь большую часть своего времени вместе с ними тремя.

— Как вы здорово прыгаете! Вот бы мне так!

— Это как повезет, деточка. Будет у тебя талант, сможешь так же. Так, давай я тебе помогу. Ты мне чего-нибудь рассказывай, чтобы зря время не терять. — Сказал Дом, включая все свое обаяние и становясь добрым и бесполым волшебником. Он же великий актер, а не абы кто! Девочка заулыбалась и разрешила ему начать стаскивать с себя весь тот ужас, что был на нее надет.

— А давай лучше ты мне будешь рассказывать?

— Хорошо.

— Кто этот Ангел? Ну, который Принцессу целовал?

— Ее муж.

— Ух ты! Как в сказке! Вот здорово. А я думала, она моего отца любит, — задумалась девица, послушно поднимая руки и позволяя стянуть с себя очередной слой тряпок. — Он-то точно ее обожает.

— Мы все ее любим, она же Принцесса!

— Ну да, а он король?

— Властелин.

— Звучит гораздо лучше, чем король. А кстати, тебя как зовут, добрый волшебник?

— Доминик, или можно просто Дом, — ответил он, разматывая грязный бесконечный бинт на ее руке.

— Знаешь что, Дом? Однажды на меня так будет смотреть мой Ангел. И целовать.

— Конечно, даже не сомневайся. В нашей семейке главное-это верить, и тогда ты получишь все, что захочешь!

— А еще я понял, что больше не хочу быть существом. Меня так все называли целых семь лет. Это просто ужасно.

— Тогда тебе надо выбрать, будешь ты мужчиной или женщиной. — Предложил Доминик аккуратно подбирая слова, благо опыт разговоров с сумасшедшими девицами у него богатый, когда-то Диана постаралась на славу, и начал разматывать бинт на второй руке. Она задумалась, и он поспешил продолжить. — Быть мужчиной хорошо: ты сильный, всегда за все отвечаешь, постоянно в делах, принимаешь решения за себя и за любимую женщину, сражаешься и делаешь вид, что тебе на всех наплевать.

— Что-то звучит не очень. А что значит быть женщиной? — Спросила девчонка, и сердце Дома сжалось от жалости к ней.

— Это значит, что тебя все любят, холят и лелеют. Ты делаешь, что хочешь, и вертишь мужчинами так, как тебе вздумается, а они все равно тебе все прощают и носят на руках. А ты любишь от всего сердца и делаешь своего единственного мужчину счастливым.

— Как Принцесса Ангела?

— Отличный пример! Прямо в точку! Ее любят все, а она любит его, а всеми остальными вертит так, что скучно не бывает никому. И потом, ты же хотела, чтобы на тебя смотрели так, как Ангел. А это возможно, только если ты будешь настоящей женщиной.

— Правда?

— Конечно, но для начала ты должна немного побыть девушкой. Тебе сейчас сколько? — Спросил Доминик, наконец-то освобождая ее от всей одежды. Какая худая! Одни ребра и кости. Вздохнул, скинул рубашку и обувь, оставшись в одних брюках, и втолкнул дите Освенцима в душ.

— Четырнадцать. А тебе?

— Сорок восемь.

— Ого! Какой старый.

— Вот спасибо, добрая девочка. А как тебя в детстве мама называла? — Продолжил разговор Доминик, понимая, что если замолчит, она тут же устроит истерику, увидев, что стоит абсолютно голая, без всех этих тонн мусора, что носила на себе столько лет.

— Александра.

— Какое красивое имя! А можно я буду называть тебя чуть-чуть покороче, Алекс? А то твое имя такое королевское, что мне даже как-то не по себе, — ничуть не соврал Дом. Он действительно так думал.

— Ладно, уговорил. Тем более, что можно, если вдруг чего, прикинуться мальчиком.

— Ну уж нет, Александра. Так не пойдет. Сидеть на двух стульях тяжело и неудобно, обязательно упадешь. — Возмутился Доминик, намыливая длинные темные волосы. — Рот закрой, и глаза, а то щипать будет.

— Как вкусно пахнет!

— Этот шампунь одна моя знакомая оставила. Случайно.

— Понятно. — Понимающе ухмыльнулась Алекс. — Ты не смотри, что я еще не выросла. Я такого насмотрелась и наслушалась, что ого-го!

— Не умничай, маленькая еще. — Проворчал Дом, смывая третью порцию шампуня с волос. Так, вроде чистые. Намылил мочалку и начал оттирать плечи и спину.

— Ой! Колючая!

— Не стони, быстрее отмоешься. На вот, пока я грязь с твоей спины отковыриваю, лицо намажь.

— А зачем?

— Ты собираешься быть женщиной или нет? Они такие вещи любят. Поверь мне. Да не так, давай покажу. — Тяжело вздохнул Дом, отбирая коробочку со скрабом и аккуратно нанося крем на доверчиво поднятое лицо. — Теперь под воду не лезь. Надо подождать пять минут.

Через тридцать минут упорного труда Дом оглядел творение своих рук и остался доволен. Алекс сияла как начищенный пятак. Вот и отлично. Оглядел себя и понял, что весь в грязи, а оставлять подростка сейчас не хотелось. Сначала надо было ее одеть, а потом, уложив спать, можно было благополучно сбежать.

— Ну-ка, отодвинься немножко, я с себя грязь смою. Не хочется пол вымазать, — сказал Дом, стянул с себя штаны и, оставшись в одних плавках, встал под душ. Какое блаженство!

Алекс стояла и смотрела, как добрый волшебник скидывает с себя штаны и встает по душ. Закрывает глаза, поднимает руки, чтобы сполоснуть темные волосы, и превращается в очень симпатичного молодого человека. Ойййй, мамочкиииии! Какой красивый! Настоящий мужчина! А мышцы как перекатываются… Он провел руками по своему сильному телу, и Алекс задрожала от удовольствия. А потом открыл невероятные синие глаза… и превратился в доброго волшебника. Она облегченно выдохнула и, не думая, что делает, шагнула вперед и прижалась к горячему телу изо всех сил.

— Эй, деточка, ну ты чего? Все наладится, — растерялся Доминик. Погладил ее по голове и обнял.

— Не бросай меня, пожалуйста! Мне страшно здесь одной.

— Ты же не одна, у тебя есть отец, а скоро ты познакомишься с кучей народу, который станет твоей семьей.

— Ты не понимаешь, Дом! Отец, Ангел, даже Принцесса… они все холодные.

— Ну, это ты явно загнула. Миледи та еще штучка, я это точно знаю.

— Послушай, они… как боги. На самом деле любят только друг друга, а всех остальных восхищают издалека, не подпуская никого к себе близко. А ты другой. Горячий, живой, способный понимать и любить обычных смертных, таких, как я, — сказала Алекс, и Дом вздрогнул. Она была права во всем, кроме одного.

— Нет ничего прекраснее любви между богами, Александра.

— Все равно. Можно я буду рядом с тобой? Я знаю, что Макс хотел бы увидеть во мне свою дочь, но не может, хотя очень старается, я же вижу.

— Давай договоримся так. — Дом поднял ее личико к своему. — Скоро мы, все четверо, уедем отсюда. Далеко и надолго. Пока я буду здесь, ты можешь быть рядом со мной столько, сколько захочешь. Но потом никаких слез, истерик и уговоров, чтобы я остался, договорились?

— Да. — Легко согласилась Алекс. Она многому научилась у Миледи за эту неделю. В том числе и тому, как добиваться своего, не нарушая данного людям слова. Драко ни за что не позволит доброму волшебнику исчезнуть из ее жизни.

Доминик улыбнулся, поцеловал ее в лоб и выставил из кабинки, вручив полотенце и приказав намазать себя аж тремя кремами. Скинул последнюю деталь туалета и снова встал под душ. Хорошо хоть он вовремя спохватился, а то получил бы восторженную поклонницу, вместо послушного ребенка. Дом задумался. Алекс забавная. Милая и добрая, и если бы не Кристоф, то у них с Дианой могла бы быть такая дочь. Тяжело вздохнул, привычно скрутил эмоции, завернулся в полотенце и пошел укладывать девочку спать.


Первое Отражение, Индия, маяк Мормугао, 16 ноября 1639 г

Трое сидели на краю площадки маяка и смотрели, как безбрежный океан лениво катит волны. В последние годы они все чаще приходили сюда все вместе. Обнимали друг друга и молча наблюдали за изменчивой зелено-голубой бесконечностью.

— Поговорим? — Нарушил блаженное молчание Макс.

— А надо? Хорошо сидим. — Ответила Диана, он сжал ее руку в своей и она смирилась. — Ну хорошо. Я считаю, что все сделала правильно. И когда спасла тебя, и когда поехала в аэропорт. Вот.

— Ну да, конечно! А когда спорила с Люцифером? В первые пару минут он еще успел бы позвать на помощь Кристофа!

— Нет, не успел.

— Нет, успел!

— Может, хватит? — Вмешался Кристоф, целуя Диану в висок. — Макс, в этот раз она сделала все правильно. Ты должен понять, что иногда мыбудем защищать тебявсеми доступными средствами, а не наоборот. Смирись с этим.

— Ооо, неужели ты, великий и могучий, сказал, что я права даже тогда, когда я слегка пострадала? Я счастлива! Трепещи, Макс. — Возликовала Диана, а князь поморщился.

— Рано радуешься, родная. Я больше никогда и ни за что не позволю тебе закрыться от меня даже на минуту. И никуда не отпущу одну. — Сказал Кристоф и увидел, как повеселел Макс и поникла Диана.

— Что, опять сидеть в башне из слоновой кости и махать вам платочком, провожая в героический поход?

— Нет. Просто с сегодняшнего дня и до вылета любые походы по мирам только втроем. Макс, ты меня понял?

— Я против! Что я, ребенок какой? А как же мои любовницы? Вы что, свечку мне держать будете?

— Ага! Как меня караулить, так ничего, а как твою свободу ограничивать, так ты на дыбы! — Не удержалась Диана.

— Конечно, я же мужчина!

— Я тебе сейчас покажу мужчину, домостроевец чертов!

— Ребята, ну хватит прикалываться. Я серьезно, — улыбаясь, сказал Кристоф. Они притихли и уставились на него. — В тот день, когда ты спасла Макса, я провисел 18 часов в эмм… назовем это нигде, и только поэтому не увидел черного феникса на своем запястье.

— Это такое ужасное, темное и бездонное? — Уточнила Диана, переглянувшись с Максом. Кристоф скривился.

— Нет, это такое звездное временно-вероятностное. Понятное Принцу, Повелителю и Общему Разуму Создателей. А еще мне и Высшему Лорду даманов.

— Ммм, Нуми-Торум крут! Затесался в такую компанию, а? Настоящий мужик! — Диана радовалась как ребенок. Кристоф рассмеялся. Она всегда была неравнодушна к Тору, но он этого заслуживал.

— Не переживай, он будет круче, чем Изабель, хоть она и Творец.

— Уф, ты мне прямо камень с души снял, честное слово! А откуда ты знаешь? Ты видел будущее?

— Нет, это невозможно. Но можно кое-что другое. Вы называете это случайностями, а я вероятностями. Управляя ими, в конечном итоге можно получить желаемый результат. Это как игра в шахматы, только в четырехмерных координатах и бесконечным количеством изменяющихся фигур.

— Но это же невозможно!

— Поэтому, как ты и сказала, Нуми-Торум крут. Мы, Создатели, мыслим в основном глобальными категориями. Я не вижу частных случаев, например того, что было с тобой и Максом. Я просто увидел, что мой вероятностный рисунок изменился в худшую сторону. А потом снова стал таким, как и был. Кто-то из вас двоих, не осознавая этого, изменил вероятность хорошего исхода в свою пользу.

— Мда, интересно. А почему ты не включил Тора в список глобальных мыслителей?

— Потому что он может другое, и в этом его сила. Он Повелитель Перемен. Даман, который не зависит ни от кого, и всегда сам по себе. Он может влиять на вероятности, но не так как я, а более конкретно. Последние три месяца мы нашли способ работать вместе, и я вплетаю его узоры в мой.

— Ты намекаешь на то, что Тор из разряда соломинок, переламывающих хребет слону?

— Да. Иногда решение одного маленького человечка может стоить жизни целой планете. Так и Высший Лорд, изменяя ход жизни конкретных, в основном близких ему людей, может изменить судьбу Вселенной. И ни один Создатель ничего не сможет с этим поделать.

— Можешь привести пример?

— Да легко! Все, как всегда, началось с тебя, родная.

— Отличное начало, мне уже страшно! — Не удержался Макс, получил тычок под ребра от Дианы, но только ласково погладил ее руку, лежащую на его колене.

— Ты освободила разум Тора и показала ему два варианта его любви. При нормальном стечении вероятностей он даже не должен был знать об этом. Но узнал, выбрал Изабель, и понеслось. Она, узнав о его решении, перешла на нашу сторону, став живой и свободной. В итоге мы с вами должны были остаться втроем против всех, но, благодаря ему, нас пятеро.

— Почему ты не считаешь Холта?

— Он Принц Создателей и у него своя дорога, которую я пока не вижу. Ему предстоит выбор, который определит его дальнейшую судьбу. Только после этого станет понятно, на чьей он стороне. К тому же, мы даже не знаем, где Холта носит!

— А Доминик?

— Он наш друг и безусловный член команды, но Дом человек, и всегда им будет. Это так здорово! А мы пятеро, даже Тор, никогда больше не станем обычными разумными в полном смысле этого слова. В каждом из нас слишкоммного всего.

— Ты хочешь сказать, что мы глобальные, холодные, беспощадные и очень разумные?

— Что-то типа того.

— Звучит ужасно.

— Да. И я рад, что среди нас есть ты. Не разумная, не холодная, любящая и непредсказуемая. Ты никогда не дашь нам забыть, кем мы были когда-то. Не позволишь стать бесчувственными. Твоя любовь согреет и спасет нас всех. — Улыбнулся Кристоф. — И это возвращает нас к теме безопасности. Макс. Я прошу тебя, потерпи месяц.

— Ни за что. Давай без фанатизма. Ходим всегда парами. Я с Домом, а вы вместе. При необходимости меняемся.

— Ладно, хорошо. Но мы должны видеться друг с другом каждый день.

— Хорошо, хорошо. Никаких длительных загулов, я понял.

— Значит, договорились. И еще, Макс. И я, и Диана сделаем все, чтобы спасти тебя, даже с риском для собственной жизни. Ты обязан знать это, и вместо того, чтобы сопротивляться и ругаться, должен помогать, а потом благодарить.

— Вы просто что-то, — сказал Макс, целуя их обоих. — Спасибо. Но раз речь зашла о таких вещах, я тоже хочу кое-что сказать. Диана, ты тоже должна понять одну очень важную штуку.

— Макс, может… — попытался остановить его Кристоф.

— Если она сама не видит очевидного, то мы должны ей сказать! Но сначала посмотри на фото. — Сказал Макс и успел сунуть ей под нос изображение до того, как она закрыла глаза. Ее не вырвало от ужаса и отвращения только потому, что Кристоф крепко держал ее в руках и целовал без остановки.

— Спасибо, что спасла мне жизнь, Диана. Из ванны ты восстала еще краше.

— Все, хватит, Макс! — Твердо посмотрела на него она. — Даже зная заранее, что буду такой, я бы все равно сделала то же самое.

Макс безнадежно посмотрел на Кристофа, тот только беспомощно пожал плечами. Бесполезно. Князь попытался еще раз.

— Понятно. Тогда ответь мне на один простой вопрос. Диана, ты все еще думаешь, что мир крутится вокруг Кристофа?

— Конечно! Он же тут самый главный!

— Самое главное в нашем мире это ты, — сказал Макс, она недоверчиво смотрела на него, не желая понимать и признавать очевидное. — Если умрешь ты… Кристоф и Доминик погибнут, спасая тебя, а я больше не могу жить без вас обоих, и уйду следом за вами. Весь наш карточный домик рухнет. Мы все трое сделаем что угодно, чтобы спасти тебя. ТЫ наша сила, и наша слабость. Будь осторожнее, сестренка. Если в руки врагов попадет кто-то из нас троих, возможны варианты, но если в их руках будешь ты, никаких вариантов не будет. Мы сделаем все, что нам скажут, чтобы ты осталось цела и невредима.

— Но я не… я же… — Диана беспомощно переводила взгляд с Макса на Кристофа.

— Так и есть, любимая. Не рискуй собой понапрасну. — Улыбнулся ей муж, и ласково убрал прядку светлых волос с лица. — Просто прими это и будь внимательнее, хорошо?

— Звезда в шоке. Серьезно. — Сказала Диана. — Мне надо подумать.

— Это еще о чем? — Сразу напряглись оба. Этот тон они могли узнать где угодно. Ничего хорошего после этого обычно не происходило. Кристоф грустно посмотрел на Макса. Тот факт, что она центр всего, нисколько не повлиял на ее отношение к жизни и миру. И с этим придется смириться уже им.

— Да все будет..- начала было Диана, но Кристоф тут же заткнул ей рот поцелуем и не дал закончить предложение. — Хорошо, хорошо. Я обещаю быть внимательнее в словах и никогда не заканчивать свои предложения этой фразой.


Лос-Анджелес, вилла «Alma del viento», 16 ноября 2028 года

— Кристоф, ты знаешь, я тут вспомнила кое-что.

— Да?

— Когда ты зашел в душ вчера, я пыталась выковырять дочь Макса из кучи мусора, в которой она ходила.

— Не понял? Ты хочешь сказать, что когда я развеял на нас одежду и начал целовать тебя, она стояла там и все это видела?

— Да.

— Я… я даже не знаю, что сказать!

— Кристоф, — рассмеялась Диана, — да не переживай ты так. Ты же великолепен! Никогда бы не подумала, что ты такой скромняшка!

— Родная моя, когда я занимаюсь с тобой любовью, то становлюсь совершенно беззащитным. Для меня нет никого и ничего, кроме тебя, и это очень опасно. Я приму меры.

— Надеюсь, это не отразится на качестве? — Рассмеялась Диана.

— Ни в коем случае. — Твердо сказал Кристоф. — И куда девалась девочка? И как много она видела? Знаешь, ты права, я все-таки скромняшка. Мне прямо как-то не по себе.

— Не знаю, я забыла о ней сразу же, как увидела тебя. Но ты же сказал ей быть сегодня в малой гостиной. Может, она там?

Они спустились вниз и остановились в полном изумлении. На улице было не больше +1 °C, а на небольшой вышке на краю бассейна стояли двое: Доминик в купальных плавках и худенькая темноволосая девочка-подросток в купальнике.

— На счет три. Три-и-раз! — Услышали они. Экстремалы одновременно подпрыгнули и нырнули в бассейн.

— Макс! Мааакс, ты где? Иди сюда! — Завопила Диана мысленно.

— Что за шум? — Спросил Макс. — Что случилось?

— Быстрее иди к нам, ты все пропустишь!

— Да что… О! — Сказал Макс и замолчал, глядя на свою дочь.

— Этого просто не может быть! Глазам не верю.

— Как Доминик смог это сделать? Это чудо, другого слова у меня просто нет. Я еле смог заставить ее помыть руки!

— А я голову, и то с боем и больше для вида.

— Я же вам говорил. Доминик человек, как и она. Он Оборотень, и температура его тела выше нормы на три-четыре градуса, а она Повелитель Огня, и с теплом у нее тоже все в порядке. Вот и развлекаются. Сейчас воду в бассейне вскипятят и успокоятся, — улыбнулся Кристоф. Диана схватила его за рукав и потянула на улицу, прихватив за ухо Макса.

— Ты это чего удумала?

— Мы идем купаться!

— Да ты что! Там же холодно! — Возмутился Макс.

— Доминик! Помогай! Князь отказывается принимать горячие ванны! — Сдала Диана вывернувшегося из ее рук Макса. Кристоф заглянул в горящие боевым азартом карие с серебром глаза и сдался без боя, нырнув на самую глубину.

— Не трогайте меня, садисты! — Отбивался Макс от хитрого Доминика, теснившего его к краю бассейна. — Кристоф! Помоги!

Алекс вынырнула у бортика и замерла в ожидании. Князь вырос на самом краю, она толкнула его под ноги, и он рухнул в бассейн, подняв тучу брызг и небольшое цунами. Вынырнул, огляделся, перемигнулся с Кристофом.

— Ну вы все сейчас попляшете!

— Напугал, ха!

Люцифер, заглянувший через десять минут, чтобы рассказать последние новости, был пойман за хвост и тоже утоплен в бассейне, даже не успев убрать крылья. А Алекс забралась на вышку для прыжков и смотрела на смеющихся взрослых. Эх, если бы все битвы были такими! Увидела, что к Доминику крадется Макс, и бросилась спасать свое новоприобретенное сокровище.

Глава 12. «Одиссея или к вопросу о неисправных звездолетах»

4-ый Галактический Сектор, звездолет «Стремительный», 15 декабря 1 485 357 года

— Мы падаем.

— А я говорю, нет.

— Да.

— Нет.

— Да. На этот раз совершенно точно. — Сказал Демиан, мрачно рассматривая показания приборов в рубке их дырявого жестяного тазика.

— В прошлый раз же мы починили эту посудину. Вот и сейчас справимся. — Бодро сказал Кай Го, понимая, что даман прав.

— Живчик, прекрати. Мы действительнопадаем, и ты это знаешь. Весь вопрос в том, куда именно.

— Ну хорошо, ты прав. Это корыто развалилось окончательно. К сожалению, из-за сбоя в системе навигации, мы находимся в прямо противоположной стороне от Танатоса. Я никогда не был в 4 Секторе. Только в 5. Там родина нашего серкона, но до туда мы явно не доберемся. Какой у нас выбор, Демиан?

— Всего две планеты, до которых мы сможем дотянуть. Одна не подходит по атмосфере, мы там долго не проживем без скафандров, слишком много метана. Остается вторая. Класс В, население 1 мл. разумных, раса люди.

— Прекрасно! Садимся, ремонтируемся и тащимся обратно. А лучше другой вариант: продаем корыто на лом и летим пассажирским звездолетом.

— Кая Го, ты рано радуешься. Посадка на эту планету разрешена только в крайнем случае.

— Это еще почему?

— Они не вышли в космос.

— Вот же… — слов у Кай Го не было. — Какого черта Тор заставил нас залезть в эту дырявую кастрюлю? Ненавижу этот корабль! Мало того, что ползает как черепаха, так еще и система навигации ни к черту.

— Ребята, а я думаю, что отец точно знал, что делал. — Вмешалась в разговор Кейтана. — Он всегдазнает, что делает. И сейчас мы должны сесть на эту планету. На самом деле, вы не видите самого главного.

— И чего это?

— Благодаря этому драндулету, мы потерялись так, что сами себя еле нашли. Эрато и Император нас теперь в жизни не найдут, если мы того не захотим. Курс нашего звездолета был абсолютно непредсказуем, чтобы мы с ним не делали, так что логики в наших передвижениях нет никакой.

— Это несомненный плюс. Только вот как мы будем выбираться с этой отсталой планеты? — Зло спросил Демиан.

— Там разберемся. И вообще, вместо того, чтобы нервничать и злиться, лучше бы радовались приключению. Когда еще тебе, братец, удалось бы так надолго отлынивать от своих обязанностей по управлению финансами?

— Да уж, тут ты права. Даже на время пребывания на Красной планете отец не снял с меня это бремя.

— Ну что, падаем? — Спросил Кай Го. — Лучше сделать это управляемо прямо сейчас, чем неуправляемо, но через полчаса.

— Чур, я за штурвалом! — Сказал Демиан, выпихивая Рыцаря из пилотского кресла. — А ты, если что, будешь нас Силой тормозить, у меня вряд ли получится что-то сделать с таким большим объектом да еще на такой скорости!

— Эм, я, конечно, постараюсь, но я же все-таки не по этой части, — попытался откреститься Кай Го, но его никто не услышал.

Посадка прошла фантастически. В том смысле, что их падение не отследил, наверное, только глухой или слепой. Жирный черный след от горящего планетарного двигателя, куча поломанных деревьев, огромная воронка от тормозящего корпусом корабля, и взрыв, разнесший их посудину на мелкие кусочки через десять минут после того, как они из нее выбрались.

— Демиан, я тобой горжусь! Сесть так, чтобы все жители планеты о нас знали, смог бы только ты! — Насмешливо сказал Кейтана, глядя на брата, с унылым видом тащившего на себе большой мешок со снаряжением.

— Я, между прочим, спас нам всем жизни. Никто даже царапины не получил!

— Как это! А я? Вот, посмотри! Зуб сломал! — Возмутился Цербер, открывая пасть и водя по двойному ряду острых игольчатых зубов тонким раздвоенным языком в поисках сломанного.

— Врешь ты все. Сожрал, наверное, что-нибудь железное опять.

— Ничего подобного! Я давно вышел из того возраста, когда серконы тянут в рот что ни попадя.

— Ага, а кто на прошлой неделе съел кашу вместе с кастрюлей? — Насмешливо посмотрел на него Кай Го.

— Это я с голоду. Совсем меня заморили, злодеи. Вот пожалуюсь на вас Тору! — Независимо сказал Цербер и удрал вперед, делая вид, что очень занят разведкой местности.

— Слушайте, а куда мы вообще идем? — Спросила Кейтана, которой уже надоело перепрыгивать и перелазить через толстые корни огромных деревьев.

— Надо найти людское поселение и посмотреть, на каком уровне развития они тут застряли.

— А знаете что? Когда мы падали, я заметил странную вещь. Мне показалось, что на поверхности планеты была четко видна линия Эребиуса, — задумчиво сказал Кай Го, легко переносясь через природные ловушки, несмотря на тяжеленные сумки, что нес с собой, и даже ни разу не посмотрев под ноги.

— Да ладно! Откуда ей тут взяться! — Пропыхтел Демиан, выбираясь из очередной ямы из корней и с завистью глядя на Живчика.

Во дает! Недаром Орден Джедов уже который год подсовывал ему учеников, от которых Живчик отмазывался с завидной изобретательностью. Сейчас на нем не было положенной ему по статусу хламиды, которую Кай Го терпеть не мог и снимал при любом удобном случае, и Демиан прекрасно видел, в какой великолепной физической форме находится их любимый дядюшка. Не то, что отец. Хотя… Он глубоко задумался, и, даже не замечая этого, пошел по лесу как по хорошо протоптанной тропинке, перестав запинаться и практически перелетая через препятствия. Кейтана переглянулась с Кай Го, они хлопнули друг друга по рукам и бросились догонять резко ускорившегося дамана.

А Демиан думал. За все эти годы он так и не смог понять своего отца. Никто не смог. Только вот разве что Кай Го, но из него выбить информацию было невозможно. Они с сестренкой испробовали все варианты, но он был непоколебим как скала. Тор Нуми-Торум был абсолютнозагадочной и непонятной личностью. Все вокруг считали его слизняком, неспособным ни на что, и какое-то, очень недолгое, время Демиан был в их рядах. До тех пор, пока в 15 лет Тор не поручил ему вести финансовые дела рода. А потом начали появляться несоответствия, которые заставляли наследника все больше задумываться над тем, каким был его отец на самом деле. Начать с того, что за недолгое время его правления состояние рода увеличилось втрое, став просто астрономическим. Знали об этом только сам Тор, Кай Го и Демиан. Многие были в курсе, что Нуми-Торум богат, но никто даже не догадывался насколько. Если бы Император узнал хотя бы о десятой части состояния отца, их всех убили бы на следующий же день. Деловое чутье Тора было невероятным, а талант к управлению просто поражал воображение.

Несмотря на его вечную хламиду, слегка сгорбленные плечи и дурацкие длинные волосы, скрывающие половину лица, все без исключения подданные обожали его. За ясный острый ум, справедливость, бесконечное терпение, снисхождение и понимание. Несмотря на принадлежность к роду Нуми-Торум, он явно не сиял красотой. В нем не было той ауры власти и всемогущества, что окружала любого Лорда или Леди с самого рождения, что, как выяснил Демиан только при тщательном анализе и непрерывном наблюдении, нисколько не мешало Тору добиваться полного и безоговорочного подчинения от своих подданных. Как он это делал? Вопрос без ответа… Отец никогда не отвечал на прямые оскорбления и вызовы, предпочитая решить дела миром. Кроме тех случаев, когда дело касалось чести рода, но и тогда он шел разбираться в суд, а не решал все так, как сделал бы настоящий Лорд — вызвав на дуэль.

Демиан тяжело вздохнул. Ко всему прочему, отцу явно не повезло с женой. Зара была настоящей стервой. Другого слова по отношению к матери он подобрать так и не смог. Они с сестренкой ненавидели ее самого детства, потому что она была злой, эгоистичной, хитрой и очень жестокой. Показывала свою любовь к ним, только когда ей это было выгодно, а отец ей верил. Они с Кейтаной так и не смогли понять, что за отношения связывают их родителей. Зара, казалось, любит и ненавидит отца одновременно. А как относился к жене Тор, было вообще непонятно. Он прощал ей все ее выходки, дарил подарки и никогда не повышал на нее голос, при этом незаметно, но упорно делая все, чтобы проводить с ней как можно меньше времени, работая по двадцать часов в сутки, а она старалась забрать его себе полностью. Иногда им казалось, что если бы Зара могла, то, наверное, заперла бы отца в башне и никогда не выпускала наружу. Она всегда окружала себя самыми красивыми даманами, заставляя любить ее, погибать из-за нее на дуэлях и меняя их как перчатки. Но все это было только для того, чтобы вызвать ревность мужа, потому что матери всегда было наплевать на всех, кроме Тора. Двойняшки знали это совершенно точно, и ее почти маниакальное стремление завладеть серым и ничем не примечательным отцом было абсолютно необъяснимо.

Но была еще одна странность. Принцесса не боялась никого и ничего, и это было известно всем в империи, но только Демиан и Кейтана знали, что на самом деле Зара до дрожи в хвосте боялась гнева Тора. Почему? Ведь он никогда и ни на кого не злился, прощал ей всех ее любовников и ни разу не поднял на нее руку, хотя она не раз этого заслуживала! Ответа не было. Но только благодаря этому Цербер и его сестренка до сих пор были живы. И это не давало Демиану покоя. Как и многое другое. Картинка не складывалась совершенно. Орден Джедов отказался от своего Рыцаря впервые за всю его историю, но при этом Кай Го, единственный ученик отца, был лучшим после Мастера Йоды. Мало того, Мастер и отец вели постоянную оживленную переписку. О чем? Нет ответа. На тренировках, которые Тор проводил с ним, Демиан чувствовал всем своим существом, что отец только делал вид, что ему приходится хоть сколько-нибудь напрягаться, делая какие-либо упражнения. Даман вдруг понял, что никогда не видел его без хламиды, и это поразило его до глубины души. Он даже не знал, какую одежду отец под ней носит! Как такое возможно? Они же жили все эти годы в одном доме, пусть и огромном, но все-таки! Вместе ездили на водопады и озера, купались и валялись на песке. Как же так?

Демиан никогда не замечал, чтобы Тор расстраивался, кричал или нервничал. Отец всегдабыл невозмутим, доброжелателен и совершенно спокоен. И только один раз он увидел его совсем другим. Именно тогда даман понял, что совершенно не знает своего отца и начал приглядываться к нему оченьвнимательно. Два года назад Демиан вернулся с шумной вечеринки на Танатос раньше запланированного, спасаясь от надоедливой даманицы, и шел по темным коридорам дворца, наслаждаясь родным домом, хорошей погодой и умиротворением, разливавшимся вокруг, когда увидел, что в кабинете отца слабо мерцает свет. Странно, подумал он тогда, зачем Тор зажег древнюю свечу? Это же раритет! К тому же совершенно бесполезный.

Он подкрался к двери и сначала никого не увидел. А потом бросил взгляд в зеркало на противоположной стене и поначалу даже не понял, что происходит. Отец сидел на полу рядом со столом, прислонившись головой к стене, обхватив себя прекрасными сильными крыльями, и смотрел на горящую свечу. Демиан почти не видел его лица, но во всей его позе было столько боли и тоски, что он почувствовал, как сжимается сердце от тревоги за него. Даман увидел, как шевелятся губы Тора, и прислушался изо всех сил.

— Хорошая моя, как же я устал. Как невыносимо долго и тяжело ждать, Белла!

Демиан дернулся от неожиданности, отец моргнул и погасил свечу взглядом. Он прижался к стене, надеясь, что Тор не пойдет проверять, и старался даже не дышать. Мысли носились табунами. Кто такая Белла, чье имя он произнес с такой любовью? Чего он ждет? Как долго? Почему Демиан не замечал раньше, какие у отца невероятно красивые и сильные крылья? Они были безупречны! Во всем облике дамана это было самое главное, ведь крылья могли испортить все остальное, и зачастую так оно и было. Такая красота могла принадлежать только такому же совершенному телу. Как же так? Тогда он простоял под дверью больше часа, но так и не услышал больше ни одного звука из отцовского кабинета и ушел, не осмелившись зайти, и оставил Тора сидеть в темноте, на полу и в полном одиночестве.

— Эй, стойте! Я вспомнила!

Почти вырвал его из раздумий голос сестренки. Его любимая вторая половинка. Совершенно невероятная, умная, красивая и очень изящная. По меркам даманов она считалась даже маленькой, что придавало ей еще больше очарования, а поклонники штурмовали ее, их дом и Тора без перерыва на обед и ужин. Но Кейтана только смеялась и посылала всех подальше. Год назад он спросил ее, почему она не хочет встречаться ни с кем из своих поклонников. Сестренка задумалась, посмотрела на него и, улыбаясь, ответила: «Однажды за мной придет прекрасный синеглазый Демон, вырвавший пару перьев у Ангела, а больше мне никто и не нужен». Он рассмеялся в ответ и больше ни о чем не спрашивал.

Эту сказку рассказывал им в детстве Кай Го. Про то, как он, отец, Демон Оборотень и Прекрасная Принцесса захватили огромный пиратский корабль и освободили целую тысячу невинных пленников. Романтически настроенная Кейтана всегда выпытывала у Живчика подробности про Демона, в которого влюбилась после первого же рассказа, а он мучил дядюшку вопросами про невероятную Принцессу, победившую Адмирала пиратов. Демиан вырос и забыл об этой истории, а сестренка до сих пор витала в облаках и верила в прекрасных человеческих принцев, спасающих мир, надеясь, что однажды Демон придет и спасет ее. Кто бы мог подумать, что эта сказка так сильно западет ей в душу?

— Эй, да стойте же! — Возмутилась Кейтана. — Так нечестно! Вы пользуетесь своей Силой и скачете по этому ужасному лесу, как по тротуару. А я чуть ноги себе не переломала.

— Да ладно! Все мы знаем, что ты, в отличие от нас всех, умеешь летать.

— Нет, не умею!

— Хорошо, почти умеешь. Этого тебе хватает, чтобы сейчас вполне себе нормально себя чувствовать, так что не прибедняйся. — Сказал Демиан, но все-таки остановился. Махать крыльями не так просто.

— Уф. Так, но на самом деле я не об этом хотела с вами поговорить. Я вспомнила, где слышала про линию Эребиуса.

— И где? На уроке астрономии и истории?

— Нет. Я прочитала о ней в одной из отцовских книг. Ну тех, что на бумаге.

— Да ну? И что там было написано?

— Именно ее использовал Странник, чтобы отмечать путь к своим базам.

— Хахаха, ну ты даешь! Сказочница! — Рассмеялся Демиан и тут же замолчал, глядя на засветившееся счастьем лицо Кай Го. — Эй, Живчик! Ты чего это?

— Какой же я идиот! Боже мой, надо же было так протупить, а? Мы должны найти базу Странника, забрать корабль, а потом передать его ему. Вот теперь мне многое становится понятным. — Тихо разговаривал Кай Го сам с собой.

Демиан собирался было его переспросить, но Кейтана закрыла ему рот ладонью, сделала страшные глаза, и они навострили уши. Живчик всегда знал гораздо больше, чем говорил.

— Неужели я скоро увижу мою дорогую Принцессу и Доминика? Столько лет прошло! Как же я по ним соскучился. И я увижу Его. Наконец-то! Так, надо подумать, что там было про эту линию? — Кай Го окончательно задумался и замолчал.

— Демиан! Ты это слышал? — Зашептала Кейтана на ухо брату. — О чем он вообще, а? Что значит «передать его ему», а?

