Book: Школа Мертвого искусства



Перцулиани Майя

Школа Мертвого искусств

Часть I

Правда

— Джес, собирайся быстрее, а то на поезд опоздаешь!

— Да иду я, иду!

Где мой плеер? Именно сейчас, когда я жутко спешу! Хотя, чего я ожидала? Всегда теряю его в своей комнате. Он такой тонкий, что в этом "Бермудском треугольнике" исчезает бесследно. Как говорит моя мама, "у тебя в комнате и слона не найдешь!" Ладно, соглашусь, здесь бардак… Если преуменьшить в несколько раз. Ну и что!? Мне так удобно, если я тут все уберу, то потом тем более ничего не найду. Ага, вот он родимый, спрятался под книгой Чарльза Диккенса, может и ее взять? Я положила на ладонь увесистую книгу и пролистала ее, при этом обдумывая собственный вопрос. Зачем таскать эту увесистую макулатуру, если в наше время современная техника позволяет читать книги в электронном виде. Хотя читать по настоящей книге куда приятней.

Сегодня меня отправляют (конечно, не по своей воле) в частную школу на окраине Мавиль-Орна. Зачем выбрали столь отдаленное место, не имею ни малейшего понятия. Я обшарила весь Интернет, чтобы отыскать это богом забытое место, но так и ничего не нашла. Очень надеюсь, что это не монастырская школа. Меня скорей назначат Мамой Римской, чем надолго задержат там, а при уходе моего святейшества, врубят на все семь аккордов Джеймса Брауна "I Feel Good" и будут зажигать не хуже элитного бомонда.

— Джес!

По дому раздался громкий и суровый голос матери, от чего я подскочила как ошпаренная, при этом задев клетку с попугаем. Чик с трудом удержался на своем шесте, при чем его занятный хохолок встал по стойке смирно. Он последний раз чирикнул и перелез на решетку. После того, как меня решили сплавить на учебу в другой город, он разрывался от чирикания, словно протестуя из-за такого решения родителей.

— На обед бы тебя соседскому коту, он давно на тебя засматривается, — я насыпала корм пернатому и решительно посмотрела на него.

Чик странно покосился на меня. Его большие медовые глаза округлились, а хохолок медленно и мучительно вернулся в лежачее положение.

Я усмехнулась и подала ему зернышко прямо в клюв.

— Шучу, конечно, так что не пугайся.

Попугай поверил и взял зернышко, но не успел им насладиться, как я добавила:

— Никому я тебя не отдам! Сама съем! Вон какие окорачка отрастил.

Кажется у бедного попугайчика сейчас случится инфаркт. Я улыбнулась перепуганному попугаю, который так и остался висеть на клетке с зернышком в клюве. Чувствую, аппетит у него не скоро проснется.

— Глупый ты Чик! — выставила диагноз я, — А еще смотришь так, словно все понимаешь. Ладно, птица. Не скучай, скоро увидимся.

Я отошла от клетки с перепуганным до смерти попугаем и вышла из родимой комнатки.

Спустившись с грохотом по лестнице, волоча за собой сумку, которая в принципе носится на плече, последний раз осмотрела дом, пытаясь все запомнить. Столько лет здесь живу, а приходится уезжать из-за какой-то школы. Друзья, знакомые, любимый городок. Все это сменить на новое место… Что может быть ужаснее. Я обреченно выдохнула и прошла в гараж, представ перед матерью при полном параде.

Она стояла у машины, скрестив руки на груди. Тут же ее глаза отсканировали мой внешний вид с ног до головы.

— Ты собираешься ехать в школу в этом?! — возмутилась она.

Я мельком глянула на свою одежду, хотя имела четкое представление о том, что на мне одето. Но судя по реакции матери, что-то было не то. Вроде ничего плохого: свободные серовато-голубые джинсы, белые кеды, синяя футболка и белая олимпийка с тремя золотыми полосками вдоль рукавов. Может скейт в руках ее так смутил?

— Ну. у, да! — подтвердила предположение матери я.

— Иди, и переоденься во что-нибудь более приличное и официальное!

Ах вот в чем проблема? Я гордо вздернула подбородок и уверенна зашагала к машине. Скейт и сумка были аккуратно устроены на заднем сиденье, тем временем как я жестко приземлилась на переднее.

— Это что еще за выходки? — воскликнула мама.

Отвечать не хотелось, но злость кипела во мне подобно реакции вулкана, готового вот-вот взорваться. Вчера я сожгла не всю злость, пока устраивала очередную истерику по поводу своего отъезда, так что на сегодня осталось предостаточно. Со второй попытки, я сорвалась.

— Выгоняешь дочь из дома, а еще говоришь, как одеваться. И еду я туда, чтобы учиться, а не моду показывать!

Отлично. Называется, высказалась с дальнейшими последствиями. Сейчас разразится Третья Мировая, не иначе. Я с опаской посмотрела на мать, которая была готова испепелить меня глазами. От такого взгляда, я интуитивно вжалась в сиденье машины. Три, два, один…

— Я не выгоняю тебя из дома! — крикнула она, — Мы с отцом работаем, часто ездим по командировкам и мы не можем оставлять тебя дома одну! Еще раз заговоришь на эту тему… — она погрозила пальцем и замолчала.

Решив, что разговор дальше абсолютно бессмыслен я, надувшись, уставилась на панель приборов. Не хочу ехать в школу. Лучше бы и правда оставалась дома одна. Мне уже семнадцать, в конце концов, неужели не могут позволить самостоятельно принимать решения?!

До вокзала ехать далеко не надо, но каждая минута в такой атмосфере длилась мучительно долго. Я то и дело смотрела в окно, старалась избегать взгляда матери. Она часто смотрела на меня и это раздражало еще больше. Единственным способом успокоиться и как-то отвлечься, я сочла рассматривание людей проезжающих по противоположному потоку. Благодаря тому, что машины ехали медленно, это не составляло труда. С утра мало кто бывает в настроение, так что этим фактом я и утешалась.

Наконец, мы припарковались около вокзала. К удивлению матери и меня любимой, было обнаружено, что на поезд я опаздываю. Он отправляется с перрона через две минуты. Мама стала подгонять меня к центральному выходу, при этом обнимая, словно прощаясь на веки веков. Быстренько чмокнув ее в щеку, я вбежала на вокзал. Только внутри до меня дошло, что путь не близкий. Прикинув и сообразив, что на поезд бегом не успеть я сделала единственное, что пришло в голову на данный момент: вскочила на скейт и понеслась по холлу, старательно объезжая шедших впереди людей. Да, предстоит очень нервная гонка. Быстро соображая, где находится одиннадцатый перрон, старательно удерживала тяжелую сумку в руке, которая наровилась выскользнуть.

Одиннадцатый перрон оказался самым последним на вокзале, как и поезд, который уже двигался. Пришлось прибавить ходу. Смотря на движущуюся груду железа, не заметила внезапно появившейся передо мной тележки с багажом. Ну, вот всегда так! Выругавшись несколькими нецензурными словами, я, сама не ожидая от себя такой реакции, перескочила через нее, словно слившись воедино со скейтом. Еще более удивило то, что приземлилась обеими ногами на доску. Обычно в таких прыжках мы летим с ним в разные стороны, при чем он молча, а я матерясь на трех языках словно пулемет. Чуть позже подумаю об этом обязательно и даже попробую повторить, но сейчас для меня важен поезд, нахально набирающий обороты и отправляющийся в "уже" ненавистную школу. Набрав нужную скорость, догнала эту едущую рекламу ржавчины и сравнялась с последним грузовым вагоном. Так, теперь главное не промазать и попасть в вагон, а не мимо, прямиком на грязные рельсы. Закинув внутрь увесистую сумку, вскоре приземлилась туда и сама. Надо же, с большим трудом, но успела. Отдышавшись вволю, жадно глотая воздух и мысленно повторяя фразу "и все-таки я тебя сделала зараза рельсовая" я попыталась встать, но и тут меня поджидал сюрприз — ноги не слушались. Не поняла прикола! Я что, от нервов ходить перестала?! Так, без паники Джессика. Успокоив бешено бьющееся сердце, решилась на еще одну попытку встать. Слава Рамсесу, могу ходить. Сделав несколько прыжков для проверки крепости ног, и то, что они способны держать пятидесяти килограммовый вес, осмотрела место своего пребывания. Уж где-где, но не заставите меня ехать до школы в этом вагоне. Я не для этого покупала билет, чтобы разъезжать в багажном отделе. Так, стоп, багажный отдел и не заперт? Хм, странно… Ладно, потом узнаем все подробности. Чрез ругань, мат и ушибы, я таки пробралась через деревянные чемоданы и выбралась из жесткого отдела, как тут наткнулась на проводника. Он смотрел на меня такими глазами, словно увидел президента выбравшегося из канализации. Кругленький мужчина лет сорока в странной форме темно-зеленого цвета, обретя столь скрытый в самых потаенных недрах души дар речи, наконец, спросил:

— Что вы тут делаете?

— Да вот, багаж сдаю, — тут же нашлась, что ответить я.

Попытка шутить, явно не удалась. Проводник одарил меня недоверчивым взглядом и продолжил допрос.

— Билет имеется?

— А как же! — встрепенулась я и протянула ему немного помявшийся билет.

Внимательно рассмотрев его со всех сторон, он успел трижды поменяться в лице и, поднеся руку ко лбу, заикаясь и со второй попытки смог провозгласить:

— Добро пожаловать на поезд мисс Бейсон. Позвольте мне взять ваш багаж.

Не дождавшись ответа, он схватил мою сумку и переключившись на вторую скорость, затрусил впереди, да так, что пятки сверкали. Так и подмывало прокричать вслед "сцепление сожжешь!" С чего же проводник так встрепенулся?


Наверное, мы прошли уже весь поезд и давно должны были выйти на рельсы, но нет, поезд видимо намного длиннее, чем кажется. Только я обреченно выдохнула, смирившись с участью вечной прогулки по поезду, как проводник остановился у купе с лихим видом. Этот колобок вообще правил дорожного движения не знает?! Зашипев от злости я уже была готова придушить несчастного служащего.

— Вот ваше купе, — сообщил радостную вещь проводник, — хорошего пути мисс Бейсон! — добавил он, и удалился в обратном направлении при этом, чуть не размазав меня по окну своими габаритами.

Немного поглазев на моментально отдалявшегося толстяка, я отлепилась от окна и подхватив сумку отодвинула дверь купе. Возможно школа мне очень даже понравится. Я чуть ли не с открытым ртом уставилась на очень симпатичного парня. Светлые волосы были завязаны в тугой хвостик, тонкие, но в то же время мужественные скулы, серые коварные глаза, которые в данный момент смотрели на меня. С таким опасно ездить одной в купе, а точнее ему не безопасно. Поэтому, с ним ехало еще двое: девушка-клерк, но симпатичная. Черные как смоль короткие волосы, бледное лицо, маленькие очки и какая-то заумная книга в руках. Рядом с ней у окна сидел еще один парень. Не такой, конечно, как первый, но сойдет для сельской местности. Круглое лицо, темные волосы подстриженные шапочкой и большие узкие глаза. Может эти ребята и разные, но объединяло их одно — все они были одеты в убогую форму противного горчичного цвета. Состояла одежда из пиджака, рубашки на несколько тонов светлее, странного бежево-синего галстука в полоску и черных брюк. На девушке было то же самое, не считая юбки ниже колен. Мда, живенько. Уж что-что, но явно дрескод этой школы я не потяну. Лучше сразу пристрелите, или хотя бы отправьте домой. Да в это даже чучело не оденешь! Судя по озадаченным глазам соседей по купе, я поняла, что слишком долго их рассматриваю.

— Здрасте, — протянула я.

— Привет, — хором отозвались они, просканировав меня взглядом с ног до головы.

Деловито зайдя внутрь, я закинула сумку на верхнюю полку и плюхнулась на единственное, свободное место рядом с блондинчиком.

— Ты едешь в школу? В Мавиль-Орн? — внезапно спросила девушка.

— А в Мавиль-Орне только одна школа? — задала встречный вопрос я.

— Этот поезд едет именно туда.

"Для того чтобы носить очки мало быть умным, надо еще и плохо видеть". У этой девушки явно все наоборот. Зачем спрашивать, куда я еду, если у поезда конечный путь школа? Что я и спросила. Увы, но она только тупо моргнула и уставилась обратно в книгу.

— А сколько нам ехать до школы? — спросила у всех я.

— Четыре часа, — сказал блондин, не отрывая взгляда от окна.

Не, конечно я многое повидала в этой жизни, но такого неуважения терпеть не собираюсь!

— А вас учили разговаривать с собеседником сидя к нему затылком?

Блондин медленно повернул голову ко мне и посмотрел усталым взглядом.

— Меня много чему учили.

— Плохо учили! — констатировала вполне очевидный факт я.

Парень немного поизучал мое лицо и уставился обратно в окно. Я же, мысленно плюнув в его сторону, достала свой смартфон, чтобы связаться с друзьями и рассказать в какой кошмар на улице Вязов попала. Но не тут-то было! Здесь ни Интернет, ни сеть не ловят. Прекрасно, просто прекрасно! Отлично мать его так! Как же мне ехать в компании этих батанов в течение нескольких часов. Это же пытка в самом изощренном ее воплощении! Ладно, и из этой ситуации мы найдем выход. У меня остался плеер и электронные книги.


Прошло уже полтора часа, глаза стали уставать от чтения с экрана Ремарка "Жизнь взаймы". В ушах стоит звон от тишины, только звук от движения колес по рельсам, а мобильная сеть и не вздумала здесь ловить. Оторвавшись от книги, я посмотрела на своих скучных и хмурых спутников. Не нравится мне такая компания. Может заговорить? Чувствую, ничего хорошего из этого не выйдет, но попробовать стоит.

— А вы всегда едете так тихо? — нарушила тишину я.

Все удивленно посмотрели на меня.

— Вообще-то не всегда, — сказал узкоглазый парень — в таком составе первый раз.

— Вы что, не знакомы? — дошло до меня, наконец.

Все кроме блондина покачали головой.

— Так в чем проблема? — оживилась я — Давайте познакомимся. Я Джесика Бейсон.

— Лора Зернатти, — тихо сказала девушка.

— Ким Ли, — представился узкоглазый парень.

Все посмотрели на блондина.

— А ты типа не в теме? — обратилась к молчуну я.

Он оторвался от окна и сказал:

— Алекс Смит.

— Приятно познакомится со всеми, — сказала я.

Над нами опять нависла тишина, которой я и боялась. Вот только сдаваться без боя, не мой конек.

— Вы давно учитесь в этой школе?

— Это третий год. Мы все одногодки, — Лора кивком указала на всех сидящих в купе (кроме меня естественно).

— И как?

— Как в школе, — ответил Алекс.

Злит он меня уже. Весь эффект, который был построен в начале, испарился, как Интернет.

— Язвим? — спросила я.

На что это чмо решило промолчать. Ну и крот с ним!

Каждое слово из этих ребят, мне приходилось вытягивать, словно яйцо из узкого горлышка бутылки. Не разговорчивые попались ребята. Как с такими людьми общаться не имею ни малейшего понятия. У меня всегда были веселые, заводные компании, которые всегда находили тему для разговора. Даже если бы это была пустая, глупая болтовня, ито приятно.

Через двадцать минут натянутого молчания, наш блондин вскочил с места и вышел из купе. Так приспичило что ли?

— Что он так странно себя ведет? У вас в школе все такие? — спросила я.

Ким и Лора переглянулись.

— Просто ему не нравится с нами ехать, — пояснила Лора.

— Это еще почему? — удивилась я.

— Просто Алекс относится к числу знаменитостей у нас в школе, — пояснил Ким.

О-го-го! Оказывается этот парень у нас жуткий привереда.

— А мы что-то вроде низших… — сказала Лора и опустила голову обратно к книге.

— Угу… — понятливо протянула я.

Значит так. Этот парень выпендривается, словно он кто-то, а над такими я люблю издеваться. Таким людям у меня в прошлой школе мы устраивали темные….

— А почему вы низшие? — спросила я.

— Потому что мы не участвуем в соревнованиях по полосе препятствий, — сказала Лора.

— И это все? — изумилась я.

— Скорей всего нет. Они сами находят причины, по которым нас недолюбливать.

Из рассказа Лоры и Кима я выяснила следующее: Высшие — это что-то вроде статуса, но не только. Это те люди, которые участвуют в некой полосе препятствий, за что получают некоторые привилегии со стороны преподавателей, и занимаю свою нишу среди обычных учеников. Термин "Высшие", не употребляется среди учителей, оно крутится только среди учащихся. Так же в какой-то степени стало ясно, почему так относятся к ребятам участвующим в полосе. Оказывается, это очень опасный турнир и пройти ее могут далеко немногие. Полоса до того сложна, что никто доходил до конца. Максимум, куда доходил ученик, был всего седьмой этап из одиннадцати. Все сбивались и попадали в ловушку. Алекс и еще какой-то Маркус, смогли дойти до седьмого этапа, но скоро смогут пройти и его. Эти два парня соперники, и враждуют друг с другом. Девушки, как правило, не способны пройти столь сложные испытания, но двадцать лет назад, некая Олисия Сильверстоун смогла дойти до шестого испытания, и пока, этот рекорд не смогла побить ни одна девушка. Единственным человеком, который смог пройти все испытания, был мой будущий директор. Вот только это стоило ему ног. После последнего этапа он упал в обморок, а когда очнулся спустя пару дней "не чувствовал" ног в прямом смысле этого слова. Теперь, он навсегда прикован к инвалидному креслу. Единственно, что я не поняла, как можно в школе устраивать такие соревнования, с риском для здоровья и жизни? Никто не знает. Просто эта традиция с самого основания школы.



Не прошло и минуты после окончания нашего разговора, как наш авторитет вернулся. Я же говорила, что теперь буду издеваться над ним, так что он зря надеялся пройти мимо меня без отместки: чуть выставив ногу вперед, я ставила на то, что он споткнется и бомбардировщиком полетит на свое законное место. К сожалению, все мои планы порушились в одно мгновение, потому что у парня оказалась на удивление быстрая реакция. Алекс даже не посмотрел на мою подножку и спокойно перепрыгнул предоставленную ловушку, сев на свое место. Мои брови медленно и мучительно поползли наверх. Нет, ну я так не играю. Словно знал, что я так и сделаю. Нормально! Стараюсь тут изо всех сил, а он, сволочь, даже споткнуться не удосужился! Зараза!

Как ни странно, остаток пути мы проехали в полной гармонии и спокойствии, но такая обстановка напротив, способствовала плохому настроению и желанию вернуться домой. То, что этот день не задался с самого сначала, настораживало. Все это чуть ли не кричало мне след и просило вернуться обратно. То место, куда я еду не принесет мне ничего хорошего. Возможно, это всего лишь самовнушение, а с другой стороны это можно распознать как знаки. Я зажмурилась отгоняя глупые мысли которые по какой-то причине забрели мне в голову. Надо как-то отвлечься или дойду до того, что нафантазирую себе лишнего. Достав плеер и нашла плейлист в котором были в основном шумные и ритмичные треки. Сейчас одной из этих песен была моя самая любимая "Scotty doesn't know". Она всегда помогает мне расслабиться, когда настроение зашкаливает на отметке ноль и ниже. Но не успела я ее дослушать, как моему взору сквозь стекло предстала потрясающая картина: горы, голубая, кристально чистая река, а по ее сторону круглое здание, которое очень правдоподобно смахивало на Колизей. Странно, но Колизей не в Мавиль-Орне. А, какая разница? Главное, что зрелище улетное. Все мои спутники стали снимать свой багаж с полок, соответственно, уже приближаемся. Я быстро скрутила плеер и сунула в карман, но когда потянулась за сумкой возникла небольшая проблема: когда я закидывала ее наверх, было не так высоко. Подрасти за десять секунд я никак не успею, так что, привстав на цыпочки, ухватилась за ремень сумки и резко дернула на себя. Видимо, даже неодушевленным предметам Алекс не понравился потому что сумка с рьяным желанием покалечить грубияна, бомбочкой полетела на его несчастную блондинистую голову. Но и тут реакция парня заставила мои брови снова подняться от удивления, — он успел ее подхватить прежде, чем та отпечаталась у него на черепке. Шумно выдохнув, Алекс вручил мне сумку с недовольным видом. Скажите, пожалуйста, как будто сделал что-то невероятное! Я взяла сумку и хмуро выдавила из себя слова благодарности. На что он ответил безразличным взглядом и, обойдя меня, вышел вон. Мда, интересно строится денек…

Поезд остановился где-то в лесу. Единственное, что нас встречало и говорило о наличии цивилизации, это огромный деревянный, дряхлый сарай с надписью "Волдерай". В голове промелькнула мысль, что это моя будущая школа, учитывая то, какая здесь убогая форма. Надеюсь, я ошибаюсь. Следующая мысль, которая забрела в мою голову — не сходить с поезда и валить обратно! Надо смываться из этого богом забытого места. Не хочу терять годы молодые в таком отстойнике! Только я хотела развернуться и зайти в вагон как какой-то осел, в буквальном смысле, столкнул меня с поезда. Кое-как сгруппировавшись, мне таки удалось приземлиться на ноги. Выложив весь словарный запас нецензурных выражений в мыслях, я обернулась в полной готовности придушить этого придурка.

— Смотри куда прешь, Титаник!!! — выпалила я.

На меня огромными фишками и открытым бункером смотрела девушка на лице которой читалось искренняя ошарашенность.

— Что?! — пропищала она, приложив руку к груди.

Только сейчас я смогла ее рассмотреть. Примерно моего роста, чуть ниже, тонна косметики, модная по ее мнению одежонка, прямые рыжеватые, но заметно, что крашенные волосы ниже плеч и широкий белый ободок в розовую клетку.

— Тебе что, в уши пыль попала? — сарказмом спросила я, — Знаешь, есть прекрасный ершик для мытья бутылок, думаю, тебе поможет.

У девушки от злости лицо стало ярко бордового цвета, и теперь почти сливались с волосами. Она пыталась что-то ответить, представьте, даже губы шевелились, но хотя бы что-то похожее на звук пока не наблюдалось.

— Ах, у тебя не только со слухом плохо, но ты еще и немая, — жалостно протянула я, — Бедняжка…

Я перевесила сумку через плечо и отошла от поезда, оставив превратившуюся в соляной столп девушку. Знаю, я вредная, злая сволочь. Ну, у кого нервишки не шалят? Только у трупа. Вообще-то, я белый и пушистый зубастик…

С каждой минутой пребывания здесь, мне это место все больше и больше не нравилось. Вот сейчас наверняка выбежит страшная, изуродованная, беззубая баба или мужик экскурсоводы и заявят хриплым голосом, " А теперь ребята, встречаем бурными криками паники и шухера, здешнюю легенду… (секундная пауза)… Джиперса Криперса!!!". Хм… фантазия бурная…

Из поезда медленно потягивались клоны-ученики в одинаковой форме и от этого зрелища лучше не становилось. Никогда не любила школы, в которых есть стандарт в одежде. Никакой индивидуальности и свободы. А мне без этого никак нельзя. К сожалению такой тип характера, который не принимает диктовок и полностью отрицает чье-либо внедрение в свой мир. Скривившись от участи стать "инкубаторской девчонкой", я уже была готова встретить Джиперса Криперса. Он то точно разрешит все мои проблемы. Как настоящие, так и дальнейшие. Уу-у… Только суицидальной наклонности мне сейчас не хватало!

— О чем задумалась?

Мои скептические мысли прервал голос Кима. Я посмотрела на копошащегося в рюкзаке парня. И как в таком положении он заметил мой задумчивый вид?

— Так, о своем, — отмахнулась я.

Ким наконец-то прекратил свои поиски и вытащил из рюкзака старенький плеер.

— Ну-ну! Смотри, не усни стоя, — ухмыльнулся он и обошел меня.

Разумеется. Я родилась цаплей и могу спать с подогнутой ногой.

— Слушай Ким, — крикнула вслед ему я, в то время как мимо меня прошла Лора, — А где школа, надеюсь это не она?

Я кивнула на сарай.

Так и знала, что сморозила глупость, потому что Лора споткнулась на ровном месте, а Ким, перестав пялиться на меня огромными округлившимися глазами разразился истерическим хохотом. В этом его поддержала и Лора, согнувшись пополам. Большим терпением я не отличаюсь, так что, сделав, что ни наесть серьезное лицо сказала:

— Мне конечно лестно, что я смогла рассмешить императоров мира "несмеян". Но может ответите на вопрос?!

Последним словам я постаралась придать как можно больше строгости.

— Прости, — сказали все еще смеясь Лора и Ким.

— Вон наша школа! — дополнила Лора, указывая на здание, которое жутко смахивало на Колизей.

Охо-хо сказал Санта, застряв в трубе! Все-таки можно еще подумать на счет отъезда. С самого детства была мечта пожить в замке. Хотя вариант с Колизеем тоже может позволить грезам воплотиться в реальность. Интересно, а там призраки водятся?

Пока чертики внутри меня выплясывали канкан радуясь возможности пожить в "мечте", я заметила, что Ким уверенно зашагал к широкой дороге.

— Ким! — негромко крикнула ему вслед я — ты куда?

— В школу, — несколько рассеянно пояснил он.

— Пешком? Туда?! — возмутилась я.

Ким подтвердил мои наихудшие предположения и пошел в задуманном направлении. Мне же только осталось скривиться в недовольной мине и снова проклясть это утро, когда погналась за поездом дабы успеть на поезд.

— И так каждый год, — добавила дровишек в огонь разочарования Лора, направившись вслед за Кимом.

А, черт! Я лениво подхватила сумку которую не помню как бросила на землю, и ударив ногой о край скейта, поймала его рукой. Помню, только в начале моего увлечения скейтбордом, я сделала точно так же и отбила край чужой доски. Хотя в принципе, такое невозможно.


Что за фигня?! Автобусы что ли здесь перевелись? Глупый вопрос. Наверное о такой технике здесь и не слышали учитывая этот антиквариат на рельсах, которой по какой-то неизвестной мне причине назвали поездом. Чистой воды издевательство! Это самый настоящий рай для мазохистов. Уже час иду! И что за противное хихиканье, плюсованное к моим неудам? Я стала глазами искать объект противного смеха, и нашла его. Как не странно, блондинка, а это уже диагноз. Стройная, даже немного грациозная, видно, что из цац, так что долго говорить о ней не буду. Самое интересное то, что рядом с этой фифой шел Алекс, аккуратно придерживая девушку за талию, а она в ответ висла на нем как глиста на собаке. Немного грубое сравнение, но она и блондин этого не слышали. Сладкая парочка твикс. Мысленно плюнув в их сторону, (причем в Алекса второй раз) я остановилась.

Ученики бодро шагали даже через час, по не асфальтированной дороге чуть приподнимая за собой пыль, а я как последний ленивец, осталась позади всей группы. Солнце, зараза, безжалостно печет в голову, и вот-вот зажарит итак небольшое количество мозгов. Зато от скукоживания появится больше извилин. Может быть…

Все, я устала! Сяду здесь, и буду сидеть как кинутый щенок, пока кто-нибудь не подберет. Уютно устроившись у какого-то странного дерева с некоторым переливом сиреневого, поднесла светилу свое лицо. И ВОТ, только мое ленивое и уставшее величество приготовилось заскучать, как кто-то перекрыл мне солнце.

— Отдыхаете? — спросил мягкий мужской голос.

— Жду марша пингвинов. Он вот-вот должен начаться! — сарказмом ответила я.

Незнакомец хмыкнул.

Из-за того, что солнце светило ему в затылок, на лицо падала сильная тень и рассмотреть его не представлялось никакой возможности.

— Марш пройдет по другой дороге! — ухмыльнулся тот.

Ха-ха-ха! Ты смотри, мы тоже с юмором.

— Шли бы вы туда… — я подбирала слова помягче, — куда шли!

— Опасно оставаться одной в таком лесу.

— Главное не "Парк Юрского Периода", а с остальным справлюсь.

— Уверены? — заинтересованно спросил он, перекинув пиджак через плечо.

— Абсолютно! На двести и три десятых процента.

— Ну, смотри! — предупредил он, и ушел.

Умник. А кстати, фигурка у парня ничего, хотя лица до сих пор не видно. На спор ничего особо примечательного!

И вот, я снова одна. Одын, одын, совсем одын…


Чуть отдохнув под свои излюбленные мелодии, стало легче на душе и физически. "Уволокли девчонку в ад", так должна будет называться песня которую я могла бы написать. Хотя для этого не помешало бы уметь играть хотя бы на одном инструменте или петь. Нет, я конечно могу что-нибудь сварганить на пианино, но для это нужно рьяно ненавидеть своих слушателей, чтобы позволить себе играть в их присутствии. Очень ненавидеть.

Я взглянула на дисплей плеера и обнаружила, что сижу под деревом около часа. За все это время здесь не было обнаружено ни одной живой души. Все население словно вымерло, так что исходя из удручающих и вполне объективных выводов, пришла к тому, что сидеть здесь и ждать помощи нет никакого смысла. Я встала и отряхнулась от усевшей на мне в десять слоев пыли. Еще раз оглядевшись в надежде кого-нибудь обнаружить, подхватила свои пожитки и направилась по тому пути которому следовали когда-то школьники. Интересно, сколько мне еще шкандыбать до этой гадской школы? Меня не так уж туда и тянет, но если она находится от этого места в десяти шагах, а я попусту просидела час, то… Хм, думаю начнется истерика! Мда, все-таки придется дрыгать ножками дальше, можно конечно и на скейте, но я скорей его угроблю на такой дороге, чем доберусь до конечной цели.


Я уже битый час тащусь по этой нескончаемой дороге, и хоть бы одна сволочь встретилась. Это какое-то издевательство над учениками! Да на школу в суд подать надо за такое!

Идя и матеря последними словами весь преподавательский состав, школу и этот проклятый лес, я думала, что хуже быть ничего не может, как перед моим взором предстало то, чего я боялась. Распутье. Очень мило. И, пардон — мардон, куда теперь?

— Ну, отлично! — возмутилась я, и зарычав от злости, бросила сумку на землю.

Вокруг никого. Я одна в лесу. Хочу пить. Хочу спать. Хочу вырубить этот лес и пустить деревья на туалетную бумагу! Вообще-то, хочу заметить, что эта местность не похожа на лес. Уж слишком просторное место. Дорога где-то метров семь в ширину, мало деревьев и просветов между ними; Сути это не меняет — я заблудилась. На меня постепенно стала накатывать волна страха. Джес, ты попала…

Позади послышался звук копыт и от этого неожиданного звука я обернулась прыжком. На горизонте появилась черная лошадь запряженная в телегу, а на самой телеге ехал старичок лет шестидесяти с густой, серой выгоревшей бородой. Вот вам и здешний Робин Гуд, или маньяк-дровосек. Хотелось бы склоняться к первому варианту. Кучер остановил повозку прямо передо мной.

— Здравствуйте, — миленьким голосом сказала я.

— Здравствуй, — ответил старичок, с некоторым подозрением рассматривая меня с ног до головы.

— Вы мне не поможете, я заблудилась.

Я попыталась придать голосу как можно больше вежливости.

— А-а, — протянул старик — свежее мясо!

Все-таки второй вариант. Не везет мне. Сердце запряталось где-то между желудком и ребрами, учащая свой и без того бешеный ритм. Да еще и вежливой старалась выглядеть. "Твоя вежливость у него на конце топора!" подсказывал мне внутренний голос. Ну хотя бы ты заткнись!

— Новая ученица, — уточнил он — Почему от группы отстала!? — потребовал объяснения старик.

Все, щаз будут бить. Аккуратно — возможно ногами!

— Я не специально, — соврала я, сделав невинное лицо, которым обычно пользовалась в прошлой школе, когда не делала домашнее задание.

— Ладно, садись, довезу, — кивнул старик.

— До школы ли? — засомневалась я.

— До нее родимой, — заверил меня он.

Между тем, голос внутри меня не угомонялся. "Садись и радуйся тому, что дают!". Нервно облизав внезапно пересохшие губы, я уверенно сделала шаг вперед.


Ехали мы около десяти минут, но за это время, я смогла убедиться, что еду не с маньяком. На самом деле милейшей души человек. Он работает смотрителем в моей будущей школе уже больше сорока лет. Данное знакомство показалось мне очень удачным, потому что когда в школе есть свой человек, с которым отношения на уровне дружественных, то это значительно облегчает твою учебу. Вот в прошлой школе, я очень хорошо общалась с охранником, за что он всегда пропускал меня и моих друзей в том случае, если забывала пропуск или смывалась пораньше. Так же, это очень хороший источник информации, если преподавательский состав что-то недоговаривает или готовит ученикам очередной сюрприз. Например субботник или походы.

Я узнала новость о том, что школа близка к закрытию, так что мой поток последний. Я хотела спросить причину этого, но Тэд (так зовут старика), почему-то гордо промолчал и не ответил, на мой взгляд, вполне очевидный и простой вопрос.

Солнце медленно заходило за горизонт, а телега, качаясь их стороны в сторону, не давала расслабиться. Что за жизнь? Куда попала? Почему так далеко от дома? Узнаем когда приедем. Но вот наглые комары меня уже достали!

По пути в "пункт назначения", мы заехали на какую-то мельницу, рядом с которой стоял двухэтажный, деревянный дом. Каково же было мое удивление, когда я увидела копию Тэда, выходящего из этого дома. Как потом оказалось, это брат-близнец Тэда — Боб. Тоже отличный человек. Они загрузили мешки на телегу и, отойдя от меня на несколько метров, принялись что-то бурно обсуждать. Тэд активно от чего-то отнекивался и жестикулировал руками. Как я поняла, Боб не хотел нас отпускать, пока мы не попробуем его знаменитого цитрусового пирога, который он испек сегодня. Отказаться было довольно-таки сложно, когда тебя просто стянули с телеги и потащили к дому. В принципе, мне уже было все равно, поскольку год мне придется просидеть в замке, то погулять в начале года за стенами школы все-таки надо. И, конечно же, надо заводить новые знакомства.

Только после того, как я вкусила первый кусок пирога, я поняла, что рай на земле есть, и что было бы преступлением со стороны Тэда, не дать мне насладится этим чудом кулинарии. О том, как я обсасывала пальцы, не буду говорить, уж слишком не культурно. Мы сидели около полу часа рядом с камином, в котором тихо потрескивали дрова, а от огня веял такой жар, что пришлось отсесть подальше. Как оказалось, Боб и Тэд учились в моей будущей школе, а после остались работать рядом с воспоминаниями лучших годов своей жизни. У Боба дома было столь уютно, что уезжать отсюда никак не хотелось, но Тэд заторопился. Выгнав пинками себя из дома, я помогла загрузить какие-то оставшиеся мешки в телегу, при этом, чуть не надорвав себе спину, и мы направились дальше в путь-дорогу.



Приехали мы уже затемно. Огромное строение предстало перед нами во всем своем великолепии. Высокие ворота медленно и тяжело открылись, и мы въехали внутрь. Пустынная, центральная часть замка, чем-то напоминала мне маленький парк, поскольку посреди этой площадки стоял фонтан, а по сторонам высажены деревья, кустарники, цветы самых необыкновенных видов. Некоторые сияли желтоватым и красноватым светом. Очень странно, но красиво. На самых дальних колоннах висел длинный плакат с надписью "Добро пожаловать в Гринд'Холл" День становится еще более интересным! Не самое оригинальное название для школы, но тот факт, что не "Хогвардс" радует больше. Тем более освобождает от обязанности распивать коктейли с Гарри Поттером.

— Приехали, — сказал Тэд, натягивая поводья.

Я спрыгнула с телеги и еще раз осмотрелась вокруг. Не буду спорить, красиво, но ночью и мобильную вышку с Эйфелевой башней перепутаешь, так что посмотрим, что будет утром.

— Тэд, — обратилась я к смотрителю переводя глаза с плаката на него — а куда мне пойти чтобы оформиться?

Он ответил мне странным взглядом, вздернув одну бровь. Я что, снова что-то не то сморозила?

Тэд с легкость снял мешок с телеги и проходя мимо меня, сказал:

— Здесь уже знают о твоем прибытии.

Быстро. Сервис, мать его!

— Ладно, — протянула я, зевая — тогда куда можно завалиться, а то так спать хочется.

— Погоди минуту, и тебе покажут дорогу.

— Кто? — я стала демонстративно оглядываться, надеясь кого-нибудь узреть, но кроме еле мелькнувшей тени за колонной, мое внимание ничего не привлекло.

Наверное, просто показалось. Никого все-таки не обнаружив, я вопросительно посмотрела на Тэда, который сейчас был занят разгрузкой мешков. Как он их так легко поднимает? Я чуть не надорвалась, когда мешок в два раза меньше этого грузила, а он словно воздушные шарики снимает, а не двадцать с лишним килограмм.

— Мисс Бейсон! — окликнул меня строгий женский голос.

Меня от такого звука аш передернуло. Я мгновенно обернулась прыжком, словно блоха от челюсти собаки. Из темноты вышла длинная шпала лет тридцати пяти. На ходу развеивался ярко красный плащ, и в голове сразу вспыхнул образ отрицательного героя японских аниме. Безумная прическа говорила о том, что женщина любитель экстрима и сует мокрые пальцы в розетку, а после того как добьется нужного эффекта, штрихует сие творение больной фантазии парикмахера, лаком. Двухметровая гадзила с рыжими волосами, носом как у коршуна и глазами как у Шрека, которому вонзили стрелу в зад, смотрела на меня строгим, осуждающим взглядом. Мда, от такого сканирования сверху вниз хочется бежать на третьей скорости.

— Почему вы отстали от группы?!

Голос звучал строго, требующий объяснений.

Убрав с лица насмешливую улыбку, я кое-как сдержала смех от этого видения, вышедшего из пучин тьмы и ответила:

— Я заблудилась.

— Как же вы нашли дорогу?

— Я ее увидел по пути сюда и привез, — сказал Тэд, незаметно подойдя сзади.

Она предосудительно посмотрела на него, а потом снова на меня.

— Это вас не оправдывает мисс Бейсон! В лесу опасно и с вами могло что-нибудь случится. Ваша безответственность могла стоить вам жизни, — строго сказала она — пойдемте мисс Бейсон!

Я застыла, пытаясь переварить то, что она сказала. Глупо моргнув глазами, я покрепче стиснула зубы, чтобы не ляпнуть что-нибудь из ряда вон выходящее.

— И кстати, — добавила она — меня зовут миссис Гайзил. В мои обязанности входит следить за порядком в школе и на женском этаже включительно.

Она гордо вздернула свой нос и развернувшись, пошла обратно в кромешную темноту. С таким именем, а еще выпендривается. Я посмотрела на Тэда, с вздернутой бровью и дьявольской улыбкой на лице. Он мне подмигнул и сказал:

— Удачи!

— Спасибо, Тэд. Увидимся завтра, — я взяла свои вещи и последовала за "штурманом".

Мы поднялись по каменной лестнице, с широкими деревянными перилами на четвертый этаж и остановились у странной двери без ручки. Гадзила повернулась ко мне во весь анфас и сказала:

— Вы приехали слишком поздно, так что все спят. Не шумите. Ваша комната номер двадцать один.

Развернувшись на девяносто градусов, она спустилась обратно по лестнице. Не знаю, что я нашла интересного в том, чтобы наблюдать за спуском наставницы, но пока она не скрылась из виду, я не шевельнулась. Когда способность шевелиться незамедлительно ко мне вернулась, я без особого энтузиазма посмотрела на дверь, ведущую в начало моего кошмара. Обреченно выдохнув и состроив гримасу отражающую мое не самое лучшее настроение, я повесила сумку на плечо и толкнула массивную деревяшку. Упс… Дверь не сдвинулась с места. Сделав еще несколько усердных попыток, которые не оправдались, пнула "проблему" изо всех сил ногой, будто та могла отреагировать. Отлично, и как ее открыть? Мне что, предстоит испытание и придется вышибать?! Я устало осела на пол, прислонившись спиной к злополучной двери. И что теперь делать? Ничего не понимаю!

— Как же ты открываешься?! — сквозь зубы процедила я и еще раз пнула дверь, но на этот раз локтем.

Ответом на мой вопрос был знакомый голос.

— Попроси ее.

Я подняла голову и увидела незнакомого парня. А хорошо бы познакомиться, потому что парень симпатичный, и даже очень. Высокий брюнет, с ярко-зелеными глазами, которым позавидовала бы кошка. Отпадная фигурка, хорошо прослеживалась из-под почти обтягивающей, серой футболки.

— Простите? — я кое-как смогла поднять с колен отвисшую челюсть.

— Я сказал, попроси ее, — пояснил парень.

Либо у меня что-то не то с головой, либо парень заговаривается.

— Как это? — не поняла я.

— Просто. Словами.

— Ты что, издеваешься? — усмехнулась я.

— Проверь, если не веришь мне.

На этот раз моя очередь смеяться.

— Ладно, — решила я.

Не отрывая насмешливых глаз от парня, сказала:

— Дверь, откройся!

И тут произошло то, во что действительно было сложно поверить. Дверь распахнулась, и я полетела назад, упав спиной на каменный пол. Удар был такой силы, что дышать через легкие придется учиться заново. Очухавшись через пару секунд, открыла глаза, а надо мной довольно улыбаясь уголками губ, склонился парень. Он протянул руку, от которой я не отказалась, и с легкостью поднял меня на ноги. Теперь мы стояли слишком близко друг к другу. Пикантная ситуация на первый день знакомства.

— Теперь веришь? — выдохнул он.

Я, ничего не ответив, отошла от него подальше и подняла вещи с пола.

— Маркус, — представился он.

Где-то я слышала это имя… Точно, участник полосы препятствий. Хотя, я думаю, что это имя не до того редкое, чтобы это был именно тот Маркус. Ну да ладно.

— Джес, — сказала я, и мы обменялись рукопожатием.

— Приятно познакомиться, — улыбнулся Маркус.

— Мне тоже. Ну… спасибо за помощь, а теперь мне пора, — я попятилась назад входя в злополучную дверь спиной, — Еще увидимся.

Он кивнул, положа руки в карманы, а я, повернувшись, закрыла дверь ногой.

Теперь я стою в длинном коридоре. По левой стороне множество дверей подряд, а по правой окна без стекла, выходящие в центр Колизея. А отсюда он намного больше — чуть меньше спортивной арены. Лора и Ким говорили мне в поезде, что соревнования проходят именно в центре школы. Вся площадь имела овальную форму, а поперек нее, над самым центром шел длинный переход. Наверное, чтобы не обходить школу, а то придется наяривать огромные круги. Удобно.

Двадцать первый номер оказался самым последним в коридоре и пришлось пройти не малое расстояние, чтобы добраться до него. На двери висела какая-то табличка, но я не обратила на нее внимания автоматически хватаясь за ручку. Но, кроме как воздух я и за что не ухватилась. Как "уже" не странно, и эта дверь была без ручки. Идиотизм какой-то. Я сейчас чувствую себя очень глупо. Медленно выдохнув, я тихо сказала:

— Откройся, — и сама же себя поругала за этот бред.

С дверью ничего не произошло, даже не шелохнулась. Еще раз, медленно выдохнув, я повторила, но на этот раз громче и жестче:

— Откройся!

На этот раз дверь поддалась и приоткрылась. Тихо ее, толкнув, я медленно вошла внутрь. В комнате было темно, но благодаря лунной дорожке, которая проходила сквозь огромное окно, и падала прямо на кровать, я смогла сориентироваться, где стоит пустая, а всего их было две, так что гадать какую бы занять не пришлось. Аккуратно положив сумку на пол и прислонив скейт к стене, я всем весом плюхнулась на свое так называемое ложе. Уу… твою ж растудыть налево! Чтоб эту деревяшку термиты в оборот взяли. Выдержит ли моя спина таких жестких издевательств! Ладно, ну по крайней мере лежу около окна. Хотелось бы рассмотреть всю составную этой комнаты, но здесь ничего не видно. Глаза бессмысленно бегали по комнате с целью хоть бы что-нибудь увидеть, но хоть глаз коли, ни черта не видно. Очень странная школа. Замок похожий на Колизей, смертельная полоса препятствий, ручки без дверей! Знала ли мать, куда меня отправляет? Намеренно ли? Я сегодня слишком сильно устала, чтобы обо всем думать, сейчас только спать, вот только лень переодеваться, так что я уснула прямо так.


— Джес! Джес…

Меня допытывал знакомый голос, но на утро такой противный, что пришлось отмахиваться от него руками, не задумываясь о бесполезности этого занятия. В конце концов мне надоело делать усердные попытки избавиться от внешнего раздражителя руками и я решила скрыться от него подушкой. Увы, но это тоже оказалось бесполезным, потому что кому-то действительно хотелось меня разбудить, и в ход пошла тряска. Явно просто так от меня не отстанут! Сорвав с головы подушку, я мутными и сонными глазами посмотрела на человека, посмевшего разбудить меня в это солнечное утро. Солнце слепило прямо в глаза, но прищурившись, я узрела бледное лицо Лоры. А она-то что тут делает?

— Какие люди, — протянула я сонным голосом — Тебе что?

— Пора вставать, уроки вот-вот начнутся, — ответила она

— Который час?

— Уже рассвет.

Только не говорите мне, что все встают здесь с восходом солнца. Я же сова! Раньше десяти лучше меня не трогать, становлюсь агрессивной и опасной для общества и даже для друзей.

— Вы что, встаете здесь с петухами? — скривилась я.

Ответом мне была тишина. Самые худшие предположения оправдались. Сделав огромное усилие над собственным "Я", села на кровать и усиленно потерла глаза. В таком положении я могу просидеть еще пол часа, поскольку сознание пока пребывает в спящем состоянии, и ближайшее время не соизволит проснуться.

— Джес, — осторожно позвала меня Лора.

— Угу, — издала звук измученного человека я.

Джесика Бейсон! Твою мать! Подняла свою задницу с кровати и пошла умываться! (Это единственный способ заставить себя встать). Быстро вскочив с кровати, к которой уже успела привыкнуть, я как следует проморгалась. Глаза резало от яркого света, но буквально пару секунд и привыкла к такому освещению. Лора сидела на соседней кровати, и смотрела на меня, сложа руки на коленях.

— С добрым утром! — тихо сказала она.

— Какое тут доброе, — постановила я.

Сейчас здесь довольно-таки светло и появилась возможность рассмотреть комнату, в которой предстоит жить ближайший год. В принципе неплохо: каменные сероватые стены, паркетный под дерево пол, полоса ламп накаливания, цветы, спускающиеся зеленым водопадом с подвесных горшков под потолком, стол рядом с окном, два кресла, на одном из которых дремал огромный персидский кот. Миленько.

— Где тут ванна? — спросила у Лоры я, отвлекшись от рассматривания комнаты.

— Я как раз туда. Пошли, покажу!

Отыскав в чемодане зубную щетку и полотенце, я поплелась за Лорой. Мы вышли в коридор и пройдя несколько дверей, вошли в огромное помещение с множеством раковин и душевых кабин. Я подошла к ближайшей раковине и посмотрела на себя в зеркало. Вы когда-нибудь видели китайца, которого укусили в обе щеки пчелы? Знаете на что это похоже? Мой случай, хоть и не китаец. По крайней мере, мое лицо выглядело именно так. Осмотрев себя с критичной стороны, я мысленно сказала: "Я тебя не знаю, но я тебя умою и накрашу".

Кое-как приведя себя в порядок, я направилась обратно в комнату, где меня поджидала Лора. Как она ушла из ванной комнаты я не заметила или не обратила внимания.

— Ну что, проснулась? — спросила она.

— Нет! — подчеркнула я.

— Вот твоя форма, — она указала на стопку одежды на моей кровати.

— Пристрели, но я это не одену, — скривилась я.

Лора засмеялась.

— Тебя подождать, или сама найдешь столовую?

Интересно, почему она такая вежливая и разговорчивая сегодня. В поезде из нее слова не вытянешь, а здесь…

— Подожди, если не сложно.

— Жду за дверью, — улыбнулась она и вышла из комнаты.

Немного поглазев ей вслед с приподнятой бровью, я посмотрела на убогую одежду. Выход нашелся быстро. Я натянула голубые, грубые джинсы, рубашку из формы, которую модифицировала — засучила рукава по-локоть и свои любимые белые кроссовки. В таком виде я вышла из комнаты. Пришлось, конечно, снова почувствовать себя глуповато разговаривая с дверью, но я прошла через это. Лора ждала меня прямо по курсу возле окна. Ее взгляд сразу упал на мою одежду, чему я не удивилась, поскольку они здесь носят только форму, и вдруг, какая-то новенькая не хочет подчиняться здешним правилам и традициям. А чхать я хотела на эти правила! Смыть бы их в туалете! Мне мои принципы дороже.

— Ну что, пошли? — зевнула я, подойдя к ней.

Она молча кивнула и направилась прямо по коридору.

Столовая, как и предполагалось, была огромной. Столы по шесть мест стояли в пять рядов. На каждом из них стояли блюда, а ставили эти самые блюда всего десять человек, которые работали так быстро, что вполне могли бы и справиться впятером. Странно, но возможно. Забили на это. Меня порадовали места у окна, поскольку из них открывался отличный вид на пейзаж. Я уверенно пошла к задуманному столику, как кто-то схватил меня за предплечье. Лора развернула меня к себе лицом. Выглядела она встревожено.

— Ты куда? — процедила сквозь зубы она.

— За стол, — несколько удивленно пояснила я.

— Какой?!

— За тот! — я указала пальцем на примеченный столик у окна.

— Нам туда нельзя! — прошипела она.

Я многое здесь не понимаю, но это больше всего. Лора чуть ли не тряслась от нервов, испуганно поглядывая мне за спину. Такое чувство, что я веду ее в ад, а не позавтракать.

— Почему? — устало выдохнула я — Это преподавательский стол?

— Нет, — занервничала еще больше она, — там сидят в основном Стела и ее друзья.

Я коварно улыбнулась при этом, кажется, хихикнув. Нежно обхватив хрупкую девушку за плечи, уверенно повела ее за нацеленный столик.

На столе мне улыбалась яичница с зеленью, пирог с черникой, чай с шиповником и хрустящая соломка. Лора заметно нервничала, спрятав руки под столом и постоянно оглядываясь по сторонам. Я же только хотела приняться за еду, но краем глаза уловила присутствие постороннего рядом со столом.

— Хм… — провозгласило существо.

Оторвав взгляд от тарелки, я взглянула на нахальную рожу человека, посмевшего меня потревожить. Это были четыре девчонки пароды барби, двух которых я узнала: одна из них девчонка Алекса, а другая, та растяпа, на которую я наорала около поезда. Девушки словно копируя друг друга, стояли скрестив руки на груди и сверлили меня недовольным взглядом.

— Проблемы? — спросила я внимательно уставившись на них.

— Вы, верно, заблудились? — противным голосом спросила блондинка.

Стоило предположить, каков смех, такой и голос.

— Нет, но спасибо, что спросила, — мило ответила я.

— Вообще-то, это наш столик, — сообщила рыжая девчонка с ободком на голове. На этот раз он был полностью голубой.

Я стала демонстративно рассматривать столик, словно что-то ищу.

— Что ты делаешь?! — растерялась блондинка.

— Ищу тут твое имя, — я посмотрела на нее немного жалостными глазами, — Упс, его тут нет, так что… — я отмахнулась от нее рукой, — …до свидания.

У девушки рот и глаза распахнулись вместе.

— Да как ты смеешь? — вскрикнула она так, что это услышали все — Ты хотя бы имеешь представление кто я?!

Идея на счет того, чтобы избавить мир от этого чудовища мне начала нравится все больше. Как вы думаете, меня оправдают? Конечно, я бы могла просто проигнорировать этот дешевый выпендреж и просто уничтожить эту блондинку морально, но зачем разоряться на пустые угрозы, когда размывчатый кулак в приближенном ракурсе скажет куда больше, чем слова. Хотя если смотреть с другой стороны, физическое насилие никогда не доводило до хорошего. Что-то мои мысли пошли на убыль. Надеюсь я сейчас не начну заливать как конкурсантка на мисс вселенная, мол "Мир во всем мире". Ну уж нет! Я медленно выдохнула и резко встала, тем самым оказавшись лицом к лицу с блондинкой. Краем глаза заметила, что вся столовая смотрит на наше шоу с интересом.

— Я не знаю кто, но зато знаю, кто я! — четко сказала я, — Теперь слушай меня, барби с дефектом слуха. Либо ты молча разворачиваешься и чешишь отсюда, либо к твоя прическа обогатится питательными свойствами этого завтрака!

Девушка на мгновение застыла, явно не веря своим ушам. Губы дергались в попытки что-то сказать, но пока, звуках никаких не исходило, что я и сочла окончанием дискуссии. Это в ее же интересах, потому что попусту слов на ветер я не бросаю!

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, хлестнув тем самым волосами мне по лицу, она сказала своим спутницам:

— Пошли, — и они все отправились за ней, за другой столик, который находился за несколько от этого.

Бросив на нее издевательский взгляд, я села на место.

— Зачем?! — прошипела Лора прямо мне в лицо.

— Что зачем? — выдохнула я.

— Она тебе будет мстить за это.

— Вот когда будет, тогда и посмотрим. Если вам все равно, что какие-то курицы могут кудахтать свои правила, мне нет! А теперь, я хочу спокойно поесть. Приятного аппетита…


Продолжение трапезы прошло без происшествий, что не могло не радовать. Лора за все оставшееся время успокоилась и теперь вела себя вполне нормально. Очко в ее пользу. Чтобы со мной общаться и дружить, нужно соблюдать всего несколько правил: первое — не будить меня ранним утром расталкиванием (надо "Солнышко, вставай"). Второе — не торопить меня, третье — не злить меня во время еды. Четвертое — никогда, ни в коем случае не угрожать. Пятое и последнее правило, которого я и сама боюсь — не брать на понт. Однажды меня пытались развести на слабо и я купилась. В клубе по скалолазанию пришлось ползти по отвесной стене без страховки. Если не считать того, что я упала с высоты семь метров и сломала ключицу, то я выиграла спор.


После обеда мы с Лорой поднялись в свою комнату, чтобы взять нужные учебники. Поскольку у меня таковых нет, придется одолжить у соседки. Первый урок физика. Кто бы знал, как я ее не люблю. Хотя, возможно она мне не нравится с моей прошлой школы, когда этот предмет вела миссис Ферингтон. Страшная женщина в отношении характера. Она была жуткой стервой и почему-то недолюбливала меня. А я всего-то подпилила ей ножку стула в шестом классе! В то время и физики в числе наших предметов не числилось, но она это запомнила.

В кабинете, как и предполагалось, мало народу. Никогда не понимала батанов, которые встают на полчаса раньше, чтобы придти первее всех. Какой от этого толк? И кто придумал начинать занятия в такую рань?! Покажите мне этого гада у которого явно проблемы со сном, "Я, убью его!". У меня то проблем никаких, но приходится вставать с петухами, если не раньше. Что за непруха?!

Больше всего в этом невзрачном кабинете, в котором полно пробирок, каких-то странных приборов и Чернобыльских растений-мутантов с коричнево-зелеными листьями, мне понравились задние места. Места где полно жвачки, пустых бутылок и утерянных носков. Интересная теория, да? Так или иначе, но это то, что нужно, так что не думая ни секунды, направилась за намеченную пустующую парту.

— Джесика, ты куда? — прошипела мне в след Лора.

— На задние парты, — пояснила я.

— Куда?!

— На задние парты! — ответила в более грубой форме я — Что-то не так…?

Я говорила, что не люблю два раза повторять? Если Лора будет продолжать испытывать мое терпение, то меня посадят за жестокость по отношению к соседке по комнате. Хотя нет, этот вариант отпадает. Садиться в тюрьму за такую мелочь не хочется…

— Нам же оттуда ничего не будет видно, — заявила она полностью уверенная в своих словах.

Если бы она еще вздернула нос к верху и поправила очки указательным пальцем, я бы точно в нее чем-нибудь запустила. И скорей всего это был бы учебник по физике. Медленно выдохнув, я решительно направилась к последней парте и плюхнулась на деревянный стул, с грохотом бросив книги на стол. Не уважаю чужое имущество, знаю. Лора поняла, что от меня не стоит ждать снисхождения и, последний раз бросив обреченный взгляд на передние парты, присоединилась ко мне. А куды она без меня?

Через пять минут в кабинет постепенно стекались ученики в убогой форме, от которой меня передергивало при каждом виде. Парты постепенно заполнялись, а меня уже клонило в сон, словно прошло пол урока. В аудиторию вошел наш давний знакомый Алекс и направился на явно узаконенное им место, надменно игнорируя всех находящихся в помещении. Словно здесь никого кроме него нет. Очередной раз мысленно плюнув в его сторону, я принялась рассматривать устаревшие художественные зарисовки когда-то сидевшего здесь ученика. Очень художественно. Особенно эта, которая никогда бы не прошла цензуру, не говоря уже о подписи.

Преподавателя нет, а все сидят, как похорон ждут. Честно говоря, такой примерный и спокойный класс в отсутствии учителя вижу впервые. У меня в предыдущей школе горшки с цветами на голову падали, даже которые на полу стояли, а здесь можно услышать, как муха по кабинету летает. Ну и крот с ними! Чувствую год представится очень скучным. Только я приготовилась принять свою прискорбную участь, как в класс ворвалось "нечто". Да чтоб меня подбросило и не опустило! Франкенштейн жив!!! Только у этого волосы рыжие. На нечто-преподавателе был одет какой-то странный плащ, доходивший до пола балахоном и странный кулон огромным грузом свисающий на тонкой цепочке с шеи. Копия профессора Штейна встала посреди класса, внимательно рассматривая всех учеников. Руки он держал перед собой, словно собрался молиться. Аллилуйя. Удовлетворившись содержанием класса, он провозгласил низеньким мужским баритоном:

— Здравствуйте ребята! — он расправил свои ручки худеньки в стороны тем самым приветствуя нас, — Поздравляю вас с началом этого прекрасного учебного года.

Интересно, в каком это месте он прекрасен? Здесь красиво только здание. Ученики здесь странные, форма здесь странная, преподаватели здесь странные! Не говоря уже о том, что я становлюсь помешанной на убийствах. Зарождение киллеров, не иначе.

Может эта школа и странная, но первые уроки похожи. Они вводные. Так что, без всяких угрызений совести, которой у меня в принципе нет, — достала плеер и включила первый трек. Ритмичная музыка сразу ударила в голову, отрезвляя и давая заснуть. Только я закрыла глаза, фривольно устроившись на парте, как мне в бок пришелся чей-то острый локоток. Неуравновешенная и нервная соседка, разбила мою идиллию на мельчайшие молекулы! Подскочив на месте, я требовательно уставилась на Лору, которая сейчас сидела как ни в чем не бывало и смотрела четко перед собой. Уже который раз я уловила себя на том, что девушка не уйдет от меня целой и невредимой. Обдумывая вопрос о том, чтобы заказать абонемент в травмпункт, заметила, что Лоре сейчас скорей понадобится реанимация. Она застыла словно статуя, смотря четко перед собой и не обращая внимания на мое возмущенное шипение. Решив, что это неспроста, проследила ее испуганный взгляд, направленный в сторону преподавательского стола. Все, включая самого учителя, почему-то уставились на меня. Хм… вроде бы музыку громко не включала. С чего же такое внимание к моей скромной, сонной персоне?

— Мисс Бейсон? — позвал меня профессор.

Еще одна странность: все знают мое имя.

— Да, — ответила я, скривившись в полуулыбке.

— Что вы знаете о гравитации? — спросил он с деловым видом.

— О грави… — я не успела закончить, так как этот чудик перебил меня.

— У нас новеньким положено выходить перед классом, когда отвечаешь на вопрос, — он указал на место справа от себя.

Лениво встав, словно идя на каторгу, я поплелась по проходу между партами. Пристальные взгляды учеников сопровождали меня до того момента, пока я не встала рядом с учителем. Потом взгляды с оценивающих, переменились на взгляды переполненные интересом. Пришлось сдержаться и не начать вести себя как ребенок. Было жуткое желание показать всем язык. Да какого… они так пялятся?! Когда молчание затянулось, я демонстративно уставилась на преподавателя.

— Позвольте, а почему вы не в форме? — спросил он, немного приблизившись.

Можно конечно сказать правду и высказать все что я думаю на счет этой формы, но шокировать учителя подобным заявлением пока не буду. Он на вид итак чудик, а после сказанного может и в уме повредиться. Не думаю, конечно, что это кто-то заметит, но все же. Вместо этого голова включила новый режим "Сарказм и глупость". Я подалась поближе к учителю и сказала:

— А ее бобрики сгрызли. Это все, что осталось, — я бегло оценила свой наряд, на что учитель сделал то же самое.

Так и подмывало выкрикнуть "Один ноль в мою пользу!". Но промолчала, учитывая, что это как-никак мой преподаватель, а не какой-то сверстник, с кем эта шутка могла пройти.

Учитель сложил губы в букву "О" и сказал:

— Тогда, вы не допущены до занятий.

— Ясно, — тихо сказала я, и, обойдя профессора, уже под ошарашенными взглядами учеников вышла из кабинета.

Может и неправильно так начинать первый учебный год, а тем более первый учебный день, но учиться в этом заведении мне хочется меньше всего. Особенно, когда прервали мой могучий сон в такое раннее утро.

В коридорах никого не было. Все учатся, кроме моего святейшества. Куда теперь идти, не имею ни малейшего понятия. В комнату скучно, бродить по школе самый верный вариант. Надо же привыкать к местности.

Через несколько минут, я вышла к центру школы. Как я поняла, тут сейчас проходит урок физкультуры, поскольку все были одеты в форму белого цвета. Футболка с короткими рукавами, и точно такие же брюки. На футболке красным вышит какой-то орнамент, который с такого расстояния рассмотреть не представлялось никакой возможности. Кстати, белый цвет для занятий физкультурой не самое верное решение. Уютно устроившись на подоконнике, с которого можно спрыгнуть и пойти прямиком на площадь, я наблюдала, как ученики выстраивались друг напротив друга. Интересен тот факт, что никаких приспособлений, имеется в виду ни мячей, никаких шестов и препятствий не наблюдалось. Пока, все стояли смирно и не двигались. В центр образовавшегося коридора на инвалидной коляске въехал лысый мужчина с густыми рыжими усами. Директор (если я правильно поняла описание Лоры в поезде). Он что, преподает физкультуру? Мда… Директор что-то говорил, но мне не было слышно, хотя наверняка то же самое, что лопочил тот чудак на физике. Все ученики как по команде, разошлись по разным сторонам центральной площади и встали друг от друга на расстояние в десять шагов. Директор, отъехал в сторону и внимательно осмотрел всех учащихся. Внезапно, мимо меня пробежала до боли знакомая физиономия. Маркус. Меня он не заметил, потому что я хорошо скрылась за окно. Мда, видимо, он в этом классе учиться. И кто поверит, что я здесь чисто случайно? Директор подозвал Маркуса кивком головы, и в ту же минуту, парень уже стоял рядом с ним. Шустрый чувак. Тот стал активно что-то шептать ему на ухо, а директор только кивнул. После доклада, парень встал в ряд со всеми остальными учениками.

— Начинайте разминку! — скомандовал директор мягким и очень приятным голосом.

Тут же, все ученики начали делать медленные движения руками, двигаясь из стороны в сторону. Движения чем-то напоминали конг-фу, если судить по фильмам с применением боевых искусств. Прикольно. Если это так, то я смогу всем надирать задницы профессионально, а не просто, переломал кости и бросил. Я спрыгнула с окна и решила подойти поближе. Пока что, все одновременно делали медленные движения с нейтральными лицами. Со стороны, это, честно говоря, выглядело смешно. Но, на сколько я знаю, в единоборстве, эти движения необходимы, для равновесия. Я так увлеклась процессом, что не заметила того, как пошла по коридору и почти вышла на центральную площадь, встав напротив директора на другой стороне. Тот очень внимательно смотрел на меня. Когда я встретила его взгляд, направленный на меня, то сердце замерло где-то в груди и боялось стучать. Внезапно, все ученики в один момент взмыли вверх и зависли в воздухе. Сердце судорожно забилось в страхе. Глазам не вериться. Либо мне что-то подмешали в еду, либо где-то этих людей держат тонкие ниточки. Я вышла прямо на площадь, дабы узреть крепления, но кроме неба ничего не было видно. Директор дотронулся руками до колес, и поехал в мою сторону, все еще не сводя с меня глаз. Ноги самостоятельно дали газу. Я неслась по коридорам в неизвестном направлении. Было плевать куда, лишь бы подальше оттуда. Что за фигня здесь твориться?! Как мать их за ногу они летают? Пора уносить отсюда ноги. Доигралась. Попала в школу к Гарри Поттеру, не зря я сомневалась на счет этого заведения. Ой, не зря. Знаете такое крылатое выражение: "Бежать куда глаза глядят", это относится именно ко мне во всех проявлениях. Пустые коридоры, двери — все мелькало в размывчатых картинках. Первый день учебы и по всему видимому последний. Кончилась учеба, пора на каникулы и долгожданный отдых. Кому расскажешь, выпишут белый билет для VIP-персон до психушки.

Видимо, интуиция самосохранения включилась на полную мощность и привела меня к выходу из Колизея. Не знаю, какие Боги там меня услышали, но передо мной как армия спасения возник Тэд.

— Тэд!!! — настойчиво крикнула я с большой отдышкой и подбежала к нему.

Он заинтересованно обернулся, оглядывая меня с ног до головы. В руках он держал медный кувшин огромных размеров.

— А-а, Джесика! Как прошел первый день в новой школе? — улыбнулся он.

Я сейчас убью его… Если не убью, то покалечу. Если не покалечу, то хотя бы обижусь. Появляется вопрос: За что? Есть ответ: А просто так, больше не на кого наброситься. Мне нужен человек, чтобы отыграться на нем! Заметили, что постепенно сносит крышу? Так, спокойно Джес. Расслабься и получай удовольствие от изнасилованного сознания!

— Что это за место? — по слогам произнесла я.

Тэд посмотрел на меня со странным выражением лица. Видимо думает, в какую психушку меня отправить.

— Школа, — ответил он.

— Какая?! Чему здесь обучают?

Тэд не успел ничего ответить, поскольку позади меня раздался до боли знакомый голос Гадзилы.

— Мисс Бейсон!

Подпрыгнув на месте, обернулась на голос наставницы.

— Вас срочно вызывает директор, поспешите, — демонстративно развернувшись, она пошла в какую-то дверь, ведущую в коридор.

— Угу, аш три раза с перехлестом, — пробубнила себе под нос я.

— Что вы сказали?!

— А? — я сделала вид, что не поняла, — Я ничего не говорила.

Она с подозрением посмотрела на меня с верху вниз.

— Пойдемте! — отдала приказ шпала.

Зараза! Бросив на Тэда взгляд, который говорил о том, что я еще вернусь как Терминатор за очками, направилась за миссис Гайзил, которая в два шага промаршировала до двери ведущей в сеть коридоров.

Сейчас мы шли по коридору, который жутко напоминал тот, по которому я смывалась в надежде унести свою тушку подальше из мест тренировок актеров Люка Бессона. Становиться очередной Милой Йомович мне не слишком то и хочется. Я в тайне надеялась, что мы не идем обратно на площадь. Если мои глаза увидят еще один полет в поднебесье, мои и без того потрепанные нервишки сорвутся с катушек и тогда можно звонить в поликлинику в которой лечится сам Наполеон. Думаю, мы с ним обсудим не мало военных стратегий, потому что времени будет предостаточно.

Из дверей слева доносились странные звуки, похожие то на гул ветра, то на скрип тяжело открывающейся двери, то на плеск воды, но честно говоря, мне меньше всего хотелось знать, что там происходит. Устала уносить ноги с места преступления, так что для страховки отошла подальше к противоположной от дверей стене.

Вообще-то, я хожу быстро, так что не мне жаловаться, но так или иначе мне пришлось бежать за этим истребителем ТУ-31 кодовое имя "Гадзила" до самого кабинета директора. То, каким чудом мне удалось не сбить дыхание, останется загадкой моего организма и легких. Кабинет директора оказался самым последним в этом бесконечном длинном коридоре. На двери красовалась симпатичная синяя табличка, на которой золотыми буквами было написано "Директор Уолтер Льюис".