— Раз база Странника, значит его корабль надо ему и передать. — Бодро сказал Демиан и осекся, понимая, что только что сказал. — Бред. Этого не может быть! Странник это легенда, в которую уже почти никто не верит.

— Ага, конечно! Только охотников за сокровищами это не останавливает. Но знаешь, мне вот интересно другое.

— А?

— Живчик сказал: скоро я увижу Принцессу и Доминика, и Его. Ты когда-нибудь слышал о таких друзьях нашего дядюшки?

— Только в сказке про пиратов, — ответил Демиан и крепко задумался.

— Значит, Демона на самом деле зовут Доминик, — прошептала Кейтана и улыбнулась так, что очнулся даже Кай Го.

— Эм, девочка моя, а почему ты улыбаешься так, будто тебе только что подарили луну с неба? — Подозрительно спросил он.

— Потому что теперь я знаю, как его зовут.

— Кого?

— Моего Демона. — Сказала Кейтана, увидела полные недоумения глаза брата и Кай Го и пояснила. — Того, который придет за мной. Его зовут Доминик.

— Эм… сестренка, ты всегда отличалась поразительным благоразумием, но в данном случае… это явный перебор, тебе не кажется? — Спросил Демиан.

— Нет. Та история, которую рассказывал нам Кай Го в детстве это правда. Ведь так? — Повернулась она к Рыцарю. Тот пожал плечами.

— Да. С некоторыми вариациями.

— Я так и знала!

— Кейтана, прекрати. Ты же не собираешься влюбиться в непонятно кого по моим рассказам?

— Поздно, Кай Го. — Улыбаясь, сказала Кейтана. Он подошел к ней и крепко взял за подбородок.

— Прекрати это, немедленно! Он тебе не пара, слышишь? Даже не думай о нем!

— Но почему?

— Он человек… эм… почти. Годится тебе в отцы.

— Мне все равно.

— И потом, ты не подумала о том, что Доминик может любить другую?

— Кай Го, не говори глупости. Этого не может быть.

— Почему это? — Опешил он. Разговор явно попахивал безумием.

— Потому что Демон мой. — Сказала Кейтана с такой уверенностью в голосе, что Кай Го вынужден был сесть на ближайшее дерево. Бред какой-то!

— Кейтана, ты вообще соображаешь, что несешь? — Спросил он, но по упрямому лицу даманицы понял, что дальнейший разговор вести бессмысленно. — Если Доминик узнает, что я виноват в твоем безумии, он меня убьет.

— Тебя невозможно убить, ты же лучший из лучших! — Сказал Демиан, провоцируя Живчика на дальнейшие откровения.

— Дому будет плевать лучший или худший. Он просто возьмет и прибьет. Или еще вариант: соблазнит Кейтану, ведь у него всегда была слабость к даманицам, а потом они с Тором начнут выяснять отношения, и я понятия не имею, кто из них выиграет. Какой ужас! А если об этом узнает Принцесса, то каюк наступит нам всем. От нее мы точно не спасемся.

— Что, она уделает вас троих?

— Да. — Сказал Кай Го и очнулся. — Ах вы! Провокаторы! Провели меня как мальчишку!

— Повелся, — рассмеялся Демиан. Кейтана, улыбаясь, молча стояла рядом.

— Фух! Девочка моя, не пугай меня так больше, я тебя умоляю.

— Да что не так с этим Домиником? — Спросила она и рассмеялась, увидев несчастное лицо Живчика. — Если ты расскажешь о своих таинственных друзьях сейчас, сохранишь себе нервы.

— С ним все так. Он совершенно замечательный Высший Оборотень, талантливый конструктор и вообще красавец и душа компании, но его сердце невозможно завоевать. Это я тебе так, на всякий случай говорю, чтобы не придумывала всякое, а то мало ли. Принцесса само совершенство и любит Ангела, а он ее. Она и Дом спасли мне жизнь, а потом мы втроем помогли Тору. Эм… пару раз… эм… Освободили пленников. Затем эмм… появилась Зара… Мда… Ну вот. А потом Дом и Миледи подарили Цербера вашему отцу, рубин Странника мне и улетели домой к Ангелу. Как-то так.

— Кай Го, это ты сейчас про Властительницу рассказываешь? Да, в тот день я был на высоте! — Встрял в разговор вернувшийся Цербер. — Тор меня говорить научил, я нахамил ей, не подумав, а он из-за меня с ней чуть не подрался. Стоят, друг на друга глазами сверкают. Император по сравнению с ними дите в песочнице. А Доминик, добрая душа, влез, и они сразу успокоились. На самом деле Принцесса хорошая, только вот очень несчастная была. Я ушел, а Тор ее крыльями обнял, они пошептались и помирились. И мы улетели.

— Цербер, знаешь, может и правильно, что серконы не разговаривают? — Безнадежно спросил Кай Го.

— А что я такого сказал?

— Ты лица двойняшек видишь?

— А что? Оо… эмм… ну я пошел, дел много. Вы тут идите потихоньку, я поблизости..-сказал Цербер, но сбежать не успел.

— Что ты там говорил про Императора и песочницу? — Спросил Демиан, крепко вцепившись в ошейник. Тор чуть не напал(!) на Властительницу(!) из-за серкона(!)? Сверкал глазами?! А потом обнимал крыльями? Но крыльями обнимают только самых-самых близких! Даже его отец удостаивал такой чести только в самом раннем детстве! Он так и знал, что дело нечисто! Вот почему мозаика не складывалась. Все эти годы отец искусно притворялся, и теперь только осталось понять зачем. Радость и гордость за Тора вспыхнули в нем ярким огнем.

— Я ничего не говорил. — Уперся лапами серкон, мотнул головой и ошейник остался у Демиана в руках, но ему уже было все равно. Он узнал то, что хотел.

Вот почему отец никогда не снимал свою серую хламиду, носил дурацкие длинные волосы на лице и не вступал ни с кем в драку. Он ждал. Демиан вспомнил о переходе на полное самообеспечение всех их планет, визитах бангалоров, о строительстве звездных кораблей, об обязательном военном и медицинском обучении всех подданных поголовно… Тор готовился к войне! Невероятно. И никто, даже он, ведавший финансами, так этого и не понял.

Кейтана стояла рядом с глубоко задумавшимся братом и старалась не улыбаться слишком глупо. Какая она замечательная притворщица! Просто любо дорого посмотреть! Ребята решили, что она их провоцировала. Ну да, ну да. Только вот они не знали того, что знала Кейтана.

Однажды, когда ей было десять лет, Зара наказала ее за что-то, отхлестав тонким пластиковым прутом по ступням, и она больше суток просто лежала в кровати, не имея возможности даже встать с постели. Демиана и отца не было на планете, и помочь ей было некому. Поздним вечером Кейтана села на кровати, уставилась в окно, за которым шел дождь, и вспомнила сказку про пиратов и могучего Демона, который освободил тысячу пленников. Ей так захотелось, чтобы он пришел и спас ее от злой Зары, что она заплакала и положила ладонь на оконное стекло, глядя на безнадежное серое небо.

И вдруг увидела, как с другой стороны стекла, там, за холодными каплями, появилась темная комната. Человеческая рука оперлась на залитое дождем стекло там же, где лежала ее ладонь. Темноволосая голова возникла из темноты и прижалась лбом к окну. Прекрасное мужское лицо с темно-синими глазами, с тоской смотревшими в дождь, тонкая золотая пластинка на ухе и крепко сжатые челюсти. За его спиной возник Ангел, положил красивую руку на его плечо, крепко сжал и сказал: «Держись, Доминик. Мы обязательно что-нибудь придумаем, друг мой. Я обещаю», но парень только молча закрыл свои невероятные глаза. Ангел исчез, а она смотрела на человека и не могла оторваться. Ей так хотелось помочь ему, почувствовать тепло его ладони. Кейтана прижалась лбом к его щеке и сказала, не думая и не сомневаясь: «Однажды мы спасем друг друга. И никакие стекла нам не помешают. Я обещаю тебе». Он вздрогнул, открыл глаза и видение исчезло.

И когда сегодня Кай Го сказал ей настоящее имя Демона, Кейтана чуть не расплакалась от счастья. Ее синеглазое чудо существует на самом деле, и, может быть, совсем скоро она увидит его воочию. Прикоснется к такой светлой и гладкой коже, проведет по чувственным губам своими и прижмется щекой к его щеке. Навсегда уберет грусть из его прекрасных глаз и сделает счастливым. Ни один даман никогда не сравнится с ее человеческим Демоном, а про то, что он теперь старик и может любить другую, Рыцарь сказал просто из вредности. Кейтана счастливо вздохнула и закрыла глаза, заново вспоминая свое видение.

Кай Го стоял и смотрел на двойняшек. Таких разных, но таких одинаково красивых. Высокий, сильный Демиан и маленькая изящная Кейтана. Лорд и Леди Торум. Они с Тором так гордились ими! Только они не давали Нуми-Торуму сорваться и наделать глупостей. Хотел бы он знать, о чем они сейчас думают. Но их отец позаботился о том, чтобы никто и никогда не смог влиять на них, навсегда оставляя за ними свободу выбора. Скоро все тайное станет явным, и двойняшки смогут познакомиться с Тором по-настоящему. Только Кай Го знал, как сильно Нуми-Торум хотел этого! За эти годы Кай Го понял, что хуже ожидания нет ничего. Из общего ступора их вывел Цербер.

— Эй, народ. Я не пойму, вы идете или как?

— Идем, только надо понять куда. Линии указывали на Север, а мы сейчас идем на Восток. Но я вам хочу сказать, что в той стороне были действительно большие города, а я не знаю, как в этом мире относятся к даманам. — Сказал Кай Го.

— А в чем проблема? — Спросил очнувшийся и какой-то повеселевший Демиан.

— Эм, когда Тор собирался к нашим друзьям в гости, Принцесса сказала, что вы выглядите один в один как чудовища, которые утаскивают грешников в Ад.

— Что, правда? Вот здорово! — Обрадовалась Кейтана.

— На самом деле радостного мало. Если здесь есть что-то подобное, то вас убьют без разговоров, так что нам надо будет быть крайне осторожными с местным населением, понятно?

— А в той книге не было написано, как далеко от указателя находится база Странника? — Спросил практичный Демиан.

— Было. В среднем от 500 до 1000 км от самого большого круга. Чаще всего в горах или в непроходимом лесу. — Сказала Кейтана, гордясь тем, что утерла нос всезнайке брату.

— Ха, а как мы ее тогда найдем?

— Ребята, давайте начнем двигаться, а там разберемся. Для начала мы должны дойти до линии кругов, а это тоже не близко.

— Хорошо бы найти поселение. Может, мы сможем добыть там транспорт? — Сказал Демиан.

— Да, было бы неплохо. Но к людям пойду я, а вы, если вдруг кого заметите, быстро линяете в кусты и сидите тихо, пока я вам не скажу, понятно?

— Чего непонятного-то? Только я благородный Лорд и никогда и ни от кого не прятался. Тем более по кустам, — надменно посмотрел на Кай Го Демиан.

— Вот именно поэтому все твои маскировки всегда проваливаются, брат. — Насмешливо сказала Кейтана. — Гордыня тебя погубит.

— Это вовсе не гордыня, а самоуважение и уверенность в себе, — возмутился он. Спор набирал обороты, отвлекая от тяжелого пути. И скоро они увлеклись так, что совсем забыли о том, что дороги под их ногами нет совершенно. Кай Го подливал масла в огонь и улыбался, глядя на то, как двойняшки легко бегут по непроходимым джунглям. Сила есть Сила, как ни крути, а в них ее было хоть отбавляй.

Первое людское поселение они увидели только на утро следующего дня. Цербер, вернувшись с разведки, доложил, что самоходных машин тут нет. Люди ездят на странных четвероногих животных, которые очень больно пинаются своими копытами. А еще в городке живут похожие на него существа, только без такой красивой головы как у него и гораздо меньше размером.

— Пойдем, Цербер, посмотрим, что там такое. — Сказал Кай Го. — Вы двое сидите здесь и ждете меня, понятно? Чтобы ни случилось!

— Понятно. А если они начнут тебя убивать?

— Не начнут. Я же Рыцарь Джед. Заморочу им голову и сбегу.

— Ну хорошо, только времени у тебя до заката. Потом мы пойдет тебя спасать, — твердо глядя ему в глаза, сказал Демиан. Кай Го пожал плечами и согласился.

В таверне было шумно. Кай Го сидел за столом в компании воина и пил пиво. Цербер, спрятав свою явно не подходящую для этого мира голову под лавку, грыз огромную кость. Мир и спокойствие. К сожалению, ненадолго. Рыцарь чувствовал, как грядущие неприятности сгущают воздух в обеденном зале. Но, увы и ах, уйти просто так он не мог. Парень, что сидел с ним рядом, утром спас ему жизнь. То есть он так считал. Кай Го с Цербером справились бы сами, но тогда выдали бы себя с головой, а так, благодаря разбойникам с большой дороги и этому хорошему человеку, вмешавшемуся в свалку и добившему бандитов, он появился здесь как свой, несмотря на странную жуткую собачку. Мысль нанять воина в сопровождающие нравилась ему все больше. Кай Го перевел взгляд на дверь и почувствовал, как напрягся парень. А вот и неприятности.

Тзинч посмотрел на входящего Магистра и заскрипел зубами. Через час истекает срок, отпущенный ему на поиски работодателя. Этот урод как следует позаботился о том, чтобы никто не смог его нанять. Он был лучшим учеником ордена, и Магистр сделал все, чтобы оставить его в стенах монастыря навсегда. Ненависть мешала разумно мыслить. Лучше смерть, чем жизнь в вечной тюрьме. Тзинч посмотрел на охрану, вошедшую вместе с главой ордена. Слишком много для него одного, но он не вернется в монастырь никогда. Самое время оскорбить довольно улыбающегося Магистра, снять ухмылку с его лица и умереть в бою. Парень открыл было рот, чтобы начать разговор, когда почувствовал тяжелую руку путника, которого спас сегодня, на своем плече.

— Что нужно сделать, чтобы нанять тебя? — Услышал Тзинч его шепот и удивленно воззрился на странного, но явно небогатого человека.

— Ты серьезно?

— Да. Думай быстрее. Этот мужик явно намерен никогда не выпускать тебя из своих цепких рук.

— 40 реалов в месяц. Из них половину я должен отдать Магистру через полчаса.

— Вот этого хватит, что откупиться о него? — Спросил Кай Го. Тзинч увидел, как тот просунул руки в свое странное одеяние и через секунду извлек из него потрясающей красоты камень, подобного которому он не видел никогда в жизни. Кусочек синего неба засиял на обшарпанном столе таверны, привлекая внимание всех без исключения посетителей.

— Что это?

— Небесный сапфир, — ответил Кай Го важным голосом, набивая цену.

Совершенно обычный драгоценный камень эффектно смотрелся в этом убогом месте. Он огляделся вокруг, прислушался к мыслям окружающих и понял, что пора забирать парня и делать ноги. Даже Магистр видел подобную драгоценность всего один раз в жизни. И где бы вы думали? На королевском жезле! Вот ведь черт! Кто бы мог подумать, что на этой планете все так плохо с сапфирами?

— Ты принимаешь оплату? — Спросил Рыцарь, выводя парня из ступора.

— Да, конечно, но у меня никогда не будет сдачи!

— Считай, что я тебя нанял до тех пор, пока на оплату твоих услуг будет хватать стоимости этого камня.

— Но это вся моя жизнь, и еще парочка после! Ты уверен?

— Да. Ты сможешь разобраться с Магистром?

— Эмм, не знаю. Как мы поделим камень? Тем более, что ему я должен отдать оплату только за первые два месяца.

— Вот дьявол! У меня совсем нет наличных. Судя по твоему лицу у тебя тоже. Ладно, придется немного смухлевать.

Магистр подошел к их столу и тяжелым взглядом уставился сначала на Тзинча, а потом, не удержавшись, на камень.

— Ты нашел себе работу?

— Да.

— Что? — Удивился тот и недобро прищурил водянистые голубые глаза. — Тогда давай мне 40 реалов и свободен. Кто твой наниматель?

— Я, — сказал Кай Го и встал из-за стола. Будут тут еще всякие старикашки над ним нависать!

— Кто ты такой?

О том, как представиться такой толпе народу, он как-то не подумал, и ляпнул первое, что пришло в голову.

— У меня нет имени, я просто Странник, — сказал Кай Го и увидел, как мгновенно побагровело лицо Магистра, а новоявленный охранник вскочил с места и встал рядом с ним, обнажив меч. Да что с ними со всеми такое? Он залез в голову старикашки и побледнел сам. Твою ж налево!

«Легенда, древнее которой нет ничего. Сказание о могущественном существе, которое спустилось с небес на сверкающей колеснице и сделало мир таким, какой он есть. Взмахом руки построившего три Великих Вечных Дворца и Кольца Вечности, указывающие путь к сокровищам великого Строителя. Он спустился к людям и выбрал среди них Трех Королей, вручив им ключи от замковых ворот и власть над всей землей.

— Кто ты? — Спросили они его. — Как тебя зовут?

— У меня нет имени, я просто Странник, — ответил он и улетел на своей сверкающей колеснице на небо.

С тех пор прошли тысячи лет. Многое изменилось: короли, страны и континенты. Мир стал жесток и беспощаден, войны раздирали страны и уничтожали целые народы. Но три Великих Дворца и Кольца Вечности оставались неизменными, и люди верили, что однажды Странник вернется и сделает так, как было раньше, а мир, спокойствие и процветание вернутся на измученную землю».

— Как ты посмел сказать такое, чужеземец! — Возмутился Магистр.

— Спокойно, я ничего такого не имел в виду. Я просто брожу по миру в поисках истины, вот и все. Не надо понимать все буквально!

— Много было таких, как ты. Все они выдавали себя за Странника, и все погибли от своей лжи в жестоких мучениях. Ты следующий.

— Ага, я понял. — Сказал Кай Го, пристально посмотрел в глаза Магистра и сказал. — Сейчас ты возьмешь этот камень в счет оплаты найма вот этого человека, соберешь свою охрану и спокойно уедешь в свой монастырь. Ты понял меня?

Магистр утвердительно покачал головой, взял камень со стола, развернулся и направился было к выходу, когда Кай Го увидел отчаянно маячившего ему Тзинча.

— Ах, да! Грамоту свободного наемника для Тзинча положи на стол возле выхода.

Они дождались, пока Магистр выйдет из таверны, и, не сговариваясь, двинулись к черному входу. Тзинч метнулся и забрал грамоту, надежно спрятав ее во внутреннем кармане куртки.

— Куда мы теперь, господин?

— Мне нужна местная одежда, и средства передвижения вроде тех, что у тебя.

— Ты имеешь в виду лошадей?

— А? Да, да. Именно их.

— Достать все не вопрос, другое дело, что ты только что подарил Магистру целое королевство и мой заработок за три последующих жизни. Мне наплевать, ведь я теперь свободен от ордена и это главное. Тем не менее, это не справедливо.

— Этот камень принесет много несчастий своим владельцам. Мне кажется, что Магистр недолго будет радоваться своему счастью. Его либо ограбят, либо о сапфире узнает король и отберет себе.

— Так что будем делать, Странник? — Спросил Тзинч и увидел, как поежился его новый господин.

— Так, не надо меня так называть. Я же не знал, что вы тут про него знаете! Кай Го или Рыцарь меня вполне устроит.

— Рыцарь?

— Не задавай лишних вопросов, Тзинч. Итак, у меня есть еще парочка камушков, — он порылся в своем балахоне и извлек три камня: алмаз, изумруд и гранат, взятый с собой больше для прикола.

— Вот этот можно продать за 500–800 реалов, — сказал Тзинч, указывая на гранат, — нам этого хватит, чтобы безбедно путешествовать пару лет-то точно.

— Вот и прекрасно.

— Кай Го, у меня к тебе большая просьба.

— Да?

— Никогда и никому больше не показывай те два камня, что у тебя остались. Каждый из них стоит целое королевство в прямом смысле.

— Хорошо, уговорил.

Через два часа из городка выехал небольшой отряд. Два всадника, пять лошадей и огромная собака с головой дракона не спеша двинулись на запад. Королевское око проводил их взглядом и поскакал в прямо противоположную сторону, торопясь доложить Первому королю последние невероятные новости. Странник вернулся, и тот, кто первым расскажет ему свою, правильную, версию происходящего, будет править миром.

Глава 13. «Любопытство не порок или сокровища затаились»

4-ый Галактический Сектор, Планета Трех Королей, 23 декабря 1 485 357 года

Тзинч сидел у костра и задумчиво помешивал поленья. Дождь капал на прозрачный купол, окружающий их небольшую полянку посреди разлапистых вековых елей. Кто бы мог подумать, что его жизнь переменится вот таким коренным образом? Он не удержался и поднял взгляд на прекрасную Повелительницу Неба. Черная как ночь, с синими глазами, гибким хвостом и потрясающими крыльями. Как жаль, что они постоянно сложены за ее всегда гордо выпрямленной спиной. Тзинч отдал бы все на свете, лишь бы увидеть ее улыбку, вот такую, как сейчас, но адресованную лично ему.

— О чем мечтаете, Кейтана? — Спросил он, набравшись смелости. Она и ее брат были категорически против того, чтобы их называли Повелителями.

— Не о чем, Тзинч, о ком! — Ответила она и опять улыбнулась. Он погрустнел. Конечно, у этой богини наверняка есть парень, а может даже муж. Но кольца на пальце не было, а впрочем, что он знал об обычаях ее мира?

— О своем женихе? — Решил уточнить Тзинч. Кроме них на поляне никого не было. Демиан, Кай Го и Цербер ушли на разведку и обещали вернуться только к утру.

— Можно и так сказать.

— Это как это? Жених или есть, или его нет.

— Он есть, просто сам об этом еще не знает, — сказала Кейтана и увидела, как расширились глаза сидящего напротив нее парня. — Это длинная история.

— А мы никуда не спешим.

— Лучше ты расскажи о себе, а? Мы едем вместе уже неделю, а я о тебе совсем ничего не знаю.

— Да что рассказывать? Я воспитывался в Ордене с самого детства, так что настоящей жизни толком и не видел. Стал лучшим выпускником, и Магистр решил сделать все, чтобы я остался у него навсегда. Он заломил за мою первую работу цену в 40 реалов! Остальные ученики могли просить с нанимателя только 5, представляете? Кому я нужен за такие деньги? Но пришел Кай Го и меня забрал. Вы даже не представляете, как я благодарен ему за это!

— Да уж, невеселая у тебя жизнь была, Тзинч. А девушки у тебя были? — Спросила Кейтана и увидела, как тот покраснел.

— Конечно! — Уверенно сказал он, и она поняла, что все было как раз наоборот. Бедняга. Вполне симпатичный парень. Ну ничего, у него еще все впереди.

— Я рада это слышать. Уф, как-то тут не жарко совсем. — Кейтана передернула плечами и жалостливо посмотрела на человека. Тзинч поднялся, подошел к ней, накрыл пледом и осторожно обнял.

— А ваша родная планета, она какая?

— Знаешь, на Танатосе долгие века дожди шли очень редко. Много пустынь, мало воды и очень жарко. Однажды, когда я была совсем маленькая и играла в Настоящую Красотку, ну, знаешь, украденные у матери платье, косметика и все такое. Охладители вышли из строя, и мне стало плохо от количества надетого на меня барахла и от жуткой жары, стоявшей в тот день. Я почти потеряла сознание, когда появился отец, подхватил меня на руки и вынес на балкон. Там было не намного лучше, но ветер помог мне прийти в себя. Мы смотрели на пустыню, и вдруг отец спросил меня «Скажи мне, настоящая женщина. Как ты смотришь на то, чтобы немного изменить этот унылый пейзаж? Добавить сюда много зеленого и голубого? И побольше воды». Я рассмеялась и сказала, что это отличная идея, окончательно пришла в себя и со временем забыла про этот разговор.

Прошло много лет, но в один прекрасный день отец позвал меня на наш любимый балкон. «Принимай работу», — сказал он мне, и только тогда я поняла, что моя родная планета стала совершенно другой, а я даже не заметила этого! Вместо пустынь тропические леса, огромные пресные озера и невероятное количество водопадов. А с нашего балкона открывался вид на самый красивый: Водопад Тысячи Радуг. Только ради него одного к нам теперь прилетают туристы из самых отдаленных галактик, иногда тратя больше трех месяцев на дорогу в один конец. Я смотрела на все это, вспоминая, как здесь было раньше, и не верила своим глазам. Отец изменил целую планету всего за двенадцать лет, и я до сих пор не понимаю, как ему это удалось.

«Тебе нравится?»- спросил он меня.

«Нет ничего лучше» — ответила я. Папа обнял меня и вдруг тихо-тихо спросил:

«Этот водопад. Он бы понравился даже самой привередливой женщине?»

«Конечно! Никто не сможет устоять перед такой красотой!»

«Даже Творец?»

«Тем более Творец!» подтвердила я, и впервые за много-много лет он рассмеялся и обнял меня крыльями, представляешь?

— Крылья, это очень важно для вас?

— Да, очень. Если мы обнимаем кого-то крыльями, это знак большого доверия и любви. А мой отец… чем старше мы с братом становимся, тем реже видим его. Иногда мне кажется, что он привидение. Я так соскучилась по нему!

— Вы очень любите его?

— Конечно. Лучше и красивее него среди даманов нет никого, я знаю это точно.

— Неужели кто-то может быть прекраснее вашего брата?

— Да. — Улыбнулась Кейтана. — Демиан, конечно, красивый, но до отца ему еще расти и расти. Главное не то, что снаружи, а то, что внутри, Тзинч.

— Это точно, — сказал он, держа ее в своих объятиях. Невероятно! Повелительница поерзала, устраиваясь удобнее, и уткнулась лбом, с маленькими забавными рожками, в его щеку. Такая необычная кожа, как будто покрытая тонким-тонким слоем плюшевого меха. На секунду Тзинч просто выпал из реальности, за что тут же жестоко поплатился. Свист стрелы он услышал слишком поздно и успел только упасть на землю, прикрывая даманицу своим телом. Тут же вскочил, выхватил меч и, не обращая внимания на боль в плече, вступил бой.

Демиан первым почувствовал, что с сестрой что-то не так. Они тут же развернулись и бросились в лагерь, но опоздали.

— Кай Го, какого черта мы тут стоим и ничего не делаем, чтобы вытащить Кейтану из рук этих идиотов?

— Я прочитал их мысли, Демиан. Они никогда не причинят ей вреда. Им приказано доставить ее во Дворец Первого Короля в целости и сохранности. Пусть везут, там она будет в безопасности. Ей не место среди этих джунглей, друг мой. Кейтана ничего не говорила, но ты же видел, как ей было плохо. Во Дворце нормальная еда, сухая одежда, постель. Тор никогда мне не простит, если она заболеет.

— Ты уверен, что там с ней будут обращаться как следует?

— Да. Ты тоже это чувствуешь, прислушайся к себе. Опять же, раз ее не будет, мы сможем двигаться гораздо быстрее. К тому же, Кейтана сможет постоять за себя, а мы заберем ее сразу, как найдем базу Странника.

— Это точно. Надеюсь, они не дадут умереть Тзинчу?

— Он почти не пострадал, хотя уложил четверых. Раз нападающие не убили его за это, а вежливо положили на носилки, значит, приказ был четким и однозначным. Брать живыми и здоровыми. Мы могли бы отправить с ней Цербера, но тогда нам придется отбиваться от тварей в джунглях самим, а это может очень сильно нас замедлить.

— Присматривай за ней, Кай Го.

— Непременно.

Они собрали остатки разгромленного лагеря и, не отвлекаясь больше ни на что, двинулись в сторону самого большого кольца Эребиуса.


Планета Трех Королей, Первый Вечный Дворец, 25 декабря 1 485 357 года

Кейтана стояла у окна и смотрела на серые тучи и бесконечный дождь, уже который день поливающий буйную зелень за окном. Как хорошо, что она в теплой и уютной комнате, а не там, среди холода, грязи и потоков воды. Как там Демиан, интересно? Братишка всегда любил комфорт и тепло. На Танатосе дожди это сплошное удовольствие: +35 и чистые песчаные пляжи с пальмами. А здесь буйные грязные джунгли и +15. Слишком холодно для даманов. Хорошо Кай Го, ему всегда было наплевать на погоду, однажды он даже полгода провел на планете, где было -40 и снег. Ужас! Второй день ничего не происходило, было скучно и хотелось приключений. Хорошо хоть Тзинча перенесли в соседнюю комнату. Правда для этого ей пришлось устроить истерику и немного побить посуду, но это сработало. А она развлеклась. «Пойти проверить, как у него дела, что ли?», — подумала Кейтана, — «Хоть какое-то развлечение!»

Парень лежал на кровати и выглядел гораздо лучше, чем вчера. Увидел ее и попытался сесть на постели, уронив одеяло на пол. Ага, герой! Вон как побледнел, бедолага!

— Тзинч, привет! Как самочувствие?

— Спасибо, очень хорошо.

— Все ты врешь, парень. — Покачала головой Кейтана и уложила его обратно на постель. Не спеша подняла одеяло с пола, пользуясь случаем и рассматривая его поближе. Ведь Доминик тоже человек, и она должна знать, что человеческие мужчины из себя представляют!

За все свои 17 лет она так никогда и не смогла добраться до представителей противоположного пола других рас настолько близко, чтобы не то что потрогать, а хотя бы рассмотреть их поближе! Впрочем, с исследованиями даманов дело обстояло не намного лучше (поцелуи не в счет), но тут у нее под рукой был Демиан, и с этим она разобралась еще в детстве. Кейтана накрыла Тзинча одеялом до половины и положила руку на его живот. Такой мягкий, несмотря на явно выступающие мышцы. Мда… очень непривычно. И как только люди умудряются побеждать даманов в бою, с таким-то телом? Ни черта не понятно, но обидно. Из одежды на человеке сейчас было только нижнее белье, а еще повязка на плече и только что вернувшееся к нему одеяло. Кейтана провела рукой по его белой и абсолютно гладкой коже, пересчитывая ребра и обводя выступающую ключицу. Тзинч смотрел на нее широко открытыми глазами и старался даже не дышать, только сердце билось очень быстро. Почему?

— Как интересно. У вас все кости почти наружу и только немного прикрыты мышцами. Они такие мягкие! Мм, приятно.

— Что именно? — Выдавил из себя Тзинч.

— Проводить по ним рукой, ведь ваша кожа такая гладкая. О! Ну ка, сейчас я кое-что попробую, — сказала Кейтана, увлекаясь исследованием, и выпустила свой хвост на свободу.

Эта часть их тела жила своей собственной жизнью, особенно, когда дело касалось поиска удовольствий. Это знали все от мала до велика и старались контролировать его изо всех сил, но помогало мало. И если хвост дамана предательски обвивался вокруг даманицы, отрицать его симпатию к ней было бессмысленно. Как и наоборот. Именно поэтому все даманы старались держать между собой дистанцию минимум в полтора метра. Во избежание.

— Кейтана, прошу вас, перестаньте! — Прохрипел Тзинч, доведенный ее любопытным хвостом, нырнувшим под одеяло, до состояния кипения.

— А почему? Ты хрипишь, когда разговариваешь, сердце бьется очень быстро, руки сжимают простыню, а под одеялом ты такой твердый и мягкий одновременно..- задумчиво сказала она и споткнулась, только сейчас понимая, куда забрался ее хвост и что вообще происходит. — Ой, я не хотела.

— Я так и понял, — сказал Тзинч, сел на кровати, обнял ее за шею здоровой рукой и поцеловал.

Это оказалось интересно. Совсем не так, как с даманами, и особенно с этим мерзким Эрато, чтоб ему в аду гореть, думала Кейтана, позволяя целовать себя и анализируя ощущения. Этот человек такой мягкий и хрупкий, его даже обнимать страшно, вдруг кости треснут? А ведь Тзинч выглядит не намного слабее того же Кай Го. Получается, они все такие? Мда… А что будет, если она случайно клыки или когти выпустит? Его же тогда по частям придется собирать. Нет, люди не для нее. Парень перестал целовать ее, и провел своими мягкими губами по щеке, виску, рожкам. О, а вот это приятно. Даже очень. Тзинч прижал ее к себе и провел нежной рукой по спине и крыльям. Ммм, как здорово! Чуть наклонил ее голову вбок, целуя шею и ухо. Ух, аж дрожь по хвосту! Куда это он собрался своими любопытными губами?

Тзинч был счастлив и не позволял себе ни на секунду задуматься над происходящим. Кейтана разрешила ему поцеловать себя, и сейчас он продолжил свое увлекательнейшее занятие, чувствуя, что надолго его не хватит. Ее хвост, по мере приближения его губ к светлой полоске на трех позвонках на ее шее, прочно обосновался на его самом уязвимом месте и дрожал все сильнее. Он на секунду оторвался от нее, посмотрел в глаза и ласково поцеловал светлую полоску, все три позвонка один за другим, услышал ее тихий стон, и тут же потерялся в волнах наслаждения. Пару минут они приходили в себя, понимая, что сделали глупость, которая, несмотря ни на что, понравилась им обоим. Тзинч убрал руки и открыл глаза, не собираясь прятаться или раскаиваться.

— Я не хотела, прости, пожалуйста! Мне было любопытно, вот и все. — Виновато глядя на него, сказала Кейтана, он улыбнулся и слегка побледнел. Вот черт, какая же она все-таки стерва, он же ранен! Она уложила его на кровать и закрыла одеялом по самое горло. Тзинч остановил суету, взяв ее ладонь в свою мягкую руку.

— Ты мне очень нравишься, Кейтана. Я хочу, чтобы ты знала об этом. И не надо жалеть о том, что произошло, ведь мы не сделали ничего плохого. Просто поцеловались пару раз… эмм… очень удачно.

— Ты просто чудо, Тзинч. Спасибо тебе.

— За что?

— За то, что позволил провести эксперимент. Ни отец, ни брат никогда бы не позволили мне сотворить такое. За то, что доставил удовольствие. Это было неожиданно и очень приятно. Кроме того, благодаря тебе, я теперь кое-что знаю точно.

— Что именно?

— Я не смогу заниматься сексом с человеком, это будет очень опасно для него. Вы очень хрупкие существа по сравнению с нами. Хотя некоторые вещи, которые сделал со мной ты, никогда не сможет сделать ни один даман.

— Рад был помочь, Кейтана, — улыбнулся Тзинч, скрывая неожиданную боль. Он был готов к любым последствиям, лишь бы она позволила ему пойти до конца. Ну что же, в любом случае, у него навсегда останется воспоминание об этих минутах, а это намного больше того, на что он вообще мог когда-либо надеялся.

Кейтана улыбнулась и поняла, что пора менять тему. О том, как ей нужно будет вести себя с Демоном в связи с последними открытиями, она подумает позже и в одиночестве.

— Скажи мне, мы будем отсюда сбегать?

— А нужно? Когда нас увозили, я увидел, что ваши друзья стояли позади лагеря, но не стали вмешиваться. — Сказал Тзинч.

— Правда? Очень интересно.

— Думаю, они решили, что тебе безопаснее здесь, чем в холодном мокром лесу, полном зверья и разбойников. К тому же, теперь они смогут добраться до места в два раза быстрее.

— Что? — Возмутилась Кейтана. — Ты хочешь сказать, что я вас так сильно задерживала?

— Да. По тебе сразу видно, что ты настоящая аристократка.

— Сдается мне, что это было оскорбление!

— Нет, ни в коем случае! Просто тебя легко представить в бальной зале, и практически невозможно в мокрой палатке посреди леса. Тебе там не место.

— Я не могу на тебя обижаться, Тзинч, — рассмеялась Кейтана. — В таком случае, подождем королевских послов и послушаем, что они нам расскажут. Надеюсь, они наберутся смелости и придут ко мне сами, иначе я пойду к ним, а это может привести к непредсказуемым последствиям.

— Да уж, насчет последнего я с тобой совершенно согласен. Результаты твоего любопытства могут быть весьма неожиданными. — Улыбнулся Тзинч. — Я попрошу моих врачей не затягивать с официальной делегацией.