— Заходите, — приказной тон миссис Гайзил заставил меня вздрогнуть.

Она заметила и, посчитав это достижением собственной натуры, гордо задрала узкий подбородок. Мне оставалось только криво улыбнуться, чтобы не выглядеть уж очень вычурной. Та лишь одарила меня небрежным взглядом, резко развернулась и важно зашагала в обратном направлении. То, что я показала ей в дорогу, не буду аргументировать.

Медленно выдохнув, я повернулась к двери и только хотела произнести заветные слова, как она сама распахнулась передо мной. Я как вкопанная застыла на месте, смотря в упор на рыжеусого директора.

— Входите-входите, мисс Бейсон, — он указал на одно из двух стоящих перед его столом кожаных кресел.

Чуть ли не руками заставив ноги двигаться и дойти до стола, я скромно села на указанное место, сложив руки перед собой. Директор внимательно посмотрел на меня и, шевельнув усами, сказал:

— Вам явно не объяснили, в каком учебном заведении вы теперь учитесь?

— Нет, — ответила я с непроницаемым лицом, — Меня даже никто не спрашивал, хочу ли я учиться здесь.

— Спроси кто у вас, вы бы сейчас здесь не сидели, — констатировал он.

— Точно бы не сидела.

Мистер Льюис еще раз внимательно посмотрел на меня, будто выражение моего лица могло ответить на все интересующие его вопросы.

— Ну, раз уж я здесь, тогда объясните, что это за место? — жестко спросила я.

Директор на мгновение задумался, а глаза бессмысленно забегали по столу. В какой-то момент мне показалось, что этот вполне нормальный вопрос останется безответным, как тут мистер Льюис выехал на своем кресле из-за стола и направился ко мне.

— Пойдемте, — сказал он и выехал из кабинета.

Мы пошли по тому же пути, что и с миссис Гайзил, только на этот раз зашли в одну из дверей в коридоре. То, что творилось в аудитории не подвластно никакому объяснению. Но, попробую. Несколько учеников держали в воздухе полупрозрачные клубы дыма, которые вращались с огромной скоростью, образуя шар. Другие пускали на них какие-то ребристые волны переливающиеся перламутром. Как только очередная волна касалась дымного шара, он постепенно рассеивался, а вместо него появлялся новый шар.

— Что это? — спросила я, вдоволь насмотревшись на эту иллюзию.

— Я вам расскажу о том, чему учат в этой школе, а после, почему именно вы попали сюда.

— Валяйте… — демонстративно согласилась я.

Директор недовольно посмотрел на меня, но я не обратила на это внимание.

— В этой школе учат укрощению стихий.

— Укрощению стихий? — переспросила я.

— Да, и если вы не будете меня перебивать, то я объясню, что это означает!

Я рукой показала, что рот заклеен и директор может продолжать разговор. Нервно закатив глаза, он выехала в коридор. Пришлось пойти за ним.

— В нашем мире творятся ужасные вещи. Стихия бушует и может уничтожить мир в считанные часы. Задача нашей школы обучить учеников, которые помогают укрощать эти стихии. Наводнения, землетрясения, смерчи, вулканы, пожары, оползни, кислотные дожди. Все это мы должны остановить, пока не наступит катаклизм. Если это вовремя не прекратить, то миру конец. Мы, единственная опора человечества. Их жизни в наших руках.

Мне вспомнились девчонки из столовой, с которыми успела вступить в некий конфликт. Если они будут спасать мир… Страшно предположить, что станет со всем человечеством. Вымрем как динозавры.

— Теперь, причина вашего появления в этой школе, — Льюис остановился у окна и развернулся ко мне.

Я внимательно посмотрела на него.

— Дело в том, что не каждому дано учиться здесь. Для этого нужен дар. Способности к тому, чтобы чувствовать природу. Вы наверняка замечали за собой, что вам хорошо даются такие предметы как биология, астрология, геология, химия и т. д. По рассказам вашей матери, вы увлечены спортом и у вас развитая реакция, так же вы…

— Стоп-стоп, моя мать, знала, куда посылала меня?! — возмутилась я, — Я ей это припомню… — процедила сквозь зубы.

— Я объяснял причину того, почему вас никто не предупредил, о месте, в которое едете.

Одарив директора небрежным взглядом, сложила руки на груди и уставилась в стену.

— Мисс Бейсон, — спокойно начал директор, — Я прекрасно вас понимаю, но вы бы не поверили матери, — в ее рассказ. Зная ваш нрав и недоверчивость, она решила показать эту школу. Мало кому дается такой талант. Возможно, школа закроется через два года, и тогда, укротителей стихий больше не будут выходить из ворот этой школы. Некому будет спасать мир, жизнь людей и природу от внезапных нападений природных явлений. Подумайте. Никто вас не заставит учиться здесь. Решение остается за вами.

Ой, головушка моя дырявая. За что мне все это? За таракана, которого я убила на кухне? Как мелочно!!! Такое ощущение, что в черепной коробке принципиально отсутствует мозг. Вместо него, там паук, который повесился на собственной же паутине. Нет, два паука. За компанию. С одной стороны, то, что рассказал директор увлекательно и интересно. Обычные школы, со стандартными предметами надоели. Хочется разнообразия. С другой стороны, я не уверена, что у меня есть какие-то определенные способности.

Несколько раз, глубоко вздохнув, и погасив бушующий адреналин, который бил по всему телу, я посмотрела на мистера Льюиса.

— Ну, так, что вы решили мисс Бейсон? — осторожно спросил директор.

— Я попробую, но если не будет получаться, меня не винить — это первое. А второе — пожалуйста, называйте меня Джесика. Можно Джес!

Льюис улыбнулся слегка усталой улыбкой и сказал:

— Это правильное решение, — секундная пауза — Джесика.

Я тоже улыбнулась, и кивнула с шумным выдохом.

Мы с директором прогулялись по школе. Он мне рассказывал о стихиях, о способах их укрощения, о том, что ожидает меня после выпуска из школы. Так же со мной будут индивидуально заниматься, поскольку было решено перевести меня сразу на второй курс, из-за того, что опоздала с поступлением на два года. Могу только представить ужас, который ждет меня. Ежедневные тренировки, зубреж учебного материала, бессонные ночи напролет и т. д. и т. п. Вы что, действительно решили, что буду изводить себя этим?! Щаз от смеха под столом буду валяться. Ха-ха!

Где-то час или полтора спустя, было решено отпустить меня. Пусть было велено идти на занятия, но я ослушалась и пошла в свою комнату. В школе стоял гул. Перемена. Ученики весело и бодро шли по коридорам делясь друг с другом впечатлениями о пройденном уроке. Одна я, ковыляла, еле перебирая ноги. Глаза от недосыпа слезились, рот от зевков растягивался до невероятных размеров. Вместо того, чтобы изучать укрощение стихий, надо бы изучить укрощение зеваний.

Кое-как дойдя до спального этажа, я как последний алкаш пыталась собрать в кучу глаза и рассмотреть номер на двери. Все-таки, найдя цифры два и один, пришлось долго наводить резкость, чтобы понять, это двенадцать или двадцать один. Только потом, на меня снизошло озарение, — посмотреть чуть ниже, на табличку, на которой было четко написано: Зернатти Л. и Бейсон Д. Мило… Промямлив "Откройся" хриплым голосом, я вошла в комнату и узрела такую картину: кот Лоры шипя так, словно его дети в джакузи пытают, уставился на карниз, на котором вниз головой висел попугай, до боли напоминающий моего. Вот только мой чирикает, а этот еще и матерится на трех языках…

— Брысь!!!! Уйди отсюда зверюга, мохнатая!!! Жертва лесника-маньяка!!! — продолжал попугай — Я тебе не курица-гриль в миске! Брысь! Я попугай нервный, покусать могу! От меня все коты во дворе драпают!

— Угу, но перед тем, как драпать, каждый успевает по перу у тебя из задницы и головы выдрать… — добавила я.

Честно говоря, я крайне удивлена появлению этой пташки у себя в комнате, но еще больше удивлюсь, если это мой попугай, что в принципе невозможно. Хотя, в этой школе, удивляться больше не стоит. Голова пойдет кругом от постоянных открытий странного и неизвестного.

— Джеси! — обрадовался попугай, все еще качаясь, как умалишенный на карнизе, — Я так рад тебя видеть!

Все-таки, это мой попугай…

— Вижу! — ухмыльнулась я, и сделала несколько шагов к этому дуэту, сбежавшего из Шапито, — Что здесь происходит?

— Вот этот, — свистнул попугай в сторону кота, который продолжал шипеть на Чика — Этот мохнатик, сожрать меня хочет!

Кот еще раз недовольно фыркнул.

— Ну ладно, — я подошла к коту с целью отодвинуть его от окна и попугая, — хватит котик, он не пригоден для еды.

На что эта котяра посмотрел на меня убийственным взглядом, который говорил "Был бы больше, сожрал бы и тебя" Я для страховки сделала шаг назад. Он же, демонстративно развернувшись, приподнял свой пушистый хвост, и деловито зашагал к открытой двери, раскачивая попой из стороны в сторону. Милые шаровары (просто так выглядело сзади) Разбежаться бы, и по этому… четко выделенному месту… Котик словно услышал мои мысли. Он повернул ко мне свою нахальную морду и, одарив скупым и вражески настроенным взглядом, окончательно вышел из комнаты. Скатертью дорога… Немного поглазев на приоткрытую дверь, я обернулась к своему попугаю, который так и не выбрался из своей позы. Тот смотрел на меня некоторое время и, отцепившись от карниза, слетел на спинку кресла.

— Ты что здесь делаешь!? — настойчиво спросила я.

— Ты мне не рада?

Я ответила лишь серьезным взглядом.

— Ну ладно, ладно! — сдался Чик — Я что-то вроде твоего помощника.

— Какой еще помощник? В чем? — не поняла я.

— Ну-у…, пока я в принципе не нужен, но когда окончишь учебу, без меня не обойтись. Я могу предсказывать поведение стихии в том или ином месте. Ты же должна будешь знать, где бушует погодка, чтобы успокоить ее.

— И ты тоже в этой банде! Хотя… плевать. Для начала, мне нужно окончить эту чертову школу, — устало проговорила я.

— Куда ты денешься!

— Знаешь, что меня сейчас пугает в тебе? — спросила я у попугая.

— Мой акцент? Я знаю, он ужасен. Просто родился в Бразилии. У меня очень горячая южная кровь, и поэтому произношение хромает…

Попугай смотрел на меня с очень лихим видом и с высоко приподнятым хохолком. Он был очень собой доволен. О, петух кастрированный!

— Нет Чик, — не согласилась я с попугаем — Не твой акцент меня пугает, а тот факт, что теперь ты разговариваешь.

— Ну, я просто секси! — свистнул попугай.

Я покачала головой и сказала:

— Лучше бы ты чирикал на разрыв…

Отойдя от попугая, который уже любовался на себя в небольшое зеркальце Лоры на столе, я подошла к кровати и упала на нее спиной. Глаза закрылись сами собой, словно налитые свинцом. Сейчас, не хотелось думать ни о чем. Ни о школе, ни о том, чему мне придется учиться, ни о том, что пропускаю первые уроки в первый же день, ни о говорящем Чике. Голова гудела, тело отозвалось некоторой болью, как только расслабилась. Смачно зевнув, повернулась на бок, даже не сняв кроссовки. Заснула я быстро…


*******

Проснулась я оттого, что внезапно стало холодно. В комнату падал скупой, дневной свет. Проморгавшись, села на край кровати, свесив ноги на пол. Никого не было, даже Чика. И куда подевался этот бройлерный петух? Видимо, кот постарался. Мой взгляд остановился на приоткрытой двери. Ой, дура, я забыла закрыть ее, перед тем как лечь спать! Пусть уже и поздно, но для страховки встала и прошаркав до двери закрыла ее. Джинсы почему-то царапали ноги на коленях, бедрах и икрах. Они что, за время моего сна окаменели? Посмотрев вниз, я застыла с отвисшей челюстью. Вот почему мне стало холодно! От них же ничего не осталось! Они в буквальном смысле слова были выжжены во всевозможных местах! Джинсы висели на мне словно какая-то тряпка, которой тушили пожар. Как на мне могла гореть одежда, а я даже этого не заметила? Что за фигня!? Подбежав к выключателю, я врубила свет и подскочила к зеркалу. Покрутившись, я чуть не заплакала при виде своего отражения. Конечно, больше всего мне было жалко джинсы, но еще больше, мне хотелось узнать, как это случилось. Ладно, соглашусь, сплю я очень крепко и даже атомный взрыв не потревожит мой сон, но не почувствовать то, как горит твоя одежда… Это что-то за гранью разумного. Дверь в комнату открылась и вошла Лора, которая, увидев меня, разразилась громким и истеричным смехом. Мать ее! Я что тут, клоуном нанялась что ли!? Увидев мой предосудительный взгляд, Лора понемногу затихала и, в конце концов, стерла с лица насмешливую улыбку.

— Что произошло? — спросила она, стараясь сдержать натиск смеха.

— Не знаю! — ответила я и повернулась обратно к зеркалу — Я просто заснула, а когда проснулась… — я так и не договорила, посмотрев на свои истерзанные джинсы.

Думаю, Лора поняла, что я хотела сказать.

— Но как это произошло? В комнату никто не может войти кроме нас.

Я повернулась к Лоре, и посмотрела прямо ей в глаза.

— На самом деле, дверь в комнату была открыта.

— Как это? Почему? — удивилась она.

— Долго рассказывать, — я отошла от зеркала и подошла к своей сумке, чтобы взять другую пару брюк.

— Это Стела, — внезапно завила Лора.

— Кто?! — не поняла я.

Лора затаилась на месте, опустив глаза и уставившись куда-то в сторону. Она боялась посмотреть на меня, и, видимо, жалела о сказанном. Я с самого начала поняла, что она немного шуганутая и забита, но придется пытать. Отойдя от сумки, так и не порывшись в ней, шагнула к Лоре.

— Кто такая Стела? — по слогам и с некоторой желчью в голосе произнесла я.

Немного помявшись с ноги на ногу, она подняла на меня свои серые, испуганные глаза и тихо сказала:

— Девушка из столовой.

Меня словно током долбануло. Злостно ударив ладонью о стену, я процедила сквозь зубы:

— Дура! — облокотилась на стену спиной — Могла бы и врубиться!

— Я предупреждала. Не надо было связываться с ней, — продолжала тихо говорить Лора — Она мстит за такие вещи.

— Я тоже мщу за мои джинсы. И долго…

Лора посмотрела на меня еще более испуганными глазами.

— Что ты намереваешься делать? — дрожащим голосом спросила она.

— Увидишь, — я коварно улыбнулась — Где сейчас Стела?

— Сейчас обед, все в столовой.

— Отлично, просто отлично. Наступило время для злостного помощника.

— Что ты будешь делать? — настояла Лора.

Я ничего, не ответив, направилась к своей сумке. Около года назад друзья подарили мне маленький чемоданчик с надписью "Злостный приколист". Пусть название хромает, но чемоданчик улетный. Я им никогда не пользовалась, поскольку не было необходимости, но из-за новой школы, решила прихватить с собой. Мало ли как примут. Мой случай! В нем есть: стандартные кнопки для учительских стульев, которыми я вряд ли воспользуюсь, вонючий спрей (прикольная вещь, когда хочешь сорвать урок), черный, плохорасствормый уголь (сыпешь его в напиток и зубы… страшно смотреть) что-то вроде миниатюрного набора для грима (в нем всего пара шрамов, клей, красная краска, пинцет, кисточки и тени, для имитации синяков). А так же, вещь, которой я и хочу воспользоваться… Не так жестоко, как порванные и испорченные джинсы, но это только начало моей страшной мести. Чувствую, назревает война, в которой выживет только один.

Переодевшись в целые джинсы (хотя они мало, чем отличались от предыдущих — тоже рваные, но более скромно) спустилась в столовую. Найдя глазами Стелу со своими куклами барби, направилась прямиком на кухню, из которой то и дело выбегали дежурные с подносами. Лора не отставала от меня ни на шаг. Ей во всю Ивановскую хотелось узнать, что я задумала, но, пока, выкладывать все тузы, спрятанные в рукаве, не собираюсь. По кухне сломя голову бегали повара и ученики в передниках. Никто даже не заметил меня и тем более, не заметили пропажи подноса и четырех кексов.

Через некоторое время, я направилась к столу девчонок с этими кексами с черничной начинкой. По ходу того, как я приближалась к их столу, на меня эти куклы смотрели ухмыляющимися глазками.

Знали бы вы, кому улыбаетесь мымры низкопрофильные. По вам секретные лаборатории ООН плачут. Скоро и вы будете рыдать.

Чуть ли не вылепив у себя на лице милую улыбку во все зубы, и хлопнув тупо глазками, остановилась у стола и начала свою проповедь:

— Стела? — сказала милым голосом я — Я бы хотела извиниться за то, что наговорила утром. Мне действительно жаль. Я знаю, что была не права, и что, таких как ты нужно уважать.

Пока я это говорила, хотелось сделать себе харакири. Причем в повторе. Такое ощущение мерзости к самой себе, но, эффект стоит того. Конечно, если все получиться так, как запланировано… Сейчас, эта напомазанная блондинка смотрела на меня сверху вниз опуская ниже плинтуса, но я терпела. В конце концов, устав сканировать меня с ног до головы она ответила:

— Я еще подумаю над тем, простить ли тебя!

— Подумай, пожалуйста. Надеюсь, эти вкуснейшие и свежие кексы помогут тебе в верном решении, — я поставила им на стол поднос и, мило улыбнувшись, развернулась, при этом, помахав рукой, ушла из столовой.

Есть не хотелось. Я утолю свой голод насытившись сладкой местью. В кармане я нежно сжимала небольшой флакончик, который славно послужил мне сегодня. Сзади подбежала Лора и продолжила допытывать меня интересующим ее вопросом.

— Что это было? Ты что-то задумала? Что ты хочешь сделать? — не угомонялась она.

В конце концов, мне надоела эта постоянная пытка, от которой могу избавиться, только ответив на ее вопрос. Ударив по тормозам, я повернулась к Лоре, которая чуть не впечаталась в меня.

— Так. Мать! Не жужжи! — строго сказала я, — Что ты ко мне пристала?

Лора застыла как статуя и несколько секунд спустя все-таки раскрыла рот и сказала свое коронное:

— Мне просто интересно, что ты задумала, — робко произнесла она.

Куда подевалась вся настойчивость? Медленно выдохнув через нос, я достала из кармана маленький флакончик и протянула Лоре со словами:

— Не задумала, а сделала.

Лора медленно, словно чего-то, боясь взяла тюбик в руки и посмотрела на этикетку. По мере каждой прочитанной буквы, ее до того большие глаза, стали просто огромными фишками.

— Ты подсыпала им в кексы слабительное?! — чуть не крикнула она.

— Мне больше нравится название "Пурген", а так, суть не меняется, — самодовольно произнесла я.

— Ты знаешь, что теперь будет?! — возмутилась Лора.

Я коварно улыбнулась и сказала:

— Конечно, знаю! У девушек появиться новый и очень располагающий к себе друг, — унитаз. Они долго с ним будут обниматься…

У Лоры рот и глаза округлились вместе.

— Как думаешь, на всех девушек унитазов хватит? — демонстративно взволновалась я, — Сколько там кабинок?

— Ты что, вообще ничего не понимаешь?! — сквозь зубы процедила Лора.

Шумно выдохнув, я шагнула к нервной особе и, перебросив руку ей через плечо.

— Релакс, подруга! Нет ничего неразрешимого! — я увлекла Лору за собой.


Наконец-то, Лора вскоре успокоилась и я смогла с ней поговорить о том, чтобы она помогала мне в учебе. Директор говорил, что со мной будут заниматься репетиторы, но помощь учеников на общих занятиях, мне тоже понадобиться. Моей соседке ничего не оставалось, как согласиться на мою просьбу. Может, мое действие с пургеном против недругов так сильно на нее повлияло? Испугалась малость девочка. Так или иначе, но Лора полностью и со всей отдачей взялась за мое обучение. Лучше бы я ее не просила… Далее, вы поймете, почему я пожалела, что связалась с ботаником.

Первое, что входило в "коварные" планы Лоры в моем обучении, — экскурсия по кабинетам, где проходит основная фаза обучения (точнее практика в укрощении стихий), и предметы, которые обязательны в этих навыках. В кабинет физики мы не заглянули, поскольку там уже приходилось бывать и даже в каком-то роде выкинуть фортель во всем его извращении. Как ни странно, но это была моей самой большой ошибкой, поскольку физика является самым важным предметом на этом курсе. Оказывается, преподаватель, который в первую голову кажется хлюпиком, самый настоящий сукин кот. Без зачета по его предмету, могут не допустить к практике. Короче, можно уже считать, что меня не допустили после моей накладки, учиненной на первом же уроке. Надо же было так тупануть! По словам Лоры, он, по крайней мере, дает возможность исправиться и встать на правильный путь. Аминь! Я же говорила: "Пристрелите, но ту тупую форму не одену!!!". С другой стороны, меня могут вышибить из-за моих капризов. Выглядело бы очень глупо. Так что, придется потерпеть. Свалить из этого места всегда успею.

Мы побывали во всех кабинетах, каждой из четырех стихий. Больше всего мне понравилось в классах воздуха и огня. Ученики, которые тренировались там же, вытворяли потрясающие вещи с помощью своего таланта. Смотря на них, еще больше захотелось попробовать себя на деле. К сожалению, придется изучать только одну из двух главных стихий: воды и огня. Земля и воздух являются самыми основными и способности к этим предметам есть почти у каждого ученика. А вот способности к огню и воде индивидуальны. Редко какой ученик может овладеть всеми стихиями. Надеюсь, что моей главной способностью будет огонь. Директор говорил, что скоро, мне придется пойти к одной женщине, которая посмотрит на мои способности и определит на один из двух факультетов.

После экскурсии по Колизею, мы вышли за его пределы, чтобы пройти на поле практических занятий. Оказывается, то озеро, которое так вдохновило меня в поезде, является частью занятий. Оно специально для тренировки водников. Преподаватели с помощью своих способностей, воссоздают миниатюрные цунами, водные ураганы, геликоны и т. д. Так же, на поле и около озера сдают последние экзамены перед уходом из школы. Кстати, у этого водоема интересное название, "Корунд-Сора", что можно перевести, как "Сапфировое озеро". Чтож, название соответствует.

Постепенно, наша экскурсия перешла в обыкновенную прогулку. Никаких разговоров на тему школы, — простая болтовня. Честно говоря, теперь я действительно чувствую себя комфортно. Никакой сжатости, скуки и угрюмых лиц. Может, пока, я не совсем в своей тарелке, но постепенно все начинает налаживаться.

Где-то через полтора часа мы вернулись в школу. У фонтана никого не было. Когда мы входили за пределы школы, около него скопилось, чуть ли не все население школы. Пройдя через небольшую арку, мы вышли в пустынные коридоры. Только редкие ученики шли по проходам, тихо и с нейтральными лицами. Это лишь означало то, что занятия уже начались, а я пропускаю еще один урок. Словно прочитав мои мысли, Лора подскочила на месте, словно ее пнули подошвой ботика по мягкому месту. Она, схватив меня за предплечье, потянула за собой. От неожиданности, я не смогла ничего сказать и спросила в чем дело, только тогда, когда мы уже оказались на центральной площади.

— Мы опоздали на медитацию!!! — нервно и с большой отдышкой выговорила Лора.

Я закатила глаза и медленно вдохнула воздух через нос.

— Пошли, иначе у нас будут большие проблемы! — настояла наша нервная.

— Слушай, Зернатти! — строго сказала я, — Что целых полчаса я тебе впаривала на счет своей учебы?

— Что с тобой нужно заниматься отдельно некоторое время, поскольку ты опоздала с поступлением.

— Ну, вот! Зачем тогда мне идти на эту медитацию, где все уже летают как ясные соколы, общипанные и без крыльев?!

Лора вздохнула и увлекла меня за собой к небольшой группе учеников, которые сидели на небольших ковриках, скрестив ноги и возложив руки на колени. Чем не йога? Молодая женщина, которая сидела лицом ко всем, скорей всего является преподавателем. На первый взгляд стройная, русые, кудрявые волосы, неуклюже завязаны в пучок, благодаря чему, кудряшки торчали во все стороны. Она сидела неподвижно, в точно такой же позе, как и ученики. Мда, весело.

Лора тихо, чуть ли не на цыпочках подкралась к столу, на котором лежали свернутые рулетом коврики, и взяла один коричневого цвета. Все так же крадучись, аккуратно расстелила его на земле рядом с какой-то темнокожей девушкой и, повернувшись ко мне с угрожающим лицом, кивком указала на стол. Тупо насупившись, я, пренебрегая тишиной, направилась к коврикам большими, шумными шагами. Знаете, было бы странно, если бы все прошло как по маслу. Просто дойти и сделать задуманное, не удалось. Не знаю, из какой щели выбралась эта котяра, но я умудрилась наступить ему на хвост. На что, эта миниатюрная версия льва, который забыл выстричь себе гриву, заорала на всю площадь с озлобленным шипением. На этом все, казалось бы, закончилось, но коту, захотелось отомстить и за попугая, которого я помешала съесть, и за хвост, который я ему нагло отдавила. Эта зверюга мохнатая, как сказал Чик, вцепилась в мою ногу всеми когтями, которые у него только есть. Молчать от такой боли не реально, так что, матерясь на трех языках, я начала трясти ногой, дабы стряхнуть этого гада. Коту, эта экстремальная тряска не понравилась, на что он решил пустить в ход, еще и зубы. Жадно ища, за что ухватиться зубами, кот перемещал свои лапы по всей ноге, проводя глубокие и длинные царапины. В период времени, когда я отважно сражалась с котом, вцепившимся в мою несчастную ногу, все ученики, в том числе и учитель, вскочили со своих ковриков и смотрели на нас с немного глупыми и испуганными глазами. Лора, которой и принадлежит это живое, мстительное оружие, вскоре узнала своего питомца и бросилась ко мне на помощь. Она пыталась оторвать взбешенного зверя от моей ноги, но кот не сдавался. Он все так же жадно, вонзал в меня свои когти и издавал довольные, торжествующие звуки мести. Ему очень нравилось то, как он со мной расправлялся.

— Слезь с меня щетка для обуви! — сквозь зубы процедила я, — Ты что, собачьего корма объелся?!

Наконец, Лора смогла оторвать от мен все еще шипящего кота со словами:

— Шато, ты, что сума сошел?! Что ты делаешь?

Угу, он ответит! Он у меня за все ответит!

— У тебя кот, маньяк какой-то! Ему только в парке орудовать серийным психом! — я яростно высказывала Лоре все свои мысли.

Лора промолчала и опустила вырывавшегося кота на землю. Тот как ошпаренный улепетывал через всю площадь, и вскоре, скрылся за поворотом.

— Прости, он никогда раньше так не делал, — тихо сказала Лора, явно чувствуя себя неловко.

Я внимательно посмотрела на нее, но так и не смогла ничего ответить. Хотя, столько слов вертелось на языке.

Переведя взгляд на учеников, которые застыли с насмешливыми улыбками на лице, я громко объявила:

— А вы что уставились?! Бешеного зверя не видели?!

У учеников еще больше растянулась улыбка на лицах.

— Когда я говорила зверь, я имела в виду не кота, — добавила я — Быстро повернули свои тыквы в другую сторону, пока я не подошла и не вывернула их на триста шестьдесят градусов! — строгим голосом и, по словам произнесла я.

Смайлы как водой смыло.

— Что здесь происходит? — к нам подскочила училка по медитации.

— Здесь маньяк орудует, вот что! — буркнула я.

— Какой еще маньяк? — испуганно пропищала училка, округлив глаза.

Сексуальный!!! Какой же еще. В слух, конечно, я этого не сказала.

— Да нет никакого маньяка. Она просто шутит, — подоспела на помощь Лора.

И не зря. Потому что я уже не хотела ничего говорить.

— Ничего себе шуточки?! — возмутилась преподавательница.

Я почувствовала сильно жжение на ноге и то, как по ней потекли маленькие струйки крови. Кожа чуть ли не горела. Агония охватила все царапины, каждую клеточку. На джинсах выступили маленькие капли крови. Этот кот царапал именно там, где брюки были специально протерты и порваны, теперь, они были разорваны по-настоящему! Вот скажите, почему, если мне мстят, всегда страдают мои брюки? Это не справедливо! Такими темпами я останусь без одежды, и после, просто придется носить ту убогую форму! Чтоб меня подбросило и не опустило… Зараза. Пока я рассматривала свои истерзанные брюки, ко мне подошла училка.

— Мисс Бейсон? — спросила она, пригнув голову, чтобы посмотреть на мое лицо.

Подняв на нее глаза, я ответила:

— После этого, — я пальцем указала на джинсы, — Это не я.

— Отлично, значит, это вы, — выдохнула она, — Директор говорил мне о вас.

— А мне о вас ничего не говорили, — сказала я.

Улыбнувшись, она повернулась к ученикам и объявила:

— Ребята, продолжайте без меня. Я скоро вернусь.

Она снова обернулась ко мне и сказала:

— Пойдемте, — она вышла вперед и пошла в коридор.

Пришлось идти за ней.

Училка зашла в какой-то странный кабинет, в котором смешивались запахи от арома-палочек, разных специй и трав. В помещении было серо и уж очень задымлено. В носу и горле защекотало. Сделав небольшой вдох, я чихнула.

— Будьте здоровы, — мягко сказала преподаватель.

— Спасибо, — ответила я, шмыгнув носом.

— Пожалуйста, садитесь, — она указала на пол, на котором лежал небольшой, золотистый, ворсистый коврик и села, на него скрестив ноги.

Немного поколебавшись, переводя взгляд с училки на ковер, я все-таки села, согнув одну ногу под себя и прижав вторую ногу к груди.

— Меня зовут Каролина Ферас, — начала училка — Я ваш репетитор на три месяца и я же сегодня определю ваши способности к стихиям.

— И что от меня требуется? — спросила я.

— В данный момент, слушать и делать, что я говорю.

Я кивнула в знак согласия.

— Итак, приступим, — она сняла со стола небольшое блюдце с водой и поставила предо мной. Рядом с чашкой, она поставила арома-палочки и какое-то растение в горшке. На вид напоминает саженцы помидора.

Аккуратно расставив их передо мной, она положила руки на колени и сказала:

— Мисс Бейсон, теперь…

— Можете называть меня по имени? — перебила ее я.

Легко улыбнувшись, она ответила:

— Хорошо, Джессика. Теперь, сядь как я и закрой глаза.

Лениво выйдя из своего положения, я села так, как сказала Ферас.

— Джесика, так у тебя же нога кровоточит!

Я открыла глаза и посмотрела на ногу. Джинсы пропитались кровью. На вид выглядели так, словно где-то по колено была лужа крови, и я шагнула прямо туда. Брюки приклеились к коже и подсохли. Из смешений разных запахов в этом кабинете, я уловила резкий запах меди, а точнее, запах свернувшейся крови.

— Может быть, заражение — засуетилась она, — быстро иди медпункт!

Экая материнская забота…

— Но я не знаю где это, — ответила я.

— Жди здесь! — отдала приказ она.

Мисс Ферас вскочила с места и быстрым шагом направилась к двери. Я осталась одна. Медленно встав, осмотрелась вокруг. Дым и запах резали глаза, в горле опять защекотало, и я чихнула. Мне здесь определенно нельзя находиться. Такая атмосфера, как в этом помещении, дурно влияет на мое здоровье. Странный запах здесь… И почему-то мне очень хорошо становиться на душе и вообще чувствую себя жутко расслабленной. Мои глаза бессмысленно забегали по кабинету и в конечном итоге остановились на кактусе. Так… это кактус. Обычный кактус, в котором нет ничего интересного. Зеленое колючее растение, которое не может вызвать никаких эмоций. Почему же вся моя сущность рвется заржать с этого несчастного растения? Из горла внезапно вырвался смешок, и после этого, я не смогла остановить приступ истерического смеха. Дико посмеявшись над несчастным растением, я решила, что кактусу итак тяжело с такими колючками и искренне пожалела его. Несколько мгновений спустя, меня снова рассмешил тот же кактус. Хватит! Отстав от кактуса, принялась мерить кабинет шагами. В голове было пусто, никаких мыслей. Обычно, у меня пусто в голове в том случае, если настроение находится ниже отметки ноль, или же зашкаливает на отметке "в тихом бешенстве". Я мечусь из стороны в сторону, не знаю, чем заняться и думать ни о чем не хочется, при этом мне очень плохо. А сейчас, реально хорошо, чтобы впасть в нирвану. Мне весело по всем параметрам! Устав от одного и того же маршрута по кабинету, я промаршировала обратно к ковру и плюхнулась на него всем весом, выпрямив ноги перед собой. Ой, чет меня плюю…ющит… Все равно здесь запах странный. И знаете, что этот запах мне напоминает? Марихуану. Хи-хи, а она что, здесь в законе? Прикольно! Пристрелю того гада, который жжет здесь ее. Кастрирую и закопаю. Потом выкопаю, и буду измываться над трупом. Фу, какая мерзость. Лучше не буду этого делать. Пару раз, хихикнув, я уставилась на блюдце с водой, в котором отражалось чье-то лицо. Такое угашенное. Я подмигнула лицу в чаше, на что оно сделало то же самое. А, это я. Мне себя жалко.

В кабинет кто-то вошел, и этот кто-то был Алекс Смит. А этот козел, что тут делает?! Мне пофиг. Я рада его видеть!!! Не знаю почему, но рада.

— Смити!!! — радостно провозгласила я, протянув к нему руки, — Иди сюда чувак, садись рядом!

Алекс странно покосился на меня, окончательно приняв во внимание, что психиатр не помешает.

— Мисс Ферас, попросила проводить тебя до медпункта, — отстраненно сказал он.

После сказанного, в кабинет влетает сама училка и нервным, дрожащим голосом говорит:

— Так, Алекс, отведи Джессику к миссис Монтер. Мне сейчас некогда.

Если ей некогда, то как она могла провести консультацию со мной? Знаете, мне лень думать об этом сейчас, не то что спрашивать.

— Мне не надо к доктору, — промямлила я, — мне итак хорошо!

Блондин и мисс Ферас странно посмотрели на меня.

— Чаво вы на меня так уставились?! — насторожилась я, прищурив глаза.

Мало того, что я извините за выражение в гавно, так еще и грубить начинаю. А мне чхать, мама говорит, что я солнышко! (правда безжалостно-палящее в пустыне)

— Видимо, на нее сильно влияет запах Старнии, — училка подошла ко мне и помогла встать, — Чтож, по крайней мере, я выяснила, что у нее большие способности к стихии земли.

Голова и ноги, которые стали как ватные, напрочь отказывались со мной сотрудничать. Меня как какую-то вещь передали в руки Алексу, на котором я повисла, не в силах устоять на своих двух.

— Алекс, смотри там поосторожней, — попросила мисс Ферас.

По движению его шеи, я почувствовала, что он кивнул.

Мы вышли из кабинета и в меня тут же хлынул прохладный ветерок, который медленно привел меня в чувство. Мозг работал так, словно только что проснулся после долгого и кошмарного сна. Голова начала немного побаливать, как от похмелья. Я жива! Туго сообразив с чье помощью стою на ногах, я мгновенно пришла в себя. Мои руки дернулись, отцепившись от шеи Алекса.

— Можешь, сама идти? — спросил он без какой-либо мимики на лице.

— А-ха! — подтвердила я, — Куда надо топать?

— Пошли.

Мы вышли за пределы школы и сейчас направлялись к озеру. И куда интересно мы идем? У него что, в голове созрела идея, что меня можно утопить?

Я отогнала эту мысль, когда мы не дойдя до озера метров сто, завернули на узкую тропинку, ведущую в лес. Ах нет, он наверняка передумал и решил меня закопать у ближайшего пенька.

В лесу оглушающее распевали птицы, ветер еле слышно колыхал ветви деревьев, с которых изредка сыпались кружась как в вальсе листья. Осеннее, но жаркое солнце, еле пробивалось через густые шапки высоченных елей и дубов, перекрашивая оливковые тона в зеленовато-желтые цвета. Обожаю находится в такой обстановке где вокруг торжествует только природа. Когда ветер нежно обдувает лицо и тело. Запах лесных, диких цветов, приятно радующие обоняние. В такие моменты, хочется просто остановиться, закрыть глаза, прислушаться к звукам леса, ощущать все вокруг и вдыхать чистый, приятный запах. Где-то вдали послышался плеск воды, еще через несколько шагов, мы вышли к деревянному домику, с пирсом. Колесо — приводимое в движение водой из озера, крутилось в медленном темпе… Вокруг дома была россыпь потрясающе красивых и невиданных цветов. Хотя, сам домик, восхищения не вызывал.

Подойдя к дому, Алекс постучался в деревянную дверь, которую тут же отрыла пожилая женщина в кухонном фартуке. Седые волосы были затянуты в тугой хвост, глаза цвета голубого, ясного неба смотрели на нас с интересом.

— Алекс? Я рада тебя видеть. Что-то случилось? — немного хриплым и приятным голосом спросила она.

— Здравствуйте миссис Монтер, — улыбнулся блондин.

Воу… первый раз вижу на его лице искреннюю улыбку. Оказывается, он умеет улыбаться! Это феномен.

— У меня ничего не случилось, — сказал Алекс, — Это у нее.

Она внимательно посмотрела на мое лицо, и ее взгляд постепенно опускался все ниже и ниже. В конце концов, ее взгляд скользнул к моей ноге и Женщина, округлив глаза, ухватилась за сердце.

— Матери божья! Что же случилось?! — воскликнула она, — А ну-ка, заходи в дом! — женщина ухватила меня за руку и затащила внутрь. В доме пахло свежей выпечкой и ванилью. На столах стояло множество банок, колб и кувшинов. Я не стала рассматривать все внимательно из-за манер приличия, и взглянула на Алекса, который фривольно прислонился к дверному косяку, положив руки в карманы и скрестив ноги.

— Ну вот, сначала нужно промыть раны, — миссис Монтер подошла ко мне с бутылкой, в которой была прозрачная жидкость. В другой руке она несла маленькую табуретку, которую поставила передо мной.

— Ладно, миссис Монтер, я пойду, у меня много дел, — сказал Алекс, оттолкнувшись от дверного косяка.

— Конечно-конечно, можешь идти. Заходи иногда.

Тот кивнул и, посмотрев на меня, сказал:

— Ты дорогу обратно найдешь?

— У меня в кармане навигационная система, найду, — ответила я.

Алекс приподнял брови и нервно закатил глаза. Если так пойдет и дальше, то к концу года он точно станет косоглазым. Что-то пробурчав себе под нос, Блондинчик развернулся и ушел, не забыв закрыть за собой дверь.

— Так, теперь положи ногу на табуретку, — попросила миссис Монтер.

Я пожила ногу на табурет. Кровь засохла, и джинсы стали как каменные. От этого движения, ткань немного согнулась и вызвала некоторую боль в царапинах.

— Как же тебя так угораздило?

— Да тут кот один плешивый ходит, напал с тыла.

— Какой кот? — заинтересовалась она.

— Шато, — ответила я, вспомнив как называла того зверюгу Лора.

— Шато?! — удивилась миссис Монтер, — Я его знаю, он часто ко мне бегает. Он такой ласковый. Шато никого не способен, обидеть, — попыталась уверить меня она.

— Моя нога тому доказательство, — выдохнула я.

Миссис Монтер посмотрела на меня и налила прямо на джинсы содержимое бутылки. Ногу защипало. От боли я прикусила губу и сморщилась. Ух, этот кот! Гад он, а не кот! Поймаю, побрею нафиг. Будет не персидским, а египетским-лысым.

Жидкость, которую мне налили прямо на брюки, должна была помочь, отслоить ткань от кожи. Увы, но ткань так хорошо пристала, что, в конце концов, пришлось перетерпеть адскую боль и самостоятельно отделять джинсу. После чего, было решено, беспощадно укоротить правую штанину под бриджи. Все бы ничего, но когда нижняя часть штанины улетела, прочь мы с миссис Монтер, увидев ногу, присвистнули вместе. Не знаю, чем орудовала та зверюга, но по ноге, словно танк прошелся. Царапины от когтей были очень глубокими и длинными, запекшееся кровь не прибавляла красоты в контраст синих и желтых цветов. Одним словом, выглядело до тошноты страшно. Раны мне промыли и обработали перекисью. Каждое прикосновение губки к израненной коже, вызывало раздражение, боль и озноб. В конце процесса, миссис Монтер смазала ссадины мазью собственного приготовления. Она немного приглушила боль. От колена вниз, нога была перемотана бинтом. Для безопасности от заражения, мне еще и вкололи какую-то дрянь в лопатку, которая взывает далеко неприятные ощущения. То ли от столбняка, то ли от бешенства. Кстати, от последнего, — бесполезно. Мне не поможет.

Миссис Монтер уговорила меня остаться у нее и выпить компот из ягод, которые она собрала сегодня. Долго просить меня не пришлось. Услышав запах ароматного напитка, я не смогла отказаться от такого угощения. Мы с ней немного посидели и поговорили (в каком-то роде). Может и плохо так говорить, о человеке, который тебе помог и который тебя угощает разными вкусностями (имеется в виду еще и выпечка кроме компота), но она мне и слова не давала вставить в ее бесконечных рассказах. Половину разговора я просто пропустила мимо ушей, наслаждаясь едой. Придется привыкать, поскольку мне надо будет приходить к ней каждый день, в течение недели на перевязку.

Обратно в школу я отправилась ближе к закату. К вечеру, в лесу полно комаров, которые явно устроили на меня охоту, искусав во всевозможные места. Попробовав меня на вкус, эти маленькие гады поплатились за это жизнью.

И вот, я уже иду в свою учебку. С оторванной штаниной, перемотанной ногой, как нищий путник, которого в лесу плохо встретил Робин Гуд. Я прошла через адскую боль, потом пришлось идти с блондином к медсестре, обрезать одни из любимых джинс, опять перетерпеть адскую боль, мне вкололи какую-то гадость в плечо, от которой клонит в сон, а теперь, чесать в таком виде на публику в школу!!! Помните, я говорила, что поймаю того дефектного кота и обрею. Забудьте. Я возьму эпилятор и медленно пройдусь им по всей длине волос несчастного животного!!! Хотя, результат будет одним и тем же: он станет лысым.

Я шла медленно, никуда не торопясь. Люблю находиться на улице, когда такая офигенная погода. В комнате или замкнутом пространстве мне неуютно. Признаюсь честно, у меня клаустрофобия. Не сказать, чтобы сильная, но я до смерти боюсь подвалов и лифтов. Наверное, это вызвано тем, что в семь лет, я застряла в лифте одна, а эти козлы, техники, вытаскивали меня оттуда три часа. Подвалов я боюсь благодаря начальной школе. Где-то во втором классе, одноклассники решили приколоться надо мной и заперли в подсобке для инвентаря. Там я оставалась на протяжении двух часов, пока не пришла уборщица и не открыла дверь. Оттуда я вышла совершенно другим человечком. Жестоким, и жаждущим мести. Те дети, которые заперли меня в чулане, громко жалели после содеянного. Почему громко? А как вы думаете, когда тебе надавали тумаков, реально просить прощения тихо? Нет, конечно. Под градом мести, каратель может не расслышать "сладкие речи". Мда, в детстве я много чего натерпелась, но сейчас, никто не смеет издеваться надо мной, иначе, их ждет расправа и холодная месть.

Мимо меня кто-то пробежал, и этим кто-то оказался Маркус. Пробежав мимо, он обернулся и посмотрел на хромающее чудо, то бишь на меня, и улыбнулся. Я ответила тем же. Вечерняя пробежка, — очень хорошо для здоровья. На нем были спортивные, белые кроссовки для бега, темно-синие шорты и белая футболка. У меня было достаточно времени, чтобы заметить, как ловко сидит на нем этот костюм. Может, и мне заняться бегом? Почему я всегда встречаю его в самый неожиданный момент и в неожиданных местах? У меня же так мания преследования появиться. Будем считать, что совпадение. Очередное…


Как и предполагалось, появление меня любимой в школе, вызвало неописуемый восторг среди учеников. Меня рассматривали как бродяжную собаку породы пекинес, которую покрасили в розовый цвет и сделали модную прическу вуаля, шибануло двуустами вольт. Жесть, как она есть…


Пройдя сквозь пристальные взгляды к моей особе, я, в конце концов, добралась до своей комнаты. В помещении было пусто, если не считать спящего Чика на карнизе. Чем выше, тем безопаснее. Кот не доберется до него. Голова гудела, словно в ней пел хор детей только научившихся говорить. Тишина в комнате была почти оглушающей. Стало как-то не по себе. Глаза забегали по комнате, и мой взгляд упал на часы висящие, на стене, стрелки которых все так же бесшумно двигались. Невероятно, но уже девять часов, а на улице полно народу. Обычно в таких школах, как в армии — отбой в девять или десять часов. Если можно ложиться, когда сам того пожелаешь, — отлично! Хотя сейчас, меня это мало чем волнует. Сегодня я лягу спать рано. Завтра надо забежать к мисс Ферас и, наконец, выяснить свои способности к стихиям. Так же с завтрашнего дня придется индивидуально учиться и развивать свой неизведанный талант. Шкандец мне! Я еще раз посмотрела на спящего попугая и подошла к окну.

— Рота подъем!!! — генеральским тоном провозгласила я.

Пернатый мгновенно открыл свои маленькие глазки и покосился на меня сверху вниз. Он такой смешной, когда склоняет голову набок.

— А, это ты. И не стыдно тебе будить спящего? — деловито проговорил попугай.

Иногда мне кажется, что этот петух, занижает меня ниже плинтуса. Но, все равно, он меня жутко радует. Хотя, чирикая до разрыва, он мне нравился больше. Придется привыкать к новому Чику.

— Ты где был? — спросила я его, сложив руки перед собой.

— Когда?

— Когда я спать легла!

— Так решил полетать, посмотреть окрестности.

— Ясно все с тобой, — сказала я и, прошаркав до кровати, легла на нее спиной.

Попугай смотрел на меня, словно изучая. Мне же было все равно. Спать не хочется. Я взяла свою порцию сна еще днем. Лора куда-то исчезла, а мне не с кем даже поговорить. Хотя, о чем? С ней толком и не поболтаешь. Она слишком замкнута и из нее редко, когда слово вытянешь. Думаю, нашли бы темы. Чик слетел с карниза и уселся на спинку кровати.

— Что у тебя с ногой? — свистнул он.

— Наш общий друг — кот. Он очень постарался, — тихо ответила я.

— Давай его обреем! — предложил пернатый.

— Знаешь, у меня была точно такая же мысль.

Дверь в комнату медленно открылась, и вошел объект обсуждения. Знаете, как говорят " Вспомнишь… вот и оно". Чик увидев кота, трижды поменял окраску, и, сбросив несколько перьев, мгновенно взлетел обратно на карниз. Шато же, посмотрев на нас недовольным взглядом, прошагал к ближайшему креслу, на котором лежала моя форма, и легко запрыгнув, фривольно лег рядом с ней. Никак не отреагировав, я подняла глаза к потолку. В комнате опять нависла тишина, к которой я уже, постепенно, начинаю привыкать. Как же крот возьми мне скучно! Абсолютно нечем заняться. Как ни старайся себя успокоить, а тишина убивает. Я села на кровать и порылась в сумке, лежащая у ног. Найдя там плеер, легла обратно. Если тишина надоедает, придется бороться с ней. Включив самые тяжелые треки, наконец, расслабилась на жесткой постели. Мелодия за мелодией пробегали незаметно. Я даже не прислушивалась к исполнителям и песням. Сейчас, они все были для меня одинаковыми. Неожиданно, кто-то стал меня сильно трясти. Еще чуть-чуть, и я бы просто навернулась с кровати. Распахнув глаза я увидела над собой взъерошенную Лору с перекошенным от счастья лицом. Или не от счастья. В темноте не очень хорошо видно.

— Воу, воу! Тихо! — выговорила я, отмахиваясь от нее как от надоевшей мухи, — Что такое?!

Она что-то сказала, но я ничего не услышала. Тупо посмотрев на нее, до меня дошло, что стоит все-таки снять наушники.

— Прости, ты что-то сказала? — переспросила я.

— Джес, о тебе говорит вся школа! — заявила она.

Я застыла с нейтральным лицом. Мне понадобилось несколько минут, чтобы понять сказанное Лорой. В голове крутилось множество вариантов о том, что именно говорят обо мне во всей учебке, но так ничего не надумав, решила все-таки спросить:

— Погоди, о чем говорят?

— Ни о чем, а ком! О тебе, Джес! — воскликнула Лора.

Видимо она не поняла моего вопроса. Знаете, не могу разговаривать с человеком, когда в комнате стоит кромешная тьма.

— Включи свет, пожалуйста, — попросила я эту взъерошенную.

Та, быстро подбежав к рубильнику, включила свет. В глаза ударил яркий неоновый свет. Пришлось невольно зажмуриться и в таком состоянии привыкать к излучению ламп. Когда глаза привыкли к свету, как следует проморгалась и удосужилась посмотреть на Лору. И вовсе она не в хорошем настроении духа. Скорее наоборот — она смотрела предосудительным взглядом, которым обычно награждала меня мама, если натворила что-нибудь "не хорошее". Мда, теперь такой взгляд я получила от Лоры, при чем сама не подозревая об источнике негодования…

— Теперь, можешь объяснить мне все по порядку? — попросила я.

Лора немного насупилась и внимательно посмотрела прямо в глаза. В какой-то момент мне показалось, что дай ей один малюсенький повод и она на меня набросится, при этом очень достоверно спародировав голодного волка готового разорвать свою добычу на куски. От такого угрожающего вида стало как-то не по себе. Облизав внезапно пересохшие губы, я скривилась словно стало жутко.

— Лицо попроще, Лора! — усмехнулась я.

Увы, но моя попытка разрядить ситуацию и вызвать улыбку на лице соседки по комнате не увенчалась успехом.

— Уже все в школе знают о твоем конфликте со Стелой! И все тем более знают, что ты проделала с ней! — рявкнула она.

— Ты на счет пургена?

— Она страшно зла на тебя. И если она не отомстит, будет что-то действительно удивительное! — процедила сквозь зубы Лора.

— Погоди, вся школа слышала эффект слабительного в исполнении Стелы?! — засмеялась я и хлопнув в ладоши повалилась на кровать держась за живот, — Вот умора! — сквозь смех смогла выговорить я.

— Тебе смешно?! — крикнула Лора явно раздраженная моей реакцией.

В тот же момент я почувствовала сильный удар по левой щиколотке. Смех как тонкую нить оборвало.

— Ты меня ударила? — медленно и осторожно спросила я.

Лора смотрела на меня все тем же строгим взглядом.

— Ты не понимаешь сложности, сей сложившейся ситуации!

Честно говоря, мне сейчас было плевать на всякие там ситуации. Удар был такой силы, что спокойно мог бы сравниться с силой удара кувалды. А на вид такая хрупкая девушка, которая и клопа в высокой траве, чисто случайно не раздавит.

— Ты меня ударила! — уже утвердила я.

Щиколотка пульсировала от боли, ноя как Пинокио, который хочет стать настоящим ребенком. Лора одарив меня взглядом, который говорил, что это не последний удар, продолжила впаривать свою речь.

— Ты втянула себя в очень дрянную ситуацию. И меня заодно!

— Мда? И что эта за ситуация?

— Ты сильно разозлила Стелу. Ты же опозорила ее на все школу!

— А она мне джинсы угробила, — с этими словами я встала с кровати и направилась к сумке, в надежде отыскать пачку сигарет, которую храню для стрессовых ситуаций.

На самом деле я не курю, и даже противник табака, но без него иногда плохо. В потаенном кармашке, отыскала еще не открытую пачку слимсов "Вог". Быстро сорвав оболочку, вырвала фольгу, которую я смяла и бросила на стол. Лора смотрела на меня непонимающими глазами. Пусть смотрит. Еще немного порывшись в сумке, нашла мою любимую зажигалку, с которой редко расстаюсь. Практически зажигалка-антиквариат. Квадратная, серебряная, с красивой гравировкой в виде вьющейся виноградной лозы, крышка все еще быстро отскакивает от основания и поднимается. Проведя зажигалкой по бедру, тем самым, подняв крышку, я вытащила одну сигаретку из пачки и положила в рот. Первую затяжку я как обычно не почувствовала, со второй, когда дым прочувствовался в легких, наступило некоторое облегчение. Довольно выпустив дым, я взглянула на ошарашенную Лору, которая, обретя дар речи, воскликнула:

— Ты что делаешь?! Здесь нельзя курить!!! — она подбежала к окну и мгновенно открыла его, — Здесь же датчики дыма!

Я посмотрела на потолок. На нем красовался маленький пластмассовый купол с мигающей красной лампочкой. Сигаретный дым, выпущенный мной, медленно поднимался к датчику. Вместе с ним, рос мой страх, который подобрался уже к горлу. Лора, отбежав от открытого окна, схватила со стола зеркало на ручке и стала отмахивать дым от анализатора. Но, было уже поздно. Датчик противно запищал, и на нас с Лорой, как из душа обрушилась ледяная вода. Мы стояли молча и смотрели друг на друга под разбрызгивателем воды. Я с ангельской улыбкой, Лора с лицом, который гарантировал скорую мою кончину. Медленно сняв очки, Лора прошла к двери и, сказав, "откройся", вышла вон. Демонстративно пожав плечами, направилась вслед за ней. Как бы не так! Дверь внезапно распахнулась и, в комнату влетела миссис Гайзил. Первое, что она сделала: схватила меня за предплечье и вытащила в коридор. Так я итак туда собиралась.

В коридоре, как и предполагалось, уже собралась куча народа, которые все как один смотрели на меня и миссис Гайзил. Добро пожаловать на теле шоу девочки и мальчики. Сейчас вы увидите, как преподы вставляют по полной программе и по всем частям тела ученикам… В данный момент ученице, которой являюсь я родимая! Из приоткрытой двери выпорхнул мой Чик, который выглядел как общипанный индюк. Он сел на отступ от колонны и отряхнулся от воды. Через мгновение, из той же самой двери, медленно и измученно выползло странное, очень худое существо с большой мордой и огромными глазами. Скользя вдоль стены, существо, жутко напоминающее извращенную версию Шато, у которого наступило раннее облысение, быстрыми и маленькими шагами смывался с места преступления. Умный кот. Свалил без палева. Вот бы и мне так. Увы, но придется сейчас выслушивать лекцию о том, что курение вредит здоровью. Умрешь от рака легких, тебя похоронят, через тысячу лет откопают инопланетяне, проведут анализы и обнаружат, от чего умер человек! Вау, он умер от дыма. Дабы не позориться перед другой цивилизацией, и не испортить их мнение о человечестве, надо умирать не раньше восьмидесяти или оттого, что попал, (чисто случайно) под каток. Хотя, в таком случае, вряд ли удастся провести какие-либо анализы…

— Мисс Зернатти, подойдите. Это касается и вас тоже! — приказала миссис Гайзил.

Лора подошла откуда-то сзади и встала слева от меня. Я внимательно посмотрела на нее. Сложно было не заметить, ее плохое настроение.

— Что произошло? — по слогам произнесла Гадзила.

Мы с Лорой стояли молча и ничего не говорили. Отчасти, из-за того, что сказать было нечего, отчасти, что признаваться в содеянном и получить всю сумму наказания и еще и сдачу при этом, никому из нас не хотелось, мягко говоря. Почему я молчу, это и ослу понятно, провинность моя, но почему молчит Лора, это действительно вопрос. Она сейчас может спасти свой зад, сказав, что участия в этом происшествии не принимала, но не делает этого…

— Итак, я жду объяснений! — требовательным голосом сообщила Гайзил.

Снова тишина. В голове крутился вихрь мыслей, которые никак не хотели остановиться, чтобы как-то, но прочесть их. Одно знаю точно, — жутко хочется, чтобы эта наставница, отстала от меня и не требовала никаких объяснений. ХА! Дождешься тут! Наверняка, пока рак на горе от свиста не лопнет.

Так и не получив долгожданного ответа, эта баба решила выдвинуть свою версию, но верную:

— Вы обе знаете, что в школе курить запрещено? — спросила она, скрестив руки на груди.

Мы с Лорой кивнули.

— Знали, но посмели курить прямо у себя в комнате?

Снова тишина.

— В таком случае, — продолжила она, — вы обе наказаны!

Э-ге-ге! Стоп! Гокса! А Лора тут при чем?! Что я и решила озвучить.

— Миссис Гайзил! Это только моя вина!

Та, ехидно и злорадно улыбнулась, словно, только и ждала этого заявления.

— Ну, в этом случае, наказаны вы, мисс Бейсон. Завтра, вы узнаете как. А сейчас, обе, вернитесь в свою комнату, — с этими словами она развернула и ушла.


Остаток вечера прошел в абсолютной тишине. Лора гордо молчала и я ее не трогала. Чувствую злость за сегодняшний инцидент пройдет не скоро, так что не будем будить спящего зверя. Пусть на вид мирный хомячок посидит и займется любимым делом — поучится! Я взяла из сумки плеер и легла на кровать. Что самое удивительное, после потопа здесь на удивление быстро все высохло. Но это произошло не само по себе, а благодаря пожилой женщине, которая, как я поняла, кто-то вроде уборщицы. Она вошла в комнату, что-то пошуровала там ручками и воды как ни бывало. Когда вышесказанная личность закончила и вышла из комнаты, я смогла произнести только одно слово: казырно!

Уютно устроившись на кровати (хотя вру, слово "уютно" здесь вообще не должно употребляться), включила песни, которые подходили как раз под настроение. Рэп, хип-хоп и все, что к этому прилагается! На первый день в школе, произошло уж слишком много событий. Естественно начинался этот день с пробуждения за компанию с петухами. Если они делают это по своей природе, то природа в этом плане обошла меня стороной. Мало того, что мне с трудом удалось подняться на ноги, так пришлось испытать шок при виде своего отражения в зеркале. Опухшая тетя с фейсом как у Роки Бальбоа после боя (то бишь я), успела запастись врагами за завтраком в столовой. Теперь, против меня ополчилась продукция фабрики по изготовлению кукол Барби. Ну хорошо, что не по изготовлению военных игрушек для подростков. В них же стоят голосовые чипы, а это какой никакой, но мозг. Далее, после поиска врагов, я наткнулась на летающих человечков. Конечно, можно распознать это как психическое расстройство, но, к сожалению, такой радости не дождешься. Они правда существуют, а главное летают. Сами. Без невидимых ниточек! Казалось бы, на этом моя способность искать не самые лучшие варианты препровождения должны иссякнуть, но нет! Раз получать от жизни кайф, так по полной программе! Мне испоганили любимые джинсы! Естественно, пришлось отомстить и прислать виновникам пригласительный в сортир в виде кексов напичканных пургеном. Как потом оказалось, пригласительный не остался без внимания. Что же еще? Ах да! На меня успел напасть местный маньяк — кот, который действует по следующему плану: "Откуси противнику ногу как Майк Тайсон ухо". Так же, я успела обкуриться какими-то травами, которые позволили мне упасть в объятия Алексу. И, в конце концов, остается добавить этот дождичек в четверг в комнатушке пять на восемь. А сейчас, я лежу на жесткой как этот день кровати и быстро засыпаю… Сеанс "Очень страшного кино 5", окончен. Освобождайте свои места и дуйте за кексами!


Утром, что самое странное, я проснулась сама. Лора уже потягивалась у себя в кровати, с которой упала книга по Астрологии. Не понимаю как можно так патриотично учиться. Смачно зевнув, чуть не заработав при этом растяжение лицевой мышцы, встала с кровати и направилась за ванными принадлежностями к сумке.

В ванной комнате топталось где-то два или три человека, больше похожих на контуженых или сонных мух, чем на людей. Явно хорошо вчера погуляли под звездами. Мысленно усмехнувшись, я с опаской взглянула на себя в зеркало. На этот раз на меня смотрело мое истинное лицо, а не та жертва пчелиного роя. Приятно знать, что можно выглядеть нормально, когда встаешь в такую рань. Хорошо умывшись, я открыла тюбик зубной пасты и снова взглянула на себя в зеркало.

— Оля-ля… — скривилась я, увидев отражение еще одного лица.

Стела сверлила меня таким разъяренным взглядом, словно лелеяла надежду пробурлить во мне дыру. Итак друзья мои, ситуация накаляется! (давно надо было так сказать). Я медленно выдохнула и обернулась, готовая к агрессивным действиям со стороны этой девчонки.

— Доброе утро! — с энтузиазмом воскликнула я.

Эх, все больше убеждаюсь в том, что обо мне говорят. Что во мне живет один сарказм…

Стела никак не отреагировала на мое приветствие.

— Это твоя раковина? — спросила я, так и не услышав ответа.

— Ты мне за все ответишь… — прошипела она.

— Ты вообще о чем?

— Если ты решила, что это сойдет тебе с рук, то глубоко в этом ошибаешься. Я и не таких обламывала!

— Тогда советую начать тренировки, потому что единственно в чем ты меня сейчас обломала, так это в чистке зубов.

— Слушай, не строй из себя ту, кем не являешься, — скривилась она, — С виду такая крутая, а на самом деле никого из себя не представляешь.

Я улыбнулась.

— Это наверное самая твоя длинная речь? — мне удалось сдержаться и не рассмеяться, — Похвально, но бессмысленно. Но теперь послушай ты меня. Если ты не оставишь меня в покое, попытаешься отомстить или придумать тупой розыгрыш, я тебе обещаю, что я стану твоим самым наихудшим кошмаром.

— Да неужели! — криво улыбнулась она.

— Это не пустая угроза Стела. Обычно, то что я говорю, то и делаю. "Человек слова!", слышала такое выражение?

Стела демонстративно зевнула.

— Ну тогда посмотрим, кто кого, — она резко развернулась, но я ее остановила.

— Стела? — она полуобернулась, — Это будет стартом!

Быстро направив на ничего не подозревающую девушку тюбик зубной пасты, я сжала его. Белая смесь угодила прямиком в лицо блондинке. Он завизжала и застыла переводя дыхание как после долгой пробежки.

— Ах ты… — она двинулась в мою сторону.

— Что здесь происходит?! — строго спросил до боли знакомый голос.

Вот почему когда намечается что-то интересненькое, обязательно кто-то должен вмешаться и все испортить? Мы со Стелой посмотрели на источник звука вместе. В дверях стояла миссис Гайзил с суровым выражением лица. Впрочем, как всегда…

— Ничего, — ответила я, но вид Стелы не убедил наставницу.

Извините, но больше ответить было нечего! Когда разговариваешь с преподавателями или с теми, от кого зависит твое будущее, словарный запас ядовитых слов опускается до отметки ноль!

— Выйдите в коридор мисс Бейсон, — приказала миссис Гайзил и вышла сама.

Бросив на Стелу ехидный взгляд, я, взяв свои вещи, направилась к двери. В коридор постепенно стекались сонные девушки. Они вяло направлялись в ванную комнату, но стоило кому-то зайти внутрь, как по ту сторону двери раздавалось сдавленное хихиканье. Что не удивительно. Представший взору объект в зубной пасте не мог не вызвать смех.

Миссис Гайзил стояла у окна и поджидала меня любимую. Подойдя к ней, я взглянула на эту мымру ангельскими глазками, которыми мне теперь, приходиться пользоваться все чаще и чаще. Ну, чтобы отогнать от себя подозрение конечно!

— Вам повезло мисс Бейсон. Директор снял с вас наказание по причине незнания школьного устава. Это первое и последнее предупреждение. Надеюсь, больше таких казусов не произойдет.

— Не сомневайтесь в этом, — мило ответила я.

Та недоверчиво взглянула на меня и сказала:

— После уроков, зайдите к мисс Ферас.

Я кивнула в ответ.

Развернувшись, гроза всех миров и народов — Гадзила, ушла в неизвестном направлении. Ни пуха…

Так, интересно утка танцует канкан. И почему же директор освободил меня от наказания? Может, подумал и пришел к выводу, что наказывать меня просто-напросто бессмысленно? Крот его знает! Мне же лучше.

В дверях комнаты, я столкнулась с Лорой, которая уже была одета в форму и видимо собиралась идти на завтрак в столовую. Мы молча посмотрели друг на друга и, сделав вид, что не знакомы, пошли по своим делам. Не успела я зайти в комнату, как Лора сказала мне в спину:

— Первый урок астрология. Шестая аудитория.

Повернувшись к ней лицом, я тихо ответила:

— Спасибо, — и вошла в комнату.

В комнате как всегда тишина. Шато мягко урчал на кресле, подмяв под себя мою форму. Вот гад лохматый! Надо теперь ее как-то вытащить. Тихо подкравшись к коту, я стала аккуратно вытягивать одежду из-под тела животного. Аккуратно не получилось. Кот открыл один глаз и посмотрел на меня как на вора, который стягивает любимую цацку. Я застыла, держа в руке наполовину вытащенную рубашку. Шато явно смотрел на меня с недоверием… Сделав нахальное лицо, я тихо, но четко произнесла:

— Слушай, котяра, сдвинул свою задницу с моей и без того убогой формы. Не хватало мне на ней шерсти кота, побитого молью!

Мохнатый издал недовольный внутрегорловой звук.

— Это мое… — добавила я и вытянула одежду.

Кот все еще смотрел на меня одним недовольным глазом. Жертва грин писа! Буду я тут с ним возиться!

— Фиг ты пялишься?! А ну закрой глаз! — приказала я улыбаясь.

Как тут не улыбаться, когда видишь такую смешную одноглазую морду.

Из формы я надела черную юбку, в которую продела любимый кожаный ремень с железными вставками, натянула столь ненавистную рубашку и завязала на шее галстук. Хотя завязала это громко сказано. Так, неуклюже накинула. Пиджак я оставила на то время, когда пойду на урок. Вот срам! Это просто издевательство какое-то — появляться на людях в такой одежде…

В столовой уже собралась тьма народу. Почти все столики были заняты, в том числе и тот за которым я сидела в прошлый раз с Лорой. Сейчас на этом месте сидели куклы Барби и что-то бурно обсуждали активно жестикулируя руками. Явно умных слов для выражения своих мыслей они не знают, так что приходится общаться языком жестов. Удобно. Это сколько же можно сказать надоевшему тебе человеку только сунув ему под нос всего один палец сам говорящий за себя. Повторяюсь — очень удобно! Стелы среди этой клоунады не было. Видимо, до сих пор отмывает зубную пасту от лица. Если повезет, то она не затронет столь тщательно наложенный мейкап, но это вряд ли.

Мои глаза забегали по столовой с целью найти свободное место, но тут меня кто-то окликнул.

— Джесика!

Поискав глазами, источник звука я увидела, темнокожую девушку активно машущую рукой, чтобы привлечь мое внимание.

— Джесика Бейсон! — повторила она, широко улыбаясь и продолжая махать.

О те на! Почему меня тут все знают, а я никого?! В голове за эти несколько секунд сформировалась куча идей на счет того, что этой девушке от меня нужно. Так ничего и не придумав я, немного помявшись на месте, медленными шагами подошла к девушке, которая сейчас широко и белозубо улыбалась. Девушка уже была одета в форму, которую составляла рубашка, галстук и пиджак. Остальную часть одеяния скрывал стол. Но готова спорить, что там юбка и какие-нибудь туфли. К моему огромному удивлению, я обнаружила, что у незнакомки ярко голубые глаза. Никогда не видела афроамериканцев с таким цветом глаз. Это должно было смотреться нереально, но смотрелось просто потрясающе.

— Привет! — чуть ли не светившись от счастья, сказала она.

— Здрасте, — ответила я с далеко не счастливым видом, — Я тебя знаю?

— Видимо, нет, — все так же улыбаясь ответила она, — На физике мы были в одной аудитории, если помнишь.

— Я не помню, что было десять минут назад, так что, извини! — я саркастически пожала плечами.

— Да ничего! Если тебе не с кем сидеть, то садись с нами! У нас как раз есть свободное место!