И они не заставили себя ждать, и пришли на следующий же день утром. Уже через несколько часов общения Кейтане все стало совершенно ясно и понятно. Первый Король хотел получить власть над всем миром, а Повелительница Небес и ее друзья должны были стать тем самым оружием, которое ему в этом поможет. Через неделю в Первый Дворец пожаловали представители Второго и Третьего Королей, и Кейтана с верным телохранителем Тзинчем развернулась вовсю. Их интриги были такими простыми и понятными по сравнению с тем, что творилось вокруг Императора даманов, что она решила немного развлечься и разыграть собственную партию.


Планета Трех Королей, 18 января 1 485 358 года

— Кай Го, мы стоит тут уже шесть часов как полные идиоты! Чего мы ждем? — Демиан был раздражен. Хотя нет, не так. Он был в бешенстве! Они таскались по этим чертовым мокрым джунглям уже больше месяца. Как же ему все это надоело! Ему нужна хорошая ванна, нормальная еда и ласковая даманица в постели. Вместо этого постоянно мокрая одежда, ужасная похлебка из непонятно чего и жесткая холодная земля. Не нужны ему такие приключения, даже ради десяти баз Странников!

— Мы ждем знак. Ты ведь не знаешь, куда идти дальше? Вот и я не знаю, но стараюсь найти, почувствовать, увидеть. А ты ходишь тут как злобный серкон, прости Цербер.

— Прощаю.

— И всем портишь настроение. Ведешь себя не как наследный Лорд Нуми-Торум, а как маленький избалованный мальчишка!

— Это я-то избалованный? Да у меня и детства-то толком не было! Сплошное обучение и тренировки, а еще издевательства от Зары.

— Успокойся, Лорд Торум.

— Да ну тебя, надоело! — Сказал Демиан, пнул камень, на котором сидел невозмутимый Кай Го, плюнул и пошел в джунгли, собираясь сорвать злость на каком-нибудь беззащитном дереве. Вышел из гигантского каменного круга, происхождение которого они так и не смогли объяснить, и пошел вперед по едва заметной, но абсолютно прямой дорожке из красного гранита, расчищая себе дорогу мачете.

— Поскорее бы вернуться на Танатос! Там сейчас рай: тепло, водопады во всей красе, купайся не хочу, и джунгли, чтоб вам всем провалиться, ухоженные, а пальмы так вообще полный эксклюзив, не чета этим кочерыжкам, — злобно рычал Демиан себе под нос, прорубая дорогу и даже не глядя под ноги. Поэтому понял, что не идет вперед, а летит вниз только тогда, когда было уже поздно. Он даже не успел как следует испугаться, открыл крылья и мягко приземлился на дно странного колодца.

Демиан огляделся по сторонам и подошел к заросшей лианами стене. Непонятно. Он провел рукой, очищая поверхность, и тут же услышал хорошо знакомый скрип когтей о сталь. Бинго, они нашли базу Странника. Теперь оставалось найти вход. Даман сосредоточился и позволил Силе в нем найти в этом абсолютно правильном колодце что-то не совсем правильное. Это и будет входом, все просто.

Два часа спустя Демиан уже не думал, что все будет просто. Во-первых, Сила ему помогла не сильно и он ничего не нашел. Во-вторых, снова пошел мелкий противный дождь, опять резко похолодало, а укрыться было нечем, и даман замерз уже через десять минут. А в-третьих, даже после того, как он смирил свою гордость и позвал на помощь, никто к нему не пришел.

Четыре часа спустя Демиан сидел, подложив под себя кучу зелени, на полу колодца и с тоской смотрел на грязную стену напротив. Высоченная и гладкая, она не оставила ни одного шанса выбраться самостоятельно. Взлететь так высоко он не мог, хоть и пытался даже с помощью Силы, а лианы обрывались под его весом. Злость прошла, оставив только усталость. Руки и ноги жутко замерзли, и он укутался в крылья, надеясь согреться хоть чуть-чуть, но это помогло не сильно. Дождь превратился в ливень.

Шесть часов спустя Демиан лежал в огромной луже ровно посредине колодца и, не отрываясь, смотрел на серые тучи. Холодные капли скатывались по его лицу и телу, но он не замечал этого. Спокойствие и отрешенность снизошли на него и даман уже не чувствовал холода, боли в сломанном крыле, злости или отчаяния. Этот мир был прекрасен, как и этот дождь, как и его замечательный дядюшка Кай Го, терпевший его нытье всю дорогу, как и мудрый и дальновидный Странник, загнавший его в эту ловушку. А в том, что это ловушка, Демиан больше не сомневался. Его давным-давно уже должны были найти, но не нашли. Но и это уже не имело значения, потому что главное было найти внутреннее равновесие, то самое, о котором твердил отец.

Как же злился на него Демиан, когда год назад тот сказал, что больше не будет учить его пользоваться Силой! Тогда он только рассмеялся, зная, что Тора можно уговорить на все, что угодно. Но уже через месяц понял, что на этот раз жестоко ошибался. «Мы поговорим об этом, когда ты вернешься»-сказал ему тогда отец. Демиан не понял, о чем идет речь, а разъяснений так и не получил. На этом тема была закрыта.

— Кто же ты такой, Лорд Тор Нуми-Торум? Почему ты никому не позволяешь узнать, какой ты на самом деле? Любой из тех, кто тебя окружает, видит только маленький кусочек тебя, теперь я это понимаю. Зара знает, как совершенно твое тело, в том числе и поэтому не желая отпускать тебя ни на шаг. Кейтана любит тебя и знает, как прекрасна твоя душа. Я вижу твой гениальный ум и невероятные способности к управлению немыслимым количеством событий одновременно. Цербер чувствует твою власть и предан тебе до мозга костей. А Кай Го знает, к чему ты готовишься все эти годы, и чего, а главное, когождешь так долго. Кто сможет собрать тебя воедино и покажет нам во всем твоем великолепии, отец? Кто она, та, которую ты так любишь? Ради которой притворяешься столько лет и терпишь все это?

Дождь все шел и шел, но это не имело никакого значения. Что-то в нем менялось, Демиан чувствовал, как Сила Света и Жизни снова возвращается к нему, исправляя, сращивая, оптимизируя и перестраивая заново изломанные за последние несколько лет потоки. Он даже не замечал в кого превращался! Высокомерное расчетливое чудовище, живущее ради интриг и развлечений. Больше Демиан не допустит такого никогда и не пошевелит даже кончиком хвоста ради Власти или Денег. Есть более важные и интересные вещи, которыми давным-давно стоило заняться. Если Кай Го разрешит ему, то он станет его учеником, потому что быть учеником Лорда Тора Нуми-Торума он был не достоин. Теперь Демиан понимал, что несмотря ни на что, отец верил в то, что однажды сын вернется к нему таким, каким должен быть. Сегодня он вернулся, и больше его не подведет. Никогда.

Десять часов спустя Демиан открыл глаза, легко поднялся из озера, в котором пролежал столько времени, вылечил крыло, отряхнул грязь и высушил одежду. Взмахом ладони поднял пол колодца на двадцать метров вверх, приложил руку к едва заметному отверстию в стене и зашел в открывшуюся дверь. Как хорошо снова быть Владеющим Силой Света и Жизни!

— Странник! Прекращай свои штучки, слышишь? Хватит уже, сколько можно! Демиан этого не заслужил, он же еще ребенок! Верни мне его немедленно. — Разговаривал сам с собой Кай Го, глядя, как племянник лежит в огромной луже посреди глубокого колодца по ноздри в воде и не шевелится последние пару часов.

Ну и что, что он последние пару лет стал немного поддаваться приступам звездной болезни. С кем не бывает? У Демиана для этого были все основания: красота, ум, богатство, благородное происхождение и тайная Сила. Но зачем мучить его уже десять часов? Вход в базу они с Цербером нашли сразу после того, как даман ушел вперед, кроша зелень вокруг себя в мелкий фарш. Кай Го навернул круг по залу управления, снова поднял взгляд на экран и увидел, что в луже никого нет. Ну надо же! Тяжело вздохнул и в очередной раз подумал, что круче Странника в этой Вселенной нет никого.

— О, явился! — Поприветствовал Демиана сытый и довольный жизнью Цербер. Даман подошел к нему и крепко обнял, прижавшись щекой к острым ушам и щекам. — Ты чего это?

— Спасибо за то, что столько лет охраняешь отца и нас с сестренкой, Цербер. Я никогда не говорил тебе этого, прости. Если бы не ты, Тору пришлось бы намного тяжелее, как и нам.

— Ммм, как приятно. Может, тебе надо почаще валяться в грязных холодных лужах? Я могу помочь!

— Нет уж, спасибо. Мне хватило одного раза по самые рога. — Улыбнулся Демиан, поднялся и посмотрел на Кай Го.

— С возвращением, Лорд Торум.

— Да уж. Почему ты или отец просто не сказали мне, в кого я превращаюсь?

— Ты не хотел никого слушать. — Пожал плечами Кай Го. — А в вашей семье Лорд Нуми-Торум, как и его наследник, всегдавыбирает свою дорогу сам. Запомни это раз и навсегда. Чтобы ни случилось с тобой дальше, это будет только твой выбор. Твой и ничей больше. Даже Высшие ничего не смогут с этим поделать.

— Это очень большая ответственность.

— А то! Когда Тор рассказал мне об этом, я так порадовался, что я не из вашего рода, ты просто не представляешь! Всегда все можно свалить на кого-нибудь другого.

— Я правильно понимаю, что Странник специально затащил меня в этот колодец, чтобы я мог как следует подумать над своим поведением? Как он мог знать обо мне миллионы лет назад?

— Я думаю, он не настолько крут. Хотя… Скорее всего, граф меняет вероятности только в последнее время. И потом, без твоего отца тут точно не обошлось. — Ответил Кай Го и прикусил язык. Последнее предложение это он зря ляпнул. Еще не время.

— Значит, Странник жив? Почему ты назвал его графом? А отец здесь при чем?

— Слишком много вопросов, Демиан. Да, Странник жив. Я бы даже сказал живее всех живых. А граф это всего лишь один из его титулов, вот и все. — Ответил Кай Го, ловко обтекая вопрос про Тора.

— Ты видел его? А отец?

— Эм… нет.

— Кай Го!

— Ну что ты пристал? Мы видели только его изображение. Так, хватит. В допрос мы будем играть позже. Вот встретимся с ними со всеми, и выпытывай у них все лично.

— А мы что, встретимся со Странником лично? И как скоро? — Опешил Демиан, но увидел выражение лица Кай Го и понял, что ответа не получит. Так оно и вышло.

— Предлагаю на сегодня закончить все дела, нормально поесть и залечь спать. Ты бы видел, какие здесь постели! — Сказал Живчик, и только тут Демиан понял, как сильно устал.

— Ты всегда умел уговорить нас с сестренкой побыстрее залезть в кровать, Кай Го. Смотрю, за столько лет ничего так и не изменилось. — Улыбнулся он, нашел ближайшую, свернулся калачиком и проспал целые сутки.


4-ый Галактический сектор, Планета Трех Королей, 20 января 1 485 358 года

— Цербер, прекрати немедленно! Ты же умный серкон, а не черти что!

— Рррр.

— Я кому говорю!

— Ррррр.

— Ну все, ты меня достал, честное слово!

Плюх, хлюп, шлеп, шлеп, шлеп.

— Ррррр.

— Да подавись ты! — Не выдержал Демиан и отпустил край небольшого светлого диска из непонятного материала. Цербер блаженно зажмурился и принялся его грызть, излучая вселенское удовольствие и счастье. Черти что! — Иди отсюда, грязная мокрая псина.

— Не пойду. Нечего было меня только что в грязную лужу кидать. Отдал бы сразу и все.

— Ты сожрал их уже почти все, а вдруг это что-то очень важное?

— Не может быть. Это Странник оставил специально для меня. — Важно сказал Цербер и снова вцепился в несчастный диск, увязнув в нем всеми двумя рядами острейших зубов. Демиан плюнул на него и пошел в ангар к Кай Го.

Они нашли то, что искали сразу же, как только отправились на поиски. На вид кораблик казался просто игрушечным. Небольшой изящный прогулочный катер. И только попав внутрь, они поняли, как ошибались. Продуманный до мелочей высокоскоростной и оснащенный отличной системой защиты и нападения корабль будущего, созданный в далеком прошлом. Кай Го впал в экстаз от совершенства энергетических потоков и линий и был потерян для мира на целых 12 часов, блуждая по безупречно построенным контурам, изучая и наслаждаясь. Демиан собрался было начать реанимировать это космическое чудо, но зацепился взглядом за необычного вида прибор, решил выяснить, для чего он нужен, и пропал на сутки, копаясь в изобретениях Странника и разбираясь, что и для чего можно использовать. Но сегодня, наконец, они оба пришли в себя и добрались до рубки управления кораблем.

— Что интересного нашел? Это что-то нужное? — Спросил Кай Го у Демиана, державшего в руках небольшой светлый диск.

— Не знаю, но Цербер сожрал уже штук двадцать таких, это последний. Я подумал, что его надо сохранить, мало ли!

— Это да. Надеюсь, он не отравится. Знаешь, я просто поражаюсь Страннику. Ну откуда он мог знать, когда строил эту базу, что кораблем будет управлять человек?

— Ты это о чем?

— Посмотри, все надписи и сделаны на общечеловеческом. — Сказал Кай Го. Демиан подошел поближе и пригляделся внимательнее к пульту.

— Живчик, ты слишком долго жил с даманами, и уже не различаешь языки, бедняга. Все здесь на языке даманов, умник.

— Нет, людей.

— Нет, даманов!

— А чего это вы спорите? Кай Го, ты тут случайно не видел светлый диск, небольшой такой? Он мне очень нужен. — Вмешался в разговор забравшийся в рубку Цербер. — О, какой пульт интересный! А давайте нажмем вон на ту кнопку, на которой еда нарисована?

— На какую? — Ласково спросил Кай Го. Цербер ткнул носом в виртуальную кнопку с надписью «топливо» и корабль начал оживать. От неожиданности серкон отскочил к ближайшей стене и затих, но на него не обратили ни малейшего внимания.

— Демиан, ты понимаешь? Этот корабль подстраивается под разум того, кто смотрит на пульт! Гениально.

— Да уж, получается, если ты прошел на базу, то автоматически считаешься здесь хозяином. С ума сойти.

Друзья смотрели, как оживают приборы и виртуальные экраны. Действо завораживало. Через пару минут они увидели, как открылся небольшой люк прямо рядом с притихшим серконом, и наружу выехала горизонтальная подставка для дисков с одним единственным, стоящим в самом начале.

— О! Еда! Я так и знал, что этот диск съедобный! — Сказал серкон, схватил диск, увидел страшные глаза Демиана и рванул на выход, чудом увернувшись от его рук.

«Внимание! Критический уровень энергии! Загрузите топливо в раздаточный лоток».

Появившаяся надпись на экране, повергла оставшихся в рубке управления в полный шок. Демиан встал, вставил диск принесенный им в лоток, тот закрылся, а даман без сил упал в кресло пилота.

«Внимание! Минимальный уровень энергии! Планетарное движение возможно в радиусе 600 км. Выход в космос запрещен».

Сидящий рядом с ним Кай Го схватился руками за голову.

— Я его убью, — безнадежно сказал Демиан. — Эта всеядная сволочь сожрала знаменитое топливо Странника, оставив нас без штанов.

— Это катастрофа! Мы ничем не сможем его заменить, даже если попадем на планету, вышедшую в космос. Это просто невозможно! — Кай Го обдумывал ситуацию. — Может, серкон его еще не переварил? Если мы вытащим остатки из его желудка, то сможем собрать хотя бы еще один диск, и этого будет достаточно, чтобы покинуть планету? Или хотя бы добраться до Кейтаны!

— Это мысль! Можно я лично разрежу ему брюхо? За все хорошее? — Спросил Демиан, поднимаясь.

— Ну уж нет. Это сделаю я. — Сказал Кай Го, выходя следом за даманом из корабля. — Осталось только поймать серкона.

— Цербер! Хороший мальчик, иди сюда! Что у меня есть! — Ласково начал Демиан, одновременно обшаривая помещения с помощью Силы.

Они услышали, как, зашипев, закрылся один из люков, ведущих в шлюз для выхода на улицу, и все поняли. Бросились за ним, но было уже поздно, и Цербер, слышавший их разговор, успел выбежать наружу.

— Ну уж нет! Ишь, чего удумали! Резать они меня будут, вот вернемся, я Тору пожалуюсь! Пожалели еды для бедного серкона, жадины! Лучше я с Кейтаной побуду, она добрая и не будет меня резать. А будет кормить, холить и лелеять. — Бормотал на ходу Цербер, включая свои исключительные способности и находя дочь хозяина за 900 км от себя. — Вот ведь, далеко как забралась! Ну да ладно, пара дней, и я буду на месте.

Демиан и Кай Го безнадежно смотрели ему вслед.

Глава 14. «Семейные неурядицы или упрямство великая вещь»

Лос-Анджелес, вилла «Alma del viento», 10 декабря 2028 года

— Ммм, Дом, какая вкуснятина! Ты гений. — Сказал Макс, облизывая пальцы и довольно откидываясь на стуле. — Прекрасное начало дня.

— Это да. Вообще-то, жареные ребрышки по утрам не едят, но ты вчера был очень убедителен.

Доминик положил порцию к себе на тарелку и сел на стул, собираясь насладиться неприлично большим завтраком. Солнце светило вовсю, Алекс дрыхла у себя в комнате. Вчера Макс сумел спасти его от своей неугомонной дочери и они прекрасно провели ночь с буйными демоницами одного из адских Отражений. Красота.

— Слушай, Макс. А ты ничего подозрительного не замечал в последнее время?

— Ты это о чем?

— Я тут вчера случайно глянул на феникса Дианы…

— И что?

— Он был серым. Ты знаешь, что происходит?

— Нет, — тяжело вздохнул Макс, — но я видел феникса на руке Кристофа. Он тоже серый. Какой вывод?

— Да ладно! Ты хочешь сказать, что наша волшебная парочка поссорилась? Ты серьезно? Ооо, неужели я дожил до этого дня! — Развеселился Дом. — Жду не дождусь, когда они начнут бить тарелки и крушить мебель.

— Доминик, ты неисправим. — Рассмеялся Макс. — Ты еще предложи поспорить, кто выйдет победителем!

— А что! Отличная мысль! Ставлю на Диану. Двадцать к одному.

— Принимаю! Хотя постой, а как мы узнаем, что происходит? А главное, кто выиграл? — Спросил Макс.

— Ну ты даешь! Кто периодически шляется в голове Кристофа, как у себя дома? Вот ты и выяснишь.

— Да иди ты! Больно мне это надо, удовольствие портить! Тем более, что в ближайшие полгода я туда в гости вовсе не собираюсь!

— Ну, тогда ты с ним поговоришь, и он тебе все выложит.

— Ага, конечно. Я из него всегда все щипцами выковыривал, а сейчас, когда Диана рядом, так вообще.

— Макс, не будь занудой. Это место в нашей компании давно и прочно занято. — Сказал Дом и собрался было продолжит уговоры, когда на кухню зашел Кристоф. Он закрыл рот и с изумлением уставился на графа.

— Доброе утро, господа. — Сказал Кристоф и уселся на поставленный Максом рядом с собой стул.

— А оно доброе? — Спросил Макс, не зная, то ли ему плакать, то ли смеяться. Переглянулся с Домом и они оба расхохотались.

— Потише нельзя? У меня голова болит! — Смиренно попросил Кристоф, вливая в себя стакан воды с таблеткой от головной боли, поданный ему Домиником.

— Что с тобой случилось, братишка? — Спросил Макс, вставая и начиная приводить его в порядок. Разобрал волосы, правильно перестегнул пуговицы на рубашке, застегнул правую манжету. Кристоф тяжело вздохнул и прижался затылком к животу князя, тот ласково погладил его по голове. Дом во все глаза следил за происходящим. Такимграфа они не видели никогда.

— Со мной случилась Диана. — Безнадежным голосом ответил Кристоф, чем спровоцировал новый приступ смеха. — Ну хватит, правда. Макс, ты мой лучший друг, спаси меня. Я больше так не могу.

— Ты уверен, что хочешь втянуть меня в твои семейные разборки? Я так понимаю, что вы с ней серьезно поругались?

— Да. Первый раз за целую вечность! Так мы с ней не ссорились со дня моего самоубийства, — сказал Кристоф и на кухне мгновенно воцарилась мертвая тишина.

— Что произошло? — Спросил Макс спокойным и беззаботным голосом человека, гуляющего по лезвию бритвы. Кристоф открыл тоскливые глаза и увидел побледневшего Доминика. Тяжело вздохнул.

— Ребята, я просто не знаю, что мне с ней делать. После того разговора, о том, что она центр всего, целых две недели Диана вела себя просто идеально. И я начал нервничать. — Начал рассказ Кристоф, увидел, как переглянулись Макс и Дом, и в который раз порадовался тому, что у него есть такие близкие, надежные и все понимающие друзья.

— А я-то думаю, чего это она даже в поисках Холта по Отражениям с нами не бегала. — Сказал Дом.

— Так, не отвлекай его, Доминик, а то у меня разрыв сердца скоро будет. Что было дальше, Кристоф?

— Неделю назад Диана вернулась из лаборатории Холта, где провела почти все это время, изучая всю собранную вами информацию по Создателям. Я, дурачок, радовался, что она сидит на одном месте и думает, как найти Принца! Ага! В общем, укладываемся мы спать… ээмм… некоторое время. эмм, — замялся Кристоф, увидел, как заулыбались друзья, и взял себя в руки. — Короче, я лежу, мне прекрасно и замечательно, я собираюсь начать заново примерно в том же духе, и тут Диана говорит своим таким, ну знаете, невинным голосом: «Я тут подумала насчет того, что я самое уязвимое звено в нашей компании. Почитала кое-что и поняла. Чтобы не подвергать вас опасности, мне нужно две вещи. Первое это окончательно стать кодароном, тогда я буду ну очень опасна для окружающих» У меня чуть сердце не остановилось. Я помогал этой расе стать теми, кто они есть вовсе не для того, чтобы однажды моя жена стала одной из них. Это просто ужасно!

— Но послушай, в данном случае, Диана права, тебе не кажется? Она итак на половину кодарон, так что от того, что она получит боевую ипостась, все только выиграют. — Осторожно сказал Макс, понимая, что это еще не конец истории.

— Да, конечно. Я подумал пару минут и согласился, тем более, что нам к ним все равно лететь придется. У них есть кое-что, что я должен у них забрать, вот только бы вспомнить что именно..

— Ага, и что было дальше?

— Так как это было во-первых, я понял, что во-вторых будет еще хуже. Диана меня не разочаровала. С совершенно ангельским лицом она сказала мне, что я должен ее поглотить. — Сказал Кристоф и услышал, как разбился запущенный в стену Домиником стакан.

— Да что она себе позволяет! Сдурела совсем!

— Вот, вот. Я ей сказал тоже самое. — Подтвердил Кристоф.

— Дом, успокойся. Заканчивай уже рассказ, граф.

— А дальше все очень просто. Я наполовину Создатель. Крохотная часть меня всегда будет мечтать о том, чтобы поглотить ее, забрать себе полностью и никогда не выпускать обратно. И Диана прекрасно знает об этом.

— Но ты же контролируешь это?

— Конечно, это не сложно. Но! Господа, вы же понимаете, что когда занимаешься любовью с любимой женщиной, в какой-то момент становишься совершенно беззащитным перед ней. Тем более в нашем с ней случае. И я знаю, что она тут же воспользуется этим, и договорится с той частью меня, что ждет ее с начала времен.

— Мда… Я понимаю, как тебе тяжело, дружище. — Грустно посмотрел на него Дом. Кристоф поднял на него удивленные глаза. — Я же был тобой однажды, помнишь? Я вообще не знаю, как ты умудряешься совмещать все это в себе, и при этом быть совершенно адекватным.

— Я тоже не знаю, Дом. В общем, как только я сказал ей нет, она приступила к планомерной осаде, и я скоро не выдержу. Спасите меня! Я не сплю с ней уже больше недели, и это мой предел, я знаю это совершенно точно. Я не протяну долго без ее тела, она нужна мне как воздух.

— Ты имеешь в виду, что вы теперь вне друг другадолго не можете?

— Да. Скорее всего в будущем так и будет. Я имею в виду, что мы станем одним существом, периодически разгуливающим в двух телах. Если, конечно, не придумаем что-нибудь еще.

— Мда. А сейчас ты так сделать не можешь?

— Нет. В том-то вся и проблема. Сейчас я могу только поглотить.

— Так, подождите. А какие аргументы у Дианы? — Задумался Макс. Что-то было в ее предложении правильное.

— Она сказала, что если я научусь поглощать ее, а потом возвращать обратно, то в чьих бы руках не находилось ее тело, она сама всегда будет со мной. А это значит, что я не сойду с ума, это раз, и сумею вернуть ее тело, это два.

— Я правильно понимаю, что Диана хочет, чтобы ты в случае опасности мог забрать ее личность и душу к себе, а труп оставить неприятелю? Чтобы потом вернуть и воскресить?

— Да. В крайнем случае создать новое тело и вселить ее в него. — Мрачно сказал Кристоф. — Макс, что-то мне не нравится твой взгляд. Ты же не собираешься поддерживать безумный план моей авантюристки-жены?

— Мм, Кристоф, давай не будем торопиться, — осторожно начал князь, но был сбит с ног и оседлан.

— Макс, даже думать не смей, слышишь?

— Ты боишься, что если два твоих любимых человека будут за, то ты не сможешь нам противостоять?

— Прекрати!

— Доброе у… эм, как интересно! Значит, теперь по утрам ты спишь с Максом, а не со мной, дорогой? — Раздался холодный голос Дианы. Дом тут же сдернул Кристофа с князя и заслонил собой. Макс поднялся и встал рядом с ней.

— Вот, значит, как! — Мрачно сказал Кристоф из-за спины Доминика, не собираясь оттуда выходить. — Предатель!

— Граф, послушай. Но Диана права! Если вы сможете делать такое, то ты всегда будешь в безопасности, в здравом уме и твердой памяти. — Сказал Макс, прижимая Миледи к себе.

— Хоть один умный человек! Спасибо тебе, солнце мое! — Диана покрепче сжала руки князя на своей талии. — Кристоф. Я знаю, что ты сможешь вернуть меня обратно. Ты слишком любишь меня, чтобы растворить в себе окончательно!

— Ты не понимаешь, о чем просишь его, Диана! По большому счету, ты предлагаешь ему уничтожить Кристофа ради провального эксперимента! — Вступился за друга Доминик. Он прекрасно помнил ту ночь, когда Диана случайно заставила его побыть Странником.

— Не правда. Кристофбудет управлять процессом, а не Создатель! Я знаюэто.

— Мы можем спорить до бесконечности, но я знаю одно. Ради твоей безопасности, граф, вы должны попробовать. Пока мы здесь все вместе и сможем что-нибудь придумать, если что-то пойдет не так. — Сказал Макс, выпустил Диану из своих рук и двинулся к другу. Доминик посмотрел на него, тяжело вздохнул и отошел в сторону. Когда князь шел с таким лицом, спорить с ним было не только бесполезно, но и небезопасно.

— Кристоф, послушай меня. Я верю в тебя, помнишь? Мне плевать, кто будет рулить процессом, и что ты там будешь с ней делать, но ты должен попробовать. — Он взял лицо друга в свои ладони и посмотрел прямо в глаза. — Я буду рядом с тобой все это время, я обещаю. И не дам сделать глупость.

— Макс, я..

— Это легко, дружище, тебе всего-то нужно будет забрать любимую себе, насладиться ею полностью, от и до. Сохранить на это время ее тело. А потом вернуть обратно и заняться с ней любовью. Вот и все. — Уговаривал Макс, глядя, как серые глаза Кристофа становятся все темнее, а потом превращаются в две бесконечных черных бездны, затягивая его в себя.

— Не надо, Макс! Я не могу сопротивляться вам обоим! — Из последних сил сказал Кристоф.

— Я прошу тебя забрать Диану к себе. Полностью и без остатка. Но самое главное, я прошу тебя ее вернуть, тучка ты моя космическая. — Сказал Макс, вкладывая в свой взгляд всю свою любовь и веру в него и используя свое главное оружие. Князь знал, что друг не мог отказать ему, когда он действительнопросил его о чем-либо.

— Так нечестно, братишка. Ты все-таки воспользовался своими привилегиями в корыстных целях. — Слабо улыбнулся Кристоф и исчез.

— Ну что же, раз мы решили этот вопрос путем негласного голосования, и ты, Доминик, остался в меньшинстве, то предлагаю не откладывать дело в долгий ящик и начать эксперимент прямо сейчас. — Сказал Странник, освободился от Макса и холодно улыбнулся. Протянул руку к любимой и увидел удивление и опасение в ее глазах. — Не переживай, моя хорошая. Ты же знаешь, как сильно я люблю тебя. Я никогда не причиню тебе вреда.

Макс смотрел на Странника и холодок ужаса начал закрадываться в его душу. Таким он не видел друга никогда. Может, он зря не послушался Кристофа и Доминика? Тот, что стоял сейчас перед ним, держа в руках Диану, никогда не вернет ее назад. Князь перевел взгляд на Миледи. Она задумчиво смотрела на Странника, потом улыбнулась и взъерошила ему волосы. Тот моргнул и как-то неуловимо изменился в лучшую сторону, крепче прижимая ее к себе.

— Родной мой, хватит пугать народ. Пойдем, нас ждут великие дела. — Сказала она мужу и перевела взгляд на Макса.

— Знаешь что, дружище, я пойду с вами. В такой ответственный момент я просто обязан быть рядом с тобой, тем более, что я тебе это обещал.

— Не вопрос, Макс. После Дианы ты следующий, кого я давным-давно хочу поглотить, солнце мое.

Князь улыбнулся и не дрогнувшей рукой вцепился в холодное тело Странника. Ничего, прорвемся, бывало и хуже. Они исчезли, а Доминик без сил опустился около стены. Ему оставалось только подняться через некоторое время в спальню супругов и увидеть результат. Прекрасное, черт возьми, начало дня.

«Наконец-то, любимая! Ты моя. Полностью и навеки! Я так долго ждал этого, так мечтал об этом! Ты просто не представляешь. Посмотри, как необъятен и прекрасен мир, который и есть я. Все это только для тебя. Стань мной, родная».

Макс лежал, обняв Кристофа и Диану, и думал о жизни. Шестой день. Он повернул голову на звук открывающейся двери. Доминик. Да уж, если бы не он, то непонятно было бы, как ему вообще удалось бы сдержать слово и выжить. Он повернулся, чтобы сесть поудобнее, и Кристоф тут же приспособился к нему, не приходя в себя и не выпуская из рук жену. Абсолютно мертвую и жутко холодную. Мда..

— Ну что, герой, бдишь? — Ехидно сказал Доминик. Макс только грустно усмехнулся. Первые пару дней на оборотня было страшно смотреть, а теперь ничего, даже злорадствует.

— А что мне еще остается? Я же не думал, что он придумает этот финт ушами, чтобы не поглощать ее, и растянет удовольствие на такой долгий срок!

— Скажи спасибо медицинским примочкам с нашего корабля, а то я даже не знаю, как бы ты в туалет бегал. Разве что с ними на руках?

— Не сыпь мне соль на раны, Дом. Лучше покорми как следует.

— Держи. А им бодрячок вколоть не надо?

— Нет. Диана мертва, а Кристоф… ему это не нужно.

— Слушай, а откуда ты знаешь, что она все еще сама собой, а не растворилась в нем без остатка?

— Посмотри на их фениксов, обалдуй. Они счастливы там в нем вместе. Видишь, обе птицы золотые? Кроме того, не ври мне, что ты не чувствуешь Диану.

— Мда, точно. Ну ладно, надеюсь, им это скоро надоест, а то я домработницей на всю жизнь не нанимался. Меня Алекс ждет, мы к Драконам пойдем, Холта искать. Зови, если что. Вернусь вечером.

— Договорились.

Макс лежал, обняв Кристофа и Диану, и думал о том, что две недели это перебор. Может, Кристоф специально затягивает с возвращением, чтобы отомстить ему за то, что не принял его сторону? Он тяжело вздохнул и привычно перевернулся на другой бок, перекладывая их с собой. Так дальше нельзя. Сколько можно лежать, чувствуя отголоски их счастья, и ничего не делать. Он же нормальный мужик, в конце-то концов! И ведь девицу никакую не позовешь, потому что лежат они тут втроем как непонятно кто! С него хватит. Пожалуй, если у него получится отвлечь Кристофа, то дело сдвинется с мертвой точки. Макс подумал и принялся за дело.

«Счастье. Безграничное и неописуемое. Любовь, освещающая своими лучами бесконечный сумрак. Но… Чего-то не хватает. Немного жизни бы не помешало, ведь так?

— Так.

— О, а с каких это пор я начал разговаривать сам с собой?

— С тем самых, как у тебя появилась я, любимый.

— Ты моя любовь? Непонятно. Я же и есть любовь и счастье, разве нет?

— Не совсем, родной. Мы вместе.

— Хм, интересно. Знаешь, а вдвоем гораздо лучше.

— Конечно! А еще лучше, когда у нас есть тела. Это забавно, ведь благодаря им, можно доставлять друг другу так много разного счастья и удовольствия.

— Разного?

— Да. В этом и есть жизнь. В изменчивости. Постоянно счастливым быть скучно и не интересно.

— Конечно, любимая, я вспомнил. Прости, что мы так надолго здесь застряли.

— Тсс, не говори глупости, родной. Я хочу иногда приходить сюда. Растворяться в тебе, ведь это такое наслаждение.

— Значит, мы изобрели еще один способ дарить друг другу любовь и удовольствие?

— Ты все схватываешь на лету. А кстати, почему я чувствую поцелуи на губах и руки на своем теле? Не твои!

— Это мое тело, любимая.

— Ага, понятно. Похоже, Макс пытается привлечь твое внимание. Хм, ему это удалось. Знаешь, то, что он с тобой делает, это восхитительно. Я бы даже сказала больше, чем…

— Хватит, любимая. Это уже перебор».

Возмутился Кристоф и очнулся, заканчивая поцелуй. Макс вздрогнул и открыл глаза. Диана подняла голову, и они все трое слегка стукнулись лбами. И так и замерли перепутавшимся клубком, приходя в себя.

— Макс, ты просто великолепен, это я тебе как побывавшая в теле мужа говорю, — сказала Диана.

Князь опешил, потом понял о чем речь, покраснел до кончиков ушей и исчез. Кристоф смущенно рассмеялся и крепко поцеловал жену.

— Ты маленькая провокаторша! Смутила беднягу до глубины души! Как и меня.

— Я просто сделала комплимент. Нам с ним повезло, а тебе особенно. Он очень осторожен с тобой, так же, как ты со мной.

— Ты слишком много болтаешь, родная, — сказал Кристоф, закрывая ей рот поцелуем, и они начали проверять на практике постулат о том, что тела могут доставлять много и самого разного удовольствия.


Лос-Анджелес, вилла «Alma del viento», 25 декабря 2028 года

— Из-за вас мы чуть не пропустили Рождество!

— Алекс, не капризничай как маленький ребенок. Ты же ничего не пропустила! Тебя Корвин и Тиакаэль практически на руках носили. — Сказал Дом.

— Ну и что! Зато ты сам не свой все это время был. Чем вы занимались эти две недели интересно, а, Макс? — Проворчала Алекс, доедая огромный кусок торта и любуясь подарком от Ангела и Принцессы. Кулон с маленькой галактикой внутри звездного сапфира был просто сногсшибательным.

— Ты маленькая заноза в заднице, а не подросток. Мы проводили серьезный эксперимент, а Дом за нас переживал. — Сказал Макс, отбирая у дочери остатки торта. — Отдай мне, а то лопнешь.

— Тебе нельзя, ты растолстеешь, и тебя женщины любить перестанут.

— Ничего подобного.

— Так, дамы и господа. Все хорошо и замечательно, но нам пора заканчивать дела и выдвигаться. — Сказал Кристоф, с улыбкой наблюдая за возней вокруг последнего куска торта, к которой подключились и Диана с Домиником. — Через две недели мы улетаем.

— Что? Ура! Я уже думал мы так тут и останемся. — Сказал Дом, перевел взгляд на Алекс и его запал несколько остыл. Она, как ни в чем не бывало, посмотрела на него и продолжила жевать торт. Подозрительно. Лучше бы расстроилась. Придется с ней поговорить чуть позже и как следует.

— Что будем делать с Холтом? — Спросил Макс, отвоевывая свою часть сладости. Его место было рядом с Кристофом и Дианой, так что он был абсолютно спокоен и готов к приключениям. Дети в надежных руках и довольны жизнью. Здесь его больше ничего не держало. Он перевел взгляд на Дома и вдруг понял, что тот погрустнел. Это еще что значит?

— Его в этих мирах нет. Я попросил Изабель и Охотников проверить прошлое, и они отследили, что Принц освободился через два года. Какое-то время пробыл в Отражениях, а потом пропал. Я думаю, что он вернулся в Реальный мир и покинул Землю.

— Хм, но его кораблик-то все еще тут! Ну, то есть был, пока мы его не разобрали.

— Он же Создатель. Для перемещения ему не нужен звездолет. Он вполне мог забраться на пролетающий мимо, и теперь наслаждается жизнью где-то далеко отсюда.

— Странно, — задумался Дом, — однажды он сказал мне, что всегда будет защищать Диану.

— Это было до того, как он увидел, как я счастлива. Кроме того, меня итак охраняет чертова куча народу, так что Холт мог спокойно исчезнуть и продолжить свои исследования. — Вставила свои пять копеек Миледи.

— Возможно. В общем, больше мы его искать не будем. Я думаю, однажды он найдет нас сам. Летучий Голландец готов, маршрут на пару ближайших остановок есть, дела переданы. Так что больше нам здесь делать нечего. — Сказал Кристоф. — К тому же, пора подумать о Торе и Изабель. Сколько можно их мучить?

— Да уж, для меня это самый весомый аргумент. — Сказала Диана. — А почему мы тогда остаемся еще на две недели?

— Потому что мы с тобой должны закончить наш эксперимент. Макс, на начальных порах тебе придется тоже в этом поучаствовать.

— А может, не надо? Вы и без меня справитесь! — Сказал князь, жалобно глядя на Кристофа. После вчерашнего комментария Дианы, он даже смотреть на нее не мог без чувства неловкости. Они с Кристофом никогда ничего подобного не говорили друг другу, это было совершенно не нужно и превратило бы происходящее между ними в фарс. Но когда комплимент ему сказала она, это что-то перевернуло в нем, делая любовь к ним обоим еще сильнее.

— Надо. Я отпущу тебя сразу, как только пойму, что могу вернуться без тебя. — Твердо глядя ему в глаза, сказал Кристоф.

— Откуда это ты собираешься возвращаться? Да еще с помощью Макса? — Влезла в разговор Алекс. Кончики ушей князя запылали.

— Много будешь знать, плохо будешь спать. — Улыбнулась Диана и отобрала последний кусочек у зазевавшейся Алекс.

— Хорошо. Я приду вечером. — Сказал Князь мрачно и исчез.

— Как ты думаешь, Макс придет?

— Да, но ты его очень сильно выбила из колеи, любимая. Не делай так больше, хорошо?

— Не знаю, Кристоф. Я была тобой. Кроме того, я была в твоем теле и чувствовала все в полной мере, а ведь он ничего такого особенного и не делал! Я могу ляпнуть что-нибудь от избытка чувств и не со зла, ты же меня знаешь.

— Да, но ты постарайся держать свой язык за зубами. Может, не будем его дожидаться? Незачем ему на нас смотреть.

— Согласна. В конце концов, он нам нужен только для возвращения.

Макс сидел на кровати и смотрел на Кристофа. Тело Дианы лежало рядом с ним, а он со странным выражением на лице оглядывал окружающий мир.

— Так забавно смотреть на мир твоими глазами, Кристоф. — Сказал граф женским голосом. — О, а это я? Красивая, только мертвая. Так, что у нас тут еще. Мм… какой Макс шикарный. Да дорогой, ты его любишь больше, чем я.

— Ты опять за свое, Диана? Я же тебя просил! Не надо озвучивать вслух все, что я испытываю к нему! Он это итак знает. — Сказал Кристоф, глядя вглубь себя.

— Хорошо, хорошо. Вечно вы, мужчины, прячете все самое важное в самые отдаленные уголки сердца.

Макс смотрел на друга и понимал, что этот вариант вовсе не вариант. Так и с ума сойти недолго, а от откровений Дианы хотелось залезть под одеяло с головой и не вылезать оттуда месяца два. Это с одной стороны. А с другой, слышать то, что она говорит, было чертовски приятно. Черти что!

— Так, ребята, этот вариант отпадает. Всем все сразу будет понятно. Диана, а ты можешь молча жить в Кристофе и не мешать ему?

— Не могу. Я честно стараюсь, но как только что-то привлекает мое внимание больше, чем Кристофа, мы меняемся с ним местами.

— Мда… а может, ты побудешь привидением?

— Это как?

— Посидишь у Кристофа на плече маленьким синим облаком, а?

— Это интересно, надо попробовать. — Сказал граф, отбирая обратно свое тело. — Я сейчас попробую сделать из тебя Создателя, любимая. Макс, не пугайся, и если вдруг заметишь неладное на фениксах, срочно все прекращай, неважно, кем мое тело будет в этот момент: мной или Дианой.

— Хорошо, хорошо. Я только надеюсь, что у тебя все получится с первого раза, а то мне как-то совсем не по себе.

Увы, надежды Макса не оправдались, и с первого раза фокус не удался.


Лос-Анджелес, вилла «Alma del viento», 6 января 2029 года

Алекс сидела на вышке для прыжков над бассейном. На улице было +10 и шел холодный серый дождь. Зима все-таки, но ей было наплевать, она же Повелитель Огня, а не абы кто! Ну, будущий.

— Алекс, может, хватит тут сидеть? У меня сердце кровью обливается. — Сказал Дом, садясь рядом с ней и обнимая за плечи. Она тяжело вздохнула и молча прижалась к нему. — Девочка моя, ну перестань, мы же с тобой договаривались.

— Я не плачу, не уговариваю тебя остаться и не истерю. Условия выполнены, разве не так?

— Мда… технически да, но практически… Твои вздохи и несчастный вид мучают меня просто неимоверно. — Сказал Дом, понимая, что за полтора месяца привязался к этой необыкновенной девочке очень сильно. Они проводили много времени вместе, и его это совершенно не напрягало, хотя он очень боялся этого в самом начале их знакомства.

— Я не могу делать вид, что мне все равно. В отличие от тебя, я плохая актриса. — Она подняла на него грустные глаза, капли стекали по щекам, и понять слезы это или дождь было совершенно невозможно. И Слава Богу!

— Не переживай, детка. Все у тебя будет отлично. Когда-нибудь я вернусь на Землю, и мы как следует погудим. Ты уже будешь взрослой, с любимым мужем и кучей детишек. А я украду тебя у них, и пару дней мы с тобой будем только вдвоем. Как тебе такая перспектива?

— Не очень, Дом. Мне будет ужасно плохо без тебя. Корвин и Тиа просто замечательные, но они не ты. Знаешь, я очень жалею, что мой отец Макс, а не ты. Мы с ним даже не похожи нисколько!

— Да уж, зато ты это вылитый я в детстве.

— Что, правда?

— Ну да. Темноволосая, худая, вспыльчивая и энергичная как электровеник. — Улыбнулся Дом. — Если бы у меня была дочь, то она была бы такой, как ты, я точно это знаю.

— Спасибо, — грустно улыбнулась Алекс, плотнее укутываясь в его теплые руки.

Доминик пока не знает, но на самом деле она великолепнаяактриса. С самого первого дня Дом стал для нее отцом, чтобы по этому поводу не думал он сам. Заботился о ней, опекал, развлекал, учил всяким разным нужным и не очень вещам и проводил с ней кучу времени, забросив своих девиц. И Алекс вовсе не собиралась отпускать с таким трудом найденную родственную душу вот так быстро. Главное было не выдать себя раньше времени, ведь шпионы всегда попадаются на мелочах. Вот, например, вчера она чуть не назвала его папой вслух. Ужас! Он бы тут же выгнал ее к эльфам или, что еще хуже, к Драконам. А оттуда Алекс вряд ли бы смогла так просто сбежать.

К тому же, Макс явно начал что-то подозревать, и это было очень опасно. Если он поймет, что она что-то замыслила, то все ее планы рухнут. Князя ей не перехитрить никогда. Ей крупно повезло, что Ангел и Принцесса десять дней почти не вылезали из своей спальни, проводя таинственные эксперименты, и не отпуская от себя Макса ни на шаг. А последние три дня все были заняты подготовкой к отлету, сбором вещей и прочей всякой ерундой, так что следить за Алекс у него не было никакой возможности. Она нетерпеливо поерзала, и Дом ласково провел горячей сильной рукой по ее предплечью. Как же ей нравилось, когда он так делал! Поскорее бы отправится в поход! Тогда Дом уже не сможет от нее сбежать и все останется так, как сейчас. И если ей опять буду сниться кошмары из прошлой жизни, он будет приходить к ней, укрывать одеялом, ложиться рядом, одним своим присутствием прогоняя все плохое из ее снов и из ее жизни.

— Знаешь, мы должны попрощаться с тобой сегодня. Расставание завтра перед вылетом это не самая лучшая идея. — Сказала Алекс и подняла на Дома тоскливые глаза. Он должен согласиться, иначе ее план провалится.

— Это отличная мысль, — ответил Доминик. Вряд ли он смог бы завтра спокойно отпустить ее, такого замечательного ребенка, за короткий срок ставшего для него родной дочерью.

Макс стоял возле панорамного стекла в малой гостиной и смотрел на Дома и Алекс. Две нахохлившиеся под дождем птицы. Грустные и подавленные.

— Похоже, у Доминика все-таки появилась дочь. — Сказала Диана, подходя к нему.

Князь вздохнул и привычно сгреб в охапку. После почти двух недель экспериментов любые условности между ними тремя стали совершенно излишними. Сами того не желая, они узнали друг о друге и о своих чувствах столько, сколько не смогли за все те двадцать с лишним лет, что были знакомы. И это связало всех троих намертво.

— Да. Мало того, ты же видишь, он не хочет с ней расставаться.

— Мы можем взять ее с собой, раз она нужна ему. Твоя дочь не очень-то вписалась в жизнь Драконов и эльфов.

— Алекс тоже так думает, и поэтому втихую воплощает коварный план проникновения на Летучий Голландец.

— Серьезно? Какая молодец! Мы не будем ей мешать. А кто еще в курсе?

— Никто. Хотя… может быть, Кристоф. Ты же знаешь, что от него невозможно что-либо скрыть.

— Это да. Но на всякий случай предлагаю ему ничего не говорить, а то мало ли. И Дому тоже, а то начнет переживать за ее безопасность и заставит остаться на Земле, а потом будет страдать.

— Отличная мысль. Доминику не помешает искренняя и преданная любовь, он это заслужил как никто другой. — Задумчиво сказал Макс, глядя, как друг что-то говорит Алекс, а она поднимает на него глаза, полные тоски и печали.

— Какая прекрасная актриса! — Восхитилась Диана. — Мы с тобой ей и в подметки не годимся. Слушай, а Охотники точно ничего не перепутали? Может, она все-таки его дочь, а не твоя? Такой талант!

— Какая по большому счету разница? Мы четверо за эти годы так перемешались, что такие мелочи давным-давно не имеют никакого значения.

— Это ты точно подметил. Жду не дождусь того момента, когда она возникнет на пороге рубки управления и скажет: «Пап, я не могла отпустить тебя одного. Кто-то же должен за тобой присматривать!»

— Ну, это ты загнула! Она не посмеет назвать Дома папой при мне, да еще и всего спустя пару месяцев со дня знакомства.

— Спорим, что будет так, как я сказала? Не дословно, конечно, но папой она его точно назовет.

— Спорим! А на что?

— На желание.

— Никогда!

— Но, Макс.

— Нет, я сказал, и точка. Знаем мы твои желания! Предлагаю стандартную ставку. Десять монет.

— Идет.

— На что спорим? — Спросил Кристоф, возникая рядом с ними и забирая любимую в свои объятия.

— Эмм, да так, по мелочи. — Ответила Диана, надеясь, что он не обратит внимания на парочку, сидящую над бассейном.

— Что, опять секреты? Что вы двое затеваете? — Подозрительно прищурился Кристоф. Макс улыбнулся и открыто посмотрел на него.

— Мы-ничего. — Честно ответил он и граф понял, что онии правда ничего не затевают. Тогда кто? Он огляделся вокруг. Никого, только дождь за окном, да пустой бассейн. Очень интересно.

Глава 15. «Прощание или нежданные гости»

Межмирье

Изафаэль скользила внутри звездного течения верхом на Пегасе, в последний раз наслаждаясь этим невероятным ощущением свободы и легкости. Мысли текли вместе со звездной пылью, помогая вспомнить все, что происходило с ней здесь, и проститься с Ним.

«Как невероятно давно все это было, дорогой мой Создатель. День, когда ты спас мое существование и не стал исправлять свою ошибку. Время, которое мы провели вместе, работая над ловушкой для Странника. Как же мы были счастливы с тобой, дорогой мой! Ты не смог устоять перед красотой наших миров и изменился, меняя меня следом. Наша любовь сделала их совершенно уникальными, как мы и хотели. Но у нас было так мало времени! Посмотри, каким невероятным и волшебным стал наш мир. Кто бы мог подумать, что такая красота вообще возможна? Впрочем, ты прекрасно знаешь, кто смог бы придать нашему замыслу безупречность. Только он и мог».

Изафаэль покинула течение и растворилась в звездном ветре, задумчиво перебирая ажурные нити дорог, соединяющие миры между собой.

«Странник. Наша надежда, и наше проклятие. Только благодаря ему мы столько лет провели вместе, но именно из-за него погиб ты, и была прикована к этой планете я. Кто бы мог подумать, что через столько лет именно он заставит мое сердце снова ожить. Ради любви, большей, чем была у нас с тобой. Я знаю, что ты будешь радоваться вместе со мной, когда я снова стану счастливой, где бы ты ни находился. Мой дорогой Создатель, я любила тебя сотни тысяч лет, но теперь мне пора двигаться дальше».

Изафаэль летела среди звезд, а ветер ласково смахивал слезы из ее глаз и выкладывал яркими каплями сияющий след на ажурной паутине серебряных дорог. Саториус.

«Я буду помнить о тебе всегда и оставляю этот мир тебе. Прощай».

Драконы парили в Межмирье и смотрели, как среди тончайших плетений звездных нитей сверкающими бриллиантами появляется имя, оплетая собой Реальный мир. Как память о том, кто создал этот мир, как легенда о Создателе, сумевшем совершить невозможное, и полюбить Творца, как доказательство того, что любовь живет вечно.


Отражение Творца, вилла «Вечность», 7 января 2029 года

Изабель шла по коридору своего дворца и чувствовала, что теперь она действительно готова в путь. Все, что должно было быть сделано в этом мире, было закончено. Творец вышла на балкон и с наслаждением вдохнула воздух, наполненный мельчайшими частицами воды. Ее любимый водопад, она будет скучать по нему. Изабель смотрела на сияющие струи, падающие с огромной высоты, и вспоминала тот день, когда ее жизнь изменилась навсегда. Еще один из череды одинаковых, наполненных тоской и ненавистью, бесконечных и безнадежных. Только водопад в те ужасные времена еще приносил ей хоть какую-то радость.

Она смотрела на радугу и вдруг услышала голос. «Кто ты?». Сказать, что Изабель удивилась, значит, не сказать ничего. Туманное привидение дамана возникло перед ней и заставило задуматься. По давней традиции Творцов, только один единственный разумный мог вот так запросто разговаривать с любым из них. Высший Лорд даманов. Из древней красивой легенды о любви между Творцом и даманом, оба действующих лица которой были давным-давно мертвы. С тех далеких времен ни один Высший Лорд больше никогда не воспользовался этой привилегией. И это делало нынешний визит очень интересным.

«Чего ты хочешь?» спросила она его. Даман воплотился полностью и подошел к ней совсем близко. Чертовски красивый, уверенный в себе, но при этом странно уязвимый. «Посмотри мне в глаза, пожалуйста» властно и в то же время очень ласково попросил он. Что-то дрогнуло в ее душе от такого необычного сочетания, заставляя скрыть неожиданную симпатию насмешкой. «Да не вопрос» ответила она ему тогда, подняла на него взгляд и потерялась в темной синеве его любящих глаз навсегда.

Изабель открыла глаза, развернулась и направилась в свою любимую комнату, чтобы забрать с собой то, что не давало ей тосковать слишком сильно.

Год спустя после того памятного дня, когда Диана вернула Странника к жизни, они отмечали это событие в Бражелоне всей их большой компанией. Целый год она просто качалась на волнах любви и радости, исходящей от звездной парочки, не думая ни о чем и мечтая о том дне, когда ее синеглазая крылатая легенда придет за ней. Вечеринка закончилась только рано утром, гости разошлись, и Изабель, оставшаяся последней, собиралась было исчезнуть, когда увидела, что к ней с загадочным выражением на лице идет Диана, а следом за ней Кристоф, неся большой по размерам, но легкий и тонкий сверток. Они подошли к ней, и Странник посмотрел на нее черными грустными глазами.

— Изабель, мне жаль тебя расстраивать, но в ближайшее время Высший Лорд не сможет тебя забрать. Ты должна это знать.

— Но почему? Откуда вы это знаете?

— Просто знаем. Как и ты. — Сказала Диана и тяжело вздохнула. — Тор слишком благороден и добр, чтобы оставить в беде свою вторую любовь, даже если его сердце навсегда отдано тебе. Он просто не сможет бросить все и наслаждаться жизнью рядом с тобой, зная, что в его владениях полный бардак, дорогая ему даманица в опасности, а в Совете происходит черт знает что, ты же это понимаешь?

— К тому же, мы не готовы прямо сейчас начать войну с Создателями. Ни мы, ни ты. Нуми-Торуму понадобится время, чтобы разобраться с тем, что происходит, а мы воспользуемся этим перерывом, чтобы как следует насладиться жизнью. — Добавил Кристоф.

— Опять ждать. — Сказала она и поняла, что знала об этом с самого начала. С той самой минуты, когда сказала Тору нет. Ну кто ей мешал сказать ему «да» сразу? Тогда ей казалось, что она поступает правильно, отпуская его от себя. Но, Слава Богам, он не поверил ей и решил по-другому, и это наполняло ее счастьем.

— Знаешь, когда для нас с Кристофом, казалось, все было потеряно, люди, любящие нас, придумали одну традицию. Под портретами, на которых один художник нарисовал нас вдвоем, они зажгли свечи. И все то время, пока мы не вернулись в этот дом вместе, наши подданные ни разу не дали им погаснуть. Их вера, надежда и преданность поддерживали нас все это время. — Сказал Диана.

— Поэтому мы решили сделать тебе небольшой подарок, Изабель. Свечи ты можешь и не зажигать, но вот портрет, я думаю, тебе точно пригодится. — Закончил ее мысль граф. — Мне он не раз спасал жизнь и рассудок.

Кристоф вышел вперед, поставил сверток на стул и снял с него ткань. С холста на нее смотрел Тор. Властный, сильный и слегка растерянный. В синем коротком камзоле с разрезами на рукавах и темных облегающих брюках. С мечом Рыцаря Джеда на поясе и симпатичным серконом у правой ноги. Изабель посмотрела на супругов не в силах ничего сказать. Портрет был великолепен. Она проглотила слезы и спросила, уже зная ответ:

— Кто его рисовал?

— Я, — улыбнулся Кристоф. — Диана показала мне Тора, а я воплотил ее воспоминание в жизнь.

— Таким он был, когда на минуту вспомнил, что он Высший Лорд, приручил серкона и научил его разговаривать.

— Но серконы не разговаривают!

— Да, и именно поэтому у Тора растерянный вид. Цербер открыл рот и первым делом нахамил мне. — Смеясь, сказала Диана. — Мы чуть не сцепились с ним из-за этого. Лорд никогда не даст в обиду тех, кто ему по-настоящему дорог или за кого он в ответе.

— Я знаю это, — улыбнулась Изабель. — Спасибо вам. Странник, ты гений.

— Я знаю, — рассмеялся Кристоф, и она прищурилась от нестерпимой красоты его улыбки. — Но я хочу тебе показать еще кое-что. Тут уж ты сама решишь, что тебе с этим делать, ты же Творец.

Граф подошел к ней, положил холодные руки на ее щеки и посмотрел прямо в глаза. Изабель вздрогнула и увидела себя и Тора со стороны.

«Они смотрят друг на друга, он ласково обнимает ее руками, затем крыльями, а потом целует с непередаваемой нежностью и грустью и исчезает».

Странник отвел взгляд, убрал руки и отступил на шаг назад. А Изабель метнулась к портрету, перенеслась на свою виллу, а потом долго сидела, прислонившись к плечу нарисованного Тора лбом, и плакала. Со временем она стала в этом просто специалистом.

Дверь в комнату была открыта. Как всегда. Свет из нее заканчивался точно перед высоким напольным подсвечником с одной-единственной тонкой свечой, горевшей уже девятнадцать лет. Тор смотрел на нее со своего портрета, и иногда Изабель казалось, что его взгляд меняется, с каждым годом становясь все грустнее и тоскливее.

— Потерпи, хороший мой. Осталось совсем недолго. Скоро я найду тебя, мой благородный Лорд, и никто нам не помешает быть вместе, слышишь? Ни Высшие, ни твоя вторая любовь, ни даже смерть. За столько лет я научилась быть порядочной стервой, и если понадобится, то я вспомню и применю все свои знания и умения на практике, чтобы помочь тебе, любимый.

Изабель взмахнула рукой, сворачивая пространство комнаты в маленький шарик. Убедилась, что свеча в нем по-прежнему горит, повесила кулон на шею и переместилась на площадку перед Летучим Голландцем.


Отражение Артура, 7 января 499 года

Кристоф стоял на площадке перед пещерой Ариэля в Белых горах, старательно изображая из себя Властелина, и смотрел на Драконов. Радужный Амарин, Золотые Ариэль и Арабелла, Черные Корвин и Тиакаэль. Он тяжело вздохнул. Собственно, из-за последних двух они здесь и собрались. Как выяснилось неделю назад, герцог самостоятельно перекрасился в Черного Дракона, и на это следовало как-то отреагировать. Диана недвусмысленно потопталась босыми ногами на его ногах, намекая на то, что Властительницей ей быть уже надоело и пора бы уже что-нибудь и сказать. Он обнял ее крепче, прижимая к обнаженной груди и согревая. Стоять посреди вечных снегов в одном нижнем белье это вам не хухры-мухры, хорошо хоть, что в отличие от нее, у него хотя бы были джинсы. Властелин сдержал улыбку, дабы не испортить серьезность момента, и грозно посмотрел на Корвина.

— Герцог. Что произошло?

— Властелин, все вышло совершенно случайно. Я просто летел, думал о всяком разном, а потом раз! И стал не Золотым, а Черным. — Честно глядя ему в глаза, сказал Корвин, и Кристоф понял, что тот что-то явно не договаривает. Интересно. Конечно, переделывать его обратно в Золотого он не собирался, потому что Черный из него получился просто сказочный. К тому же род будет продолжен, а это тоже немаловажно. Но прежде, чем он позволит Корвину насладиться заслуженной победой, Властелин должен узнать правду.

— Ты солгал мне, герцог. За это ты будешь наказан. — Холодно сказал он, раздумывая над наказанием. Чтобы такое по быстрому-то, а главное эффектно?

— Эм, родной мой, может, не надо? — Сказала ему Диана мысленно. — Он же хороший парень, сделал невозможное, а ты его наказывать собираешься!

— Кто его просил мне врать? Сказал бы правду и все дела. А теперь мучайся с ним!

— Отшлепай его и дело с концом, — пошутила Диана и поняла, что Кристоф шутку не оценил. — Дорогой, я не имела в виду буквально!

— Но, Властелин, я не лгал! — Стоял на своем Корвин, и Кристоф тяжело вздохнул. Вот ведь упрямый!

Передал Диану на руки Максу, подошел к сидящему перед ним Дракону и заставил того наклонить к нему голову. Черный дернулся было, но Кристоф уже смотрел ему в глаза, выворачивая его мысли и чувства наизнанку. Странно, но ответ на свой вопрос он не нашел, а мучить его слишком сильно не хотелось. Какой интересный у Доминика сын! Подумал, и выкинул себя и Корвина в Межмирье, чтобы поговорить как следует.

— Зачем ты стал Черным, Герцог? Хочешь получить власть?

— Нет. — Ответил тот, но Кристоф понял, что спрашивает в правильном направлении.

— Не смей обманывать меня, Корвин. Мое терпение на исходе!

— Я не обманываю! Правда! Я все скажу, только не говори это всем, я тебя умоляю! — Взмолился Черный, Кристоф растерялся и чуть не перестал быть грозным и ужасным Властелином Драконов.

— Хорошо, уговорил.

— После свадьбы я смотрел на Тиа и думал про твои слова о том, кто главный в доме. Всю мою жизнь я им и был, но моя жена Черный Дракон, а я всего лишь Золотой, а это неправильно! Чем дольше я над этим думал, тем больше понимал, что с этим надо что-то делать. А неделю назад мы с ней летели и о чем-то спорили. В конце концов, я возмутился и сказал, что как я скажу, так и будет, Тиа возразила мол, еще посмотрим, кто кого, я разозлился окончательно и превратился в Черного Дракона. — Рассказал Корвин, и Кристоф едва не рассмеялся вслух. Да уж, ребенок у Доминика вырос весьма одаренный, что и говорить. К тому же, упрямый и непреклонный. Из него со временем получится отличный глава рода Черных Драконов.

— Скажи мне, юный деспот и тиран, ты в результате своего добился?

— В смысле?

— Тот спор, из-за которого все случилось. Как вы сделали в итоге?

— Эмм. Так, как сказала Тиа. — Подумав, ответил герцог и помрачнел.

— Надеюсь, это заставит тебя задуматься, Корвин, — улыбнулся Кристоф. — Ты можешь стать хоть фиолетовым, но твоя любимая жена все равно будет вить из тебя веревки, и ты ничего не сможешь с этим поделать.

— Но как же тогда быть? Я не могу позволить ей командовать!

— Конечно, не можешь. Просто найди свой способ вить веревки из нее, и действуй на опережение, вот и все. Я тебя уверяю, обычно это очень приятное и увлекательное занятие.

— Ты намекаешь на то, о чем я сейчас думаю?

— Да, и это в том числе. Постельные битвы гораздо привлекательнее настоящих, согласись? В них всегда выигрывают обе стороны.

— Я подумаю над этим, Властелин. А ты всегда добиваешься своего с Принцессой?

— Корвин, подумай головой. Ты же любишь Тиа не за то, что она с тобой все время соглашается, а за то, что она равна тебе, разве не так? Иначе ты бы просто оставил ее своей любовницей.

— Это так, и я подумаю над этим тоже. Но ты не ответил на вопрос.

— Моя любимая столько раз спасала нам обоим жизнь, действуя вопреки всем моим запретам и уговорам, что я теперь всегда очень внимательно прислушиваюсь ко всему, что она говорит. Это не мешает мне по-прежнему настаивать на своем и быть самым главным. Раньше мы вели счет своим победам, но потом поняли, что в конечном итоге, кто бы ни победил, выигрываем мы оба. Вот и все. — Серьезно сказал Черный Дракон. Подумал и добавил гораздо веселее. — Но это нисколько не останавливает нас в спорах по мелочам.

— Нам с Тиа придется сильно постараться, чтобы так было и у нас.

— Ты знаешь конечную цель и ведешь вас обоих, Корвин. Ты и никто другой. А жене позволь выбрать дорогу и сделать ее легкой и приятной для вас обоих. Проиграй в мелочах, но выиграй в главном.

— Хм, такой подход мне нравится гораздо больше!

— И еще кое-что напоследок.

— Да?

— Всегда помни одну важную вещь. Вас с Тиакаэль связывает истинная любовь. Не позволяй никому и ничему вставать между вами. Только когда вы будете уверены друг в друге на сто процентов, ты сможешь удержать в руках и власть, и любовь. В любом другом случае выбор между ними может стоить тебе слишком дорого.

— Я запомню все, что ты мне сказал, и расскажу об этом Тиа. Она должна знать это.

— Я рад это слышать, ты понял меня абсолютно правильно. А теперь предлагаю вернуться к твоему черному цвету. Его еще надо заслужить. Если продержишься против меня пять минут, останешься таким, как есть. Если нет, снова станешь Золотым. Готов?

— Конечно, Властелин!

Диана сидела на шее Доминика, раскинувшего золотые крылья и дрейфующего в звездном течении, и смотрела на битву Черных Драконов. Золотой беспокойно зашевелил головой, увидев, как Властелин молниеносным движением вцепился в шею ловкого и быстрого Черного Дракона, почти в половину меньше него размером.

— Очень интересно. Кристоф решил оторваться напоследок и откусить моему сыну голову за наглость?

— Да ладно тебе, Корвин у тебя тоже не промах. Смотри, как цапнул графа за крыло. Наверняка сломал.

— И сколько они уже друг друга мутузят?

— Почти пять минут. Надеюсь, что этого будет вполне достаточно для показательной порки. Бедные Драконы так за Корвина переживают. Для них это все по-настоящему.

— Да уж, Диана. Вы трое скоро вообще ничего всерьез воспринимать не будете. Масштаб не тот.

— Хочешь, мы тебя тоже как-нибудь обгрейдим, и ты будешь круче нас всех, вместе взятых?

— Нет уж, спасибо. Я богом быть не хочу. Моя жизнь человека — оборотня меня вполне устраивает.

— Я рада это слышать, Дом. Правда. Хоть кто-то в нашей компании сможет если что нас всех образумить.

— Я не уверен, что вы меня услышите, но я буду стараться. — Рассмеялся Доминик. — О, похоже битва подошла к концу. А неплохо Корвин потрепал нашего Властелина! Прямо душа радуется.

— Пойдем обратно. Финальная сцена должна пройти с полным набором участников, не забыл?

Кристоф стоял на площадке, обнимая Диану и глядя на пятерых людей, склонивших перед ним головы.

— Сегодня я принял клятву верности от Черных Драконов. Отныне и во веки веков вас будет пятеро Первых. Теперь только от вас зависит судьба ваших родов. Никогда не забывайте об этом.

Он взмахнул рукой, и на правом ухе Корвина и Тиа появились тонкие, замысловато-витые золотые пластинки. Все пятеро подняли голову и посмотрели на стоящих напротив них богов, прощаясь. Ангел, держащий в руках Принцессу. За его правым плечом Повелитель Стихий, за левым Высший Оборотень. На секунду мир моргнул и они исчезли.


Россия, Лысая гора, база Холта, 7 января 2029 года

Алекс сидела в закутке под гипердвигателями и отчаянно скучала.

— Сколько можно прощаться? Это же просто ужас какой-то! — Ворчала она себе под нос. — Уже восемь вечера, а на корабле только Изабель. Кто же начинает путешествие на ночь глядя?

Кто рано встает, тому Бог подает, а они! Тьфу. И откуда только столько желающих попрощаться нашлось, непонятно. Особенно с Ангелом и Принцессой. Странно. Может, я поторопилась с выводами об их холодности и неприступности? Вон как привидение дворецкого Жака и граф обнимались, у всех аж слезы на глазах выступили. А Себастьян, их любимый дизайнер, так вообще чуть Диану в слезах не утопил, хорошо хоть Дом пришел и ее спас. Правда, потом пришлось спасать уже его, но это не важно. Оказывается у них столько друзей, которые действительно любят и уважают их всех четверых… Но Ангела с Принцессой больше всех. Непонятно. Хотя если вспомнить, что устроили фанаты Доминика вчера вечером, когда он объявил по телевидению, что заканчивает карьеру и отправляется в длительное путешествие, то он богов переплюнул. По количеству и накалу страстей поклонников-то точно. Кто бы мог подумать, что фанатки могут быть такимиопасными!

Алекс передернула плечами, вспоминая, как они только с помощью друзей Доминика из ФБР смогли в целости добраться до Нижнего дома и успокоить собравшийся народ. А потом, как настоящие спецагенты и шпионы вместе с самим главой агентства Хутчем, выскользнули через тоннель в горах и сбежали. Алекс выпрямила затекшую ногу и собиралась было встать, чтобы немного размяться, но услышала голоса и замерла.

— Дом, ну хватит уже. Она наверняка сейчас сидит где-нибудь в самом темном подвале замка Корвина и рыдает в три ручья. — Сказала Диана, лихорадочно придумывая повод, чтобы не дать ему обшарить Голландец.

— А я говорю, что-то с ней не так. Алекс должна была плакать, истерить и уговаривать меня остаться. Но она ничего из этого не сделала, понимаешь? Значит, на корабле заяц.

— Послушай, так мы вообще никогда никуда не улетим. Время почти ночь, а нас не должно было быть здесь уже сегодня в обед. Ты же просмотрел все отсеки корабля по мониторам и ничего не нашел.

— Нужно проверить все лично. — Уперся Дом.

— Так, хватит, Доминик. — Вмешался Кристоф по громкой связи. — Ты мне нужен на мостике. Для твоего спокойствия Голландец прочешут Диана и Макс.

— Что? Кристоф, ты серьезно? — Для вида возмутилась Миледи. — Вот ведь черт! Я тебе это припомню, Дом!

— Я буду смотреть, чтобы вы не отлынивали и проверили все закутки. — Мрачно сказал он. Диана демонстративно заглянула в первый же отсек и не заметила слишкомтолстый слой пыли, собравшийся в дальнем конце комнаты.

— Никого.

Дом тяжело вздохнул и ушел на командный мостик. Макс и Диана честно обшарили весь звездолет, но так никого не нашли.


10-ый Галактический сектор, Летучий Голландец, 8 января 1 485 358 года

Кристоф сидел в рубке уже больше двенадцати часов совершенно один, смотрел на звезды и наслаждался. Он совсем забыл, что значит слушать Вселенную. Это удовольствие было доступно только Высшим, и Странник знал, что Изабель сейчас, так же как и он, вспоминает давно забытые умения и радости, окончательно возвращаясь к жизни. Ему было так хорошо и спокойно, как никогда в его бытность Создателем. Первый восторг прошел, Кристоф задумался над причинами своего полного блаженства и вдруг понял, что теперь в нем нет одиночества, которое всегда было неотъемлемой его частью. Эта мысль повлекла за собой другую. Раз нет одиночества, то почему за все это время он ни разу не вспомнил про Диану и Макса? Ведь на Земле беспокойство за любимую и друга поселялась в нем сразу же, как только за одним из них закрывалась дверь. Это настораживало, и Кристоф, прислушиваясь к себе, понял, что не хочет таких перемен. Лучше волноваться за дорогих ему людей, чем наслаждаться звездами в полном покое. Он развернулся в кресле, собираясь пойти к любимой, и замер.

Недалеко от него, почти скрытые выступом смотрового окна, на полу спали Макс и Диана. Князь лежал на узком ядовито-зеленом туристическом матрасе, явно не помещаясь на нем своими широкими плечами и обняв свернувшуюся на нем клубком и завернутую в плед Диану. Кристоф прикрыл глаза рукой и постарался взять себя в руки до того, как бушевавшие в нем эмоции разбудят самых дорогих и любимых ему людей. Они пришли проверить, как у него дела, и не стали мешать, устроившись недалеко просто на всякий случай. Вот почему не было одиночества. Даже не зная, что они рядом, Странник чувствовал их присутствие на таком глубоком уровне, что это уже невозможно было осознать.

Легкая рука прошлась по его плечу, взъерошила волосы, а теплые губы поцеловали в макушку. Любимая.

— Надеюсь, это не мы с Максом вернули тебя из звездных далей? — Спросила она его, но он еще не был готов разговаривать и только отрицательно покачал головой. Крепко обнял и прижался щекой к ее груди, слушая, как бьется сердце. Диана замолчала и, по старой привычке начала гладить его по широким плечам и спине.

— Покажи мне, — едва слышно попросила она и Кристоф забрал ее в себя, чтобы любимая смогла в полной мере почувствовать все, что он переживал сейчас, и увидеть невероятную красоту космоса его глазами.