Мой взгляд метнулся на составную часть стола. Никто в данный момент не смотрел на меня и соответственно не был против моего внедрения в их коллектив. Это несомненно порадовало, так что было принято решение присоединиться. Из них я никого не знаю, но когда-то же нужно заводить новые знакомства. Нельзя ведь останавливаться на парочке людей, например таких как Стела и Алекс.

— Меня зовут Сиена, — представилась темнокожая девушка, — Это Боб, — она указала на панка радом с собой.

Тот наконец-то соизволил поднять свой ирокез с шипами от тарелки в которой что-то пытался выковырять. Не удивлюсь, если это был труп таракана отравившегося этой самой едой. Внимательно посмотрев на меня своими большими янтарными глазами, парень кивнул.

— Наина, — Сиена посмотрела на девушку с двумя хвостикам и маленькими очками, которые подходили к ее маленькому круглому лицу и светло-каштановым волосам.

Та всего лишь бросила на меня пустой взгляд и вернулась к рассматриванию стола.

— И Фред, — Сиена указала на парня сидящего рядом со мной.

Фред сидел, но даже в таком положении сложно было не заметить его внушающие размеры. Как минимум два метра, а там на сколько фантазии хватит. Теперь стало ясно смысл выражения "Плевать с высокой колокольни". Черные, коротко стриженые волосы, узкое лицо, крючковатый нос и большие черные глаза. Малость отпугивающая внешность с первого взгляда, но если присмотреться, (ну, уж очень внимательно), то парень выглядит довольно робким и смирным независимо от роста и ширины в плечах. Этот чувак жутко на кого-то смахивает, но вот на кого? Все равно не вспомню, так что проехали!


После обеда мы с Сиеной плавно и незаметно перешли из столовой в центр школы, чтобы немного посидеть на свежем воздухе перед тем, как отправиться на урок по астрологии. За все это время пока мы шли, было желание развернуться и убежать от Сиены подальше, потому что та не замолкала ни на секунду. Болтать я не люблю, не говоря уже о том, что не люблю и слушать. Нет, конечно мне можно при случае поплакаться в рубашку, но ласковых и ободряющих слов вряд ли удостоитесь услышать. Знаю, эгоистка, но на психолога мне надо идти в последнюю очередь после дворника.

Сиена желала знать обо мне буквально все! Честно говоря, было больше похоже на допрос, чем интерес к моей жизни и это мягко говоря раздражало. "Вы подозреваетесь в убийстве комара! Он был обнаружен растерзанным у вас на шее. У вас есть право хранить молчание, но тогда мы воспользуемся телефонным справочником дабы разговорить вас и не получив признание в виновности, оставить с сотрясением мозга и пончиком в зубах". Обычно такие мысли лезут в голову человеку который не отходит от просмотра боевиков с Чак Норисом и Стивеном Сигалом.

В центре школы, так же как и в столовой собралось уже не мало народу. Ученики сидели, болтали друг с другом, а кто-то завтракал прямо здесь. Кстати, хорошая идея. Это лучше чем париться в душной столовой. Мы нашли свободные места у фонтана. Учитывая то, что это по всему видимому довольно популярное место, это можно назвать не иначе, как только чудом или колоссальным везением. И я понимаю почему. Мои глаза в полном восхищении уставились на воду. То, что я увидела, не подвергается никакому описанию, но я постараюсь попробовать: вода, словно голубой лед, только не в твердом состоянии. Она переливалась всеми оттенками синего, голубого и зеленого цветов. Дно, которое я пыталась усердно высмотреть, казалось бесконечно далеким, или же, его вообще не было. Смотря на воду, которая словно бриллиант сверкала от яркого осеннего солнца, стало невероятно легко на душе. Вода словно ожила, и я увидела на чистой глади какие-то смутные образы людей. Мое подсознание словно окуналось в глубь этого фонтана. Сначала, образы были расплывчатыми, потом постепенно становились все четче и четче. Незнакомый человек стоит спиной. Его голова нервно крутится по сторонам. Он чего-то боится или кого-то ищет. Посмотрев прямо перед собой, все еще стоя спиной, он немного шагнул влево. Человек с кем-то разговаривал. Судя по каштановым и длинным волосам, явно с девушкой. Резко посмотрев налево, только он хотел уйти, и открыть лицо незнакомки, как мое видение прервал кто-то извне.

— Джесика! — тихо позвал меня голос Сиены.

Я оторвалась от воды и взглянула на лицо девушки, которая смотрела на меня с явным интересом.

— Что? — спросила я.

— Ты что-то увидела?

И что мне ответить? Скажу, что видела образы в воде, не поверит и решит, что я сумасшедшая. А если это нормально и подобное могут видеть многие ученики? В любом случае не будем рисковать и соврем.

— Нет, — улыбнулась я — просто очень красиво…

— Это да! — Сиена облокотилась на руки и посмотрела на воду, — Говорят, что на самом дне фонтана живут души первых Укротителей стихий. Именно они определяют двух мастеров на последних курсах в школе.

— Что за мастера?

— Слышала о полосе препятствий?

— Ну, да… — протянула я.

— Так вот, чтобы иметь право соревноваться за имя мастера, ученик должен быть участником полосы препятствий. Участников, как ты наверное слышала, называют "Высшими".

О, как у них тут все запущено… Мне будут весь год объяснять правила этой школы. Почему не все как в нормальных учебках? У нас, например, была простая футбольная или баскетбольная команда вместо полосы препятствий. И никакой ерунды на счет того, станешь ли ты мастером или нет, не было!

— А участником полосы препятствий может стать каждый? — спросила я.

— Да!

— Тогда в чем прикол? — не поняла я, — Если каждый может соревноваться за имя мастера?

— Так участником полосы препятствий хочет стать далеко не каждый. Все понимают, если ты недостаточно силен и твои способности недостаточно развиты, то пройти дальше второго этапа ты не сможешь, а самое главное, сможешь ли ты дойти до конца целым и невредимым…

— Ах, вот оно как…

— Ага!

— Может, мне в полосе поучаствовать? — отшутилась я.

— А что, можно! Но сначала надо выяснить твои способности к стихиям.

— А откуда ты знаешь, про способности? — насторожилась я.

Сиена посмотрела на меня и широко улыбнулась.

— Слышала разговор мисс Ферас и миссис Гайзил о том, что ты должна будешь зайти и определиться в своих способностях…

Честно говоря ее слова меня не убедили, а нутро подсказывало, что что-то здесь не то. Не убедительное объяснение. Я человек не доверчивый и считаю, что сейчас, мне это сыграет на руку. Как говориться "Доверяй, но проверяй". Я же скажу так, "Доверять можно только себе пока не определишься, кому стоит верить, а кому нет". На первый взгляд, Сиена не вызывает никаких подозрений, но что-то меня в ней настораживает. Я не буду делать поспешных выводов, но буду внимательней относиться к новым знакомым.

— Урок скоро начнется? — перевела на другую тему я.

Сиена посмотрела на наручные часы и тут же встала.

— Вот-вот начнется. Так что, нам уже пора.

— Ну, тогда, пошли!

По пути в кабинет, мы забежали ко мне в комнату. Взяв столь ненавистный пиджак и блочную тетрадь, на которой обезьяна с гранатой (то бишь я), пошли на астрологию. Сколько мороки с одной только одеждой!


Мы поднялись на шестой этаж башни, которая прикреплена к зданию школы с другой стороны от парадного входа. Она имеет круглую форму и в диаметре сорок или больше метров. Каменная лестница, по которой мы поднимались, находится на внешней стороне башни. Я не из трусливых, но подниматься по лестнице шириной в два метра с хлипкими перилами скрипящими при каждом прикосновении, не так уж и безопасно… Вдобавок, когда смотришь вниз с третьего этажа, то кажется, что находишься на высоте девяти этажей в обычной городской высотки. Немного страшновато, если учесть, что отступить некуда, поскольку позади только стена. Но, слава яйцам, я добралась живой и невредимой до кабинета астрологии.

Аудитория, соответственно как и башня, оказалась круглой. Столов и стульев не было. Вместо этого вниз шли простые ступеньки, на которых уже сидели ученики готовясь к уроку. Небольшая сцена в самом низу пустовала, если не считать одиноко стоящих стола с парой книг и подставкой для ручек, и стула. Из огромных окон во всю высоту аудитории, пробивался яркий свет, резко бьющий в глаза. Взгляд снова пробежался по ступенькам, на которых сидели ученики. Лора, как и предполагалось, сидела ближе к сцене и разговаривала со старым знакомым Кимом. Не удивлюсь тому факту, что он тоже относится к числу ботаников. Мда, клерки захватили школу.

— Твои предложения, куда сядем? — спросила Сиена, вдумчиво рассматривая ряды.

— Мне пополам если честно, — ответила я.

Еще раз окинув взглядом аудиторию она жестом руки позвала меня за собой, ведя в середину, где больше всего народу. Прорыв себе дорогу на свободные места мы наконец-то сели.

— А почему здесь так много народу? — спросила я.

Сиена, положив сумку под ступеньку, ответила:

— Астрология общий предмет для вторых и третьих курсов. Этот предмет утвердили только в этом году, так что для всех нас он новый.

— Ясно, — протянула я, хмуро осмотрев всю аудиторию.

В аудитории стоял гул от разговоров учеников, что не могло не раздражать. Все о чем-то активно спорили: девчонка сидящая передо мной активно рассказывала о своем новом приобретении в дорогом магазине, парень рядом хвастался какими-то сомнительными достижениями этим летом на курорте. "Умные разговоры гениальных людей". Никогда не любила такие места, где ты поневоле обязана подслушивать. Так и хочется вскочить с места и культурно-матным языком попросить всех заткнуться. Моя и без того шаткая нервная система готова вот-вот потерять контроль и тогда, несите камеры чтобы заснять меня в роли серийного маньяка. Я псих! От этой мысли я уже приготовилась к получению "оскара" за лучшую маньячную роль, как в зале начал медленно затухать свет. Голоса учеников плавно стихали. Наступила та самая, желаемая тишина. Только изредка блаженную и столь желаемую тишину нарушал чей-то кашель или шебуршание, эхом разносившееся в помещении. Тишина была такой, что было слышно, как мягкие, но плотные шторы опускаются вниз, чтобы перекрыть доступ света в кабинет. Мои глаза забегали по сцене в надежде кого-нибудь или что-нибудь увидеть, но пока ничего не происходило. И вот, шторы опустившись до пола закрыли последнюю полоску света и наступила кромешная тьма. Тишина, мрак, абсолютное неведение в том, что происходит. Казалось бы, должно было немного напугать, но мне стало интересно, что произойдет дальше. Вспыхнули яркие искры света и на стенах и потолке в медленном движении засверкали звезды. Они медленно собирались в красивейшие туманности на потолке и давали ощущение того, что находишься на улице ночью. По стенам в ряд двигались известные нам планеты, в том числе и Земля. Неожиданно, из напряженной тишины и темноты раздался мягкий мужской голос.

— Люди не были бы людьми, если бы не задавались вопросами об окружающем их мире. Много тысяч лет тому назад, они выглядывали из пещер и задумывались о том, что представляло их взору. От чего сверкает молния? Откуда прилетает ветер? Почему приходит зима, и почему с ее приходом все деревья и кустарники умирают? И каким образом все они снова оживают с наступлением весны? К сожалению, люди не так давно узнали о своих сверхъестественных способностях, а узнав, не правильно ими пользовались. Как сложилось у нас в мире, все делится на хорошее и плохое. Так и люди — есть и те и другие…

На сцене двигалась чья-то тень, но было пока темно, чтобы рассмотреть лицо человека, который говорил. Я приблизилась к Сиене лицом и тихо спросила:

— Кто это?

— Мистер Айзек. Он преподает астрологию и мифологию, — ответила она, не отрывая взгляда от сцены.

Мой интерес увидеть этого человека нарастал. Постепенно, в аудитории зажигался свет, но остановился слабом свечении. Преподаватель стоял к нам спиной и что-то искал на столе. Кроме темно-серого костюма и черных, длинных волос до конца шеи, уложенных аккуратно по всей голове, ничего видно не было. Не прошло и года, как мистер "неизвестность" повернулась к нам лицом. Держите меня впятером! Поднимите мою челюсть с пола! Впервые вижу такого красивого преподавателя. Хотя нет, — человека. Идеальные, мужские, но тонкие черты лица. Короткие, маленькие усики и бородка под губами, идеально подходили к его лицу. Костюм сидел на нем так, словно прежде чем его сшили, рассчитали каждый миллиметр фигуры клиента. Гипнотизирующий взгляд учителя, медленно обошел всю аудиторию. На вид Айзек приблизительно лет тридцати, но выглядел он классно. По стоянию Сиены, у которой остановилось дыхание и по всему видимому сердце за компанию, — вполне ясно, что мистер Айзек очень популярен здесь. Кто бы сомневался!!! Я не могла оторвать глаз от этого живого идеала в воплощении моего учителя… Все, теперь не буду отвлекаться на занятиях.

Между тем, учитель продолжил свой рассказ:

— Древние эллины представляли, что в начале начал, Вселенная была субстанцией, где ничто не имело каких-либо определенных очертаний или формы и все было в беспорядке перемешано. Для них вселенная была не более, чем исходной материей, из которой ничего еще не было создано. Ее-то называли Хаос…

Слово за словом и лекция продолжалась час. Из-за зевоты, которая напала на меня минут десять назад, я кажись заработала растяжение. Мда, отличная активация режима сна. Как же скучно то… По крайней мере здесь есть на что посмотреть. В любом другом случае, этот урок сразу бы вошел в список прогула на это полугодие. Очередной раз смачно зевнув, я положила локти себе на колени и закрылась лицом в ладони. Глаза закрылись автоматически. Как ни крути, но я лентяйка. У меня словно ершик в одном месте — сидеть спокойно не могу. С тоской вспомнилась предыдущая школа. Довести учителя до припадочного состояния было обычным делом, плюсуем к этому порцию издевательств, отнимаешь уравновешенное состояние, умножаешь на многократную истерику и получаешь панику с криками "Армагедон уже врезался в землю". Вот тогда начинается веселье и настоящая учеба…. Первые хулиганские проделки моей персоны были ювелирным делом. Особенно одна, которую я буду помнить всегда. Где-то седьмой или восьмой класс. В школе уже прозвенел звонок и все ученики потянулись в классы. Везде тихо, скучно и не интересно, что не может не раздражать. Я как заядлый опаздун стою у двери кабинета собственного класса. Преподаватель по истории как всегда приходит через пять минут после звонка, так что ничто не мешает мне войти чисто по-бандитски. Зайти тихо и скромно уж слишком банально. Пнув со всей дури дверь, юный терминатор входит в помещение и заявляет такую вещь:

— А ну щенки, щемитесь в кусты, сегодня вы умрете!!!

Отойдя от собственной бестактности, я, осмотрев класс, обнаружила, что все дети сидят смирно и не рыпаются. Означает одно — урок начался, а учитель по какой-то причине уже кабинете. Обломный момент. Одним словом я потом убирала этот кабинет после уроков.

Мои милые воспоминания настойчиво и безжалостно пытался пробраться посторонний звук. Позади и чуть левее от меня, кто-то усердно перешептывался и уже жутко надоедал. Подняв голову я чисто автоматически посмотрела на Сиену. Как оказалось, это она с кем-то оживленно беседует. Сиена сидела повернувшись ко мне, а разговаривала с соседом сзади. Еще раз смачно зевнув я обернулась. Все во мне перевернулось и выставило шипы. Сиена разговаривала с Маркусом и еще каким-то незнакомым парнем. Мой взгляд встретился с взглядом Маркуса.

— Привет! — улыбнулся тот.

— Привет, — кивнула я…

Ну, почему? Почему я с ним встречаюсь в самых неожиданных местах? У меня же скоро мания преследования разовьется!

— Вы знакомы? — спросила Сиена приподняв брови.

— Сталкивались как айсберг и Титаник пару раз, — ответила я с легкой, еле заметной улыбкой.

Маркус и его друг улыбнулись. Мне почему-то стало не по себе. Мое знание разговорного жанра заныкалось где-то в глубине души и ближайшее время не хотело выходить из своего укрытия. Зараза! Сиена смотрела то на меня, то на Маркуса с каким-то подозрительным видом, который тоже мне не понравился. Усе, пора уносить свой несчастный галстук отсюда.

— А мы не сталкивались! — внезапно сказал парень сидящий рядом с Маркусом.

Тинэйджер, с напомазанными гелем темно-русыми волосами, которые он видимо укладывает как миссис Гайзил: литр геля и два оголенных провода в зубы. Вуаля, эффект что надо. Нос с горбинкой и маленькие серо-голубые глаза, которые улыбались вместе с губами растянутыми до ушей. Вообще, парень ничего. Скажем на любителя, кем я родимая не являюсь.

Сиена еще раз посмотрела на меня все тем же задумчивым взглядом, будто пока не совсем понимала происходящее. Что вызвало у нее такое крайнее удивление для меня явно останется загадкой. Наконец-то, девушка перестала испытывающе буравить меня своими яркими голубыми глазками и взглянула на тинейджера.

— Это Джесика, она новенькая. Джесика, это Питер, — тихо сказала она.

— Он старенький, — добавила я.

— Это точно, — засмеялся парень и протянул мне руку.

Я приняла ее, на что Пит решил удивить меня джентльменским настроем и в ответ поцеловал ее, легко коснувшись губами. Если бы мои брови могли путешествовать, то они давно вылетели за земную орбиту.

— Интригует, — ехидно сказала я, вытаскивая свою руку из его.

— Да, выпендриваться он любит, — постановила Сиена.

Маркус и его друг тихо засмеялись.

Какие-то все тут уж чересчур интеллигентные! Ну-у…, так не интересно. Должен же в этой школе найтись хотя бы один хулиган, который способен поднять здесь дебош. А еще мне интересно, в этом убогом месте проводятся какие-нибудь вечеринки, праздники. Может, кто здесь шумно днюхи отмечает. Надеюсь подобные развлечения присутствуют. Если же нет, придется менять школьный устав вручную! Пока, я ничего этого не знаю, так что придется хорошо допросить Сиену по этому делу.

— Ты новенькая, но сразу попала на второй курс? — насторожился Маркус.

— А я умнику-с и перескочила один курс, — мгновенно ответила я.

— Угу, — улыбнулся тот.

— Это самая умная фантазия, которая мне пришла в голову, не надо улыбаться! — надула губки я.

— Мы тебе верим, и еще как! — оживился Питер, улыбаясь во все тридцать два зуба и явно с сарказмом — А я гениус, перескочил два курса.

Сиена засмеялась и сказала:

— Угу, после того, как побывал два года на одном!

Здесь засмеялись мы все, в том числе и сам гениус. Наш смех оборвал чуть повышенный в тоне голос преподавателя:

— Питер, Маркус! Если вам не интересна лекция, можете выйти из аудитории и пообщаться там. Если нет, то хотя бы сделайте вид, что вам интересно. Джесика Бейсон, а вам лучше внимательно слушать все предметы и вникать в них, иначе, ваше пребывание на втором курсе закончится очень скоро. Вас перевели досрочно, так что не расслабляйтесь на первых уроках. Все ясно?

— Да, — кивнула я.

— Очень хорошо. И, Сиена, хотя бы вы не отвлекайте ее.

Та нервно закивала в ответ.

Мистер Айзек медленно перевел глаза на остальных учеников в аудитории, которые все как один смотрели на провинившихся. Ну, провинившейся я себя не чувствую, у меня вообще совести нет. Она на столько чиста и прозрачна, что ее практически не видно… Но, все равно, я не люблю когда меня критикуют, даже если знаю, что не права в данной ситуации…

Оставшееся время лекции мы просидели молча. Я пыталась слушать преподавателя, но бросив бороться с собственной же хандрой, снова спрятала лицо за ладонями, закрыв глаза. Поспать мне не удалось, поскольку прозвенел громкий звонок, эхо которого могло бы добраться до Арктики. Препод что-то сказал на последок, но я как обычно ничего не услышала. Все ученики бодро встали со своих мест. Мы с Сиеной двигались приставным шагом, но на нашем ряду сидело так много народу, что продвигались мы болезненно медленно. Меня шатало как пьяницу с вокзальной площади, пока я пыталась держать равновесие между близко располагающимися рядами.

— Какой у вас сейчас урок? — внезапно спросил Маркус, смотря на меня.

— Мы не местные. Единственное, что я знаю, это где моя комната, — ответила я с еле заметной улыбкой.

— Мило, — улыбнулся он, — А если серьезно?

— Если честно и сУрьезно, то без понятия…

— Регуляция, — ответила за меня Сиена и снова взглянула на меня, — Думаю, тебе не имеет смысла идти туда, поскольку пока ты не владеешь ни одной стихией.

— ммм… ясно, — протянула я и повернулась к Маркусу, — Ну, а ты все слышал. У меня нет урока.

Тот легко улыбнулся и посмотрел вперед чуть не налетев на Питера. Тот отмочил в его сторону шуточку и чуть сам не навернулся о впереди идущую девушку, которая очень подробно объяснила всю анатомическую составную парня. А она мне нравится! Такой подбор слов, особенно на счет того, что человек увидев ноги Пита придумал колесо. Кстати, надо запомнить.

Внезапно раненую ногу неприятно закололо. Скривившись под стать ощущению, я посмотрела на пострадавшую перебинтованную конечность. На какое-то время мне показалось, что с ней все в порядке. Бинт за ночь ни чуть не слез и не ослаб. Он все так же лежал ровно.

— Если мне не надо на урок, то пойду к миссис Монтер, — я обратилась снова к Сиене, — Надо забежать к ней на перевязку.

— Хорошо, — кивнула она и наконец-то вышла в основной проход.

— Бейсон! — окликнул меня голос мистера Айзека.

От неожиданности я споткнулась. Кое-как удержавшись на ногах, медленно обернулась.

— Подойдите, пожалуйста! — он сел на место расстегнув пиджак.

— Удачи! — на ухо сказала Сиена и смешалась в толпе.

Проводив ее взглядом до выхода, я, повернувшись к учителю, уверенно зашагала к нему, не забыв при этом споткнуться еще раз.

Мистер Айзек что-то быстро писал в блокноте и не обратил внимания на то, что я уже стою рядом. Наконец-то соизволив поднять на меня свои ярко сине-серые глазки, от которых я чуть не растаяла на месте, он положил ручку.

— Мистер Льюис предупредил меня о вас. Вы опоздали с поступлением и теперь придется некоторые предметы изучать индивидуально. Вы будете заниматься у меня по вторникам после занятий. На моих занятиях научитесь черпать некоторую энергию из космоса, чтобы не терять ее из своего организма. Иначе любое усилие, которое вы предпримите к стихии, может пагубно повлиять на ваше состояние. Это понятно? — еле заметно улыбаясь, спросил он.

— А то! — кивнула я

— Вот и хорошо. Можете идти.

А можно мне не уходить..? Мечтать не вредно конечно, но так не хочется…

Я легко улыбнулась и, повернувшись, уже собралась уходить, как вспомнила:

— Мистер Айзек, но сегодня же и есть вторник, мне приходить?

— Пожалуй, начнем со следующей недели.

— Можно и сегодня… — тихо пробубнила себе под нос я.

— Что вы сказали? — спросил препод, поняв брови.

— До свидания… — протянула я.

— До свидания!

Обматерив себя последними словами, которые пришли в голову, я вышла из аудитории. На улице во всю палило сентябрьское солнце, которое сильно резануло глаза. Щурившись так, что от глаз остались маленькие щелочки, я медленно спустилась по лестнице. Спускаться было еще страшнее, чем подниматься.

Итак, я буду индивидуально заниматься с красавцем учителем, что может быть интересней, но вот то, что он мой препод, не дает мне никакой свободы действий. Флиртовать я конечно могу, но вот смысла в этом никакого. Чтоб меня подбросило и не опустило! Вот черт, в везении есть свои отрицательные стороны. Перескочив последние две ступеньки и приземлившись на больную ногу, которую моментально свело судорогой, мое святейшество чуть не прочесало землю носом. Кое-как справившись с управлением, я осмотрелась, дыбы убедиться, что меня никто не запалил во время неудачно выполненного акробатического трюка. Пронесло. Все ученики идут сами по себе и никто не обратил внимания на мою неуклюжесть. Нет, мне все-таки везет иногда.

Немного погуляв по лабиринтам школы, я, наконец, добралась до главных ворот, которые сейчас тяжело и медленно открывались. Как только они полностью открылись, въехала повозка, которую тащила черная как уголь лошадь, и соответственно которой управлял Тэд. Он, увидев меня, натянул вожжи, остановил повозку и легко улыбнулся своей стандартной улыбкой.

— Привет, Тед! — воскликнула я и, проходя мимо лошади, потрепала ее за гриву.

— Здравствуй, здравствуй, — выдохнул он, — Ну как, успокоилась?

Я сдвинула брови, не поняв, о чем он, но потом меня просветило. Ведь когда я увидела парящих людей и сбежала с места происшествия, первой жертва попавшейся на моем пути, был Тэд. Соответственно, все эмоции бушевавшие во мне стихийной волной обрушились на абсолютно неповинного человека.

— Ах, ну да, — я опустила голову, смущенно улыбнувшись. Надо было еще ногой шаркнуть для полного дополнения к картине.

— Ну, ты там это… забей, ладно? — попросила я, все еще не снимаю маску смущения и не убирая ангельских глазок.

Тэд удивленно приподнял брови, явно обомлев от такого постановки извинения. Или же он сопоставил все мои действия воедино и решил, что крышу у стоящей перед его глазами девушки снесло окончательно.

— Лады, забью… — по словам произнес он, — Ты куда-то идешь?

— Да, на перевязку к миссис Монтер, — оживилась я от внезапной смены темы.

У Тэда что-то мелькнуло в выражении лица, когда он услышал имя.

— Какую перевязку? — озадачено спросил он.

Лошадь рядом со мной фыркнула и попятилась назад. Я схватила ее за узды и удержала на месте. Когда она успокоилась, отпустила и еще раз потрепала гриву. Отступив от нее на шаг, я указала на перебинтованную ногу.

— На меня напали, — деловито произнесла я.

— Кто?! — обеспокоено спросил он.

— Кот! — все так же деловито сказала я.

Наш сдержанный смотритель чуть не повалился с телеги от смеха. Я же наоборот осталась стоять с серьезным видом, хотя, смех подступил к горлу и хотел получить свободу любыми окольными путями. Не выдержав, я пошла мимо телеги, широко улыбнувшись.

— До встречи Тэд, — сказала я и, проходя мимо, пару раз похлопала о борт повозки.

Эх, кому расскажешь в какую школу, и в какие переделки я попала, не поверят и выпишут пригласительный к лузерам города или даже страны. Жесткач, как он есть!

Я вышла за ворота школы, при этом ощутив какое-то странное чувство. Чувство человека, отсидевшего срок и которого досрочно выпустили на свободу. Мда, полет фантазии…

Миссис монтер поджидала меня со всем положенным оборудованием: ножницами для срезки бинта, перекисью водорода, мазью собственного приготовления и видимо с просроченным сроком годности, потому что запашок тот еще. А еще эта милая леди, как и в прошлый раз, была достаточно гостеприимна, и прежде чем усадить меня на операцию, пыталась заставить что-нибудь съесть. Поскольку завтрак был сравнительно недавно, а желудок у меня не космическая озоновая дыра, чтобы поглощать все подряд и утрамбовывать пищу резкими толчками, то решено было вынести мне мозг разговором. Так или иначе, меня пригласили на тот же хирургический стул, что и вчера, и принялись за дело. Бинт сошел хорошо и не пристал к коже, что порадовало, но нога не располагала к хорошему настроению. За сутки, она приобрела еще более сиренево-лиловый оттенок. У ран по краям подсохла кожа, которая должна вот-вот отойти. Все равно, от такого вида я скривилась и подавила желание отвернуться.

— Так, все хорошо моя милая, — сказала миссис Монтер, — переживать не из-за чего. Тут все в порядке. Заживление идет очень хорошо, так что следующая перевязка будет последней.

— Что, правда? — обрадовалась я.

— Разумеется!

Какое счастье, что теперь мне не надо будет сюда мотаться. Хотя, миссис Монтер мне начинает нравится. Пусть и болтливая, но все же приятная и заботливая женщина! Так что просто для интересу я все равно буду к ней заглядывать. Может быть…

— А когда мне в следующий раз приходить к вам? — спросила я.

— После завтра можешь, — ответила она и, встав со стула, направилась к кухонному столу.

— Ладно, — я тоже встала.

— Вот возьми, — она протянула мне сверток, — Съешь нормальную домашнюю выпечку на обеде, а то вас кормят чем попало там.

Я искренне улыбнулась и взяла еще теплый сверток.

— Спасибо вам большое, — поблагодарила я.

— Не за что, — улыбнулась она, — Ну, давай, а то на урок опоздаешь.

С этими словами она проводила меня к выходу. Попрощавшись, с миссис Монтер, я направилась обратно в школу через лес. Огромные шапки деревьев не пропускали лучей солнца, и благодаря этому, здесь было достаточно прохладно, но воздух очень влажный. Но все равно здесь уютно. Не успела я закончить свою мысль, как мне на пути встретился виновник моих ран, Шато. Тот важно прошагал мимо меня в сторону домика миссис Монтер, гордо задрав голову. Какие мы важные! Оглянувшись, что бы посмотреть на кота, я очередной раз подавила в себе желание с разбегу заехать по центру этих шаровар, которые четко вырисовывались на пятой точке животного. Ехидно улыбнувшись я продолжила свой путь до ада под названием ШКОЛА!


Стоило мне войти в ворота школы, как прозвенел громкий и долгий звонок, который потянул как по дудочке всех учеников из кабинетов. Быстро сориентировавшись, где находится кабинет медитаций, я пошла к мисс Ферас для определения своих, так называемых, сверх способностей! Если честно, я абсолютно уверенна, что никаких таких способностей у меня нет. Как мне кажется, они должны хотя бы как-то проявляться, но пока, никаких признаков этого не наблюдалось. По словам директора, они проявлялись в том, что я хорошо понимаю точные науки, но не думаю, что достаточно весомый аргумент. Потом, в кабинете мисс Ферас на меня повлиял запах растения под мировым названием Старния, что привело к выводу, о больших способностях к стихии Земли. Ну чтож, на это можно ответить, что простая аллергическая реакция. Я уже подошла к кабинету, и тут вспомнила то, как вышесказанное растение повлияло на меня первый раз. То, что оно подействовала на меня как марихуана мешало зайти в кабинет, где находится данное растение. Что-то мне не хочется продолжения сюжета… Немного помявшись у двери, я все-таки решила рискнуть и постучав, вошла внутрь.

В кабинете видимо занималась какая-то группа и видимо я не вовремя. Только я хотела развернуться и уйти, как меня заметила мисс Ферас:

— А, Джес! — воскликнула она, — давай, заходи. Позанимаешься с нами.

— Я не помешаю? — спросила я, надеясь на положительный ответ. Честно, я ленивая, ничего не люблю делать.

— Конечно нет! Это дополнительные занятия, сюда приходят все желающие, чтобы потренироваться. Давай, вставай в линию.

Я посмотрела на учеников, которые выстроились друг напротив друга, но в данный момент с интересом наблюдали за мной. Пара девчонок даже о чем-то перешепнулись, и мне это не понравилось. Пройдя между учениками, я ощутила мягкое покалывание по всему телу. Словно воздух был насыщен легким электрическим зарядом, которое полностью окутывало с ног до головы. Стало трудно дышать, каждый вздох был очень тяжелым и легкие, будто отказывались реагировать. Что-то было явно не понятное. Дойдя до конца линии, я встала рядом с каким-то рыжиком, который смотрел на меня испуганными глазами через толстое стекло очков. Либо он пытался сфокусироваться на мне, либо он действительно чего-то боялся… Меня?

— Итак, мы остановились на создании вакуума из воздуха, — мисс Ферас хлопнула в ладоши, — пожалуйста, сейчас создайте каждый свой вакуумный шар.

Все ученики одновременно вытянули перед собой руку ладонью верх. Воздух вокруг стал еще тяжелее, а покалывание по телу стало еще интенсивнее. Я стояла, недоумевая, что происходит. Что они черт возьми делают?! Рядом со мной послышался негромкий хлопок и у рыжика над рукой завис огненный шар. От него не веяло теплом, скорее наоборот, отдавало холодом. Шар стал темнеть, переливаясь темно синими и красными пятнами. Как он это делает? Это какой-то фокус? Ничего не понимаю.

— Лари! — спокойно сказала мисс Ферас и подошла к нам, — я же тебе говорила, не уплотняй оболочку вокруг шара и не впускай искру!

— И-и…, что мне делать? — заикаясь выговорил парень.

— Рассей, попытайся вернуть всю энергию обратно.

Внезапно, шар стал светлеть и становиться прозрачнее. Рука Лари дрожала. Лицо было таким напряженным, что на лице выступили все веснушки. Мне показалось, или у парня вспотели очки? Если нет, то сейчас вспотеют. Пусть не беспокоится, я помогу, протру… Шар стал легко шипеть и мгновение спустя он просто исчез. Моя челюсть с грохотом упала на пол. Друзья, я в шоке.

— Молодец Лари! Вот видишь, все получилось! — воскликнула мисс Ферас. Ее взгляд упал на меня, — Можешь закрыть рот, Джесика.

В аудитории раздался негромкий смех. Сообразив, что этот смех в прямом аспекте относится ко мне я, подобрав свою челюсть, со второй попытки смогла сказать:

— Это что было?

— Это было то, что ты сейчас попытаешься сделать! — улыбнулась училка.

— Да никогда!

Брови мисс Ферас поползли вверх.

— Это еще почему?!

— Во-первых, я этого не умею делать, во-вторых не знаю как! — начала оправдываться я.

— Вот этому ты сейчас и будешь учиться! Вытяни руку перед собой, — спокойно попросила мисс Ферас

Я глупо моргнула, не до конца понимая, что ей от меня надо.

— Вытяни руку Джесика. Ладонью верх, — повторила она

Шумно вдохнув и выдохнув, я сделала то, что она попросила.

— Теперь, слушай меня внимательно. Закрой глаза и сосредоточься на природе вокруг себя, на воздухе, на энергии. Не думай о том, где ты, о том, что здесь кто-то есть. Ты слышишь только мой голос.

В голове появился какай-то звон. Голос преподавателя был легким и плавным, скользящим по сознанию малой волной оставляя легкое мерцание.

— Глубоко вдохни и впитай энергию вокруг тебя. Выдохни все кроме нее.

Внутри моего тела появилось то покалывание, которое ощутила тогда, когда проходила между учениками. Это покалывание рвалось наружу сплетаясь в какие-то замысловатые узоры.

— Джесика, ты чувствуешь энергию внутри себя? — спросила тихо училка

Я кивнула, не открывая глаз.

— Тогда, направь ее на руку и медленно выпусти создав вакуум. Сплети воздух вокруг и создай тонкую оболочку.

Сосредоточившись на покалывании внутри меня, я собрала все и тонкой полоской направила на открытую ладонь. Энергия выходила из всей ладони, оставляя за собой холодный след. Мысленно создав в голове шар, я сплела из мелких узоров именно такой шар. На ладони словно возникло что-то гладкое и холодное. Я открыла глаза. Каково же было мое удивление, когда над ладонью завис полупрозрачный шар, стенки которого были покрыты теми узорами, которые я вплела. Поглазев на мое творение, я взглянула на мисс Ферас, которая застыла с легкой улыбкой на лице. Руки она грациозно сложила перед собой.

— Вот видишь, все получилось, — сказала она

Растеряно улыбнувшись, не до конца понимая, что же я все-таки сделала, я спросила:

— Что это?

— Это вакуумный шар с вплетением твоей энергии. Узоры конечно слабоваты, но они становятся крепче, когда практикуешься.

— Прикольно, — улыбнулась я.

Мой взгляд с шара переместился на горящую свечку, которая горела на подставке рядом со мной. Вдруг, мне захотелось, чтобы этот огонек горел внутри моего шара. Я мысленно представила, как он вспыхивает внутри него и тут, случилось невероятное. Огонек слетел со свечи и стремительно направился к моему шару.

— НЕТ! — крикнула мисс Ферас.

Но, видимо, было уже поздно. Шар ярко вспыхнул, когда огонек влетел в него. Руку стало тянуть к полу. Этот чертов шар, с каждой секундой становился все тяжелее и тяжелее. Второй рукой я схватила запястье той, в которой ярко горело мое творение и это творение в данный момент медленно теплело и если это не остановить, тут запахнет жаренным.

— Джесика, спокойно. Сосредоточься на вакуумном шаре. Прочувствуй его!

— Сами попробуйте прочувствовать! — крикнула я, — эта штуковина сейчас меня зажарит как курицу гриль!

— Не зажарит, если ты будешь меня слушать.

— Сосредоточься на огне внутри шара, извлеки ядро.

Я даже не поняла, что она сказала, потому что шар, стал еще тяжелее и отдавал все больше жарой. Я еле удерживала его. Щелчок и меня словно ударило током, вызвав адскую боль. Я несвязно вскрикнула и мгновение спустя, уже стояла на коленях. В голову о том, как можно избавится от шара, пришла только одна идея: сделать его меньше. Я медленно начала сжимать его, но он тяжело поддавался. По мере того, как я сжимала шар, он становился все темнее, и мне это цвет не нравился. Содержимое явно уплотнялось.

— Джесика, только не сжимай его! Рассей! Разорви все сплетения, оболочку и выпусти энергию! — встревожено сказала мисс Ферас.

— Не могу, не получается! — крикнула я, — Почему нельзя сжимать? Я его уменьшу и все.

— Потому что скованная энергия взорвется у тебя в руках!

Сердце от страха сделало сальто и забилось в бешеном ритме. Я испуганно посмотрела на мисс Ферас и на всех учеников.

— Уходите отсюда все! — крикнула мисс Ферас, не отрывая взгляда от огненного шара у меня в руке.

Угу, хоть бы что. Все застыли как соляной столб.

— Уносите свои задницы отсюда, быстро! — добавила я, но только громче.

Подпрыгнув на месте, ученики как ошпаренные бросились к двери, но мисс Ферас осталась.

— Джес, постарайся освободить энергию, но только плавно.

Не знаю, что случилось, но пальцы дрогнули удерживая шар в нескольких сантиметрах от пола. Тут я почувствовала, что энергия внутри него дала слабину и укрепила стенки шара. Взрыва не избежать. Шар вырос в диаметре и стал обжигать мне руку, но через несколько секунд, все мое тело словно сгорало изнутри, но боли уже не было. Я взглянула на мисс Ферас, и мне стало страшно за нее. Ведь если шар взорвется, ее точно не обойдет взрывная волна. Мое чертово творение начало рваться и я, бросив на училку взгляд, внезапно почувствовала желание защитить ее. Громкий хлопок, яркая вспышка и дальше ничего…


***отступление***

Сегодня, в кабинете директора мистера Льюиса было на удивление тихо для собрания учителей. Отчасти, может потому, что это было незапланированное собрание, отчасти потому, что сегодня произошло то, чего не было никогда за историю школы.

Мистер Льюис сидел с задумчивым видом, сплетя пальцы и держа руки перед собой у лица. Перед ним молча, на бархатных зеленых креслах сидели миссис Гайзил и Айзек. Казалось бы, что сказать было абсолютно нечего, но разговор обещал быть долгим, трудным и решающим в судьбе Джессики Бейсон. Хотите спросить, в чем должна была определиться судьба ученицы данной школы? Сейчас узнаете.

Тишину нарушил скрип тяжело и медленно открывающейся двери кабинета. Внутрь, неуверенно зашла мисс Ферас. На подбородке виднелась полоска свежей раны, которую она получила при взрыве в собственной аудитории, причиной которому была Джесика Бейсон. Поздоровавшись со всеми, она медленными шагами подошла к одному из кресел и села в него, сложа руки перед собой. Выглядела она растерянно и неуверенно. Первым заговорил Льюис:

— Итак, я думаю, что здесь собрались все, кому следует знать то, что произошло в кабинете мисс Ферас. Прошу вас, расскажите, — он указал рукой на мисс Ферас.

Немного поколебавшись, она начала свой рассказ:

— На моем дополнительном занятии, я хотела определить расположение Джессики Бейсон к стихии, чтобы знать, на какой из факультетов ее зачислить, но, думаю, что ни на один из факультетов ей не подходят, после того, что я скажу…

Наступило молчание. Было заметно, как мисс Ферас готовится к тому, чтобы сообщить важную новость, но решимости сказать это, ей не хватало.

— И что же это?! — не выдержала миссис Гайзил, — говорите, мы не умеем читать мысли!

Мисс Ферас бросила на нее мгновенный взгляд, и медленно переведя его с наставницы, посмотрела директору в глаза.

— Джесика не относится к Укротителю стихий, она… она…

— Кто? — спросил директор, не убирая рук от лица.

— Она Создатель… — тихо выговорила мисс Ферас.

Все преподаватели встревожено взглянул на нее. Уж что-что, но такого заявления они не готовы были услышать. Было видно, как напряглись руки мистера Льюиса, после слов преподавателя.

— Она кто?! — переспросила Гайзил, — Этого не может быть!

— Увы, может, — выдохнула мисс Ферас.

— Почему вы так решили? — спокойно спросил Айзек.

— Она создала энергетическую магму у себя в руке. Только создатели могут делать такое, что бы вызывать дрожь в недрах вулкана. Мало того, с помощью силы укротителя она смогла впустить в нее энергию воздуха и уплотнила стихией земли, а этого не могут делать создатели. Она и Создатель и Укротитель. То, почему она до сих пор жива, мне до сих пор не ясно. При таком скоплении энергии, она должна быть истощена.

— Она до сих пор жива потому, что не пользовалась своей силой, — дополнил Айзек

— В таком случае, создателю нечего делать в нашей школе. Это опасно, — миссис Гайзил, вскочила с места и уставилась на директора.

— Если она уйдет из этой школы, это приведет еще к большей опасности чем, если то, что она останется!

— Почему?

— Ее могут перехватить Создатели и начать ее обучение на своей стороне. Джесика Бейсон и Создатель и Укротитель, но сильнее обоих. — ответил мистер Льюис.

— И если бы она осталась и продолжила обучение у нас в школе на стороне Укротителей, то это привело бы к полной власти над Стихией. Благодаря мисс Бейсон мы спасем много жизней, — оживился Айзек

— Но она относится к роду создателей! Она зло, с которым мы боремся на протяжении многих лет! — не угомонялась миссис Гайзил

— Да, но она и Укротитель, что разрушает все то что, делают Создатели! — Айзек тоже вскочил с кресла и посмотрел прямо в глаза Гайзил.

— Мистер Айзек, миссис Гайзил сядьте, пожалуйста, — сказал Льюис и усиленно потер глаза. — Джесика Бейсон останется в школе, а вы сделаете все, чтобы она была на нашей стороне и не подозревала о своей второй сущности. Имеется в виду сущности Создателя. Вам ясно?

Все заколебались, но кивнули.

— А теперь, идите и проводите занятия. И никто, запомните, никто не должен знать о нашем разговоре. Всего доброго.

Все как подтянутые невидимыми ниточками встали с мест, и пошли к двери.

— Мисс Ферас, — окликнул ее директор.

— Да мистер Льюис.

— Как вы и Бейсон смогли выжить после подобного взрыва?

— Не знаю как, но она смогла защитить и меня и себя энерго-стеной во много раз превышающий силу взрыва. Она действительно, очень сильна.

Директор согласно кивнул, опустив глаза к столу.

— Сила, которую она не должна использовать в полной мере. Иначе, она погибнет от собственных же способностей. Вы меня поняли?

Мисс Ферас кивнула и тихо вышла из кабинета…


******

Эта жизнь не по мне… Голова трещит, тело ноет, а хуже того, меня тошнит и вот-вот вывернет наизнанку. Не хочу! Глаза словно склеенные не хотели открываться. Руки не поднимались, чтобы как-то помочь им воззреть на мир. Сделав большое усилие, я все-таки разлепила глаза и была этому бесконечно рада. В комнате был тусклый свет, но ничего не видно, потому что в глазах жутко рябило как в сломанном телевизоре. Сфокусировавшись на одной точке, навела резкость и у меня получилось. Я лежала в своей комнате и смотрела на каменный потолок. Интересно, что случилось в аудитории? Почему я здесь? Как мисс Ферас? На это мне не ответят эти каменные стены и тем более потолок. Я сделала попытку встать, но мышцам это ой как не понравилось. Тело отозвалось резкой болью, и я решила больше не рисковать и расслабилась на этой жесткой кровати. Сложновато хочу сказать.

— Джесика, тебе пока лучше полежать, — раздалось откуда-то справа.

Я повернула голову в ту сторону, откуда был слышен голос, и увидела сидящего на кровати Лоры мистера Айзека. Боль как рукой сняло, когда я увидела это красивое лицо. Что скрывать, действительно красивый человек, это каждый признает.

— Что случилось? — спросила я и только потом поняла, что голос у меня хриплый.

— Небольшая авария, скажем так, — ответил он улыбнувшись своей безупречной улыбкой.

Я не стала вдаваться в подробности этой аварии, поскольку догадывалась, что эти самые подробности не из самых приятных, и задала интересующий меня вопрос:

— Что с мисс Ферас?

— Она в норме.

— А что со мной? — спросила я все тем же хриплым голосом.

— Тебя отбросило взрывной волной и ты получила пару ушибов. А так все хорошо.

Все хорошо?! Если бы! Меня словно танк переехал! При чем дважды. Взяв себя в руки, я еще раз попыталась встать. Как же болит все. Мне удалось сесть и свесить ноги с кровати. Конечно, это вышло не так красиво, как могло бы, но, по крайней мере, села. Не слишком удобно лежать перед учителем. Этикет, мать его. Из-за того, что я села, голова закружилась еще сильнее. Если меня сейчас стошнит, то я бы не хотела сделать это перед мистером Айзеком. Оперившись на кровать, я встала. Ноги плохо подчинялись, и в них чувствовалась слабость. Учитель обеспокоено смотрел на меня и встал, чтобы помочь. Он подал мне руку, и я приняла ее.

— И все-таки, тебе надо полежать Джесика.

Я отрицательно покачала головой и высвободив свою руку из его направилась к двери. К счастью она была открыта. Постепенно, ноги стали слушаться, и я уже могла почти твердо стоять на них. Выйдя из комнаты, я быстрым шагом направилась в ванную комнату. Больше всего я боялась не успеть, и что меня вывернет прямо в коридоре. Я с грохотом распахнула дверь в уборную и влетела в первую же кабинку. Меня стошнило. Когда я, наконец, опустошила свой желудок, наступило некоторое облегчение. В горле стояла горечь и желудочный сок. Ощущение такое, словно проглотила раскаленное железо, а запила серной кислотой. Откинувшись на стенку кабинки, я закрыла глаза пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Голова гудела, словно в ней открылись авиалинии и самолеты вылетали с интервалом одна секунда. В дверцу тихо постучались. Я открыла глаза и увидела, что дверь кабинки открыта, а в проеме стоит Лора с взволнованным лицом. Она уже переоделась, избавившись от формы. На ней была розовая майка с длинными рукавами, голубовато-серая джинсовая юбка до колен и коричневые замшевые мокасины, которые сочетались с коричневым кожаным ремнем, продетым в пояс юбки. Очки она сняла. Только сейчас я заметила, какие у нее большие и красивые глаза. Ой, блин… не до глаз мне сейчас ее распрекрасных!

— Джес, — робко произнесла она — ты в порядке?

— Неет, — растянула я — А по мне заметно, что все хорошо?

Лора на мгновение смущенно опустила глаза и снова взглянула на меня.

— Ты здесь, откуда? — спросила я.

— Я была здесь, когда ты вбежала.

— А…

Мне жутко хотелось сбить эту горечь во рту, которая уже резало горло изнутри. Медленно выдохнув, я встала и Лора отодвинулась, чтобы пропустить меня. Додумалась, молодчина! Протискиваться между ней и дверью мне бы не хотелось. Я подошла к умывальнику и повернула вентиль с холодной водой. Мощная струя хлынула из крана и я подставила под нее ладони в виде чаши. Набрав достаточно ледяной воды, я плеснула сначала себе на лицо, а потом прополоскала рот. Горечь, как и предполагалось, не ушла, только захотелось пить еще больше. Лора стояла тихо слева от меня и ничего не говорила. Очко в ее пользу. У меня так гудит голова, что разговоры и высказывания сочувствия мне не помогут. Подняв голову от умывальника, я взглянула на себя в зеркало. Под глазами образовались темные круги, лицо стало болезненно белым и почти сливалось с бледно розовыми губами. Мда, для вампирского фильма вид что надо. Даже грим не потребуется. Медленно выдохнув через нос, я повернулась к Лоре, которая все так же стояла неподвижно, с нейтральным лицом. Такое лицо могло говорить либо о сочувствии к моей персоне, либо о полном безразличии. Жалость мне не нужна, но и безразличие тоже не годиться.

— Ты в норме? — спросила Лора, скрестив руки на груди.

— Ты уже спрашивала, — улыбнулась я.

Лора ответила на улыбку и сказала:

— Но спрашивала то я пять минут назад…

— Ха-ха, смешно! — без настроения ухмыльнулась я — Сейчас животик от смеха надорву.

— Извини, — буркнула она.

— Не парься, Лора, — сказала я и, повернувшись к двери, вышла из ванной комнаты.

За дверью очутился мистер Айзек. Он стоял, прислонившись к колонне и грациозно скрестив руки на груди. За мной вышла Лора и подошла справа. Сравнявшись со мной, она поздоровалась с мистером Айзеком. Тот мило улыбнулся и поздоровался в ответ. Красивая у него улыбка, черт. Секси!

— Лора, ты не оставишь нас с Джессикой, — сказал мистер Айзек приблизившись на пару шагов.

Та согласно кивнула, и ушла в ту сторону, где находится наша комната.

Я взглянула на преподавателя, который кивком головы пригласил меня окну, выходящему на центральную площадь школы. День клонился уже к закату. Неужели я так много проспала? Солнце опускалась за горизонт, и небо окрасилось в розово-красный цвет, который наводил только на романтические мысли. Но романтикой тут и не пахло. Я положила руки на подоконник и посмотрела на Айзека, который тоже всматривался в закат. Внезапно, его лицо стало страшно серьезным, превратившись в пустую грозную маску. Я попыталась отогнать этот образ из своих мыслей, потому что эта картина мне очень не нравилась. Преподаватель повернул голову ко мне и сказал:

— Джесика, я хочу объяснить тебе, что произошло в кабинете.

Я внимательно посмотрела на него.

— Энергетический шар у тебя в руках взорвался. Мисс Ферас успела выставить блокирующую твою силу стену, что защитило вас обеих. Так же, это показало, что у тебя большие способности к стихиям земли, воздуха и огня, и мы определили тебя на факультет Пиэро.

Согласно кивнув, я сказала:

— Красивое название.

Тот легко улыбнулся и добавил:

— Да, неплохое. Я слышал о твоих претензиях к школьной форме, но советую тебе, одевать ее.

У меня брови полезли на лоб от такого заявления.

— Не надо удивляться. Просто форма сделана специально, чтобы защитить тебя, если в следующий раз произойдет такой казус. Форма устойчива перед огнем.

— Блин, значит, версия сжечь, не рассматривается, — буркнула себе под нос я, но Айзек услышал и улыбнулся.

— Будьте осторожна Бейсон. Этот факультет самый сложный и опасный.

— Конечно, — съязвила я.


Лора сидела в комнате за столом и что-то писала. Делаю ставку на то, что это домашнее задание. Как бы то ни было, не буду ей мешать. Я направилась к кровати и Лора оторвалась от своей писанины, посмотрев на меня. Она мне легко улыбнулась и я ей ответила тем же. Дойдя до своей жесткой кроватки, я завалилась на нее спиной, свесив ноги на пол. Может, не очень удобное положение, но мне все равно. В комнате стояла гулкая тишина, только иногда было слышно, как ручка Лоры тихо поскрипывает по тетради. Что самое странное, меня это ни в какой степени не раздражало, даже наоборот, — успокаивало. Конечно, полностью насладиться тишиной, мне не удалось, потому что откуда-то послышалось урчание Шато. Тут кто-то пригнул мне на кровать, и я подозревала кто это. Стоп. Я приподняла голову и посмотрела на самодовольного кота, который пристроился у моих ног и в данный момент когтями сминал матрац. Шато вытянувшись во всю ширину кровати, обратил в мою сторону свою пушистую задницу, и свернулся в клубочек. Нет, вы поняли правильно. На моей кровати и у моих ног. Разве так делают коты, которые не переносят твоего вида? Или, может, он решил сделать вид, что он хозяин в этой комнате и может прилечь где угодно?

— Эу, Шато! — позвала кота я, — Ты случаем не ошибся адресом?

Кот даже ухом не повел. Немного поглазев на лежащего зверя, теперь так буду его называть, я, мысленно чихнув на него, уронила голову обратно на подушку. Не надо было этого делать. Моя многострадальная голова странным образом заныла на затылке. Прикрыв глаза, я медленно выдохнула, и боль постепенно стала уходить. И все это из-за моих так называемых способностей. Если взрывы будут происходит при каждой моей попытке овладеть стихией, то в конце концов я подорву всю школу. В мыслях вспыхнули воспоминания о ощущениях, которые я испытывала в тот момент когда я создавала вакуум из воздуха. Легкое ощущение силы и воли. Покалывание и прохлада исходящая из моих рук. Но что-то было не то. В тот момент, когда я впустила огонь в шар и он превратился в смесь энергии и огня, возникло ощущение легкой эйфории. Ощущение такое, словно я способна на что-то невероятное. В этот момент было чувство, которое я не испытывала никогда. Власть. Пусть я не понимала над чем, но мне это нравилось. Нравилось до такой степени, что я готова повторить это и все равно с каким исходом. От этой мысли я зажмурилась, пытаясь отогнать это безрассудство. Не хочу быть стихийным наркоманом.

— Пойдешь на ужин? — спросила Лора где-то рядом со мной.

Я открыла глаза и увидела стоящую у своей кровати Лору. Она что-то положила в тумбочку.

— Сейчас? — спросила я.

Она кивнула.

После того, как меня вывернуло наизнанку, и во мне не осталось ничего, я готова была съесть слона. Тут даже думать не стоит над этим вопросом. Я плавным движением, соскользнула с кровати и пошла за Лорой к двери. Тут, мир поплыл перед глазами. Я зажмурилась и закрыла лицо ладонями. В голове чувствовалось давление и боль. У меня потемнело перед глазами, а когда я снова смогла видеть, оказалось, что я стою на коленях. До моего плеча дотронулась Лора:

— Джес, — позвала она, — Ты в порядке? Позвать кого-нибудь?

Лора держала меня за предплечье присев на корточки.

— Джес, — еще раз позвала она.

Посмотрев на Лору, до меня дошло, что головокружения прошло, боль спала и вижу я вполне нормально. Мне удалось встать, и крепко стоять на ногах. Чувствовала себя просто прекрасно.

— Нет, все хорошо, — тихо сказала я.

Лора странно покосилась на меня. Она явно не поверила в то, что я сказала.

— Пошли на ужин, — сказала я и вышла из комнаты.

То, что ожидало меня в столовой, я не забуду никогда. Все взгляды учеников были устремлены на меня любимую. Кто-то улыбался, кто-то толкал в бок соседа, чтобы указать на появление моей персоны. Голова пыталась сложить все вместе, чтобы понять почему я произвела такую реакцию на учеников. На их лицах не читалось насмешек, скорее любопытство, интерес и все что к этому прилагается. Тогда почему возникло желание провалится под землю? Какой-то незнакомый парень, проходя мимо, взял меня за руку и пожал ее, при этом сказав "Когда в следующий раз будешь подрывать школу позови меня, я помогу", широко улыбнувшись он вышел из столовой. Я застыла с недоумевающим лицом, провожая парня глазами, пока тот не скрылся из виду. Подрыв школы? Нет, конечно эта идея была в рассмотрении, но не стоило светить ее при свидетелях! Отогнав от себя дурные мысли, я направилась за один из примеченных столов у окна. Только я присела, как со мной рядом приземлилась Сиена с перекошенным от счастья лицом. Она легко тронула меня за плечо и сказала, широко улыбаясь своей белозубой улыбкой:

— Поздравляю, ты почти сделала то, о чем мечтала половина учеников в этой школе!

Туго сообразив, о чем идет речь, я пару раз моргнула и сказала:

— А чтобы прославится, оказывается надо подорваться на собственной же силе? Мы с мисс Ферас чуть не погибли! — окрысилась я

Улыбка Сиены медленно и мучительно сползала с лица. Может мне подтолкнуть? Слишком медленно сползает! Как бы не была я знаменита такой сомнительной славой, мне гордиться нечем. Никто не знает, чем это обошлось для меня. Не говоря уже о мисс Ферас. Я даже не знаю, что произошло с ней после взрыва. Так ли все в порядке как сказал Айзек? Потому что со мной происходило то, чего я объяснить ну никак не могла.

— Нет, я не это имела в виду, — промямлила Сиена и ее лицо залила краска.

В какой-то момент мне стало ее жалко. Она ведь действительно не знает, что произошло в кабинете, и чем это могло закончиться, если бы не мисс Ферас. Она выставила энерго-стену, которая блокировала взрыв. Если бы она не успела отреагировать, видит Бог, я могла здесь и не сидеть.

— Не волнуйся, — я покачала головой и тронула ее за плечо, — Я поняла, что ты имеешь в виду.

Сиена смущенно улыбнулась и открыла рот, чтобы что-то сказать, но сразу же его закрыла. Мне хотелось спросить, что она хотела сказать, но чувствовала, что лучше не стоит этого делать. Интуиция меня редко подводит…

— Присоединишься к нам? — спросила я у Сиены.

Она словно оживилась от такой внезапной смены темы. Улыбнувшись своей непринужденной улыбочкой, она ответила:

— Э… Нет, спасибо, — мы там уже собрались с ребятами. Если хочешь, ты к нам присоединяйся! — ее взгляд упал на Лору, и улыбка на лице Сиены малость поблекла, — Но только у нас одно свободное место.

— Нет, не люблю обедать когда много людей, пожалуй останусь здесь, — ответила я и скривилась в улыбке.

— Ладно, если передумаешь, приходи. Тебе мы рады всегда! — Сиена вскочила с места и направилась к своим друзьям за столик.

Проводив ее взглядом, я взглянула на Лору. На ее лице застыло какое-то странное выражение. Толи она обижена, толи хочет сказать что-то, что касается Сиену.

— Ты что-то хочешь сказать? — спросила я Лору, глядя прямо ей в глаза.

Вообще-то прямой взгляд "глаза в глаза", означает враждебность по отношению к оппоненту, но враждебности в себе я не чувствовала. Надеюсь, и Лора этого не заметила.

— Если ты осталась ради меня, не стоило, — сказала она приглушенным голосом

— Это еще почему? — не поняла я

— Я думаю, тебе с ними будет интереснее, — она взяла вилку и стала ковырять ей в салате.

— Хм… Лора, — позвала ее я.

Наступила короткая пауза. Я ждала, пока она соизволит поднять на меня глаза, и когда она это сделала, я продолжила:

— Я общаюсь только с теми людьми, которые мне по душе. Если бы мне не было с тобой интересно, мы бы не сидели с тобой за одним столом. Это ясно? — я настойчиво посмотрела на нее, ожидая кивка головы.

Лора кивнула.

— Вот и отлично, — улыбнулась я, — Теперь я хочу умять этот ужин, поскольку голодная как волк!

Не тут то было. Как только я взяла вилку и хотела приняться за ужин, как рядом со столом кто-то встала. Нет, чтобы сегодня нормально поужинать, мне нужно для начала пристрелить всех в этой столовой. А лучше взорвать. Учитывая, как хорошо я это делаю, у меня должно получится. Я подняла на этого негодяя далеко недружелюбные глаза и пожалела, что на моем лице не милое выражение лица. Это были Маркус и Питер. Питер был одет в черные джинсы, черные кроссовки и в синюю найковскую футболку с белой галочкой на груди. Маркус выглядел более ярко. Темно синие джинсы, белые теннисные туфли и простая красная футболка, которая отлично смотрелась в сочетании с загорелой кожей и ядовито зелеными глазами. Блин, когда все снимают форму и принимают более цивилизованный вид, я ее одеваю и превращаюсь в бедную родственницу из захолустья.

— Дамы и Господа, пред вами сидит знаменитый подрывник школы Джесика Бейсон! — громогласно объявил Питер.

— Смешно, — ответила я, глядя на Питера непроницаемым лицом, — А хочешь испытать гнев подрывника?

Питер и Маркус засмеялись.

— О, опасная леди, смилуйтесь над нами! — не сбавляя тона, сказал Питер.

— Так и быть, — ответила я, — А теперь исчезни и дай мне нормально поесть.

— А присоединиться можно? — спросил Маркус с еле заметной улыбкой.

Ответ у меня вырвался чисто автоматически. И как можно понять, этот самый ответ был положительный. Питер плюхнулся рядом со мной, там где недавно сидела Сиена. Маркус сел рядом с Лорой. По тому, как Лора сидела тихо и скромно, я поняла, что она никого из них не знает.

— Ребята, это Лора, моя соседка по комнате. Лора, это Маркус, — я указала на него рукой, — это Питер.

— Привет, — хором отозвались все.

— Гармонично, — усмехнулась я.

— А как же, — воскликнул Питер.

Я внимательно посмотрела на Питера и спросила с довольно любопытным видом.

— Питер, ты всегда ведешь себя как клоун, или за пределами этого цирка ты бываешь иногда серьезен?

Питер сделал задумчивый вид, как будто пытается что-то вспомнить.

— Питер, не напрягай мозги, а то взорвутся, — за него ответил Маркус.

— Ну, если она сидит рядом, — он указал большим пальцем на меня, — это неизбежно.

Как же он меня начинает доставать. Я, что есть сил, наступила ему на ногу под столом. Питер пискнул и бросил на меня гневный взгляд. Лора и Маркус поняли, что я сделала, и улыбнулись. Если так продолжиться, то мы с Питером будем заканчивать наши беседы драками. От этой мысли я невольно улыбнулась.

— Будем дальше так прикалываться или ты мне, наконец, дашь поесть? — спросила я у Питера вздернув брови.

Питер поднял руки, показывая, что сдается.

Остаток ужина прошел на удивление нормально. Мое настроение поднималось по мере того, сколько я съела. Вообще-то я не любитель много поесть, но сегодня для меня это было главной целью. Видимо только в этот день я понимала, какова вся прелесть еды.

Мы просидели около получаса, болтая на всякие темы. Питер нам рассказывал о смешных происшествиях на полосе препятствий. Например, историю о парне, который пытался вызвать стихию огня, и каким-то образом вспыхнул сам. Когда огонь спал, то одежда на молодом человеке исчезла без следа, то бишь сгорела. Когда я представила себе эту картину, меня согнуло пополам, и я чуть ли не лежала под столом от одолевшего смеха. Все смеялись, кроме Лоры. Она сидела с серьезным выражением лица, даже немного осуждающим. А осуждала она нас. Конечно, я понимала ее негодование. Лоре наверняка было жалко этого парня, и она не понимала, как мы могли смеяться над этим казусом. В какой-то момент я почувствовала себя дерьмом, как бы грубо это не звучало. Насмеявшись вдоволь, мы закончили нашу трапезу, и вышли из столовой. Как только мы вышли в центр школы к фонтану, Лора встрепенулась и сказала:

— Джес, я забыла, что мне надо в библиотеку. Я пойду, — с этими словами она развернулась и хотела уйти, как ее остановил Питер.

— Лора, я с тобой, — он уверенно зашагал к ней, — У меня завтра пересдача и тоже кое-что надо взять в библиотеке.

Лора грациозно пожала плечами.

— Ну, пошли, — сказала она

Они пошли к лестнице. Питер обернулся при этом, не останавливаясь, и сказал:

— Увидимся еще, — с этими словами он снова развернулся и взглянул на Лору, что-то спросив у нее.

Мы с Маркусом остались стоять молча, ничего не понимая. Все так быстро произошло, что я не успела никак отреагировать.

— Странные они, — выставила диагноз я, все еще продолжая смотреть в ту сторону, куда ушли Лора и Питер.

— Да, — ответил Маркус и повернулся ко мне.

Боковым зрением я увидела, что он смотрит на меня. От этого взгляда по коже прошлась мелкая дрожь. Тихо выдохнув, я сымитировала на лице, что ни на есть ангельское личико и повернулась к Маркусу, готовая встретить его взгляд. Он мило улыбался только уголками губ.

— Надеюсь, тебе никуда не надо? — спросил Маркус, все еще легко улыбаясь.

Я почувствовала, как на моем лице стала расползаться улыбка.

— Увы, надо, — ответила я, и пожалела об этом.

Почему мне именно сегодня приспичило навестить мисс Ферас?!

— Оу… — понятливо протянул он.

— Не подскажешь, где можно найти мисс Ферас? Хочу навестить ее.

— ммм… думаю, тебе не удастся ее навестить. Сегодня она уехала из школы. Будет только завтра.

На моем лице явно выразилось удивление. Приподняв брови, я спросила:

— Это, надеюсь, не из-за меня?

Маркус засмеялся густым щекочущим смехом. От этого внезапного всплеска эмоций, я вздрогнула.

— Нет, не из-за тебя. У нее были какие-то дела за территорией школы.

— Ясненько, — протянула я, — Значит, мне уже никуда не надо.

Маркус как-то ехидно улыбнулся, и мне эта улыбка не понравилась. Только он открыл рот, чтобы что-то сказать, как его взгляд упал мне за спину. Я автоматически обернулась и увидела того, кого меньше всего ожидала. К нам приближался быстрыми и уверенными шагами Алекс Смит. Выражение лица у него было серьезным и суровым. Он подошел к нам вплотную. Первые несколько секунд, Алекс и Маркус сверлили друг друга глазами, после чего Алекс сказал:

— Джейсонс собирает всех у себя. Он прислал меня за тобой.

— Я сейчас приду! — отмахнулся Маркус и снова посмотрел на меня.

Алекс готов был испепелить Маркуса глазами и в какой-то, момент мне показалось, что он его ударит. С чего бы это?

— Он не любит ждать, ты знаешь, — сказал Алекс.

— У него недержание? — спросила я, глядя на Алекса с непроницаемым лицом.

Наконец, тот удосужился на меня посмотреть.

— А тебя вообще никто не спрашивал, — грубо ответил Алекс.

Маркус шагнул на него.

— Сбавь тон Смит! — угрожающе сказал Маркус.

— А то что, Рэйнельдс? — Алекс приблизился к нему почти вплотную.

— Я протиснулась между ними, встав лицом к Алексу, тем самым, упираясь спиной в грудь Маркуса. Тот отступил, чтобы дать мне пространство. Очко в его пользу.

— Я сама могу ответить за себя Маркус. Не надо за меня заступаться.

Алекс сейчас смотрел прямо мне в глаза. Я заметила, как она напряжен. Руки сжались в кулаки, и он явно хотел ими воспользоваться, но не против меня.

— В чем проблема Алекс? Нервишки шалят? — спросила я все с тем же непроницаемым лицом.

— Это не должно тебя волновать.

Слово "тебя" он сказал так, словно это оскорбительно.

— Но волнует, — тихо ответила я.

Ярость в глазах Алекса постепенно стала угасать, и он почти смотрел нормально, а не как на врагов.

— Не вмешивайся Бейсон, это наши с Маркусом дела.

Маркус позади меня хотел что-то сказать, но я подняла руку, чтобы не дать ему и слова вымолвить.

— Ты огрызнулся на меня Алекс, не на него. И вообще, с первой нашей встречи ты меня явно невзлюбил. Можно узнать, чем я удостоилась такого внимания?

— Нет нельзя! — ответил он с ярко выраженной враждебностью в голосе.

Я почувствовала покалывание во всем теле. Меня словно накачивали электричеством. Покалывание приблизилось к коже на всем теле, и появился некоторый холодок, который я раньше уже испытывала. А именно, когда создавала вакуум из воздуха в кабинете мисс Ферас. Сотни тысяч иголочек словно впились в мою кожу. Холод стал невыносим, и я хотела избавиться от него. Во мне словно что-то переключилось, и я выбросила энергию прямо в Алекса. Внезапно Алекс покачнулся и быстро отступил на пару шагов, а меня словно взрывной волной отбросило назад. Хорошо, что сзади стоял Маркус — он удержал меня на месте и не дал упасть на задницу. Алекс смотрел на меня удивленными и широко раскрытыми глазами.