— Эй, куда это вы собрались без меня, а? Я на труп Дианы смотреть не хочу, меня от этого зрелища каждый раз наизнанку выворачивает! — Услышали они веселый голос, Кристоф на секунду вернулся, протянул ему руку и забрал Макса с собой.

Через пару минут звук упавшего тела заставил Странника вернуть обоих обратно, а на пороге рубки возник взъерошенный Доминик.

— Что случилось? Почему я не чувствую Диану? — Спросил он, увидел приходящих в себя друзей и без сил опустился в первое попавшееся кресло. — Вы трое просто чудовища! Сколько раз я вам говорил, что меня надо предупреждать о таких выходках заранее. У меня слабое сердце!

— Врешь ты все, Дом. Ты еще и не такое переносил, и ничего! — Сказал Макс окончательно приходя в себя и поднимаясь с пола. — Кристоф, в следующий раз, если соберетесь далеко и надолго, или берите с собой, или предупреждайте. Что я за вами, бегать должен? И бережно обращайтесь с моим телом, оно мне дорого, знаете ли.

— Прости, в отличие от тебя, длины моих рук не хватает на вас двоих одновременно.

— А теперь врешь ты, Кристоф, — ехидно глядя на них, сказал Дом. — Просто Максу надо как следует прижаться к Диане, ну, вы понимаете, о чем я, и тогда твоим рукам все будет в самый раз.

— Ты неисправим, похабник, — усмехнулся граф, подыскивая подходящий предмет, чтобы запустить им в Доминика, но ничего не нашел. Обидно. Зато нашел Макс, и Оборотень едва успел увернуться от летящей в него бутылки с водой. А вот Изабель, вошедшей в рубку в такой неудачный момент и не ожидавшей подвоха, досталось бы гораздо больше, не будь она Творцом. Злосчастный снаряд пролетел сквозь нее и укатился в коридор.

— Это вроде как добрый день? — Прищурилась Изабель.

— Это он во всем виноват! — Указали друг на друга Макс и Доминик.

Вполне себе нормальное начало дня для их ненормальной компании.

— Макс, слышишь?

— А?

— Тебе не кажется, что наш заяц слишком долго не вылезает из норы? Я вся извелась от нетерпения!

— Диана, спорим, она просидит в укрытии еще шесть часов! Тогда будут ровно сутки, как мы стартовали с Земли.

— Принимаю! Не выдержит Алекс столько. Еще максимум три часа и придет сдаваться. Надеюсь, она подумала о еде для себя? Дом нас просто порвет, когда узнает, что мы позволили ей просидеть столько времени голодной.

— Думаю, Дракообо всем позаботился.

Диана и Макс сидели у одного из обзорных экранов в кают-компании. Кристоф и Дом начали тестировать все системы корабля и выгнали их с капитанского мостика, чтобы не мешались под ногами. Изабель грустила и переживала из-за Тора, чувствуя, что у него неприятности, но они ничем не могли помочь ему прямо сейчас. Она получила порцию сочувствия и уверений в том, что все будет хорошо, и ушла страдать в свою каюту.

— Мне скучно, — сказала Диана, — надо придумать, чем заняться те десять часов, что остались нам до Рахаса.

— Мы можем пойти в зал и потренироваться. — Лениво предложил Макс. Звезды на панорамном экране завораживали и делать ничего не хотелось.

— Не интересно.

— Можем сыграть партию в трехмерные шахматы.

— Макс, у нас с тобой никогда не хватало терпения на то, чтобы доиграть хоть одну партию до конца. В них толком могут играть только Изабель и Кристоф. И Доминик, чего я никак понять не могу. У него же терпения ни на грош, а поди ж ты!

— Он из вредности и не на такое способен. Помнишь, какое было лицо у Кристофа, когда он Дому проиграл?

— О да! Мы с тобой так радовались за Доминика, что граф с нами потом полдня не разговаривал.

— Ему полезно иногда проигрывать, так, для профилактики. — Улыбнулся Макс. Они с Домом потом еще месяц отмечали это событие, ударившись в жестокий загул по Отражениям.

— Может, пойдем, проведем парочку экспериментов?

— И разнесем Голландец к чертовой матери? Я против.

— Да ладно тебе. Можно попробовать построить математическую модель моего умения делать Черные дыры. Если я смогу делать это осознано, то стану ужасным мега-монстром.

— Хм, ну разве что математическую модель… И никаких практических испытаний.. — Задумался Макс. Это было интересно.

— Клянусь. — Преданно глядя ему в глаза, сказала Диана. Он тяжело вздохнул и понял, что ближайшим от них галактикам скоро не поздоровится.

— Дом, а ты не знаешь, чем сейчас заняты Макс и Диана? — Спросил Кристоф. — Прошло уже почти шесть часов, как мы выгнали их с мостика, а они до сих пор не пришли и не начали нам мешать.

— Мда, это настораживает. Сейчас посмотрим. — Сказал Дом, отрываясь от мониторов с показателями работы всех четырех двигателей, и включил режим поиска на одном из экранов. — Ага, вот они. Это лаборатория. Интересно, а что это за модель, которую они просчитывают?

— Хм, ну-ка дай взглянуть. — Кристоф подобрался ближе к креслу Дома. — Это же Черная дыра. Странный выбор. С чего бы это вдруг?

— Как раз с этим все понятно. Ты же знаешь, что если Диана слишком сильно нервничает, то может их создавать сама, так что..- сказал Доминик и запнулся на середине предложения, увидев, как изменилось лицо Кристофа. — Что, ты не знал?

— Нет.

— Перед тем, как Диана впала в кому от тоски по тебе, тогда, много лет назад, она заставила меня запихнуть ее в скафандр, выкинуть в космос, исчезнуть на гипердвигателях на пять минут, а потом забрать ее обратно. Я не посмел ей возражать, сделал, как она сказала, а когда вернулся, то еле успел выдернуть ее из Черной Дыры.

— Я этого не знал. — Грустно сказал Кристоф, передергиваясь от одной только мысли о тех временах, когда они с Дианой были по отдельности. Он задумался, переваривая полученную информацию, объяснения которой, как и некоторым другим способностям его дорогой жены, не было, и тут же вскочил, чуть не сбив с ног Доминика, поднявшегося одновременно с ним.

— Они собрались устроить эксперимент! — Озвучил общую мысль Кристоф. — Их надо остановить!

Переглянулись и бросились в лабораторию.

— Макс, хватит придуриваться. Мы все рассчитали и перепроверили на сто раз. Это будет всего лишь микроскопическая модель, вот и все.

— Мне не по себе. А вдруг мы ошиблись в расчетах?

— Князь, не беси меня. Если это так, мы увидим это в ходе эксперимента. Ты итак заставил меня уменьшить все до немыслимых размеров, и все будет происходить под нейронным микроскопом! Даже если что-то пойдет не так, Черная дыра будет размером с атом, и исчезнет через три секунды после появления.

— Давай позовем Кристофа, пусть все проверит и будет здесь, когда мы начнем.

— Он занят, а ты трус.

— Я не трус, но я боюсь. — Сказал Макс. На самом деле ждать никого не хотелось, но он должен был соблюсти ритуал, чтобы потом Кристоф не мог сказать, что князь ничего не сделал, чтобы остановить Диану. — Ладно, уговорила.

Они начали запускать установку, созданную по математической модели, и Миледи сосредоточилась, чтобы выжать из себя необходимый импульс, когда случилось сразу несколько вещей одновременно.

Во-первых, в лабораторию ворвались Кристоф и Доминик.

Во-вторых, почувствовав неладное, Изабель взяла себя в руки, легким туманом поднялась на мостик и тут же вцепилась в виртуальный штурвал, уводя Голландец с точки выхода чужого корабля из гиперпространства.

А в третьих, в дверях рубки возникла бледная до синевы Алекс и сказала:

— Этот звездолет полон зомби и еще чего-то живого, но хуже них в сотни раз.

Непонятно почему, но это услышали все, кто был на Голландце, и отреагировали соответственно.

Кристоф растворился в пространстве, в очередной раз совершая невозможное со своим телом, и возник на мостике, включая максимальный режим маскировки и беря управление кораблем на себя.

Доминик превратился в птицу и прибыл в рубку через две минуты после Кристофа. Занял свое место и начал прокладывать маршрут для гиперпрыжка до Рахаса.

Изабель с максимальной скоростью изучала существ, управляющих огромным звездолетом, чадящим двигателями без поглотителей и оставляющим за собой страшный светящийся ионный след.

Алекс с ужасом смотрела на проплывающий прямо рядом с ними корабль-монстр, полный ходячих трупов. Гроздья человеческих черепов, непонятно как державшихся на борту, складывались в название: «Разрушитель».

А Макс попытался остановить растерявшуюся Диану, но не успел.

— Ой! — Сказала она, вскидывая руку в сторону модели. Князь подхватил установку, закинул в специальную капсулу, выводящую содержимое прямо в космос, и нажал на кнопку. Диана посмотрела на Макса, и они бросились на мостик.

Хлоп! Мир моргнул и глаза всех, кто был на капитанском мостике, обрадовала своей жуткой не жизнью гостеприимная Черная Дыра, заменив собой огромный мерзкий корабль.

— Плавали, знаем! — Хладнокровно сказал Доминик, и Летучий Голландец нырнул в ее бесконечные глубины, в последний момент включая гипердвигатели.

Глава 16. «Сюрпризы или добро пожаловать в ад»

8-ой Галактический сектор. Летучий Голландец. Орбита планеты Рахас. 9 января 1 485 358 года

Макс и Диана влетели в рубку и тут же остановились. На мостике царило напряженное молчание, а за обзорным окном переливалась тусклым серым цветом планета Рахас.

— Я рад, что все мы здесь собрались, дорогие друзья. — Сказал Кристоф совершенно нейтральным тоном и ситуация на мостике резко поменялась. Доминик метнулся к Алекс и крепко схватил за шкирку.

— Какого черта ты тут делаешь!?!? — Зарычал он на нее, сверкая золотыми глазами с таким бешенством, что Алекс испугалась по-настоящему. В таком гневе она его еще не видела.

— Пап, ну не злись. Я же хотела как лучше! — Робко сказала она, но Дом встряхнул ее так, что зубы клацнули.

— Лучше? Я тебе сейчас такое устрою! Мать тебя в детстве не порола, так я сейчас это исправлю.

— Папа, ну прости, я же не думала, что тут тоже мертвецы будут! И потом, должен же кто-то о тебе заботиться, ты без меня пропадешь.

— Какая заботливая дочка, вы только посмотрите на нее! Ты головой думать когда научишься? Помощница! Из-за тебя нам сейчас возвращаться придется. — Гнев Дома, как всегда, спадал так же быстро, как и появлялся.

— Не придется, ты мне сам рассказывал, что у вас топлива не хватит туда-сюда по Секторам скакать без дозаправки.

— Да что ты говоришь!? И в кого ты такая умная, интересно? А о своей безопасности ты подумать не удосужилась, не так ли?

— Глупости какие! Ну кто лучше тебя и твоих самых крутых в мире друзей сможет меня защитить? — Возмутилась Алекс, расстегивая последнюю пуговицу и выпадая из хламиды, за которую ее держал Дом. Но он не дал ей сбежать и крепко прижал к себе.

— Ага, конечно, теперь в ход пошла лесть. Не выйдет, Александра. Мы возвращаемся, даже если для этого придется тащиться со скоростью черепахи, понятно тебе?

— Только время зря потратим. Я все равно сбегу и отправлюсь искать тебя. Только уже в одиночку.

— И за что мне такое наказание? — Риторически спросил Доминик, окончательно успокоившись и размышляя над тем, что же теперь с ней делать.

— Я не наказание, я подарок, Дом. Ты же сам мне так говорил. — Сказала Алекс и спрятала лицо у него на груди.

Дом задумчиво провел рукой по темноволосой голове и только тогда понял, что все время пока они ругались, она называла его папой, это раз. И никто кроме них ни слова не сказал, это два. Понимание того, что его провели, заставило его перевести взгляд на тех троих, что наверняка знали планы Алекс и не сделали ничего, чтобы ее остановить. Диана с невинным лицом сидела на коленях у невозмутимого Кристофа, а Макс, широко ухмыляясь, стоял позади них, положив руки им на плечи. Ага, понятно. Пристроил дочку, злодей! С ним он позже поговорит, без свидетелей.

— Доминик, поправь меня, если я ошибаюсь, но Александра ведь дочь Макса, разве нет?! — Спросила Изабель, воспользовавшись паузой и с интересом следя за развитием событий. Похоже, она много пропустила, переживая за Тора последние пару дней, так сильно, что на все остальное времени оставалось очень мало.

На мостике повисло звенящее молчание. Никто не хотел начинать разговор первым.

— Мы можем молчать до бесконечности, но у нас на повестке дня есть еще кое-кто с гораздо большими проблемами. — Взял все в свои руки Кристоф.

— Вы знали и ничего не сделали, чтобы ее остановить! — Для начала возмутился Доминик, глядя на троицу.

— Я догадывался, а Макс и Диана содействовали. И даже спорили. — Сдал подельников Кристоф.

— Что? И на что вы поспорили?! — Посмотрел на них Дом.

— На то, что Алекс назовет тебя отцом при мне сразу, как только тебя увидит. — Сказал Макс и широко улыбнулся. — На этот раз я рад, что проиграл.

— О чем вы только думали? — Беспомощно покачал головой Доминик. Слова Макса окончательно выбили почву из под ног. — Кристоф! Почему ты им не помешал?

— Мы думали о тебе, друг мой. — Ответил граф и посмотрел на него черными глазами. — Я обещал тебе, что однажды мы что-нибудь придумаем, чтобы тебе помочь, помнишь? Алекс не было в наших планах, но она нужна тебе, а значит, будет с тобой столько, сколько ты захочешь.

Доминик молча смотрел на него. Черт возьми! Все эти годы супруги так и не оставили свою безумную затею найти способ и избавить его от любви к Диане. Он не хотел ничего менять и давно смирился, а они все еще продолжают искать! У него просто не было слов.

— Ангел, ты так говоришь, будто я вещь какая-то! — Возмутилась Алекс. — Я, конечно, подарок. Но не в буквальном же смысле!

Кристоф перевел на нее свои черные глаза, и она замерла.

— Доминик мой друг, самый близкий нам троим человек, а с тобой я даже не разговаривал ни разу толком. Для него я готов сделать многое, для тебя ничего. Ты здесь только потому, что нужна ему. И если Дом скажет, что ты ему мешаешь или больше не нужна, я тут же выкину тебя в открытый космос, можешь даже не сомневаться, подарок. И никто меня не остановит, даже Макс. Понятно?

— Да. — Алекс смотрела в холодную черную бездну и понимала, что Ангел говорит чистую правду.

Дом и Макс попытались было вмешаться, но поняли, что не могут сказать ни слова.

— Я позволил тебе поиграть в шпионов только один раз. Второго не будет. Если Доминик погибнет по твоей вине или спасая тебя, ты умрешь следом за ним. Я тебе это гарантирую. Помни об этом каждый раз, когда тебе захочется приключений. — Сказал Ангел, Принцесса встала с его колен и подошла к Алекс, глядя прямо в душу безжалостными серебряными глазами.

— Если Дом будет страдать из-за тебя, ты будешь мучиться в десять раз сильнее. Это тебе обещаю уже я. — Убедилась, что ее услышали и поняли правильно, и снова вернулась к Ангелу.

Алекс собралась с силами, чувствуя горячую руку Доминика на своем плече и видя ободряющий взгляд Макса.

— Я вас не боюсь. Вы только притворяетесь жестокими и холодными. Иначе бы Дом не любил вас так сильно. Как и вы его. — Сказала она, увидела, как дрогнули в намеке на улыбку уголки идеального рта графа, и добавила. — А с тобой, Ангел, мы поговорим отдельно.

Кристоф не выдержал и рассмеялся.

— Доминик, она точно твоядочь. Так нагло хамить мне, при этом оставаясь в живых, можешь только ты.

Гнетущая атмосфера развеялась за пару секунд, и Алекс почувствовала, как расслабляются мышцы теперь уже официального отца под ее щекой.

— Это да. Принципиально вопрос с Александрой решен, и теперь я предлагаю поговорить о более интересных вещах. Например, о странных Черных Дырах и жутких звездолетах из фильмов ужасов. — Перевел стрелки Дом. О правилах общения со звездной парочкой он с Алекс поговорит чуть позже и наедине.

— Это вы во всем виноваты! — Тут же сказала Диана. Как известно, лучшая защита это нападение.

— Да ну!

— Конечно! Мы собирались провести научный эксперимент. Все рассчитали, сделали модель, и когда я сосредоточилась, чтобы послать оооочень маленький импульс, вы ворвались в дверь так, будто за вами гнались все гончие Ада! От неожиданности я слегка перегнула палку, но Макс успел выкинуть модель в космос и случайно попал в корабль.

— Князь, оказывается, ты спас нам жизнь? — Насмешливо посмотрел на него Дом. — Как ты вообще согласился на участие в заведомо провальном эксперименте?

— А у меня был выбор? Диана все равно бы его провела, вы же знаете! К тому же, нам было скучно.

— Отличный аргумент, Макс! — Недовольно посмотрел на него Кристоф, понимая, что друга надо не ругать, а благодарить. Как всегда.

— Я понял, что вы хотите сказать мне спасибо, но стесняетесь, — рассмеялся Макс, угадывая все по глазам графа и улыбке Доминика.

— Кристоф, я так полагаю, что с женой ты разберешься сам и чуть позже. — Вмешалась в разговор Изабель. — Гораздо важнее для нас сейчас этот корабль. Я изучила тех, кто там был.

— И?

— Мне очень жаль вас огорчать, но у нас серьезные неприятности. Эти твари на звездолете такие же, как и те, что были в том Отражении, которое ты уничтожил, Кристоф. Хуже всего то, что ими управляют живые. Но они чужие нам. На «Разрушителе» было больше миллиона существ, и ни у одного из них не было души. Даже у живых.

— Какого черта тут произошло за те двадцать лет, что мы наслаждались жизнью? — Покачал головой Дом. — У меня только один вопрос. Откуда эти мертвецы взялись? Целый миллион!

На секунду в рубке повисла тишина, а потом все, не сговариваясь, посмотрели на Рахас.

— Интересно… А как далеко распустила щупальца эта инородная дрянь? Может, мы давным-давно опоздали, и воевать нам придется только с армией мертвецов, потому что все живые теперь это просто легенда? — Мрачно сказал Макс, автоматически потирая укушенное зомби плечо.

— Не преувеличивай. Мы уничтожили «Разрушитель» в 10 м Секторе, а Рахас в 8 м. Сейчас закончим разборки, спустимся и все узнаем. — Бодро сказал Дом, разворачивая Алекс к выходу. — А ты детка, иди и устраивайся в соседней с моей каюте. Скажи спасибо, что мы их добавили. А то бы спала на коврике у двери.

Кристоф дождался, когда радостная Алекс убежит устраиваться на новом месте, и обвел всю компанию холодным взглядом.

— Изабель сказала все правильно. Вопрос только в том, кто этих тварей создал. Они не могли зародиться сами, это очевидно. А главное, зачем?

— Вариантов очень мало, — задумалась Изабель. — Это кто-то из Высших. Но я скажу вам так. Ни один, даже самый сумасшедший и талантливый Творец никогда не будет создавать нежить. Мы может творить по-разному, и иногда то, что получается в итоге отвратительно, кровожадно и безобразно, но оно живое и у него есть душа, будь то вампир или ангел. Даже если у него нет сердца и температура тела ниже абсолютного нуля. Так что Творцы отпадают. Остаются Создатели.

— Да. Знаете, что-то было в этом корабле знакомое мне, но не как Создателю. Я не могу объяснить. На секунду мне показалось, что только я один и знаю тех, кто стоит за этими бездушными монстрами. Такое безобразие не мог сотворить даже Общий Разум. Основополагающий закон нашей Вселенной это наличие души, и нарушить его невозможно. Я так думал. — Сказал Кристоф.

— А не мог это быть кто-то третий? — Спросила Диана. — Вы же сказали, что они чужие нам. Может, это гости из соседней Вселенной?

— Принцесса, ты настоящая блондинка, — добродушно улыбнулась Изабель. — Вселенная только одна, на то она и Вселенная.

— Но насчет того, что в дело вмешалась третья сила, Диана может быть права. — Нахмурился Кристоф. — Я стараюсь контролировать вероятности и в них ничего не изменилось даже тогда, когда мы чуть не погибли в точке выхода «Разрушителя» из гиперпространства. Они не подчиняются и этим законам тоже.

— То есть, в случае с ними, на удачу можно не рассчитывать? — Расстроился Дом.

— Не совсем так. Удача нужна нам, и с этим все в порядке, другое дело, что я не смогу никак на них повлиять. Ну, например, свести вероятности так, чтобы в конце концов они сожрали друг друга, у меня не получится. — Ответил Кристоф.

— Нам придется быть очень осторожными. Один укус и человеку конец. — Хмуро сказал Макс, опять потирая плечо. — Возможно, у меня и у Дианы будет небольшой иммунитет, но не факт. Что будет с вами, Высшие, совершенно не понятно.

— Зомби могут прокусить пластик? Железо? Что-то подобное?

— Нет. В этом плане нам повезло. Но мы же не будем все время разгуливать в неудобных скафандрах!

— Нет, но защита не помешает. На Рахасе найдем каждому экзоскелет, он поможет ускорить наши реакции и защитит большую часть тела. Нам придется заправиться здесь, как мы и планировали. Х-топливо на исходе, обычного нам хватит не больше, чем на сектор, а моя ближайшая база находится в 4 м Секторе, и скорее всего пуста. Возможно, на одной из трех станций что-то и осталось, но рисковать не стоит. Тем более, что там, по узорам Тора, должны быть его дети и Рыцарь Джед.

— Что, серьезно? Вот это да! Кристоф, а почему ты нам не сказал, что у Нуми-Торума есть дети? — Возмутилась Диана. Изабель молча смотрела на него изумленными глазами.

— Я просто не обращал на это внимание, правда! Можно сказать, я не знал. Я могу видеть рисунок Тора только когда событие либо уже произошло, либо случится вот-вот. И то, если специально этим займусь.

— Издеваешься?

— Изабель, не смотри на меня так! Как же вам объяснить!? Это как… представьте, что вы создали огромный звездолет, летите на нем и контролируете движение, и даже не задумываетесь о крохотном винтике в самом сердце двигателя. Он очень мал, и в то же время очень важен, но если вы будете думать только о нем, все остальное просто развалится.

— Ты говоришь так, как будто рулишь всем миром, Кристоф. Это несколько напрягает. — Поежился Доминик.

— Я управляю только вероятностями, друг мой. Мало того, они ведь не принадлежат мне, в игру в любой момент могут вступить другие игроки. — Ответил Странник, но что-то в предположении Дома было такое… такое правильное, что он решил обязательно подумать об этом как следует, когда будет свободное время.

— Предлагаю закончить теорию и перейти к практике, — сказала Диана. — Но прежде, ты все-таки ответишь на вопрос про детей Тора.

— Они двойняшки, им почти 18. С ними серкон и Рыцарь. Насколько я понял, они почти добрались до одной из трех моих станций. Тор молодец, умудрился сделать так, чтобы оба его ребенка смогли получить все полагающиеся наследнику Нуми-Торума привилегии.

— Это ты о чем? — Удивилась Диана.

— В той или иной степени, но у второго ребенка тоже есть Сила Жизни и Света, свобода выбора и возможность влиять на судьбу близких ему людей.

— Как интересно, а они оба мужского пола?

— Нет. Наследник и его сестра. — Ответил Кристоф, удивленный такой настойчивостью в расспросах. Увидел, как загорелись глаза Дианы после его ответа, и понял, что в ее голове родился очередной Гениальный План. Этого еще не хватало!

— Это самый счастливый день в моей жизни, — сказала Диана, чем повергла окружающих в полный шок. — Кристоф, теперь я знаю, что нам нужно делать!

— Это ты о чем, любимая? — Осторожно спросил он, зная, что в таких случаях главное не дать ей закрыть рот до того, как она передумает рассказывать. Иначе последствия будут просто катастрофическими. Но Диана уже пришла в себя.

— Не переживая, родной. В этот раз в моих подельниках будешь ты сам.

— Ого! А как же я? — Спросил Макс, как и все, заинтригованный по самое не могу.

— Я посмотрю на твое поведение. На самом деле это дело касается очень маленького круга существ, так что не переживайте. Тем более, что в этот раз, если Кристоф скажет нет, я не буду ему перечить. Я обещаю. — Совершенно серьезно сказала Диана, и увидела, как расслабились все присутствующие.

— На этой многообещающей ноте предлагаю закончить. Сбор на мостике через час. Собирайтесь без фанатизма, но по-серьезному.

В рубке остался только Кристоф, совершенно неожиданно получивший разрешение на посадку от подозрительно тихого Рахаса, когда на пороге возникла Алекс.

— Я хочу с тобой поговорить.

— А я нет. — Холодно отрезал Кристоф, не собираясь тратить на нее время, но понял, что придется, когда она без церемоний развернула его кресло и посмотрела на него совсем не детским взглядом.

— За что ты ненавидишь меня?

— Те, кого я ненавижу, умирают быстро и в мучениях. Тебя я просто не люблю.

— За что?

— Глупый вопрос. Из-за тебя чуть не погибли близкие мне люди, ты мала, нестабильна психически и ничего не умеешь, ты подсматривала за мной в душе и прокралась тайком на наш корабль. При возникновении опасности любой на этом корабле сможет постоять за себя так, что мало не покажется никому. Кроме тебя. Мне продолжить? — Сказал Кристоф, не собираясь с ней миндальничать. Если бы не Дом, ноги бы ее здесь не было.

— Я могу помочь!

— Как? — Тут же спросил Кристоф, и она замолчала, не зная, что сказать. Так он и думал. — Твоя задача радовать Доминика и не мешаться под ногами у всех остальных. Понятно?

— Да. — Процедила Алекс, развернулась и, кипя от ярости, пошла в свою каюту. Значит, она бесполезная обуза? Ну, это мы еще посмотрим! В том, что Ангел говорил с ней абсолютно серьезно, она даже не сомневалась. Как и в том, что он убьет ее, если посчитает это необходимым. Только вот покопавшись в себе, Алекс поняла, что совершенно его не боится. И она сделает все, чтобы доказать ему, что он ошибается.

Кристоф проследил, как девица в бешенстве вылетает из рубки. Если бы она могла, то хлопнула бы дверью изо всех сил. Он прочитал ее мысли и улыбнулся. Как бы не развлекались его друзья, передавая ее с рук на руки друг другу, Алекс настоящая дочь Макса. Упрямая, открытая и способная достучаться до его сердца.


8-ой Галактический сектор, планета Рахас, 14 января 1 485 358 года

— Макс, ты пропустил одного. Вон там, справа, видишь?

— Ах, ты, урод! Чтоб тебя разорвало! Ребята, мне это надоело. Мы уже третий день таскаемся по этой планете как мусорщики.

— Дом, осторожнее, вон за тем углом сидит. А мне, думаешь, не надоело? Меня от этих трупаков тошнит!

— Скажи спасибо Кристофу за то, что нам остались только недобитые одиночки, а то бы мы тут так просто не гуляли.

Макс, Диана и Доминик шли по вымершей улице очередного городишки и добивали выжившую нечисть. Как оказалось, на их запрос о посадке ответил вовсе не живой разумный, а самый настоящий ходячий труп. Из живых на планете был только пожиратель, контролирующий толпы зомби. Они отбились от первой волны, и собирались начать войну со второй, когда Кристоф сказал, что с него хватит, щелкнул пальцами, и появившаяся волна развеяла нежить в пыль. После целого дня активных поисков и изучения информации выяснилось, что жизнь на планете прекратилась совершенно внезапно и буквально за неделю. Баки с Х-топливом в коспоморте были пусты, и вот уже полных два дня их маленькая команда прочесывала планету в поисках брошенных звездолетов в надежде найти в них нужное им топливо. Кристоф и Изабель заперлись в лаборатории и исследовали пожирателя. О методах, которые для этого использовали Высшие, остальная часть команды старалась даже не думать.

Последний городок, который они нашли на этой богом забытой песчаной планете, разочаровал их совершенно. Кроме парочки трупов в нем не было никого и ничего. Они сели в кар, чтобы вернуться на Голландец, когда увидели, что недалеко от них опускается небольшой, но от этого не менее жуткий, корабль пожирателей.

— Господа, есть варианты? — Спросила Диана, внимательно оглядывая городок в поисках убежища.

— Лететь сейчас нельзя, они нас сразу догонят. Портануться здесь мы не можем, это я помню еще по прошлому разу, — начал перечислять Дом. — Остается только выжидать.

— Ребята, а что это они вообще делают? — Сказал Макс, с удивлением наблюдая, как из корабля высыпала целая толпа пожирателей, и они все как один ринулись вглубь городка.

— Не знаю, но мы же не можем пропустить все самое интересное! Надо за ними проследить. — Сказал Дом.

— Может, лучше угнать их корабль, пока они тут разгуливают? А потом из него же их всех и положить. — Предложила Диана.

— Нет уж. Мы не знаем, сколько их там. Как и план корабля. Идем за ними, посмотрим, что они тут вынюхивают. — Закончил дискуссию Макс.

Не прошло и десяти минут, как все стало ясно. Из подвалов одного из домов раздались выстрелы и крики живых существ. Друзья, не медля ни секунды, бросились им на помощь. Как оказалось, убить пожирателя было очень непросто, и им понадобились все их умения, чтобы одолеть отряд из тридцати единиц. Через двадцать минут все было кончено и из подвала выбрались последние уцелевшие. Двое людей, четверо даманов и бангалор.

— Надо уходить отсюда, на корабле пожирателей скоро поймут, что что-то не так, и придут проверить. — Сказал Макс, вызывая Кристофа. Они отлично замаскировали Голландец, но сейчас было уже не до шуток.

— Что он сказал?

— Будет здесь через десять минут.

— Господа, позвольте сказать? — Вмешался в разговор бангалор. — К сожалению, у нас нет этого времени. Если команда пожирателей не возвращается через полчаса на их корабль, то он уничтожает все в округе под корень.

— Так, это уже хуже. Диана, ты ведешь кар, Дом, обернись какой-нибудь жуткой хренью и лети рядом, потому что места на всех не хватит. Все вместе освобождаем грузовой отсек, быстро!

Через пару минут кар взмыл в воздух, не сильно отрываясь от земли, и на максимальной скорости устремился навстречу Голландцу.

Кристоф понял, что у Дианы неприятности за пару минут до вызова Макса, и поэтому, услышав ожидаемую просьбу, тут же поднял звездолет в воздух. Плохо было то, что ребята были на другой стороне планеты, а уничтожать пожирателей так же, как зомби, не удавалось. Жутко чадящий звездолет нечисти он увидел, едва перевалил через горный хребет. И чуть не поседел от ужаса, глядя на кар, танцующий прямо перед носом страшного корабля. Его люк открылся, и он начал наращивать скорость, заглатывая маленькую машинку в свое брюхо. Кристоф заледенел и услышал, как благодаря Изабель, заработали орудия Голландца, отвлекая на себя внимание. Кар совершил немыслимый пируэт и взвился вертикально вверх, искря по обшивке корабля пожирателей. Невероятный трюк! Кристоф подхватил машину друзей открытым люком своего корабля и на секунду включил звездный двигатель, превращая звездолет нежити в кипящий кусок металла.

Через десять минут, вернув Голландец на прежнее место и убедившись, что в ближайшее время сюрпризов не ожидается, Кристоф спустился в кают-компанию. Спасенные сидели за столом и уплетали принесенную им Драко еду. При виде него они разом перестали есть и попытались упасть на колени, но так как сидели за столом, то это им не удалось. Он понял, что переборщил с подавлением эмоций и постарался стать чуть более человечным. Перевел взгляд на целую и невредимую Диану, слегка поджаренного лучами бластеров, но уже полностью восстановившегося Макса, и невозмутимого Доминика и потеплел. Невозмутимого? Снова вернулся к нему взглядом и понял, что тот едва стоит на ногах. Чертов актер! Герой недоделанный!

— Доминик, немедленнонайди нашего доктора. Некоторым здесь присутствующим может понадобиться ее помощь. Быстро. — Дом на секунду облегченно прикрыл глаза, и, не поворачиваясь к ним спиной, исчез.

— С вами все в порядке, Миледи, Князь?

— Да, капитан. — Сказал Макс, и Кристоф по его голосу убедился, что так оно и есть. На Диану он старался не смотреть. Никто не должен знать, как она дорога ему. Это может стоить ей жизни. Им всем.

— Хорошо. — Он повернулся к невольным гостям. — Я рад увидеть живых на этой мертвой планете. Сколько вы уже скрываетесь?

— Месяц. — Ответил за всех бангалор. — Мы были на корабле, последнем из тех, что смогли уйти с нашей планеты в 9 м секторе. Мы надеялись, что на Рахасе еще есть жизнь. А когда сели, нежить заполонила корабль меньше, чем за час. Сначала нас было двадцать четыре, тех, что отбились и угнали спасательную капсулу. Но за это время пожиратели прилетали дважды. В результате нас осталось всего семеро.

— Что собираетесь делать дальше?

— Мы хотели попросить вас взять нас с собой. Я понимаю, что у нас нет денег, чтобы вам заплатить, но мы сможем отработать.

— То есть?

— На любой нормальной планете мы найдем работу и в течение года отдадим вам ту сумму, что вы назовете.

— Я подумаю. — Холодно сказал Кристоф. Перевел взгляд на Макса. — Князь, ты нужен мне на мостике. Миледи, размести разумных в десятой каюте. К вечеру я решу, что с ними делать. Драко, ты за них отвечаешь. Они могут находиться либо в своей каюте, либо здесь и нигде больше. Любой, кто нарушит мое предписание, умрет.

— Да, сэр. — Сказал Драко. Кристоф окинул их взглядом и вышел, сдерживая желание руками, а лучше губами удостовериться, что с Дианой все в порядке. Замешкался, но выходящий следом Макс мягко подтолкнул его в спину, и дверь за ним закрылась.

— С ней правда все в порядке. Дом прикрыл ее собой. Что будем делать дальше?

— Обшарим планету на предмет выживших. Я попрошу Изабель, она сможет это сделать достаточно быстро и безопасно для себя.

— Надеюсь, ты не собираешься оставлять этих несчастных здесь? — На всякий случай поинтересовался Макс и почувствовал, как обиделся Кристоф. — Прости, прости, но ты был так убедителен… и собираешься заставить их оплатить проезд.

— Обязательство перед нами заставит их быстрее прийти в себя и начать новую жизнь.

— Умеешь ты все поставить с ног на голову, граф.

Только после того, как за капитаном закрылась дверь, все смогли вздохнуть свободно.

— Ну у вас и капитан! — Сказал бангалор. — Мурашки по коже. Я таких опасных и высокомерных типов в жизни не видел!

— Он был занят, а вы его оторвали, вот граф слегка и расстроился. — Пояснил Драко.

— Слегка?

— Ага.

— Так, господа, пойдемте размещаться. А то у меня дел по горло. — Сказала Диана, и они послушно поднялись, с любопытством рассматривая ее. — Как вы уже поняли, я пилот этого корабля. Чем быстрее я вернусь на мостик, тем лучше. Граф терпеть не может, когда мы занимаемся не тем, чем должны.

— Да уж, злить такого себе дороже. — Поддержал ее один из даманов, глядя на нее влюбленными глазами. Диана тяжело вздохнула и постаралась выполнить свою часть работы как можно быстрее.

Драко смотрел, как Миледи быстро раскидывает всех по местам, и только диву давался. Он бы час думал, как их здесь уместить, а она все решила за десять минут. И сбежала, оставив на него все остальное. Понятное дело, Ангела успокаивать полетела. Алекс вспомнила его вид, когда он зашел в кают-компанию, и передернула плечами. Тогда, на мостике, Кристоф был с ней просто душкой! А она умудрилась ему нахамить. Дважды. Мда… Драко моргнул, собираясь с мыслями и понял, что в каюте стоит полная тишина, повернулся и понял, что попал.

— Не надо на меня так смотреть! Я у них совсем недавно работаю.

— Драко, пожалуйста, мы же лопнем от любопытства! — Взмолился бангалор.

— Ну хорошо, на пару вопросов я отвечу. Но не на все.

— Миледи, граф и князь. Это же не имена! Кто они такие? Они какие-то, я даже не знаю, другие.

— Так не пойдет, давайте я расскажу, что знаю, а потом вы зададите вопросы. — Сказал Драко.

И сочинил трогательную историю о трех аристократах, чудом оставшихся в живых после того, как их родная планета погибла. Одинокие и неприкаянные, они много лет бороздили Вселенную в поисках нового места, но до сих пор так ничего и не нашли… Несколько лет назад капитан взял себе помощников: Оборотня для охраны и доктора. А совсем недавно они взяли его, чтобы бегал по поручениям, и общался с простыми смертными, потому что сил на разговоры у них уже не осталось.

Народ историей проникся и больше вопросы не задавал..

— Боже мой, дорогой, мне нас так жалко! Нашей планеты нет, поиски зашли в тупик, а надежда скончалась в конвульсиях. Что мы будем делать? — Трагическим голосом сказала Диана, стоя за креслом мужа и восхищаясь тем, с каким мастерством Драко вешает лапшу на уши гостям.

— Для начала, уберемся с этой планеты, а потом, пока мы будем тащиться на обычных двигателях до 7го Сектора, я буду с упорством берсерка возвращать тебе надежду, договорились? — Ответил Кристоф, чувствуя руки любимой на своих плечах. Этого было достаточно, чтобы он успокоился и перестал вести себя как законченный Властелин, пугая окружающих.

— Да, Изабель, а нам с тобой не повезло, и в аристократы мы не попали. Только в слуги. — Сказал Доминик и печально посмотрел на Творца. — Мордой не вышли, наверное.

— Я этого не переживу! Что скажет Тор, когда узнает, что я подрабатывала доктором, чтобы добраться до него?

— Печалька..-Сказал Макс и так тяжело вздохнул, что все рассмеялись. — Доминик, я не знаю, когда ты научил Алекс так играть, но она просто неподражаема!

— Меня напрягает только то, что сейчас она это он. — Сказал Дом.

— Так будет лучше, ты же понимаешь.

— Да, конечно. Но мне от этого как-то не по себе. В свете последних событий, я переселю ее в свою каюту. У меня там две комнаты, так что мы прекрасно поместимся.

— Это правильное решение. Опять же она всегда будет у тебя под рукой. — Поддержал его Кристоф. — Я поставлю ментальный блок на наши каюты и отделю их от остальных. Гости не смогут пройти через него, и это обеспечит нашу безопасность. Тем не менее, теперь на мостике постоянно кто-то будет дежурить. Х-топлива мы насобирали очень мало, мое использовать не будем, мало ли что еще может произойти, так что остаются только звездные двигатели. Мы с Домом, конечно, многое поменяли, но скорость на них все равно никакая.

— До ближайшей приличной планеты нам ползти дней десять, не меньше. — Сказал Доминик, заканчивая расчеты.

— Ужас! И все это время здесь будет целая толпа непонятно кого! У меня уже начинается приступ клаустрофобии. — Сказал Кристоф, получил поцелуй от Дианы и тяжело вздохнул. — Держите их всех от меня подальше. Так сказать, во избежание, договорились?

— Как скажешь, капитан.

Сутки спустя, так больше никого и не обнаружив, Голландец поднялся в воздух и покинул Рахас. Планету, на которой больше не было никого: ни живых, ни мертвых.

Глава 17. «Выбор или немного о благородных даманах»

1-ый Галактический Сектор, планета Саматагор, Бар «Крылья ангела», 7 января 1 485 358 года

Тор сидел в уютной кабинке своего любимого бара и наслаждался покоем и хорошей музыкой. Много лет назад он купил его, чтобы сохранить в нем все так, как было тем необыкновенным вечером, когда Доминик и Принцесса устроили здесь полнейший бардак и подарили посетителям каплю настоящей любви. Той ночью они с Зарой любили друг друга как никогда в жизни, а потом наступило утро, которое изменило все в его жизни навсегда. Его дорогая Звездная Принцесса провела над ним эксперимент, о котором Тор будет помнить до конца своих дней, и показала ему Изабель.

Свобода выбора. Его дар и его проклятие. Две минуты и двадцать лет ожидания. Он сделал свой выбор вопреки всему и всем. И ни разу не пожалел об этом за все это время. Белла. Прекрасная незнакомка, Творец, живущий немыслимое количество лет.

За эти годы он сделал все, чтобы стать достойным ее. Чтобы, не дай Бог, не разочаровать, когда они встретятся по-настоящему. Как же Тор хотел узнать о ней хоть что-нибудь! Но так и не нашел ничего, словно кто-то стер все упоминания о ней специально. Жизнь любого Творца можно было восстановить, если как следует постараться, ведь они навсегда растворялись в своих творениях. А историю своего Бога любой народ так или иначе хранил в своей памяти. Но не ее. Только рассказ Кай Го о поглощении Странника, да пересказ странного разговора Доминика и Принцессы, вот и все, что было у Тора. О каком Создателе они говорили? Как Изабель смогла уговорить его помочь ей? Как они вообще могли так долго работать вместе? Все эти вопросы не давали ему покоя, заставляя переживать. Понимание того, что Создатель давным-давно мертв и к тому же по сути своей не может испытывать никаких чувств, нисколько не мешало ему жестоко ревновать. Ведь тот провел рядом с Изабель столько тысяч лет!

Нуми-Торум нервно махнул хвостом, отгоняя злые мысли. Как же он был благодарен Страннику за его подарок! Вряд ли бы Тор продержался бы столько лет, если бы не это. Через пару недель после того, как он решил все для себя окончательно, они с Кай Го и Цербером ушли на несколько дней в джунгли на тренировку. Все было замечательно и занятие было почти закончено, когда его накрыло видение.

«Он висел невидимым облаком над террасой возле великолепного дома и смотрел на Ангела и Изабель, застывших напротив друг друга.

— Почему ты сказала ему нет? Не вздумай обманывать меня, Эсафаэль! — Спросил Ангел, и сердце Тора сжалось, в ожидании ее ответа. Он понял, что речь идет о нем.

— У него был выбор, а я привязана к этому миру и ничего не могу с этим поделать. Моя душа разрушена. Если Создатели узнают о моем тайном мире, все здесь будет уничтожено. Что я могу дать ему? Я отпустила его потому, что хочу, чтобы он был счастлив. — Ответила Белла, и облегчение и радость прокатилось по Тору волной. „Хорошая моя, ну зачем ты так? Если бы ты только сказала тогда „да“, Белла! В тот момент я действительно мог изменить все так, чтобы не мучить нас ожиданием“.

— Что ты готова сделать для этого? — Уже не Ангел, не Странник, а Властелин пристально посмотрел его любимой в глаза.

Изабель задумалась и замерла. И сердце Тора вместе с ней. А потом она подняла на Властелина взгляд, светло улыбнулась, и Нуми-Торум понял, что его сердце снова бьется, но уже не одно, а вместе и в унисон с ее. Он подлетел совсем близко к любимой и замер за левым плечом Ангела, глядя в ее прекрасные глаза.

— Ради него я готова на все, Властелин. На все, что угодно.

Сказала Белла спокойно и абсолютно уверенно, и Тор потерялся в хлынувшем от нее потоке любви, радости и надежды, становясь легче ветра и уносясь на крыльях любви в небо».

Когда он пришел в себя, то не смог удержать переполнявшее его пузырящееся и искрящееся счастье. Кай Го, попавший под раздачу, еще несколько дней ходил с дурацкой улыбкой на лице, несмотря на все попытки Тора привести его в чувство. Хорошо хоть Зара была занята войной с Цербером, взявшим на себя нелегкий труд по отвлечению ее внимания от них обоих, и не заметила их неадекватное поведение. Целый месяц он летал как на крыльях и улыбался во сне, а потом реальность напомнила о себе без предупреждения, да так, что мало не показалось никому. И ему пришлось собрать все силы, мозги и что там у него еще было, чтобы принимать решения, сражаться и выбирать, выбирать, выбирать. Каждый день, каждый час, каждую минуту, чтобы в конце концов найти тот путь, что сохранил жизнь Заре. Он верил, что когда-нибудь эта же дорога приведет его к Изабель.

Первые три года скитаний вместили в себя столько всего, что остальные семнадцать после них казались безоблачными и лишенными событий напрочь. Погони и преследования, шикарные номера и мрачные клоповники, постоянный анализ, поиски информации и дикое желание попасть домой, в свой родной дворец. Тщательно подготовленное и спровоцированное, но от этого не менее невероятное соглашение с кодаронами. «Зара не лезет в политику, и их никто не трогает». При условии, что Тор лично присматривает за принцессой, добавили пункт к договору кодароны, особенно настаивая на его выполнении. Тогда он ушел в горы на два дня, чтобы заставить себя сделать очередной выбор. А когда вернулся, то едва не передумал, увидев тоскливые глаза Кай Го, понявшего все без слов. Но Высший Лорд уже принял решение, поэтому менять что-либо было поздно. Он пошел к Заре и попросил ее стать его женой, обрекая себя на долгие годы вдали от той единственной, ради которой билось его сердце.

Зара. Его первая любовь и его боль. В тот день Тор сделал непоправимую глупость, поставив на ее разум мощный блок, не позволяющий никому влиять на нее и читать ее мысли. Это было единственным решением, о котором он будет сожалеть до конца своих дней. Тор закрыл ее мысли от себя слишком рано, только вот дошло до него это поздно. Они приехали на Танатос, его родину, и Зара поняла, что все неурядицы и неприятности позади, и перестала бояться и уважать кого бы то ни было. Это стало началом конца. Тор честно старался сделать все, чтобы она поняла, что становится невыносимой и жестокой стервой, но Принцесса больше не слушала его, чувствуя себя Королевой. Он пытался достучаться до нее несколько лет, но потом понял, что смысла в его попытках нет, и оставил все как есть. Как и говорила Звездная Принцесса, Зара своими руками убила его любовь к ней, оставив только сожаление о той замечательной юной даманице, которой она была когда-то.

Единственным, за что Тор будет ей благодарен всегда, были его дети. Дорогие и любимые двойняшки, ради благополучия которых он мог сделать и вынести все, что угодно. Он обожал их до безумия, и они отвечали ему тем же. Только они не давали ему бросить все к чертовой матери, забрать звездолет и улететь на маленькую голубую планету, чтобы навсегда потеряться в любимых глазах и руках.

Тор повел плечами, с наслаждением чувствуя, как перекатываются мышцы. Как же он ненавидел свой ежедневный маскарад! А эта, чтоб ей в аду гореть! бесформенная хламида бесила его с каждым годом все больше и больше. Пару лет назад он не выдержал и, забравшись подальше в джунгли, порвал ее на мелкие кусочки и сжег на костре, а потом кучу времени носился по деревьям голышом как большая сумасшедшая обезьяна. Отличный был день! Тогда он получил заряд энергии и терпения, которого ему хватило аж на целый год. Но с каждым годом таких радостей становилось все меньше. Двойняшки становились старше, притворяться перед ними становилось все сложнее, и он был вынужден отдалять их от себя все дальше. Тоска по Белле терзала его огненными щипцами, а Тор никак не мог свести вероятности и придумать способ быть с ней.

Что значит быть Высшим лордом, он выяснил пятнадцать лет назад, благодаря неимоверным усилиям, адскому терпению, железной воле и безумному желанию стать достойным любимой. Тор перечитал семейный архив за те сто тысяч лет(!), что рассказывали о событиях до и после последнего Императора из их рода, что само по себе было титаническим трудом. Но он нашел то, что искал, а история любви Нергаша Нуми-Торума, последнего императора и первого Высшего Лорда, вычитанная в чудом сохранившемся, наполовину утерянном и тщательно спрятанном в древнем тайнике дневнике, снова заставила его поверить в чудо. Если его предок смог завоевать, а главное сохранить уважение и любовь Творца, то он не ударит в грязь лицом и сможет сделать тоже самое. А потом Тор прочитал про Властелина и его подарки, откопав первую часть дневника в еще более зашифрованном тайнике, и ощутил что такое ответственность в полной мере.

Нуми-Торум ненавидел интриги, терпеть не мог ложь и притворство. Никогда не собирался создавать собственное королевство и армию. Но ему пришлось. Выбрав Изабель, он встал на сторону Странника, как и она. А это означало войну. Рано или поздно, но это должно было случиться, и Тор не собирался сидеть в стороне и смотреть, как Высшие уничтожают его любовь, и не важно, по каким причинам Изабель стала их врагом. Он всегда будет на ее стороне. Ее, Странника, Звездной Принцессы и Доминика. Поначалу следить за огромным количеством дел было невероятно сложно, хорошо хоть Кай Го был всегда рядом и помогал по мере сил. Но чем чаще и больше Тор перебирал вероятности, тем проще ему было организовывать и контролировать любые дела в реальности, и в какой-то момент он понял, что, совершенно не напрягаясь, может отслеживать ход практически всех запланированных им событий и мероприятий, будь их хоть сто, хоть тысяча. Количество перестало иметь значение, а игра с вероятностями позволяла просчитывать последствия принятых решений заранее и вносить соответствующие коррективы.

Открывшаяся дверца заставила Тора мгновенно превратиться в слизняка. Как же он устал от этого!

— Приветствую тебя, великий интриган! — Раздался насмешливый голос, и Нуми-Торум поднялся, чтобы обнять старого друга.

— И тебе не хворать, старый пират! — Не остался в долгу он. Бангалор крепко приложился всеми четырьмя конечностями по его спине, опять на радостях не соизмеряя свою силу, и Тор в который раз порадовался за свои сильные крылья. Любой другой даман на его месте остался бы без них.

— Давно ждешь? Мне пришлось задержаться. Некоторые настырные личности никак не хотели оставить меня в покое. — Адмирал сел и официант тут же привез ему еду. Предпочтения бангалора за столько лет Тор выучил наизусть.

— Хоттерм, я хотел тебя предупредить и об этом в том числе. Император начал свою собственную игру. Я имею в виду кукловода, понимаешь? Мы так и не смогли выяснить, кто стоит за кодаронами, и это очень плохо. Пару месяцев назад моих детей пытались втянуть в борьбу за императорское кресло уже в открытую.

— Это как?

— Демиана практически заставили жениться на дочери Канцлера даманов Эрато, а Кейтану отдали на растерзание его наследнику.

— Дерьмо серконье! Они смогли сбежать?

— Да, я попросил Кай Го им помочь. Хуже всего то, что Зара знала об этом и не сказала мне, Хоттерм. — Рядом с Адмиралом Тор отчасти мог позволить себе быть самим собой.

— Она у тебя та еще сучка. Почему ты до сих пор не убил ее?

— Я не могу. Она мать моих детей и моя жена.

— К черту твое благородство, Тор. Сколько можно? Она плевать хотела на двойняшек и спит с кем нипопадя. Только за это Зара заслуживает смерти. Хочешь, я сделаю это за тебя?

— Спасибо, не надо. Я как-нибудь сам разберусь, друг мой.

— Знаешь, Тор, я все еще не теряю надежды на то, что однажды появится та, что заставит тебя снять эти дурацкие тряпки, прибьет твою жену и сделает тебя счастливым.

— Надежда умирает последней.

— А кстати, где мой дорогой Цербер? Кто будет доедать за мной кости?

— Он с детьми. Хоттерм, соберись! Хватит сбивать меня с важной темы. Дастет тебя совсем разбаловала, я же не просто так тебя сюда позвал!

— Это я уже понял. Но мы же можем позволить себе пару-тройку минут, как следует подышать перед смертью?

— Это да, — рассмеялся Тор. — Ты настоящий вояка, Адмирал.

— А то!

— Послушай, что я хочу тебе сказать. Пару месяцев назад я узнал, что Звездная Принцесса возвращается. — Сказал Тор и замолчал, увидев, как лицо всегда невозмутимого Хоттерма расплывается в счастливой улыбке.

— Ты серьезно? Вот это новость так новость! Давай, выкладывай подробности!

— А вот тут я тебе не помощник. Дело в том, что я понятия не имею где, как, когда и с кем она появится.

— Понятно. Раз даже ты не можешь ответить на эти вопросы, значит, Принцесса возвращается с графом?

— Да.

— Ты ведь знаешь, откуда они летят?

— Да.

— Ты догадываешься, кто он на самом деле?

— Да.

— Тор, если ты не прекратишь говорить только «да», я разозлюсь. Откуда конкретно они летят?

— Из одинннадцатого Сектора.

— Что? Но там же Пожиратели орудуют уже больше десяти лет!

— Да.

— Тор, я тебе что…

— Хорошо, хорошо, но ты сам виноват! Задавай вопросы правильно! Я не уверен, что граф знает о Пожирателях, но у него есть свои фишки, и я надеюсь, ему хватит сил прорваться через их заслон и добраться до 4го Сектора. Там у него есть база.

— Кто он такой, как его зовут? И не вздумай отмалчиваться. Хватит, Тор. Мы начинаем войну, и я хочу знать, за кого мы сражаемся! — Сказал Хоттерм, и Нуми-Торум окончательно понял, что пришло время перемен.

— У него нет имени, он просто Странник, — ответил Тор, и Адмирал навернулся со стула, на котором сидел.

— Ты будешь смеяться, но когда Принцесса сказала мне это, я сделал тоже самое, только вместе с ней.

— Твою ж налево! Я ожидал чего угодно, но это! Ты уверен? Он же легенда, Тор!

— Хоттерм, посмотри мне в глаза. — Попросил даман и Адмирал послушно поднял на него все три глаза. И впервые в жизни увидел лицо Тора, ставшего самим собой. — То, что я скажу тебе должно остаться только между нами.

— Да, Император, — склонил голову бангалор.

— Странник жив и он возвращается. Ты знаешь, кем ему приходится наша Принцесса, и прекрасно понимаешь, что Создатели ни за что не оставят их обоих в покое.

— Да, конечно. Она это нечто! Невероятно. Нам придется сильно постараться, чтобы не дать ее в обиду.

— Вот именно. Чем меньше разумных знают о том, кто они друг для друга, тем безопаснее для нее.

— Это очевидно. — Сказал Хоттерм, окончательно приходя в себя. — Знаешь что, Император, ты на меня больше своими штучками — дрючками не дави!

— Я не Император, я Высший Лорд.

— Ага, конечно. А я человеческая блондинка! Ты себя в таком виде в зеркале видел?

— Нет.

— А ты посмотри, посмотри. Чтобы знать, как это со стороны выглядит. — Ехидно посмотрел на него бангалор.

— Перестань, Хоттерм. Сейчас не время шутить. — Пресек его попытку свернуть в сторону Тор. Хоттерм послушно склонил голову.

— Да, Высший Лорд. — Сказал Адмирал, зарычал, поднял голову и посмотрел на дамана. — Я кому сказал! Прекрати немедленно!

— Прости, я не хотел, — покаялся Тор. — Оно само вылезло. Раньше такого не было!

— Значит, твое время пришло. Что нужно делать?

— Отправь пару десятков кораблей в 4, 6 и 8 сектора на всякий случай. Я за них переживаю. В последнее время Пожиратели просто взбесились, и это наверняка неспроста. Враги Странника тоже готовятся к решительным действиям.

— Что? Ты серьезно? Эти твари тоже против него? Обалдеть! Умеет он наживать себе врагов.

— Они просто куклы. В тех же самых руках, что и Император даманов, и Большой Совет. Один и тот же подчерк. Потихоньку собирай народ, у нас не так уж много времени. Но неприятности раньше времени нам не нужны, поэтому будь осторожен.

— Я понял. Что будешь делать ты?

— Опять выбирать. На этот раз я не могу просчитать результаты своего выбора, какое бы решение не принял, и это означает, что в дело вступили Высшие. Как с моей стороны, так и со стороны противника. Больше на мои способности к предвидению будущего можно не рассчитывать. Оно будет меняться ежесекундно.

— Тор, я тебя очень прошу. Не верь своей жене и прекращай делать благородные глупости. Хватит уже.

— Друг мой, я не могу позволить нашим врагам узнать обо мне прежде, чем это станет нужно нам. Странник знает обо мне и верит в то, что я ему помогу.

— Ты вовсе не обязан этого делать.

— Это не так. Однажды мой предок обещал ему нашу помощь. А кроме того, я действительно хочуему помочь. Кто-то же должен это сделать для того, кто столько лет только и делал, что спасал других.

— Ты прав, Странник заслужил уважение как никто другой в этой Вселенной.

— Мне придется еще какое-то время побыть бесхребетной крысой, но мое терпение на исходе. Впрочем, ты это заметил и сам. Я буду на Красной планете. Зара вызвала меня разобраться с «похищением» наших детей. Я не знаю, что она задумала, но вынужден туда поехать, иначе возникнут вопросы.

— Тор, давай договоримся так. Если через неделю я не получу от тебя вестей, то прилечу к тебе сам, и, если понадобится, расхреначу там все, но вытащу из цепких императорских пальцев.

— Адмирал, перестань. У тебя теперь очень много важных дел. Я выберусь оттуда сам.

— Я очень на это надеюсь. — Сказал Хоттерм, одновременно набрасывая план по спасению упрямого Лорда из застенков Императорской тюрьмы. В том, что тот окажется в ней почти сразу после возвращения, Адмирал даже не сомневался. Другое дело, что Тор был прав, никто не должен видеть его таким, каким он стал пару раз сегодня, раньше времени. Армия будущего Императора, кем бы ни считал себя Нуми-Торум, еще не была готова к сражениям.


1-ый Галактический сектор, Красная Планета, Императорская тюрьма, 14 января 1 485 358 года

Тор сидел на узкой койке и старался не делать глубоких вдохов. Тело болело неимоверно. Крылья жалкими обрывками болтались за спиной. Им, как он и думал, досталось больше всего. Неизвестно почему, но его надежная и действенная маскировка никогда не срабатывала на них, выдавая его с головой и добавляя проблем. Вот и на этот раз ему с трудом удалось заставить палачей и следователей не обращать внимание на вопиющее несоответствие между прекрасными крыльями и непрезентабельным телом. Кроме того, он не мог позволить себе отключить боль, потому что наблюдение за ним велось круглосуточно и неустанно, и его страдания должны были быть искренними и очевидными. Может, зря он приказал Хоттерму не вмешиваться? Побег из тюрьмы для него проблемой не был. Другое дело, что тогда вся его маскировка будет уничтожена раньше времени. Тор мечтал об это с самого первого дня, но вряд ли Адмирал успел собрать армию, а Странник прийти в себя настолько, чтобы сразу после возвращения начать войну.

Тор прилетел на Красную Планету пять дней назад и тут же был взят в оборот Зарой. Она кинулась ему на шею, рыдая как Радужный водопад, и требуя немедленного утешения. Желательно в постели. Этого он так и не смог понять. Жена окружала себя самыми красивыми поклонниками, спала с ними, стравливала их между собой и развлекалась вовсю, при этом делая все, чтобы Тор знал об этом. В каком-то смысле, он был даже благодарен всей этой толпе, прекрасно поддерживающей его имидж ни на что не способного мужа-подкаблучника. Но стоило ему появиться в зоне ее досягаемости, как Зара разгоняла их всех, и всеми правдами и неправдами затаскивала его в свою постель, не отпуская до тех пор, пока он не доводил ее ласками до глубокого обморока. Нуми-Торум не мог ей отказать, ведь она прекрасно знала, как он выглядит на самом деле и кем был когда-то, и могла разрушить его маскировку. Он вспоминал ту, которую любил когда-то давно, и занимался сексом с ней, забывая о той, в которую она превратилась. Так они и жили долгие годы.

Выслушав страшную историю похищения двойняшек и Цербера, полную нестыковок и откровенных ляпов, Тор сделал скорбное лицо и заперся у себя в кабинете на два дня, подчищая все, что могло хоть как-то вывести Императора на его настоящие финансовые или хозяйственные дела. Состояние рода Нуми-Торум уже давно превысило все мыслимые пределы, оставив далеко позади не только Императора даманов, но и парочку глав других рас Малого Совета вместе взятых. Тор никогда не задумывался, сколько же планет и галактик он так или иначе контролирует на самом деле. Это не имело никакого значения, потому что власть его не интересовала ни в коей мере. Только Белла и ее безопасность. Общий Разум Создателей это не тот противник, которого можно было победить легко и просто. Если вообще можно. К тому же, только в последние пять лет Тор понял, что в игру вступил Третий. Именно он, а не Создатели, заменил Императора даманов и его жену кодаронами. Выяснить его личность или хотя бы расу, к которой он принадлежал, оказалось невозможно. Оставалось изложить все, что он узнал Страннику и Изабель, может, хоть они смогут понять и вычислить таинственного кукловода.

А на третий день к нему в кабинет пришла Зара, и по ее лицу он понял, что на это раз им придется поговорить всерьез. Впервые за последние шестнадцать лет. Ну почему ей не хватило терпения еще на пару месяцев, как он планировал? Ответ был прост: ее к этому вынудил кто-то другой. Этого он и боялся. Первое, что сделала его драгоценная жена, это попыталась устроиться в его объятиях. Как всегда. Он сделал вид, что не заметил, и уселся за столом так, чтобы не дать ей ни малейшего шанса. Тоже как всегда. Они играли в эту игру долгие годы.

— Тор, нам надо серьезно поговорить.

— Я тебя слушаю.

— Дорогой, ты не мог бы убрать с лица эти дурацкие волосы? Я хочу видеть твои глаза. — Сказала Зара, и он слегка напрягся. Это было что-то новенькое. Он отвел ненавистные пряди с лица и заправил их за уши, сразу став похожим на полного дебила… или ботаника. Она скривилась, но промолчала. Хм..

— Говори.

— Повежливее нельзя? — Вспылила Зара, но тут же снова взяла себя в руки. Ого! Похоже, ему сейчас предъявят ультиматум.

— Прости. Что ты хотела?

— Я хотела поговорить о нас с тобой.

— Ты хочешь поговорить об этом, когда наши дети в опасности? Не самое лучшее время. — Сказал Тор, провоцируя ее на вспышку гнева. Иначе она может ходить вокруг да около очень долгое время.

— Вот опять! Все эти годы, как только я заводила речь о нас с тобой, ты тут же переводил разговор на детей! Хватит. Мне это надоело. Я хочу знать, что ты чувствуешь ко мне, твоей жене уже восемнадцать лет! Мы не говорили об этом целую вечность.

— Зара, тебе не кажется, что нам не о чем говорить? Мы давно живем каждый своей жизнью. Я работаю круглые сутки, а ты завела себе гарем и прекрасно проводишь время. — Сказал он, стараясь придать своему голосу нотки затаенного гнева. Получилось не очень, но Заре хватило.

— Ну надо же! Ты их заметил? Они нужны мне были только для того, чтобы вызвать твою ревность, дорогой. — Проворковала она, и ловким движением сумела таки усесться к нему на колени. Вот черт! Ладно, подыграем. Что же ты задумала, дорогая?

— Мое терпение не безгранично, — сказал Тор, одновременно понимая, что если дело не касается Беллы, то он может выжидать и терпеть вечность. — Чего ты хочешь от меня?

— Я хочу вернуть наши счастливые времена, Тор. Хочу, чтобы мы с тобой были только вдвоем, любили друг друга, не отвлекаясь больше ни на кого. — Зара шептала слова, касаясь губами его острого уха, надеясь вызвать желание. Лет двадцать назад это сработало бы на сто процентов, но не теперь. Он изобразил легкую дрожь, и почувствовал, что она начала заводиться. Вот черт, кажется, он переборщил!

— Дорогая, мы никогда не были вдвоем. С нами всегда кто-то был. Сначала твои родители, потом Кай Го и Цербер, потом к ним добавились дети. — Смиренно сказал Тор. Она взяла его лицо в руки и посмотрела на него взглядом изголодавшегося вампира.

— Вот об этом я и говорю. Все эти годы нам постоянно мешали совершенно ненужные и бесполезные существа. Зачем они нам, дорогой? — Спросила Зара, и гнев пополам с ужасом заполнил его разум. Так вот кто для нее их дети?!? Какой кошмар! Хорошо, что он не знал об этом раньше.

— Золотко мое, но я же видел, что ты любишь наших детей. По своему и не очень сильно, конечно, но все-таки! — Решил уточнить Тор, надеясь, что ослышался и просто неправильно ее понял. Жена рассмеялась.

— Пойми, глупый, у нас должен быть наследник, я просто выполнила свой долг. Вот и все. А Кейтана, это маленькое непоседливое чудовище, вообще не должна была появиться на свет. — Сказала Зара, окончательно снимая пелену с его глаз. Она терпела Демиана, и ненавиделадочь! Черт возьми, как же он не увидел этого за столько лет? Тор думал, что Зара просто равнодушна к ним. Его сердце сжалось от любви и жалости к двойняшкам. Похоже, не он один в их непростой семейке притворялся. Кейтана не хотела его расстраивать, и скрывала свои непростые отношения с матерью. Как же ей, наверное, доставалось от Зары! Он должен узнать, что она с ней делала.

— Тяжело тебе было с ней, дорогая? Я оставлял вас одних иногда на целые недели.

— Ты просто не представляешь как! Она постоянно нарушала все мои приказы, не хотела сидеть в комнате и заниматься. Только когда я начала использовать проверенные временем методы воспитания, она угомонилась.

— Ну надо же, а я и не знал, как тебе было тяжело, — сочувственно сказал Тор, железной волей подавляя бешенство. — И что было самым действенным?

— Старые добрые пластиковые розги по пяткам. Обычно этого хватало, чтобы Кейтана спокойно сидела у себя в комнате три дня минимум. — Доверчиво прижалась к нему Зара. Тор собрал безумную ярость и ненависть в огненный комок и словно воздушный шарик легко отпустил в глубины бесконечного космоса. Сила Света смыла его бешенство, снова делая рассудок чистым и незамутненным. Кейтана осталась жива и здорова, а это главное. Он перевел преданный взгляд на жену.

— Мы отвлеклись от нас с тобой, дорогая. Что ты предлагаешь?

— Я так рада, что ты спросил это. Я знала, что в глубине души ты любишь меня по-прежнему. Как и я тебя.

— Так что?

— Я сделала все, чтобы мы с тобой остались только вдвоем, но случилось непредвиденное. Двойняшки, как всегда, все испортили. Видишь ли, дорогой, я считаю, что пора Демиану стать самостоятельным. А для этого он должен жениться.

— И ты знаешь на ком?

— Да. Император хочет, чтобы его женой стала дочь канцлера Эрато.

— Это очень опасно. Принц не потерпит такого явного усиления соперника и сделает все, чтобы уничтожить Демиана.

— Не преувеличивай, Тор. Император не даст свершиться несправедливости. — Сказала Зара, и Тор понял, что она сознательно отдала сына на заклание. Но зачем? Что он упустил, последние три месяца не слишком приглядываясь к интригам двора даманов?

— О чем это ты?

— У Наследника до сих пор нет детей, и это тревожит моего отца. Следующим в списке идешь ты, дорогой. Но все знают, что никто из рода Нуми-Торум не становится Императором. А Демиан пока только Лорд Торум. С поддержкой Канцлера, он может стать вторым наследником. — Пояснила Зара.

Ах вот оно что! Эрато был одним из самых опасных для Тора даманов, потому что был дьявольски умен и не раз вмешивался в его дела, иногда серьезно путая ему все карты. Канцлер подозревал, что Нуми-Торум вовсе не так прост, как хотел казаться, но Тор избегал всех расставленных для него ловушек с опытностью полного простофили, и Эрато так и не смог ничего доказать. Его расчет был понятен: Канцлер берет под свое крыло молодого, амбициозного и, что немаловажно, богатого дамана, третьего в списке наследников, и делает из него послушную ему марионетку, рассказывая Императору сказки о том, что все это делается только ради его безопасности. Лет через пять убивает Наследника, а еще через десяток лет свергает Императора, делая Демиана козлом отпущения, и становится главой расы даманов. Но всего этого не случится, если Нуми-Торум будет жив.

— Дорогая, я все равно буду очень мешать Канцлеру одним своим существованием, и он убьет меня, как только Демиан женится на его дочери.

— Эрато поклялся мне, что если ты останешься только со мной и не будешь мешать Демиану и ему, то он никогда не убьет тебя. — Сказала жена, повергая его в шок. Бред какой-то!

— Зара, я ничего не понимаю. Зачем ты влезла во все это? Зачем взяла с него такое обещание?

— Я хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной, принадлежал только мне одной. Любил меня и окружал заботой и вниманием. Вокруг тебя всегда было слишком много народу, а ты занимался ими с утра до вечера. Я не намерена больше это терпеть. Когда Демиан женится, то переедет во дворец и с помощью Канцлера займется твоими делами и подданными. Кейтана станет любовницей или женой какого-нибудь знатного Лорда. А ты сможешь вздохнуть свободно и уделить всего себя только мне. — Мечтательно глядя на него, сказала Зара, и Тор признал то, что не хотел видеть уже очень давно. Его любовь к ней умерла много лет назад, а ее к нему переродилась в извращенное и совершенно безумное желание сделать его своим рабом.

— Как же так получилось, Зара? Я никогда не думал, что любовь может превратиться в такой кошмар. Все эти годы я позволял тебе делать все, что угодно, лишь бы ты была счастлива. Любой другой на моем месте давно убил бы тебя, но я терпел и надеялся, что этого тебе будет достаточно. Как же я ошибался!

— О чем ты говоришь? — Нахмурилась Зара. Тор встал и отодвинул ее от себя. С него хватит.

— Нас связывала истинная любовь, Принцесса. Но ты сделала все, чтобы уничтожить ее, и добилась своего. Я никому не дам Демиана и Кейтану в обиду. Если бы я знал, как ты обращаешься с ними, то не подпустил бы тебя к нам ни на шаг, а сам никогда не дотронулся бы до тебя и пальцем.

— Ты что, серьезно? Тор, ты собираешься променять меня и нашу любовь на детей?

— Нет никакой нашей любви, Зара. И ты это прекрасно знаешь. Я не люблю тебя уже много лет, как и ты меня. А твоим верным рабом я не буду никогда.

— Вот значит как? Ты сделал свой выбор, и я ни за что не прощу тебе этого. Если ты не будешь моим, то не будешь ничьим.

— Звучит очень мелодраматично. Ты не на сцене, Зара. — Усмехнулся Тор, раздумывая над уверенностью в ее голосе. Похоже, в императорскую тюрьму он таки попадет.

— Ты никогда не воспринимал меня всерьез, Тор. А зря. Я говорила совершенно серьезно. Я даю тебе последний шанс передумать.

— Поздно, Зара. Лорд Нуми-Торум никогда не меняет принятое однажды решение.

— Значит, скоро ты умрешь. — Сказала Принцесса, с ненавистью глядя на него. Тор только тяжело вздохнул и опустил волосы на лицо. Правду говорят: от любви до ненависти один шаг. И сегодня они его сделали.

Глава 18. «Пираты или наглость — второе счастье»

1-ый Галактический сектор, Красная Планета, Императорская тюрьма, 15 января 1 485 358 года

Наследный Лорд Эрато стоял за стеклом в камере пыток и смотрел на висящего на цепях под потолком Нуми-Торума. Мда… Четыре дня пыток и полного сканирования мозга и ничего. Зара ошибалась во всем, а он был прав. Этот слабак и трус рассказал все, что знал, после второго же допроса. Ахунд посмотрел на длинное, худое и какое-то нескладное тело Тора. Как такое убожество могло родиться в семье Нуми-Торум? Если бы не светлая полоска коротких волос вдоль трех позвонков на его шее, Эрато бы сказал, что он не их крови. А так… единственное, что поразило всех в этом Лорде, так это его крылья. Такой безупречной красоты они не видели ни у одного дамана. Впрочем, теперь от них не осталось почти ничего. Правда, ему пришлось наорать на палача, чтобы тот взял себя в руки и начал ломать это совершенство.