— Ну, за это ты ответишь! — угрожающе предупредил Алекс, и я почувствовала, как энергия скапливается вокруг него. Она словно кокон образовалась вокруг, поверхность которого Алекс впитывал в себя.

— Нет! — четко сказал Марку и встал передо мной, — У нее случайно это получилось. Джесика пока не контролирует свою силу.

У меня брови полезли на лоб. Интересно, откуда у него такая информация, которой даже я не располагаю? Ну, в каком-то смысле. Я вообще не представляю, как пользоваться энергией. Не говоря уже о том, что я пока не совсем осознала, что только что сделала, и что так могло разозлить Алекса

— Оставь ее, она не сможет тебе сопротивляться, и ты это знаешь! — дополнил Маркус.

— Но ударить меня энерго-щитом, который изучают на третьем курсе, она сумела!

— Я же говорю, она это сделала не специально.

— А что я сделала? — тихо спросила я, окончательно выйдя из-за спины Маркуса.

Алекс посмотрел на меня как хищник, готовый отвоевать свою территорию. Жевалки на его скулах яростно двигались. Да он просто убить нас готов. Алекс резко отпустил энергию, которая исчезла хлопком. Я снова вздрогнула. Нервы!

— В кабинет Джейсонса! Сейчас! — жестко бросил Алекс, поворачиваясь к нам спиной.

Мы с Маркусом снова остались стоять одни, наблюдая, как Алекс уходит за поворот.

— Можешь мне объяснить, что сейчас произошло? — спросила у Маркуса я.

— Мы его сильно разозлили, — ответил Маркус, поворачиваясь ко мне с серьезным лицом.

— Это я заметила! — выдохнула я.

Маркус легко улыбнулся уголками губ, но в глазах эта улыбка не мелькнула.

— Я пойду, — сказал он.

Я кивнула.

— Да, я тоже.

Маркус повернулся, чтобы уйти, но внезапно остановился. Я с любопытством застыла, смотря на него. Он повернулся, глядя прямо мне в глаза и положив руки в задние карманы джинс, подошел ко мне на расстояние вытянутой руки.

— Не хочешь встретиться сегодня? — внезапно сказал он.

Желудок сделал сальто. Я уставилась на него, словно вижу первый раз. Погодите, он только что предложил встретиться?! Внутренний голос подгонял меня к положительному ответу.

— Почему бы и нет, — улыбнулась я.

— Тогда в восемь у фонтана, — сказал он.

Я тихо усмехнулась, но Маркус слышал.

— Я сказал что-то смешное? — с интересом спросил он.

— Просто ты сказал это так, словно делаешь достаточно часто, — улыбнулась я.

Маркус сделал задумчивый вид и сказал:

— Может быть, — с этими словами он ехидно улыбнулся и ушел прочь.

Он оставил меня стоять с вздернутыми бровками и большим, жирным вопросом на лице.


Когда я зашла в комнату, царила тишина. Шато все еще лежал на моей кровати, но на этот раз лапами к верху. Они нервно дергались во сне, словно кот за кем-то гнался и вот-вот нагонит негодяя. Не удивлюсь, что это мог быть или Чик, или я. Только я вспомнила про своего пернатого болтуна, как кто-то пропорхнул у меня над головой. Попугай приземлился на свое законное место на карнизе и довольный собой чирикнул.

— Что это? — спросил он, втянув голову, как черепаха и раздувшись как шар. Перья у него встали по стойке "смирно".

— Ты о чем?

— Ну… — чирикнул он и замолчал, словно подыскивал подходящее слово, — от тебя несет энергией.

— А ты ее клювом чуешь? — усмехнулась я.

— Задницей ощущаю! — огрызнулся тот.

Я засмеялась.

— Умеешь подбирать слова, — сквозь смех выговорила я.

— Есть, у кого учиться, — чирикнул он.

— Это да! — ответила я, прекратив смеяться, — Видишь, какие хорошие учителя тебе попались!

Перья попугая немного опустились, голова вытянулась обратно, но все равно было заметно, как ему некомфортно.

— Можешь убрать это? — сказал Чик.

— Что? — настойчиво спросила я, сев на кресло и подмяв под себя ноги.

— Убери энергию, от нее у меня мурашки по коже!

Я смутно представляло о чем он говорит, но пока мне не совсем ясна техника управления энергией. Слишком много чего произошло за эти дни и мне понадобится какое-то время, чтобы разложить по полочкам всю информацию. К сожалению, тихо ругавшийся попугай не предоставит мне такой радости, потому сейчас его тревожит именно то, что я пытаюсь так усердно переварить. Чик недовольно покосился на меня за то, что я не ничего не предпринимаю и заставляю его чувствовать дискомфорт находясь в этой комнате. Вредная часть меня находила эту перспективу очень привлекательной, потому что долго попугай не сможет здесь оставаться и попытается смыться, в то время как мечта о тишине примет реалистичную форму. Хорошая и естественно самая незаметная часть меня сочувствовала питомцу и хотела помочь. Честно говоря, вторая часть в данный момент взяла лидерство и была явным фаворитом. Шумно выдохну, я села поудобнее и закрыла глаза. То, что предстоит сейчас делать, даже для меня оставалось страшной тайной. Просто вот так сидеть и выискивать энергию о которой говорил Чик не имело никакого резона. Прошло несколько минут, пока я наконец-то поняла, о чем шла речь. В воздухе словно витало какое-то слабое напряжение электричества, которого казалось бы можно ощущать, словно "это" имело материальную форму. Это кололось и источало холод. У меня по коже промаршировали мурашки, а в легкие поступил ледяной воздух. Руки затряслись и в мгновение стали холодными. Энергии оказалось куда больше, чем я думала. Она летала по комнате словно тысячи и тысячи мух, безуспешно ища место куда можно примкнуться. Внезапно, я почувствовала дикое желание предоставить ей убежище, чтобы та не скиталась попусту в надежде, что ее кто-то спасет. Она нужна мне, нужна чтобы выжить. Она моя! Я стала звать ее ко мне, маня и предлагая руку помощи, и она отозвалась словно по магниту притягиваться к моей коже. Энергия обрушилась на меня словно цунами, жадно впиваясь в тело, чтобы поскорее утонуть в нем. Частицы боролись между собой за право первым растворится в тепле моей крови, хотя места хватало. Я бы могла принять еще столько же энергии и это было бы только лучше. В голове закружился вихрь, глаза болезненно сдавило и в одно мгновение все стихло.

Я открыла глаза. По правой щеке потекла капля испарины, выступившая на лбу и я стерла ее открытой ладонью.

— Так то лучше! — чирикнул попугай, — А то разбрасывается тут своей энергией!

Я взглянула на него. Перья уже приняли обычную форму и легли на свое законное место. Выглядел он уставшим, словно не я избавлялась от энергии, а он выполнил всю работу.

— Эх, Чик, если бы я знала, как ей пользоваться, — выдохнула я, все еще не до конца понимая, что сделала.

— Так скоро узнаешь!

Я растерянно закивала и провела рукой по коже. Она была прохладной на ощупь и меня ударило электричеством у локтевого сгиба. Подскочив на месте, снова посмотрела на Чика, в надежде, что он сможет объяснить происходящее. Но тот уже спал. Всегда удивлялась его способности так быстро засыпать.

Дверь в комнату открылась и вошла Лора. За ней появился Питер. Он держал в руках несколько весомых учебников, но судя по тому, как неуклюже это выглядело, было заметно, что книга в руках парня не частый груз. Лора смущенно улыбнулась, когда встретила мои вздернутые кверху брови и тут же повернулась к парню, чтобы взять учебники. Тот с облегчением отдал их ей и посмотрел на меня. Я же только криво улыбнулась, но в ответ получила лучезарную улыбку. Такой же, но более милой удостоилась Лора. В какой-то момент мне показалось, что он нормальный парень, который может общаться не только подколами. Попрощавшись с нами обеими, он резко повернулся и исчез из проема.

Лора закрыла за ним дверь и, повернувшись ко мне, улыбнулась слегка рассеянной улыбкой. Кто-то влюбился! Я хотела сказать это вслух, но здравый рассудок и чуточка втиснутых в мой мозг манер, не позволила этого сделать. Не стоит смущать человека в такой радостный для нее момент. Вместо такого громкого замечания, я сказала:

— Не многовато ли учебников?

— В самый раз, — ответила она и направилась к столу, положив на него книги.

— Ты уверенна, что тебе этого хватит хотя бы на четыре часа? — спросила я, вздернув брови.

Лора улыбнулась:

— Конечно, нет! На два часа как максимум!

Я улыбнулась и встала с кресла, чтобы посмотреть на часы. Уже половина седьмого, а в восемь у меня свидание с Маркусом.

— Во сколько здесь отбой? — спросила я Лору, которая уже принялась что-то читать за столом.

— В одиннадцать для вторых и третьих курсов, в десять для первого. Но это официально, на самом деле можно ходить до утра, — ответила она, не отрываясь от книги.

— И преподаватели ничего не говорят на счет того, что поздно ложишься? — удивилась я.

Лора хмыкнула и бросила на меня наивный взгляд.

— Я тебя умоляю, сама попробуй проснуться с восходом солнца, если ляжешь в три часа ночи. Все это осознают и приходят вовремя. Главное находится в школе после двенадцати, иначе главные ворота закрываются и придется ждать утра, чтобы войти.

— Хм, ясненько…

— А что? — на этот раз Лора посмотрела на меня внимательно.

Я шагнула к кровати и медленно села на нее, помня о том, что плюхнувшись всем весом реально что-нибудь себе повредить.

— У меня свидание с Маркусом, — выдохнула я.

Секундная пауза.

— Я слышу "но"? — насторожилась Лора.

— Не знаю, — я состроила какую-то гримасу, — Просто все так быстро. Я только позавчера сюда приехала, и сразу свидание.

Лора на мгновение задумалась, прикусив нижнюю губу. Мне стало интересно, узнать ее мысли. Жаль что это невозможно.

"Я бы не задумывалась" — послышалось мне.

— Прости? — не поняла я.

— Что? — переспросила она.

— Ты только что сказала что-то…

Лора покачала головой.

— Я молчала.

Мда, уже глюки.

— Наверное показалось, — нахмурилась я.

Она согласно кивнула и сказала:

— А мне кажется все нормально. Это лучше чем сидеть в комнате целый день.

Мне ничего не осталось, как согласится. Что правда, то правда. Сидеть в комнате и молча наблюдать, как Лора учит уроки, не для меня. Я достала сумку, в которой отыскала темно-синие джинсы, которые для меня уж очень узкие. Надеюсь, если я присяду, то они не разойдутся по швам. Так же я нашла черную водолазку, доходящую до середины бедер. Обычно на нее я надеваю широкий, кожаный ремень, который туго сидит на талии, придавая мне более или менее женственный вид, и показывая, что фигура у меня все-таки есть. На ноги пошли черные, замшевые кроссовки на тонкой подошве. Если не присматриваться, то можно подумать, что это мокасины. Я подошла к зеркалу и критично осмотрела себя с ног до головы. Выглядела я очень даже мило, если не считать, что лицо особо не выделялось. Так что я легко подвела глаза черным карандашом, а на ресницы нанесла тушь. Весь образ завершила нежно розовый блеск для губ. С волосами возни не было, поскольку они у меня короткие, и надо было всего лишь провести по ним расческой, чтобы они приняли нужную форму. Раньше у меня были длинные волосы ниже плеч, но потом мне надоел этот ангельский видок, и я отстригла их под каре. Но мне и этого показалось мало, и я сделала себе короткую, креативную стрижку, после чего, отдельные пряди торчали во всевозможные стороны. Если вы думаете, что мне этого было достаточно, то ошибаетесь. От природы у меня темно песочные волосы, и я их перекрасила в черный. В сочетании с бледным лицом, я бы выглядела почти как гот, если бы не стрижка, которая открывала лицо, и делала его более нежным. Так что все было продумано до миллиметра. Я еще раз посмотрела на себя в зеркало и, наконец, меня все устроило. Еще раз взглянула на часы. К моему удивлению было обнаружено, что уже восемь. На наведение лоска к свиданию, у меня ушло полчаса.

— Вау, — присвистнул Чик, — Да ты оказывается девушка! У меня были сомнения по этому поводу!

— Не начинай, — выдохнула я, одарив попугая усталым взглядом.

— Вот если бы не кроссовки под этот наряд, а нормальные туфли, было бы супер! — добавил пернатый.

Я улыбнулась глядя на столь важную птицу высокого полета.

— Теперь я понимаю, кто смотрит с матерью модные показы, — резюмировала я.

— Занимательное шоу хочу сказать!

Лора отвлеклась от своего чтива и с интересом разглядывала меня. Я ждала, пока она хотя бы что-то скажет, но Лора пока упорно молчала.

— Ну? — не выдержала я, разведя руками в стороны.

— Красотка! — кивнула Лора.

Смущенно улыбнувшись, я сказала:

— Спасибо, — с этими словами я вышла из комнаты.

На улице было на удивление тепло. Легкий прохладный ветерок пробрался даже в коридор школы, благодаря тому, что балконы не застеклены и воздух здесь циркулирует постоянно. Солнце уже почти село, оставляя за собой лишь розоватый след. Чем не отличная погода для вечернего выхода на улицу. Одним словом для свидания. Если учесть, что свидания с людьми, которых я еле знаю, для меня очень редкое явление, то чувствую себя вполне хорошо. Хотя некоторая дрожь присутствует. От одной мысли, что я сейчас вижу Маркуса вне официальной обстановки, т. е. вне занятий, у меня кожа покрылась мурашками. Я не нервничала. Это далеко не первое мое свидание, но почему-то я немного волновалась.

Спустившись по лестнице, вышла на центральную площадь школы к фонтану. Рядом с ним уже стоял Маркус. От одного его вида у меня лицо расползлось в улыбке и я была не в силах остановить этот процесс. Маркус был одет в шелковую рубашку, сочного лилового оттенка на выпуск с закатанными выше локтей рукавами, черные джинсы и дочиста отлакированные туфли со шнуровкой. Я подошла уже достаточно близко, чтобы увидеть мельчайшие детали его гардероба. Рубашка спереди была вышита более темными нитками, чем сама ткань, и было видно, что она не из дешевых.

Маркус мне улыбнулся своей безупречной улыбкой и предложил мне руку, изогнутую кольцом, и я от нее не отказалась. Пусть я и не люблю так ходить, но обижать человека из-за глупого принципа не стоит.

— Ну, и куда мы пойдем? Я слышала, здесь есть потрясающие клубы! — сарказмом сказала я.

— Мне не нравятся клубы, — ответил Маркус, легко улыбаясь, — там слишком шумно и душно. Особенно летом.

— Согласна по всем параметрам, — кивнула я.

Мы с Маркусом приближались к воротам школы, и меня это почему-то насторожило.

— Я буду занудой, если еще раз спрошу, куда мы идем? — спросила я высвободив свою руку из его, когда мы вышли за ворота.

Маркус остановился, смотря на меня сверху вниз. С его ростом метр восемьдесят, может выше, это было не сложно. Во мне метр семьдесят, и это нормальный рост для девушки, но сейчас я себя чувствовала очень маленькой.

Маркус улыбнулся одной из своих сногсшибательных улыбочек и сказал:

— Тебе понравится то место, куда мы идем. Уж получше клубов точно.

Прищурив глаза, я сказала:

— Вот именно так говорят маньяки, перед тем как завести жертву в лес.

— Ну, во-первых, мы идем не в лес, а во-вторых, я не маньяк.

Вылепив на лице какую-то гримасу, я положила руки в задние карманы джинс. Хорошо то, что они находятся очень низко, так что при такой длине водолазки, не пришлось ее задирать.

— Хорошо, пошли, — сказала я и повернулась к дороге, — Но знай, я два года занималась дзюдо, — говоря эти слова, я нагло улыбалась дьявольской улыбкой.

Ухмыльнувшись, Маркус поднял на меня глаза и сказал с точно такой же дьявольской улыбкой, как и у меня:

— Пять лет занятий айкидо и два года капоэйра.

Мою гордыню словно щелкнули выключателем, и она погасла, растворившись в замешательстве.

Маркус просиял улыбкой увидев выражение моего лица. Легко коснувшись меня плечом, пошел прямо по дороге. Немного поколебавшись и посмотрев ему вслед, мне ничего не оставалось делать, как направиться за ним.

Солнце уже село, спрятавшись за горизонт, но на улице было пока светло. Дул легкий, теплый ветер, который успокаивал и расслаблял все тело. Мы пошли той дорогой, по которой я ходила к домику миссис Монтер, но не дойдя до леса свернули на узкую тропинку, которая вела на аллею высаженную деревьями. Здесь было тихо и спокойно, что очень странно. Эта тишина была похожа на ту, которую показывают в страшных фильмах, когда какие-нибудь люди попадают в неизвестное им место, и из темноты на них нападает какой-нибудь монстр, который рвет все на куски. От этой мысли сердце екнуло, а глаза забегали по сторонам в поисках чего-нибудь необычного. Если в голову будут лезть такие мысли, я буду шугаться любого шороха и, в конце концов, сойду сума. Маркус тронул меня за руку, словно что-то почувствовал, и я вздрогнула от этого прикосновения. Мы остановились, глядя друг на друга, и я малость смущенно улыбнулась из-за своей нервозности.

— Здесь всегда так тихо? — спросила я, сжав его руку в своей ладони.

— В принципе да, — он быстро осмотрелся вокруг, словно ему самому стало интересно здесь находиться, — А что такое?

— Просто странно, — улыбнулась я, еще раз оглядевшись, — Подозрительно тихо.

Маркус засмеялся щекочущим мою кожу смехом.

— Не волнуйся, монстры здесь не водятся, — сквозь смех выговорил он.

Я легко дернула его за руку и демонстративно отвернулась. Когда я смогла сделать более или менее серьезное лицо, посмотрела на него и с деловитостью в голосе спросила:

— А с чего ты решил, что я боюсь монстров?

— Ты очень нервничаешь и явно чего-то боишься, — улыбнулся он.

Вздернув брови, я уставилась на Маркуса, как будто услышала всю подноготную о себе из его уст.

— Тогда с чего ты решил, что я нервничаю? — спросила я все с той же деловитость в голосе.

— Я сегодня заметил, что из тебя изливается энергия, когда у тебя происходит какой-нибудь эмоциональный всплеск, — он приблизился ко мне на шаг, — Твои эмоции ощущаются, чуть ли не на языке.

Хм… Получается, что он знает, что я чувствую в тот или иной момент. Не есть хорошо. Вот черт! Сердце сделало сальто, когда я поняла, что Маркус наверняка сейчас чувствует, что я к нему не равнодушна. Даже не знаю, стоит ли мне париться на счет этого? Стоит. Не люблю, когда меня читают, как открытую книгу. В девушке должна быть загадка как говориться, а во мне этих загадок как дырок в бублике.

— И что я сейчас чувствую? — спросила я с неподдельным интересом.

Маркус ничего не ответил, лишь легко коснулся пальцами моего лица. Я не отвернулась, но опустила голову. Маркус понял и убрал руку. Очко в его пользу. У меня есть правило, — никаких поцелуев на первом свидании. Вдобавок, я почти ничего не знаю о Маркусе, так что это правило укрепило свои позиции. Нарушив свои принципы один раз, не сможешь отказаться, нарушить и второй. Так что, буду стоять на своих правилах, всегда и везде. Маркус повел меня по аллее и вскоре мы вышли к берегу озера. Передать словами то, как здесь красиво почти невозможно. Озеро, цвета сапфира, переливалась жемчужными искрами. Словно миллионы бриллиантов были рассыпаны по поверхности воды, а розовое небо играло в лучах этого сияния. Кучевые облака, приобрели оттенок красновато-розового цвета и словно таяли в лучах только что зашедшего за горизонт солнца. Смотреть на этот пейзаж можно до тех пор, пока время не возьмет свое и не наступит ночь. Маркус словно услышал мои мысли. Он пошел к поваленному дереву и сел на него, — я сделала то же самое.

— Красиво, — сказала я, все еще всматриваясь в розовое небо и облака.

Боковым зрением уловила движение головы Маркуса. Как я поняла, он кивнул. Я повернулась к нему сев на бревно верхом.

— Можно спросить? — сказала я и не дождавшись ответа продолжила, — Почему у вас со Смитом такие разногласия?

Маркус некоторое время выдержал мой взгляд, но через некоторое мгновение отвел глаза и медленно выдохнул через нос. В какой-то момент, мне показалось, что я задела его за живое и этот вопрос неуместен. Если это так, я дура. Вот всегда со мной так! Глаза Маркуса бегали по берегу озера и, в конце концов, повернувшись ко мне, точно так же как я уселся на бревно верхом.

— Тебе не кажется, что это не слишком хорошая тема для первого свидания? — спросил он с непроницаемым лицом.

— С чего-то же надо начать, — ответила я, улыбнувшись уголками губ.

Некоторое время он просто смотрел на меня, но внезапно хлопнул в ладоши, словно готовясь к длинной и очень занимательной речи.

— Мы с ним были друзьями, — начал Маркус, — Поступили сюда вместе, попали на один факультет. Вместе начали участвовать на полосе препятствий, вот с нее все началось. Полоса очень сложный турнир и не все проходят даже первые раунды. Алекс был одним из них. Он не смог пройти второй тур, когда я уже был на пятом. Тренер решил, что Алекс не справится, и хотел снять его с турнира, а меня назначить ведущим своего факультета, это что-то вроде капитана. Алексу это не понравилось, и он просил принять его обратно в команду, но тренер предъявил мне ультиматум — либо он не участвует, либо уходим мы оба, — в этот момент Маркус замолчал. Было заметно, как он напряжен, и все то, что он говорит, гложет его до сих пор. Мне захотелось остановить его, но Маркус продолжил, — Дело в том, что о полосе препятствий я мечтал с самого поступления сюда, и всего, чего я достиг, мне далось не малым трудом — я пытался объяснить это Алексу, но он не понял, ссылаясь на то, что я один жажду славы. С тех пор он со мной не разговаривал. Наследующий год, Алекс внезапно смог пробиться в турнир и к удивлению всех, смог дойти до пятого раунда, как и я. После этого у нас с ним постоянные стычки, соревнования и ссоры, которую ты могла наблюдать сегодня утром.

— И даже смогла в ней поучаствовать, — дополнила я.

Маркус кивнул и сказал:

— Вот такая вот сага. Может банальная, но это так и есть.

— Лучшие друзья стали врагами, — сказала я, — Слишком даже банально.

Кстати, начало и конец этого рассказа я уже предвидела. Стоило ему сказать, что они были друзьями, и стало ясно, что история окончится именно так, как рассказал Маркус. Ну чтож, это жизнь, и ничего тут не поделаешь. Мне кажется, Смит поступил не правильно по отношению к своему другу, и я уверенна, что он поступил бы точно так же. Но, видимо, он самый, что ни на есть эгоист, так что задерживать на нем свое внимание не стоит.

Остаток вечера прошел спокойно. Больше не было лирических тем, которые наводили только тоску. Мы разговаривали в основном о школе, о знаменательных историях, которые здесь происходили, немного обо мне и о Маркусе. Для первого свидания все прошло достаточно хорошо и даже в какой-то степени мило. Бывает такое, что после первой встречи, ты жалеешь, что согласилась вообще пойти с кем-то на свидание, а такое как вы поняли, со мной уже случалось. Это было около года назад. Тоже симпатичный и видный парень, как и Маркус. Звали его Джаред. После того, так называемого свидания, я жалела, что вообще познакомилась с этим человеком. Во-первых, у него явно были проблемы с общением, что выказывалось в том, что он болтал, не переставая, тем самым не давая вставить слова в его бесконечные разговоры. Словно пулемет он мне впаривал про то, как он отлично вышибает страйки в боулинге, как он догнал вора, который украл у его бывшей девушки сумочку и как он отделал того воришку по самое не хочу. Короче, он только и делал, что хвастался своими пресловутыми достижениями. Конечно, я знаю, — дай волю парню, и он перескажет всю свою жизнь с самых пеленок и до последней секунды настоящего, но слушать "это", не в силах никто!

В Маркусе мне и понравилось именно то, что он общался на равных. Он интересовался мной, моей жизнью, я отвечала тем же, и это вполне меня устраивало. Мне так же нравилось, как он слушает. В глазах не читалось никакого притворства в том, что ему действительно интересно слушать, о чем я говорю. Маркус просто слушал и поддерживал разговор.

Свидание окончилось тем, что к себе в комнату я вернулась без пяти двенадцать. В комнате уже царил сон, и никто не обратил внимание на возвращение меня любимой. Ито хорошо. Не будет вопросов типа "Ну, как?". На цыпочках, подкравшись к сумке, я вытянула оттуда так и не использованную пижаму. Дело в том, что эти два дня я засыпала в повседневной одежде. Одев шелковый комплектик насыщенного черного цвета, состоящий из коротких шорт и майки на тонких лямочках, я забралась под одеяло и, уютно устроившись, что было сложно на такой жесткой кровати, уснула как младенец.


Я стою посреди пустыни. Ветер поднимает песок и вертит его в медленном вальсе вокруг меня. Как ни странно, я его не чувствую, потому что это сон, который мне сниться вот уже на протяжении двух лет. Ветер набирает обороты и кружится все быстрее и быстрее. Внезапно, он утихает и исчезает без следа. Я огладываюсь, словно кого-то ищу, но никого не видно и меня это настораживает. Кругом лишь горы песка, на небе ни облачка, а солнце светит так ярко, что слепит глаза. Ноги завязли в песке, и я не могу сделать и шагу. Раздался оглушающий рев, меня что-то сбило с ног, и я лежу на спине, пытаясь придти в себя. Когда мне это удалось, села и увидела перед собой смерч, который стремительно приближался ко мне. На меня хлынул ветер, и я закрылась от него руками, что не помогало. Песок летел прямо в глаза и почти ничего из-за него не видно. Страх обрушился на меня как морская волна, как цунами, которое уничтожает все на своем пути. Невозможно убежать, невозможно бороться. Остается только ждать и надеяться на спасение. Смерч начал формироваться и приобретать форму лица человека, которого я видела только в моих снах, но никогда в реальной жизни. Лицо приближалось. Песок вздымался рядом с ним и летел в разные стороны. На этом, мой сон всегда прерывался, словно вторую часть отрезали от первой.

Я открыла глаза и проморгалась, чтобы лучше видеть. Волосы спадали на лицо и щекотали кожу. Пролежав так несколько минут, уставившись в потолок, я сообразила, что мои волосы не такие длинные, чтобы могли лежать на лице так свободно. Я провела по ним рукой и тут поняла, что они стали намного длиннее. Мгновенно соскользнув с кровати, при этом, чуть не навернувшись, запутавшись ногой в одеяле, подбежала к зеркалу. Из горла чуть не вырвался крик. Волосы спадали до пояса золотистым занавесом! Еще этого не хватало! Только не блондинка! За одну ночь они не могли так отрасти! Сердце замерло в груди, челюсть с грохотом упала на пол и поднять ее можно только с помощью домкрата. Что за черт!? Ущипните меня! Этого не может быть! Это сон!

— С тобой что? — спросил голос Чика откуда-то сверху.

Медленно повернув голову к карнизу, на котором сидел мой попугай, я посмотрела на него несчастными глазами, и готова была вот-вот заплакать.

— Ох, ни… себе! — подпрыгнул попугай.

— Не выражайся! — сказала я строгим голосом и снова посмотрела на себя в зеркало.

Ох, ни… себе! Чик прав. Только так можно было выразить свои эмоции. Изменились не только волосы, но и глаза. Они приобрели прозрачно-голубоватый, леденящий душу цвет, а край радужки словно обвели черным карандашом. Мои глаза были в точности как у сибирской лайки. Что же это со мной твориться?! Медленно выдохнув и закрыв глаза, чтобы немного успокоиться, я вспомнила рассказ Лоры. Недавно она мне рассказывала, что после того, как начнешь использовать свою силу, твой организм начинает меня клеточную структуру, после чего могут быть некоторые изменения во внешнем виде. До этого дня, я рассчитывала, что такое изменение меня обойдет стороной, но я, видимо, ошибалась! Волосы можно отрезать, но вот глаза… Это уже проблема. Не могу же я ходить с такими глазками при этом не пугать людей на ходу! Может, это временно? Первая так сказать реакция? Что гадать! Отвернувшись от зеркала, я уверенно направилась к кровати Лоры.

— Лора, — тихо позвала я, — проснись соня, есть разговор!

Реакции не последовало. Ну, хорошо…

— Эй! Лора! — дотронувшись до плеча спящей девушки, легко потрясла ее.

Лора издала звук измученного человека и еще сильнее укуталась в одеяло.

— Подъем Зернатти! Занятия давно начались! — командным голосом провозгласила я.

Ты смотри, подействовало! Лора подскочила на месте и сбросила одеяло. На ней была хлопковая, розовая пижама с серыми бегемотиками, состоящая из бридж и рубашки. Волосы у нее торчали в разные стороны спросонья. Вскочив с кровати, она встала прямо передо мной, но, увидев мои глаза, села обратно с окаменевшим от удивления лицом.

— Ох, ни… себе! — тихо выдохнула она.

— Почему мне кажется, что я это уже слышала! — съязвила я.

В комнате нависла тишина. Лора сидела на кровати, не двигаясь, и рассматривала мое лицо, словно изучая его.

— Скажи что-нибудь! — не выдержала я.

— Никогда не видела, чтобы глаза так менялись, — все так же приглушенно ответила она, — Обычно, такие глаза… — она запнулась, будто не хотела дальше ничего говорить.

— Обычно такие глаза, что?

— Э-э… У создателей, — по слогам произнесла она.

Создатели, насколько я помню, это те, с кем укротители сражаются, чтобы спасти мир от стихийных явлений.

— И что это значит? Что я создатель? — насторожено, спросила я.

Лора снова замолчала, продолжая всматриваться мне в глаза.

— Не знаю, что это значит. Но я читала, что таки глаза могут быть у тех, у кого в роду есть кровь создателя. Встречается такое очень редко.

— Просто она владеет всеми четырьмя стихиями, и может совместить их воедино, — сказал Чик слетев с карниза и усевшись на спинке моей кровати, — Это редкий талант. Укротители с такими способностями рождаются только раз в столетие и имеют именно такой цвет глаз.

Мы с Лорой таращились на пернатого с одинаково удивленными выражениями лица. Как этот индюк может столько всего знать?! Что я и решила спросить:

— Откуда ты это знаешь?

— Я виноват, что умнее вас обеих!? — свистнул попугай.

Краем глаза, я уловила движение справа от себя. К моему попугаю тихо крался Шато и уже готовился к прыжку.

— Слева гений! — сказала я Чику.

Тот с начала не понял, но повернув голову, успел вспорхнуть прежде, чем кот приземлился на то место, где недавно сидел Чик. Хорошая реакция.

— Вот зверюга мохнатая! — огрызнулся попугай сев на карниз.

Солидарна.

— Ладно, — выдохнула я, и направилась к своей кровати, — пойду, умоюсь и попытаюсь сделать что-нибудь с этой копной на голове.

Натянув широкие треники и накинув олимпийку, я прихватила полотенце с косметичкой, в которой было все добро по уходу за сбой, т. е. очень мало всего, направилась к двери. Только я произнесла заветные слова, как Лора рявкнула мне вслед:

— Ты меня разбудила на сорок минут раньше!

— Позняк метаться! — бросила через плечо я и успела выскочить в коридор прежде, чем в мой адрес полетела подушка.

В коридоре царила пустота и было мрачно даже для такого раннего утра. Я взглянула на небо. На нем уже образовывались темные перины облаков из чего следует, что скорей всего будет дождь. В ванной комнате тоже никого не было, потому что сейчас слишком раннее время. Мне же спать уже не хотелось, так что успею принять душ. Как же мне нравится это слово! В нем так много приятного и близкого. Хороший, будоражащий контрастный душ мне точно не помешает.

Такая длина волос была для меня в новинку, так что заплести косу удалось далеко не с первой попытки. Люди выращивающие этот взрыв на макаронной фабрике явно страдают недостатком экстрима и проблем в жизни. С копной на голове, иначе не назовешь, пришлось воевать не меньше десяти минут. Только после этого, удалось попасть под душ. Но и там меня ждало сплошное разочаровании. Не знаю кто тут устанавливал сантехнику, но руки у него наверняка растут из пятой точки. Сначала я долго соображала, как включить горячую воду, потом пришлось настраивать нужную температуру, но этого не удавалось, потому что вода шла с перебоями, то ледяная, то горячая, так что контрастный душ получился что надо.

Спасти волосы от воды так и не удалось, потому что они намокли и пришлось их распустить, чтобы дать возможность высохнуть. Фена как на зло я с собой не взяла, итак большой багаж, а для укладки волос я обычно использую мусс и расческу. Кто же знал, что в этом месте волосы растут как на дрожжах! У меня была отличная прическа, которая меня устраивала по всем параметрам, а сейчас вместо нее щедрый заработок для парикмахера и находка для парика! Не могу же я ходить с такими длинными волосам. В конце концов, я не люблю длинные волосы! С ними до фига возни, вдобавок на одну только их помывку уйдет один флакон шампуня, не говоря уже о кондиционере.


В двери при входе в комнату я столкнулась с Лорой и ее сердитым взглядом. Ну, подумаешь, разбудила ее на сорок минут раньше! Улыбнувшись соседке одной из своих ангельских улыбок, я сказала:

— У тебя есть ножницы?

— Я тебе этими ножницами…, - она поджала губы и явно хотела дополнить чем-нибудь устрашающим, — На столе! — бросила Лора и прошла мимо меня, при этом зацепив плечом.

Какие мы злые. Интересно, а что она хотела сделать мне ножницами?

Зайдя в комнату, я обнаружила ножницы там, где мне и сказали. Взяв сие "оружие" расправы, подошла к зеркалу в полной боеготовности и вооружении. Итак волосы, прощайтесь с моей головой! Копец вам! Собрав их в хвостик, я отселка сантиметров десять, если не больше. Теперь, они доходили чуть ниже лопаток. Данная длина тоже меня не устроила, но если я возьму выше, то наверняка отрежу криво. А если учесть, что парикмахерской вблизи нет, то рисковать и ходить бедной родственницей из сельской местности в горах, не самый лучший вариант. Ближайшее время постараюсь найти какого-нибудь человека, который умеет хорошо обращаться с ножницами, чтобы окончательно откромсать эти радости природы. В каждой школе есть личности, которые либо хорошо делают пирсинг, либо умеют набивать татушки, либо могут что-то химичить с мейкапом и на голове. Мне бы сейчас было это на руку.

Когда меня покинула солидарная длина волос, я нанесла большое количество мусса, чтобы хотя бы как-то придать им форму. Теперь они лежали отдельными прядями, что я и сочла приемлемым дабы показаться на люди. Мне даже на миг показалось, что с такой прической лучше выгляжу. Надев школьную форму, я завершила свой образ за исключением одного — с такими глазами нельзя появляться на людях, иначе распугаю всех ворон в округе. А мне ведь этого не надо? Конечно не надо!

Выход нашелся быстро. Оказывается, я взяла с собой солнечные очки! Этим очкам уже года три. Дело не в том, что я не могу за все это время купить себе новые, а в том, что для меня достаточно проблематично найти подходящие мне по форме и цвету. Очки просто-напросто мне не идут, а вот эти странным образом подошли, и теперь, я их берегу как зеницу ока. А черт! Еще большее удивление вызовут мои очки в такую пасмурную погоду. Так что вариант с маскировкой глаз не прокатит. Я еще раз подошла к зеркалу, чтобы оценить свои глазки и, пришла к выводу, что если не смотреть по сторонам, то скрыть леденящий душу цвет глаз, возможно.

Когда Лора пришла из ванной и переоделась в свою форму мы направились в столовую. Не дойдя и пяти шагов до места назначения, мне на встречу вышла миссис Гайзил. Вид как всегда у нее был надменный, а прическа как всегда просто отпад. Эффект от электрического шока и литра лака для волос. Темно серый плащ развивался на ходу, придавая наставнице еще более устрашающий видок. В таком костюме я бы даже на Хэуинской вечеринке не появилась не то что носить как повседневную одежду. Гайзил хотела пройти мимо меня, но тут ее внимание привлекли мои глаза.

— Здравствуйте, — сказала я, чтобы как-то отвлечь ее от изучения меня любимой.

— Мисс Бейсон! Стойте, — приказала она и остановилась передо мной, все еще всматриваясь в глаза.

Я остановилась, смотря на нее с неподдельным интересом. Кажется, все тут знают, что Гадзила меня недолюбливает. Что же ей сейчас понадобилось то?

— Я смотрю, изменение вас не обошло… — протянула Гайзил, — Чтож, я так и думала, — бросила она и резко спохватившись с места обошла меня и пошла в неизвестном направлении.

— Что это с ней? — спросила я, повернувшись к Лоре.

— Не знаю, — ответила Лора, не отрывая взгляда от удалявшейся миссис Гайзил.

— Пошли завтракать! — огрызнулась я и пошла к столовой.

Весь день у меня сегодня четко прописан. Завтрак, уроки, медитация, обед, отдых, дополнительные занятия с мистером Айзеком, ужин. Далее самое страшное, — цель: добраться до комнаты, заползти в комнату, мужественная попытка забраться на кровать, обрадоваться тому, что одна нога и рука уже на кровати, помолиться всем богам, что ты уже лежишь на кровати, понять, что все-таки кровать мягкая, а не состоит из досок и гвоздей, уснуть. Как ни банально, но примерно то же самое, ждет меня завтра…


КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Часть II

Кто я?

Просыпаться, или не просыпаться? Вот в чем вопрос! Я скрутилась клубочком под одеялом и обдумывала свой вопрос. Только в такое раннее утро, можно понять и принять всю прелесть сна. Как же вставать не хочется!

С тех пор, как я поступила в эту школу, прошел уже месяц. Мое обучение продвигалось стремительными темпами, что вызывало удивление у моих преподавателей. Все предметы давались очень легко, и я схватывала все на лету. Благодаря дополнительным, ежедневным занятиям с мисс Ферас и Айзеком, у меня были шансы не вылететь на первый курс. За все это время, мне удалось взорвать тренировочный "Схематик", это симулятор создающее искусственные энергетические ядра, которые нужно обезвредить, расплетя крепленческие узоры. В момент, когда я пыталась сделать задуманное и рассеять ядро, моя энергетическая масса, с которой только училась справляться, всей мощью ударила по "Схематику", тем самым, разорвав несчастную, ничем неповинную машину вдребезги. В тот день, пострадал только выше сказанный симулятор. До практических занятий, меня почему-то не допускают, хотя по словам некоторых преподавателей, я вполне готова ко всем зачетам связанных с укрощением настоящий миниатюрных ураганов, огненных шаров, ветра и.т.д. Почти все учителя были ЗА, кроме мисс Ферас и мистера Айзека. Директор так же не хотел подписывать приказ о разрешении, участвовать мне в практических заданиях. Рано или поздно, все равно придется это сделать, так почему не сейчас? Поначалу, меня очень интересовал этот вопрос, но потом, некоторое время спустя, свыклась. Если боятся, что я тут все уничтожу, так бы и сказали! Что вилять то из стороны в сторону?!

Как обычно, утром меня будила Лора, потому что даже месяц спустя, я была не в состоянии проснуться сама. Как никто другой, Лора просекла фишку, как можно заставить мое высочество, поднять свою пятую точку от кровати и заставить пойти на занятия. После очередной тряски меня любимой, Лора пыталась сорвать с меня одеяло, но я храбро отбивалась и пыталась удержать его на месте. Ура! Получилось! Смачно зевнув, я еще сильнее укуталась в покрывало и приготовилась к продолжению сна. Ха! Не тут то было. Мне на голову приземлилась увесистая подушка. Такого неуважения я не потерплю! Вскочив с кровати и встав в прямой рост, я стала глазами искать Лору, чтобы отомстить за весь прерванный сон. Пусть, она так делала каждый день, и пусть ей в ответ летела все та же подушка, но зарядка с утра не помешает. Но и тут Лора меня опередила. Только я схватила подушку, чтобы запустить ее в мою соседку по комнате, как та уже слиняла.

В зеркале с утра, я все так же встречала абсолютно незнакомую мне девушку. Заспанные видок, растрепанные волосы. Кстати, с тех пор, как они у меня чудесным образом отрасли за ночь, я так их и не отрезала. По словам всех кого я знаю в этой школе, мне так намного лучше. Решено было оставить. Глаза, цвета практически не поменяли. Они так и остались как у сибирской лайки, только немножко посинели, и теперь были светло голубого цвета с примесью синего. Прозрачность они потеряли. Поначалу, все видя мои глаза, пугались и очень настороженно со мной общались. Это было из-за того, что такой цвет глаз у всех создателей, которые самые главные враги нас, укротителей. Но потом, все прознали, что такие глаза бывают и у укротителей, но только у тех, кто владеет всеми четырьмя стихиями. Это редкий талант, но именно мне он и достался. Как бы высоко это не звучало, этот талант не плюс твоих способностей. Лучше обладать одной основной стихией, поскольку это проще. Что касается всех четырех, то совладать с ними очень тяжело. Сперва в себе нужно все разбить на составные части: огонь, вода, земля и воздух. Если этого не сделать, то последствия могут быть непредсказуемы. Такое могущество может убить, если черпать энергию из себя самой. Вот почему мистер Айзек дополнительно занимается со мной астрономией. Энергию нужно брать из космоса, тогда я не буду слабеть после каждого использования стихии. В данный момент, я разбила в себе только стихии огня, земли и воздуха. С водой у меня большие проблемы, эту часть, я освоить никак не могу.


В столовой как всегда бурлила жизнь. Дежурные носились между рядами столов и раскладывали блюда. Всегда удивлялась тому, как они быстро это делают. Шустрые, блин! Лора рядом со мной активно ковырялась в сумке, что-то ища. Как всегда нервы. Сегодня у нас письменная контрольная по тактической физике. Лора готовилась весь день и половину ночи, а я выдохлась на двадцатой минуте чтения лекции. Не буду даже отрицать, что я лентяйка. Я всегда надеюсь на помощь моей соседки по комнате, и пока, эта надежда меня не покидала. Поскольку Лора достаточно популярна на контрольных и зачетах, к ней за помощью обращается половина группы. Из-за этого, она сама еле успевает все сделать. Я заключила с ней сделку, она помогает только мне, а я вроде телохранителя отгоняю всех злостных нарушителей спокойствия во время работы. Как работает моя система охраны? Да очень просто! Я до сих пор не научилось контролировать силу при эмоциональном всплеске. То есть, стоит меня разозлить, и я могу к чертям тут все разнести. Над этим и работает со мной мисс Ферас. Хочу сказать, мы не очень продвинулись в этой области. Но я стараюсь, честное скаутское.

Меня кто-то сзади пощекотал по пояснице, и от этого прикосновения я вздрогнула, при этом, не забыв полыхнуть энергией.

— Тихо Бейсон, свои! — я обернулась, встретившись с ярко голубыми глазами Сиены.

— Привет, — улыбнулась я.

— Привет, — засмеялась она, — Все так же разбрасываешься энергией?

Она встала передо мной и поздоровалась с Лорой, которая все еще копалась в сумке.

— Да уж, — выдохнула я.

— Смотри, осторожней, — улыбнулась Сиена и оглянулась назад, — Ладно, я пойду. Встретимся на Левитации.

— Угу.

На Левитации мы все занимаемся парами. Меня ставят только с теми, кто отлично владеет той или иной стихией, связанной с уроком. Основные стихии Сиены вода и воздух, поэтому, она мне помогает на уроках, где задействованы эти способности. С Лорой мы в паре на уроках Геологии, поскольку ее основными стихиями являются земля и воздух. Что качается огня это полностью моя стихия, и в ней мне помощь не нужна.

Только мы дошли до стола, как Лора зло зарычала.

— С тобой что? — спросила я и села на стул.

— Я забыла взять "Зендерс", — выдохнула она и бросила сумку на стул напротив меня.

Звучит как лекарство.

— Что это?

— С помощью него измеряют коэффициент энергии! Я сейчас быстренько поднимусь и возьму его.

— Возьмешь потом, — сказала я.

— Я его сейчас должна отдать Стивену.

— Кто это?

— Знакомый, — отмахнулась Лора, — Сейчас вернусь.

С этими словами она развернулась и выбежала из столовой. Лора, это самый нервный человек, которого я встречала в своей жизни. Вечно суетится, переживает, всего боится, а особенно, что ей поставят низкую оценку по тому или иному предмету. В письменных зачетах, она гений, что касается практических занятий, которые я наблюдаю без участия, она пасует. Поэтому она часто тренируется в комнате, что строго запрещено школьным уставом по технике безопасности. Одно радует. Когда она пытается что-то сотворить из энергии, хотя бы вакуумные шары, то Шато и Чик сбегают из комнаты. Дело в том, что наши животные очень чувствительны к энергии, и долго находится в комнате, где она танцует и шумит, для них проблематично. Что касается меня, то я заметила, что вся "бездомная" энергия, которая неприкаянно витает в атмосфере, с большим успехом впитывается в мое тело, после чего самочувствие отличное, и даже в какой-то степени эйфорийное. Короче говоря, действует как наркотик.

— Доброе утро разрушителю! — объявил до боли знакомы голос слева от меня.

— И тебе доброе утро Пит, — ответила я, не отводя глаз со стола, на котором лежала тарелка с гренками и соком.

— Почему одна? Где Лора?

Тут мне надоело таращится на стол и я посмотрела на Питера. Именно в этот момент к нему подошел Маркус. Мои глаза снова дернулись к столу, но остановилась. Чего смущаться то? А точно, вы не знаете. У нас с Маркусом так ничего и не вышло. Хотя возможность, что из нас состоится отличная пара, была. После того первого свидания, нам так и не удавалось встретится, потому что постоянные дополнительные занятия, после которых я была как вжатый лимон, не давали возможности на личное время. Маркус тщетно приглашал меня каждый день на свидание на протяжении трех недель, но, я так и не смогла выкроить на него время. После одного напряженного разговора, было решено не продолжать попыток на начало каких-либо отношений. Честно говоря, я очень жалею об этом решении, но что делать.

— Она сейчас придет, — тихо сказала я и посмотрела прямо на Маркуса.

Питер понял обстановку и отодвинулся, чтобы дать нам с Маркусом возможность попялиться друг на друга. Мой несостоявшийся молодой человек как всегда выглядел отлично, даже в этой форме, которую я ненавижу. Высокий, загорелый, с темно каштановыми волосами с отливом медового и ярко-зелеными глазами, цвету которых позавидовала бы и кошка. Сейчас, в этих самых глазах было что-то странное. Обида что ли. Долго держать такой взгляд я не могла и поэтому, медленно выдохнув через нос, чтобы успокоить, бешено бьющееся сердце:

— Привет, — сказала я и обрадовалась тому, на сколько у меня спокойный голос.

— Привет, — легко улыбнулся он, но до глаз эта улыбка не дошла.

Блин, как же я не люблю такие моменты, где выхода не наблюдается! Мне очень нравится Маркус, почему же все так сложно?!

— Хм, я не хочу прерывать такую романтическую идиллию, — сказал Питер, переводя взгляд с меня на Маркуса.

Мы с Маркусом воззрились на него вместе. Зря он это сказал. Ой, как зря!

— Спокойно! — Питер выдвинул ладонь и шагнул назад, — Джес, передай Лоре, что я искал ее, окей?

Я посмотрела на него далеко не дружелюбными глазами.

— Ладно, только иди отсюда! — огрызнулась я.

— Спасибо! — улыбнулся он и, хлопнув Маркуса по плечу, пошел к своим друзьям за столик.

— Не скучай, — улыбнулся Маркус и пошел за своим другом.

И вот, я снова одна. Сижу, действительно скучаю и жду, когда меня расстреляют. Единственный выход из сложившейся ситуации. Как же хреново то! Кстати, еще одна новость — Лора в каком-то роде встречается с Питером. Почему в каком-то роде? Лора девушка очень принципиальная и серьезная. Она, по ее словам, сначала должна узнать человека и проверить его чувства, только после этого она может официально заявить об отношениях. Мудрит, одним словом. Но, пока действенно, поскольку Питер очень настойчивый молодой человек, и не отступает. Чтож, очко в его пользу. Не успела я обдумать собственные мысли, как со мной рядом всем весом плюхнулась Томара. Не люблю, когда она так делает. Тамара — двоюродная сестра Лоры. Учится на том же факультете, что и Сиена, но всегда обедает с нами. Высокая, пухленькая, с громким голосом, от которого порой уши, закладывает, стоит ей только начать что-то рассказывать. Она блондинка, что объясняет ее бесцеремонность и легкомысленность. Вообще-то, о блондинках до Тамары и, конечно же, Стелы, у меня было хорошее мнение. Я имею в виду, что те шуточки, которые все отмачивают в адрес светленьких девушек, полнейший бред. Моя лучшая подруга блондинка и в ней такой легкомысленности, о которой все говорят, не наблюдается.

— Доброе утро! — воскликнула Тамара поудобнее усаживаясь на стуле, — А где Лора?

— Здесь я! — ответила только что подошедшая Лора.

— Тебя искал Питер, — чуть ли не по слогам произнесла я.

Лора приподняла брови и села напротив меня.

— Что хотел?

— Не знаю. Просил передать, что искал, хотя сидит за несколько столов от нас, — ответила я и сама заметила, на сколько грубо это сказала.

— С тобой что? — спросила Лора, всматриваясь мне в лицо.

— Ничего, — хмурый голос так и остался.

Честно, не знаю, что со мной. Но если подумать, то все это из-за Маркуса. Это он мне испортил настроение, а точнее дал повод еще раз позлиться на себя, за упущенную возможность встречаться с ним.

— Почему грустная такая? — спросила Тамара.

Отлично! Теперь я участвую в коллективном допросе!

— Я не грустная!

— Знаешь, не заметно! — добавила Лора.

— А что, прикажешь? — огрызнулась я, — Типа, улыбайся, люди любят идиотов!

— Проехали, — Лора покачала головой, — У тебя такое паршивое настроение, когда ты голодна, так что дерзай.

В каком-то роде она права. Но если честно, то сейчас я далеко не голодна…

После так называемого завтрака, на котором я себя насильно заставила проглотить несколько кусочков гренки мы вышли на центральную площадь школы. Тамара уже сбежала на урок. Тем лучше, никто не будет выносить мозг. Начало августа, и погода такая, какая полагается быть в это время года — гадкая! В небе слышались тихие раскаты грома, что обещало хороший ливень. Люблю дождь, но не сегодня, когда настроение унылое, а погода этому способствует. Мы с Лорой остановились у фонтана, в котором как всегда светилась вода. Раньше я думала, что это подсветка снизу, но потом поняла, что это сама вода такая. Она, как и раньше переливалась перламутром, синевой и голубыми оттенками. Красиво, ничего не скажешь. Хотя бы какая-то толика яркого момента, в такой унылый день. Я всмотрелась в ровную гладь воды, в которой внезапно мелькнула какая-то тень. Как и впервые, когда я увидела образы в этом фонтане, тени приобретали более резкие и отчетливые формы. Теперь, моему вниманию предстала пушистая шевелюра миссис Гайзил. Она стояла ко мне спиной, а напротив нее за своим рабочим столом сидел мистер Льюис. Образы малость померкли и, пришлось сосредоточиться, чтобы не упустить ведение. Гайзил что-то бурно жестикулировала руками, а директор внимательно ее слушал и что-то сказал. Слов я не услышала, только образы. Я шагнула ближе к фонтану, в надежде услышать хотя бы что-то. Интересно, что же у них там происходит? Меня кто-то тронул за плечо, и я оторвалась от разглядывания образов в воде. Лора с интересом изучала мое лицо. По движению ее губ, я поняла, что она что-то сказала.

— Прости? — переспросила я с приподнятыми бровями.

— Ты сейчас в фонтан головой окунешься, — сказала она.

Видимо у меня на лице застыло какое-то выражение, потому что она улыбнулась и сказала:

— Не смотри на меня так. Если бы я не отвлекла тебя от рассматривания воды, ты бы уже купалась.

Моя голова интуитивно повернулась к фонтану. Образы в воде уже исчезли, и я снова посмотрела на Лору. Позади нее кто-то стоял и ехидно улыбался. Сейчас мой взгляд был прикован к нему. Примерно метр восемьдесят с лишним, хорошо сложен, белобрысые волосы были неуклюже взъерошены, но над такой прической бьются не малое время. Тонкие черты лица, небольшие карие глаза, которые очень подходили его лицу и делали более мужественным, но маленькая ямочка на подбородке смягчала весь вид. Сейчас он улыбался, и улыбка тоже у него, что ни на есть отличная. Парень сплошной позитив! При виде такого лица можно сказать только одно "Вау". Мне показалось, что я слишком долго его разглядываю.

Лора словно прочитала мои мысли.

— Джес, это Стивен, — она указала на стоящего теперь уже рядом с ней парня, — Стивен, это Джесика.

— Приятно познакомиться, — улыбнулся тот.

— Ага, — закивала я и тоже улыбнулась.

Стивен немного выдержал мой взгляд и посмотрел на Лору. Она встретила его взгляд и сказала:

— Спасибо за "Зендерс"!

— Обращайся, — кивнул он и, попрощавшись с нами обеими, пошел в сторону башни.

Немного поглазев ему вслед, я не выдержала и сказала:

— Симатишные у тебя знакомые!

Лора посмотрела на меня, ехидно улыбаясь.

— Понравился?

— Будет просто наглой ложью, если я скажу, что он не привлекательный молодой человек, — я посмотрела на нее с вздернутыми бровями, — Так кто он? Я его пару раз видела на левитации, но особо не обращала внимания.

— Друг детства. Росли вместе, дома стояли рядом, ходили в одну школу, вместе попали сюда. Я попала на факультет воздуха и земли, он на факультет воздуха и огня. Потомственный укротитель в седьмом поколении, хороший друг и с ним не бывает скучно. Я рассказала все? — Лора скрестила руки на груди и посмотрела на меня любопытными глазами.

— Вполне, — кивнула я.

Даже как-то настроение поднялось. Но в слух я этого не сказала. Не успела я закончить мысль, как по школе эхом раздался какой-то скрип, похожий попытку наладить радио. Противный звук прекратил свое звучание и следом послышался еще более противный, который сложно было не узнать — голос Стелы. Громкоговоритель начал свою речь: "Привет всем! Говорит Стела Ливеренс. Хочу вам напомнить, что сегодня состоится вечеринка в честь Дня Рождения нашего любимого и уважаемого директора мистера Льюиса. Вечеринка будет проходит в большом зале. Начало в девять часов. Спасибо за внимание и приятного дня!". Щелкнул выключатель и громкоговоритель смолк.

— Вечеринка в честь директора? — переспросила я, переводя взгляд от громкоговорителя на Лору.

— Каждый год, эту вечеринку устраивает Стела, и каждый год мистер Льюис старательно там не появляется.

— Че так? Он боится бешеных барби? — спросила я с неподдельным интересом.

Лора улыбнулась.

— Просто мистер Льюис понимает, что его день рождение это только повод для того, чтобы устроить вечеринку и получить возможность официально погулять нам, молодым. Вот поэтому, он там никогда не появляется.

Живенько.

— И как на этой вечеринке? Весело? Или же сидеть и разговаривать с собственным пальцем жуть как интереснее?

— Думаю тебе то этого не узнать Бейсон, — послышалось позади меня.

Мне даже не надо было поворачиваться, чтобы увидеть, кто это сказал. Голос говорит сам за себя.

Стела обошла меня и встала передо мной, а за ней толпилась вся ее свита, которая явно чувствовала свое ничтожное совершенство, и гордилось своим внеземным, а болотным происхождением. Дешево сказано, зато правда.

— Тебя на эту вечеринку не звали, — сказала она с повышенной деловитостью в голосе.

Я хмыкнула и скрестила руки на груди. Посмотрев на нее самыми, что ни на есть дьявольскими глазами, сказала:

— День рождение у мистера Льюиса? Значит, он должен мне это сказать лично.

Стела засмеялась, своим профессионально противным хихиканьем злобной гиены и ответила:

— Директора не будет, а это значит, что я как организатор вечеринки, имею право отбирать, кто придет, а кто нет.

Тут у меня в голове созрел план, который захотелось воплотить в реальность, но чтобы его воплотить, мне нужно сейчас промолчать и сдаться. Ненавижу последнее слово, но план стоит того.

— Так что, Бейсон, — продолжила Стела, — тебя на вечеринке быть не должно, — последние слова она словно выплюнула.

Во мне вскипело столько гнева, сколько я не испытывала никогда. Моя темная сторона вынырнула из глубин черной души и сейчас властвовала и бушевала, затмив все хорошее. Мне не хотелось орать на нее, кричать, обзывать и поливать грязью — хотелось причинить боль, действовать. Только физическая боль. В голове, словно что-то щелкнуло и глаза заволокло легким туманцем. На лице Стелы и ее подручных что-то выразилось, что-то, близкое к страху или панике. Раздался громкий раскат грома, от чего мой взор был прикован к небу. Сверкнуло парочка молний, которые немного привели меня в чувство. Пелена спала и вот я стою перед Стелой, и чувствую себя вполне хорошо. Даже можно сказать отлично. Словно я только что очистила душу перед священником (чего никогда не делала, хоть и католичка).

Стела со второй попытки смогла сказать:

— Пока, — с этими словами она развернулась и, кивнув своим подружкам, ушла.

Подруги, как верные собачонки побежали за ней, при этом, на последок обернулись и посмотрели на меня.

Чего они так испугались?

Лора тронула меня за руку и сказала:

— Пошли на урок.


Экология прошла на удивление быстро. Скорей всего потому, что я была занята делом и наконец-то работала на уроке. Моя привычка кемарить на всех занятиях смешалась с адреналином, который лил из ушей и не позволял сидеть и бездействовать. Надо было срочно что-то сделать, а именно, куда-нибудь выплеснуть всю энергию. Не успел звонок прозвенеть, как я уже вылетела из кабинета, не дождавшись Лоры. Только мои легкие прочувствовали свежий воздух, как адреналин немного стих, но пока не исчез. Со мной явно что-то не то. После разговора со Стелой, меня словно накачали энергией, намагнитили по полной программе, короче говоря, полностью зарядили мой внутренний аккумулятор. Теперь, мне нужно растрясти эту энергию, пока она не взорвала меня изнутри. Лора подошла ко мне и встала рядом, пока я, оперившись на подоконник, пыталась успокоить бьющееся, как пойманная в клетку птица, сердце. Тихо Джес, дыши! Медленно и уверенно.

— Джес, — тихо позвала меня Лора, — Посмотри на меня.

Медленно выдохнув через нос, я удовлетворила просьбу Лоры и повернулась к ней. Лора с испугом на лице шагнула назад, прикрыв рот ладонью. Глаза были широко раскрыты, как и бывает при испуге, хотя причину страха я не поняла.

— Что? — спросила я, и повернулась к ней всем телом.

Со второй попытки она смогла сказать:

— У тебя глаза пылают.

— Не поняла….

— У тебя глаза пылают! — повторила она с ноткой тревоги в голосе.

Не думав ни секунды я сорвалась с места и влетела в пустой кабинет физики. Где-то я видела здесь зеркало! Видела, я помню! Нервно оббегав весь кабинет, наконец, нашла его. Я с опаской взглянула на свое отражение. А, черт! Глаза были сплошной огонь и горели голубовато-синим пламенем. Это так должно быть? Надеюсь это временный побочный эффект. Но от чего?! Я закрыла глаза и глубоко вдохнула. Так, спокойно, это просто еще какая-нибудь фигня, связанная с моими способностями. Тогда почему Лора так испугалась? Значит, это не нормально даже для меня. Я медленно приоткрыла один глаз, в надежде, что огонь спал, но флаг тебе в руки, ветер в спину, три пера в задницу и поезд навстречу, чем нормальные глаза! Они нагло горели и видимо, ближайшее время не собирались потухать! Дверь в кабинет физики со скрипом открылась, и что-то мягкое зашуршало по полу, приближаясь ко мне. Надеюсь это не плащ миссис Гайзил.

— Джесика Бейсон? — спросил тонкий голос профессора по физике мистера Брауна.

Поворачиваться? Думаю, не стоит. У профессора итак слабая психика, он мышей то боится, а если увидит мои глазки, так вообще в уме повредится. Хотя этого никто не заметит. Медленно обернувшись, я чуть не отпрыгнула от испуга, потому что профессор оказался всего лишь в трех шагах от меня. Сейчас я упорно смотрела на его кулон в виде тонкой золотой пластины на которой высечен орел летящий к солнцу.

— Разве сейчас урок у вашей группы?

Помявшись на месте, я все-таки решила посмотреть на учителя и тут же пожалела об этом. У профессора при виде моих пламенных очей окаменело лицо, глаза судорожно закатились и мгновение спустя, преподаватель физики валяется передо мной на полу в виде звездочки. Завизжать и кинуться на люстру ладно, убежать тоже приемлемо, но упасть в обморок! Это уже за гранью воображения… Я шагнула к профессору.

— Эу! Профессор!

Реакции не последовало.

Присев рядом с ним на корточки я тихо дотронулась до его плеча.

— Профессор Браун!

Ответом мне был измученный стон.

— Профессор Браун! — громче позвала я и легко хлопнула его по щеке ладонью.

— Ай! — простонал физик.

— С вами все в порядке?

У Брауна затрепетали веки. Проморгавшись, он приподнял голову и посмотрел на меня. Лучше бы он этого не делал. Стоило ему снова увидеть мои глаза, как профессор снова откинулся на пол. Да что же это такое?! Слабые нервы, понимаю, но, сколько можно одного и того же пугаться? На этот раз я немного сильнее ударила профессора по щеке, но тот лишь очередной раз простонал. Дверь в кабинет открылась и вошла Лора. Медленными и неуверенными шагами она приблизилась к нам и посмотрела на меня немного испуганными глазами.

— Это не я его! — созналась я, — ну… в каком-то роде.

— Ты что-нибудь сделала? — спросила она и встала на колени с другой стороны от профессора.

— Да! Поступила в эту школу и обрела дар пугать людей глазами! В принципе не плохо, но не могу же я ходить с такими глазками вечно!

Лора немного выдержала мой взгляд и, улыбнувшись уголками губ, сказала:

— Пламя в глазах уже спало.

На моем лице расползлась улыбка. Рывком, встав с места, я подскочила к зеркалу. Ура! Глаза как глаза! Те самые! Пусть они цвета, как у сибирской лайки, но, по крайней мере, не в них нет того синего пожара.

Вернувшись обратно к лежащему профессору, я на радостях принялась усердно его трясти.

— Профессор Браун! Очнитесь!

— Ты для него сотрясение мозга заработаешь, — возмутилась Лора, — полегче!

— Ты еще скажи, чтобы я его поцеловала как спящую красавицу!

— Не надо меня целовать, — простонал профессор, открыв глаза и посмотрев на Лору.

Та улыбнулась и поздоровалась с ним, на что он кивнул. Тут, он повернул голову в мою сторону. Стоило ему меня увидеть, как он словно ошпаренный подскочил на месте и встал в прямой рост. Все, нервный тик его диагноз. Мы с Лорой, словно прежде сговорившись, встали вместе. Профессор что-то пытался сказать, тыча в меня тонким указательным пальцем, но пока шевелились только губы, звуков никаких не было. Конечно, можно подождать, пока он снова обретет способность говорить, но думаю, ждать придется до седьмого пришествия.

— Профессор Браун? — тихо спросила Лора, — Вы как?

— Ч-что это было? — заикаясь, сказал он, указывая на меня.

Я сделала недоумевающее лицо. Нет, я поняла, о чем он говорит, но лучше сказать, что ему показалось. Если признаться, что глаза все-таки у меня пылали. Делаю ставку на то, что он снова грохнется в обмороке.

— Вы о чем? — спросила я.

— Твои глаза… — он остановился, словно забыл, что надо говорить дальше.

— Мои глаза… Что?

— Они… Они…

Все, с меня хватит!

— Что мои глаза?! Вы о чем?!

Тот посмотрел на меня подозрительными глазами, всем видом показывая, что он обо мне узнал какую-то страшную вещь!

— Нет-нет! Идите, — профессор медленно опустил глаза к полу.

Мне показалось, или у него до сих пор шоковое состояние?

— С Вами точно все в порядке? — спросила Лора и быстро бросила на меня взгляд.

— Да. Идите на урок, — с этими словами он отошел в сторону, чтобы дать нам выйти.

Не думав ни секунды, я взяла Лору за запястье и повела к двери как маленького ребенка.

Мы с Лорой быстрым шагом шли на урок левитации. В коридорах было пусто. Все на занятиях кроме нас.

— Теперь объясни мне, что это было? — спросила я.

— Ты о глазах?

— Да.

— Не знаю, что это было, — выдохнула Лора, — но это явно не нормально!

У меня брови полезли на верх.

— Да как это я не догадалась! — с сарказмом воскликнула я, — Лора, это явно не нормально. У людей глаза не горят! Только в фигуральном значении…

— Да, но ты, как и я не просто люди! Мы укротители стихий!

Неужели Лора научилась спорить. За это ей стоит отдать должное. Обычно она сглаживает углы, а сейчас говорит прямо и бьет в самый лоб! Со мной так и надо, а то разошлась. Пусть я ее сейчас еще больше зауважала, но отступать не в моем духе. Набрав в легкие больше воздуха, я сказала:

— Согласна, что мы не просто люди, но я не о том. У меня горели глаза, при чем это ненормально даже для меня, ни для кого в этой школе! Со мной явно что-то творится, а я не знаю что!

Лора резко ударила по тормозам и остановилась, повернув меня к себе. Сейчас на ее лице была такая серьезность, что стало страшно.

— Ты кое-что забыла!

Я нахмурила брови, не поняв, о чем она.

— Джес, ты забыла, что ты сильнее, чем обычный укротитель. Ты же владеешь всеми четырьмя стихиями и можешь сплести их воедино. Может глаза, это следствие твоих уникальных способностей. Но в любом случае ты должна это рассказать мисс Ферас или мистеру Айзеку.

На мгновение я задумалась. А ведь скорей всего она права. Тогда получается, что такие глазки у меня будут каждый раз, стоит только мне разозлиться. В этой школе, это еще как-то можно объяснить, но если они вспыхнут на людях в каком-нибудь общественном месте, где даже не подозревают о том, что существуют укротители стихий, проблем не оберешься.


На урок по левитации, как и полагалось, мы опоздали. Все ученики уже выстроились в пары друг напротив друга и готовились к тому, чтобы парить в метре над землей. Выше нам пока не разрешают, потому что фиксировать свое положение мало у кого получается. Директор Льюис находился в начале коридора образованного учениками и сейчас строго смотрел на нас с Лорой. Ой, как он не любит, когда опаздывают! Ему ничего не стоит отстранить нас от урока. Директор подозвал нас к себе жестом руки. Сейчас кому-то не поздоровится…

— Бейсон и Зернатти, можно узнать причину вашего опоздания? — голос звучал строго.

В голову не приходило никакого оправдания, за меня ответила Лора.

— Мы задержались у профессора Брауна. Я хотела попросить у него семестровые экзаменационные вопросы.

— А в другое время нельзя было? — спросил Льюис

Тут даже Лора не нашла, что ответить. Насупила напряженная пауза. Директор сидел в своем кресле и смотрел на нас таким осуждающим взглядом, словно видел сквозь нас.

— Мистер Льюис, мы соврали, — созналась я.

— Это я уже понял. До конца семестра еще 4 месяца! Так, что же вас задержало? Только на этот раз скажите правду!

Почему бы и не сказать ему правду. Он же, в конце концов, директор может быть, он знает, что со мной происходит. Я выложила ему краткую версию того, что со мной произошло. Иногда, правда, лучше. Директор внимательно выслушал мою историю и сейчас сидел с задумчивым видом. Тут он посмотрел прямо мне в глаза и сказал:

— Да, такое может быть из-за твоих способностей. Это значит, что твоя сила растет.

— И теперь мои глаза будут гореть всякий раз, стоит только разозлиться?!

— Нет, думаю только тогда, когда ты используешь свою силу.

— Но я не использовала свою силу в тот момент! — сказала я скрестив руки на груди.

Директор медленно выдохнул и ответил:

— Джесика, ты до сих пор не научилась контролировать себя при эмоциональном всплеске. Ты разбрасываешься энергией как словами.

Тут я не нашла, что ответить.

— Ладно, подключайтесь к уроку. Но ваши пары уже заняты, придется вам вместе заниматься.

— Без проблем! — встрепенулась Лора и потащила меня к остальным ученикам.

Только мы встали друг напротив друга, как я сказала Лоре:

— Ты что, здесь все кроме нас умеют парить! Чем мы, по-твоему, будем заниматься?!

— Парить! — прошипела Лора.

У меня брови поползли на лоб.

— А ты умеешь?

Лора поджала губы и смущенно улыбнулась.

— Теоретически…

— Нет! — закончила я.

Лора хмыкнула и улыбнулась.

Встав, друг напротив друга, мы обе закрыли глаза, чтобы сосредоточиться и скопить энергию вокруг себя. Теоретически, по словам Лоры, мы должны образовать что-то вроде оболочки из воздуха и подкрепить ее стихией земли. "Теоретически", я понимала, как это делать, но по практической части, не имела ни малейшего понятия, как сплести эти две стихии. Чего я хочу добиться сейчас, не понимаю! Скорей русалка на шпагат сядет, чем я взлечу!

Как обычно энергия облепила мне кожу как липкая паутина. По всему телу, начиная с рук, возрастало покалывание, которое отдавало холодом. Воздух вокруг сгустился, стало тяжелее дышать, а каждый вдох наполнял меня стихией воздуха, которую нужно выбросить и создать оболочку вокруг себя. Создав что-то вроде большого шара, я стала медленно и тонко разрывать узоры, чтобы освободить места для вплетения узоров стихии земли. Увы, но, разорвав узоры, мне никак не удавалось вызвать стихию земли, поскольку через шар она не просачивалась. Тупик. Вот на этом этапе обычно я не знаю что делать. А что если сделать по-своему. Ведь никто не запрещал делать надрезы на оболочке, что я и решила воплотить в реальность. Сделав сбоку небольшой надрез, я стала взывать к земле, и к моему удивлению она откликнулась. Медленно сплела из нее нужные куски, чтобы закрыть ими пробоины в оболочке. Тут, что-то пошло не так. Оболочка начала рушится и слабеть. Крепления ослабли, и она начала опадать. Во мне снова что-то щелкнуло, и сила взорвалась, сгустившись вокруг. Почва под ногами словно рассеялась, дышать стало нечем и меня вскинуло вверх. Прошло несколько секунд, пока я осознала, что взлетела на несколько метров от земли, и сейчас медленно поднималась еще выше. Тело словно сковало тяжелыми кандалами, не позволяя шевелиться. Я глянула вниз, где все ученики смотрели на меня. Дыханье перехватило от резкого толчка вверх и меня приподняло еще на несколько метров. Если так пойдет и дальше, меня забросит за земную орбиту!

— Молодец Бейсон! — крикнул директор снизу, — А теперь спускайся, только медленно!

Он шутит!? Скажите, что шутит!

— Я не знаю как?! — крикнула в ответ, я и меня приподняло еще выше.

— Так же как и взлетела, только направь силу вниз!

Черт возьми, как это я не догадалась! Он точно надо мной издевается! Какая на хрен сила?! Я даже не поняла, как взлетела! Так, ладно, и не из таких передряг выбирались. Закрыв глаза и снова сосредоточившись на энергии, попыталась направить ее к земле, но, от такого усилия меня снова подбросило вверх!

— Джесика, что ты делаешь? — донеслось снизу.

Я не увидела, кто это сказал, но ответила:

— Да вот, полетать решила! Знаете, вид отсюда хороший, мать его так!

— Ни в коем случае не поднимайся выше здания! — крикнул директор.

— Почему? Падать больнее будет?! — с сарказмом спросила я.

— Над крышей установлен щит-отражатель. Если приблизишься, тебя ударит смертельным зарядом тока!

Сердце после последних слов остановилось. Каким там зарядом? Ага, сегодня я сыграю в ящик. Старалась не курить, потому что вредно, пить, потому что противно, а вот умирать в расцвете лет, да еще и здоровой жалко! Меня еще немного приподняло. Как же тяжело наблюдать приближение смерти. Особенно исчислять это в метрах. Три метра до гроба, два метра, один… Дальше продолжать не стоит.

Не успела я очистить свою душу перед Богом, а только он знает, что на это мне и суток не хватит, как передо мной возник Стивен.

— Сними щиты! — сказал он, пытаясь балансировать в воздухе.

— Какие еще щиты? — не поняла я.

— Защитные. Не отгораживайся, а то я не смогу приблизится!

Кажется, я поняла, о чем он. Мы с мисс Ферас создали защитные щиты для меня, чтобы я не разбрасывалась энергией. Никогда ими не пользовалась, но видимо сейчас, перед страхом смерти, решила их выставить. Я немного приспустила щиты и сила вырвалась, словно распахнула дверь из моего сознания. В этот момент, Стивен подлетел ко мне и, притянув к себе в объятия, шепнул на ухо:

— Освободись от энергии и силы.

От Стивена пахло теплом и нежной лавандой. Его сердце под моей рукой быстро билось, как загнанная в клетку птица. Дыханье дрожало. Все это, было одним целым — страх. Почему мне это нравится? Энергия, которую излучал Стивен, щекотала мою кожу, как легкое прикосновение перьев. Сила манила, словно нежный аромат, который хочется испить до дна, прочувствовать на языке. Эта картина в голове была настолько реальна, что я зажмурилась и сильнее вжалась в Стивена. С чего такие мысли? Мне срочно нужно вниз.

— Джес, — позвал меня Стивен, — Ты меня слышишь? Отбрось энергию.

Я сделала так, как он просил. Отбросила все, что держала, и шар исчез хлопком. Следующее, что я помню это, как лежу на земле, а на мне Стивен. Он уперся руками в землю, будто в позиции для отжимания, чтобы не напирать всем весом на мое и без того избитое тело. Голова гудела и неприятно болела, как и все остальное.

— Ты как? — спросил Стивен.

Его лицо было в опасной близости от моего.

— Будет намного лучше, если ты выйдешь из моего личного пространства и дашь мне возможность дышать.

Голос у меня был хриплый.

— Шутишь, значит, все хорошо, — он приветливо улыбнулся.

— Но ты упорно продолжаешь лежать на мне, — протянула я.

Стивен встал одним плавучим движением и подал мне руку, от которой я не отказалась. Когда я оказалась на ногах, мир поплыл перед глазами. Что-то часто со мной такое случается. Голову словно сдавило, в глазах потемнело, и если бы Стивен не успел меня подхватить, я бы упала. Когда снова могла нормально видеть и самостоятельно стоять на ногах, я осмотрелась вокруг. И снова в центре всеобщего внимания. Все ученики стояли вокруг и как один смотрели на меня любимую. Из толпы выехал директор.

— Вы нас сегодня напугали мисс Бейсон.

— Честное слово не хотела! — заявила я.

Попытка шутить не удалась. Мистер Льюис продолжал смотреть на меня с серьезным выражением лица.

— Можете объяснить, что случилось, когда вы взлетели?

— Не справилась с управлением!

— Мисс Бейсон, шутки здесь не уместны.

Спину свело болевой судорогой. Видимо на нее я и приземлилась, когда летела полетом бомбардировщика вниз. Скривившись под стать ощущению, я рассказала, как все было. Который раз уже объясняю директору то или иное происшествие! Думаю, скоро придется вести дневник-отчет под названием "Что? Где? Когда? Как?".

— По тому, что вы рассказали, вы все сделали правильно, — сказал директор.

Наступила тяжелая пауза. Я ему не рассказала, что сделала надрез на оболочке. А стоит ли? Может эта моя идея никак не относится к полету. Хотя, все может быть. Льюис словно прочитал мои мысли. Внимательно посмотрев на меня, он с ноткой подозрения в голосе спросил:

— Бейсон, вы мне что-то не договариваете?

— Хм… Ну, я не знала, как впустить стихию земли и сделала надрез на оболочке.

В толпе прозвучало протяжное "О". Так и знала, что сделала глупость. Мистер Льюис рассеяно улыбнулся и посмотрел прямо мне в глаза.

— Не удивительно, что вы, как там сказали? — он сделал задумчивый вид, подыскивая слова — не справились с управлением!

Я смущенно улыбнулась. Не хватало, чтобы еще и ножкой шаркнула.

— Вы залатали пробоины вместо того, чтобы вплести. Оболочку нельзя уплотнять сразу, ее нужно держать в дымчатом виде, через такую оболочку спокойно можно взывать к стихии земли. После того, как воссоединили две стихии, можно уплотнять шар.

Мда. Лекция на скорую руку. Где там Лора с ее "теорией"?!

— Теперь, буду знать, — медленно, по словам произнесла я.

— Знать мало, надо практиковаться! — сказал директор и подозвал к себе Стивена.

— Джесика, теперь, вы будете заниматься в паре со Стивеном.

Я посмотрела на белобрысого парня, который улыбнулся и подмигнул мне.

— Он лучше всех в этой школе владеет левитацией и быстро всему вас научит.

— А я научу его падать, — дополнила я.

Тут прозвенел звонок, и все ученики стали расходится. Директор сказал напоследок:

— Бейсон, я знаю, вам тяжело с вашей силой, но будьте осторожны, — с этими словами он развернулся и уехал.

Я осталась стоять вместе со Стивеном, который сейчас шел ко мне. Наблюдая, как он приближается, я подавила желание развернуться и уйти. Стивен остановился передо мной на расстоянии вытянутой руки.

— Думаю, мы сработаемся, — сказал он и легко улыбнулся.

— Время покажет, — ответила я, скрестив руки на груди.

— Тебе не нравится, что меня поставили в паре с тобой?

— С чего ты так решил? — спросила я, немного приподняв брови.

— Сейчас, ты всем видом пытаешься это показать.

— Отнюдь, я не пытаюсь, а показываю.

Стивен немного поизучал мое лицо.

— Чем же я тебе не угодил?

— Ничем, — тут же ответила я, — просто не люблю, когда меня учат тому, что не дано.

Стивен улыбнулся.

— Как тебе это не дано, если ты сегодня взлетела. Просто пока не разобралась с техникой.

— Ага, при этом, чуть не угробив нас обоих, — выдохнула я.

— Ну, это громко сказано. У меня было все под контролем.

— Почему-то моя спина под этот контроль не попала!

— Ну… — протянул он, — небольшая авария.

Действительно, небольшая. Я шлепнулась на спину с высоты скольких-то там метров! Точное расстояние не могу сказать, поскольку не помню, но уверенна, что не с табуретки. Нет, чтобы поступить как джентльмен и сыграть роль матраса, так нет, эту роль сыграла Я! В этой школе у меня сплошные травмы. Да на войне безопаснее, чем здесь!

— Еще одна такая авария, и дышать я буду только в больнице через трубочку, — с этими словами я развернулась и ушла.

Почему я сейчас огрызалась на Стивена, который спас мне жизнь? Вот и меня интересует этот вопрос! Наверное, потому, что не люблю быть беспомощной в какой-либо ситуации. Все это мои гордость и принципиальность. Меня всегда упрекали в том, что у меня стальные принципы и некоторые из них не соответствуют реальности. Видит Бог заморочек у меня полно. Ну, не могу я существовать без каких-либо правил, которые ты ни в коем случае не должна нарушать.

Урок истории. Нет ничего скучнее, как слушать мистера Майелза о том, как продвигалось искусство укрощения стихий и о том, что скоро нас не останется. По его представлению, наше поколение не способно полностью принять свои способности и мы никогда не поймем, что жить нам стоит не только ради себя. Такие люди как мы, рождены с клеймом героя, что как проклятие жизни. Действительно. Жить, с таким даром зная, что ты его должна использовать только во спасение мира и при этом не задумываться о своих желаниях достаточно проблематично. Не удивительно, что мало кто из Укротителей может принять такую судьбу. Другое дело Создатели. Они живут только ради себя и не задумываются о других. Их сила, это их жизнь. Без нее они никто. Почему же они сильнее нас? Каждый Укротитель знает, что, вступив в бой с Создателем, у тебя нет шансов победить. Они как пожиратели. Используя против них силу, мы только подзаряжаем их. Они впитывают нашу энергию как губка воду, а потом используют нашу же силу против нас. Единственное, на что мы способны, это отбиваться, но не сражаться. В этих словах нет ничего патриотичного и оптимистичного, но Укротитель способен останавливать то, что не под силу даже Создателям. Дело в том, что они не способны остановить то, что создали. Так что у Создателей тоже есть Ахиллесова пята. Мощная сила, которой они обладают, может пойти против них, и вот тогда-то наши стихийщики беспомощны!

В кабинете истории сидело всего несколько человек. Джереми, который на всех уроках сидит позади меня что-то усиленно рисовал на доске. Он был так увлечен процессом, что я не решилась отмочить в его сторону какую-нибудь шуточку. Раиса, — вечная соня, сидела на среднем ряду и занималась привычным делом, уткнувшись лицом в собственные руки. Либо у девушки вечная бессонница по ночам, либо она где-то гуляет все это время. На сколько я знаю, отбоя здесь нет, и в комнаты можешь возвращаться, когда пожелаешь, главное чтобы ты находилась в здании школы, иначе после двенадцати придется ночевать под воротами на улице. В любом случае, Раису придется будить и снова весь кабинет зальется ухмылками и смехом. Учитель как обычно сделает какое-нибудь остроумное замечание и после этого урок продолжится в своем репертуаре. Раздался громкий звонок, и все больше народу заходило в класс. Обычно я сижу за третьей партой, но сегодня хочу посидеть одна. Пробравшись до последней парты, я устало плюхнулась на стул. Справа от меня раздался голос Лоры:

— Ты будешь сидеть здесь?

— Ты не обидишься, если сегодня я буду сидеть одна?

Лора немного поизучала мое лицо и кивнула.

— Ладно, увидимся после урока.

Я вяло улыбнулась и кивнула.

В кабинет вошел учитель, и все встали, кроме меня. Все равно он не увидит последние парты. Мистер Майелз напоминал университетского профессора. Невысокий, квадратный, с густой идеально ровно подстриженной бородой, окуляр, который ловко сидел на глазу. Одет он был в светлый костюм, жилетку, галстук, который прячется внутри и полосатую рубашку. Через внутренний карман проходила золотая цепочка для часов, в которые он изредка заглядывал во время урока.

— Здравствуйте класс, — провозгласил он, — Пожалуйста, садитесь. На чем мы остановились?

— Вы сказали, что сегодня будем разговаривать о том, как влияют Создатели на жизнь общества, — ответила Кирстен сидящая передо мной.

— А можно вопрос? — выкрикнул Джереми и, не дождавшись ответа, продолжил, — Можете рассказать об Избранном Укротителе?

Учитель улыбнулся.

— Под словом Избранный вы подразумеваете человека, сидящего в этой аудитории?

Этот разговор привлек мое внимание, так же как и всех в кабинете. Некоторый посмотрели на меня, и я интуитивно опустилась ниже под стол. Ответа из уст преподавателя так и не послышалось.

— Что именно вы хотели узнать? — спросил мистер Майелз сев на свое кресло.

— Правда ли то, что только Избранный может сопротивляться Создателю? — все так же активно спросил Джереми.

Мистер Майелз тихо выдохнул.

— За всю историю был только один Избранный, и как вы помните из книг, он обладал действительно большой силой несравнимой ни с кем из сильнейших Создателей.

— А как узнать, кто Избранный, а кто просто обладает большой силой? — не угомонялся Джереми.

— По сути, Избранным и считается тот, кто обладает неимоверной силой. Он должен потрясающе одинаково владеть всеми стихиями, и может так же как и Создатели управлять ей.

— Слышишь Джес, — обратился ко мне Джереми, — пока не освоишь стихию воды, Избранной тебе быть не светит.

В классе раздался смех.

— Джереми, но ты не забывай, что я виртуозно владею стихией огня, — заявила я и послала в него статическую искру.

Парень пискнул и подскочил на месте.

Смех возрос. Теперь все угорали с Джереми, так что от себя насмешки я увела.

— Так, ребята, успокоились, — строго сказал мистер Майелз, — Джереми, сядь на место, а Джесика, не применяй силу у меня в кабинете.

Я кивнула и подмигнула Джереми, на что он выстрелил в меня из пальца, повернувшись к учителю лицом. На самом деле мы с ним всегда общаемся шуточками, как и с Питером, так что это поведение для нас нормально.

— А почему у Создателей и у Укротителя обладающих всеми четырьмя стихиями один цвет глаз? — спросил кто-то.

Опять вопрос, направленный в мой адрес. Мда, сегодня я популярна на этом уроке. Я взглянула на преподавателя. Он на мгновение задумался и, выждав паузу, ответил:

— Кто-то говорит, что у таких людей есть кровь Создателя, а кто-то говорит, что это именно из-за владения всеми четырьмя стихиями. Создатели владеют всеми, и скорей всего такой цвет глаз будет присутствовать у каждого, у кого высокий уровень силы.

— А в нашей школе может учиться Укротитель, у которого в роду есть Создатели? — спросил второй голос, и я снова не увидела кто это.

— Нет, он сразу выделится из общей массы. Ими руководствуют эмоции, а эти эмоции оборачиваются в катастрофы. И даже если кто-нибудь из них захочет измениться и войти в наш мир, у них это не получится. Создатели опасны и когда они в ярости, могут пойти даже против близких людей. Им не место среди нас! — утвердил мистер Майелз.

В кабинете нависла тишина. Все о чем-то задумались, а меня с какой-то стати затрясло от злости. Но из-за чего? Слова преподавателя словно затронули часть моей души, о существовании которой я и не подозревала. Так же не могу сказать, что эти ощущения мне нравятся. Ощущение такое, словно слова преподавателя разозлили вторую часть моей души, о существовании которой я и не подозреваю. Может показалось? Я почувствовала огромный прилив энергии жаждущей вырваться наружи и если это не заглушить, то выброс неминуем. Щиты выставились автоматически. Теперь энергия оказалась замкнутой и я могла с ней делать все, что только пожелаю. Плести замысловатые узоры, сжимать, растворять, а когда пожелаю пробить сквозь щиты и выбросить наружу. Стоп. Нельзя этого делать. Ее слишком много неизвестно чем чревато такое мощное скопление. Это надо сделать где-нибудь в укромном месте, пока никто не видит. Но энергии не нравились мои планы. Она затанцевала у меня на коже, постепенно закупоривая каждую клеточку и не давая воздуху просочиться в легкие. Ее целью было вырваться на волю любыми окольными путями и для этого энергия решила доставить мне как можно больше дискомфорта. Моя кожа покрылась электрическим зарядом и постепенно начала холодеть. Ох… Я согнулась и попыталась восстановить сбившееся дыхание.

Всю оставшуюся часть урока я просидела молча, закрыв глаза и уткнувшись лицом в собственные руки. Мысли были лишь о том, чтобы урок поскорее закончился. Звонок, который раздался громким эхом, мигом привел меня в чувство. В это же мгновение щит дрогнул, рискуя выбросить наружу все, что я сплела за урок. Кое-как удержав его в устойчивом состоянии, я вскочила с места и выскочила из кабинета. Прохладный воздух ударил в лицо, что заставило меня расслабиться и опустить щиты. Энергия взревела и вырвалась наружу устремившись прямиком в небо. Это лучшее место куда бы я могла ее деть. Кто-то тронул меня за плечо и я резко обернулась встретившись лицом Лоры

— Ну, как, узнала о себе много нового? — спросила она, с легкой улыбкой приподняв брови.

Облегченно вдохнув, я улыбнулась.

— Ты о дискуссии в начале урока? — спросила я и продолжила, — Мы об этом чуть ли не каждый раз разговариваем. Мне уже пересчитали все косточки, даже чувствую.

Лора улыбнулась шире.

— Ладно, на сегодня этот кошмар закончен и можно пойти, отдохнуть. Лично я спать! — встрепенулась она.

— Ты? Спать днем? — искренне удивилась я.

Она кивнула.

— Я на тебя плохо влияю, — выдохнула я, — Но все равно, пошли, выспимся перед вечеринкой.

— Какой вечеринкой? — возмутилась Лора.

— На которую мы обязательно пойдем, — утвердила я.

Лора хотела что-то сказать, но я остановила ее, выставив руку вперед.

— Никаких "но". Идем и точка.

Я демонстративно потянулась и направилась к лестнице ведущей на спальный этаж.


Мы с Лорой проспали час с лишним. Шато последнее время спал у меня на кровати, что не нравилось ни мне, ни Чику наблюдавшему эту картину со своего карниза. Постоянно приходилось следить за тем, чтобы не задеть кота во время потягивания. В голове до сих пор крутились воспоминания того дня, когда я случайно наступила ему на хвост. Был бы он больше, с ногой пришлось бы попрощаться. В этом коте зверства больше, чем в любом диком животном.

Я смачно зевнула и лениво скатилась с кровати. Лора пока спала и мне пришлось ее будить. Обреченно простонав, она встала и села на кровати, но глаза все еще были закрыты.

— Вставай, — выговорила я, очередной раз зевнув и потянувшись, — Через полчаса химия.

— Да встаю, я встаю, — бросила Лора и, встав с кровати, направилась к столу.

Глаза были открыты лишь на половину и сейчас казались маленькими щелочками. Я подавила в себе желание подставить ей подножку. Но не надо так жестоко обращаться с подругой. Споткнется, головой ударится, и помогать на уроках некому будет. Корыстные планы не вошли в силу, потому что в дверь кто-то постучались и мы с Лорой как по команде обернулись на стук.

— Я открою, — сказала я и прошаркала до двери.

За дверью стоял улыбающийся, во все тридцать два зуба Стивен. Увидев, его я мигом проснулась и только сейчас поняла, что вид у меня наверняка помятый. Днем, как обычно, я спала в одежде, но это ничего, по сравнению с волосами. Короткими они не путались, а сейчас готова поспорить, что на голове взрыв на макаронной фабрике. А, черт с ней!

— Хорошо выспалась? — спросил он, все еще улыбаясь.

— Ты зашел, чтобы узнать, сколько снов я видела? — спросила я, и сама поняла, как грубо это прозвучало.

Стивен хмыкнул и протянул мне до боли знакомый плеер.

— Ты его выронила.

Немного поколебавшись, я взяла его и взвесила в руках, словно это было важно.

— Ну, спасибо, — протянула я и улыбнулась.

— Ну, не за что, — передразнил Стивен.

Я улыбнулась шире.

— Ты бы не хотела пойти со мной на вечеринку? — внезапно спросил он.

— Это свидание? — спросила я и ехидно улыбнулась, прислонившись к дверному косяку.

— О нет, на это я с тобой не надеюсь, — Стивен скривился, словно свидание со мной ему абсолютно не интересно, — Просто партнерская встреча напарников по левитации.

Сделав задумчивый вид, я так и быть ответила:

— Да, пожалуй, меня это устраивает. Встретимся там.

— Ладно, — улыбнулся он, — увидимся.

С этими словами Стивен сделал шаг назад и удалился. Поглазев ему вслед, я закрыла дверь. Стоило мне обернуться, как я подпрыгнула на месте, встретившись с серьезным лицом Лоры. Демонстративно схватившись за сердце, я выдохнула:

— Зачем же так пугать то!? Я чуть Богу душу не отдала!

— Тебе нравится Стивен?

Этот вопрос прозвучал как гром среди ясного неба. Я поизучала выражение ее лица, в надежде выискать там обычный девичий интерес. Увы, но скорей она смотрела так, как сестра, которая не хочет чтобы какая-то девчонка обижала ее брата.

— Ну, так, — завиляла я, — Хороший парень.

— Мой тебе совет, в защиту Стивена — она взяла расческу и подошла к зеркалу, — Он парень однолюб и если ты ему понравилась, то это серьезно. Не обижай его.

Она повернулась к зеркалу и начала расчесываться.

Я застыла все еще переваривая ее слова. Звучала это как предупреждение и это заставило меня задуматься. Никогда бы не подумала, что Стивен чувствительный парень. Если это так волнует Лору, то парень не настолько ветреный как может показаться. Влюбчивость. Никогда не встречала людей с таким характером. Может это потому что они скрываются за стальной маской? В любом случае, общаться со Стивеном мне теперь придется очень осторожно.


Химия. В школе любила этот предмет, но когда пришлось изучать состав кислотных дождей и при этом научится рассеивать скопления, этот урок попал в черный список. Если мне лень учится, (что бывает очень часто) я беру Лору чуть ли не подмышку и тащу на задние парты. Если она не соглашается, сижу одна и слушаю плеер. Сегодня, я так и сделала, фривольно устроившись у окошка выходящего на Сапфировое озеро. Так же проведу урок регуляции и медитации. На последнем, я нагло лежу на коврике и сплю. Все равно никто не видит. Проспав два урока, я забежала в столовую и, перехватив пирог с черникой и соком, понеслась к мистеру Айзеку. Вся жизнь беготня, но что делать. Либо так, либо на первый курс. На астрологии, мне не сообщили ничего нового, но зато подзарядилась от космоса чистой энергией, которая мигом придала мне бодрости и влила бешеное количество адреналина в мою кровь. Закончилось тем, что после дополнительного занятия, я как сумасшедшая ворвалась в комнату, при этом напугала сидящую за домашними заданиями Лору и, схватив давно забытый скейт не обратив внимания на вопрос соседки, о том, что со мной, выскочила из комнаты.

Ворота школы были открыты, и решено было погонять у основания башни, где полно скамеек и площадка выложена камнем. Обычно там проходят тренировки для факультета воздуха. На улице было прохладно, но мне все равно. Либо я где-нибудь себя истерзаю физическими нагрузками, либо мои глаза снова вспыхнут ярким пламенем. Не хватало, чтобы у физика был еще один обморок. На площади, как и предполагалось, никого не было, что порадовало еще больше. Запрыгнув на скейт, я понеслась по каменной площадке растренировывая ослабевшие за месяц мышцы. Как ни странно, им это понравилось. Сделав еще один круг, чтобы проверить крепость ног, я, сгруппировавшись, сумела запрыгнуть на скамейку и проскользить добрых три метра. Ура! Во мне бушевало море эмоций, и в основном это были эмоции счастья и радости. Вот чего мне не хватало все эти недели. Нужно было всего лишь оторваться по полной, и заняться любимым делом. Я как маленький ребенок, который не знает нормы, гоняла по каменной площадке, запрыгивая на все, что находится выше уровня земли, и радовалась каждому успеху. Пару раз не получилось подпрыгнуть и провернуть скейт под ногами, но это ерунда по сравнению с тем, что у меня впервые получилось в прыжке развернуться на триста шестьдесят градусов, при этом приземлиться на скейт и не упасть. Жалко, что здесь нет хав-пайфа, чтобы удовлетворение было полным, но даже эти полчаса, пока каталась здесь, принесли мне столько счастья, сколько никогда. Когда я жила в городе, мне часто удавалось кататься и не понимала, на сколько это занятие для меня дорого. Вволю накатавшись, я, учась заново дышать, свалилась на скамейку, пытаясь придти в себя. Если завтра мышцы не отомстят мне за долгий застой, мне очень повезет. А сейчас, мне срочно нужен душ. Контрастный. Я на последок закрыла глаза и медленно выдохнула, чтобы восстановить сбившееся дыхание. Отлично погоняла. Лениво встав, я чуть не села обратно. На ступеньке ведущей, на площадку стоял Маркус с любопытством наблюдающий за мной. Я застыла, не зная, что сказать. Что он здесь делает? Хотя, точно, — Маркус же бегает каждый день по этому маршруту в это время. А я и забыла. Вот, блин!

— Отлично катаешься, — сказал Маркус и сделал пару шагов в мою сторону.

— Давно этого не делала, — все еще тяжело дыша, сказала я.

Маркус слабо улыбнулся.

— Давно здесь?

— Достаточно, — ответил он, — Но ты так была увлечена процессом, что не заметила моего присутствия.

Отлично, он еще и видел все мои неудачные полеты.

— Странно, обычно, я более внимательна, — сказала я и взяла скейт.

Маркус ничего не ответил, и насупило тяжелое молчание, которого я и боялась. Если как-то не разрядить обстановку, то получится очень глупая ситуация.

— Идешь сегодня на вечер? — спросил Маркус.

Я медленно подошла к нему на расстояние в шаг и, глядя в его зеленые глаза, сказала:

— Да.

— С Лорой?

Хм… А вот этого вопроса я бы не хотела услышать. На самом деле его интересует не то, что я пойду с Лорой, а то, с кем бы еще я могла пойти. Как говорится, вопрос с подвохом.

— Не только, — ответила я с серьезным видом.

На лице Маркуса мелькнуло странное выражение, а брови на мгновение взметнулись верх.

— Правда? — голос звучал с любопытной ноткой.

— Это так удивительно?

Я почувствовала, как начинаю злиться.

— Не удивительно, — все так же серьезно ответил он, — чтож, хорошо повеселиться.

С этими слова он развернулся и только хотел уйти, как я сказала:

— Не спросишь с кем? — и тут же пожалела о сказанном.

Маркус обернулся.

— Нет.

Он ушел, оставив меня одну. Снова. Который раз уже это наблюдаю.


В комнату я вернулась где-то в шесть. Никого не было, что странно. Не долго думая, я аккуратно приставила скейт к стене возле кровати, и, взяв все ванные принадлежности, пошла в душ. Контрастный, так и не получился. Я включила горячую воду и встала под воду. На мое счастье напор был достаточно сильный и, оперившись на каменную стену руками, я просто стояла, позволяя воде делать свое дело. У меня других проблем полно. Маркус. Что не так? В смысле, мы же договорились, что не время для свиданий с моей занятость! Так нет, общаемся как отвергнутые друг другом. Почему же все так сложно, когда все так просто? Сука любовь! Извините за столь грубое сравнение, но по-другому это назвать никак нельзя. Однажды, я где-то вычитала такую фразу, которую запомню навсегда "Ангелы, зовут это небесной отрадой. Черти, — адской мукой. Люди — любовь". Смысл в этом предложении огромный. Одновременно сложный и простой. Уу-у-у… Как же меня злит все! Мне интересно, мое чувство, это всего лишь глубокая симпатия или все-таки можно принять за любовь. Честно, я в этом деле новичок, поскольку в жизни еще ни разу не влюблялась. Странно, да? Вот и я так считаю.

Так, мусс у меня так и быть закончился. Проблема. В принципе, без него можно обойтись, но на голове будет кошмар, который сравним с хаосом. Фена нет, так что с укладкой ничего не получится. А самое неприятное, что именно сегодня вечеринка, на которую мне нужно попасть, дабы осуществить мой коварный план. Хм… Сиена. Точняк.

Пять минут спустя я уже стучала в дверь Сиены. Она открыла, и, увидев меня, широко улыбнулась.

— Здрасте, — протянула я, — Не помешала?

— Нет, конечно! — воскликнула она, — Ты что-то хотела.

Немного помявшись, не зная с чего начать, я все-таки выдавила:

— Слушай, у тебя есть фен и мусс?

Сиена коварно улыбнулась, словно что-то задумала, и мне этот вид не понравился.

— Готовишься к вечеринке?

— Ну, что-то в этом роде, — настороженно сказала я.

Не успела я и глазом моргнуть, как Сиена схватила меня за руку и втащила в комнату. Так и убить не долго. Комната представляла собой абсолютный гламур. Розовые покрывала, розовые кресла, плакатов с изображением секс-символов эстрады и кино такое огромное количество, что висели уже друг на друге в два слоя. Зеркало, которое висело там же где и у нас в комнате, было обклеено цветочными наклейками, а под ним стоял небольшой столик с кучей разных флаконов, карандашей явно для всех участков лица, духи, помады, блески. Не буду перечислять все, потому что на это не хватит и суток. Сиена сканировала меня взглядом, словно решала, что со мной делать.

— Не смотри на меня так, — серьезно сказала я.

— Так, и что ты хочешь сделать?

Блин, попала.

— Мне просто нужен фен и мусс.

— Не, так не пойдет! — демонстративно огорчилась она, — Давай так, я работаю сегодня над твоим образом.

— Знаешь, не так уж мне и нужен мусс. Да и фен, как-то тоже…

Не успела я договорить, как меня усадили на кровать и уже во всю штурмовали волосы. Уй, блин. Зашла на свое счастье "по адресу".

— Сделаем локоны! — заявила Сиена и подскочила к косметичке размером с мой чемодан.

Вытащив оттуда бигуди (естественно розовые), она плюхнулась позади меня на кровать всем весом.

— Тебе откуда накручивать? — оживлено спросила она, взяв прядь волос.

— ммм… Слушай, — улыбнулась я и встала, — думаю не стоит.

— Стоит-стоит, — она схватила меня за плечи и посадила обратно.

В итоге, Сиена усыпала мою голову бигудями и сейчас обильно поливала литром лака. Все это время я проклинала себя, за то, что постучалась в эту злополучную дверь. Что я пристала к своим волосам? Ну, в крайнем случаем завязала в высокий хвост, для этого только расческа и требуется! Обматерив себя богатым словарным запасом, я не заметила того, что Сиена уже приближалась ко мне с косметикой. Волосы ладно, в крайнем случае, окаменевшие от лака можно отстричь, но лицо я ей не дам на опыты.

— Сиена, с макияжем я справлюсь, — я выставила руки, чтобы остановить разбушевавшуюся девушку.

— Ну… Дай уж закончить начатое, — надула губки она.

— У меня уже пару раз был горький опыт, когда я доверила подруге лицо. Давай, я все-таки сама.

У Сиены на лице выразилась обида. Вот, зачем она так делает?! Не могу я на это спокойно смотреть! Медленно выдохнув, я еще раз обругала себя.

— Ладно, но не дай бог, ты разукрасишь меня как дешевого клоуна или как девушку с площади трех вокзалов.

Сиена аж подпрыгнула от счастья, и последующие двадцать минут, она что-то вырисовывала у меня лице. Чувствую себя планшетом!

Когда сиена закончила свои художественные зарисовки, она приступила к волосам и сейчас, снимала бигуди. Волосы водопадом упали на плечи, и что самое интересное не были такими каменным, как мне показалось в начале. Последний раз, проведя руками по волосам, Сиена встала передо мной и любовалась своим творением. Удовлетворившись, она широко улыбнулась и сказала:

— Какая же ты красивая!

Я рассеяно улыбнулась, прищурив глаза.

— Хочешь сказать, без макияжа и прически, не алё?

— Нет, — воскликнула Сиена, — Я не это имела в виду!

Улыбнувшись, я встала с кровати, на которой сидела больше часа.

— Я поняла, что ты имела в виду, — успокоила девушку я.

Сиена демонстративно скрестила руки на груди.

— Так, — выдохнула я, — Сейчас посмотрим, что ты со мной сделала.

Помолившись всем богам, я медленно подошла к зеркалу и с опаской в него заглянула. Впав в ступор с отвисшей до пола челюстью, я попыталась признать девушку, смотрящую на меня из зеркала. Волосы мягкими и красивыми золотистыми локонами спадали до плеч, выглядя, как родные, а не накрученные. Макияж лежал очень умело, и перебора в нем не было. Сиена сделала акцент на глаза, благодаря чему, особо выделялся цвет как у сибирской лайки. Ресницы оказались длинными и ровно разделенными, что я считала раньше неосуществимым. Не думала, что они могут быть у меня на столько густыми. С пудрой и румянами, перебора не было, что порадовало меня еще больше. Хлопнув, пару раз глазами, чтобы убедится, что в зеркале именно я, повернулась к Сиене с перекошенным от удивления и восторга лицом.

— Ты мастер своего дела, — со второй попытки смогла сказать я.

Сиена ехидно улыбнулась и, положив руки на талию, сказала с деловым видом:

— Кто бы сомневался!

— Как мне тебя отблагодарить, мастер?

— Договоримся. А что ты оденешь?

Улыбка на моем лице малость померкла. Я шагнула к двери.

— Я тебе конечно благодарна, но позволь мне хотя бы одеться самой, окей? — сказав заветные слова, я открыла дверь и вышла спиной, напоследок не забыв еще раз поблагодарить Сиену.


Лору уговаривать пойти на вечеринку пришлось долго. Сначала она отнекивалась, ссылаясь на то, что не успевает сделать домашнее задание, потом, что у нее плохое самочувствие, потом что ей нечего надеть, а когда аргументы закончились, наступила моя очередь высказывать свои. Ну чтож, я победила.

Я открыла свою сумку в надежде найти что-нибудь подходящее, но, увы и ах, кроме джинсов, простых кофточек и джемперов поживиться было нечем. Зло, захлопнув сумку при этом, досадно прорычав, села на кровать и стала наблюдать, как вылизывает себя Шато. Вот скажите мне, что может быть в этом интересного? Лора встала у своей кровати напротив меня и сейчас нацепляла серьги.

— Что такое? — спросила она.

— Заветные слова каждой девушки, когда она куда-нибудь собирается "МНЕ НЕЧЕГО ОДЕТЬ!"

Лора аж просияла от счастья.

— Значит, мы никуда не идем?!

— Щаз! — протянула я, — Придумаю что-нибудь!

Я еще раз открыла сумку, будто бы в ней могло что-то появиться за эти пять минут. В итоге я остановилась на узеньких темно-синих джинсах и длинной облегающей футболке до пояса серого цвета, с уж очень откровенным декольте. Не, конечно, мне есть, чем похвастаться, но демонстрировать этого не люблю. Из украшений на шею пошел серебряный кулон в виде пиратского черепа и в комплекте к нему кожаный, широкий браслет чем-то напоминающий крагу для лучников. Браслет был черный, сшитый серебряными нитями, что подходило моему сегодняшнему наряду. Когда мой образ завершился, я посмотрела на Лору, которая надевала симпатичные красные лакированные балетки. На ней была одета белая драпированная шелковая юбка до колен, красно-белая в полоску обтягивающая кофточка с длинными рукавами-манжетами. Вырез лодочкой открывал ее узкие плечи, что придавало Лоре некий шарм и утонченность. Очки она сняла, что показало большие красивые серые глаза. Волосы она выпрямила, и сейчас они доходили до узкой и длинной шеи.

— Сплошной секс! — заявила я, рассматривая соседку по комнате, — Признавайся, что ты сделала с Лорой.

Девушка смущенно улыбнулась, залившись здоровым румянцем.

— Нормально? — скромно спросила она, совершенно не соответствуя голосом своему внешнему виду.

Хмыкнув, подошла к Лоре и, взяв за плечи, подтолкнула к зеркалу.

— Смотри, — тихо сказала я, смотря на ее отражение в зеркале, — Это не просто нормально, ты выглядишь потрясающе. И чтобы всегда так выглядела. Не надо скрывать свою истинную красоту.

Лора еще раз улыбнулась и поджала губы. Улыбнувшись шире, я отошла от нее и, подошла к своей тумбочке, чтобы взять плеер с наушниками. Сегодня будет очень весело, если все получится как надо.

— Джес, — взволнованно сказала Лора, — мы уже на полчаса опаздываем.

Я посмотрела на настенные часы. Действительно, уже половина десятого, а вечеринка начинается в девять.

— Ничего страшного, — успокоила ее я, — Приличная девушка не должна приходить первой.

— В смысле? — не поняла Лора.

Пытаясь распутать наушники, я пояснила:

— Подождем, пока там соберется достаточное количество народу. Не думаю, что тебе хочется заявиться в полупустой зал.

Лора издала протяжное "а" и села на кровать, аккуратно расправив юбку. Уже месяц хожу в этой убогой школьной форме, где ее частью является юбка, но так привыкнуть никак не могу. Ненавижу ЮБКИ, официально заявляю. Все время приходится следить за тем, как сидишь, как ходишь, оправлять ее, дабы не светится. Бр-р-р… А каблуки! Их действительно придумали мужчины, чтобы мы девушки не смогли от них убежать. Вы когда-нибудь бегали на каблуках? Я нет, но уверена, это невозможно сделать, чтобы не свернуть себе шею.

Распутав, наконец, наушники мы с Лорой вышли в коридор, где встретились с Сиеной и Наиной. На Сиене было облегающее и ловко сидящее лавандовое платье. Волосы она выпрямила и распустила, и они черным бархатом падали до плеч. Косметики практически не было, но если учесть, как хорошо она делает макияж, то наверняка этого просто не видно. Наина особо не выделялась. На ней была свободная синяя туника до середины бедер и черные лосины. Глаза она подвела угольно черным карандашом, из-за чего их цвет стал оттенять рыжеватым. Светло-каштановые волосы все так же были завязаны в два хвостика.

Сиена рассмотрела меня и Лору с ног до головы. Удовлетворившись видом моей соседки по комнате, ее взгляд упал на мои черные замшевые кроссовки.

— А-а, подруга. Так не пойдет, — она деловито скрестила руки на груди, — У меня есть отличные черные туфли на шпильке, а ну как пойдем! — она схватила меня за руку и потащила к своей комнате.

Я уперлась ногами и остановила Сиену. Подобрав нужное оправдание, я сказала:

— Я сегодня каталась на скейте и подвернула ногу, — попытка выразить на лице боль удалась, — Надену каблуки, и шагу ступить не смогу.

Сиена недоверчиво покосилась на меня явно думая над тем, верить или нет, но все-таки отпустила руку.


В большой актовый зал уже набивалась толпа разодетых для вечера учеников и я притормозила, не дойдя добрых полсотни метров. На улице было прохладно, и я трижды успела пожалеть о том, что не накинула джемпер. Сиену и Наину пришлось спровадить, поскольку они были гостями желанными, а мне уже давно присвоили титул персоны нон грата.

Подождав пока войдут оставшиеся ученики, мы с Лорой зашли в шумный зал. На меня сразу хлынула громкая и никуда не годящаяся музыка. Качество звука оставляло желать лучшего и было желание закрыть уши. Явно старая аппаратура, не говоря уже о музыке, которая была популярна во времена моих бабушки и дедушки. На середине танцпола ученики пытались изобразить что-то вроде танца, двигаясь словно утопающие в воде, брыкаясь всеми частями тела. Светомузыка сияла тоже не самым лучшим образом. Лазеры, рассеиватели, эффект дождя и дыма все смешалась в один миксер превращая этот ужас вечеринки в еще больший кошмар. На сцене в углу за диджейским столом стоял скучающий Ким, вид которого кричал о явном нежелании здесь находиться. Пока мои глаза оценивающе рассматривали обстановку, передо мной возникла чья-то фигура. Места для удивления не было, потому что я уже заранее знала, кто это мог быть. Стела была одета в миленький бледно-розовый сарафан. Узкая талия была перетянута коричневым кожаным ремнем и чем-то напоминала обычный корсет. Выглядела она вполне нормально, если не учесть ее противного и вздорного характера.

— Тебе же ясно было сказано Джесика, что тебя не приглашали, — пропела она своим не менее противным голосом.

Я тихо усмехнулась, но скорее сама себе, чем ей.

— Это ты "мне" говорила?! — я демонстративно удивилась, — Просто понимаешь, просто у тебя один глаз смотрел куда-то мимо меня и я не поняла, кому ты это говоришь. Ну, теперь все ясно.

Даже не ссылаясь на светомузыку, было заметно, как Стела покраснела от злости.

— Лицо проще… — припечатала я.

— Джес, бери свою подругу и уходи! — она кивнула в сторону двери.

— А что если не уйду? — я сделала шаг вперед.

На каблуках она была выше, но меня это не смутило.

— Стела, знаешь в чем твоя проблема?

Я не дождалась пока она ответит.

— Ты относишься к тем собакам, которые лают, но не кусают. А вот если я сказала, что следующая твоя вечеринка состоится в больнице, это так и будет. Так что в твоих интересах отойти и притвориться вежливой девушкой.

С этими словами я схватила Лору за руку и последний раз бросив на Стелу испепеляющий взгляд, обошла ее, грубо зацепив плечом. Мда, сегодня я изрядно подпортила этой барби настроение.

Мы с Лорой с трудом проталкивались между учениками, стараясь обойти танцевальную площадку на которой была опасность быть растоптанной и при этом незамеченной. Пока мы медленно пробивались в более "безопасное" место, из головы по какой-то причине не выходила наша стычка со Стелой. Чистой воды ребячество, но почему-то ни одна из нас не хочет это признавать. Обе упрямые как ослы, или даже ослицы и даже понять не можем, что подобное поведение ни к чему хорошему не приведет. Не охото это признавать, но мы с ней похожи больше чем кажется. Я зажмурилась и потрясла головой чтобы отогнать подобные мысли.

Пробравшись сквозь тесные ряды мы наконец-то выбрались на свободное пространство где стояли столики. За одним из них я обнаружила сидящего в своем кресле директора мистера Льюиса. Он с интересом наблюдал за танцующими учениками, пританцовывая руками в такт музыке. Рядом с ним сидели мистер Айзек и Гайзил. Она тоже наблюдала за молодежью, но скорей оценивающе, как полицейский на посту. Если ей на глаза попадется нарушитель, обезоружит и обезглавит. Если выражаться фигурально, конечно.

На какое-то счастливое мгновение музыка стихла, но за ней сразу же последовала очередная, более заводная песня. Толпа позади меня бесновала и начали вытворять более активные движения руками и ногами. Стоять здесь было уже опасным для жизни и я еще раз оглядела ряды со столиками в надежде найти свободное место. Если учесть, что на танцевальной площадке явно собралась вся школа, то странным становится тот факт, что свободных мест почти не было. Лора рядом со мной с интересом разглядывала зал, буд-то ей действительно интересно здесь находиться. Хотя бы кому-то весело. Тут, за одним из столиков я увидела сидящего в компании неизвестного мне человека Стивена. Он сжимал в руке стакан и сейчас весело разговаривал со своим собеседником. Тихо провозгласив "яппи", я потянула за собой. Стивен увидел меня и, кивнув другу, встал чтобы подойти ко мне. Он был одет в светло-голубые джинсы и футболку темно-бардового цвета.

— Хорошо выглядишь, — сказал он, с очаровательной улыбкой откровенно осмотрев меня с ног до головы.

Вот он, раздевающий взгляд, который может чувствоваться на коже.

— Ты тоже, — отвлекла его от рассматривания меня любимой я.

Его взгляд упал на Лору, и тут же его брови поползли наверх.

— Лора? — он даже не скрыл своего удивления.

— Приветик, — отозвалась она и мило улыбнулась.

Музыка внезапно стихла и словно в ответ этому в толпе раздались возмущенные голоса. Именно в этот момент тишина мне стала нравиться. Но если этот вечер продолжит шепелявить стареньким оборудованием и терзанием убитых динамиков — эта самая тишина станет неотъемлемой частью моей жизни, и добиваться ее буду всеми окольными путями. Надежда на то, что сегодняшний вечер больше ничего не испортит и не преподнесет "глупых" сюрпризов, рухнули в один миг, захватив за следом и мою челюсть. На сцену хило раскачивая бедрами выпорхнула Стела. В руках у нее был микрофон. Это одна из тех ситуация когда я и мой дьяволенок внутри, готовы работать сообща ради благого дела. Мы были согласны на то, чтобы здесь поставили самую сложную и самую убийственную композицию, которая напрочь разорвет все эти колонки. Лишь бы не слышать этот голос!

— Вам весело? — радостно спросила она.

Все провозгласили "да" и кто-то даже захлопал в ладоши.

Они самоубийцы! Нет, они еще и радуются!

— Все мы здесь собрались, чтобы поздравить нашего любимого директора с днем рождения! Ким, наведи свет на мистера Льюиса, пожалуйста.

С третьей попытки, свет все-таки попал в мишень. Директор зажмурился, спрятавшись от внешнего раздражителя рукой. Если от такого света предназначенного для уличных прожекторов мистер Льюис останется зрячим, ему очень повезет.

— Мистер Льюис, — продолжила Стела, — Поздравляем вас с днем рождения и желаем вам счастья и долгих лет жизни.

Она захлопала в ладоши, и зал поддержал ее в этом. Хотя бы какая-то гармония и слаженность работы. Сколько же она им заплатила, чтобы они так реагировали?

— А теперь позвольте вас поздравить песней.

Она запела! Помните, я говорила, что хуже голоса Стелы увеличенного в громкости благодаря хилым динамикам, ничего быть не может? Забудьте. Запечатайте и верните обратно. Самое худшее происходит сейчас, и "это" стоит на сцене пытаясь выдать фальшивые аккорды, все время промахиваясь мимо нот. Я тоже конечно не оперная дива, но по крайней мере не притворяюсь, что могу ей быть. Ну если только чуть-чуть: в ванной. Тем не менее, Стела продолжала давить на голосовые связки и разрывать барабанные перепонки слушателей, но как я могу судить, ее это совершенно не смущает. Это какую же самооценку надо иметь, чтобы суметь выйти на люди?

— Ей на ухо явно наступил медведь… — протянул Стивен рядом со мной.

Я повернулась к парню. Его лицо полностью копировало выражение лица мученика и это не могло не вызвать улыбку.

— Не пощадил он и другие части лица, — дополнила я скрестив руки на груди.

Все кто услышал, сдавленно захихикали. Одного парня так вообще согнуло пополам от попытки сдержать, желающий вырваться на волю смех. В итоге, волю он получил. Но не дали мне насладиться эффектом после удачной шутки, как мои глаза встретились с Алексом. В парне явно горел инстинкт серийного убийцы. И если бы у него была способность перевоплощаться в Фредди Крюгера, он бы непременно воспользовался этой возможностью. Щиты выставились автоматически, хотя нужды в них и не было, но на всякий случай подстраховаться стоило. Неизвестно что под этой блондинистой шевелюрой сейчас твориться. С гордостью приняв испепеляющий взгляд оскорбленного парня, я сделала наверное то, что непростительно даже самому глупому человеку в мире — я отвернулась и при этом потеряла его из поля зрения. Алекс не осмелиться что-либо сделать при таком количестве свидетелей, и я поймала себя на мысли, что сейчас уповаю именно на этот факт. Не хорошо хочу сказать. Мои глаза снова устремились к сцене, где заканчивала свою жалобную песню нищей сиротки, Стела. Ей явно пришлось раскошелиться, потому что зал громко зааплодировали. Либо у ребят слишком доброе сердце, либо они восторгались ее храбростью Действительно, чтобы выйти и решиться спеть таким голосом, надо быть очень отважной. Тем не менее, подлая часть меня решила воспользоваться шумихой: я положила два пальца в рот и громко свистнула при этом ободряюще выкрикнула слово "молодец" дабы затмить аплодисменты. "Звезда" не могла не заметить такой активности с моей стороны и естественно не смогла упустить шанса поймать меня на собственном же подколе. Воспользовавшись привилегией Ведущей вечеринки, она сделала то, что я в принципе ожидала.

— А теперь, — провозгласила со сцены Стела, — Джесика Бейсон тоже вызвалась поздравить директора и что-нибудь спеть.

Я иронично хмыкнула, в то время как зал одобрительно захлопал. Если не выйду, это станет отпечатком на моей репутации. Тем более что потом, мне не раз напомнят о трусости, а этого нельзя допустить. Поскольку в моем вредном характере нет функции "пасовать", я не заставила Стелу долго ждать и уверенно направилась к сцене. Импровизация всегда входила в одно из моих хороших качеств. Надеюсь, что и сейчас выкручусь.

Быстро забежав по лестнице на сцену, так же уверенно направилась к Стеле, чтобы взять у нее микрофон. На ее лице играла ехидная усмешка и ей нравилась происходящее. Слова сами вырвались из горла:

— Спасибо солнце, — протянула я в микрофон.

Улыбка Стелы на мгновение померкла и теперь она выглядела растерянной. По всему видимому она не ожидала такой реакции.

Пока Стела придумывала очередной план уничтожения моей персоны на сцене, я уже обращалась к залу:

— Вы уж простите, но я не буду делать вид, — я бросила на стелу быстрый взгляд — что умею петь.

В зале раздался прерывистый смех, что уже полюс к моему выступлению. Адреналин подступил к горлу, а в голове крутилась фраза, которую когда-то сказала мне Элиза "Над своей неуклюжестью нужно смеяться вместе со всеми". Это она говорила, когда я училась кататься на скейте и у меня не получалось. Естественно ребята, которые занимаются этим не один год, посмеивались над моими усердными попытками встать на доску. В итоге я научилась, а фраза заставила меня признавать собственные ошибки и не отрицать того, что не умеешь.

Я снова обратилась к залу:

— Признаюсь, я пою ужасно. Хотя, можно подумать, что хуже быть уже ничего не может.

В последние слова я постаралась вложить столько сарказма, сколько возможно. Зал засмеялся громче и все взгляды, как по команде, обратились к Стеле. Сама же объект насмешки смотрела на меня далеко недружелюбными глазами и, так же как и Алекс, готова была вот-вот убить. Интуиция подсказывала, что сегодня благодаря моему языку родилось два серийных убийцы.

"Эге-гей! Ну что, нашла приключения на свою задницу?!"

— Вместо этого, — продолжила я и повернулась к директору, — Мистер Льюис, еще раз поздравляю вас с днем рождения, счастья, здоровья и больше терпения с нами, учениками этой школы. Потому что только вы знаете, сколько для этого нужно нервов и выдержки. Спасибо, что заботитесь о нас.

Зал зааплодировал, что было просто бальзамом на душу.

— Позвольте мне, в замену пения, побыть сегодня вечером ди-джеем, если позволит Ким, конечно.

Директор улыбнулся и жестом руки разрешил воплотить в реальность мою просьбу, указав на диджейский стол.

Проходя мимо Стелы, я вручила ей микрофон и шепотом сказала, чтобы услышала только она.

— Очень ловко, но в следующий раз придумай что-нибудь похитрее.

Стела отвернулась от меня и, гордо задав подбородок, пошла прочь со сцены. Немного поглазев ей в след, я направилась к Киму. Парень улыбнулся, когда я подошла и отступил на ша, чтобы дать мне место.

— Включи пока музыку, а я настрою оборудование, — на ухо сказала Киму я.

Тот кивнул и нажал кнопку, которая завела музыку.

Зал задвигался, и все, как ни в чем не бывало, стали танцевать. Не теряя времени, я достала плеер с переходником для своего смартфона, который должен подойти и для этого древнего оборудования.

— Сможешь подключить это? — спросила я, протянув Киму кабель и плеер.

Он взял в руки только кабель и, примерив его к одному из слотов, сказал:

— Без проблем.

— Вот и отлично! — обрадовалась я, — Тогда приступим!

В первую очередь стоило бы настроить звучание. Пятьдесят процентов качества звука зависит от правильной настройки колонок. Оборудование может и старое, но не настолько, чтобы так противно проигрывать композиции. Некоторые дорожки заедали, когда я пыталась настроить басы, динамики, балансы и ударные, на что колонки пару раз неприятно заскрипели, но никто не обратил на это внимание, словно ничего и не услышали. Явно привыкли к такому.

В настройке звука я разбираюсь достаточно хорошо благодаря отцу. Он работает на звукозаписывающее студии, и я часто заглядывала к нему на работу, чтобы послушать, как записываются популярные группы. Конечно, в современных студиях оборудование обновляется каждый год, а такое там стояло лет десять назад. Хотя, должна признать, оно и сейчас является эталоном тех времен. Достаточно широко известный производитель и если отреставрировать, то продать можно за большие деньги. Не понимаю почему директор этого не делает. Вырученных денег хватит, чтобы купить и осветительные приборы.

Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы привести звук в надлежащее качество. Динамики в колонках больше не гремели, а играли более или менее чисто. Даже эта убогая и непригодная для дискотек музыка мне стала нравиться. Ким внимательно наблюдал за тем, как я настраиваю звук и когда я закончила, протянул мне мой плеер. Я выбрала заранее набранный плей-лист, но пока не стала его включать Вместо этого я сова обратилась к Киму.

— Ты знаешь, где можно настроить свет?

— За кулисами, — он показал назад.

— Понимаешь в настройке что-нибудь?

Ким поднял на меня возмущенные большие глаза.

— Конечно! Я единственный, кто разбирается в этом металлоломе.

Я засмеялась

— Тогда пошли, поможешь!

Мы убрали некоторые иллюзорные эффекты и оставили только рассеиватели и два лазера зеленого и красного цвета. Теперь в зале стало оживленней и больше похоже на вечеринку, чем на набор всех эффектов не думая о том, что они не сочетаются. Когда мы вернулись за стол, я резко прервала музыку и заслужила за это возмущенные крики. Не обратив на это внимания, я включила плеер и помещение заполнила заводная музыка, которая сразу же понравилась всем ученикам. Многие от радости что наконец услышали нормальную музыку, завизжали и зааплодировали. Добавив на последок басов, я решила, что на этом моя миссия окончена. Теперь меня устраивало все, и музыка, и качество звука и свет. Ура!

— Хорошая работа партнер! — я протянула Киму руку и он пожал е, широко улыбнувшись

— Рад был поработать!

— Обращайся.

— Я смотрю, хорошо разбираешься в технике, — заметил он.

— Да нет, — скривилась я, — Только в музыкальном оборудовании.

Ким еще раз улыбнулся.

— Ладно, иди, развлекайся. А я прослежу тут за всем.

Я подмигнула ему и, подскочив к краю сены, соскочила с нее. Черт! Стоило мне приземлиться на ноги, как правую свело болезненной судорогой. Уй блин, больно то как! Оперившись на сцену, я успокаивала ноющую ногу.

— Ты как? — донеслось со сцены.

Я взглянула на Кима, смотрящего на меня с беспокойством. Ты смотри, переживает! Я показала большой палец, мол все в порядке, а сама тем временем старалась скрыть состроенную гримасу. Ладно, не смертельно. Жива же, значит все в порядке. Окрыленная этой мыслью, я сделала шаг назад и тут почувствовала, что нога соскальзывает со ступеньки ведущей к танцполу. Успев прошипеть "проклятье", я полетела назад, но кто-то подхватил меня, не дав шлепнуться на пол. Сильные руки обвили мою талию, прижав себе. Я закинула голову назад и увидела Маркуса. Мы застыли. Я от неожиданности, а он наверняка от того, что эта самая подлая неожиданность приземлилась ему на руки. И вот скажете это обычная случайность? Да кто поверит! Один из самых эффективных трюков, чтобы познакомиться с парнем. Споткнулся и вуаля! Летишь к нему прямиков в объятия! Но увы, мы с ним уже знакомы и этот метод вряд ли подействует.

Пока мы сверлили друг друга глазами, я заметила, что его лицо так близко от моего, что могла бы коснуться, протяни я руку. Дыхание стало прерывистым и только со второй попытки смогла сказать:

— Вовремя.

Маркус нежно улыбнулся и это словно оживило его, потому что он тут же поставил меня на пол.

— Спасибо, конечно, но ты что, следишь за мной? — ехидно спросила я, — Вечно тебя встречаю в неожиданный момент.

Шутка не удалась, потому что выражение лица Маркуса оставалось каменным.

— Просто проходил мимо, — он серьезно посмотрел на меня.

От такого взгляда волосы на затылке встали по стойке "смирно"

— А я думала, что ты не любишь шумные места, — сказала я, чтобы как-то разрядить обстановку.

— Раз другой можно заглянуть, — выдохнул Маркус.

Мда… Ему не нравится стоять в моей компании. Чтож, не буду надоедать.

— Ну, веселись тогда, раз уж заглянул, — хмуро сказала я и попыталась обойти его.

Маркус поймал меня за руку и повернул к себе.

— Зачем ты так? — он посмотрел мне прямо в глаза.

— Что так? — разозлилась я, — Маркус, я не понимаю в чем дело?!

— Почему ты ведешь себя так, словно ничего не было.

Последние слова привели меня в ступор.

— Ничего и не было, — спокойно ответила я, — Мы даже с тобой не встречались. Я веду себя нормально в отличие от тебя!

— А как, по-твоему, я должен себя вести? Смириться и сделать вид, что все в порядке?

— Да! — воскликнула я, — Зачем ворошить прошлое. Забудь и живи дальше!

— Не могу, — тихо сказал он.

На тональность ниже и из-за музыки я бы его не услышала. Маркус продолжал держать меня за руку, но не крепко, чтобы не причинить боль. Ладонь была мягкой и теплой, почти согревающей.

— Маркус, — я шагнула к нему ближе и заглянула в лицо, — Ты не хуже меня знаешь, что у нас не такие отношения, чтобы горевать друг по другу. Мы пытались, и у нас не получилось. Значит, это судьба.

У Маркуса от злости бессмысленно забегали глаза. Его лицо было напряжено и на нем играло столько эмоций, что не прочесть. Он кивнул и, отпустив мою руку, сказал:

— Ну чтож, утешение ты нашла себе быстро.

— Это не честно с твоей стороны, — покачала головой я.

— Быть может.

Я улыбнулась лишь уголками губ.

— А может оно и к лучшему, что у нас ничего не получилось, — бросила я и резко развернувшись, нырнула в толпу, дабы скрыться из виду.

Пожалуй, настроение мне сегодня изрядно подпортили.

Меня трясло от злости на Маркуса. Короткий конфликт, состоявшийся мгновение назад полностью вывел меня из себя. До сих пор не понимаю, почему я не врезала ему, потому что это существенно подняло бы мне настроение и вернуло в реальность. Толпа вокруг меня неистовствовала, но я уже не обращала на них внимания. Даже девушка, которая чуть ли не запрыгнула на меня в порыве танца, не удостоилась определенного слова с моей стороны. Адреналин лишком жаждал свободы, чтобы реагировать на такие пустяки.

Растолкав последний ряд, я выскочила из толпы и быстрым шагом направилась к выходу. Если не подышу свежим воздухом, пострадают окружающие, потому что сейчас их спасает выставленный вокруг щит. Энергия внутри него бушевала и была на грани взрыва. Только я выскочила на улицу, как чьи-то руки обхватили меня за плечи. Это словно нажало на кнопку "запуск" в моем организме. Я зашипела и разъяренно обернулась, готовая встретиться с лицом человека, у которого есть все шансы получить в челюсть. Но злость немного спала, когда я увидела не того, кого ожидала. Волна облегчения прокатилась по всему телу, что нельзя было сказать о Стивене. Он выглядел растерянно, встретившись со свирепым выражением моего лица.

— Эм… что-то не так?

Выдавив из себя улыбку, я сказала:

— Надо подышать свежим воздухом, — голос почему-то дрожал.

— А может быть ты просто решила сбежать не попрощавшись? — предположил Стивен, и мне не понравилось то, что он прав.

Видимо, мое недовольство выразилось на лице, потому что парень кивнул, словно заодно и услышал мои нездоровые мысли.

— Чтож, не буду мешать.

Только он развернулся чтобы уйти, как что-то во мне щелкнуло, запрещая отпускать его.

— Но, пожалуй, не откажусь от компании.

Надеюсь, он не услышал нотки сомнения в моем голосе.

Белобрысый парень обернулся с сияющими глазами, что доказало мое хорошее актерское мастерство.

— Хочешь сказать, я могу скрасить твое одиночество? — ехидно улыбнувшись как Чиширский кот, спросил он.

— Ну… — протянула я, — Не столько буквально, но Да! Хотя если ты принесешь что-нибудь выпить, я смогу сказать, что вечер удался.

— Жди меня у фонтана, я скоро вернусь, — с этими словами он развернулся и растворился во мраке зала.

Фонтан очередной раз напомнил мне о Маркусе, но мне хватило силы воли, чтобы подойти ближе. Самое удивительное, что здесь никого не было, потому что это место пользуется обширной популярностью среди учеников. Вода как всегда светилась и переливалась оттенками синего и голубого перламутра, радуя глаз. Ослепленная данной красотой, я села на край фонтана и легко коснулась пальцами светящейся воды. Она была теплая на ощупь и покалывала энергией. Какой-то легкий разряд тока прошелся вверх по руке и это нельзя было назвать приятным. Я поежилась и попыталась выдернуть руку, но ее словно парализовало. Вода засветилась ярче и приподнялась в уровне, а тонкая нить стремительно обвилась вокруг запястья. Дыханье перехватило и страх окутал меня, как плотный кокон не давая пошевелиться. Я запаниковала первый раз в жизни. Попытки вырваться, не увенчалась успехом. Нить обвилась сильнее и туже выше локтя, насквозь пронизывая тело холодом. Один резкий рывок и я оказалась в воде, которая сейчас была ледяной. Я пыталась хвататься за воздух, не думая о том, что это никак не поможет в данной ситуации. Инстинкт самосохранения применял все способы. Что-то схватило меня за ногу и дернуло вниз. Кое-как удалось нашарить борт, но руки соскользнули. Меня тянуло на дно и я никак не могла это остановить. От очередного резкого рывка вниз, у меня из горла вырвался крик и легкие потеряли основную часть воздуха. Поверхность воды над головой становилась все дальше и дальше. В этот момент не хотелось смотреть вниз, отчасти потому что я боялась увидеть что-нибудь страшное то, что тащит меня вниз, отчасти потому, что не хотела терять из виду поверхность. Активно болтыхая руками, истратила остатки воздуха и стало нечем дышать. Была потеряна всякая надежда на спасение, как тут я упала на что-то твердое. Жадно глотая воздух и кашляя, мне хватило нескольких секунд, чтобы придти в себя и суметь открыть глаза. Вокруг темнота. Хоть глаза коли ни черта не видно. Черный бархат тьмы резал глаза. В голове на мгновение мелькнула мысль о том, что я умерла, но пока ни в чем не уверена. Удивительно было, что одежда сухая. Медленно и неуверенно встав, огляделась вокруг в надежде узреть искру света. Сердце билось в бешеном ритме, а страх уже подступил к горлу, желая вырваться. Без паники Джесика. Где я? Интерпретация ада? Где же тогда дьявол с вилами? Сознание придумывала самые абсурдные варианты и если не остановлюсь, то дойду до еще более глупых. Мне в спину ударил яркий неоновый свет. От неожиданности, я обернулась прыжком, автоматически выставив щиты. Как их опустила не помню. Из-за резкого света пришлось зажмуриться, но сияние начало постепенно ослабевать, превращаясь в три человеческие фигуры в летящих одеждах. Стало как-то не по себе и только оцепенение не позволило сорваться с места и бежать.

— Полукровка! — с неприязнью в голосе произнес стоящий в центре призрак с длинной бородой.

— Кто? — выдохнула я, радуясь тому, что могу говорить.

Призраки переглянулись и тот, кто назвал меня полукровкой, шагнул ближе, скорей даже подплыл. Я отступила и только сейчас заметила, что глаз ни у кого их этой троицы нет. Только чернота в глазницах.

— Не думал, что школа опустится до того, чтобы обучать Создателей.

— Вы о чем? — насторожилась я.

— Не делай вид, что не понимаешь, девчонка! — разозлился призрак.

— Я не люблю из себя строить дурочку! — огрызнулась я, — Не мой стиль. Говорите в чем дело и где я, черт возьми, нахожусь?

Второй призрак внезапно оказался передо мной. Движения я не заметила, поэтому испугалась.

— Ты, Создатель! — по слогам произнес он.

— Вы у меня это на лбу прочли?

— Да как ты смеешь!? — зарычал призрак и в эту же секунду, я отлетела на пару добрых метров из-за сильного удара.

Челюсть ныла от боли. Ну, сволочь! В мгновение ока я создала энергетическое ядро и кинула в призрака, но тот лишь отмахнулся от него, как от надоевшей мухи. Старик захохотал. От этого смеха по коже побежали мурашки и зашевелились волосы на затылке. Челюсть пульсировала сильнее, превращаясь в горящий отпечаток как от приложенной кочерги.

— Твоя энергия здесь бесполезна, — резко прекратив смеяться, сказал ударивший меня призрак.

Я кинула еще несколько ядер, но бесполезно. Он просто отшвыривал их в стороны.

— Что вам надо? — спросила я, сумев подняться.

Завтра все тело отомстит мне за такие нагрузки. Хотя, до завтра надо дожить…

— Ты не должна находится в этой школе! — невозмутимо сказал третий призрак.

— Я не особо сюда рвалась! — сквозь зубы процедила я.

— Тебе здесь не место!