Эрато тяжело вздохнул. Надежда на то, что Тор знает, где скрываются его дети, не оправдалась. А постоянный активный поиск с подключением тайных служб Императора и даже Большого Совета ничего не дал. Они просто растворились в бескрайнем космосе, и это бесило Ахунда до невозможности. Все планы как Канцлера, так и его откладывались на неопределенный срок. Он раздраженно стучал хвостом по стене рядом с окном. За эти пару месяцев он замучил уже трех даманиц, но это так и не помогло ему расслабиться. После третьей Эрато понял, что ему больше не нужен никто, кроме Кейтаны. И это заставляло искать ее с еще большим упорством, наплевав на ее брата. Он перевел взгляд в пыточную. Нуми-Торума опустили на носилки и вывезли из комнаты. Развлечение закончилось так быстро, какая жалость! Эрато вышел из комнаты и едва не врезался в вырывавшегося изо всех сил огромного бангалора, со всем известной татуировкой в виде двух звезд, оплетенных нитью, на плече. «Ого! Нам в руки попался один из ближайших помощников Адмирала Хоттерма! Вот на ком можно будет оторваться как следует», подумал наследный Лорд и повеселел.

Тор дождался, пока его переложат на узкую койку в его камере, и потерял сознание по-настоящему. В таком состоянии как сейчас, он не мог работать с вероятностями, а что-то в нем требовало немедленно этим заняться. Звездное пространство встретило его как родного. Он ласково улыбнулся ему и огляделся вокруг, принимаясь за работу. Через полчаса картина примерного будущего сложилась в более-менее подходящую, и он вернулся в свое измученное тело. Самым сложным во время пыток было не потерять концентрацию и не показать свой истинный облик. Не позволить Силе Жизни выпрямить сознательно искаженные и сломанные потоки и линии своего тела. Сегодня приходил наследник Эрато, и ему досталось очень сильно. Ну да ладно, упрямый Хоттерм его не послушался, и сейчас готовит ему побег, а значит, пора приходить в себя. Тор накрылся одеялом с головой и повернулся к камере слежения спиной. Полное восстановление тела займет не меньше пяти часов, и оставалось надеяться, что за это время ничего важного не произойдет.

Адмирал проследил, как его верного помощника заталкивают в полицейский кар, и тут же набрал номер отделения Звездного патруля на Красной планете.

— Здрасте, я тут хочу сказать, что в баре на 347 улице сидит Кадуцей, ну тот грабитель, которого вы уже три года ловите. Соображайте быстрее, а то слиняет. — Сказал он и отключился.

Через секунду в направлении Левого берега из отделения выскользнула пара неприметных каров. Прекрасно! За последние три дня он согнал в императорскую тюрьму сразу пятерых разумных, каждый из которых стоил того, чтобы его подельники попытались вытащить его из заключения до того, как из него выбьют всю подноготную. Завтра ночью все они снова окажутся на свободе, а с ними за компанию и те, кто будет в одном блоке. И, по странному стечению обстоятельств, Лорд Нуми-Торум тоже попадет в этот список.


1-ый Галактический сектор, Красная Планета, Императорская тюрьма, 17 января 1 485 358 года

Ночь опустилась как всегда на Красной Планете внезапно. Тор повел ухом и заставил напряжение в электрической сети сделать резкий и сильный скачок. Свет моргнул и погас, через секунду сменившись аварийным освещением. Замки на двери и не подумали открыться, но ему это было не нужно. Он прислушался к потокам и понял, что камеры не работают на всем этаже. Отлично. Встал, соорудил хламиду с капюшоном из одеяла и простыни и сел на пол в ожидании. Его же должны спасти, вот он и подождет. А пока можно расслабиться и хорошенько поспать.

Хоттерм подлетел на каре Звездного патруля ко входу в Императорскую тюрьму за два часа до рассвета. Здание было погружено во тьму, а на входе его встретил только один охранник.

— Эй, парень! А что это у вас тут происходит? — Спросил он с опаской, подавая документы.

— Скачок напряжения вырубил главный генератор, вот, сидим на резервном.

— А ты не врешь? Вдруг у вам там заключенные бунт устроили? Мне неприятности ни к чему!

— Болтун ты, сержант. Никто даже не пытался рыпаться. А замки камер на резервный генератор замкнуты. Ты чего прилетел-то?

— Мне тут вам надо дамана передать. Он из Адмиральских пиратов.

— Ну надо же! Их уже третий десяток лет ловят, и ни одного поймать не могли, а тут сразу двое!

— Должен же быть и на нашей улице праздник! Куда мне дальше? Я тут у вас первый раз.

— Тащи его сразу в тюремный блок. Все равно никого из начальства нет. Пусть до утра в камере посидит.

— Как скажешь. Я тут задерживаться не собираюсь. — Сказал Хоттерм, получил обратно документы и поднял кар, направляясь к главному тюремному блоку. Даман рядом с ним толкнул его хвостом, указывая на часовых. Да наплевать на них, они не собирались устраивать здесь пальбу.

Главный корпус встретил их сонным охранником, который даже не всматривался в его документы. Зайти в императорскую тюрьму всегда было очень легко, а вот выйти… За долгие тысячелетия ее существования, из нее смогли сбежать только дважды, и Хоттрем собирался войти в историю, доведя счет до трех. Он провел пленника в тюремный блок, передал охраннику и пошел в зал контроля, сдавать документы. Даман, вошедший на круглую площадку между камерами и скованный по рукам и ногам энергетическими наручниками, вдруг споткнулся, оперся на проводника, а когда выпрямился, тот упал к его ногам мертвым, а наручники остались лежать рядом с ним.

Семь заключенных моментально оказались у прозрачных дверей своих камер, внимательно следя за происходящим. Даман положил на пол небольшой шар и высоко подпрыгнул, хватаясь руками за потолочные перекрытия. Все остальные тут же бросились к дальней стене своих камер, прикрываясь тем, что попало под руку. Шар поднялся на метровую высоту и ярчайшей вспышкой вынес все энергетические заслоны в радиусе трех метров в ширину и метра в высоту. Проморгавшись, заключенные покинули камеры и остановились рядом с даманом. Бангалор, вышедший последним, крепко обнял друга и оглядел собравшихся. Того, кто был им нужен, среди них не было.

— Господа, очень важные люди попросили меня помочь вам покинуть это гостеприимное заведение. Сейчас мы должны зайти на пост охраны и подождать там моего друга. Он принесет нам необходимые для дальнейшего передвижения вещи. — Сказал даман. — Шармтош, ты за главного, а я проверю, не остался ли кто-нибудь еще. Уходить, так всем вместе.

Заключенные молча проследовали за хромающим бангалором. Дураков, как и слабонервных, среди них не было. Даман скользнул взглядом по пустым камерам в поисках пропажи и вздрогнул, почувствовав чужое присутствие за своим плечом. Обернулся и увидел существо в хламиде из тюремных тряпок. Лицо его было скрыто глубоким капюшоном.

— Здесь больше никого нет, даман. Идем, нам нельзя задерживаться.

— Мне нужен еще кое-кто.

— Я тот, кто тебе нужен. Хоттерм должен был тебя предупредить.

— Как скажешь. — Сказал даман, понимая, что нашел нужного. Странно, но он думал, что Лорда придется тащить на себе. Только теперь он понял странную ухмылку Адмирала, когда тот сказал, что при встрече с Нуми-Торумом его могут ждать сюрпризы.

— Ваш план нужно слегка изменить. Через десять минут в корпус войдет группа из Звездного патруля, вызванного охранником из первого пропускного пункта для повышения безопасности. Мы должны их перехватить. Засунуть в камеры вместо нас и выйти в виде них из тюрьмы через главный вход.

— Что, вот так просто?

— Да. Я помогу.

Они вошли в пропускной пункт, где сидели все остальные. Через пару минут появился Хоттерм, усыпивший всех в пункте управления и отобравший их пропуска. Оглядел собравшихся, не обратив особого внимания ни на кого, кроме Шармтоша. Выслушал новое предложение и с радостью согласился, вручая коды для выхода из тюрьмы даману. Через пятнадцать минут не ожидавшие нападения бойцы Звездного патруля были переодеты в вещи пленников, связаны и разложены по камерам в живописных позах, а заключенные спокойным шагом двинулись на выход. Еще через три минуты заработал главный генератор, и тюрьма вернулась к нормальному режиму работы. Охрана, убедившись, что во всех блоках все спокойно, облегченно выдохнула и вернулась к своим обычным делам.

— И зачем только нас сюда вызывали? — Недовольно сказал Шармтош, стараясь не показывать искалеченные пытками руки третьему по счету охраннику на очередном пропускном пункте. Как выяснилось, главой патруля был бангалор, а так как Хоттерма в лицо знала вся Вселенная, а маска на нем не выдержала бы глубокой проверки, капитану пришлось взять переговоры с постовыми на себя. Выйти это не войти, и проверяли их по полной программе. — Панику развели на пустом месте!

— Лучше перебдеть. — Ответил охранник и протянул ручку для электронной подписи. Бангалор замешкался, не зная, что лучше сделать, когда вдруг понял, что с руками у него все в порядке. Спокойно взял стило и расписался совершенно чужой подписью. — Совпадает. Вот и прекрасно. А то в прошлый раз один из ваших одну завитушку не так нарисовал, так ему чуть голову не отстрелили.

— Бывает, — усмехнулся бангалор, мысленно стирая холодный пот со лба. Что, черт возьми, только что произошло? Кто вылечил ему руки и расписался ими за него?

Они миновали еще три поста, каждый раз чудом выворачиваясь из проверок, устраиваемых им охранниками, и уже вышли на финишную прямую, погрузившись в кар, когда тот самый паникер-постовой, вызвавший Звездный Патруль, задумчиво посмотрел на них, не торопясь открывать ворота, и сделал самую простую вещь-пересчитал их всех по головам.

— Не понял? Вас же было восемь, а теперь десять. Это как? — Спросил он, но не успел нажать на тревожную кнопку, моргнул и покорно открыл ворота.

— Нас и есть восемь, просто ты плохо умеешь считать, парень. — Услышали все спокойный голос, и машина, не торопясь, покинула императорскую тюрьму.

Через полчаса ничем не примечательный кар с отрядом Звездного патруля опустился на центральной площади столицы Красной Планеты. Через минуту в нем остались только четверо.

— Нам нужно что-нибудь забрать? — Спросил Хоттерм, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Нет. — Ответил Лорд в капюшоне.

— Мы можем покинуть эту планету?

— Да.

— Все вместе?

— Да.

— Больше нам здесь делать нечего?

— Да.

— Ну вот и прекрасно. Хотя, может, все-таки нужно кое-кого убить? — С надеждой в голосе, спросил Адмирал.

— Нет.

— Но..

— Нет, Хоттерм. — Вроде бы спокойно сказал Лорд, но помощники Адмирала замерли, боясь даже глубоко вздохнуть. Да кто он такой? Они должны были спасти Лорда Нуми-Торума, известного всем, кто имеет дело с даманами, своей Принцессой-женой и полной неспособностью к мужским поступкам. Вместо него с ними в одной машине сидел некто, одним своим молчанием заставляющий думать только о повиновении.

— Не дави на меня! — Возмутился Адмирал, незнакомец тяжело вздохнул, и ребят отпустило. — Вот так гораздо лучше. Ты так и будешь сидеть в этом идиотском капюшоне?

— Да.

— Чтоб тебя! — Выругался Хоттерм. — И долго ты будешь изображать из себя смерть?

— Да.

— Ууу, ну ты и гад! Хорошо, я спрошу по-другому. Ты станешь самим собой, как только мы попадем на мой корабль?

— Возможно.

— Рррр. Там будем только мы вчетвером.

— Тогда да.

На этом разговор заглох.


1-ый Галактический сектор, звездолет «Птенец», 18 января 1 485 358 года

Тор стоял на мостике пиратского корабля и смотрел, как исчезает с экранов Красная Планета. Вот и все. Бесхребетный Нуми-Торум исчез из тюрьмы заодно с именитыми заключенными. Ему просто невероятно повезло! Именно так и должны будут подумать все те, кто увидит сегодняшние новости. Искать его Император не будет, потому что три дня назад Тор официально был объявлен опальным Лордом. Это означало, что все его имущество перейдет к жене и наследнику, дела лично с ним вести будет запрещено под страхом смертной казни, а жить он сможет только на своей родной планете, не покидая ее пределы никогда. Впрочем, ни один опальный Лорд не прожил дольше полугода. Несчастные случаи со смертельным исходом преследовали их всех по пятам с удивительным постоянством.

— Ну что, мой друг, я готов увидеть тебя настоящего. — Сказал Хоттерм, возникая с ним рядом.

Рогос и Шармтош навострили уши. Кроме них на маленьком корабле никого не было.

— Давай, не томи, страсть как интересно! Я не видел тебя толком двадцать лет и хочу понять, насколько сильно ты изменился с тех пор.

— Любишь ты покомандовать, Адмирал. — Улыбнулся Тор, скинул капюшон, стянул хламиду, оставшись в рваных штанах, что едва прикрывали его тело после пыток. С наслаждением расправил плечи, выпрямил спину, повел крыльями, поднял подбородок. Улыбнулся своему отражению и повернулся лицом к другу. — Здравствуй, Хоттерм.

Помощники опустились на одно колено, Адмирал дернулся, но устоял.

— Если бы я не видел тебя много лет назад, никогда бы не поверил. Хотя, что я говорю? Я и сейчас не верю! Ну ты даешь, великий интриган!

— Что, я молодец?

— Не то слово! А ты что, так в зеркало и не посмотрелся ни разу?

— Нет. Боялся, что потом не смогу заставить себя снова стать тем, кем был все эти годы. Господа, прошу вас, встаньте. На будущее, я разрешаю вам стоять в моем присутствии. — Сказал Тор церемониальную фразу Императора. Помощники разом выдохнули и поднялись колен. «Ну надо же, сработало!» удивился Тор и, во избежание недоразумений, добавил. — К вашему сведению, я не будущий Император.

— Ага. А кто тогда?

— Высший Лорд Тор Нуми-Торум. Только так и никак иначе. Я не собираюсь быть Императором даманов, мне это совершенно не нужно. У меня куча других дел.

— Понятно. В вашей каюте есть вещи. Надеюсь, они вам подойдут. — Почтительно сказал Рогос, во все глаза рассматривая Лорда. Мда… Ну кто бы мог подумать? Стоящий напротив него даман был безупречен. Что все это значит, интересно?

— Ребята, надеюсь, там нет ничего, из чего можно было бы сделать хламиду? — Спросил Хоттерм и услышал глубокий музыкальный смех Тора. Невероятно. Просто немыслимо! Этот притворщик умудрился поменять себе даже тембр голоса!

— Друг мой, боюсь, что она мне еще пригодится. Но я тебе клянусь, что однажды мы сожжем последнюю вместе. В любом случае, самого себя я больше менять не буду ни за что. Хватит.

— Ладно, уговорил. Иди, переодевайся и приводи себя в порядок. А потом будем решать, что делать дальше.

— Я тебе и так скажу. Мне нужно попасть на Танатос. Я должен подписать бумаги о разводе и отказе от имущества.

— Что?

— Я опальный Лорд. Кроме моей родной планеты, все остальное теперь принадлежит моей жене и наследнику. Но весь цинус в том, что как только я с этим соглашаюсь, она тут же обязана со мной развестись, показывая преданность Императору и передавая свои дела под его контроль. Так что соглашение о разводе обычно присылают вместе с уведомлением о новом статусе.

— Какая восхитительная традиция! Просто прелесть! Я обожаю благородных даманов. — Усмехнулся Хоттерм. — Но если это так, то нам грозит катастрофа! Ведь основные наши базы ты разместил только на своих планетах. Я имею в виду помимо всего прочего. Император уничтожит нас твоими же собственными средствами!

— Их всех ждет большой сюрприз, друг мой. — Невозмутимо сказал Тор, замолчал на секунду, а потом добавил. — Мы просто обязаны посмотреть сегодняшние дневные новости, ты будешь в восторге.


1-ый Галактический сектор, Красная Планета, Императорский дворец, 18 января 1 485 358 года

«Дамы и господа! Сегодня день поистине невероятных событий! Впервые за последние три тысячи лет из Императорской тюрьмы Красной Планеты был совершен дерзкий побег.

Вчера в руки Звездного патруля попали сразу несколько известнейших личностей криминального мира. Среди них был Кадуцей, укравший казну тиссинов с Планеты Хранителей. Поркл, пару лет назад убивший наследника расы людей и еще несколько не менее знаменитых личностей. Но самым главным пленником стал один из помощников самого Адмирала Хоттерма, капитан Шармтош!

Пришедшие за ним утром охранники обнаружили, что в его камере сидит сотрудник Звездного патруля! Как удалось выяснить нашему корреспонденту, все девять пленников этого блока умудрились освободиться, обезоружить полицейских, и, переодевшись в их форму, спокойно покинуть неприступную тюрьму через главные ворота! Мало того, на записях тюремных камер наблюдения четко виден организатор этого самого наглого и вызывающего побега всех времен и народов. Его маска слетела с него на выходе из тюрьмы. Как вы думаете, кто способен на такое хладнокровное и дерзкое преступление? Конечно, вы правы: Адмирал Хоттерм. Тот самый легендарный бангалор, что уже тридцать лет терроризирует галактики и не дает мирным путешественникам бороздить космос без угрозы для жизни. И вот снова..»

Наследный Лорд Эрато взмахом руки заткнул визор и устало прикрыл глаза рукой. Хуже дня, чем сегодня, у него не было никогда. Начался он с сообщения его помощника о побеге всех заключенных спец блока. Невероятно, но сбежали абсолютно все пленники, включая совершенно невменяемого и неспособного к передвижению Нуми-Торума. Зачем бангалор забрал его с собой? А впрочем, какая теперь разница? Жить Лорду так и так осталось совсем недолго. Больше убивало другое. Поимка капитана пиратов сильно подняла авторитет Наследника в глазах Канцлера, а побег опять свел его заслуги к нулю.

Дальше — больше! Еще вчера на Танатос было отправлено сообщение о том, что их Лорд попал в опалу Императора. На ответ ему давался ровно месяц, и не важно, где именно при этом находился опальный даман. У него было два варианта: объявить войну или согласиться и подписать все документы на передачу имущества и развод. Но, конечно же, Эрато не стал ждать очевидного ответа и все финансовые дела Нуми-Торума начал изучать сразу же после того, как Лорда посадили в тюремный кар. В них царил полный бардак, и только буквально пару часов назад Ахунд понял, что огромное состояние этого рода это всего лишь фикция. Принцесса и Наследник были по уши в долгах! Он посмотрел на расходы Зары за последние несколько лет, на идиотские и рискованные вложения Демиана и в каком-то смысле даже пожалел несчастного Нуми-Торума. Его жена и сын сделали все, чтобы разбазарить огромное состояние великого рода за пару десятков лет. В лучшем случае, им останется пара захудалых планеток на краю географии да резиденция на Красной Планете. Тору крупно повезло только в одном: его родной Танатос ни при каких условиях не мог принадлежать никому, кроме главы рода. Никто и ничто не могло отобрать у благородного Лорда его родину ибо таков был незыблемый закон Империи даманов.

Поначалу новость о долгах Рода Нуми-Торум просто убила Ахунда, ведь он рассчитывал серьезно поправить за счет него свои дела. Несмотря на богатого и влиятельного отца, ему вечно не хватало денег на его опасные и смертельные развлечения. Прятать трупы и заметать кровавые следы, всегда было очень дорогим и накладным занятием. Но подумав как следует, Эрато повеселел. Теперь Кейтану не сможет защитить никто. Император подошлет к опальному Лорду убийц не позднее чем через пару месяцев и Тор умрет, денег у нее больше не было, а делать благородная Леди не умела ничего, так что выжить самостоятельно она не сможет никогда и обязательно выдаст себя, обратившись за помощью к друзьям. Вот тогда-то он и поймает ее в свои сети. К тому же, без своих денег Демиан тоже был никому не нужен, и теперь его можно было спокойно убить. Это развязывало Ахунду руки. С таким настроением он и поднялся к отцу с докладом о последних событиях. И никак не ожидал как взрыва неуправляемой ярости, что обрушился на него после его рассказа, так и таких серьезных последствий для него самого.

— Сбежали пленники?

— Да, отец. Капитан Адмирала и Поркл в том числе.

— Плевать мне на них. — Сказал Канцлер. — А Лорд Нуми-Торум?

— Ему повезло, и они забрали его с собой.

— Что? Тор сбежал? — Вскочил со своего места Лорд Эрато. — Ад и все его преисподние! Только этого мне еще не хватало!

— Но, отец, он же совершенно безобиден. Я разобрался в его финансах и хочу сказать тебе, что он полный банкрот. — Сказал Ахунд и отлетел к стене, получив жестокую пощечину от отца.

— Идиот! Тебе ничего нельзя доверить! — Бушевал Канцлер. — Этот чертов призрачный Лорд провел нас как последних кретинов, а ты этого даже не понял! Как он это сделал, черт возьми? Я следил за ним и его ближайшим окружением, и все равно он оставил нас в дураках!

— Но, отец, ты преувеличиваешь!

— Я? Заткнись, щенок, и подумай своими куцыми мозгами. Состояние рода Нуми-Торум огромно, его собирали миллионами лет, и даже если бы эта стерва Принцесса каждый год покупала бы себе по планете, то все равно не смогла бы потратить и половины! Я начинал работать у его отца, и я знаю, о чем говорю! За эти годы Тор наверняка только увеличил его. Гениальный сукин сын! Он умудрился спрятать такую чертову кучу денег так, что никто ничего не заметил. Как? Это невозможно сделать за год или за два, а это значит, что Лорд просчитал наши действия много лет назад.

— Но..

— Что но? Что? По странному стечению обстоятельств его сын сбежал из-под венца в самый последний момент, дочь исчезла вместе с ним. Жена все эти годы унижала и выставляла Нуми-Торума полным дураком, и он наверняка ненавидит ее. Мы не можем никак повлиять на него через его близких! А теперь ему повезло настолько, что его спас от неминуемой смерти вместе со своим капитаном безжалостный и неумолимый Адмирал пиратов! Император сделал его Опальным Лордом, освободив от жены официально. Ты понимаешь, что теперь Нуми-Торум абсолютно свободен, а все его состояние так и осталось при нем? Как ему удалось провернуть такое? Использовать нас всех так, что мы этого даже не поняли! Мы обязаны узнать, что Лорд будет делать дальше!

— Мстить Императору? — Рискнул предположить Ахунд и тут же пожалел о том, что вообще открыл рот.

— Ты меня спрашиваешь? Это ты должен был мне ответить на этот вопрос! Я просмотрел записи с допросов Лорда Тора. Он отвечал на ваши вопросы так, что не соврал ни разу, при этом толком не ответив ни на один! Мы должны выяснить, что он затевает столько лет. — Канцлер в бешенстве посмотрел на сына. — Мне плевать, что ты будешь делать, но максимум через два месяца у меня должны быть или его дети, или он сам. И полное понимание его планов. Ты понял меня? Иначе я женю твою сестру на двоюродном брате Кавалонго и сделаю Наследником его. Убирайся с моих глаз.

Так Ахунд и оказался у разбитого корыта. Совершенно неожиданно он оказался на грани потери наследства из-за слизняка Нуми-Торума! Легенда о том, что никто из врагов этого рода долго не живет, очень некстати всплыла в его голове, заставляя нервничать еще больше. Он задумался и понял, что у него остался только один выход. Ему придется обратиться за помощью к Тени, даже если придется отдать за это душу. Эрато собрался с силами, и через полчаса личный звездолет Канцлера покинул Красную Планету, гиперпрыжком направляясь в 10-ый Галактический сектор.


4-ый Галактический сектор, планета Танатос, дворец Рэйнор, 20 января 1 485 358 года

Тор стоял на своем любимом балконе и смотрел на Водопад Тысячи Радуг. Кары туристов слегка портили картину, но пока не было Беллы, он мог позволить простым смертным наслаждаться одним из Новых Чудес Света. Двенадцать лет назад Тор стоял здесь с задыхающейся от жары дочерью и смотрел на пустыню, а теперь его родина превратилась в край вечных джунглей, пальм, озер и водопадов. Он совершил невозможное, изменив целую планету всего за десятилетие, но оно того стоило. Подданные, в первые годы весьма скептически воспринимавшие его указания и распоряжения, увидев первые результаты, загорелись таким энтузиазмом, что дальнейшая его работа в этом направлении свелась только к одобрению очередных ландшафтов и выделению денег.

И только одно Высший Лорд придумывал и воплощал в жизнь лично, руководя абсолютно всем. Радужный водопад для Беллы. Он так хотел, чтобы Танатос стал для нее родным домом. Их домом, еще более красивым и любимым, чем тот, в котором она провела так много времени вместе с Создателем. Ветер, наполненный мельчайшими каплями воды, овевал голые плечи и открытое миру лицо, дразня, намекая, подталкивая. И Тор не удержался, расправил крылья и ухнул вниз с балкона, пролетая сквозь Тысячи Радуг и ныряя в водопад. Свобода кружила голову, а предчувствие скорой встречи с любимой снова заставляло верить в чудеса.

Хоттерм и Рогос стояли в тени коридора недалеко от выхода на террасу и, как маленькие дети, наслаждались мороженым, секрет изготовления которого так и не смогли вытрясти из жителей Танатоса самые изощренные и опытные шпионы.

— Рогос, я вот не понял. Какого черта Тор рассекает на своих крыльях как птица? Вы же не можете на них летать!

— Не можем. И я понятия не имею, как он это делает! Я его вообще не понимаю. То, что представители рода Нуми-Торум это эталон красоты для даманов знают абсолютно все, но Лорд Тор это просто нечто! Он весь какой-то слишком.

— Это ты о чем?

— Слишкомсильный, умный, терпеливый, властный и красивый. А теперь вот еще и летающий. Я пару раз видел Императора Люзефа, так он Высшему Лорду и в подметки не годится!

— Мда, а ведь я еще не дал Тору разойтись как следует, душа его порывы покомандовать в зародыше! Наверное, слово Высший в его титуле это даже не намек, а прямое указание на то, что он уже не с нами, а с ними.

— Эм? С кем?

— Лорд Нуми-Торум равен Творцам и Создателям, Рогос, — сказал задумчиво Хоттерм, и тут же принялся стучать по спине подавившегося мороженым дамана.

— Ты что несешь, Адмирал?! Это же невозможно!

— Да ну? А то, что сделал Тор со своим телом и со своей жизнью возможно?

— О… ну… нет. Ты прав. Я так понимаю, что этим разговором ты готовишь меня к тому, что его врагом будет вовсе не Император даманов?

— Да. Веселая жизнь ждет нас уже очень скоро, Рогос. И если тебе есть с кем прощаться, то лучше с этим не затягивать.

— Я понял, Адмирал. Но за эти годы я так и не нашел никого, кто мог бы вызвать во мне хотя бы каплю того, что есть между тобой и Дастет. Поэтому я уже готов.

— Хорошо. Тогда твои каникулы закончены, капитан. Один из наших кораблей пропал в 8 м Секторе, и ты понимаешь, что скорее всего с ним случилось.

— Пожиратели?

— Да. Но! Один из звездолетов, контролировавших 7й сектор засек их сигнал бедствия с Рахаса и вылетел им на помощь. Вчера они добрались до планеты, обшарили ее и не нашли никого.

— Что, даже зомби?

— В том то и дело. Планета была абсолютно чиста. На ней не было ни живых, ни мертвых. А в городах землю покрывал толстый слой пепла.

— Кто возглавлял пропавший корабль?

— Сашо.

— О, это ходячее недоразумение? Ну, раз это бангалор, то ты должен знать, жив он или нет. Вы же связаны между собой.

— Да. В этом все и дело. Я знаю, что Сашо жив. А это означает, что их спасли. Что в свою очередь говорит о том, что вероятнее всего мы нашли тех, кого искали по просьбе Лорда Тора.

— Отличная новость.

— Да. Но они опять испарились, и наши ребята не могут их найти. Скорее всего, они отправились в 7й или 6й Сектор на заправку. Вряд ли у них осталось много топлива с 11го Сектора.

— Что? Они летят оттуда? Но как они тогда умудрились пролететь 10й? Ведь там база Пожирателей!

— Понятия не имею. Бери «Беглеца», выбери самых надежных, заправь полные баки Х-топлива и лети в 6й Сектор. Твоя задача найти наш призрачный корабль и сопроводить его в 4й. Потом охранять их, куда бы они ни направились.

— Не понял, а что они там забыли? В этом секторе кроме жалкой кучки едва вышедших в космос планет ничего нет. Поверь мне, я провел в 4 м Секторе секторе чертову кучу времени!

— Именно поэтому я тебя и отправляю. Планета, куда они направляются, не вышла в космос, и на ней есть база Странника. — Сказал Хоттерм, готовясь снова откачивать дамана, но тот только расхохотался.

— Черт возьми, Адмирал! Вот что значит судьба! Как ты думаешь, что я делал там много лет назад?

— Грабил торговцев?

— Нет! Искал базу Странника! Какое облегчение знать, что я был прав, и она действительно там есть! Я вылетаю через полчаса.

— Эй, эй, капитан! Твоя задача не база, а наши гости из 11го сектора, ты понял?

— А кто они такие? Как я их узнаю?

— Среди них точно будут два человека. Черноволосый парень с синими глазами, иногда меняющимися на золотые, и прекрасная блондинка.

— Хм. С парнем еще куда ни шло, хотя не совсем понятно, что значит «иногда золотыми глазами». А вот с девушкой? Под это описание попадает ну очень большое количество людских женщин. К тому же я даман, а у нас представления о красоте с людьми, знаешь ли, отличаются!

— Не переживай, Рогос, Ееты узнаешь сразу. — Сказал Хоттерм. Даман задумался, а потом перевел ошарашенный взгляд на Адмирала.

— Принцесса и Оборотень?

— Да. Думаю, пояснений больше не требуется?

— Я вылетаю немедленно, Адмирал. — Склонил голову Рогос и быстрым шагом удалился в направлении космопорта.

— Ну-Ну, старый пройдоха. Так-то ты выполнил мою просьбу лично заняться нашими друзьями? — Спросил Тор, возникая на пороге террасы.

— Ха, ты же не сказал, что я лично должен быть на корабле, который уйдет на их поиски! Учись правильно отдавать приказания, Высший Лорд. — Ухмыльнулся Хоттерм, наблюдая, как легко движется к нему мускулистый и ладный даман. От него веяло такой силой и мощью, что бангалор поежился, понимая, что даже он вряд ли смог бы с ним справиться.

— Туше, Адмирал. — Улыбнулся Тор. — Пойдем, у нас много дел. Мы должны убедиться, что стратегически важные для нас места, находятся под нашим контролем, а военные готовы к немедленным действиям. Скоро нежить начнет свое наступление. Армия Большого совета полностью дезорганизована, а Звездный патруль, единственные, кто смогут сопротивляться, просто утонут в потоке этой дряни. Нам придется защищать планеты Большого круга самим.

— Неужели ни одна из десяти рас не поддержит Патруль?

— Увы, Адмирал. Как только станет понятен масштаб бедствия, все развалится как карточный домик и каждый будет сам за себя. Третий игрок сделал все, чтобы так оно и случилось. Хуже всего то, что Общий Разум не вмешивался в происходящее, как будто был с ним заодно. И это убивает меня больше всего.

— Не переживай, Тор. Скоро мы будем не одни, и я уверен, что главная битва состоится вовсе не между живыми и мертвыми. Все будет решать Странник и его враги между собой.

— Это понятно, друг мой. Но у людей есть такая поговорка: дрова рубят, щепки летят. Боюсь, что в данном случае, щепки это мы.

Глава 19. «Меж двух огней или старые добрые враги»

7-ой Галактический сектор, Летучий Голландец, 22 января 1 485 358 года

— Ну ты силен, Сашо! — Сказал Драко, наблюдая, как бангалор поднимает тяжеленные гантели, прокачивая бицепсы.

— Конечно! Это ты задохлик, а я в твои годы, таких как ты, одной левой поднимал! Вы люди вообще такие слабые!

— Хорошо тебе говорить, ты же бангалор! У тебя четыре руки и силища от рождения не меряная. Но вот Доминик с тобой еще поборется, а Князь так вообще за пояс заткнет!

— Ага, конечно!

— Ты мне что, не веришь?

— Ха-ха. Нет, конечно!

— Спорим?

— Нет, я маленьких не обижаю, — снисходительно сказал Сашо, любуясь в зеркале, как две звезды, переплетенные нитью, перекатываются на предплечье.

— Красивая тату, а что она означает? — Спросил Драко.

— А ты не знаешь? — Удивился бангалор. Об этом знали все во Вселенной. Кроме этих странных людей.

— Нет, расскажи?

— Э нет, не могу.

— Тогда давай спорить. Если ты проиграешь, то расскажешь про тату. Если проиграет Дом, то…

— Ты поведаешь чуть больше о своих таинственных аристократах, идет? Мы с вами уже неделю, но толком никого, кроме тебя и не видели!

— Хм. Знаешь, мне надо уточнить у Дома. Ты же понимаешь, капитан может нам всем так вломить, что жить не захочется.

— Что надо у меня уточнять? — Спросил, появляясь в дверях спортзала, Доминик. Оценил физическую форму бангалора. Впечатляет, что и говорить. Только вот до Хоттерма ему все-таки далеко.

— Сашо сказал, что поборет тебя на руках. И не только тебя, но и Князя.

— Да ты что! — Рассмеялся Дом. Бангалор поднялся и подошел к нему.

— Ты так уверен в своих силах, человек? — Спросил Сашо, слегка задетым откровенным пренебрежением в голосе человека.

— Конечно!

— Спорим? Боремся правыми руками. Я буду пользоваться правой верхней.

— Хорошо. Хотя подожди, а какая разница верхняя или нижняя?

— Нижняя сильнее.

— О! Тогда давай нижней бороться, а то потом скажешь, что я жульничал. — Ехидно сказал Дом, краем глаза наблюдая за собирающимся на шум народом.

— Да ты, я смотрю храбрец! А мне ничего не будет, если я тебе руку сломаю? — Уточнил Сашо, азарт бурлил в крови.

— Не будет, не переживай. Драко, ты условия проговорил? На что спорим?

— Он рассказывает про тату, а мы про нас.

— Понятно. Идет.

Стол для армреслинга организовали моментально. Дом и Сашо уселись на свои места, когда дверь в спортзал открылась, и на пороге возникли Макс и Диана. Все притихли.

— Как интересно! — Протянула Миледи.

— Кто принимает ставки? — Спросили Макс и народ снова оживился.

Счет решили вести до трех. Бангалор обхватил руку человека, и почувствовал, какая она сильная и горячая. Хм, соревнование обещало быть интересным. Но противника все равно недооценил, и первый раунд выиграл Дом. Сашо собрался и выиграл второй. Они поставили руки для третьего.

— И что здесь происходит? — Спросил холодный голос и дружный стон огласил помещение.

— Послушай, капитан! Тут очень важный политический вопрос решается! — Сказал Макс.

— Хм, интересно. И кто выигрывает?

— Ничья. Сейчас решающий раунд!

— Понятно. — Сказал Кристоф, с интересом наблюдая за Домом. Ну надо же, а он оказывается очень силен! Видимо, все его оборотнические штуки не прошли даром, изменив тело Доминика навсегда. А если учесть, что граф когда-то сделал так, чтобы их тела не менялись, то все изменения пошли вглубь, не увеличивая мышцы, а делая их сильнее.

Доминик собрался и вступил в битву, но отвлекся на болеющую за него Диану и проиграл.

— Ты очень силен, человек. Просто невероятно! Мы с тобой равны по силе. Можем побороться еще раз, если хочешь.

— Предлагаю померяться силой со мной. — Сказал Кристоф, и в зале повисла оглушительная тишина.

— Что ты сказал? — Отмер Макс.

— Сашо, я предлагаю тебе побороться на руках со мной. Один раз. — Повторил Кристоф. Бангалор недоверчиво смотрел на него и молчал.

— Эм, капитан, а может не надо? Я понимаю, что у него две правых руки, но ему все равно будет очень неудобно ходить со сломанной. — Сказала Диана.

— Я принимаю вызов! — Тут же сказал Сашо, одновременно соображая, то ему теперь делать.