— Представьте, у меня тоже промелькнула такая мысль.

— Она еще и огрызается, — сказал второй призрак и, обойдя бородатого и явно главного, встал слева от него, — В этой школе учатся только Укротители. Никогда здесь не ступала нога Создателя. Как ты смогла проникнуть сюда? — потребовал объяснений он.

— По спец приглашению!

— Не дерзи нам! — строго приказал бородач.

— Как ты попала в школу?! — повторил вопрос второй призрак.

Я коварно улыбнулась и ответила:

— По приглашению!

— Кто тебя пригласил?

— Мистер Льюис.

— Он не мог так ошибиться и пустить в школу Создателя! — разозлился бородач.

— Значит, ошибаетесь вы! — повысила голос я.

Второй призрак сделал еле уловимое движение, но на этот раз я заметила и успела увернуться Мне хватило секунды, чтобы создать протоновое ядро с так называемым детонатором взрывающегося при соприкасании с объектом. Призрак сделал еще одну попытку напасть, но на этот раз я была готова встретить атаку. Не дожидаясь разворота события, я выкрала момент пока он остановится и кинула в него заранее приготовленное ядро. Призрак отлетел на несколько метров и упал на землю спиной. Не дав "добрым приведениям" понять, что к чему, я создала еще парочку и кинула их в оставшихся двух. Один призрак, так же как и первый отлетел на приличное расстояние, но бородатый смог увернуться.

— Стой! — скомандовал он, выставив руку вперед, — Как ты это сделала?

— Протоновое ядро, — пояснила я, — Изучали неделю назад.

— Но ты не можешь плести их! — не поверил призрак, — Ты не Укротитель!

— Но при этом у меня получилось! — твердо настояла я, — Удивительно, правда?

Я заметила движение справа. Призраки поднялись с земли и подплыли к главному, встав от него по обе стороны.

— Создай блокирующий щит, — мягко попросил главный.

Немного поколебавшись, я собрала витающую на свободе энергию и впустила в себя. Когда она рассредоточилась, выбросила ее вперед. Бородатый призрак шагнул ко мне, и словно касаясь невидимой стены, погладил щит. Это прикосновение ощутила и я. Она холодком пробежалась по коже, оставляя колкий след. Внезапно, на меня навалилась невероятная усталость и щит дрогнул, испарившись шипением. В следующее мгновение я рухнула на колени, пытаясь придти в себя. Горло сдавило, желудок стянуло жгутом и меня стошнило. Когда желудок освободился я подняла глаза на внезапно оказавшегося рядом со мной бородатого призрака. Он присел на корточки и заглянул мне в лицо, я напротив, опустила глаза к черному полу.

— Даже я не понимаю, как, но в тебе мешается две силы, — спокойно сказал он, — По сути, ребенок от взаимной любви Укротителя и Создателя рождается только с одним направлением, но в тебе и то и другое.

Тут я подняла на него глаза.

— И что вы хотите этим сказать? — голос был хриплым.

— Только одно. Когда предстоит выбор, следуй зову своей души.

— Не сердца? — ухмыльнулась я.

Призрак покачал головой.

— Души…

С этими словами он махнул у меня перед лицом рукой и снова мрак.


Я очнулась лежащей на животе рядом с фонтаном. Голова неприятно гудела. Во рту держала кисло-сладкий привкус, а челюсть неприятно болела. Значит, все это мне не приснилось. Кое-как получилось встать, но долго я так не выдержу. Шагнув к фонтану, я точно так же отошла от него, вспомнив, что туда и упала. С опаской, шагнув от светящейся воды, медленно выдохнула, безуспешно пытаясь собрать мысли в кучу. Но было уже не до этого. Глаза заволокло темной пеленой, голову болезненно сдавило и мир поплыл перед глазами. Если это не сотрясение, то мои варианты на этом иссякли. Уу-у… Как хреново то! Кто-то тронул меня за плечо и от этого прикосновения я вздрогнула. Резко обернувшись, я снова встретилась с удивленным лицом Стивена. В руках он держал два стакана.

— У тебя такой вид, словно ты приведение увидела!

Да ну, правда, что ли?! Но вместе этого я ответила:

— В каком-то роде… — выдохнула я, — Это мне? — указала на стакан.

— Да, — с подозрением ответил Стивен и протянул напиток.

Я выпила залпом все содержимое стакана. Фу, какая гадость, но отрезвляет.

— Что это? — спросила я, рассматривая дно стакана, словно там могло что-нибудь появиться.

Стивен не ответил, и я вопросительно посмотрела на него. Тот стоял с ошарашенным лицом, словно тоже увидел призрака.

— Что? — настоятельно спросила я.

— Это было… — он запнулся — текила.

Мои брови полезли на лоб.

— Ты меня споить решил?

— Это ты попросила "выпить", а не попить.

— Какой же ты буквоед! — выдохнула я, — Но все равно спасибо, это мне и нужно было.

— Не я буквоед, а ты неправильно излагаешь свои мысли.

Я не удержалась от улыбки.

— Здесь что-то произошло, пока меня не было? — протянул он.

— А сколько тебя не было?

— Минут пять, не больше, — пожал плечами Стивен.

Как интересно. А мне показалось, что гораздо дольше. Может, действительно сон, обычно он длится не больше шести секунд, когда нам кажется, что пару часов. Я дотронулась до челюсти и даже от этого легкого касания она заныла от боли, а когда пошевелила рукой, за компанию заныла и спина. Когда призрак меня ударил, я приземлилась именно на нее. Скривившись под стать ощущению бросил взгляд на внимательно разглядывающего меня Стивена.

— Здесь явно что-то произошло, пока меня не было, — сказал он.

Мило улыбнувшись, я спросила, проигнорировав его вопрос:

— Что ты знаешь об этом фонтане?

Стивен нахмурился от внезапной смены темы.

— А что именно ты хочешь узнать?

— Желательно все.

Он хмыкнул и тяжело выдохнул.

— Чтож. Знаю только, что вода это что-то вроде жидкой энергии.

— Вот почему она постоянно светится? — перебила его я.

— Да, — кивнул Стивен и продолжил, — Поговаривают, что на дне обитают три духа основателей школы. Еще я слышал, что якобы полоса препятствий создана для того, чтобы найти избранного Укротителя, но о нем ты наверняка слышала.

— И не раз, — недовольно промямлила я.

Стивен засмеялся горловым смехом, пытаясь сдержаться. Плохо получалось.

— Очень смешно, — возмутилась я и скрестила руки на груди. Не стоило этого делать, потому что спина дала знать о своем плачевном состоянии, — Ты не представляешь, каково мне слушать это на каждом уроке истории!

— Приятно знать, что с тобой учится Избранная.

Я одарила парня далеко не дружелюбным взглядом.

— И ты туда же?

— Ладно, не буду… — он поднял руки, показывая, что сдается.

— Угу, — не поверила я, — Так что там с полосой и… хм… Избранным?

Меня бесит уже последнее слово.

— Ну, якобы пройти полосу до конца может только… — он поколебался, — Избранный.

— Значит, директор он и есть?

— Нет, он просто слишком сильный Укротитель, но не достаточно, чтобы пройти полосу без увечий. Сама знаешь, что я имею в виду.

Я кивнула и медленно вдохнула. Тут вспомнила слова призрака о том, что я наполовину и Укротитель и Создатель. Что-то у меня уже голова пошла кругом. Ответ на вопрос "кто я" знает только один человек — вышеупомянутый директор, мистер Льюис. Он наверняка знал, кого брал на обучение в школу, так что пусть предоставит полный отчет по этому делу.

— А почему ты спрашиваешь? — прервал мои раздумья Стивен.

— А потому что интересно! — передразнила его я и поняла, что прозвучало достаточно грубо.

Скривившись в ангельской улыбке, чтобы смягчить мой прокол, я пару раз хлопнула глазками и окончательно развеяла свое невежество.

Хм… Когда меня последний раз мучила совесть за сказанное!? А, черт! Что со мной?! Может, взрослею?

Через десять минут мы вернулись в зал, где сейчас играла медленная музыка. Не помню, чтобы я вносила в плей-лист эту песню. Лазеру кто-то отключил и вместо этого поставили эффект дождя, который светящимися капельками спускался до середины помещения. Парочки медленно следовали ритму музыки притянувшись друг к другу как можно плотнее. За столиками сидели одиночки, у которых явно не было пары на вечер. Я еще раз посмотрела на танцпол и узрела Лору, голова которой покоилась на плече Питера. Как мило. Они двигались очень медленно, но будто бы отрепетировав каждый шаг заранее. Рядом с нашей парочкой танцевали Алекс и Стела. "Мое солнце", что-то смеясь, нашептывала Алексу, и в какой-то момент мне показалось, что они вполне нормальные люди. Но это только видимость. Мой взгляд упал на парочку у сцены. Маркус и еще какая-то девушка, мило обнявшись, танцевали под ритм музыки. У девушки было такое счастливое лицо, словно ей подарили очень дорогой подарок. А могла бы танцевать с ним ты, отозвался внутренний голос. Пошла вон из моей головы. Дурацкие мысли в голову лезут! Тихо фыркнув, я направилась за ближайший столик, за которым сидел скучающий Боб. Панк, с которым я познакомилась еще в начале учебного года, благодаря Сиене. Поздоровавшись, я села напротив него лицом к танцполу. Стивен сделал то же самое.

— Может, потанцуем? — внезапно предложил парень, облокотившись на стол и приблизившись ко мне лицом.

— Я бы с удовольствием, но сегодня каталась на скейте и подвернула ногу, — соврала я.

Ну да, соврала. И что? Не люблю я медляки, что тут поделаешь? Стивен понятливо кивнул и протянул мне стакан с уже знакомой текилой.

— А здесь у вас разрешают пить алкогольные напитки? — спросила я, искренне удивившись.

— Нет, но преподаватели уже ушли. Они празднуют по своему, — улыбнулся он.

Не по-хорошему посмотрев на стакан, я взяла его, предчувствуя, что сегодня лимита с напитками не будет. А черт с ними! Выпив залпом все содержимое, я который раз наблюдала, как у Стивена полезли брови на лоб.

— А где можно достать больше?

Меня понесло. Полчаса спустя я сидела в окружении шумных учеников, соревнуясь с Роджером, кто больше выпьет. Зря он связался с мастером. После пятнадцатой стопки Роджера развезло так, что он стал в каждом человеке узнавать свою маму. Мне он признался в любви и обещал жениться, как только протрезвеет. Я чуть ли, не заикаясь от смеха, наблюдала за однокурсником, который сейчас пытался танцевать брейк на середине танцпола. То, что он пытался сделать, было больше похоже на картину "Овца во время землетрясения". Под аккомпанементами и поддержкой следуемой за будоражащими криками, Роджера понесло еще больше и парень начал раздеваться под быструю ритмичную музыку. Когда с него слетела рубашка и показалась бледная сухопарая грудь, по которой можно изучать строение человека по анатомии, я не выдержала. Сумев встать со стула, уверенно, шатаясь, не упав, направилась к разбуянившемуся Роджеру, который уже расстегивал ремень. Остановив парня ухватившись за пряжку, я заглянула ему в глаза и серьезно заявила:

— Не надо.

Роджер посмотрел на меня обиженными глазами. Угрожающе покачав головой, всем видом показала, что если дрогнет ширинка у него на брюках, жестокая расправа последует незамедлительно. Подхватив рубашку с пола, я вручила ее парню и повела к столу под возмущенный гул учеников. Извращенцы! Даже если бы мне заплатили, не стану смотреть такой стриптиз! Когда мне удалось усадить за стол брыкающегося Роджера, уселась напротив сама, пригубив еще одну стопку текили. Одобрительные возгласы стали громче. Стивен сидел справа, наблюдая за мной офигевшими глазами ухватившись руками за голову. Брови не желали опускаться… Налив из замаскированной под сок бутылки, еще напитка, я предложила сыграть любому из желающих. Толпа начала играть в гляделки. Наконец, кто-то стал пробираться сквозь тесные ряды к моему столику и за последнее свободное, место сел Алекс. Немного выдержав его взгляд, я пододвинула к нему стопку с горячительным напитком и ехидно улыбнулась.


После еще партии стопок, провал памяти. Кадры мелькали в голове как вспышка фотоаппарата. Крики, люди, стаканчики, много стаканчиков, плохо, хировато. Темнота.


"Замечательный напиток текила: выпил и чувствуешь себя кактусом,

причем на утро иголки растут внутрь!"


Проснулась я оттого, что дико болела спина, челюсть, ноги: все мышцы, даже те, о существование которых я и не подозревала до сегодняшнего утра. Ощущение, как после хороших побоев, но самое странное, что от похмелья не было и следа. Высунув голову из-под одеяла, зажмурилась от яркого света и залезла обратно. Уу-й… болит то, как все! Боясь, пошевелится, легко сдвинула покрывало с закрытых глаз и медленно привыкала к свету в таком положении.

— Просыпайся, алкоголик… — пропел голос Чика.

Приподняв голову, и открыв один глаз, увидела его сидящим на тумбочке, с интересом наблюдая за мной.

— Я не алкоголик, — прохрипела я, — Просто человек, который не знает меры, — плюхнулась обратно на подушку и закрыла глаза.

Не стоило этого делать, потому что кровать покачнулась, потревожив покоящееся в спокойном состоянии мое тело. Простонав от боли замерла, чтобы не ухудшить положение.

— Во-во, — чирикнул этот зараза.

Мгновение спустя, комнату залило еще более ярким светом. Приспустив одеяло, обнаружила Лору, возившуюся с жалюзи.

— Ты жестокий человек, — заныла я.

— Доброе утро! И о жестокости не тебе мне говорить…

Тут я посмотрела на нее внимательно.

— Что ты имеешь в виду?

— Расскажу за завтраком. А пока умойся, оденься и приведи себя в порядок.

— Все так плохо? — обеспокоилась я.

Лора только улыбнулась и кивнула на дверь.

Нет, сама я не встану. Я почувствовала как Чик спрыгнул с тумбочки и приблизился маленькими прыжками к моему лицу.

— Уйди, не стой над душой, — через одеяло сказала я пернатому.

Тот чирикнул. Гад!

— Вот скажи, — начал попугай, — кто тебя так пить научил?

— Это талант, — усмехнулась я, — этому нельзя научится. Ой, не приставай, иди, полетай!

— Моя хозяйка пьяница. Слушай, тебя кодировать пора, — предложил пернатый.

— А я тебя кастрирую! — не успел попугай отреагировать, как я высунула руку из-под одеяла и схватила его. Тот лишь успел пискнуть от испуга. Улыбнувшись, от чего заныла челюсть, чмокнула Чика в макушку и раскрыла ладонь. Он в мгновение вылетел, усевшись подальше от меня на карнизе. Перья встали по стойке смирно, а сам попугай выглядел явно ущемленный собственный достоинством.

— Фу, блин! Не люблю, когда ты так делаешь!

— Я тоже не люблю этого делать. Потом выплевывай твои перья!

— Вот, зараза! — чирикнул пернатый.

Встать удалось не сразу. Во-первых, все мышцы взбунтовались, во-вторых, это за компанию сделали и кости. Особо болели ноги и руки. Прошаркав до зеркала перетерпев адскую боль, с опаской заглянула в него. Явный недосып и перепой, судя по опухшему лицу и мешкам под глазами. Волосы странно торчали в разные стороны, словно наэлектризованные. Проведя по ним рукой, пыталась улучшить состояние. Не получилось. Значит, будет хвост!

После того, как я привела свое аборигенное высочество в цивилизованный вид, спустилась с Лорой в столовую. Самым ужасным был спуск по лестнице. Мышца на ногах скрипели от боли, и каждый шаг давался с трудом. Есть правило, если после изнурительной нагрузки мышцы ополчились против вас, не следует злить их еще сильнее. Не надо делать резких движений и не стоит нагружать себя тяжестями. Ну чтож, постараюсь

Уже у входа в столовую я почувствовала неладное. Все странно косились на меня и подталкивали друг друга в бок, чтобы заявить о моем появлении. Послышался тихий шепот, и мне он не нравился. Чувствую, что-то произошло вчера, и это что-то мой мозг отказывается воспринимать, решив утаить от меня, введя в забвение. Через уже пристальные взгляды мы с Лорой так и быть добраться до нашего стола. Не успели мы сесть, как я набросилась на Лору с расспросами:

— Ну, — помялась Лора, — Ты вчера выпила лишнего…

— А то я не догадалась! Говори, что было, и почему все смотрят на меня?

— Что ты помнишь последнее? — поинтересовалась Лора.

Я задумалась, а что была последним событием на моей памяти?

— ммм… Двенадцатая рюмка текили и дальше провал.

— Хорошо, — Лора устроилась поудобнее облокотившись на стол, пряча руки, — После этой самой рюмки, ты начала высказывать Алексу все, что о нем думаешь.

На моем лице явно выразилось испуг, потому что Лора осуждающе кивнула, поджав губы.

— Какую правду? — насторожилась я.

— С чего бы начать? — задумалась она, — Пожалуй с того, что ты заявила, тормозной деятельности его мозга. Потом ты рассказала историю о том, как он сбежал из психиатрической поликлиники, в которую загремел, потому что покусал принесшего почту почтальона. После ты живописно описала то, как тот гнался за бедолагой, вырвав солидный кусок брюк у него с задницы, показав на обозрение всем наблюдающим за этой картиной прохожим, белые трусы с сердечками. Там еще что-то было про стерилизованную мумию…

Я застыла с вздернутыми от удивления бровями.

— Ну, теперь, он знает то, что я о нем думаю. Даже больше… — выговорила я, — Но что-то мне подсказывает, что это не все.

Лора покачала головой.

— После вышесказанного, ты стала наезжать на Стелу и назвала ее кукольной пародией на мыслящее существо и сказала, что такой клизме как она надо знать свое место.

Иронично хмыкнув, глядя подруге в глаза, я серьезно сказала:

— То, что ты рассказала ни для кого не новость, переходи к делу Лора…

Та медленно выдохнула.

— Стела вызвала тебя на дуэль после твоего тонкого намека.

— На сколько тонкого?

— Тоньше не бывает. Ты сообщила, что она слабачка, и кроме разговоров ничего не может.

— Деликатно, — выдохнула я, — И?

— Вы решили устроить дуэль прямо в зале. Парадную дверь закрыли, и условие было таким: пока один из вас не рухнет без сил, не прекращаете. После этого, ты на всю громкость врубила какую-то тяжелую музыку…

— Готова спорить, что это "RAMMSTAIN", — перебила ее я.

Лора кивнула и продолжила:

— После того, как включили музыку, вы начали сражаться. Стела смогла тебя отшвырнуть на приличное расстояние, и ты упала на спину. В какой-то момент, нам показалось, что ты отключилась. Но тут ты вскочила с такой скоростью, что я еле заметила, — Лора приблизилась ко мне ближе лицом, — Джес, у тебя глаза горели. Намного ярче, чем в первый раз. Ты в мгновение создала два ядра третьего уровня с положительным и отрицательным зарядом внутри. Никто не увидел их полета. Только потом все заметили, что они разрушили блокирующий щит Стелы. В эту же секунду ты послала в нее две парализующие ленты, которые угодили в левое плечо и правую ногу. Стелу парализовало и сейчас она у миссис Монтер.

— Мы же ядра изучаем только через месяц, а ленты на третьем курсе… — приглушенно сказала я.

— Вот именно, — ответила Лора, — Я не понимаю, как ты смогла это сделать.

— Как Стела?

— Придет в себя через пару дней. Но чудо, что ты не задела сердце лентой…

— А оно у нее есть..? — пробурчала под нос я.

— Джес!

— Ладно, ладно. Все! Навещу ее ради приличия и принесу апельсинчики.

Лора опустила глаза к столу и старательно избегала смотреть мне в глаза. Если бы не знала ее, решила, что просто задумалась.

— Что ты мне недоговорила?

Лора скривилась.

— Когда Стелу уносили, Алекс обещал тебе отомстить.

Сердце сделало сальто. Не от испуга, а от неожиданности. Мда, доигралась. Дантес, блин!

Мы завтракали в жуткой тишине. Каждый думал о своем. Я изувечила Стелу, крутилось в голове. Может, она этого и заслуживает, но не так. Как я смогла создать энергию, которой не владею? Это действительно странно. Напрашивается вопрос, а та ли я за кого меня принимают? Избранная ли? В голове снова вспыхнули слова призрака о том, что я и создатель и укротитель, при чем сочетаться эти два дара не могут, но во мне они работают согласованно. Тогда, кто вчера сражался со Стелой? Какая из двух моих сторон? Укротитель, который просчитывает все на ход вперед и осторожен в своих действиях, или же Создатель, который живет лишь своими желаниями и эмоциями? Скорей я склоняюсь ко второму варианту. Все же надеюсь, что у меня не раздвоение личности. Провал памяти можно объяснить выпивкой, агрессию тоже. Но вот то, что я могла хладнокровно причинить вред человеку, при чем намеренно, с угрозой для его жизни, это что-то из ряду вои выходящее. Я всегда отшучивалась, что у меня черная душа, может, наконец, это проявилось и стало правдой? Если кому-нибудь каждый день говорить что он идиот, в конце концов, он сам в это поверит. Такой же случай и со мной. Договорилась, одним словом. Идея о том, что надо бы пойти к директору и выяснить, что к чему, становилась первоочередной.

После напряженного завтрака, мы с Лорой вышли на улицу, где не на шутку распалилось солнце. Яркие лучи проникали даже в оттененные части коридоров, заставляя, жмурится. Глаза не желали привыкать к свету, но, в конце концов, прозрела и увидела перед собой на ограждении гордо восседающего золотистого сокола. Тот сидел смирно, словно статуя, изредка косясь на проходящих учеников, которые не обращали на него внимания, словно его и не видно. Лапку охватывало тонкое красное кольцо, что свидетельствовала о том, что у сокола есть хозяин. Но кто? Толкнув Лору в бок, я указала на птицу:

— Смотри, какая прелесть! — улыбнулась я.

— Это сокол Алекса, Силч.

Всю прелесть в моих глазах птица потеряла.

— Выпустил птичку погулять? — сарказмом произнесла я.

— Нет, — насторожилась Лора, — Алекса рядом нет, и он сидит там, откуда лучше всего видно небо. Он выпустил его на охоту, но на кого, здесь птицы не летают.

Я внимательно посмотрела на нее.

— И что ты хочешь этим сказать?

— Не знаю, — сказала Лора и шагнула ближе, — У него какая-то цель. Я чувствую это.

Тут сокол пригнулся и поднял голову к небу. Я проследила за его движением. Серая птичка очень быстро перелетела здание, и уселось на ближайшем выступе колонны. Присмотревшись, я узнала в ней моего попугая Чика. Тот сейчас спокойно сидел и чистил свои крылышки. Удовлетворившись результатом за считанные секунды, он взлетел, и то же самое сделал сокол, сверля глазами Чика и стремительно приближаясь к нему. Тварь. Вот значит, какая цель. Не думав ни секунды, я высочила на середину площади.

— Чик, — крикнула я, — Берегись, сзади!

Реакция попугая не подвела его. Он сразу заметил приближающуюся опасность и смог увернуться. Сокол завис воздухе из-за промаха, но его это не остановило. С молниеносной скоростью он в точности повторял движения моего попугая, не отставая, играясь с ним. Чик смог увернуться еще от одного нападения, виляя из сторону в сторону. Сокол сделал рывок и тут, острые как лезвие бритвы когти, впились в моего питомца, пронзив его. Пронзили они и меня. Сердце билось в бешеном ритме, наблюдая, как завис хищник с добычей в лапах. Ярость вскипала изнутри, сжигая душу и напрочь лишая ее чувств. Мне не надо было смотреть в зеркало, чтобы знать, что глаза пылают. Не выдержав, я пустила в сокола несколько наведенных ядер, но они отскакивали от него, как мячи от стены. Я пустила ядра с зарядом, и блокирующая стена дрогнула. Птица это почувствовала и отпустила Чика, улетев прочь. Мой попугай медленно летел вниз, а вместе с тем, к горлу подбирался крик, желающий свободу. Сумев сорваться с места, я поймала бездыханное и окровавленное тело любимца. Слезы потекли из глаз жгучими струйками, и никто сейчас не в силах остановить их. Солнце словно почувствовав мою злость, спряталось за кучевыми, тяжелыми облаками. На маленьком тельце Чика зияли три кровоточащие ранки, окрасив светлое оперение в кровь. Руки стали влажными и красными. Дыханье дрожало, а в душе зарождалась месть. Вытащив из кармана ветровки платок, завернула в него тельце Чика и быстрым шагом подошла к замершей Лоре.

— Где эта сволочь?!

— Джес…

— Где он! — крикнула я.

Лора вздрогнула и прикрыла глаза, опустив их к земле.

— Сегодня пятница, они на тренировке по полосе…

Она не успела закончить как я, аккуратно отдав ей тело Чика рванула по коридору к площадке для тренировок. Ярость бушевала во мне как цунами, жаждущее поглотить все на своем пути, уничтожить все ее цель. Руки, измазанные кровью, тряслись как от холода, из губ вылетали проклинающие слова. Я не видела никого и ничего. Меня кто-то окликнул, но мне было все равно. Забежав на тренировочную площадку, я глазами нашла Алекса и стремительно направилась к нему. Он меня заметил и выставил защитные щиты, сквозь которые не пройти, но я каким-то способом проскользнула сквозь них, ощутив лишь легкое покалывание. Алекс явно удивился и оторопел от этого, застыв. Не дав ему придти в себя, я решила не пользоваться энергией и, размахнувшись со всей силы, врезала по челюсти блондину. Глухой звук и он рухнул на землю, держась за челюсть. Я хотела еще и подскочила к нему, как кто-то схватил меня, держа за предплечья притянув к себе. Было все равно кто это. Пытаясь вырваться, меня только сильнее взяли в тиски, не давая, пошевелится.

— Мразь! — крикнула я, очередной раз, попытавшись вырваться, — Иди сюда! Я из тебя все дерьмо вытрясу!

Алексу помогли встать. Я сверлила его испепеляющим взглядом, и если бы это было в моих силах, то от него бы ничего не осталось. Только кусок дерьма, кем он и является.

— Лично ты не смог отомстить? — чуть ли не плача зло кричала я, — Решил как последняя крыса напасть со спины! Ты громила, отпусти меня! — бросила я державшему меня, но тот не отреагировал.

Хорошо. Наступив человеку на ногу, я оттолкнула его. Только сейчас заметила, что это был Маркус. Он лежал на земле и смотрел на меня взволнованными глазами. Проигнорировав, повернулась обратно к Алексу. Вызвав стихию земли и огня, создала в руке шар. Все шагнули назад, и мне плевать, если их заденет. Знаю только, что Алексу будет очень больно. Это я обещаю. Размахнувшись, я взяла цель, но тут шар погас шипением.

— Хватит! — раздался строгий голос миссис Гайзил, — Достаточно Бейсон, вы сегодня показала свое истинное лицо!

Она встала передо мной, посмотрев на меня злым выражением лица. Мое состояние было не лучше.

— У вас уже и глаза пылают… — протянула с отвращением она, — Типично для…

Гайзил не договорила.

— Сейчас вы идете со мной к директору! — схватив за предплечье, она вытолкнула меня из круга зрителей, пришедших посмотреть на этот балаган.

Гайзил кивнула на Алекса и Маркуса, чтобы они шли следом. Зачем ей последний, стало загадкой. Он тут абсолютно ни при чем. Мою руку она сжала сильнее и повела рядом с собой, не давая вырваться. Адреналин бил из ушей, дрожь пробивалась изнутри словно от холода, зубы выплясывали чечетку и я стиснула их сильнее чтобы как-то успокоить. Спиной ощущала тяжелый взгляд Алекса шедшего за нами. Мысль о том, чтобы развернуться и врезать еще раз мне начинала нравиться все больше. К сожалению, стальной захват наставницы не давал мне такой возможности.

Мы подошли к кабинету мистера Льюиса, и Гайзил, оставив меня в коридоре, первыми завела туда Алекса и Маркуса. Яростно стукнув о стену рукой, я утерла засохшие слезы и, выругавшись, села на пол. Мыслительная функция отключилась и не желала сотрудничать с подсознанием. Тварь! Как он мог так подло поступить?! Скоро месть станет моим основным оружием. Если я ничего не предприму, то не прощу себе этого никогда. Алекс ответит за то, что убил Чика и если ему повезет, он отключится раньше, чем я с ним закончу. Злость внутри меня нарастала, и становилось все тяжелее дышать. В голове вихрем крутились варианты, как отомстить Алексу, но так ни к чему и не пришла. Но я найду способ, поверьте.

Минута за минутой, дверь открылась, и в проеме появилась миссис Гайзил, кивком пригласив войти. Вид у нее был далеко недружелюбный.

Директор сидела за своим столом тоже не с хорошим настроем. Напротив него стоял Алекс, который на мгновение бросил на меня взгляд и повернулся обратно к Льюису. Маркус стоял чуть позади и сейчас смотрел на меня.

— Садись, Джесика, — сказал директор.

Назвал по имени, значит все хреново. Плевать!

— Спасибо, — хмуро ответила я, — постою.

Директор немного выдержал мой взгляд и сказал:

— Можете мне объяснить, что произошло на площади?

— А разве вам еще не рассказали?

— Я хочу услышать твой вариант событий, — строго ответил Льюис.

Я выложила всю историю целиком, вплоть до чувств. О последнем не так буквально, но подействовало. Директор, мягко говоря, рассвирепел. Он посмотрел на Алекса убийственным взглядом и если бы мог ходить обязательно вскочил бы с места.

— Алекс, как ты посмел убить ее помощника?! — разозлился он, — Ты понимаешь последствия этого?!

Блондин молчал, смотря куда-то в сторону.

— Такие животные очень редки в природе и связаны со своим хозяином цепью энергии. Убив помощника, ты ослабил Джесику как Укротителя! Не говори мне, что ты этого не знал!

— Я это знал, — мгновенно ответил Алекс и, наконец, взглянул на директора, — Поэтому и приказал своему соколу убить ее помощника, чтобы ослабить. Теперь, ты не на столько сильна? — он обратился ко мне с долей усмешки в голосе.

— Зато у меня достаточно физической силы, — я шагнула к Алексу, у которого в руке уже возник энергетический шар.

— ХВАТИТ! — крикнул директор, да так, что его голос даже почувствовался на коже.

Мы с Алексом уставились на него, словно видим впервые.

— Алекс, Маркус и Джесика, — все кто участвовал в этой потасовке, наказаны! Будете работать в столовой неделю! — строго сказал директор.

— А Маркус тут при чем? — спросила я.

Если вы решили, что я за него заступаюсь, ошибаетесь. Просто хочу получить возможность остаться с Алексом наедине в столовой. И плевать, что меня выкинут из школы, но на этом мерзавце я оторвусь по полной. Он будет мать молить, чтобы та родила его обратно.

— Мне все равно! С начала следующей недели вы работаете в столовой! — настроен он был решительно.

— Маркус, Алекс, миссис Гайзил можете идти. Джесика, останьтесь.

Угу, будут бить.

Когда мы с директором остались одни в кабинете, он еще раз предложил мне присесть, но на этот раз я не отказалась. Чувствую, разговор предстоит напряженным.

— Соболезную. Смерть помощника это большая утрата, — тихо сказал он.

От злости не осталось и следа.

— Не только, он еще и был моим другом!

Директор кивнул.

— Помощники очень редкие животные. В год их отлавливают двадцать, двадцать пять. Взрослых особей порой не получается приручить, а новорожденных почти нереально найти. Поэтому они бессмертны и передаются из поколение в поколение.

Мои брови на мгновение взлетели верх.

— А ты никогда не задумывалась о том, что для птицы семнадцать лет достаточно большой возраст?

Я отрицательно покачала головой.

— Чик был и все. Не желала замечать, что он может умереть от старости.

— Животные привязаны к своим хозяевам нитями силы и дополняют энергию хозяина. Помощника может убить только другой помощник, и если это случится, хозяин может потерять часть силы.

— Какой именно мистер Льюис, — мой голос звучал грубо, — Укротителя… или Создателя?

Директор словно ожидал сказанных мною слов.

— Откуда ты это узнала?

— Да вот, духи фонтана рассказали такую историю. Они очень убедительно растолковали свои мысли.

— И что же они рассказали? — поинтересовался он.

— Оказывается я на половину и Укротитель и Создатель, но почему-то во мне мешаются два этих дара, что не может быть. А вы как сможете мне это объяснить?

За семнадцать лет я до сих пор о себе ничего не знаю, мелькнуло в голове. Отлично!

— Это нужно спрашивать у твоих родителей. Я не могу рассказать о тайнах вашей семьи, так что извини.

— Какого черта?! — разозлилась я, — Я не понимаю, кто я такая! Попала в школу стихий, а в итоге оказалась создателем! Вы ведь знали кто я, зачем вы меня сюда взяли?! Туда, где подобных мне ненавидят!

— Джесика, успокойся, — приказал Льюис, — Ты не Создатель, всего лишь на половину, но ты и Укротитель! Ты попала по адресу, не надо даже задумываться об этом!

— Предположим, — спокойно выдохнула я, — Но что мне делать со второй своей половиной? Смирится?

— Вот именно. Пользуясь и тем и другим даром, ты можешь убить себя. Нельзя их мешать, вот поэтому я тебя здесь оставил, чтобы ты научилась контролировать свою силу. Но, с каждым днем ты становишься сильнее, и способности Создателя проявляются все чаще. Сегодня ты уже вызвала шторм из-за того, что была зла. Вчера в небе раздался гром, и тоже, потому что ты злилась.

— И что же это означает? — я наклонилась к директору, положив руки на стол, — Что я становлюсь Создателем?

— Если не научишься себя контролировать, возможно, оно так и будет.

— И вам не страшно держать столь опасное оружие в своей школе?

Голос у меня прозвучал с толикой угрозы. Что со мной? Директор уставился в мои глаза, и я поняла почему. Они снова вспыхнули, синим пламенем.

— Джесика, — тихо и почти нежно сказал он, — Прошу тебя, борись. Не давай эмоциям поглотить себя.

— Я буду стараться, — произнесла я, — Кто знает о моей второй сущности кроме вас? Миссис Гайзил я так полагаю?

Мистер Льюис кивнул.

— Еще мистер Айзек и мисс Ферас.

Очень мило. Все кроме меня.

— Поему же вы мне об этом не сообщили?

— Мы думали, что вторая твоя половина не покажет лица. Увы, все получилось в точности да наоборот.

— Это ваш просчет, — припечатала я.

— Да, — кивнул директор, — Это мой просчет.

— Мне можно идти?

Секундная пауза.

— Да, можешь идти.

Тут я вспомнила слухи, которые ходят обо мне по школе.

— Мистер Льюис, это значит, что я все-таки не Избранная?

— Не могу с уверенностью сказать это, это может так же значить что и Избранная. А что?

— Хотелось бы развеять этот слух.

— Есть один способ это проверить?

Интересно, и как же? Я вопросительно посмотрела на директора.

— Полоса препятствий. Только Избранный может пройти ее.

Улыбнувшись, я закивала головой как китайский валанчик.

— И последний вопрос, — директор внимательно посмотрел на меня.

— Вы же прекрасно знаете, что Маркус абсолютно ни, причем и в этой потасовке не участвовал. Почему вы и его наказали?

Мистер Льюис широко улыбнулся.

— Маркус будет удерживающим фактором, чтобы вы с Алексом, еще раз не набедокурили.

Умно. Неужели он думает, что в случае чего, Маркус меня остановит? Тогда глупо так предполагать.

Повернувшись, хотела уйти, как директор меня окликнул.

— Джесика, — я посмотрела на него через плечо, — Советую смыть кровь, выйдя из кабинета…

Я посмотрела на руки, покрытые запекшейся кровью Чика. Сейчас она казалась раскаленной сталью, стынувшей на моей ладони. Жар прокатившийся мощной волной по телу снова заставил подступить к глазам новые слезы, но на этот раз я не дам им вырваться наружу. Задержав дыхание, я резко дернула дверь на себя и выскочила из кабинета.

Я словно призрак шла по коридору школы, а мысли крутившиеся вихрем в голове, не давали сосредоточиться на реальности. Ученики в коридорах бросали на меня тревожные взгляды. Они старались сделать вид, что не обращают внимания на девушку идущую с отрешенным видом, но это плохо получалось. Взгляды ощущались на коже и больно пробивались в сознание жаждущее кричать. Сила внутри меня била изо всех сил стараясь вырваться, но я знала что это за сила и давать ей волю не собиралась. Но она такая заманчивая, такая доступная. Казалось, что она может решить все проблемы и разочарования. Что мешает мне? Если только чуть-чуть… Нет! Я зажмурилась и зашагала еще быстрее, словно стараясь убежать от собственных же мыслей. Они не должны завладеть моим разумом!

Когда я снова остановилась, я поняла, что уже стою у двери своей комнаты. Открою ее и что? Увижу то, от чего бегу? Или увижу то, из за чего бегу? В любом случае придется открыть эту чертову дверь и войти, но как? Горло словно затянуто узлом и из него не могли вырваться никакие звуки. Я медленно выдохнула и сползла на пол по дверному косяку.

— Расклеилась ты Джес! — пробормотала я иронично усмехнувшись.

В этот момент дверь открылась и в проеме появился Шато. Он мяукнул увидев меня. Его когда-то хищные глаза померкли выглядя опустошенными. Неужели он тоже сочувствует о смерти моего любимца? У меня даже не было желания думать об этом. Я медленно встала и шагнула в комнату. Лора сидела на моей кровати и встала, когда я зашла. В руках она держала какую-то коробочку и не нужно было гадать, что в ней. Сейчас мои глаза застыли только коричневой коробке и Лора шагнула ко мне. Она протянула мне тело Чика и я, немного поколебавшись, взяла ее, а и из моих глаз снова полились слезы. Слезы отчаяния и скорби…

Я похоронила Чика на противоположной стороне озера. Тут находилось местное кладбище для умерших животных-помощников. Нельзя было не заметить, что маленьких надгробий было очень мало и от этого сердце сжималось сильнее, вызывая дикую боль. Руки все еще в крови дрожали, когда я засыпала землей коробку с телом Чика, но стоило мне встать, как в голову хлынули все воспоминания о том, как убили моего питомца. Дыханье задрожало, по телу прошелся сильный озноб и внезапно поднялся сильный ветер. Стало темно из-за того что на небе образовались серые кучевые облака. Шум ветра танцующего в шапках деревьев и осыпь листьев кружащихся в легком вальсе до того как опустятся на землю. Каково осознавать, что сейчас это происходит из-за меня. Из-за того, что мне плохо, окружающий меня мир тоже страдает. Но почему-то, я даже не задумываюсь об этом…


На следующее утро я с трудом смогла открыть опухшие от слез глаза. Они неконтролируемо текли из глаз, не желая останавливаться. Никогда не думала, что во мне могут быть такие сильные эмоции, но, видимо, я не настолько "Железная леди" как говорит моя подруга Элиза. Было странное ощущение пустоты. Словно ты находишься в комнате, в которой нет ни окон, ни дверей. Только мрак кругом, который давит на сознание, не давая волю эмоциям и чувствам. Я проснулась на полчаса раньше, чем обычно, но спать не хотелось, так что за эти полчаса надо попытаться привести себя в порядок, дабы не светится так на людях. Молча прошаркав до зеркала, посмотрела на свое отражение. Из горла невольно вырвался истеричный сухой смех. Я устало отвернулась от своего отражения и увидела Лору, которая уже проснулась и смотрела на меня заспанными глазами. Стоило ей меня рассмотреть, как сна не осталось ни в одном глазу. Последний раз, усмехнувшись, снова посмотрела на себя в зеркало. Если волосы по своему желанию будут менять цвет, то я забуду, какой у меня был родной. За ночь волосы дали обратный ход и сейчас окрасились в угольно черный. Мда, чувствую, самое интересное только начинается…


Мистер Льюис и мисс Ферас


— Вы уверенны в том, что говорите? — напряженно спросил директор.

— Полностью мистер Льюис: Джесика больше не относится к числу Укротителей. После смерти помощника, она потеряла часть своих способностей, и теперь, преобладает часть способностей Создателя.

— Хотите сказать, что больше Джесика не в нашем круге? Все так безнадежно?

Мисс Ферас тяжело выдохнула.

— В ней, конечно, осталось что-то от Укротителя, но это ничто по сравнению с другой половиной.

— А мы можем возродить способности? — с надеждой спросил директор.

Мисс Ферас ненадолго задумалась. Она знала, что возродить их можно, но вот зачем директор так рьяно пытается все уладить? Проще просто заблокировать силы Джесики и отчислить из школы, но, видимо, он что-то задумал. Размышления учительницы прервал директор.

— Мисс Ферас?

Внимательно посмотрев на него, словно пытаясь прочитать ответ на все вопросы у директора на лице, она ответила:

— Да, это возможно. Но для этого придется частично заблокировать силы Бейсон, чтобы дать место для второй.

— Вы займетесь этим?

— Мистер Льюис, это почти то же самое, что внедрить способности Укротителя в Создателя. Если что-то пойдет не так, то Джесика может быть неконтролируема и агрессивна. Сила, которую мы хотим запереть, это как загнать дикого зверя в клетку и посадить его на цепь. Следуя логике, неизвестно, что может случиться, если зверь сорвется. Вы это понимаете?

Директор легко улыбнулся уголками губ, но до глаз эта улыбка не дошла.

— Да, я это понимаю. Но нельзя, чтобы Джесика Бейсон переметнулась на сторону Создателей. Они смогут ее найти, потому что она уже взывала к своей силе, и не раз.

— Я частично заблокирую силы Бейсон, но эти действия полностью лягут на вашу ответственность, — серьезно сказала мисс Ферас, встав с кресла.

— Конечно, мисс Ферас. Полностью под мою ответственность, — кивнул директор, — Когда вы сможете это сделать?

— В любое время, но для начала мне нужно поговорить с Джессикой. Надо ввести ее в курс дела.

— Нет-нет, — встрепенулся директор, но увидев изумленный взгляд мисс Ферас смущенно улыбнулся, — Пожалуй… ей не стоит знать "все". Вы меня понимаете?

— Хм… Да, я вас понимаю… — недоверчиво протянула она.

— Вот и хорошо, — улыбнулся директор, — Сделайте это как можно скорее.

Кивнув, все еще недоверчиво косясь на директора, мисс Ферас вышла из кабинета.


Джесика


Джес? Джес! — из раздумий меня выдернул голос Лоры.

Оторвавшись от тетради, в которой я не дописала лекцию, перевела взгляд на стоявшую у парты девушку.

— Урок закончился, — тихо сказала она, перевешивая сумку через плечо.

Потянувшись на месте до хруста в спине, встала и начала собираться. Хотя тетрадь, пара ручек и слово собираться не должны употребляться в одном предложении.

— Ты все еще расстроена из-за смерти Чика? — тихо, словно боясь, спросила Лора.

— Прошла всего неделя, — отозвалась я и обошла ряд, — Не так уж и много времени.

— Да, но я тебя еще не видела такой подавленной. И еще это странное изменение цвета…

— Лора, давай не будет об этом!

Мы вместе влетели в нашу комнату, и Лора пресекла мне путь у кровати, встав передо мной.

— Джес, ты изменилась!

— Всего лишь цвет волос, — отмахнулась я и попыталась ее обойти, но с тем же успехом можно было бы обойти китайскую стену.

— Я не говорю о внешних изменениях! Твое поведение, даже твоя сила изменились!

— И в чем же проявляются эти изменения?! — тут я посмотрела прямо ей в глаза.

Лора смотрела строго, как моя мама, когда злилась. Под таким взглядом чувствуешь себя персоной нон грата. Не знаю почему, но это так.

— Джес, я первый раз вижу, чтобы ты так углублялась в учебу. На практических занятиях ты не в силах создать простой вакуумный шар, но почему-то с легкостью создаешь магму, что под силу только Создателям. С той же легкостью ты остужаешь ее до камня. Раньше ты выставляла щиты только по необходимости, а сейчас даже ночью их не опускаешь. Что происходит? Ты что-то утаиваешь, и это что-то жжет тебя изнутри! Расскажи мне, пожалуйста. Может я смогу чем-нибудь помочь! — сейчас в ее глазах читалась жалость. То, что я ненавижу по отношению к себе.

А, черт! Что же это со мной, действительно!

— Не знаю, — рассеяно покачала головой я и села на кровать, — У меня такое ощущение, словно во мне что-то умерло. Как бы… часть моей души… Не понимаю этого и не могу объяснить.

Лора села рядом и взяла мою руку сжав в своих.

— Вот увидишь, все образуется, — причитала она, — Пройдет время и все наладится.

Нет, ничего не наладится Лора. Но вслух я этого не сказала. Кивнув, я медленно выдохнула и встала. Лора выпустила мою руку, ни на секунду не удержав. Очко в ее пользу.

— Ладно, мне пора идти отбывать наказание, — вяло улыбнулась я.

Та ответила искренней улыбкой.

Бросив взгляд на часы, на которых уже было почти пять часов вечера, я быстренько переоделась в свои тертые серо-голубые джинсы, темно-синюю футболку и вышла из комнаты. В коридорах почти никого не было. После занятий все разошлись по своим комнатами, чтобы отдохнуть от долгого учебного дня. А мой, только начинался…


Только я толкнула дверь кухни, как на меня сразу же обратились три пары глаз. Маркус, Алекс и миссис Гайзил были уже тут и, по всему видимому ждали только меня. Алекс на той стороне помещения, тихо пробурчал что-то себе под нос и я интуитивно повернулась на источник звука. Блондин смотрел прямо на меня и в этом взгляде не было ничего дружелюбного. Он ненавидел меня так же, как и я его. Я отвернулась, чтобы больше не видеть его, потому что если мои нервы снова дадут сбой, разнять нас точно не смогут. Алекс явно думал так же и встал вполоборота ко мне, но так, чтобы держать меня в поле зрения. Чтож он прав, если опасался нападения.

Нашу молчаливую стычку, прервал резкий голос миссис Гайзил.

— Итак, все в сборе, — провозгласила она, — Джесика и Маркус, вы остаетесь на кухне и моете посуду. Алекс, собираешь всю посуду, приносишь сюда и протираешь столы. Тебе поможет еще и Джонни, он тоже наказан. Все ясно?

Мы все молча кивнули.

— Тогда, поторопитесь. У вас время полтора часа до ужина, так что начинайте, — она словно дав старт, хлопнула в ладоши и вышла из помещения.

Следом за ней вылетел с кухни и Алекс. Шустрый, гад!

Я скептически окинула горы немытой посуды. Думаю, нужно чудо, чтобы успеть за полтора часа, потому что здесь работы не менее на три.

Маркус словно прочитал мои мысли.

— Мда, придется попотеть, чтобы успеть до ужина.

Повернув голову, встретилась с зеленью его глаз. Как он подошел, я не заметила.

— В таком случае стоит уже начать!

— Джес…

— И не будем отвлекаться, — перебила его я и подошла к раковине.

На наше счастье здесь были две посудомоечные машины, так что все-таки, за полтора часа можно было успеть. Оставалось только вытирать мокрую посуду и складывать ее на подставки для тарелок. Все это время мы работали в тишине и лишь изредка перебрасывались незначительными фразами. Протирая очередную тарелку, я внезапно поняла, что не видела Маркуса уже неделю. Со дня той стычки, прошла неделя и я не помню, чтобы встречала его за все это время. Может быть просто не замечала его присутствия или он действительно отсутствовал все это время. Знаю только одно: он ведет себя странно, а точнее ведет себя так, как в первый день нашего знакомства. Эти попытки снова флиртовать, блеск в глазах. Что же заставило его так измениться? Дверь очередной раз распахнулась и вошел Алекс с подносом в руках. Он быстро выгрузил его содержимое и поспешно удалился, стараясь не задерживаться ни на секунду. Правильно делает. Чем реже блондин появляется у меня на глазах, тем целее будет здоровье и нервы.

Казалось, что конца этому мытью не будет. Эти тарелки еще будут сниться мне в кошмарах, а монстры под кроватью — им пора на пенсию.

Протерев последние тарелки, мы с Маркусом без сил свалились на стулья перед столом для нарезки продуктов в обнимку с мокрыми полотенцами.

— Думаю, одного дня наказания вполне достаточно, — усмехнулся Маркус.

Я сухо засмеялась.

— Это предложение нужно подать директору в письменном виде.

— Если хватит сил, чтобы это предложение написать.

На этот раз мы засмеялись вместе, все так же сухо и безжизненно.

Наступила долгая и неловкая пауза. Мой взгляд бессмысленно забегал по столу и остановился на большой кастрюле под завязку заполненной длинными спагетти. Дотянувшись, я вытянула одну соломинку и принялась ее грызть. Ммм… классно. Не вкусно, но классно.

— А тебе не говорили, что сырое тесто есть вредно? — сделал замечание Маркус.

Я посмотрела на него, все еще держа в зубах соломинку.

— Сырое — вредно. Сушеное — нет, — тут же нашла ответ я, — Вдобавок, надо чем-то заняться, пока не пришел надзор.

— Ты о миссис Ферас?

— А о ком же еще, — усмехнулась я, — В школе только один надзиратель.

— Хм… В таком случае, может, поговорим?

Немного выдержав его взгляд, я отвернулась и выдернула еще одну соломинку.

— Думаю, — я запнулась, подыскивая нужный ответ, — не стоит.

Мда, фантазия временно отключилась, и вышло не так красноречиво…

Маркус соскользнул со стула и подошел ко мне.

— Директор сказал, что ты хочешь участвовать в полосе препятствий.

Я посмотрела стоящего рядом со мной парня.

— Думала об этом.

— И что же тебя сподвигло на такое решение?

Медленно выдохнув, ответила:

— Хочу развеять слух, что я якобы Избранная.

— А если это правда? — Маркус вопросительно приподнял брови.

— Вот и узнаем, — отмахнулась я и откусила соломинку.

Вяло, улыбнувшись, он облизал губы.

— Ты все еще на меня злишься за тот вечер?

— Да нет, что ты! — сарказмом сказала я, — Все просто отлично.

— Может, все-таки поговорим об этом?

— Отвечу так же — не стоит!

— Почему же? — он повернулся ко мне всем телом, оперившись рукой на стол.

— А мы еще не все друг другу сказали? — мои брови на мгновение взлетели наверх.

— Я в тот раз погорячился, — ехидно прищурился Маркус.

Ой, не люблю, когда он так делает. Не удержавшись от улыбки, я посмотрела прямо ему в глаза.

— А мне показалось, что ты говорил вполне искренне.

— Скорей это говорила моя злость.

— И часто она говорит за тебя? — поинтересовалась я.

— Бывает иногда, — улыбнулся он.

— Тогда возьми ее в узды, потому что она говорит, далеко неприятны вещи.

— Я постараюсь.

— Старайся-старайся…

Маркус немного поизучал мое лицо и шагнув вплотную, неожиданно коснулся губами моих, нежно обхватив лицо ладонями. Сначала поцелуй был робким и неуверенным. Но мгновение спустя, мягкие и теплые губы прижались сильнее. Я позволила ему стащить меня со стула и притянуть к себе в объятия. Что самое странное, я ответила на поцелуй. Уж очень странно для меня. Нашу идиллию прервал скрип двери в кухню. Оторвавшись друг от друга, мы вместе воззрились на человека, который зашел не вовремя (закон подлости). Ну, кто это мог быть кроме Алекса? Он застыл, переводя взгляд с меня на Маркуса, ничуть не смутившись, что застал нас в таком положении. За ним в дверях возникла миссис Ферас. Да уж, лучше Алекс, чем она. Наставница с подозрением отсканировала нас с Маркусом.

— Что тут у вас?

— Мы уже все закончили, — со второй попытки смогла сказать я, высвободившись из рук Маркус и шагнув назад.

Еще раз, окинув нас недовольным взглядом, она подошла к столикам с мытой посудой и, удовлетворившись работой, повернулась к нам.

— Хорошо, можете идти на ужин.

Прежде чем она успела еще что-то сказать, я вылетела вон, проигнорировав оклик Маркуса, который, кажется, пошел за мной. Схватив со стола красное яблоко, выскочила из столовой и направилась в комнату. На губах еще теплился поцелуй, и от этого по коже маршировали мурашки. Надо же, будто самый первый в жизни поцелуй, хотя это далеко не так. Почему же такое ощущение?

По пути меня встретили Питер и Лора, которые о чем-то весело и оживленно разговаривали. Увидев меня, они остановились.

— Привет Джес, — улыбнулся Питер, — Время каторги окончено?

— Ага, — отмахнулась я, — Хуже наказания не придумаешь.

Я попыталась пройти мимо них, но меня окликнула Лора:

— Ты на ужин не пойдешь?

— Заказ с собой, — бросила через плечо я и продемонстрировала яблоко.


Комната. Тишина. Покой. Одна. Хм… на счет последнего перебьешься. Шато сидел на полу прямо передо мной, с интересом разглядывая мою персону сверху в низ. Как с ростом полметра в прыжке он умудряется это делать для меня до сих пор загадка. Проигнорировав кота, я подошла к окну и, распахнув его, удобно уселась на подоконнике, вглядываясь в заходящее солнце. Как же я стала любить такие спокойные моменты. Неожиданно откуда-то сверху слетело серое перышко и приземлилось мне на колено. На мгновение я застыла, не в силах пошевелится. Маленькое перышко Чика заколыхалось от ветра и взмыв в воздух вылетело в окно. Медленно, оно улетало от меня, кружась и напоминая любимца. В глазах снова навернулись слезы, но на этот раз удалось сдержать их, не дав вырваться. Чем больше думаешь, тем сложнее забыть и смириться. Хватит! Проморгавшись, откусила солидный кусок яблока. Итак, на повестке дня Маркус. Снова. И снова тот же вопрос: почему, черт возьми, все так сложно?! То ничего, игнор, вражеская территория, окопы, мины… Ну, немного загнула, но это образно. Объясните, как такое может быть? На меня чуть ли не повесили все семь человеческих грехов (не помню, измена там есть?), делали вид, что моей личности в принципе не существует, а сегодня "ВОТ ТЕБЕ!" Весь набор с запасными запчастями. Уже лезем целоваться. Новый вид обиды? Вряд ли. Или это я так от жизни отстала. Тоже мало вероятно. Мда… Медленно выдохнув, откинулась на стену, закрыв глаза. Спокойствие, только спокойствие. Справа от меня мяукнул Шато. Повернув в его сторону голову, я обнаружила его сидящим на моей кровати, и смотрящего на меня уж очень пристально.

— Ну что тебе?

Так он и распелся, высказав все свои требования и предложения.

— Тогда хватит на меня пялиться, потому что ты меня нервируешь.

Тот даже ухом не повел, только старался смотреть прямо мне в глаза. Я почувствовала, как начинаю злиться.

— Слышишь ты, котяра мохнатая, если нечего сказать: отвернул свою мохнатую морду и принял свое обычное положение — ко мне задом!

Ух, ты смотри. Выражение морды кота заметно изменилось. Теперь Шато явно сомневался в нормальной деятельности моего мозга. Действительно, разговаривать с котом прямой билет в психушку. Докатилась.

Послышался тихий, еле уловимый голос. Но он не был из вне — скорей голос звучал в голове. С каждой секундой шум нарастал, связываясь в слова и словосочетания, но пока достаточно неразборчиво.

"Я знаю, кто ты" — прозвенело в голове.

Схватившись за виски указательными пальцами, зажмурилась, чтобы успокоить звон, но он только становился громче, сквозь который прорывались отдельные слова — знаю… ты… знаю… кто ты… Резкая боль и я несвязно вскрикнула. Что за чертовщина!? "Знаю, кто ты", повторял голос. Внезапно, все стихло. Боль исчезла, словно ее вовсе и не было. Сердце замерло в ожидании чего-то необычного. Чувствую, мне действительно пора в поликлинику. В палату с мягкими такими стенами. На кровати заурчал Шато. Я повернула голову в сторону все еще пристально смотрящего на меня кота.

"Я знаю, кто ты" — промурлыкал голос в голове.

— Ч… что? — смогла выговорить я.

"Я слежу за тобой"

— Шато, — во рту внезапно пересохло, — Это ты со мной говоришь?

" А ты еще здесь кого-то видишь?"

— Но… как? — выдохнула я.

"Я умею общаться телепатически" — промурлыкал он.

— И каким боком я удостоилась такой чести?

Голос больше не дрожит. Очко в мою пользу.

"Ты не хуже меня знаешь, что ты утратила силу Укротителя. Ты так же чувствуешь, что ослабла, но появилась новая сила — намного мощнее. Не правда ли?"

— Что ты хочешь этим сказать? — я плавно соскользнула с подоконника и шагнула ближе к Шато.

Тот внимательно следил за мной, не сводя своих огромных золотистых глаз.

"Ты Создатель и ты опасна для всех в этой школе. Поэтому, я буду присматривать за тобой. Не вздумай никого здесь обидеть, тем более Лору"

— С чего ты взял, что я собираюсь кого-то здесь обидеть?

"У тебя убили помощника, отняли силу, а в твоей душе зародилась злость и присутствие мести сгущает краски. Ты уже не та Джесика, которая была. Половина твоей души умерла, вместе с Чиком и теперь, осталась только одна половина. Половина Создателя, и она ищет мести, поскольку руководствуется только эмоциями. Ты больше не ты"

— Очень интересная вендетта. Но если по твоим словам я Создатель, почему меня до сих пор не отчислили?

"А об этом не я тебе должен говорить. Все-таки, в тебе есть остатки силы Укротителя, и по своему желанию, я готов поделится с тобой дополнительной силой, данной только помощникам"

Я иронично усмехнулась и села в кресло.

— А разве у помощника может быть два хозяина?

"По правилам нет, но на то они и правила, чтобы их нарушать. Кому, как ни тебе, это знать. У нас достаточно силы чтобы мы могли ей поделиться с еще одним Укротителем"

— А в моем случае с Создателем, — дополнила я.

"Не знаю можно ли внедрять способности, но точно знаю, что если есть так называемый зародыш силы, как у тебя, вполне можно восполнить запасы и перекрыть вторую силу"

— Но зачем тебе это, ты так и не объяснил, — насторожилась я, — Ведь защита Лоры это не единственный аргумент. Верно?

Шато не ответил, только отвернул на несколько секунд голову в сторону, а когда снова посмотрел на меня ответил:

"Я чувствую, что ты пытаешься быть собой, и что тебе это очень сложно удается. И Создатель, и Укротитель, но сильнее обоих. Странно. Любопытно. Помощники тоже перенимают силу у хозяев, только жизненную. Сила Лоры невелика по сравнению с твоей, и если я стану твоим помощником, у меня есть шанс прожить еще не одно поколение"

Я наклонилась, оперившись на колени локтями.

— Не зря я не верила в благотворительность.

"Каждый в праве выбирать метод выживания Джесика, и я не исключение"

— А ты гад Шато, — ухмыльнулась я, — Значит, и тебе мне верить тоже нельзя. Продашь за грош.

"Не суди по тому, что видишь. Доверять мне можно, просто за это доверие нужно платить" — промурлыкал он.

— Без обид, но в круге моего доверия ты не числишься. Ты будешь моим помощником, но только потому, что хочу восстановить силы.

"Скептик по жизни и это твоя проблема" — утвердил кот.

— А у меня нет проблем.

Шато фыркнул.

— А вот в это уже я не верю.

С этими словами я почувствовала, как телепатическая связь оборвалась. На всякий случай решила проверить.

— Шато?

Ответом мне была тишина.

— Ну, мы еще с тобой поговорим… — предупредила я.

На что кот, напоследок мяукнув, спрыгнул с кровати и выбежал из комнаты. Кстати, а как он умудряется дверь открывать? Телепатически просит ее? Бре…ед! Медленно и тяжело выдохнув я рывком встала с кресла и со злости бросила забытое яблоко в окно. Зараза! Тут до меня дошло, что я только что сделала. Через секунд пять после вылета фрукта, с улицы понесло благим матом, и перечисление всей моей родни до седьмого колена. При чем о существовании большинства родственничков я и не подозревала. Окна комнаты как раз выходят на места прогулки влюбленных парочек. А именно на открытую оранжерею и сад. Дослушав исповедь парня, в которого метко шибануло мое яблоко, я по-тихому, стараясь не светиться, подкралась к окну и закрыла его. Мало ли, яблоко решит пуститься в обратный полет. Надеюсь, место, из которого был произведен обстрел, не было замечено. Иначе, банальной руганью дело не обойдется. Надеюсь, пронесет.

Смачно зевнув, я достала из тумбочки плеер и тетрадь по математике. Завтра надо сдавать домашнее задание, так что лучше примусь за работу. Тему я отлично поняла, так что мгла решить все примеры и задачи без помощи Лоры. В эту неделю мне вообще все удается, так что уже можно зачислять в ОТБ: общество тайных батанов. Почему тайных? А потому, чтобы не портить свою репутацию, если она у тебя на хорошем уровне. В аудитории и школе умничка и паинька, а за их пределами… Хм… Пэрис Хилтон нервно курит в коридоре. Конечно, у меня не так все запущено, но почему бы и нет? Труды я закончила через час под громогласную и тяжелую музыку. Если некоторым, чтобы сосредоточится, нужна тишина, то меня во время работы она просто раздражает. Отложив в сторону тетрадь, я потянулась на стуле до хруста в спине. Все, пора баиньки. Работа посудомойки измотала меня по полной программе. Завтра новый тяжелый день. Переодевшись в свой излюбленный ночной комплектик, забралась под одеяло и приготовилась ко сну, как тут, кто-то постучал в дверь. Мысленно послав ко всем чертям незваного гостя, накрылась с головой покрывалом. Стук повторился. Кто бы то ни был, он самоубийца и ищет очень изощренные способы попрощаться с жизнью. Обратился, конечно, по адресу, но у меня нет сейчас желания что-либо делать. Снова стук. Задолбали! Нет, они точно смерти ищут. Яростно вскочив с кровати, направилась к двери.

— Откройся! — прорычала я.

Дверь приоткрылась, дальнейший путь я проделала сама, дернув ее на себя. За ней, счастливо улыбаясь, стояла Сиена, но, увидев мой разъяренный и растрепанный видок заметно испугалась. Наблюдая за процессом угасания улыбки, я не выдержала.

— Сиена, если ты пришла просто поздороваться, советую сбежать раньше, чем я закончу это предложение.

— Прости, я не думала, что ты спишь, — жалобно пропищала она.

— Собиралась, но сути это не меняет. Что ты хотела? — спросила я и сама услышала, на сколько грубо это прозвучало.

— Я… я…

Режим заикания включен. Медленно выдохнув, я спокойно произнесла:

— Ладно, только без паники. Говори, что хотела?

Сиена облегченно выдохнула и просияла.

— Я тебя хотела о кое, о чем попросить.

— О чем? — тут же спросила я.

— Может, пригласишь? — предложила она.

Кивнув, я пропустила ее в комнату, а сама, прошлепав босыми ногами, плюхнулась на кровать. Сиена присела на кресле, робко сложив руки перед собой.

— Джес, у меня скоро день рождение и я бы хотела, чтобы ты пришла.

Я вяло улыбнулась. Если это все, ей точно конец.

— Надеюсь, это не все? — насторожилась я, мысленно засучив рукава.

Та улыбнулась шире и сказала:

— Просто я вспомнила, как ты все переустановила на вечеринке в честь дня рождения мистера Льюиса. Свет, музыка, было очень весело и интересно. Я бы хотела, чтобы ты помогла устроить мою вечеринку. Ты не против?

— Хм… ну, из компании по постановке праздников я как раз уволилась… — протянула я

Сиена засмеялась.

— Ладно, сделаю, что смогу, но MTV-вечеринки не обещаю.

— Этого и не нужно, просто хочу, чтобы этим занялся тот человек, который во всем этом мыслит.

— А когда день рождение? — спросила я.

— На следующей неделе, — ответила Сиена, встав с кресла.

— Действительно скоро. Ладно, успеем, — выдохнула я, — А теперь, я бы хотела поспать.

— Конечно-конечно — встрепенулась она, — Извини, что разбудила, я честно не хотела.

Встав с кровати, я устало выдавила:

— Искренне верю.

Распрощавшись с Сиеной, я вернулась в родимую кроватку и, закутавшись с головой в одеяло, сразу уснула.


За завтраком в столовой я первым делом подсела к Сиене, при этом, кажется, заняв чье-то место, но, нагло проигнорировав свое нахальство, решила изложить имениннице свою идею на счет дня рождения.

— Не думала, что ты так быстро все придумаешь, — удивилась Сиена, усевшись поудобнее.

— Что тянуть, — хмыкнула я, — мало ли не понравится, нужно же время, чтобы обдумать следующий вариант.

— Ито верно. Так что за идея, я вся во внимании.

— Как на счет пляжной вечеринки, — бросила я, — Конечно, в нашем случае близ озерной, но суть от этого не меняется. Мне кажется, можно устроить отличный "Open Air".

Сиена ненадолго задумалась, прикусив губу.

— Сиена, если не нравится, так и скажи, я не обижусь.

— Нет-нет, мне очень понравилось, но ты сможешь это устроить? Ведь нужно поставить музыку и все такое.

— Это не проблема. Мы с Кимом что-нибудь придумаем.

— Тогда хорошо, а если будет дождь?

— Милая моя, на кого мы учимся, напомни.

Сиена широко улыбнулась.

— Тогда решено.

— Детали обсудим позже, потому что этот молодой человек — я указала на согнанного с места парня, — съест меня вместо завтрака.


Сегодня вторник, а это значит, что сегодня проводится тренировка участников полосы препятствий. Поскольку я четко наметила цель, выяснить являюсь ли Избранной, придется идти и записываться в самоубийцы. Иначе, людей участвующий в этой мясорубке не назовешь. За последний месяц, мне такое рассказали, что Спилберг задохнулся бы о зависти, ища такой сюжет. С регуляции пришлось отпроситься, чтобы попасть на начало тренировок, но в конечном итоге, я все равно каким-то чудом опоздала.

Мистер Джейсонс, банальный тренер. Высокий, мускулистый, лысый, со свистком на шее и военной выдержкой. Его голос можно назвать восьмым чудом света, потому что когда он орет, все вокруг замирает в ожидании землетрясения. Я стояла возле двери его кабинета, прислушиваясь к мелодичным ариям мата. Какой трехэтажный?! Там давно выстроились небоскребы! Никогда не понимала тактику тренеров орать на своих учеников, потому что толку от этого никакого. Если только в том, что слуховой аппарат тебе понадобится раньше положенных, ста лет. Вздрогнув от очередного возмущения тренера, я тихо постучалась в дверь. Секундная пауза.

— ВХОДИТЕ! — громом раздалось по ту сторону двери.

Подпрыгнув вот уже который раз, я толкнула дверь и просунула голову в проем.

— Бейсон! Ты опоздала!

— Простите. Пробки в коридорах, — съязвила я.

Ой, это я зря.

— Отставить! Быстро села на место! — рявкнул тот.

Я устало, обвела всех находящихся в кабинете и задумалась, кому он это сказал. Собаке, которую я по какой-то причине здесь не вижу, или все-таки мне? Думаю, мне.

— Так точно, — промямлила я, и, облюбовав стол на задних рядах, уверенно направилась к нему, под чутким взором мистера Джейсонса.

Только я хотела сесть, как Джейсонс снова заставил меня подскочит на месте.

— Не туда!

Я его сейчас покалечу… Бросив на тренера самый что ни на есть убийственный взгляд, вцепилась ногтями себе в ладони. Ну, чтобы ненароком не запустить в него энергетическое ядро.

— Сюда, — он указал место на первой парте, которая по вполне ясной причине пустовала.

Сев на указанное место, я откинулась на спинку стула, скрестив руки на груди. Криво улыбнулась этому тирану, на что тот свел брови, и немного выдержав мой взгляд, решил удостоить своим вниманием и других.

— Итак, — начал он, — До соревнований осталось два месяца и за это время мы должны хорошо подготовиться! Все знают, слушать надо меня, и только меня. Это ясно?

За спиной послышались согласные звуки. Я решила промолчать.

— Это ясно? — Джейсонс облокотился на мой стол руками и заглянул в лицо.

Одарив его наигранной улыбочкой, я в военном духе тихо ответила:

— Установка ясна!

Ох, если бы ни этот слух, что я Избранная, фиг бы меня загнали сюда.

— На площадку! — объявил тренер.

Тихо выругавшись, я дождалась, пока все выйдут, и только потом, вышла из кабинета вслед за остальными. Но не тут-то было, видимо, вышли не все, потому что кто-то тронул меня за плечо. После Джейсонса, меня уже ни черта не напугаешь. Резко обернувшись, я встретилась с зелеными глазами Маркуса. Ничуть не удивившись, поздоровалась первой.

— Решила все-таки записаться? — спросил он.

— Да, но сейчас очень жалею об этом, — пробурчала я.

Маркус улыбнулся.

— Это он кажется суровым, на самом деле вполне нормальный человек.

Тут моя очередь улыбаться. Только на этот раз с иронией.

— И не таких обламывали, — усмехнулась я, — Я за свой слух переживаю.

— Ну, если переживаешь, нам лучше поторопиться на тренировку.

Я кивнула, и мы пошли по коридору.

— А чем вы занимаетесь на тренировках? — спросила я.

— Почти тем же, чем и на уроках. Только чаще используются стихии.

— И зачем тебе это, если не секрет? Из-за статуса?

— Полоса препятствий? — переспросил он.

— Ага.

Маркус сухо засмеялся.

— От нечего делать. Приключений мало, вот и ищу.

— И поиск ограничился "этим"? — на последнее слово я поставила ударение.

— Пока да.

— Коротко и ясно, — констатировала я.

Мы вышли на тренировочную площадку, где Джейсонс сразу накинулся на нас с криками.

— Где вы ходите!? — рявкнул тот, — Бейсон, ты в одной команде с Маркусом. Все, разбиваемся на команды!

Он свистнул в свисток, тем самым, дав старт. Маркус повел меня куда-то в центр, и мы остановились перед белой полоской проведенной на земле.

— Какими стихиями ты управляешь лучше всего? — спросил он, рассматривая учеников, становившихся на позиции рядом.

— Огонь и воздух, а что?

— А сейчас, будь готова отразить воздушный кулак.

— Стеной?

— Именно, — кивнул он.

Я автоматически выставила щиты, и Маркус сделал тоже самое. Наступила тишина, пока Джейсонс не дал второй свисток. Все вокруг словно потемнело. Энергия взорвалась как бомба, чуть не сбив меня с ног. Стихия воздуха начала грудится вокруг, словно снежная лавина, накатывая всей своей тяжестью и весомость. Ветер загудел, и в меня полетело энергетическое скопление в виде ядра, что и сочла за воздушный кулак. В мгновение впитав в себя энергию, попыталась сплести из нее стену, но почему-то получилась сеть. Зараза! Не думав не секунды, набросила ее на приближающийся кулак и, надавив сверху, сбила его с курса. Маркус бросил на меня непонимающий взгляд, и, создав какой-то кокон, накрыл им кулак и мою сеть. Я отпустила ветви, и кулак растворился. Но на этом все не закончилось. Вслед за первым, в нас полетели два, более крупных воздушных кулака. Сердце сделало сальто, и я не понимала, что мне сейчас делать.

— Маркус? — позвала его я, — И что мне делать?

— Сможешь сплести еще две сети? — спросил он.

— Да.

— Тогда действуй, — дал добро он.

Ехидно улыбнувшись, я вместо того, чтобы создать две сети, решила убить двух зайцев одним выстрелом. Накинув на приближающуюся угрозу сеть, снова потянула к земле, но та не поддавалась. Два кулака, все-таки, сильнее двух, и в этом мой просчет. Они взмыли вверх, прорвав сеть, и, набирая скорость, стремительно приближались к нам. Маркус справа от меня создал в руках два протоновых ядра и швырнул их в воздушные кулаки, но те лишь пошатнулись, немного замедлив ход. И тогда мне в голову пришла идея, которая могла получиться. Выставив вперед ладонь, из нее словно растение выросла воронка. Она поглотила оба скопления. Но тут пошло что-то не то. Каким-то способом, воронка, влила в меня всю мощь и силу стихии воздуха, содержащейся в воздушных кулаках. Я почувствовала, как что-то во мне вспыхнуло. По жилам словно протекло раскаленное железо, сжигая все внутри. Из горла вырвался горячий воздух, и я знала, что сейчас у меня пылают глаза. Последняя вспышка и вокруг все стихло. Наконец, я смогла нормально видеть. Все смотрели на меня (в который раз). Я повернула голову к слегка встрепанному Маркусу.

— Как ты это сделала? — выдохнул он.

— Просто создала воронку, — пояснила я.

У него брови взлетели наверх.

— Ты создала миниатюрный смерч в руке. При чем смогла его контролировать.

Впервые вижу его таким удивленным.

— Не знаю. Но я словно кислоту выпила, — поморщилась я.

— Это потому что ты слишком много впитала энергии за раз, — сказал Джейсонс.

Как он подошел, я не заметила.

— Молодец Бейсон! Далеко пойдешь, — с гордостью провозгласил он.

— А как долго это будет продолжаться? — скривилась я, схватившись за живот.

Джейсонс посмотрел на меня так, словно глупее меня никого не встречал. Все, сейчас заберет свои слова обратно, и далеко я точно не пойду. Тем более, больше не удостоюсь такого гордого взгляда.

— Может, снимешь щиты и отпустишь энергию!

Блин, опять приказ! Да ну его! Облизав внезапно пересохшие губы, я вогнала в себя силу окончательно. Она погасла. Только после этого я сняла щиты.

— И что это было? — нахмурился Джейсонс.

— Легкая зарядка, — я демонстративно пожала плечами.

Он что-то пробурчал себе под нос и, отвернувшись, крикнул:

— Продолжаем тренировку!

Закатив глаза, я посмотрела куда-то в сторону и встретилась взглядом со Стелой. Та смотрела на меня как на врага народа, и я ей явно не нравлюсь. Хотя, это не новость. После того, как я ее уделала на вечеринке и отправила прямиком к миссис Монтер, она ко мне относится с еще большей неприязнью. Ставлю на то, что она потребует реванш. Но, пока, такой чести удостоится ее дружок, который сейчас находится на первом месте в моем черном списке. Они хотят войны, они ее получат. Усмехнувшись, я повернулась обратно к Маркусу.

— Что теперь? — спросила я.

— Хм… теперь, — он глубоко вдохнул, — поработаем пожарниками.

На моем лице явно что-то выразилось, потому что Маркус улыбнулся.

— Стихия огня. Ты сдерживаешь, я гашу, — пояснил он.

Я издала понятливое "а", и кивнула.


Тренировка прошла на удивление быстро. С огнем я справилась с большим натягом. Не знаю почему. Раньше мне это удавалось с закрытыми глазами и одним щелчком пальцев. А сегодня, я с трудом удержала натиск пламени, при этом, чуть не подпалив себя и Маркуса. Чувствую, он пожалел, что находится в одной команде со мной. После финтов с жонглированием огнем, все могли убедится, что никакая я не избранная, пока дело не дошло до стихии воды, которой в принципе никогда не владела. Каким-то образом, мне удалось удержать в воду и создать водяной столб. Сказать, что это вызвало крайнее удивление у всех, кто это видел, это ничего не сказать. Скажите, а есть такая машина как Челюсть-собираловка и Глазо-закатывалка? Нет? А жаль.

Тренер дал свисток о том, что тренировка окончена. Ну, наконец-то! Медленно и шумно выдохнув, я полностью изнеможенная осела на землю. Голова гудела от шума, который издавала ревущая кругом энергия. Глаза слипались, и если я не посплю, то отбывать наказание мне придется еще неделю. В горле пересохло, хотелось пить. Да что же это? Неужели опять использовала свою энергию вместо космической? Маркус присел рядом на корточки и, протянув руку к моему лицу, убрал за ухо выбившуюся прядь волос. На какое-то мгновение показалось, что сердце остановилось.

— Устала? — мягко спросил он.

Я нехотя посмотрела на него. Не потому что не хочу видеть, а скорей потому, что боялась. Но вот чего?

— Мда, — кивнула я, — изрядно нас погоняли…

Маркус улыбнулся моей любимой улыбкой. Такой непринужденной, нежной и заботливой.

— Сначала всегда так. Потом будет легче.

— Надеюсь, — усмехнулась я и уставилась на свои кеды, — Но, думаю, мне не стоит больше сюда приходить.

— Почему?

— Ты же меня видел, — протянула я, — Пришла сюда, чтобы развеять слух, что я якобы Избранная, а я не только всех убедила, что это нет так, но чуть и не угробила тебя и себя!

— Ну почему "чуть"? — съязвил Маркус.

Что он сейчас сказал? Меня уже и обвиняют. Ну, это нормально, а? Я тут поддержки ищу, а мне бьют прямо в лоб. Я посмотрела на Маркуса, дабы убить его взглядом, но тот лишь расхохотался.

— Ну, спасибо! — пробурчала я.

— Не злись, — немного успокоившись, попросил он, — Я пошутил. Для первого раза ты справилась потрясающе! Все, что было действительно легким, тебе не удавалось, но самое сложное ты выполняла с шиком.

Если бы он не смотрел на меня такими искренними глазами, фиг бы я поверила в сказанное.

— Даже не знаю, мне сейчас злиться или поддержать тебя смехе…

— Лучше улыбнись. Тебе это очень идет.

Я отвернулась и улыбнулась уже сама себе, не в силах сдержаться. Когда улыбка спала, обернулась обратно к довольному Маркусу, демонстрируя надменное лицо "несмеяны". Он же наоборот, белозубо улыбнулся. Нет, ну это уже не честно с его стороны!

— Вот скажи, как тебе удается поднять мне настроение, когда оно хуже, чем у бестии в гиене огненной?

— Возможно, ты меня просто рада видеть, — пояснил он.

Блин, прав, но не стоило этого говорить в слух. Как же хорошо, что не умею краснеть, иначе бы вспыхнула, залившись краской.

— Знаете, мистер Маркус, а вы проницательны!

Я прищурилась, словно уличила его в чем-то. Маркус передразнил меня, тоже прищурившись.

— Это так, — утвердил он.

Гад! Потому что прав!

Тут уже моя очередь улыбаться.

— Какое самомнение…

— Но оно правдивое.

Немного выдержав его взгляд, я посмотрела вперед.

— Земля холодная, давай помогу встать, — предложил он, протянув руку.

— Не-е е, — простонала я, — я здесь посижу. Мне лень идти куда-либо.

Маркус хмыкнул.

— Ну, хорошо…

Я успела только ойкнуть, когда Маркус ловко подхватил меня на руки. Обвив руку вокруг его шеи, демонстративно закатила глаза. Чувствую себя героиней фильмов 70-х годов. Как бы банально это не звучало. Не люблю, когда что-то делают за меня, но сейчас мне было все равно, потому что не в состоянии идти сама.

Маркус перенес меня через тренировочную площадку и усадил на одну из лавок, присев рядом.

— Вот это было не обязательно, — выговорила я.

Что-то голос у меня получился слишком уж тихий.

Маркус взял мою руку, сжав в своей. Она была мягкой и теплой, но от этого прикосновения по коже пробежались мурашки как от холода.

— Ты только хочешь казаться сильной, но ведь на самом деле это не так.

Мои брови взлетели наверх от такого заявления.

— Да неужели?

— Да, — кивнул он.

— Если я позволила тебе перенести меня сюда, это еще не повод так думать.

Уязвленная своей же гордостью, я состроила серьезное лицо. Но Маркус словно этого не заметил.

— Это так, и ты это знаешь. Просто не показываешь свои слабости.

Я начала задыхаться от злости и почувствовала, как мне не хватает воздуха. Только бы не накричать на него! Да, я вспыльчивая!

— Не злись, — он коснулся моего подбородка.

— Поздно, — процедила сквозь зубы я.

Тот улыбнулся. Я собрала всю силу в кулак, чтобы не поддаться на провокации. Не, ну это не справедливо использовать такие приемчики, зная, как они на меня действуют! Видимо, злость с моего лица спала, потому что Маркус улыбнулся еще шире.

— Ну, так то лучше, — тихо сказал он.

— Не обольщайся… — деловито пробурчала я.

— Ни в коем случае.

Маркус потянулся вперед и, наконец, его теплые, мягкие губы коснулись моих. Дыханье сбилось, внизу живота стянуло и еще мгновение, сердце бы остановлюсь. Не помню, чтобы когда-нибудь так реагировала на поцелуй. Обхватив лицо ладонями, он тем самым прижал меня сильнее, заставив открыть рот. Кажется, я пискнула, но сейчас меня это мало чем волновало. Руки Маркуса скользнули ниже и остановились на плечах. Нехотя, но решительно, он оторвал меня от себя, заглянув в глаза.

— Надеюсь завтра ты не сделаешь вид, что ничего не было? — в полголоса сказал он.

Я приподняла брови, улыбнувшись уголками губ.

— Неа, — я покачала головой.

Оскалившись, он поцеловал меня. Снова и снова, пока не прозвенел звонок на урок.

Маркус проводил меня до кабинета физики, и легко проведя пальцами по моей щеке, удалился. Улыбаясь во все тридцать два зуба, я в таком настроении вошла в кабинет, где все находящиеся ученики с любопытством рассматривали мою довольную физиономию. Я взглянула на профессора Брауна, который уже привык к моим опозданиям на его урок. Он каждый раз объявлял о том, как ему это не нравится, но месяц спустя, сдался, и решил, что втирать такую информацию в мою голову бесполезно. Получив разрешение на то, чтобы пройти в класс и занять свое место, я направилась к столу, где меня уже поджидала Лора, чуть ли не подпрыгивая на стуле. Явно хочет узнать, что произошло на тренировке. А если учесть, что я еще и улыбаюсь как последний идиот, то заодно расспросить о моем хорошем настроении. Только я села, как все наихудшие опасения оправдались.

— Что произошло? — Лоре так и натерпелось узнать новости.

— А что? — все еще улыбаясь, выговорила я.

— Ты вся… — она подыскивало слово, — … светишься!

— Тренировка удалась!

— Не думаю, что это единственная причина, — промурлыкала она.

Ну, все, раскусила. Перегрызла пополам и пересчитала косточки. Я не любитель рассказывать о личной жизни, и стараюсь свои чувства держать при себе, но сейчас, почему-то, я готова поделиться всем этим с Лорой. Никогда не была сентиментальной и не уделяла эмоциям должного внимания. Как я уже говорила, за такое поведение Элиза, прозвала меня "Железная леди". Раньше, я гордилась этим прозвищем, считая его олицетворением меня, но сейчас, не хочу и слышать эти слова. Лора все еще продолжала испытывающее смотреть на меня, и я решила все-таки рассказать ей.

— Кажется, у меня все наладилось с Маркусом.

Лора на мгновение просияла, но потом, словно все померкло, и она смотрела на меня уже растерянно.

— А как же Стивен?

Мою улыбку тоже словно смыло водой. Стивен. Но наши отношения не зашли до такой степени далеко. Хотя, то, что я дала ему надежду не оправдывает меня.

— Но мы же друзья, — тихо сказал я.

— А он об этом знает?

— Надеюсь.

Я почувствовала, как во мне что-то сжалось, а горло сдавило. Неужели совесть проснулась? Шутки шутками, но вот что делать, если Стивен построил на счет меня планы?

— Он тебе что-нибудь говорил? — мой голос опустился до шепота.

Лора отрицательно покачала головой.

— Нет. Я его редко вижу последнее время.

— Если что, не говори ему ничего. Я сама поговорю с ним.

Немного выдержав мой взгляд, она кивнула.

— Я рада, что у тебя все сложилось с Маркусом.

Я ответила легкой улыбкой и повернулась к профессору, который сейчас что-то чертил на доске. Стрелка хорошего настроения на данный момент пошла в обратную сторону. Как ни крути, но сегодня Маркус сказал правду. Я не такая сильная, как хочу казаться. На самом деле меня очень легко ранить душевно. Всю жизнь старалась отрицать этот факт и кое-как, но это удавалось. Все равно, если случалось кого-то обидеть, меня мучили угрызения совести. Но все-таки получалось забыть эти инциденты в рекордно короткие сроки. Вот почему я уже не стараюсь задумываться о причиненных мною по отношению к кому-либо обидах. Хотя, стоило бы.

Урок длился мучительно долго. Между нами с Лорой нависло неловкое молчание, что практически никогда не случалось. Я тупо таращилась на фигуры начерченные на доске и понятия не имела, что это значит. Когда профессор пробрался ко мне в сознание сквозь пелену задумчивости, я не поняла о чем идет речь. Профессор только нервно закатил глаза и продолжил урок.

Прозвенел звонок. Все ученики повскакивали со своих мест, а я как обычно дождалась, пока все выйдут из аудитории, чтобы не толкаться в проходе.

В столовой были заняты почти все столики, но по странной случайности, наш был свободный. Ученики милостиво обходили наше его, словно не замечая. Обрадовавшись, что не придется искать мест, мы направились к столику, как тут передо мной возник человек, которого я бы не хотела пока встречать. Стивен как всегда приветливо улыбался и был рад меня видеть.

— Привет Стивен, — растеряно выдохнула я.

Тот кажется заметил мое замешательство, потому что улыбка малость померкла.

— Что-то не так? — насторожился он.

— Нет, все отлично! — встрепенулась я, пытаясь придать голосу как можно больше оживленности, — Как дела?

— Все отлично, — кивнул он, — Можно к вам присоединиться?

Вот и закон подлости во всем своем проявлении. У меня сейчас два выхода: рассказать Стивену как все есть, или оттянуть этот момент на более подходящее время, когда не будет свидетелей. Но, в любом случае итог один. А, черт!

— Да, конечно! — я выдала свою самую лучшую улыбку и направилась к столу.

Лора как всегда села передо мной, а Стивен рядом.

— Как проходит наказание? — спросил он, пока я нервно озиралась по сторонам.

Надеюсь, Маркус сегодня передумает идти в столовую на обед. Он был бы тут очень не кстати. Замешкавшись, я ответила:

— Хуже некуда. Моя карьера начинается с работы посудомойкой.

— Не завидую, — усмехнулся он.

— Куда уж тебе!

— Алекс жив? А то я его сегодня не видел, — настороженным тоном спросил он.

Поначалу я не поняла, что это был сарказм.

— Ему недолго осталось, — зловеще протянула я.

— Звучит очень убедительно.

— Потому что правда!

Мы засмеялись вместе.

Тут, закон подлости продолжил над нами свои шуточки — к столу подошли Питер и Маркус.

Питер наклонился к Лоре и поцеловал ее, на что мои брови на мгновение взлетели верх. Я посмотрела на Маркуса, который по очереди смотрел то на меня, то на Стивена. Сердце замедлило ритм, и внезапно затряслись руки. Я решила спрятать их под столом, чтобы не выдавать себя. Снова нависла неловкая пауза, которую сразу же разрядил Питер.

— Привет Стив, — он улыбнулся и протянул ему руку, на что тот пожал ее.

Пока ребята были заняты разговором, я встретилась взглядом с Маркусом. Тот непонимающе смотрел на меня, и вопросительно повел бровью в сторону рядом сидящего Стивена. Я состроила умоляющее лицо и указала на место рядом с Питером. Маркус недоверчиво на меня покосился, но все-таки занял место рядом с Питером.

— Маркус, ты помнишь Стива? — спросил Питер.

Маркус замешкался, переведя взгляд с меня на белобрысого парня.

— Нет, — он покачал головой.

— Как нет? — удивился Питер, — Он же был в твоей команде.

Маркус ненадолго нахмурился.

— Ах, да. Летун… — протянул он.

Стивен сухо засмеялся.

— Он самый.

— Но я не помню, почему ты не прошел, — сказал Маркус.

— Тренер решил, что способности хорошо левитировать и владеть стихией воздуха, недостаточно.

Издав понятливое "а", Маркус снова принялся пилить меня взглядом. Разозлившись, я оперлась головой на руку и, взяв вилку, начала ковыряться в запеканке.

За весь обед я пару раз перебросилась словами с Лорой, которая с интересом наблюдала за моими действиями по отношению к Маркусу и Стивену. Я же продолжала упорно игнорировать и того и другого. Питер о чем-то оживленно разговаривал со Стивеном, за что я ему безгранично благодарна. За что я люблю Питера, так это за то, что он может разрядить, казалось бы, тупиковую ситуацию сам об этом не подозревая. Хотя бы какая-то польза от этого клоуна. Когда обед подходил к концу, Стивен обратился ко мне:

— Сейчас левитация, идем? — энергично спросил он.

Искоса посмотрев на Маркуса, который не спешил уходить, я сказала:

— Я подойду чуть попозже. Мне кое-что нужно сделать.

— Хочешь, пойду с тобой.

— Нет-нет, — встрепенулась я, — Лучше идите с Лорой. Я скоро приду.

Стивен улыбнулся и кивнул.

— Ладно, — с этими словами он встал.

Лора простилалась с Питером и пошла следом за Стивом.

Остались только я, Маркус и Питер. Последний стоял с как всегда приподнятым настроением и смотрел на нас. Словно прежде сговорившись, мы с Маркусом взглянули на него с требованием смыться отсюда. Умница! Понял все сразу. Когда Питер ушел, остались мы с Маркусом вдвоем, в уже пустеющей столовой. Немного выдержав его взгляд, я встала с места и шагнула к нему. Маркус сделал то же самое, шагнув ко мне на встречу.

— Я даже не знаю с чего начать, — выдавила я, прикусив губу.

— Хм… Так… Может ты хочешь сказать, что между нами ничего все-таки быть не может?

Лицо Маркуса внезапно стало серьезным.

— Нет, не это, — растерялась я, — Понимаешь… когда у нас с тобой ничего не получилось, я дала Стивену повод думать, что мы можем быть больше чем просто друзьями.

На последних словах я скривилась.

— И это так? — спокойно спросил он.

Слишком спокойно, чтобы я начала нервничать.

— Нет, это не так. Я уже сделала свой выбор, — я посмотрела прямо ему в глаза.

— Тогда в чем же проблема?

— Я не знаю, как ему об этом сказать.

— Джес… — начал он, но я остановила его, выставив руку вперед и шагнув ближе.

— Пожалуйста, Маркус, — я снова посмотрела ему в глаза, — Не надо рушить только что построенное. Я найду выход.

В лице Маркуса что-то мелькнуло. Что-то похожее на надежду.

— Я думаю, Стивен поймет, — с этими словами я встала на цыпочки и быстро поцеловала его в губы, ни на секунду не задержавшись.

Всего лишь мгновение и отпрянув, обошла его. Маркус, кажется, хотел остановить меня, взяв за руку, но я увернулась.

— Джес! — позвал он.

Но я лишь обернулась и, помахав рукой, выскочила из столовой.


Стивен ждал меня у входа на тренировочную площадку. Он стоял у колонны, прислонившись к ней плечом, наблюдая, как ученики выстраиваются в шеренгу друг напротив друга. Я остановилась на полпути к нему, собираясь с мыслями. Сделать шаг вперед не хватало духу. Мне все равно надо будет с ним поговорить, так что не стоит этого оттягивать до того момента, когда Стивен поймет все сам. Медленно выдохнув, я только хотела подойти к нему, как сзади меня кто-то окликнул.

— Бейсон!

От этого я подпрыгнула на месте. Обернувшись, увидела подъезжающего ко мне директора.

— Здравствуйте, мистер Льюис, — выдохнула я.

— Почему ты стоишь здесь? — настороженно спросил он, — Вы сейчас должны разминаться.

— Да-да, я уже иду.

Директор нахмурился.

Я повернулась к нему спиной и зашагала к площадке. Стивен увидел меня и улыбнулся, на что я ответила тем же.

— Ну, что, готова? — спросил он, когда я подошла.

— В полной боеготовности, — выдохнула я.

Он тронул меня за плечо и чуть приобняв повел в центр площадки. Я интуитивно сжалась, стараясь касаться его более осторожно, словно боясь обжечься. Так, чтобы это выглядело обычным дружеским жестом, но все равно, наша пара удостоилась любопытных глаз. Сжав руки в кулаки, я быстро шагнула в сторону, встав напротив Стивена. Тот немного растерялся, но быстро пришел в себя.

— Я тебя подстрахую, — подмигнул он, когда директор появился в проеме между учениками.

Вяло улыбнувшись, я потупила взгляд к земле, все еще думая, с чего начать разговор. Черт, ну за что мне все это?!

Директор дал разрешение на левитацию и в эту же секунду Стивен окутал меня собственной стихией воздуха. Я не успела даже моргнуть, как мои ноги оторвались от земли и мы вместе взмыли в воздух. Дыханье сбилось от такого резкого толка вверх, но успокоившись, старалась держать равновесие. Стивен подплыл ко мне очень плавно. Подняв глаза, я обнаружила, что он уже прямо передо мной. Так близко, что я могла его коснуться, если бы захотела.

— Ты как? — спросил он.

— Нормально, — ответила я, — но думаю, директору не понравится, что всю работу ты сделал за меня.

— Я ему сказал, что мы занимались левитацией, и ты достигла больших успехов в этом деле. Так что не беспокойся, — уверил меня он, — директор думает, что это ты сама.

С этими словами, он подлетел еще ближе.

— Слушай, как ты смотришь на то, чтобы встретится сегодня? — внезапно спросил он.

Сердце сделало сальто и мне показалось, что я перестала дышать. Ну, почему? Почему сейчас?!

— Стивен, — начала я.

Видимо на моем лице что-то выразилось, потому что Стивен насторожился.

— Я не смогу с тобой встретится сегодня, — выдавила я.

— Ну, ничего — покачал головой он, — Можем и в другой день.

— Я и потом не смогу.

Тут он нахмурился и свел брови.

— Что-то не так?

— Стивен, — я подыскивала нужные слова, — я… я вместе с Маркусом.

Стивен застыл, вглядываясь мне в лицо, словно не мог понять, шучу я или говорю серьезно.

— Давно? — только и смог выговорить он.

Я покачала головой.

— У нас с ним были достаточно сложные отношения, — в полголоса ответила я.

Внезапно Стивен потерял концентрацию, и оболочка державшая нас в воздухе начала слабнуть. Я вздрогнула и уставилась на серьезного парня, который сейчас старательно избегал смотреть мне в глаза.

— Стивен, — позвала его я.

Но тот даже не отреагировал.

Тут, оболочка исчезла, и мы стремительно полетели вниз. Все произошло слишком быстро, чтобы можно было это осознать.

— Нет! — крикнула я, выставив руки перед собой и зажмурившись прежде, чем встретиться с землей.

Все стихло. Время словно остановилось. Я умерла? В голове зазвучал громкий звон, и я медленно и неуверенно разлепила глаза. Каково же было удивление, когда я обнаружила, что мое лицо находится в нескольких сантиметрах от каменной плитки. Я зависла в воздухе лежа на животе, словно в позиции для отжимания. Нервно сглотнув слюну, я медленно повернула голову в сторону, где мог находиться Стивен. Он лежал рядом, в точно такой же позе, как и я. Его глаза были расширены от удивления, и сейчас она смотрел на меня. Но в глазах читалось не только удивление, но и гнев.

— Спасибо, — выдавила я.

— За что? — хмуро ответил он.

— За то, что спас меня второй раз, — выдохнула я не в силах пошевелиться.

— Это не я, — буркнул он, — Ты сама это сделала!

С этими словами он приподнялся на руках и встал, при этом, не забыв помочь подняться и мне.

Когда мы оба оказались на ногах, я старалась понять, каким образом мне удалось не превратиться в омлет. Но пока в голову ничего не приходило.

Стивен стоял все так же неподвижно. Его лицо превратилось в пустую маску, которая ничего не выражала. Я хотела заговорить, но Стивен меня опередил.

— Не надо Джес, я все понимаю.

— Прости меня, — я скривилась, — но мы же можем быть…

— Друзьями, — перебил меня он, — я это знаю.

— Стив…

— Все в порядке. Честно.

Он попытался улыбнуться, но это у него плохо получилось.

В горле застрял комок, меня что-то сдавило изнутри и я бы сейчас не отказалось повторить свой полет, но на этот раз разбиться в лепешку. Главное, чтобы не стоять здесь и не смотреть на выражение лица Стивена, которое заставляло меня нервничать и злиться на себя. Стивен был мне дорог как друг, и я бы не хотела терять его поддержку. Но почему-то мне кажется, что только что, это и произошло.

— Бейсон, — раздался голос из-за спины Стивена.

Я вышла из своего укрытия.

— Почему всегда там, где ты, происходят какие-нибудь чрезвычайные происшествия?

— Человек, писавший мою судьбу, явно был с юмором, — пробурчала я.

Директор снова нахмурился.

— На то она и судьба, чтобы ее менять.

— Наверно, — выдавила я.

— После занятий, зайди к мисс Ферас.

Я кивнула и посмотрела на Стивена. Тот избегал моего взгляда.

Вот тебе и шуточки судьбы!


После занятий я пошла к мисс Ферас, как и просил директор. Все ученики спешили в свои комнаты, а у меня как обычно особые аргументы, почему я не могу сделать то же самое. Я подошла к двери и хотела постучаться, как услышала с той стороны ссору. Мисс Ферас о чем-то бурно спорила, но я не могла разобрать слова — она говорила слишком быстро. Ответом на ее крики был мужской голос, который я не могла не узнать. Мистер Айзек тоже был не в лучшем настроении.

"Ты не должна этого делать!" — кричал он.

"А как я могу поступить иначе? Это надо сделать сейчас, или потом уже будет поздно!"

"Ты знаешь, что бывает, если блокируешь силу! Если она вырвется на свободу, ее не остановить!"

"Я все это знаю, Айзек, не надо меня учить!" — бросила мисс Ферас.

"Тогда не делай" — спокойно попросил он.

"Она уже с трудом себя контролирует" — так же спокойно ответила мисс Ферас.

Наступила тишина. По ту сторону двери пока не раздавалось никаких звуков, но тут послышался усталый голос мистера Айзека:

"Поступай, как хочешь, но это безрассудно"

Я услышала, как его тяжелые шаги приближались, и отскочила назад, прежде чем дверь открылась.

— Джес? — удивился мистер Айзек, — Давно здесь?

— Только что подошла, — тут же ответила я.

Тот кивнул.

— Хорошо, — он посмотрел на меня с некоторым беспокойством и, обойдя, направился вдоль коридора к лестнице.

Я немного поглазела ему вслед и, повернувшись обратно к двери, тихо ее толкнула.

Мисс Ферас сидела в своем кресле за столом, уткнувшись лицом в руки. Меня она не заметила. Она выглядела очень измотанной.

— Мисс Ферас, — позвала ее я.

Та быстро подняла голову и посмотрела на меня усталыми глазами.

— А, Джес. Входи, я ждала тебя.

— Вы хорошо себя чувствуете?

— Да, — она потерла виски, — Присаживайся.

Я села в указанное кресло, а мисс Ферас напротив. Она не стала объяснять, зачем я здесь и сразу приступила к делу.

— Итак, Джес. Из-за смерти твоего помощника, ты потеряла часть силы, и ты здесь, чтобы восполнить ее. Это не займет много времени.

Нахмурившись, я кивнула.

— Расслабься, откинься на спинку кресла и закрой глаза.

Ну, как же без этого…

Сделав так, как сказали, закрыла глаза.

— Теперь, — послышался тихий голос преподавателя, — Сосредоточься на своей внутренней силе. Прочувствуй ее.

Ничего себе! И как мне это сделать? Сила же не имеет материальной формы, как же ее прочувствовать? Хм… Ну да ладно! Медленно выдохнув, я углубилась в себя. Первые несколько минут, я ничего не чувствовала, но внезапно, меня начало заполнять теплом. Где-то в груди раскрылась дыра, и дыханье задрожало. Что-то прошло сквозь меня, оставив теплеющий след. Пустота нарастала, и я увидела белый просвет, который сквозь темноту прорывался ко мне, но темнота была сильнее, тяжелее, весомее. Сила тьмы ударила меня как пощечина великана, обрушившись на белый свет, но тут, ее путь перекрыло золотистое мерцание. Две силы отгородились друг от друга, но чернота рвалась, стараясь вырваться из оков мерцания. Глаза открылись, но я ничего не видела, словно их накрыло полупрозрачной пеленой. Руки тряслись, мороз стал пробирать по всему телу, волосы на затылке встали по стойке "смирно". Тут меня ударила волна энергии, и только темнота, которая тащила в бездну…

— Джес… Джес… — допытывал голос извне, — Очнись. Ты меня слышишь?

Я медленно открыла глаза и увидела, что мисс Ферас зависла надо мной.

— Ты меня слышишь?

Я кивнула.

— Сколько пальцев я показываю?

— Два, — выговорила я.

Она кивнула, и вяло улыбнулась.

— Как ты себя чувствуешь?

А как я себя чувствую? Да никак! Что я и решила сказать.

— Словно из меня выкачали половину души! Опустошенной.

В лице преподавателя мелькнуло сожаление, и она на мгновение отвернулась.

— Это временно. Скоро будет лучше, — тихо пояснила она.

Проморгавшись от внезапно прослезившихся глаз, я встала. Это вышло так легко и не принужденно, что я не поверила. В теле ощущалась невероятная легкость и одновременно слабость. И чувствовала я себя как-то иначе. Так, словно выкачали не только половину души, но и заодно половину моей жизни. Что за чертовщина? Неужели я должна себя чувствовать наоборот восполненной? Странно все это!

— Это все? — в полголоса спросила я.

— Да, — кивнула она, — Можешь идти.

Замешкавшись, я вышла из кабинета. Как только в меня хлынул свежий воздух, стало немного легче, но все равно что-то не то. Я попыталась создать вакуумный шар, но вместо него, в руках возникла основа для него. Никакого намека на сплетение энергии. Тогда я попыталась создать огненный шар, тоже не получилось. Когда я попыталась создать воронку, не произошло ничего. Это восполнение силы?! Да меня ее лишили! Зарычав, я ворвалась в кабинет. Мисс Ферас взволнованно смотрела на меня.

— Что вы со мной сделали?! — сквозь зубы процедила я.

— Восполнила твои запасы энергии… — тихо ответила она.

— Чушь! — крикнула я, — Она исчезла! Раньше я могла без труда создать воронку, а сейчас даже вакуумный шар не могу! Что вы сделали со мной?

Мисс Ферас поизучала мое лицо и шагнула ближе. Медленно выдохнув, она сказала:

— Я блокировала твою силу Создателя.

— Что?! — задыхаясь от злости, прорычала я.

— Джес, — начала она более строго, — сила Создателя, начала перекрывать твою вторую силу. Мы боялись, что она завладеет тобой! Заблокировав ее, мы просто дали место для того, чтобы вторая могла спокойно расти.

— Но теперь, у меня нет ни той, ни другой!

— Это временно, скоро ты восстановишься, — причитала она.

— Почему вы не ввели меня в курс дела? Вы не подумали, что для начала стоило поговорить со мной?!

— Если бы я тебя предупредила, нам бы вряд ли удалось блокировать силу Создателя.

Я не нашла, что на это ответить. Продолжая злиться, выскочила из кабинета.

Да как они могли! Вот о чем разговаривали мисс Ферас и Айзек. Твою мать! Как же я зла! Пнув со всей дури колонну, использовала весь свой матный словарный запас, чтобы выказать негодование. Но слов не хватило.


Лора лежала на кровати и читала какую-то книгу. Вот уже который раз, я залетаю в комнату с разъяренным видом, и вот уже который раз моя соседка перестала этому удивляться. Она устало отсканировала меня взглядом и снова углубилась в чтение.

— Что на этот раз? — выдохнул она.

Мои брови на мгновение взлетели верх, но ответила:

— Меня лишили силы?

Это заинтересовало Лору. Она медленно подняла на меня глаза и с недоумением спросила:

— В смысле?

— В прямом! — огрызнулась я и рухнула на кресло.

— Кто и зачем это сделал? Может объяснишь?!

— С удовольствием бы объяснила, пойми я хоть что-нибудь сама!

— Но как? Ведь нельзя лишить врожденной силы, это невозможно! — Лору охватил ужас.

Она отложила книги и перебралась ближе ко мне, сев на краю кровати.

— Ну… силу блокировали.

— Зачем?

— Мол моя сила стала слишком опасна и часть ее пришлось блокировать. Но как оказалось то, что блокировали, и была "всей" моей силой. Так что теперь, я ничего не могу. Даже банальный вакуумный шар создать не в силах.

Я устало потерла виски, зажмурив глаза. Пустота внутри меня так и не исчезла, и чувствовала себя безжизненно и ослаблено.

— Этому должно быть более веское объяснение, — в полголоса сказала Лора, — Ты научилась контролировать себя, это не было необходимостью.

— А то я не знаю! Это было абсолютно бесполезно.

— Кто блокировал? — спросила она.

Меня затрясло от злости, которая накипала изнутри, но, досчитав до десяти, я все-таки ответила:

— Мисс Ферас. Но она не могла додуматься до этого сама, так что я уверенна, что об этом ее попросил директор, а настояла миссис Гайзил. Такое ощущение, что все сговорились против меня!

— Ну, не надо так обобщать… — начала успокаивать меня Лора, — Наверняка есть объяснение всему происходящему.

И кажется я его знаю.

Лора не знает о том, что я на половину являюсь Создателем. Она их до такой степени боится, что я не решилась рассказать ей о моей сущности. Честно говоря, в курсе моей личности только некоторые преподаватели и самое странное, Шато. Он согласился поделиться со мной силой, и думаю, придется воспользоваться его предложением.

Переждав пару минут, я встала и переоделась в более удобную одежду. Эта форма меня убивает!

— В столовую? — тихо спросила Лора.

Я молча кивнула и, натянув кроссовки, вышла из комнаты.

Маркус уже ждал меня в столовой и уже загружал в посудомоечную машину первую партию тарелок. Алекс суетился в самой столовой, собирая посуду со столов, но я прошла мимо него, полностью проигнорировав, хотя его взгляд, задержавшийся на мне, чувствовала каждой клеточкой. Взяв со стола полотенце, подошла к Маркусу. Увидев меня, он слегка улыбнулся:

— Опоздала…

— Надзиратель не приходил? — сарказмом спросила я.

— Пока нет.

Он поизучал мое лицо.

— Выглядишь очень уставшей.

— Когда из тебя выкачивают всю силу подчистую, обычно оно так и бывает, — усмехнулась я.

Маркус свел брови, не поняв, о чем я.

— Забудь.

— Что произошло? — взволновался он и шагнул ближе, — это из-за разговора со Стивеном?

— И да, и нет, — быстро ответила я, — После разговора с ним я чувствовала себя последним дерьмом, а сейчас… нулем без палочки!

— Что он сказал?

Я затрясла головой.

— Что все в порядке. Но думаю, что его дружбу я потеряла.

Закусив нижнюю губу, я отвернулась. Стивен хороший друг, и такими нельзя разбрасываться. На протяжении всей недели, он поддерживал меня после смерти Чика и всегда был рядом. Он старался уделять мне как больше внимания, отвлекая меня от пессимистичных мыслей и не давая скисать. Но это не единственная причина, почему у меня столь хреновое настроение. За эти две недели я потеряла Чика, дружбу Стивена и силу. Не осталось почти ничего. Если бы я не пообещала себе больше не выпускать слез, я бы заплакала. Маркус словно читал мои мысли. Подойдя ближе, он заключил меня в объятия, прижав к себе. Я стояла как статуя, не в силах пошевелиться. Спрятавшись лицом в его груди, старалась отогнать все мысли, но это не получалось.

Посудомоечная машина запищала, оповещая о том, что закончила свою работу. Маркус поцеловал меня в лоб, и мы принялись за отработку наказания.


******

Сегодня день рождение Сиены. Мне кое-как удалось успеть все наладить до его начала. Проблем с сервировкой столов не возникло, а вот на счет музыки пришлось изрядно попотеть. Провести электричество от школы до озера не представлялось никакой возможности, так что нам с Кимом пришла в голову идея создать резервуар для энергии, которая будем замещать электричество и позволит колонкам работать на полную мощность. Над этим пришлось долго мучиться, но в конечном итоге, общими усилиями, задуманное получилось. Мои силы так и быть восстановились, ито благодаря Шато, который решил меня подзарядить ночью, когда ни о чем не подозревала. Казалось бы, я должна быть ему бесконечно благодарна, но это было далеко не так. Проснувшись, я в буквально не почувствовала под собой кровати. И тут, как говорится, сбылась мечта ребенка. Оставалось кричать "Бабушка, я летала во сне!". На что был бы вполне оправданный ответ "Внучка, сколько раз я тебе говорила, не трогай мои лекарства!". Ну да ладно. Мы оторвались от темы. Осознав, что полет во сне на самом деле реальность, мое высочество, не успев сконцентрироваться, сверхскоростной бомбочкой полетело обратно на кровать. Поскольку та не является образцом мягкости и добродетели, и тем более не заслуживает именоваться "кроватью", я отшибла себе все, что только возможно. Шато избежал моей расправы смывшись прежде, чем я смогла скатиться с места пытки. Поскольку тело онемело, от такого мягкого приземления, я провалялась на полу не меньше получаса, прежде чем в таком положении меня нашел Маркус. Заметив, что на мне ловко сидит ночной комплектик и заслужив за это убийственный взгляд, он помог мне встать на ноги. То, что я отделалась синяками и ушибами, это лучшее, что могло произойти, потому что в момент приземления послышался неодобрительный хруст костей. Ребра по странной случайности остались невредимыми, но на следующий день, тело высказало все негодование и жаловалось на то, что я очень плохо с ним обращаюсь. Звучит конечно смешно, но мне было очень больно. Зато теперь, хоть и маленькой, но силой я обладаю. Что же с полосой препятствий, то в это я уже не участвую. Все наконец-то поняли и вдолбили в свои головы, что никакая я там не Избранная. Больше на уроке истории этой темы не поднимали.

Постановка праздника пока шла по плану и сейчас, мы натягивали сетку для игры в волейбол. Это придумала сама именинница, поскольку является рьяным любителем данного спорта. Но вот условия игры я придумала особенные…

— Джес, спасибо тебе! — Сиена подошла ко мне и обняла.

— Нашла, за что благодарить, — усмехнулась я, — Все уже готово и через час придут приглашенные.

Сиена широко улыбнулась. Сейчас ее голубые глаза светились от счастья и сияли еще больше.

— С днем рождения, Сиена! — на этот раз я обняла ее, — Оторвись сегодня.

— Обязательно! Ты играешь в волейбол? — спросила она.

Я ехидно улыбнулась.

— Если не забыла как, то берегитесь моих подач…

Сиена засмеялась.

— Тогда ты в моей команде.

— Договорились, — улыбнулась я.


Через полтора часа вечеринка была уже в полном разгаре. Музыка гремела на всю округу, заглушая веселые разговоры учеников. Я стояла рядом с Кимом, стараясь подобрать нужные треки. Когда под разностороннее мнение мы сошлись на одной подборке, решила, что она этом моя работа окончена. Здесь кажется, собралась вся школа, учитывая то, что даже на открытой местности было достаточно тесно. Я кое-как протолкнулась к столику, за которым сидели Питер, Лора и Маркус. Они старались перекричать музыку, чтобы услышать друг друга, а я самодовольно улыбалась, что смогла добиться такого эффекта. Такие смешные, когда кричат. Подавив смех, села рядом с Маркусом, который сразу меня обнял за плечи, притянув к себе. Солнце уже склонялось к закату, оставляя в небе нежный розовый свет, а сапфировое озеро словно танцевало россыпью бриллиантов под быстрый ритм музыки. Я наблюдала за результатом своих и общих трудов. В голове вспыхнула идея создать собственную фирму по постановке праздников, но в основном опираться на молодежные вечеринки. Поскольку здесь, у меня не было простора для воображения, пришлось воспользоваться услугами Тэда, который предоставил нам такую маленькую слабость как текила. Он сам когда-то был в нашем возрасте и все прекрасно понимал. Хотя, это было очень давно. Гадзила старалась контролировать каждый наш шаг, и однажды чуть не поймала с алкоголем, но хорошо замаскированный напиток под сок, не вызвал никаких подозрений. Пить мне сегодня не разрешал Маркус, припоминая мои прошлые действия на вечеринке в честь директора. Так что стоило дотронуться до стакана, как его тут же убрали подальше, игнорировав мои возмущения.

К нашему столу подбежала Сиена, широко улыбаясь.

— Ребята, время волейбола! — воскликнула она.

Я тут же просияла. Наконец-то смогу расшевелить свои застывшие мышцы. Схватив своих ребят в охапку, я потащила их на площадку для волейбола. Ким сделал музыку потише, чтобы мы могли друг друга слышать во время игры. Когда мы встали у сетки, команды были разбиты на две.

— А где мяч? — спросил Джереми с явным возбуждением перед игрой.

Ответила Сиена:

— Итак ребята, Джесика предложила новые условия игры.

Я шагнула вперед, чтобы меня видели все.

— Все знают, что такое отрицательный покров и гибкая энергия? — спросила я.

Все согласно кивнули.

Создав в руке шар размером с волейбольный мяч, и немного придав ему цвета, чтобы было видно, я продемонстрировала его всем.

— Условия такие: обычного кожаного мяча не будет, вместо него будет это, — я подбросила в руке синий энергетический мяч, — Покрываем себя отрицательным зарядом, и вперед!

— Ты серьезно? — Питер приподнял брови.

— Абсолютно! — усмехнулась я, — Мы в конце концов укротители и игры у нас должны быть куда серьезней.

— А мне нравится! — воскликнул Джереми, — Но даже с этим мячом вы нас не сделаете!

Его команда дружно захлопала перебравшись под сеткой на другую сторону. Моя команда делала расстановку. В итоге, мы с Маркусом встали перед сеткой, Питер под ней, Сиена в центре, Лора сзади, а Каспар с потока Сиены на подаче позади меня.

Поскольку именинница находилась в нашей команде, право первыми подавать дали нам. Каспар подкинул мяч и с прыжка, ударил по нему. Мяч в игре. Сначала мало кто смог справится с подобным стилем игры, но вскоре, все привыкли и игра пошла более ожесточенная. Первая партия была наша, при чем с разгромным счетом, зато во второй, у противников будто открылось второе дыхание, и они опередили нас на три очка. Счет 20:23, и если мы пропустим этот мяч, партия проиграна. Я встала на подачу, энергетический мяч в руке переливался от заряженных частиц. С той стороны площадки меня уже начали торопить и я, подкинув мяч, как и учили в моей прошлой школе, открытой ладонью ударила по нему, использовав силу позвоночника. Мяч стремительно полетел через сетку, и девушки стоявшие у него на пути с визгом отпрыгнули в сторону. Вторая подача была точно такая же, но на этот раз отбить ее умудрился Джереми, посовав мяч парню под сеткой. Тот навесил мяч над собой, но достаточно неудобно, чтобы Джереми смог как следует подпрыгнуть, и поэтому Питер с успехом его блокировал. Но вот проблема вышла, когда откуда ни возьмись, с той стороны успели его перехватить и послали в нашу сторону. Мяч отлетел от пальцев Питера и летел к концу площадки.

— Джес, бери! — крикнул Питер.

— Ты что с..у..м..а сошел!? — на бегу смогла выговорить я, и, подпрыгнув, со всей дури саданула по мячу как при подаче.

Он со скрипом полетел на ту сторону, а я назад, хорошо приземлившись спиной на землю.

— На месте! — счастливо воскликнула Сиена.

Все захлопали.

— Ну ты даешь! — восхищенно выдавил Питер, — Красиво летела…

Я с трудом поднявшись, посмотрела на него далеко недружелюбными глазами.

— Не смей больше так делать… — предупредила я.

Тот лишь улыбнулся и мы продолжили игру.

В итоге мы проиграли эту партию, потому что противники просекли, где наше слабое звено. А именно, Лора. Она пару раз увернулась от мяча, вместо того, чтобы отбить его и этого было достаточно, чтобы проиграть.

Третья партия все-таки осталась за нами, но досталась она мне, почти через разбитый нос. Как только Джереми представился случай гасить с навеса, его цель была выбрана незамедлительно — Лора. Я решила защитить подругу от подобной участи, а команду от проигрыша, и выскочила перед ней, но не успела отбить мяч, поэтому он со всей дури врезался мне в нос. Схватившись за пострадавшую часть лица, я на некоторое мгновение выпала из игры, в то время, как Джереми прыгал вокруг меня и извинялся. Я его не простила, и отомстила точно таким же способом. В конце игры мы оба ходили с разбитыми носами. Зато помирились, что не могу сказать за Маркуса. Тот готов был испепелить моего непутевого друга.

Сегодня было прохладно, но я не пожалела, что надела бриджи и футболку, потому что после волейбола, влила в себя не меньше галлона ледяного лимонада. Горло уже начало побаливать, зато остыла. Но рано я обрадовалась, потому что Сиена вытащила меня танцевать. После моей пляски овцы во время землетрясения, я тщетно пыталась смыться незаметно. Меня отлавливали каждый раз. Я насупилась и, скрестив руки на груди, стояла как вкопанная, пока музыка не замолкла. Когда Сиена решила, что без меня не справятся, я чуть ли не в припрыжку побежала к замешкавшемуся Киму. Оказывается, плей-лист закончился, а мы не поставили на прокрутку. Включив все как надо, я не спешила торопиться идти обратно к танцевальной площадке, но тут в колонках заиграл медляк. Опять! Мой взгляд упал на толпу, где большинство пар, уже следовали медленному ритму музыки. Маркус пробирался ко мне и я интуитивно забралась под диджейский столик в надежде, что он меня не заметил. Есть одна причина, почему он сюда идет, и эта причина мне не по душе.

— Джес, ты чего? — удивился Ким.

— Сделай вид, что меня здесь нет! — шикнула я.

Тот сразу понял о чем я, и принялся перебирать диски. Очко в его пользу. Из-под стола я увидела ноги Маркуса. Тот молчал и ничего не говорил. Надеюсь, он подумал, что меня здесь не было уже давно. Медленно переведя взгляд на Кима, я увидела, что он глазами показывает вниз. ПРЕДАТЕЛЬ! Маркус тут же обошел стол и присел на корточки напротив меня, легко улыбнувшись.

— Ну и что ты здесь забыла?

Я скривилась в улыбке.

— А какой ответ тебя устроит?

— Любой, — усмехнулся он.

— Хочу избежать участи танцевать медляк, — призналась я.

Маркус рассмеялся, протянув мне руку. Прищурившись, я приняла ее, и он вытянул мою тушку из-под стола.

— С чего ты решила, что я шел пригласить тебя на танец? — спросил он, приподняв одну бровь.

Ой, не нравится мне этот взгляд.

— У меня были очень веские доводы…

— И какие же?

— Сейчас играет медленная песня, ты пробирался сквозь толпу в поисках меня и сейчас смотришь так, словно что-то задумал, — пояснила я немного попятившись.

— Очень интересно, — кивнул он с ехидной улыбочкой, — но ты права.

С этими словами он шагнул ко мне и, притянув за талию, развернулся так, что мы мгновенно оказались в толпе танцующих пар.

— Почему ты не любишь танцевать? — поинтересовался он.

— Потому что я считаю это бессмысленным занятием. Кроме того, я не умею этого делать!

— Ты легко расправляешься с Джереми, но не можешь справиться с танцем?

— Ну, месть это тонкое искусство.

— Зато танец очень простое.

Чуть не наступив на ногу Маркусу, я посмотрела на него усталыми глазами.

— Действительно, очень просто шататься из стороны в сторону как пингвины в Арктике. Более милого зрелища и не представить, — выдохнула я.

Он засмеялся.

— Вот видишь, уже начинаешь привыкать.

Нет, он издевается, не иначе. Ведь знает, что не люблю танцульки, так нет, надо расправиться со мной таким зверским способом. Для меня хуже наказания не придумаешь…

Мы протанцевали две песни, при чем второй танец должен был быть белым (но для меня любой черный). Маркус решил не рисковать и пригласил меня сам. Я почти отказалась, но когда он посмотрел на меня своим фирменным взглядом, от которого невозможно не растаять, я сдалась. Я?! Сдалась!? Теряю навыки!

Когда более или менее приятная часть закончился, наступил кошмар, который избежать не удастся. Пришлось убирать всю площадку перед озером, но благодаря нашим способностям, расправились с этим делом меньше чем за час. Мда, если кто-то из обычных людей застанет летающий по поляне мусор, сложно представить, какова будет их реакция. Сама спокойная я думаю, будет обморок. Год назад я и не подозревала о таких возможностях человека, а сейчас, сама стала участником всего этого стихийного бунта. Создатели и Укротители. Враги, которые редко когда сталкиваются, но занимаются похожими делами. Они создают нам проблемы, мы их решаем. Они живут ради себя, мы ради того, чтобы их обезвредить. Смешно, правда? Остаток жизни придется прожить, спасая жизнь другим. В этом много чести, но никакой выгоды для себя. Прощайте друзья, родные, близкие. Быть героем, это то же самое, что подписаться в графе "одиночество". Чтож, если мы рождены для этого, будет жить так, как прописала нам судьба…


КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

Часть III

Начало конца

— Будешь по мне скучать?

Я стояла с Маркусом у поезда, уткнувшись носом в его широкую и теплую грудь. Начались зимние каникулы, и целый месяц я его не увижу. От этой мысли становилось тоскливо на душе. Мы с ним очень сблизились за все это время. Наверное, только благодаря ему я наконец-то стала мягче и чувствительней. Хотя от сарказма Маркусу не удалось меня вылечить.

— Думаю да, — усмехнулась я, все еще не отрываясь от него.

Он погладил меня по голове и поцеловал в лоб как маленького ребенка.

— Я тоже, — тихо сказал мне на ухо он.

Улыбнувшись, я подняла свою голову и посмотрела в его глаза, которые сейчас не так сияли как раньше.

— Обязательно мне напиши, когда приедешь, — сказал он.

Я молча кивнула, рассматривая его красивое лицо. Сколько с ним вместе, а все еще не привыкла к этому факту. Нежно улыбнувшись моей любимой улыбкой, он взял мое лицо в ладони и наклонился для поцелуя. Я привстала на цыпочки, и обхватила его за шею. Теплые губы прижались к моим, нежно и одновременно настойчиво. Почти жадно. Ответный поцелуй с моей стороны тоже не отличался скромностью. Сердце забилось быстрее, словно хотело выпрыгнуть из груди, и оставалось только изредка напоминать себе, что нужно дышать. Он нехотя оторвался первым.

— Тебе уже пора? — тихо спросила я.

Он легко кивнул на мгновение прикрыв глаза.

— Тогда тебе стоит поторопиться.

— Мы скоро увидимся, — улыбнулся он, погладив меня по щеке.

Я накрыла его руку своей.

— Конечно, — кивнула я.

Маркус снова обнял меня и, напоследок поцеловав, ушел. Я с замиранием наблюдала, как Маркус отдаляется и, в конце концов, он растворился в толпе.

Прихватив свою сумку и скейт, я направилась к выходу с вокзала. Народу было очень много, так что пришлось проталкиваться между ними, что жутко раздражало. Кое-где мелькали знакомые лица. Все счастливо улыбались, радуясь тому, что наконец настали каникулы и они могут отдохнуть от всей этой стихийной ерунды.

У выхода столпилось куча сигналящих машин, от которых я уже отвыкла. Полгода проведенных в месте лишенном техники отучили меня от мегаполиса и шумных мест. Я стала глазами искать серебристую Тайоту и увидела ее на другой стороне дороги. Не удивительно, потому что свободных мест на парковке перед вокзалом не было. Перевесив сумку через плечо для удобства, я пошла к переходу, но тут меня кто-то окликнул. Обернувшись, я увидела маму стоящую в десяти метрах от меня. Ее когда-то длинные светлые волосы сейчас доходили до скул. Выглядела она не так, как остальные родители, которые улыбались и обнимали своих детей. Мы стояли молча разглядывая друг друга и пока, никто не решался подойти первым. Я не злилась на нее за то, что она послала меня в школу стихий, не сказав правду. По крайней мере, уже не злилась. Но, видимо мама, была обеспокоена моей реакцией на данную ситуацию. Глубоко вздохнув, уверенно направилась вперед. Подойдя, я увидела, что ее глаза блестят от навернувшихся слез. Горло сдавило, и что-то нутрии меня рвалось к ней. Не выдержав, обняла ее, на что она ответила тем же, крепко прижав к себе.

— Добро пожаловать домой, милая, — тихо сказала она.

— Я очень соскучилась, — ответила я, оторвавшись от нее и посмотрев на заплаканное лицо.

— Ты изменилась, — она пригладила мои волосы, — Мы поговорим дома, хорошо?

Я кивнула.

Когда мы выехали на шоссе, где было уже нормальное, свободное движение, мама сказала:

— У всех твоих друзей тоже каникулы. Они будут рады тебя видеть.

Улыбнувшись, я ответила:

— Да, я тоже.

Кстати, о друзьях. Я достала из кармана давно забытый телефон и нажала кнопку включения. Когда приветствие закончилось, телефон стал разрываться от выстрелов, оповещая о том, что пришло сообщение. Давно не слышала этих звуков. Зажав пальцем динамик и переждав звуковую трехминутную войну, я посмотрела на экран. "У вас 98 новых сообщений". Сколько?! Ох ни фига себе!

— Вот зараза! — возмутилась я.

— Что случилось? — испугалась мама.

— Посмотри! — я показала ей телефон.

Она широко улыбнулась.

— Видимо, по тебе очень соскучились.

— Соскучились?! — чуть ли не задыхаясь от злости, выдавила я, — Да они меня вообще забыли. Гады. Мне в день ито больше приходит! Ну, погодите. Я вам еще припомню… — заворчала я.

Мама засмеялась.

— Как же я соскучилась по твоим вечным возмущениям.

— Думаю, я восполню все запасы за прошедшие полгода, еще и прибавлю сверху на год вперед.

— Нет, ты не изменилась, — констатировала она.

Подувшись еще пару минут, я принялась за чтение сообщений. В основном спрашивали как дела, куда пропала, почему не отвечаю. Тайлер написал что сломал ногу, неудачно приземлившись на скейте, Элиза жутко по мне соскучилась и ей не в терпеж меня увидеть, Катерина очередной раз поссорилась со своим молодым человеком, и подобных ее сообщений пришло несколько штук. Смотрю, не особо, что изменилось. Хотя Миша меня порадовал тем, что они продолжают нашу традицию и издеваются над преподавателем истории, так что его уже пинками загоняют к ним в кабинет. Весело проводят время, честно говоря, завидую даже. Но и у меня выдалось веселое время.

Когда я покончила с чтением сообщений, повернулась к сосредоточенной на дороге матери:

— Как папа?

— Он приедет сегодня вечером. Останется на две недели.

— Хорошо, давно его не видела, — улыбнулась я.

— Его совсем загоняли на этой работе, — обвиняющим тоном сказала она.

Это еще мягко сказано. Я его вижу раз в год, ито если повезет.

— И сколько он еще будет работать над этим проектом? — спросила я.

— Точно не знаю, — выдохнула мама, — но вроде уже заканчивают.

— Ясно, — пробубнила я и уставилась в окно.

Кондиционер нагнетал в машину холодный воздух. Мы ехали, через жилые кварталы. Улицы были пусты. Все на работе. Во дворах играли детишки. На ступеньках сидели мамаши; ни разу не видела, чтобы с детьми оставались отцы. Когда мы свернули на наш переулок, на меня нахлынула ностальгия при виде места, в котором выросла. Вот мистер Зигфрид, как всегда выгуливает своего пекинеса по кличке Рикки, но у меня, как и все остальные животные, он ассоциируется только с Бобиком.

Мы уже подъезжали к нашему дому, который ничуть не изменился за все это время. Заехав на подъездную дорожку перед гаражом, я вышла из машины, улыбаясь сама себе. Как же мне всего этого не хватало!

— Рада, что дома? — спросила мама.

— Ага, — кивнула я, вытащив с заднего сидения вещи.

— Твоя комната ждет тебя.

Мое сердце замерло при виде знакомых стен, мебели и домашнего запаха. Рывком, побежала по лестнице наверх, при этом ощущая детские эмоции счастья и радости вперемешку с волнением. Я дома! Распахнув дверь комнаты, зажмурилась от ударившего в глаза резкого света. Как всегда солнечно. Кровать, компьютер, музыкальный центр, белый ковер с длинным ворсом, стены, выкрашенные в красный и натяжной потолок, расписанный в виде звездного неба. Все это я словно вижу впервые. Бросив сумку на пол и прислонив скейт к стене, с разбегу приземлилась на кровать. После жестких условий в школе, она показалась непривычно мягкой. Уж очень. Почти то же самое, что перелечь с пола, на обычную кровать с двойным матрасом.

Провалявшись минут десять, я лениво скатилась со своей любимой кроватки и спустилась вниз. Мама разговаривала в кабинете отца по телефону, и я решила ей не мешать. Пройдя через кухню, взяла со стола красное яблоко, и вышла на задний двор, где меня поджидал не менее любимый, чем кровать, гамак. РОДНЕНЬКИЙ! Я со вздохом облегчения прошаркала к нему и улеглась в его твердые сети, ликуя от счастья. Меня не было всего полгода, а так соскучилась за всем этим, словно прошло не менее пяти лет. Здесь всегда во всю печет солнце, и стало жарко лежать на открытом пространстве. Дул легкий прохладный ветерок. Шелест деревьев приятно радовал слух. Почти то же самое, когда идешь по лесу к домику миссис Монтер; вот только изредка доносившиеся звуки машин с улицы, не давали возможности полностью углубиться в свою фантазию. Я услышала звонок, эхом прокатившийся по дому. Интересно, кто это может быть? Учитывая, что мать занята разговором по телефону, придется идти и открывать мне. Звонок повторился, и мне пришлось побежать, чтобы не заставлять гостя ждать.

— Да, иду я! — пробубнила себе под нос я и открыла дверь.

На пороге стояла моя подруга Элиза Стеллер. Кудрявая блондинка с тонкими чертами лица, голубыми глазами и фигуркой, которая покорила не мало мужских сердец. Она широко улыбнулась и, завизжав от счастья лицезреть меня любимую, повисла на моей шее прыгая как попрыгунчик.

— Задушишь ведь, — прохрипела я.

Она отпрянула от меня, все еще держа за плечи. Я искренне улыбнулась. Черт, как же рада ее видеть.

— Джес, неужто это ты! — воскликнула она, — Ты отрастила волосы. Но как? Так быстро!

— Давай по порядку. Притормози, — засмеялась я.

Она словно не услышала моих слов и снова повисла на моей шее.

— Я по тебе очень скучала!

— И я по тебе. Давай зайдем, а то уже люди странно на нас косятся.

Бросив взгляд на улицу, она забежала в дом, не выпуская мою руку из своей.

— Здравствуйте, миссис Кловер! — сказала Элиза, когда моя мама вышла из кабинета.

— Здравствуй, Элиза, — улыбнулась она, — Как ты?

— Все просто отлично!

— Так, — мама демонстративно сделалась серьезней, но все еще держа в глазах улыбку, — Когда вы по отдельности, — это происшествие, но когда вы вместе — это катастрофа! Так что не доводите до вызова пожарных и скорой помощи…

Мы с Элизой засмеялись.

— Постараемся, — усмехнулась я, и повела свою подругу на задний двор.

Мы уселись в гамак, и Элиза сразу принялась за расспросы.

— Ну, давай, рассказывай. Как тебе школа? Понравилось? Я знаю, ты не любишь много разговаривать, но меня уже распирает от любопытства.

Я улыбнулась. Она неисправима. Ведь знала, что без доклада не обойдется!

— Сначала мне там не понравилось, и было желание смыться в первый же день, но потом вроде ничего и стало даже интересно. Очень общительные и интересные ребята, хотя есть там несколько, которых я была готова… — я руками показала, что я хотела.

Элиза поняла, что я имела в виду. Как хорошо, что мы иногда, но понимаем друг друга с полуслова. Наверное, это потому, что общаемся с пеленок. Детский сад, школа, попадание к директору в кабинет за хулиганство, если кому надрать задницу так сообща и друг за друга стеной. Вот только когда мы переросли этот возрастной рубеж, уже пошли другие совместные действия. Называется — переходный возраст и влюбчивость. Симпатичные мальчики и флирт. Бр-р… Как вспомниться!

— А почему я не могла до тебя дозвониться? — спросила она.

— Там сеть не ловит. Я сама в шоке!

— Это что, монастырь где-нибудь в дремучем лесу? — саркастично заметила она.

— Что-то вроде того! — засмеялась я.

— Ну, а как… — осторожно начала Элиза, зная, какие темы для разговора я люблю меньше всего, — … на любовном фронте? Там были какие-нибудь достойные твоего глаза молодые люди?

— А тебя только это и интересует! — упрекнула ее я, но все так же улыбаясь.

— Потому что эта часть самая интересная!

Выдохнув, я ответила на вожделенный вопрос:

— Есть. И слишком много!

— И? — протянула она с явной неохотой закрывать эту тему.

— Да! Да! — выдохнула я, — Я встречаюсь с одним парнем!

Элиза подпрыгнула от счастья, не веря своим ушам.

— А вот об этом поподробнее. Как познакомились? Как давно встречаетесь?

Все, разобрало по самые уши.

— В первый же день — он показал мне дорогу к спальному этажу.

Да, соврала. Почти. Не могу же я рассказать про школу, где обучают управлению стихиями и где двери открываются по приказу. Придется кое-где врать. Я рассказала Элизе все, лишь изредка опуская некоторые детали. Так же пришлось ей рассказать про Стивена, что очередной раз вызвало у меня злость на себя. Подруга слушала меня внимательно, смеясь над тем, как я издевалась над Стелой. Так же ее заинтересовал Алекс, первую встречу с которым, я описала в мельчайших подробностях, выплескивая все негодование и в его адрес. Когда она мне заявила, что он ей уже нравится, я чуть не скинула ее с гамака, но она открестилась тем, что всего лишь пошутила надо мной, зная какую получит реакцию в ответ.

Мы с Элизой проболтали около двух часов, что никогда раньше не случалось. В прочем, никогда раньше не приходилось расставаться на такое долгое время. Максимум неделя, ито, когда она уезжала к бабушке в другой город. Элиза рассказала мне, что нашла прекрасного молодого человека, и они встречаются уже вот несколько недель. По ее словам, более загадочного парня ей не приходилось встречать. Что не удивительно, она магнит на таких парней. Завтра, на ежегодной ярмарке, я должна буду с ним познакомиться, и от этой мысли я скривилась. Но она моя подруга, и это считай обязанность.

В дверях кухни появилась мама.

— Девочки, хотите перекусить?

— Да, — хором ответили мы.

— Сейчас приготовлю что-нибудь, — с этими словами она зашла обратно в дом.

— Мда, — выдохнула Элиза, — давно мы с тобой так не разговаривали. Даже во рту пересохло.

Мы засмеялись.

— Зато сейчас такое ощущение, словно виделись только вчера, а не полгода назад, — сказала я, смачно зевнув.

Элиза внимательно посмотрела на меня.

— Джес, я думала мне показалось, но ведь у тебя глаза раньше были темно-серые, а сейчас… они стали светло-голубыми.

Вот, блин. Это сложно было бы не заметить.

— Это… эмм… — я скривилась, ища более или менее правдивое оправдание, — …ну, это линзы.

— Линзы?! — удивилась она, — Но у тебя никогда не было проблем со зрением. Когда нас проверяли в школе, оно было стопроцентное!

Вот минус в такой крепкой дружбе. Вранье не прокатит, потому что всю твою биографию и тем более историю болезней знают назубок.

— Ну, так получилось. Внезапно оно ухудшилось, — промямлила я.

— Странно, — покачала головой она, — у тебя сейчас глаза в точности как у Декстера.

Декстер — парень Элизы.

Я усмехнулась от такого сравнения.

— А почему ты выбрала именно этот цвет? Почему не родной? — поинтересовалась она.

— Просто понравился!

— Вообще-то тебе очень идет! — улыбнулась она, — ты такая загадочная.

— Такая же, как Декстер, — передразнила ее я.

Она толкнула меня в бок, засмеявшись.

— Девочки, все готово. Идите обедать! — раздался голос мамы из кухни.

— Пошли, — выдохнула я.