Бангалор посмотрел на этого опасного типа с невероятно изящными ладонями. Он же сломает ему пальцы сразу, как только прикоснется! Капитан не спеша расстегнул элегантный жакет, стянул его с себя, отдал Князю, оставшись в элегантной светлой рубашке. Бангалор внимательно посмотрел на него и вдруг понял, что под одеждой скрываются широкие плечи и перекатываются очень даже не хилые мышцы, а хрупкая рука при ближайшем рассмотрении мгновенно таковой казаться перестала. Капитан закатал рукав чуть выше локтя, Сашо оценил вид и окончательно понял, что граф не просто так предложил побороться на руках. Ну что же, посмотрим, кто кого! Они поставили руки, и бангалор почувствовал, что ладонь в его пальцах холодна как лед. Какого черта? Они тут все не люди, а черти что! Один горячий как печка, второй холодный как морозилка.

— Мы не обсудили главный вопрос, Сашо. Наши ставки. Если не возражаешь, я назову обе.

— Но..- начал было бангалор, но капитан посмотрел на него так, что он тут же закрыл рот.

— Итак. Если выигрываю я, вы отказываетесь от своих планов захватить наш корабль, уважаемые пираты. И платите серьезный выкуп по моему усмотрению. — Сашо вздрогнул и хотел вскочить, но граф сжал руку и он был вынужден сесть на место. — Если выигрываешь ты, то я не выкидываю вас в открытый космос сразу по окончании спора, а доставляю до обитаемой планеты и оставляю в живых. Согласен?

— Да. — Тут же согласился бангалор. В данных обстоятельствах это было очень щедрое предложение со стороны капитана. Откуда он только узнал?

— Ты готов? — Спросил Кристоф, дождался утвердительного кивка, взмаха Драко и, не торопясь, начал сжимать ладонь бангалора в своей, одновременно потихоньку прижимая его руку к столу. Сашо старался изо всех сил, но силы были явно не равны, и через секунду Кристоф выиграл.

— Граф, вот вечно ты так! Мы даже не успели собрать ставки! — Сказал недовольно Доминик.

— Кто вы такой? — Спросил Сашо, любопытство в нем всегда пересиливало осторожность и благоразумие.

— Хороший вопрос, бангалор! — Усмехнулся Князь. Граф только улыбнулся и пираты прищурились.

— Зачем вам нужен наш корабль? — Спросил капитан, и Сашо заерзал. — Не зли меня, пират.

— Понимаете, сэр. — Начал бангалор, понимая, что против этихлюдей они ничего сделать не смогут. — Мы патрулировали 8й сектор, но на нас напали пожиратели, и мы чудом от них сбежали на Рахас. Потом вы нас спасли, мы с вами уже шестой день, но так и не сообщили о себе в штаб. Наши ребята по любому пойдут нас искать, и тоже попадут в лапы нежити. Совершенно зазря! Мы хотели скинуть им сообщение, чтобы они знали, где нас искать.

— И все?

— Ну, не совсем, — замялся Сашо. — Ваш корабль это просто что-то! Мы бы вас высадили на одной из наших планет, дали другой звездолет и отпустили.

— Посмотрите, какие благородные разбойники нынче пошли! — Удивился Доминик. — Не то, что раньше!

— А вы что, уже встречались с пиратами? — Опять не удержался Сашо и увидел, как переглянулись между собой Миледи и Доминик.

— Было дело, — улыбнулась блондинка. — А кого вы искали в 8 м Секторе?

— Нам сказали, что там может появиться корабль, которому может понадобиться наша помощь.

— Как интересно. А как вы должны определить, что это именно тот звездолет, что вам нужен?

— Скорее всего у них очень мало топлива, потому что летят они из 11го Сектора, и звездолет необычный, — начал перечислять бангалор и, заканчивая список, понял, что лоханулся по полной программе, — а еще в команде у них прекрасная блондинка, — он перевел взгляд на Миледи, — и черноволосый мужчина с темно-синими глазами. — Посмотрел Сашо на Дома. — Твою мать!

— Да, так лохануться могли только мы, лейтенант! — Сказал стоящий за ним даман. — Мы опять станем посмешищем среди всей братии.

— Это я вам гарантирую, — рассмеялся Доминик, — а кто у вас главный?

— Адмирал Хоттерм, кто же еще!

— Что? Он все еще пиратствует? — Возмутилась Миледи и пираты уставились на нее во все глаза. — Да я ему все руки повыдергиваю!

— Принцесса, успокойся, а? — Сказал Дом, увидел, как расширились все три глаза Сашо, и вздохнул. — Да, она принцесса, ну и что? И руки тоже повыдергать может. Она у нас такая, буйная.

— Как с ним связаться? — Вмешался в разговор капитан.

— С ним никак. Он только со своими Капитанами разговаривает.

— А их четверо? — Уточнила Диана.

— Да, а откуда вы знаете?

— Да уж знаю, — улыбнулась Миледи. — Вот ведь нахал! Вот я ему при встрече устрою разбор полетов!

— Князь, приведешь Сашо на мостик через десять минут. Дом, Миледи идемте. — Закончил разговор капитан.

Они вышли, а оставшиеся переглянулись между собой. Ситуация поменялась так кардинально и стремительно, что это нужно было еще осознать.

— Ну ребята, вы просто идиоты. Без обид! — Сказал весело Макс, наблюдая за пиратами.

— Да уж! Хоть вообще к нашим не возвращайся!

— Подождите, вот Доминик до Адмирала доберется, такого ему наплетет, что вы станете самыми знаменитыми комиками во Вселенной!

— А они что, знакомы?

— Да. Встречались один раз.

— Ха, тоже мне, подвиг! — Усмехнулся даман. — Таких как они легион!

— Не совсем, — ухмыльнулся Макс и добил, — это они захватили флагман Адмирала двадцать лет назад.

— Что? Не может этого быть! Миледи и Доминик? Но они же младенцы! Они же в это время в люльках еще лежали!

— Ага, конечно. Это ты Хоттерму расскажи. И его жене. Он ведь сейчас женат?

— Да, а это-то откуда вы знаете? — Удивленный бангалор это уморительное зрелище, и Макс рассмеялся.

— Идем. Много будешь знать, скоро состаришься.

Они вышли, забрав с собой Драко и оставив пиратов в полном шоке переваривать полученную информацию.

— Хэй, ребята! Как же я рад вас видеть! — Сказал Сашо, всматриваясь в лицо капитана второго пиратского корабля.

— Ты куда пропал? Пожиратели постарались?

— Да, нас спасли добрые люди. — Ответил Сашо и увидел, как рассмеялся пират.

— Ты серьезно? Надеюсь, вы не убили их в благодарность?

— Хохмач, блин! Вовсе не смешно.

— Ладно, я просто рад, что ты жив.

— Послушай, мне надо связаться с Капитаном. — Сказал Сашо и увидел, как напрягся даман.

— Ты нашел тех, кого мы искали?

— Эммм. Они меня нашли.

— Да ладно! Ты серьезно?

— Вполне.

— Хорошо, я сейчас скину… — начал было пират, но закончить не успел, потому что на втором экране его корабля возникло лицо дамана, с недовольным выражением лица уставившегося на него.

— Лейтенант, у вас есть новости?

— Да, сэр. Сашо на связи. Минутку, — даман переключил настройки и теперь все трое уставились друг на друга. Бангалор вздохнул, и собрался было начать рассказывать свою грустную историю, как в дело вступили люди.

— Дом, я тебе не кажется, что этого самоуверенного дамана мы с тобой уже видели раньше?

— Хм, может быть. Разве всех упомнишь, кто тогда на Флагмане был? — Сказал Доминик, вспоминая. — А! Наверное, он из тех, что с Адмиралом сбежали?

— Да, Высший Оборотень. — Решил напомнить о себе даман. — Я из тех. Меня зовут Рогос. Рад видеть вас снова, Принцесса.

— Хм, а я вот не уверена, что рада тебя видеть! — Сказала Диана, отодвигая ошарашенного Сашо на задний план. — Какого черта вы пиратствуете?

— Принцесса, я вас прошу, не сейчас! Хоттерм вам сам все расскажет.

— Ну-ну, жду не дождусь! Когда и где мы с ним встретимся?

— Адмирал сейчас в гостях у друга. Если все пойдет как запланировано, то там и встретимся.

— Хм, а его друг. Он такой, красивый, черный, терпеливый и всеми командует? — Уточнила Диана и почувствовала рядом с собой Изабель. Рогос с удивлением посмотрел на красивую черноволосую девушку, возникшую рядом с Принцессой словно из воздуха.

— Эм, как сказать. Он стал таким пару дней назад.

— В каком смысле? — Спросила брюнетка.

— Это долгая история и расскажу я ее только при личном разговоре, госпожа. — Сказал Рогос, хвостом чувствуя, что эта красавица очень не проста, и почему-то имеет полное право задавать вопросы о Торе. Откуда взялась такая уверенность, он объяснить так и не смог.

— Но сейчас с ним все в порядке?

— Да, в полном. Мы думали, что он еще неделю в себя приходить будет, а он на своих ногах из тюрьмы вышел!

— Откуда? — Нехорошо посмотрела на него брюнетка и Рогос понял, что ляпнул лишнее.

— Да все уже нормально, правда!

— Из какой тюрьмы он вышел, даман! — Спросила девушка, и капитан почувствовал, как раскаленная рука начала проникать в его мозг. Рядом с ней возник Ангел, положил руку на ее плечо, и огонь тут же исчез из его головы. Какой кошмар!

— Из императорской тюрьмы даманов.

— Кто приказал его пытать?

— Император, Канцлер Эрато. А его сын лично участвовал в пытках. — Сказал Рогос, стараясь отвечать максимально правдиво. Его мозги ему были дороги!

— Они всё еще живы?

— Да. Послушайте, госпожа. У Лорда есть план, и мы с ним не спорим. Сейчас он в прекрасной форме, это я вам как даман говорю. Он безупречен. — Поклялся Рогос и увидел, что брюнетка слегка расслабилась. Кто она такая? Какое ей дело до Лорда Нуми-Торума?

— Оставим это. — Вмешался в разговор Ангел. — Я граф де ла Фер. Капитан этого корабля. Мы спасли ваших людей с Рахаса, а они хотели захватить мой корабль в благодарность. Рогос, у вас все такие умные или только команда Сашо?

— Что? Эти остолопы не поняли, кто перед ними, даже когда попали на борт вашего звездолета?

— Да.

— Простите, граф. Но такое могло случиться только с Сашо. Именно поэтому их и отправили в 8й сектор. Они всегда попадают в дурацкие переделки, но раз за разом из них выбираются. Как видите, мы в них не ошиблись.

— Понятно. Вы нас нашли, что дальше?

— Мы должны передать вам горючее и припасы, если это необходимо. А потом сопровождать в путешествии в качестве охраны. Если вы решите встретиться с руководством, то проводить вас к ним.

— Где вы сейчас?

— 4й сектор. Вы в центре 7го? Можем быть у вас через 9 часов. Может, чуть раньше.

— Хорошо. Мы ждем вас в этой галактике, координаты у вас есть. — Сказал граф. Повернулся к капитану второго корабля. — А вы где?

— В самом начале 7го Сектора.

— Сможете к нам добраться быстро?

— У нас есть Х-топливо, но не очень много. Мы его на всякий пожарный случай бережем.

— Этот случай уже наступил. Пожиратели оживились, я чувствую, как концентрируется воля, контролирующая их.

— Делай так, как говорит граф. — Вмешался Рогос. — Не будет терять время. Мы идем к вам.

Он отключился, второй капитан открыл было рот, чтобы продолжить разговор, когда на его корабле все пришло в движение. Сигнал о нападении резанул всех по нервам.

— Не вступайте в перестрелку, просто прыгайте в нашу сторону. Живо! — Повысил голос Кристоф.

Лейтенант моргнул и начал отдавать необходимые указания, но не успел. Свет в их рубке моргнул, переключаясь на аварийный, но этого хватило, чтобы сбить настройки гиперпрыжка, пилот вернул их, но тут на мостик ворвались пожиратели. Кристоф и Изабелла сделали все, что было возможно, чтобы помочь пиратам, но были слишком далеко, а команда корабля состояла всего их двадцати разумных. Через десять минут все было кончено.

— Черт возьми! Вы это тоже увидели? — Спросил Макс. — Пожиратели, это переделанные люди. Ни даманов, ни бангалоров, ни других рас, никого!

— Зомби могут стать только те, кого ты перечислил, Князь. А Пожирателями только люди. — Мрачно сказал Сашо. — Все остальные от их укусов просто рассыпаются в пыль.

— Почему?

— Потому что люди могут приспособиться к любым условиям. Они как тараканы, их невозможно истребить полностью. — Холодно ответил за него граф, и Сашо окончательно понял, что капитан к человечеству имеет отношение весьма посредственное. Кто он такой?

— В этом наш плюс, и наш минус. — Задумался Дом. Бангалор усмехнулся про себя. Конечно, тоже мне, человек! А то он не слышал, как Рогос его Высшим Оборотнем назвал! Понятно, почему он такой сильный!

— Граф, что делаем дальше? — Спросила Изабель.

— Хороший вопрос! Пожиратели перешли границу 8го сектора и взялись за 7й. Чем больше планет они захватят, тем больше зомби и пожирателей сделает Чужой. Их надо остановить. В 8 м секторе мы ускользнули от пары кораблей Звездного патруля, но, может, стоит им рассказать последние новости? В конце концов, теперь мы в центре 7го сектора и легко сойдем за туристов.

— Это кто сойдет? Ты? Не смеши мои шнурки, граф! — Сказал Доминик.

— Ну хорошо, великий актер. Давай, действуй. Наведи панику как следует, а заодно подежуришь в рубке до прибытия Рогоса.

— Эй, но сейчас твоя смена!

— Поздно, Дом. Итак, мы заправляемся, прыгаем в 4й сектор. Снова заправляемся уже по нормальному. Собираем военный совет и решаем, что делать дальше.

— Мы все встретимся лично? — Спросила Изабель, глядя в глаза Кристофа. Тот погрустнел и виновато отвел взгляд.

— Прости, но это слишком опасно. Мы не можем себе этого позволить.

Она помрачнела, Князь подошел к ней и прижал ее к себе. Сашо смотрел и ничего не понимал. Кто все эти существа? Что вообще происходит?

— Но, я тут подумал, — вдруг улыбнулся граф, — если вы очень сильно захотите, то невозможное станет возможным. Он ведь так говорил? Мы поможем, я обещаю.

— Дом, а Дом? — Драко подергал за рукав сидевшего в кресле пилота оборотня. — Ты понимаешь, что происходит?

— Да, конечно.

— И что?

— Не скажу!

— Но почему?

— Это длинная история, и если у них все получится, то ты все увидишь сам.

— У кого у них? У Изабель и кого?

— Драко, не приставай. Скоро все увидишь, — улыбнулся Дом, перевел взгляд на отчаянно подслушивающего Сашо и подмигнул. — Ждать осталось совсем недолго.

— Вечно ты так! Сплошные тайны, а мне никто ничего не говорит! Вот уйду от тебя к Князю обратно, тихушник!

— Он тебя не возьмет, — улыбнулся Дом, взъерошил волосы на голове Драко. — Отведи нашего обалдевшего друга к остальным и возвращайся.

Драко засопел, но послушно взял Сашо за рукав и потащил к выходу.

— Что значит «уйду к Князю обратно»? Ты что, спишь с ними? Ты же маленький мальчишка! — Спросил совершенно обалдевший бангалор. — Да я им все причинные места поотрываю!

— Тсс, ты все не так понял, лейтенант. Идем отсюда, пока Князь или Дом не услышали, а то тебе точно крышка будет. Даже Принцесса не спасет.

— А как я должен это понимать? — Уперся Сашо.

— Что случилось? — Спросил Макс, возникая рядом с застрявшим в дверях бангалором.

— Ничего, Князь. Все в порядке! — Ответил Драко изо всех сил таща огромного пирата за собой.

— Вы с Домом что, спите с этим ребенком? — Зло посмотрел на него Сашо, Макс удивленно моргнул.

— Ой, дурак! Ну совсем идиот, а? — Простонал Драко и нырнул за угол. А бангалор пролетел мимо него далеко по длинному коридору и приземлился головой о стену. Князь поднял бангалора за шею одной рукой и прижал к стене.

— Я тебе сейчас за одну только мысль об этом все мозги выбью, кретин!

— Прости! Я просто не так понял! — Прохрипел Сашо, чувствуя, как быстро нагреваются, сжимаясь на его шее, пальцы Князя. Тот убрал руку, и он мешком упал на пол. Да твою ж налево! Весь экипаж этого чертового корабля просто мутанты какие-то! К дьяволу их всех. К нему подошел Драко и помог подняться.

— Князь, мы сами разберемся, правда! Я ляпнул, не подумав, а он хотел за меня заступиться.

— Понятно. Вечером зайдешь ко мне и все объяснишь. Ты понял?

— Да, хорошо. Только Дома позови, чтобы два раза не повторять.

— Договорились. — Сказал Макс и ушел обратно на мостик.

— Сашо, не лезь к нам. У нас очень странная компания. Я не знаю и половины того, что происходит, но уверяю тебя, ко мне здесь относятся гораздо лучше, чем я заслуживаю. И никто со мной тут спать не собирается, это просто невозможно.

— Ну ладно. Поскорее бы с нашими встретиться, ноги моей здесь больше не будет.

Через 8 часов Летучий Голландец завис рядом с вышедшим из гиперпространства «Беглецом», и Рогос вошел на мостик корабля Принцессы. Дверь за ним закрылась, и он остался один на один с долгожданными гостями.

— Добрый день. Рад увидеть вас всех лично. Представлюсь еще раз. Рогос Тан, помощник Адмирала Хоттерма, Капитан космических пиратов.

— Я так понимаю, что ты и твои люди на неопределенное время становятся нашими телохранителями? — Спросил граф.

— Да.

— Кто был инициатором этого?

— Лорд Нуми-Торум, он очень переживал за вас. Хоттерм сказал, что первый раз в жизни получил от него такое указание. — Сказал Рогос и увидел, как заулыбались все присутствующие, а опасная брюнетка начала даже слегка переливаться. — Что?

— Ничего, не обращай внимания. Мы очень странная компания, так что привыкай. — Сказал зеленоглазый силач и крепко пожал ему руку. — Князь Максимилиан. Можно просто Макс. Охраняю Принцессу и графа.

— Понятно. — Рогос украдкой потер помятую им руку. Силен! Перевел взгляд на брюнетку и подростка.

— Драко, — улыбнулся парень. — Я в их компании недавно, и тоже ничего не понимаю. Так что будем разбираться вместе.

— Отлично, это обнадеживает, — махнул ему хвостом даман и повернулся к девушке. Она подошла к нему и протянула руку. Он поцеловал кончики пальцев.

— Изабель. Творец. — Скромно сказала она и Рогос понял, почему в его голове смогла появиться раскаленная рука. Обалдеть! Он разговаривает с настоящим живым Творцом! Интересно, что ей нужно от Тора? — Как выяснилось, я здесь за доктора.

— Познакомиться с вами большая честь для меня! — Поклонился даман на всякий случай.

— Меня ты знаешь. Я Доминик, Оборотень. Штурман, совесть и человечная человечность этой безумной компашки, — помахал из кресла старый знакомый. Рогос улыбнулся ему. Этот черноволосый парень казался самым нормальным из всех взрослых в этом помещении.

— А еще самый большой нахал, — рассмеялась Принцесса, стоящая рядом с капитаном. Он подошел к ней и опустился на колено. Она в недоумении посмотрела на него.

— Звездная Принцесса. Я очень рад видеть вас снова. Мы все обязаны вам по гроб жизни.

— Это еще почему? — Удивилась Миледи и подняла его с пола. Рогос улыбнулся.

— Вы помогли Адмиралу найти Дастет. Они стали символом нашей разномастной команды и его расы.

— Ага, он все — таки занялся бангалорами?

— Да. Но, думаю, они при встрече вам сами все расскажут.

— Однозначно. Я на этом корабле пилот и искатель приключений. — Сказала она, и остальные рассмеялись.

— Ваша татуировка. Две звезды, переплетенные нитью. Это Хоттерм и его любимая? — Спросил граф, поднимаясь с кресла штурмана.

— Да, капитан. — Подтвердил Рогос, понимая, что сейчас услышит самое невероятное. Принцесса могла подчиняться только исключительной и невероятной личности.

— Я граф де Ла Фер. В основном. — Сказал капитан, получил тычок в бок от Миледи и добавил. — А еще Странник. Думаю, ты должен это знать. Ты же наш телохранитель!

Рогос молча смотрел на графа и не мог поверить в происходящее. Он, простой даман, стоит в рубке очень необычного звездолета и разговаривает с ожившей древней легендой. Может, он сошел с ума?

— Водички дать? — Ехидно поинтересовался Макс, и даман пришел в себя.

— Эм. А вам нужны телохранители? — Спросил он капитана.

— Как тебе сказать. Не уверен, но пока Изабель с нами, Высший Лорд ни за что не позволит тебе отойти от нас ни на шаг. Твоя основная задача это она.

— Серьезно? А почему?

— У нее к нему есть важное дело. Чем быстрее Изабель встретится с Тором, тем лучше для нас всех.

— Госпожа? — Посмотрел на нее Рогос.

— Так и есть, Капитан. Можно мне поговорить с Высшим Лордом? — Спросила Изабель.

— Да, но мы стараемся этого не делать. Слишком большая вероятность, что разговор перехватят.

— Он прав, Изабель. Давай сделаем так. На планете Трех Королей мы сможем поговорить с ним и с Адмиралом с моей базы безопасно. Никто не сможет прослушать наш разговор, Странник я или кто? — Предложил Кристоф.

— Как скажете, граф. — Склонил голову даман. Называть этого Ангела Странником было слишком странно. Понимание того, кто перед ним, никак не хотело поселяться в его голове.

Через час топливо было перекинуто на Летучий, и оба корабля готовились к гиперпрыжку, когда пространство рядом с ними всколыхнулось, выпуская наружу жуткий звездолет Пожирателей.

Глава 20. «Разминка или немного о старых и новых друзьях»

7-ой Галактический сектор, 22 января 1 485 358 года

— Мы не можем уйти и оставить их здесь хозяйничать. — Сказал Кристоф, разглядывая огромный грузовой корабль.

— Там около миллиона зомби и штук сорок пожирателей. — Открыла глаза Изабель.

— Мы ничего не сможем сделать с таким безумным количеством нежити! — Помрачнел Рогос, висевший на видеосвязи.

— Зомби не проблема. — Задумчиво щелкнул пальцами Кристоф. Изабель прикрыла глаза и улыбнулась.

— Да, ты крут, Странник. Остались только Пожиратели.

— Что, серьезно? — Рогос устал удивляться. — Тогда надо забраться на этого монстра и перебить этих уродов.

— Отличная идея! — Сказала Диана, потирая руки, увидела лица мужчин и скисла. — Что? Вы оставите меня сидеть здесь как последнюю неудачницу?

— Конечно! — Ответил за всех Доминик и поднялся с кресла.

— А ты куда собрался? — Спросил его Кристоф.

— Как это куда? Нежить мочить!

— Разбежался! Сидишь здесь и бдишь. — Посмотрел на него Кристоф и скосил глаза на жену. Дом сделал скорбное лицо и сел обратно.

— Так тебе и надо, Доминик. Добро пожаловать в мою команду. — Съязвила Диана, прекрасно отследившая подмигивания мужа. — Не переживай, пусть идут. Мы с тобой всегда умели находить приключения на свою задницу.

— Это да, — повеселел Дом, с удовольствием наблюдая, как помрачнел граф и укоризненно покачал головой Макс. — Удачно вам порезвиться!

Рогос слушал переговоры в рубке Летучего и не мог отделаться от ощущения, что для них Пожиратели это игрушки в песочнице. Подумал и решил посмотреть на этих героев в деле лично.

— Господа, я и пятеро моих людей идут с вами. — Сказал он.

— Что? Зачем так много? А вдруг они пострадают? — Возмутился Макс, понимая, что такими темпами ему ничего не достанется. — Граф, шевелись, иначе они всех порубают без нас!

— Я уже понял. Тащи световые мечи и наши сабли. Я возьму пистолеты с пулями и бластеры. Надо понять, из чего их быстрее всего убивать. — Приказал Кристоф, и Макс исчез.

— Граф, хочу напомнить, что этот звездолет вовсе не тренировочная площадка! — Безнадежным голосом напомнил Рогос.

— Думаешь? А по мне так как раз наоборот! Дом, покажи план такого корабля.

— Да пожалуйста! Прикрепите липучку камеры на ухо, чтобы нам скучно не было. И наших пиратов с собой заберите, а то они без дела с ума сходят.

Через десять минут небольшой катер отделился от Голландца и пристыковался к замершему рядом с ними кашалоту. Зачистка жуткого корабля для Дианы и Дома проходила в режиме видеоигры, так как десант разделился на две группы, чтобы не терять время зря. Одной руководил Кристоф, и за нее болела Диана, другой Макс, за нее переживал Дом. Сначала они просто морально поддерживали, затем начали давать советы, а потом вели свои команды, стараясь достать максимальное количество Пожирателей и первыми добраться до командного зала. Конечно же, через пять минут десант включился в спор, и они все увлеклись настолько, что воронку от выходящего из гиперпрыжка корабля, Доминик увидел в самый последний момент.

Появившийся корабль ничем не отличался от первого. Кристоф услышал ругань Дома и бросился обратно к катеру, понимая, что два прохвоста из рубки Голландца ни за что не останутся в стороне от такой шикарной возможности повеселиться. Тем более, что способ, которым лучше всего убивать Пожирателей, они выяснили. Команда графа шла по кашалоту уже больше сорока минут, и чтобы вернуться обратно к шлюзу ему понадобилось целых двадцать минут. Он развеял зомби сразу, как только услышал про второй корабль, но ничего не мог сделать с Пожирателями. Кристоф залетел в катер и едва не прищемил нос Максу и Рогосу, ворвавшимся следом, закрывая люк. Они стартанули и через пять минут выбежали на площадку второго корабля нежити.

— Где эти авантюристы? — Спросил Макс, прислушиваясь к звукам. Гробовая тишина нервировала страшно.

— Наверняка пошли самым коротким путем в зал управления. — Мрачно сказал Кристоф. — Если их не убили Пожиратели, то это сделаю я!

Миледи и Доминик развлекались вовсю. Световой меч в ее руках превратился в круг, а острейшие лапы шипастой и покрытой броней твари, в которую превратился Оборотень, разрывали Пожирателей на лоскутки. Они стояли в центре погрузочной площадки, а нежить кружила вокруг. От нее осталось не больше десяти тварей, когда искатели неприятностей на свою задницу услышали гулкие шаги, а Пожиратели стали нападать только с одной стороны, освобождая место для новенького.

— Кто это там идет, интересно? — Удивилась вслух Диана, оглянулась и едва не пропустила удар тесаком от Пожирателя. — Вот это да! Дом, дружище, глянь, кого принесло!

— Вот это тварь! Я такого в фильме ужасов видел. Мешок на голове, 2,5 м ростом весь утыкан иголками и тащит огромный молот. Хрен убьешь. — Сказал Дом, перекидываясь в человека и отбиваясь от нежити поднятым с пола мечом. — Бежим?

— Ну вот еще! Бери на себя Пожирателей, а я займусь им. Поторопись, Кристоф уже на этом корабле. — Сказала Диана, Дом облегченно выдохнул, понимая, что если вдруг чего, их точно спасут, перекинулся в монстра и принялся методично крошить нежить, стараясь покончить с ними как можно быстрее, и подстраховать Диану.

Кристоф бежал уже десять минут, когда услышал шум битвы. Выскочил на площадку и замер в изумлении. Догнавшие его Макс и Рогос едва не врезались в него и тоже замерли. Весь зал был по колено в ошметках пожирателей, жуткое чудовище добивало последних двух, а посреди этого кошмара хрупкая блондинка откровенно издевалась над высоченным громилой с мешком на голове и огромным тесаком в ручищах.

— Макс, как ты думаешь, нам помочь или не мешать? — Спросил Кристоф не в силах оторвать взгляд от своей своевольной, опасной, ловкой и прекрасной жены. Диана проскользнула у монстра между ног, и он со всего размаха заехал молотом себе в пах.

— Оууу. — Одновременно взвыли все мужчины в зале, рефлекторно складываясь пополам. Монстр покачнулся, но устоял и в ярости начал крушить все подряд. Рядом с друзьями возник Доминик.

— Эх, красота! Давно я так не разминался. — Довольно повел плечами оборотень, наткнулся на многообещающий взгляд Кристофа, поскучнел и попробовал вывернуться. — Ну вот, начинается! А вообще, это Диана во всем виновата!

— Ага, конечно! Наверняка вместе рванули, беспредельщики! Бросили Голландец на произвол судьбы! А если бы еще кто-нибудь приперся? — Возмутился Князь, краем глаза следя за неугомонной сестренкой.

— Там Алекс за главного осталась.

— Что? Одна? Дом, ты в своем уме?

— Да все нормально будет, она справится если что.

— Миледи, прекращай балаган немедленно! — Негромко сказал Кристоф, устав ждать, когда Диане надоест играть с монстром, и переживая за ее безопасность.

Она вздрогнула от его голоса и чуть не пропустила удар. Увернулась и парой взмахов светового меча упокоила огромную тушу нежити навсегда. Кристоф подавил желание немедленно перекинуть жену через колено и надрать ее прекрасную задницу ремнем, холодно посмотрел на нее и тут же отвернулся, чтобы не рассмеяться. Диана шла к нему с видом святого мученика, невинного и покорного злой воле. Коза! Прекрасно знает, что если он начинал улыбаться, то уже не мог сердиться на нее как следует и прощал после пары поцелуев. Хм, но сейчас она его целовать не сможет. Кристоф оживился и приготовился к сюрпризам. Очень интересно, как Диана будет выкруживать у него прощение!

Миледи шла к мужу и перебирала варианты спасения от его гнева. Выходило не очень, потому что все они в конечном итоге сводились к поцелуям и занятиям любовью, не сходя с места. Но сейчас она не могла его целовать! Хм, что бы такое придумать? Вот если бы добраться до их каюты, тогда другое дело! О! Идея пришла в самый последний момент. Диана замедлила шаг, увидела подходящую кучу кровавых ошметков, задержала дыхание от омерзения и случайнопоскользнулась, вымазав в грязи и крови всю одежду.

— Твою мать! — Выругалась она.

Мужчины смотрели на нее с выражением ужаса, жалости и отвращения одновременно. Все, кроме Кристофа. Его глаза смеялись. Уф, он ее уже простил, это, конечно, здорово, но Диана ведь не довела свою задумку до конца. К тому же, страсть в серо-черных глазах любимого гораздо лучше смеха.

— Ты не ушиблась? — Заботливо поинтересовался Дом, не делая, впрочем, попыток ей помочь. Миледи сдержала улыбку.

— Нет, но вымазалась знатно! Так, я в этом на катер не пойду. — Сказала она и начала медленно снимать с себя безрукавку, пачкая ею кое-где чистую рубашку, скинула кроссовки. Мужчины замерли. Джинсы… Дружный вздох. Ру-ба-шку… Осталась в нижнем белье, на-кло-ни-лась и надела обратно кроссовки. Подняла глаза на стоящих с каменными лицами друзей, увидела пылающие огнем черные глаза на невозмутимом лице графа и спокойно сказала. — Вот теперь лучше. Идем, тут больше делать нечего, да и холодно.

— Господа, идите вперед. Миледи, ты предпоследняя, а я замыкающим. — Мрачно приказал Кристоф, сгорая от желания при виде любимой, стоящей в одном кружевном нижнем белье и со световым мечом в руке. Невыносимо! Граф стащил с себя длинный жакет и надел на нее, украдкой проводя по ее нежной коже рукой. Коварная интриганка! Теперь он не мог думать ни о чем, кроме любви к ней. Вот ведь, зараза!

Они сели в катер и через пару минут были на Голландце, где были встречены всеми участниками боев в полном составе. Диана, получив свою порцию восхищенных взглядов и ехидных комментариев, испарилась. Кристоф честно пробыл в компании целых десять минут, простоял еще парочку за широкой спиной Макса и тоже исчез. Зашел в каюту и тут же был остановлен женой, по-прежнему одетой только в его расстегнутый камзол и кружева. Диана положила руку на его плечо и, лукаво улыбаясь, сказала:

— Мы пропустим ту часть, где ты ругаешь меня за самовольство и все такое, и сразу перейдем к той, которая начинается словами: Ты будешь наказана!

— Да? Хорошо, уговорила. — Стараясь быть холодным как льды Арктики, сказал Кристоф. Получилось из рук вон плохо: желание и любовь к жене плескались в нем, грозя прорвать плотину. — Итак, дорогая, ты наказана.

— Как скажешь, начальник. — Тоном опытного заключенного ответила Диана, вытащила вторую руку из-за спины, и он все-таки рассмеялся.

На тонком пальце болтались настоящие металлические наручники. Где она откопала такой раритет? Защелкнул их на ее руках, занырнул головой в ее объятия и поцеловал. Наказание было очень серьезным и продолжалось до тех пор, пока сил у обоих хватило только на то, чтобы, так и не расстегнув наручники, перепутаться телами и уснуть.

Доминик сидел в рубке Голландца и тоскливо смотрел на звезды. Вид портили два жутких кашалота, висевших недалеко. Настроение опять упало ниже плинтуса. Да, похоже, он стареет.

— Пап, не грусти.

— Да я нормально, девочка моя.

— Не правда, я же вижу. Что случилось? — Алекс залезла на колени Дома и он прижал ее к себе. Хорошо, что она с ним. Ему стало гораздо легче, когда эта странная девица появилась в его жизни.

— Все тоже, что и всегда. Иногда у меня бывают такие приступы тоски, не обращай внимания, солнышко. — Бодро сказал Дом.

Диана, стаскивающая с себя одежду на глазах у всех, только для того, чтобы отвлечь Кристофа, все еще стояла перед его глазами. Для него она не делала такого никогда. Он почувствовал теплую ладошку на щеке, привычно скрутил эмоции.

— Кто сможет избавить тебя от нее?

— Боюсь, никто, детка.

— Не правда. Тебе надо влюбиться, и тогда ты точно повеселеешь.

— Вот это вряд ли. Мне никто не подходит, Алекс.

— Просто ты не хочешь смотреть по сторонам, вот и все. Ты красивый, умный и добрый, почему у тебя нет жены?

— Так получилось.

— Не переживай, я найду тебе подходящую. Такую, как Принцесса, только лучше. — Сказала Алекс, и Дом мигом пришел в себя.

— Эм… солнышко, не надо. Я тебя умоляю! Только этого мне еще не хватало.

— Да ладно, пап. Я буду очень строга к кандидаткам, и к тебе допущу только самых-самых!

— Серьезно? Вот спасибо! Но я лучше как-нибудь сам.

— Хоть ты и выглядишь на 25, тебе уже 48, и где результат?

— Александра, это не смешно. Хватит. — Сказал Дом, начиная нервничать.

— Хорошо, хорошо, не надо так хмуриться. — Сдалась Алекс, составляя список качеств, которыми должна обладать будущая жена ее замечательного отца. Доминик загрустил еще больше, понимая, что попал.


4-ый Галактический сектор, планета Трех Королей, 23 января 1 485 358 года

— Таак, и куда же я их запрятал, интересно? — Кристоф стоял у обзорного экрана и смотрел на проносящуюся под кораблем поверхность планеты.

— Ты серьезно не помнишь? Ну ты даешь, древний склеротик! — Ехидно сказал Макс.

— У меня этих баз раскидано по всей Вселенной — хренова туча. Скажи спасибо, что я про эту планету вспомнил!

— А зачем тебе они вообще были нужны?

— У меня тогда был приступ меланхолии, и я хотел в любом уголке света быть как дома. Только вот не знал, что такое дом, поэтому получилось то, что получилось.

— Бедняга! — Сочувственно посмотрела на него Диана, сдерживая желание обнять.

Рогос стоял рядом и с интересом следил за Странником. «Беглец» под командованием Сашо обследовал другую половину планеты. Большая часть пиратов осталась на звездолетах Пожирателей, и потихоньку ползла на них в сторону центральных секторов, дожидаясь прибытия подмоги.

— Я вспомнил! Там должны быть круги с указанием направления. По количеству баз на планете. Расстояние между центрами указывает на расстояние между ними, а диаметр кругов на количество километров от кругов до каждой.

— Что? Вот так просто? Черт возьми! А мы все мозги сломали! — Уныло сказал Рогос.

— Все гениальное