Мы просидели с Элизой на кухне еще час, болтая на всякие пустяковые темы и жуя тосты с соком. Сегодня мы превысили лимит нашего общения, а завтра на ярмарке мы еще не раз все это обсудим.

Я проводила Элизу до двери. Только она ушла, как перед домом остановилось желтое такси. Дверь открылась, и вышел мой отец, которого я не видела вот уже год. Просияв самой, что ни на есть счастливой улыбкой, я бросилась к нему, одним прыжком перепрыгнув все ступеньки. Отец улыбнулся, разведя руки в стороны, и когда я повисла у него на шее, закрутил меня в воздухе. Учитывая его двухметровый рост и мощную комплектацию, он мог спокойно выдержать мои пятьдесят килограмм, без риска надорвать спину.

— Ну, наконец-то! — выдавила я, — Я думала ты никогда не приедешь, совсем нас забыл!

Отец поставил меня на ноги и принялся рассматривать, словно никогда не видел.

— Как я мог забыть столь прекрасное создание! — улыбнулся он.

— Но, видимо, забыл!

Он засмеялся, притянув меня к себе и поцеловав в лоб.

— Ну, как ты? Как дела?

— Теперь, все отлично!

Он снова засмеялся.

— Ладно, помоги мне занести вещи в дом, — с этими словами он отдал мне сумку, в которой явно был ноутбук и направился к багажнику машины.

Вещей оказалось не много. Всего два чемодана, учитывая то, что уезжал он на год. Если бы я проводила где-то столь долгое время, двумя чемоданами дело не ограничилось бы.

Все мы разобрались с багажом только к вечеру. Мать и отец уединились в кабинете и о чем-то разговаривали. Слишком тихо, чтобы я могла подслушать. Чтобы как-то отвлечься, поднялась на вверх и включила компьютер. Не знаю, зачем мне сдался Интернет, но хотя бы что-то. На экране всплыло окно, оповещающее о новых сообщениях. В основном реклама и предложения. Быстро удалив все ненужное, принялась печатать письмо Маркусу. Честно говоря, не помню, что я написала. Мои мысли были заняты предстоящим разговором с родителями. Они не просто так закрылись в кабинете. Я уверена, они обсуждают то, что мне рассказать и в каком свете выставить мое и свое происхождение. Сегодня, я наконец-то разберусь с тем, кем являюсь на самом деле, и от этой мысли все во мне сжалось, словно боясь услышать то, из-за чего вся моя жизнь может пойти по другой кривой. Пальцы бездумно бегали по клавиатуре, а смысл текста оставлял желать лучшего. В основном пункты о том, чем я занималась весь день с момента приезда. В конце я добавила, пару милых слов, и нажала на кнопку отправки. Внизу послышалась возня, это значит, что они все уже обговорили и готовы рассказать всю историю целиком. Я замерла в надежде услышать, как меня позовут, но пока наступила тяжелая тишина. Сердце отчетливо выказывало свой страх, оглушающее стуча в груди. Во рту внезапно пересохло, и только сейчас я поняла, что в комнате уже темно. Солнце здесь садится рано, особенно в преддверии зимы. Отключив компьютер, я направилась к двери из комнаты, словно ожидая старта.

— Джес, можешь спуститься? — послышался голос мамы.

Тут же побежала вниз, перескакивая через две ступеньки. Они ждали в гостиной, сидя на диване и глядя на меня с легкой улыбкой на лице. Но в глазах читалась неуверенность.

— Проходи милая, садись, — нежно сказала мама.

Я сделала так, как она просила и, обойдя журнальный столик села напротив них.

— Ты уже знаешь, о чем пойдет разговор? — спросил отец.

Я молча кивнула.

— Тогда послушай нас, и не спеши делать никаких выводов. Хорошо?

— Хорошо.

— Так вот. Как ты уже поняла, то мы с твоей мамой обладаем такими же способностями, как и ты. Что сказать, наши родители тоже ими обладали. Это передается из поколение в поколение. Ты уже знаешь, кто такие Создатели и Укротители, и знаешь, что они не ладят между собой. Но так получилось, что мои родители, они относятся и к тем и другим. Мой отец Укротитель, а мать Создатель. У Кловер точно так же. Видимо, так распорядилась судьба, и враги полюбили друг друга. Но в любом случае, от такой любви, ребенок рождается только с одним направлением, и так же получилось и у нас с мамой. Я родился со способностями Создателя, а она Укротителя. И тут судьба, — он взял мама за руку и нежно улыбнулся ей, — столкнула нас. Мы полюбили друг друга с первого взгляда. Наши родители были не против, и даже "за", так что это не помешало нам пожениться. Потом родилась ты, и мы полностью были уверены, что тебе передастся только одна способность, но по странной случайности, получилось так, что ты обладаешь двумя силами, что можно сказать невозможно. Но, учитывая то, какое смешение крови в нашей семье, здесь не стоило удивляться. В детстве, пока ты не обладала силой и не умела ей пользоваться, мы хотели заблокировать ее, но то, что их две, создавало проблемы. Тогда мы решили подождать, и когда придет время, отправить в школу стихий, где тебе бы помогли контролировать силы. Было страшно, потому что с таким большим ее количеством, ты могла убить себя, но слава Богу все обошлось. Не знаю, простишь ли ты нас, за то, что мы тебе не рассказали, все раньше, но мы боялись, мы действительно боялись, что ты не выдержишь этого натиска.

Отец замолчал, пытаясь прочесть эмоции на моем лице, но я молчала. Я не испугалась того, что мне рассказали. Но то, что мои родители и относится к двум разным мирам, ввело в некоторую растерянность. По крайней мере, теперь я знаю правду своего происхождения, и больше не придется гадать, "кто я". Медленно выдохнув, я сказала:

— Я совсем на вас не злюсь и, конечно же, во мне нет никакой обиды, — я улыбнулась, что бы им стало легче.

Подействовало.

— Честно говоря, приятно знать, что ты не простой человек и у тебя есть уникальные способности. Наконец-то я узнала, что люди умеют летать.

Они улыбнулись.

— Но вы наверное уже знаете, что я лишилась половины силы.

— Да, мы это знаем, — тихо ответила мама, — Но это не страшно. Все будет хорошо, мы живем и с одной силой.

— Да, — кивнула я и выдала свою лучшую улыбку.

— Не переживай, — начала успокаивать меня мама.

Она слишком хорошо меня знает, чтобы поверить в эту улыбку.

— Все нормально, — ответила я, — Хотя, признаться честно, было приятно обладать такой большой силой.

— Она как наркотик, — сказал отец, и в его глазах что-то мелькнуло, — Очень сложно потерять.

Неужели это произошло и с ним? Он же Создатель, — человек живущий эмоциями и своей силой, без которой не представляет своей жизни. Неужели ему пришлось пройти через это и забыть про свою сущность ради мамы, ради меня? Я не знаю ответа на этот вопрос, и думаю, это заденет его, если я спрошу.

— Давайте поужинаем, — предложила мама, — Я пойду, накрою на стол.

Она прошла мимо меня и, поцеловав в макушку, вышла из гостиной. Мы с отцом молчали, смотря друг на друга.

— Тебе понравилось в школе? — неожиданно спросил он.

Я кивнула.

— Там достаточно интересно.

— Завела друзей?

— Да, есть несколько. Мы очень хорошо общаемся.

— Ну, а как уроки? Справляешься?

Усмехнувшись, я ответила:

— Некоторое время меня считали Избранной, потому что я обладала большой силой, но после полосы препятствий, с которой я не справилась, все передумали.

— Полоса препятствий? — удивился отец, — Ты участвовала?

— Всего один день. Она оказалась слишком сложной после того… — я запнулась, — …как умер Чик.

Отец понятливо кивнул.

— Да, я знаю. Он был хороший собеседник.

— Слишком даже хороший. Он разговаривал без перерыва.

Мы с отцом вместе иронично усмехнулись.

— Ладно, я пойду, мне нужно позвонить на работу, — он встал с дивана.

— Когда ты уезжаешь?

— Где-то через две недели.

— Уже скоро, — расстроилась я.

— Мы что-нибудь придумаем, и тебе эти две недели покажутся вечностью.

— Ловлю на слове! — предупредила я.

Он засмеялся и вышел из гостиной, оставив меня одну со своими мыслями. Сейчас мне бы меньше всего хотелось думать, но так или иначе этого не избежать. Выяснив всю правду, мне не стало легче, как я рассчитывала. Скорей наоборот — внутри словно образовался неимоверно тяжелый груз. Мои родители относятся к двум разным природам, а я результат их любви. Результат, который опасен для себя. Такие случаи действительно уникальны, и "такая", я одна во всем мире. Должно ли это волновать меня? Должна ли я чувствовать себя одиночкой? Нет! Я такая, какая есть, и от этого мои жизнь и судьбы не должны зависеть. Лишь потому, что твоя сила больше других. Вдобавок, теперь, я ничем не отличаюсь о других Укротителей, — сила Создателя надежно заблокирована и мне не стоит ничего опасаться.

Ужин прошел быстро. Этот день был слишком утомителен разговорами, и поэтому я решила пойти сразу лечь спать. Завтра надо рано вставать и ехать на ярмарку, где мне предстоит очередное общение…


Утром меня допытывал звук мобильного телефона. Когда прозвучала песня группы "War — Low rider", я не сразу поняла что это. Эта песня стоит на Элизе, так что не пришлось гадать, кто звонит. Выбравшись из пут теплого одеяла, я нащупала трубку и, не желая просыпаться, потянула ее в свое уютное убежище.

— Знаешь, я уже устала просыпаться с петухами, — вяло протянула я.

В трубке послышался смех.

— Какие петухи? — с вызовом спросила она, — Уже два часа дня. Взгляни на часы!!!

— Я тебе верю, — все так же вяло протянула я.

— Вставай Джес! Не заставляй меня приезжать и будить тебя.

В голове мигом вспыхнули воспоминания о методах Элизы будить по утрам. Каждый раз, когда я оставалась у нее на ночь, мне приходилось просыпаться на полу, потому что добрая подруга меня просто спихивала с кровати.

— Только попробуй, я за себя не отвечаю. Ты же знаешь, какой я агрессивной бываю по утрам, — предупреждающим тоном заявила я.

Она снова засмеялась.

— Высказываешь всю подноготную о человеке, который тебя будит! И да, ты отбиваешься подушкой! — дополнила она, — Ну все, хватит углубляться в воспоминания. Я заеду через час, и чтобы ты смиренно ждала меня на пороге!

— Шеф, не наглей!

— Давай-давай, — затараторила Элиза, — И не делай мозга. Чтобы была как огурчик!

— Тогда уж как урюк! — огрызнулась я.

— Огурчик!

— Ладно, только отстань!

Я потянулась до хруста в спине. Когда я последний раз так хорошо и основательно высыпалась? Не помню. Давно уже. Это наверное так кровать на меня действует.

— Через час! — напомнила Элиза.

— Да, да! — я ненадолго замолчала, — Может быть…

— Джес…

Она не успела закончить, потому что я отключила телефон и засунула его под подушку. Поваляюсь еще полчасика, а потом начну собираться. Так оно и было.

Через час я сидела на пороге в своих новых шелковых адидасовских бриджах, синей майке и белых кедах. Сегодня обещали жаркий денек, так что придется париться на ярмарке и не отходить от тележек с прохладительными напитками. Красный форд Элизы остановился прямо перед моим домом. Она высунулась из окна и помахала мне рукой. Обреченно выдохнув, я встала и медленно направилась к машине.

— Что за унылый вид, Бейсон? — усмехнулась она, рассматривая выражение моего лица.

— Жара…

— Садись давай! — Элиза нажала на газ, от чего мотор взревел.

В машине было прохладно и очень уютно. Я пристегнула ремень безопасности и взглянула на довольную подругу.

— Ну что, готова?

— К авариям? — приподняла брови я.

— Я стала лучше водить! — надулась она.

— А, — протянула я, — Теперь вместо того, чтобы таранить дешевые легковушки, принялась бить дорогие джипы.

— Он выскочил из-за поворота и был пьяный, ты это знаешь!

Я засмеялась.

— Поехали уже.

Элиза показала мне язык, и машина поехала вперед.


До ярмарки мы добрались почти без происшествий. Почему почти? Потому что нас всю дорогу пытались кадрить какие-то парни. Стараясь привлечь к себе внимания, они чуть не врезались в машину ехавшую впереди. Услышав благой мат, доносившийся от мужчины сзади, молодые люди решили сдаться и поняли, что мы им не по зубам. Честно говоря не в первой, но когда за рулем обычно я, дело обходится проще — выжимаю газ до предела, а там попробуй, догони.

Как только мы вышли из машины, сразу же донеслись веселые голоса детей, музыка и крики, исходящие от людей, катающихся на экстремальных каруселях. Повсюду ходили клоуны, играя детьми и фотографируясь с ними. Запах сладкой ваты и попкорна резал нос. Ленты, шарики, воздушные змеи — веселье было в самом разгаре.

— Ну, и как тебе? — спросила Элиза, копаясь в телефоне.

— Лет пять назад я была бы в восторге, — скривилась я.

— Хватит вредничать! Да где же он… — пробубнила она.

— Декстер?

— Ага, — вдумчиво произнесла она, все еще всматриваясь в экран телефона, — Ах, он сказал, чтобы мы ждали его у колеса обозрения. Пошли.

Она уверенно направилась к возвышающейся над всеми палатками колесу. Его было сложно не заметить. Как только мы пробрались к свободной площадке, где меньше всего народу, Элиза начала заметно нервничать, оглядываясь по сторонам. С чего бы это?

— Элиза, — окликнула ее я.

Она обернулась, все еще растерянно бегая глазами. Никогда не видела ее такой.

— Что с тобой?

Но она меня словно не слушала. Ее взгляд был прикован мне за спину. Интуитивно, я проследила ее взгляд и увидела приближающегося к нам парня. Не высокий, выше меня на полголовы, черные волосы были подстрижены коротко, но на лицо падала легкая длинная челка, прикрывая глаза, но даже так я заметила, что их цвет точно такой же, как и у меня. Редко встретишь людей с такими глазами. Худой, но видно, что спортивной комплектации. Одет он был в светло-синие тертые джинсы, футболку цвета хаки и безрукавку на молнии ей под цвет. Элиза обошла меня и приблизилась к Декстеру, обняв за шею, и поцеловала его в губы. Когда это романтичная идиллия закончилась, подруга наконец-то вспомнила, что я тоже здесь.

Подведя своего молодого человека держа за руку, она сказала:

— Джес, это Декстер, я тебе о нем говорила. Декстер, это Джесика, моя лучшая подруга.

Он, мило улыбаясь, протянул мне руку, и я пожала ее.

— Я много о тебе слышал, — мягким и глубоким голосом произнес он.

— Какой ужас, — демонстративно ужаснулась я.

— Только хорошее, — пояснил он.

— Охотно верю.

— Пойдемте где-нибудь посидим, — предложила Элиза.

Декстер посмотрел на нее и широко улыбнулся.

— Я знаю, где можно.

Мы пошли через всю ярмарку, просачиваясь между бегающими детьми. Один мальчуган в порыве счастья врезался в меня с такой силой, что на мгновение, мои ноги парализовало. Буркнув одно единственное извинение, он побежал сбивать людей дальше. Упс, а вот в ту тетку похожую на шкаф он зря врезался. Мальчика как от пандуса отбросило на добрых три метра. Плохая часть меня ликовала и хлопала в ладоши!

— Юная леди, не желаете попробовать? — у меня перед носом замахали тряпичным мячом.

Высокий мужчина с редеющими седыми волосами улыбался улыбкой, которая по его мнению должна завлечь клиентов.

— А, нет, спасибо, — выдавила я.

— Давайте, вы обязательно выиграете! — не отставал он.

— Да, попробуй, — донесся слева глубокий голос.

Я повернула голову и увидела улыбающегося Декстера. Он держа Элизу за плечи и смотрел на меня. Немного выдержав его взгляд, я посмотрела снова на мужчину, который продолжал махать перед моим носом мячом.

— Ладно, — бросила я и взяла мяч.

— Три броска, и если попадете, получите эту замечательную игрушку, — он показал на розового слоника размером чуть ли не с меня.

Интересно, если выиграю, как я его унесу?

— Куда метить? — спросила я.

— Вот сюда.

В нескольких метрах от меня стояли три кегли выстроенные пирамидкой.

— Ну, хорошо, — выдохнула я.

Взвесив в руках мячик и прицелившись, кинула в самую нижнюю. Попала! Две кегли пошатнулись и рухнули вниз. Осталась одна. Второй мяч пролетел в нескольких сантиметрах от нее.

— Давай Джес! — подбадривала меня Элиза.

Третий мяч на этот раз мне показался слишком тяжелый. Ведь не попаду же. Выдохнув, я прицелилась и, размахнувшись, послала мяч вперед. Он задел кеглю, но та зашаталась, не желая падать. Сердце замедляло ритм, и тут в голове возникла абсурдная идея, которую я толком и не успела обдумать. Вызвав стихию воздуха, я послала в кеглю легкий импульс, и та упала вниз. Элиза рядом со мной ликовала, а мужчина с обреченным вдохом протянул мне слоника.

— Поздравляю, — буркнул он.

— Спасибо, — криво улыбнулась я, сожалея о том, что победила нечестным путем.

— Молодец! Я так и знала, что против твоей силы воли, ничего не устоит, — не переставала подруга.

Улыбнувшись, судорожно сжимая мягкую игрушку, перевела взгляд на Декстера. Тот странно смотрел на меня, немного прищурив глаза. Он что, не ожидал, что у меня получится? Мне все равно, чего он ожидал. Неужели я только что воспользовалась своим преимуществом, чтобы победить? Но в тот момент это была другая часть меня. Та, которая показывает свое лицо только в самые экстремальные моменты. Моменты, когда злость перекрывает разум и действует по принципу "Любой ценой". Не понравилось мне это, ой как не понравилось.

Декстер повел нас в кафе, и мне пришлось тащиться за сладкой парочкой, держа в руках увесистую игрушку. Идея избавиться от нее или в крайнем случае сжечь, мне становилась все больше по душе. В кафе было полно народа, и нам кое-как удалось занять чудом свободный столик. Как только мы уселись, примостив слона рядом со стулом, Элиза принялась упорно читать меню. Мои вкусы она знает, так что сделать заказ за меня, ей не представляет никакого труда. Внезапно слева взорвался шарик, от которого я подскочила на месте, при этом полыхнув энергией. Слишком сейчас расслаблена, чтобы контролировать ее. Выставив щиты, взглянула на ребят в надежде, что они не заметили моей нервозности. Элиза уже диктовала заказ официантке, так что ей не до этого, и мой взгляд автоматически упал на Декстера. Он все еще продолжал странно коситься, но на этот раз на его лице играл интерес, а губы затронула легкая еле заметная улыбка. Не поняв, к чему такая реакция, я вернулась к рассматриванию стола, словно в этом могло быть что-то интересное.

— Я тебе заказала безалкогольный махито, — внезапно сказала Элиза, — правильно?

— Все верно, — кивнула я, — это то, что мне сейчас нужно.

Подруга прищурилась, всматриваясь мне в лицо.

— Что такая грустная?

Я покачала головой и пожала плечами. Если бы я могла рассказать из-за чего, было бы проще. Но, теперь, между нами висит тайна.


Домой я вернулась в девять часов вечера. Уставшая и обессиленная. Элиза нашла, чем нас занять, так что через полчаса после кафе, веселье затронуло и меня. Играть в разных состязаниях я больше не решалась, боясь того, что эгоизм и затмение разума снова возьмутся за свое. Вдобавок, очередную габаритную игрушку я не осилила бы дотащить до дома. Где-то в семь вечера, к нам присоеденились мои бывшие одноклассники, которые то и дело обнимали меня, словно боялись, что я вот-вот исчезну. Раньше и не задумывалась, как по ним можно соскучиться, потому что эти ребята не просто катастрофа — ядерная война покажется простой детской забавой. Декстер продолжал изредка поглядывать на меня и это уже раздражало, но пришлось терпеть. Как оказалось, такое поведение кавалера Элизы не осталось незамеченным. Миша, друг и учитель по скейту отведя меня немного в сторонку, предупредил, чтобы я была осторожней с этим парнем, потому что он ему почему-то не понравился. Интуиции Миши я привыкла доверять, потому что она еще ни разу его не подводила. Да и меня тоже. Озадаченная советом друга, я приняла решение спровадить Элизу и ее молодого человека, с оправданием, что им бы не мешало побыть наедине. Элиза согласилась, но выглядела малость растерянной от такого предложения. Когда они ушли, ребята так и быть заставили меня скатиться с хав-пайфа на скейте, при этом заметив, что моя техника явно улучшилась. Выслушав в свой адрес кучу лестных отзывов, мы перебрались к костру, где еще долго болтали на разные темы и рассказывая истории произошедшие за время моего отсутствия. Почти все это время я проболтала с Мишей и Тайлером, потому что до отъезда чаще всего общалась с ними и нам было что обсудить. Вскоре позвонила Элиза, разыскивая меня любимую. К нам она не хотела идти, ссылаясь на то, что хотела домой, а без меня уезжать не собирается. Пришлось пойти у нее на поводу и отклониться через возмущения и мольбы остаться. Уверив их в том, что завтра мы встретимся, они через силу, но согласились меня отпустить.

Элиза стояла у машины одна, поджидая с серьезным выражением лица. Да, знаю, она не любит ждать. Но когда я решила подарить слоника ей, она просияла от счастья и от злости не осталось и следа. По шоссе мы ехали под веселую музыку, фальшиво напевая слова текста, толком их не зная. Так мы поступали каждый раз, чтобы отвлечься от нудной дороги и сделать поездку незабываемой для проезжающих мимо машин. Дошло до того, что мы чуть не привлекли внимания полицейских, но, увидев, что явных нарушений правил дорожного движения нет (что удивительно, ведь за рулем Элиза), вместо нас они тормознули каких-то лихачей.

Мы остановились у моего дома, но пока не собирались прощаться. Было заметно, что Элиза хочет поговорить и это меня насторожило. Хотя, примерно, я представляю о чем пойдет речь.

— Джес, — Элиза не смотрела на меня и отключила стерео, — обещай, что ты ответишь честно на все, что я у тебя спрошу.

Выражение лица было серьезным и немного напряженным. Руки крепко сжимали руль, что даже костяшки пальцев побелели.

— Спрашивай, — сказала я и, отстегнув ремень безопасности, повернулась к подруге.

Шумно вздохнув, она сказала:

— Тебе ведь не понравился Декстер, верно?

Я мысленно усмехнулась. Предсказуемый вопрос, просто составлен иначе.

— Я знала, что ты спросишь это.

— И?

На этот раз она повернулась ко мне лицом. Руки продолжали мять руль.

— Эм… Он производит впечатление хорошего парня, — улыбнулась я.

Этот ответ явно не устроил Элизу.

— Симпатичный, интересный. Просто я видела его один раз, толком и не пообщались, — продолжила я, — Я считаю, что вы отлично смотритесь вместе.

Элиза поджала губы и посмотрела на меня так, словно не знала, верить или нет.

— Честно? — тихо и с надеждой в голосе спросила она.

— Конечно честно! — возмутилась я, — Ты же знаешь, я не умею льстить. Вы очень хорошая пара, поверь мне.

— Спасибо! — пропищала она и потянулась ко мне, чтобы обнять, но ей не позволил ремень безопасности.

Быстро его отстегнув, она сделала задуманное.

— Я так рада, что тебе он понравился!

Высвободившись из объятий, я посмотрела на подругу, улыбаясь во все зубы.

— Главное, чтобы он тебе нравился! На меня не смей обращать внимание!

Элиза сделалась серьезней, словно я только что ее оскорбила.

— Ты моя лучшая подруга, и твое мнение очень много значит для меня! И чтобы больше так не говорила! — предупредила она.

— Хорошо! — засмеялась я.

— И все же, почему ты себя сегодня так вела? Меня все время не покидало ощущение, что тебе не приятно с нами находиться.

— Это не так… Просто мне было как-то неловко с вами. Это как… третий лишний, понимаешь.

— О чем ты говоришь?! — Элиза воззрилась на меня недобрым взглядом, — Ты никогда не будешь третьей лишней! Если мы вели себя не так, прости, пожалуйста. Просто скажи, что.

Я покачала головой, легко улыбаясь. Элиза всегда была слишком доброй и я до сих пор не понимаю, как она живет с таким характером столь гармонично. Ни эгоизма, ни злости. Человек, сплошной позитив. Это мне напоминает Лору, они бы очень сдружились.

— Все нормально… Эльзи… — последнее слово я протянула.

— Вот зараза! — она толкнула меня, — Ведь знаешь, как я не люблю, когда меня так называют!

Я засмеялась и открыла дверь машины.

— Я хорошо провела время. Спасибо.

— Завтра еще увидимся.

— Ага. Поедешь со мной к нашим ребятам?

— Посмотрим, скорей всего да.

— Созвонимся. Буенос ночес, диас! — улыбнулась я и вышла из машины.

— Арривидерчи!

Проследив машину взглядом, я зашла в дом. В гостиной горел свет, а на диване сидели родители и смотрели телевизор.

— Как провела время? — спросила мама.

— Отлично! — ответила я, направляясь к лестнице.

— Спокойной ночи!

— Угу.

Я вошла в комнату и в первую очередь скинула кроссовки. Уу-у… Как же болят ноги! Давно я столько не ходила. Внезапно в меня хлынул прохладный ветерок. Странно, не помню, чтобы открывала окно сегодня днем. Может, мама решила проветрить помещение? Потому что спать в такой духоте нереально, и она это знает. Я потянулась к выключателю, чтобы зажечь свет, как тут раздался мужской голос:

— Не стоит.

Я подскочила на месте и стала озираться в поисках источника звука. Тут мой взгляд упал на кровать, на которой выделялся чей-то силуэт. Автоматически в моей руке возник энергетический шар, который осветил комнату. Сердце сделало сальто, когда свет упал на лицо незваного гостя фривольно развалившегося на моей кровати.

— Заставляешь себя ждать, — глубоким голосом сказал он.

— Декстер?! — удивилась я.

— Да нет, шашлык! — усмехнулся он, — Пожалуйста, убери это, не позорься.

Я посмотрела на шар, переливающийся заряженными частицами, и готовый пустится прямиком в "гостя".

— Ты что здесь делаешь? Как сюда попал?

Мой голос дрожал, но не от испуга, скорей от удивления.

— Я смотрю, любишь разбрасываться энергией, — заметил он, и принял более надлежащее положение, сев прямо

Голова сразу сложила все произошедшее за день. Глаза цвета как у сибирской лайки, тот взгляд после того, как я воспользовавшись энергией скинула кеглю и выиграла эту проклятую игрушку. Вот зараза!

— Ты… Создатель! — почти обвиняюще заявила я.

Декстер тихо засмеялся.

— Я думал ты догадаешься раньше.

Внезапно мой шар взлетел вверх и устремился к нему. Декстер поймал его и подкинул в руке.

— Как примитивно, — скривился он.

— Что ты забыл в моей комнате? — с каждым словом я злилась больше.

Декстер не ответил, лишь рассматривал мой шар, темнеющий в его руке. Он лопнул, словно мыльный пузырь, оставив лишь легкое мерцание в воздухе.

— Давай прогуляемся, — предложил Декстер, и встал с кровати шагнув ко мне.

— Стой где стоишь! — приказала я, — Я никуда с тобой не пойду!

— Правда? — это вызвало у него умиляющуюся улыбку, словно у меня нет выбора.

В эту же секунду какие-то невидимые и холодные нити обвились вокруг меня, не позволяя пошевелится. По коже промаршировали тысячи иголок, вызывая неприятное жжение и легкую болезненную реакцию. Я хотела закричать, но горло сдавило, а голос звучал лишь писком. Декстер пошел к окну, и плавно взлетев, потянул меня за собой. Вылетев наружу, я все еще пыталась безуспешно вырваться, но оковы были слишком тугими. Мы летели к крыше заброшенного дома, который находится в конце улицы. Здесь, будучи детьми мы с ребятами проверяли себя на храбрость пробираясь в глубь здания. Мало кто решался, а если и осмеливались, то только до двери. Ходили слухи, что там живут приведения и всякие там монстры. Первыми, кто зашел в дом, и смог вытащить оттуда первую попавшуюся вещь, были я и Элиза. Старинная ваза была нашим трофеем. Вскоре, этот дом перестал быть устрашающим, и туда заходили все кому не лень.

Декстер остановился на крыше и легко опустил меня на ноги. Когда оковы спали, я смогла наконец-то двигаться. Парень стоял в нескольких шагах, словно боялся подойти ближе. И правильно делает, потому что я сейчас готова разорвать его на куски. Я стояла неподвижно, тяжело дыша, и обдумывала план, как можно испепелить этого маньяка глазами. Нет, ну это надо же! Только я умудряюсь вляпаться в какую-нибудь историю. Ну, кто еще мог встретить Создателя и быть им похищенным? Даже опрос вести не нужно, чтобы знать ответ! Я пыталась успокоить бешено бьющееся сердце, но пока, это плохо удавалось.

— Я тебя не убивать сюда привел, не бойся, — тихо сказал Декстер.

Лицо тускло освещалось желтым светом уличных фонарей, и я не могла не заметить легкую улыбку, играющую на его губах.

Я хмыкнула.

— А ты уверен, что у тебя получилось бы?

Он засмеялся, будто только что я сморозила глупость.

— Тебя? — сквозь смех выговорил он, — Даже не поднимая рук.

Ах, вот как? В мгновение ока я создала протоновое ядро и швырнула его в наглеца. Первую секунду, в душе зародилась надежда и Декстер пожалеет о сказанном, но тут произошло невероятное. Ядро резко остановилось у него перед лицом. Парень выглянул из-за него и посмотрел на меня все теми же ухмыляющимися глазами.

— Не стоит так рисковать. Особенно со мной! — твердо сказал он, и в это же мгновение, ядро стремительно полетело в мою сторону.

Я успела выставить щиты, которые должны были отгородить меня, но ядро просочилось сквозь них и четко вписалось в грудь. Следующее, что помню: сильный удар и как очнулась лежащей на спине. Ночное звездное небо расплылось на тонкие черточки вращаясь как в калейдоскопе. Что произошло? Да нет, я знаю, что произошло. Глупый вопрос. Когда звезды вернулись в нормальное состояние и превратились в маленькие точки, попыталась встать, но тело заныло от боли. Зараза! Ух, доберусь до него. Я уловила движение слева. Декстер присел на корточки рядом, вглядываясь мне в лицо.

— В школе Укротителей тебе не рассказывали о том, что с мне подобными, не стоит связываться? — нежно пропел он, коснувшись кончиками пальцев моей щеки.

Я попыталась отдернуться, но тело тут же отозвалось болью.

— Я не хотел тебе причинить вреда. Прости, — мягко сказал он, убрав руку, — Инстинкт самосохранения непредсказуемая вещь.

Вся моя сущность рвалась ответить в самой грубой форме, но из горла вырвался лишь скрип.

— Видимо, переборщил, — задумчиво и сам себе произнес он.

Прочистив внезапно пересохшее горло, я ответила:

— И сколько твоему мозгу понадобилось времени, чтобы это осознать!?

Голос был ровным, только чуть-чуть хриплым.

Он улыбнулся и наклонился ближе. Ближе чем следовало, чтобы не вторгаться в мое личное пространство.

— Жить будешь, — резюмировал он.

— Пошел к черту!

— Я подумаю над твоим предложением. Обещаю!

Голос звучал действительно обещающе.

В голове вихрем крутились планы того, как можно расправиться с этим гадом. Если я резко подамся вперед, может быть, я сломаю ему нос. А если ногой, которая сейчас находится в опасной близости от весьма нежелательного для удара места? Так и оставить евнухом недолго. Зато будет петь сопрано. А это идея. Декстер продолжал упорно всматриваться мне в глаза, словно пытаясь прочесть скрытый в них текст.

— Хватит! — жестко приказала я.

— Что? — мягко осведомился он, приподняв брови.

— Так пялиться на меня!

Он наклонился ниже, и сердце сделало очередное сальто, забившись быстрее. Рука Декстера легла рядом с правым плечом и теперь часть его тела лежала надо мной, опираясь на колено слева от меня. Если он сделает то, о чем я подумала, он сто процентов станет инвалидом. Теплое дыхание Декстера уже щекотало кожу, и моя голова интуитивно повернулась в сторону, за что боль была наградой. Парень усмехнулся, словно понял о чем я подумала и, приспустившись вниз, обхватил мне талию руками. В следующее мгновение, он поставил мою обессилившую тушку на ноги. Тело тут же напомнило о своем плачевном состоянии, и из горла невольно вырвался стон.

— Тебе больно? — обеспокоено спросил он, держа весь мой вес у себя на руках.

Мои пальцы впились в его плечи. И я знаю, что это болезненно.

— Отцепись от меня! — огрызнулась я.

Мне хватило сил, чтобы оттолкнуть его от себя, но без опоры ноги стали словно ватными и подкосились. Если бы не Декстер, который подхватил меня за талию, я бы снова валялась на грязной крыше пластом.

— Ты что, вообще не защищалась? — упрекнул меня Декстер, — Никогда не видел, чтобы протоновое ядро так действовало.

— А ты это часто практиковал я смотрю? — сарказмом произнесла я, стараясь отстраниться от него.

Увы, не получалось.

— Ну, на Укротителях нет, — спокойно ответил он.

Я заглянула в его пронзительно голубые глаза, которые сейчас горели весельем.

— Что тебе нужно, Декстер? — грубо спросила я.

Его руки на моей талии напряглись и сдавили ее почти болезненно. Я ахнула и в эту же секунду хватка ослабла.

— Прости, — сказал он, — Я не хотел до этого доводить. Просто когда на ярмарке я почувствовал твою силу… — он отвернулся, запутавшись в собственных словах — … это вызвало у меня странное ощущение… словно… я не знаю как это объяснить.

Я смотрела на него и сейчас видела совершенно другого человека. Не такого уверенного в себе, но этим мне в глаза пыль не пустишь. Декстер снова посмотрел на меня, пытаясь прочесть выражение моего лица.

— И для этого ты притащил меня на крышу и пытался прикончить? — сухо и без эмоций спросила я.

Декстер иронично усмехнулся.

— Я видел достаточно Укротителей и Создателей. Ощущал их силу, знал на сколько она сильна, и это никогда меня не волновало, — его глаза снова посмотрели в мои, — Но когда я почувствовал твою, это было неописуемо. Она так и манит, крича и зовя, пытаясь обратить на себя внимание. У тебя недостаточно большая сила, даже для Укротителя. Но что-то в тебе сидит. Что-то намного мощнее, и остается только открыть дверь чтобы "это" выпустить.

Сердце замерло, словно только что, меня прочитали как открытую книгу. Декстер не подозревает кто я, но ощущает это. Сумею ли я скрыть это от него, свою истинную сущность? Я снова попыталась отстраниться, но руки Декстера мне не позволили.

— Отпусти меня, — тихо попросила я.

— Ты же снова упадешь.

— Я рискну!

Он неуверенно ослабил руки и выпустил меня. Ноги все еще были слабыми, но когда я сделала шаг назад, стало лучше. По крайней мере, подальше от человека, который хочет пробраться к тебе в душу. Этого я не могу позволить! Мои силы сейчас были устремлены, чтобы стоять на своих двух, но когда я поняла, что с этой задачей не справится, обессилено осела вниз. Тело от удара протоновым ядром все еще болело. Теперь я понимаю, каково было Стеле, когда она получила один из таких ударов. Декстер тихо стоял справа от меня, чуть позади. Так не покатит!

— Не стой над душой и сядь! — я похлопала на место рядом с собой.

Он поколебался, но все-таки выполнил мою просьбу, примостившись рядом. Я не знала, что ему сказать и втихаря надеялась, что он начнет разговор первым. На вопросы я в состоянии ответить. На некоторые.

— Как давно ты учишься в школе стихий? — наконец-то спросил он.

— Это первый год, — безжизненно ответила я.

— И неужели преподаватели не заметили ничего интересного в твоей силе?

В его голосе читалось любопытство. А это как говорится, страшная вещь. Черт с ним! Что с того, если я расскажу? А с другой стороны, нужно ли ему знать это? Может, после сказанного, попытка прикончить меня повторится. У меня есть сила Создателя, пусть и блокированная. Скорей всего ее то он и почуял. Что гадать, лучше спросить!

— Они заметили, — ответила я, — Ты прав, у меня необычная сила.

Я почувствовала его взгляд на себе. От этого по коже пробежали мурашки. Медленно выдохнув, я повернулась к нему, обняв колено.

— Моя мать Укротитель, а отец Создатель.

На мгновение его брови взлетели вверх.

— И такое я видел. Ребенок рождается только с одной силой, в этом нет ничего необычного.

— Да, но во мне не одна сила.

Это заинтересовало Декстера больше, и он наклонился ближе.

— Как это?

— Так получилось, что я Укротитель… — я запнулась, — … и Создатель!

Декстер озадаченно уставился на меня, будто решал, верить или нет. Видимо, нет, потому что тут же он заразительно засмеялся. Я с возмущением уставилась на державшегося за живот парня, который пытался подавить смех, но это явно надолго. И вы предлагаете ему все рассказать? Смех конечно красивый, но это уж слишком! Когда Декстер закончил ржать с моих слов, он удосужился взглянуть на мое абсолютно не веселящееся лицо.

— Ты серьезно? — отдышавшись, выдавил он.

— А по мне видно, что я расположена к шуткам?

Кажется, Декстер растерялся. Его глаза снова упорно смотрели в мои, но на этот раз без улыбок.

— Этого не может быть, — покачал головой он.

— Потому что ты этого раньше не встречал?

— Нет, потому что тогда бы тебя не было в живых. От такой мощности можно сгореть.

— Я смогла справится! — настояла я.

Декстер глядел мне прямо в глаза, что не могло вывести из себя.

— Почему ты все время смотришь мне в глаза?! У меня такое ощущение, что ты ковыряешься у меня в голове!

— Почти угадала, — кивнул он и его взгляд, стал не таким настойчивым.

Мое вопросительное лицо явно требовало объяснений.

— Я частично умею читать мысли людей. Но почему-то, чтобы это прошло с тобой, мне нужно смотреть прямо тебе в глаза.

— Читаешь мысли? — переспросила я.

— Да, — кивнул он, усмехнувшись, — И я не собирался тебя целовать.

Как же хорошо, что я не умею краснеть. Кровь прилила к моим щекам, и я зажмурилась, опустив голову, чтобы он не мог смотреть мне в глаза и читать мысли.

Я услышала смешок.

— В твою голову очень сложно пробраться. Хочу прочитать одно, а меня словно вышвыривает кто-то сидящий в твоей голове.

— Это хорошо, — ответила я, все еще не поднимая глаз.

Декстер ненадолго замолчал, но переждав короткую паузу, сказал:

— Ты что-то говорила о двух силах.

— Да. Так получилось, что во мне прижились обе эти силы. Не только у тебя, это вызвало удивление.

— Но я не чувствую в тебе силу Создателя!

— Потому что ее блокировали, — сразу пояснила я.

— Ее что?! — воскликнул он, и я услышала в его голосе негодование.

На этот раз я посмотрела на него, но старалась избегать пристального взгляда.

— Они сочли меня опасной для себя.

— Нельзя блокировать силу. Когда-нибудь, она вырвется, только обозленная!

— Ты так говоришь, будто она живет своей жизнью! — нахмурилась я.

— Так и есть! — твердо сказал он.

Декстер выглядел разозленным. Глаза у него были на грани и готовы были вот-вот запылать огнем.

— Как ты думаешь, — уже спокойно начал он, — почему про нас говорят, что мы живем эмоциями?

— Насмотрелись женских сериалов?

— Будь серьезней!

— Я не знаю, почему вы живете эмоциями. Просвети меня, — предложила я.

Декстер нервно закатил глаза. Нет, он точно меня сегодня убьет. По крайней мере для того, чтобы избавить мир от такого чудовища как я.

— Люди эмоций, создатели — это одно и то же. Когда у нас происходит какой-нибудь эмоциональный всплеск, пробуждается сила. Стоит только разозлиться, и дверь, выпускающая зверя, тут же распахивается и тогда наша сила становится неуправляемой. Мы видим все, что она творит, то, как действует, но мы не в силах это контролировать. Поэтому мы сильнее Укротителей. Но и они имеют преимущество — Укротители могут управлять своей силой, держать ее в узде в отличии от нас.

— Ты хочешь сказать, что сила живет своей жизнью? Она просто пребывает в теле и действует по своему желанию?

— Почти, — кивнул Декстер, — Мы можем ее контролировать в спокойном состоянии, но как я уже сказал, стоит только выйти из себя, сила тут же находит щель в сознании и выбирается наружу. Поэтому нас называют "Людьми эмоций", а Создатель — это результат злости.

— А вы никогда не пытались научиться контролировать силу? Держать ее в такой же узде как и Укротители?

Декстер усмехнулся, будто я снова сморозила какую-то глупость.

— Конечно пытались, — мягко сказал он, — но это сильнее нас.

Он снова посмотрел мне в глаза, но на это раз я не позволю читать мои мысли.

— Теперь ты понимаешь, что будет, если поставленный блок рухнет.

Это не было вопросом. Скорей констатация факта.

Я кивнула.

— Да. Моя сила уже показывала свое лицо и однажды в порыве злости я чуть не убила человека, — мой голос опустился до шепота.

Он закивал головой, словно поняв меня. Ну, хотя бы кто-то. На следующий день после произошедшего я и так себя чувствовала врагом народа.

— Скажи, у тебя что-нибудь спрашивали и местонахождении источника силы? — спросил он.

Я недоумевающее посмотрела на него.

— Нет.

— Я тебя попрошу сейчас кое о чем, — мягко сказал он.

Секундная пауза.

— Если тебя об этом попросят, соври.

— Что это, и почему я должна соврать? — все еще не понимала я.

— Завтра, — сказа он и встал, протянув мне руку.

— Я ничего не понимаю, — покачала головой я, — Можешь объяснить?

— Джес, поговорим завтра. Я обещаю, что все тебе расскажу.

Я недоверчиво покосилась на него.

— Поверь мне, я тебе все объясню, но ней сейчас!

Медленно выдохнув, я взялась за его руку, и он с легкостью вздернул меня на ноги. Ух… Мышцы тут же свело болезненной судорогой. Больно то как! Я скривилась под стать ощущению и Декстер это заметил.

— Сама ты не доберешься до дома, — подчеркнул он и подхватив меня на руки.

— Это во всем ты виноват! — сквозь зубы процедила я.

Декстер широко улыбнулся и, спрыгнув с крыши, непринужденно взлетел в воздух. Скажу честно, летает он превосходно, даже лучше чем Стивен. Вокруг не ощущалось никакой стихии и энергии, лишь свобода полета. Внизу изредка проезжали машины и ходили люди, но они не замечали парящих в небе людей. Ну, а если кто заметит, маловероятно, что им поверят. Если только Наполеон, похищенный инопланетянами и проживающий на данный момент в больнице с белыми стенам.

Мы аккуратно влетели в темную комнату и Декстер опустился на пол.

— Ну вот ты и дома! — мягко сказал он.

Я быстро обвела помещение взглядом.

— Я думаю, ты меня можешь опустить.

Он смущенно улыбнулся и, подойдя к кровати, посадил меня. Это движение снова вызвало боль и я ахнула. Как же болит то все. Нет, перед Стелой точно придется извиниться за такое издевательство. Декстер присел на корточки, заглянув в мое перекошенной от боли лицо.

— Кто такая Стела?

Я посмотрела на него с расширенными от удивления глазами.

— Ты не мог прочесть мои мысли! — возмутилась я, — Я же не смотрела тебе в глаза.

— Просто сейчас ты была отвлечена на боль, вдобавок имя Стела прозвучало как раскат грома среди ясного неба, — пояснил он.

Прищурившись, что в такой темноте бесполезно, я ответила:

— Это та девушка, которую я чуть не убила в порыве злости.

— С нами такое часто случается.

— Но не со мной! — подчеркнула я.

Его губы изогнулись в улыбке. Выдержав мой взгляд, он сказал:

— Еще раз прости за то ядро. Я не хотел причинять тебе вреда.

— Верю, но не охотно, — усмехнулась я.

— Я верну свое доверие, — пообещал он и рассмеялся над выражением моего лица.

— Интересно каким это способом? — ужаснулась я.

Он встал и попятился к окну, говоря на ходу:

— Попробую его найти.

С этими словами вылетел в окно.

В голове вспыхнула только одна фраза "Но он обещал вернуться!" Медленно и шумно выдохнув, я на подкошенных ногах добралась до окна и на всякий случай закрыла его. И плевать, что душно, придется мерзнуть от вентилятора, но очередного Карлосона в своей комнате я не выдержу. Оторву моторчик и выброшу вон!

С этими оптимистичными мыслями, я забралась на кровать и, скинув одежду, легла спать прямо так. На ванну и пижаму сил не осталось, а тело (сволочь) продолжает ныть. Сон — это великая вещь, так что преодолев боль, сознание провалилось в темноту и ей сейчас я была искренне рада.


Меня разбудил оглушающий раскат грома. Земля словно содрогнулась от грохота, заставив подскочить меня на месте. Я с трудом разлепила глаза и, встав с кровати, поплелась к окну, за которым было темно. Еще один продолжительный гром и в небе волной прошлась молния, осветив комнату. Мда, в такую погоду с друзьями точно не удастся встретится. Придется весь день торчать дома и от этой мысли стало грустно. Сезонные дожди это надолго.

Смачно зевнув, я побрела в ванну.

Отец как всегда весь в работе, так что когда я спустилась вниз, он уже уехал. Мама работала в его кабинете, но завтрак как всегда был на столе. Дома было хмуро и как-то безжизненно. Солнце не выглядывало из-за темных кучевых облаков, так что настроение было такое же хреновое, как и погода. Вообще-то, я люблю дождь, так что прихватив первую же попавшуюся книгу, вышла на веранду. Удобно устроившись в качалке, открыла первую страницу. Вот скажите мне, почему из всей литературы, я выбрала книгу с не располагающим к сегодняшнему дню названием "Сумерки"? И почему это оказался сопливый женский роман? Как и все книги, она начиналась с рассказа о главной героине, которая переехала жить к своему отцу в маленький пасмурный городок. Словно в подтверждении к сюжету книги, в небе раздался оглушающий раскат грома. "Стихийная война" только что началась. Как из ведра полил жуткий ливень. Темная завеса дождя не позволяла что-либо рассмотреть на расстоянии вытянутой руки. Изредка сверкали молнии, заставляя жмуриться от такого резкого света, а за молниями следовала очередная партия грома. В воздухе запахло свежестью и мокрой землей, что не могло радовать обоняние. Честно говоря, уже и не злюсь, что пришлось отменить поездку к друзьям. Ради такого можно и потерпеть денек. Я снова принялась за чтение книги. Сюжет был продуман на два шага вперед, но на удивление, написано было очень интригующе, что не позволяло мне отбросить сие литературное произведение в сторону. Главная героиня не раздражала своим романтичным характером, который позволил ей влюбиться в первого же красавца в новой школе. Ставлю на то, что он и станет вторым главным персонажем. В аннотации было написано "Вампирский роман", следовательно, он и есть тот самый вампир. Как же все предсказуемо.

Только я закончила читать третью главу, как за спиной раздался голос мамы.

— Джес, к тебе гости.

Потянувшись до хруста в спине, я приготовилась встречать Элизу, как в дверях веранды возник неожиданный "гость"!

— Декстер?

Который раз уже удивляюсь его внезапному появлению.

— Привет, — улыбнулся он, разглядывая выражение моего лица.

На улице дождь, а он ничуть не промок.

— Что ты здесь делаешь? — озадаченно спросила я.

Он что-то сказал, но его слова перебил очередной гром выстрелом раздавшийся в воздухе. Переждав "стихийную войну", он шагнул ко мне, и я подвинулась, чтобы дать ему место рядом. Он сел и повернулся ко мне, положив руку на спинку диванчика.

— Так что же тебя сюда привело? — повторила вопрос я.

Декстер медленно выдохнул и ответил:

— Я пришел уточнить несколько деталей.

Я нахмурилась, не поняв о чем он.

— Наш вчерашний разговор, помнишь?

— Как же не помнить! — скривилась я и в груди, куда ударило ядро, снова почувствовалась легкая боль.

Декстер это заметил.

— Как ты? Лучше? — с серьезным выражением лица спросил он.

— Намного! — тут же ответила я, — Так что там о вчерашнем разговоре?

— Да, я бы хотел задать несколько вопросов перед тем, как начать.

— Задавай!

Он посмотрел мне в глаза, и я тут же поняла, что он делает.

— Прекрати это! — твердо сказала я, отвернувшись, — Без чтения мыслей!

— Без чтения мыслей, — согласился он, и краем глаза я уловила улыбку на его лице.

— Спрашивай, а не скалься словно Чеширский кот!

Он засмеялся, придвинувшись ближе. Да куда же еще?!

— Когда ты ощутила силу первый раз?

— Полгода назад, — тут же ответила я.

— Полгода назад?! — ужаснулся он, — Да где же ты ее скрывала все это время?

— Я о ней узнала сравнительно недавно!

У Декстера от такого заявления глаза расширились до формы почти идеального круга.

— Знаешь, сейчас я злюсь еще больше из-за того, что не могу читать твои мысли!

— А тебе и не надо читать мои мысли, потому что я редко держу их при себе! — саркастично сказала я.

— Но все же кое-что утаиваешь… — заметил он.

— Лишь то, что тебя не касается!

Голос даже для меня звучал очень грубо и с долей ярости.

— Ладно, — выдохнул он, и его глаза метнулись вниз, застыв на книге.

Черт, кажется я его обидела. Тогда нечего испытывать судьбу и пытаться пробраться ко мне в душу и голову! Но почему я чувствую себя эгоисткой? Даже не хочу задумываться об этом. Достаточно того, что этот парень, если захочет, может читать мои мысли.

— Никогда бы не подумал, что ты увлекаешься женскими романами, — тихо сказал он, рассматривая обложку книги.

— Иногда можно и поплакаться, притворившись нормальной девушкой, — оживилась я от внезапно смены темы.

Но, кажется, я поспешила с выводами. Декстер не собирался закрывать начатую тему.

— Неужели родители тебе никогда не говорили, что ты обладаешь силой?

— Нет.

В небе раздался гром с очередью сверкающих молний, и дождь полил еще сильнее.

— Я даже когда в школу ехала не подозревала, чему там обучают.

— Ты думала, что едешь в обычную частную школу, — констатировал он, — И как ты отреагировала, когда тебе объяснили, куда ты попала?

Я иронично усмехнулась, вспомнив, каким способом узнала о месте своего нахождения.

— Меня выгнали с урока физики за то, что не надела форму. Заняться было нечем, и я решила прогуляться по школе. На площади я увидела, как люди висят в воздухе без каких-либо приспособлений. Это… — я скривилась, — … мягко говоря, вызвало у меня истерику. Только потом меня привели к директору, который все разъяснил.

— И что он тебе сказал? — просил Декстер.

На его лице играл интерес, а губы расплылись в нежной улыбке. Не удивительно, что Элиза втрескалась в него по уши.

Выражение лица Декстера изменилось, улыбка стала дразнящей. Тут до меня дошло, что он услышал о чем я подумала. А зараза! Кровь прилила к щекам, но краснеть я не умею.

— Ни слова… — предупредила я.

Декстер засмеялся.

— Мне льстит такое мнение.

Встретив мой убийственный взгляд, он рассмеялся еще больше.

— Все-все! Прекращаю! — он поднял руки, показывая, что сдается.

Я проворчала что-то невнятно себе под нос и отвернулась, чтобы не смотреть на него. Щиты выставились автоматически.

— Это уже крайний метод, — усмехнулся он, когда щит вырос у него перед носом.

— Зато преградит тебе путь к моим мыслям, — я демонстративно улыбнулась, подмяв ноги под себя.

Декстер протянул руку и погладил щит, но это прикосновение ощущалось на коже прохладой.

— Он слишком слаб!

— Какой есть…

— Ладно, как хочешь. Но давай продолжим наш разговор, — предложил он, шумно выдохнув.

— Давай, — согласилась я.

— Итак, что тебе сказал директор?

— ммм… Ну, он объяснил мне, что я человек обладающий способностями управления стихиями.

— Он сказал, что ты Укротитель? — Декстер прищурился ожидая ответа.

— Ну да!

— И не слова о том, что ты обладаешь второй силой.

Это уже не было похоже на вопрос, но на всякий случай, отрицательно покачала головой.

— А как ты узнала о второй силе?

Я задумалась, стоит ли ему рассказывать все, но итак было сказано, больше чем следовало, так что терять нечего.

Я рассказала ему о моей "дружелюбной" встрече с призраками фонтана, и о том, как они убедительно объяснили какого рода моя сила. Декстер внимательно выслушал мою историю и когда я дошла до того момента, когда попала к директору за дебош с Алексом, он остановил меня.

— Все ясно!

Декстер покачал головой, уставившись куда-то в сторону. Его глаза рассеяно бегали по деревянному полу веранды.

— Что тебе ясно? — насторожилась я.

— То, что… — он запнулся, — Тебе рассказывали о происхождении нашей силы?

Внезапная смена темы стала неожиданностью. Я хотела было снова спросить, что ему стало ясно из моего рассказа, но не решилась. Кажется, пока он не собирается выкладывать все карты на стол, и от этого становилось еще любопытнее.

— Кажется, я эту лекцию проспала, — скривилась я.

— Мало того, что я умудрился натолкнуться на Укротителя, так еще и на лентяйку! — он устало потер глаза.

— Не правда! — надулась я, — Просто лекции по истории очень скучные!

— А если я попытаюсь тебе рассказать, ты не уснешь? — поинтересовался он.

— Постараюсь!

Декстер полыхнул в меня испепеляющим взглядом.

— Не усну! Обещаю!

Выдержав короткую паузу, он глубоко вдохнул, готовясь к долгой речи. Что за непруха! Снова лекции по истории! Но если надо, так надо. Обреченно выдохнув, я уселась поудобнее, повернувшись к Декстеру всем телом.

— Никто не знает откуда именно произошла наша сила, — начала он, — Но в древних письменах греческих жрецов упоминалось о людях обладающих способностями управления стихиями. Но были и другие люди, которые поддерживая баланс в природе, создавали самые смертоносные природные колебания. Тогда таких людей разделили на две группы: Создатели и Укротители. Первые считались проклятыми, потому что в них вселялось нечто, позволяющее выплескивать эмоции наружу, при этом действуя против воли самого человека. Считалось, что сила не умирает со смертью тела носителя, а всего лишь переходит к другому, кто по ее мнению достоин обладать таким даром, или проклятием. Так же говорилось, что в год рождался только один человек с такими способностями. На мольбы людей, помочь, Боги придумали дар, который даст возможность контролировать Создателей. В итоге, когда рождался Создатель, рождался и человек обладающим даром Бога, управлять стихиями. Но проблема была в том, что Укротители не были настолько сильны, чтобы уничтожать Создателей, а их убийство ни к чему не приводило, потому что сила вырывалась наружу и влетала в новое тело. Убить ее не предоставлялось никакой возможности. Но и тогда Боги не растерялись. Они дали людям похожий дар, и тогда, каждые пятьдесят лет рождался человек способный противостоять "Людям эмоций". Его называли Избранный. Только он мог убить силу Создателя, но это приводило к смерти носителя. Так или иначе, но противостояние между Укротителями и Создателями нарастало. Стали создаваться школы, где Укротителей обучали и помогали им контролировать действия Создателей. Мы никогда не жалели никому зла. Мы просто люди, которые обречены служить носителями монстра живущего внутри нас и от этого не убежать. Однажды, один из нас решил, что обладая такими возможностями, он вполне может занять место Бога. Ослепленный жаждой власти, он уничтожал все, с каждым днем становясь все больше зависимее от своей силы и, в конце концов, она его подавила окончательно. Тогда, его просто убили, а сила, так и осталась существовать в небытие, не зная в какое тело приткнуться. Она была слишком слаба, потому что окончательно поглотила своего прошлого носителя, и когда того убили, ей осталось только скитаться в поисках нужного, того самого кто не заметит ее внедрения.

Декстер замолчал, закрыв глаза, словно это рассказ его вымотал окончательно. Тут я поняла, что заслушавшись на какие-то мгновение перестала дышать. История, которую поведал Декстер, привела меня в крайний ступор. Каждое произносимое слово отпечатывалось болью на его лице. Я слишком образно восприняла эту историю, представив то, как убивали людей с силой, чтобы спастись, и что эти убийства был напрасны, потому что сила бессмертна и всего лишь ищет новое тело. Мое сердце громко и тяжело забилось, отдававшись грохотом в голове.

Внезапно Декстер открыл глаза, и посмотрел прямо на меня. От такого взгляда я интуитивно отпрянула подальше, ближе к краю диванчика, но я итак сидела на краю. Один выход — сесть на пол.

— Ты что-нибудь поняла из того, что я рассказал? — мягко произнес он.

Я кивнула.

— Кроме введения в историю, я должна была уловить еще что-то? — с придыханием спросила я.

— Ты не поняла ничего! — по слогам констатировал он.

— Так объясни! — тихо сказала я и, подавив страх, подалась вперед.

— Я рассказал о тебе главному в нашей общине…

— Общине? — перебила его я, — У вас есть общины?

Декстер кивнул.

— А ты думала, мы ходим по одиночке? — усмехнулся он, — Нет, мы тоже следим друг за другом, помогая в случае если не справляемся с натиском силы.

Мои брови взлетели наверх. Неужели и у них все организованно? Честно говоря, у меня за эти два дня резко переменилось мнение о Создателях.

— И что ты ему рассказал? — настороженно спросила я.

— Честно говоря, я не рассказывал, — его глаза снова дернулись вниз избегая меня, — Вчера я открылся и позволил ему влезть мне в голову. Он услышал все сам. Я всего лишь дополнил некоторые детали.

— Вы можете слышать друг друга на расстоянии?

— Да. Но это не всем удается.

— Поэтому ты вчера так неожиданно смылся? — вспомнила я.

Он кивнул.

Хм. Интересно, а если бы мне не заблокировали силу Создателя, я бы могла слышать чужие мысли?

— Я тебе не просто так рассказал ту историю, — сказал Декстер, — Главы нашей общины считают, что в тебя вселилась та самая сила, которая не могла найти пристанище. Твоя кровь как коктейль, так что это весьма легкодоступное место для последующего проживания. Только вот сила не смогла вытолкнуть первую, и пришлось жить совместно.

— Поучается, теперь это проклятие во мне… — приглушенно выдавила я.

— Мало того, — продолжил Декстер, — Силу блокировали, но это не помешает ей восстановиться, и выйти обозленной на весь мир. Даже удерживающий фактор не поможет.

Что-то во мне дрогнуло. Удерживающий фактор — что-то очень знакомое, но вот где я это слышала?

— Что такое удерживающий фактор? — спросила я.

Декстер недоумевающе приподнял брови.

— Ты и этого не знаешь… — выдохнул он, — Помнишь, я рассказал, что при рождении Создателя, рождался и Укротитель?

Я кивнула.

— Так вот, считалось, что этот самый Укротитель может контролировать человека, в котором живет сила. Он может успокоить ее и запереть, если находится в доверительных отношениях с носителем. Но как ты видишь, отношения между Создателями и Укротителями достаточно натянуты, чтобы быть доверительными, — на последних словах он иронично усмехнулся.

Действительно. Такие отношения до добра не доведут.

— Декстер, — тихо позвала я его, — получается, что моя сила когда-нибудь, но покажет свое лицо, верно? И я не смогу ей сопротивляться?

Мой голос дрожал, и я сама затряслась как от холода. Это скорее предчувствие опасности, чем страх. Теперь моя очередь рассеяно бегать глазами по полу. Я не знаю, что делать. Я в растерянности!

Декстер покачал головой и придвинулся еще ближе, теперь его ноги касались моих. Он нежно приподнял мое лицо к себе двумя пальцами и заглянул в глаза.

— Твоя сила уникальна, — мягко произнес он, — то, что сидит в тебе, может и не справится с этим. Не стоит изводить себя, не зная заранее, что может произойти. Если это случится, ты сможешь сопротивляться. Ты отважная и силы воли тебе не занимать. Даже зная тебя всего два дня, я могу сказать это с полной уверенностью.

Его губы изогнулись в заботливой и нежной улыбке, но глаза были полны сомнения. Он старался скрыть это, чтобы я почувствовала себя уверенней, но у меня все равно плохие предчувствия по этому поводу.

— Зачем тебе это?

Мой вопрос застал Декстера врасплох.

— Что? — не понял он, немного отстранившись.

— Зачем ты помогаешь мне?

Он шумно выдохнул на мгновение отведя взгляд.

— Сначала было любопытно, а потом… — он усмехнулся, — честно говоря, я думал что ты "мой удерживающий фактор"

У меня из горла вырвался истеричный смешок.

— И что заставило передумать? — спросила я.

Декстер покачал головой.

— А кто сказал, что я передумал? — задал встречный вопрос он.

— Но ты же сам сказал, что у меня кровь похожа на коктейль, — с придыханием сказала я. Лицо Декстера было слишком близко от моего, — а сдерживающим, может быть только полноценный Укротитель.

— На самом деле, не обязательно, — в полголоса пояснил он, — главное доверять этому человеку.

— И ты мне доверяешь?

Я снова попыталась отстранится, но тело словно окаменело не позволяя шевелится.

Глаза Декстера смотрели в пустоту, уже не на меня.

— Ты хорошо умеешь врать? — спросил он, все еще глядя куда-то мимо меня.

— Думаю, да, — заикнулась я, не поняв вопроса.

— Придется действовать сообща, если не хотим нарваться на неприятности! — он резко отсел на другой конец диванчика.

— Ничего не понимаю! — буркнула я, но Декстер уже смотрел мне за спину.

Я интуитивно проследила его взгляд. Во рту внезапно пересохло, когда я увидела Элизу стоящую в дверях веранды. Она нахмурившись переводила взгляд с меня на своего молодого человека, уютно примостившегося у лучшей подруги. А зараза! Бразильские сериалы перестали быть популярны по сравнению с этой ситуацией! Что за непруха!

— Привет Элиза, — выдавила я.

Голос звучал ровно и уверенно. Очко в мою пользу.

— Привет, — тихо ответила она, но ее взгляд был прикован к Декстеру.

— А ты что здесь делаешь? — спросила она у Декстера.

Он хотел что-то ответить, но я его перебила.

— Ты не поверишь, оказывается, Декстер учился раньше в той же школе, что и я.

— А почему я об этом не знала?

— Ну, я же тебе не рассказывал, из какой школы перевелся, — он встал с места и пошел к ней.

Элиза застыла, все еще недоверчиво переводя взгляд с меня на него.

— Действительно, в это сложно поверить, — твердо сказала она.

Декстер подошел к ней и коснулся губами ее виска. Она не отшатнулась, что вызвало у меня некоторое облегчение. Скандала здесь был бы лишним. Наступила тяжелая тишина, даже дождь прекратился. В голове не крутилось никаких оправданий, кроме этого, что мы пытались всучить Элизе. Черт, опять приходится ей врать! И теперь, она еще подумает, что я флиртую с ее парнем. Просто потрясающе!

— Ты же говорил, что тебе сегодня надо уезжать, — обратилась Элиза к Декстеру.

Он достал из кармана телефон и посмотрел на экран.

— Ох, и если я сейчас не выеду, то обязательно опоздаю. Мне пора, — он чмокнул Элизу в губы и, погладив по щеке, смылся, оставив меня разбираться.

Либо, ему действительно пора, либо этот шустрый гад очень хороший актер.

Элиза стояла неподвижно и смотрела на меня.

— Ведь он не учился в твоей школе, — резюмировала она.

Немного поколебавшись, я покачала головой.

— Тогда, зачем он приходил?

— Я обещала не рассказывать… — скривилась я.

У Элизы от такого заявления брови поползли наверх.

— Не рассказывать?! — воскликнула она и, сорвавшись с места, встала передо мной, — Джес, выкладывай! Что у вас с ним?!

— У нас с ним… — заикаясь, цитировала я.

Тут из горла вырвался жуткий хохот, от которого я чуть не повалилась с дивана.

— У нас с ним! — повторяла сквозь смех я.

Ой, не могу. Конечно, я знала реакцию Элизы на это, но никогда бы не подумала, что у меня это вызовет такую истерику. Да, переигрываю!

— Ты что, подумала, что мы неровно дышим друг к другу.

Я уже перешла на всхлипы. В итоге, затолкав в рот кулак, взглянула на обескураженную подругу.

— Элиза, уморишь ведь! — через остатки смеха выговорила я, — Сядь, не стой как вкопанная.

Она, наконец, пришла в себя после моего короткого представления и села на диванчик.

— Тогда не понимаю… — растерянно выговорила она.

Медленно выдохнув, чтобы успокоится окончательно, я таки принялась врать дальше, закапывая себя ложью с ног до головы.

— Ладно, только ему ни слова, — сказала я.

Элиза внимательно посмотрела на меня. Знаю этот взгляд, — она мне не доверяет.

— Он приходил ко мне за советом, — пояснила я.

— За советом? — переспросила она с ноткой удивления в голосе.

— Да. Он не знает, что подарить тебе на день рождение.

— Оно через неделю всего лишь!

— А подарки обдумывают и раньше! — настояла я, — Просто он спрашивал меня кое-какие детали.

— Какие? — оживилась она.

Так, кажется она поверила, раз так реагирует.

— Ну, это уже не будет сюрпризом, если я расскажу.

— Джес! — надулась она, — Но я хочу знать!

— Вот и узнаешь, на свой день рождение! — поставила точку я.

— Вредина!

— Я такая!

Она скривилась.

— Значит, он приходил только за этим?

— Конечно! Как ты могла подумать о том, о чем даже вслух произносить не хочется!

— Не знаю, — ее лицо залила краска, — Просто, когда я пришла и увидела его здесь…

— Да ясно все! Ревность, ревность и еще раз ревность… На счет этого можешь не беспокоится, он даже не в моем вкусе.

— Прости за то, что усомнилась…

— Эх ты, — усмехнулась я, — Ревнивая дурочка!

Если вы считаете, что этим словом я ее оскорбила. То ошибаетесь. Мы можем друг друга так далеко послать, что даже Жак Кусто не найдет. Это все любя, так что на такое не обижаются.

Она скривилась, будто только что съела лимон.

— Самой тошно! Никогда раньше такого не было!

Я сухо засмеялась.

— Ты читаешь женский роман?! — искренне удивилась она, рассматривая обложку книги.

— Отстань! Читать больше нечего! — я отняла у нее книгу и закинула под подушку.

— Просто странно, ты же любитель более сложной литературы.

— Нужно же хотя бы иногда расслабляться!

— Вот именно, пошли в кино! — она резко встала с места, — Ребята нас там ждут.

— С ними?! В кино?! — ужаснулась я, — группу ликвидации и зачистки может сразу вызовем, чтобы не ждать!

— Ой, да ладно! Они стали более… — она задумалась, подыскивая подходящее слово.

Увы, но для отождествления таких слов нет.

— Ну-ну! — в этом споре выиграла я.

— Все равно пошли! — он схватила меня за руку и потащила с веранды.

— А как на счет того, чтобы дать мне собраться? — напомнила я.

Элиза развернулась и отсканировала меня с ног до головы. На мне был старенький спортивный костюм, а волосы завязаны в грубый хвостик с колтунами. Да, такой чмошницей я предстала перед Декстером и Элизой. Так откуда же мне было знать, что ко мне заявятся гости в такой пасмурный денек!

Подруга мне дала десять минут на сборы, но мне больше и не надо было.


— Сегодня я поведу! — настояла я, обходя дом и идя к гаражу.

— Ни за что! — Элиза остановилась, не желая идти дальше.

— Слушай, мне только недавно разрешили ездить на мотоцикле, а сюда я приехала всего на месяц. Дай насладиться поездкой! — я состроила невинное лицо, которое не могло не подействовать.

Бросив на меня испепеляющий взгляд, она быстрым шагом направилась к гаражу.

— Но учти, сегодня я хочу вернуться домой живой и здоровой! — пробурчала она.

Мысленно подпрыгнув на месте и захлопав в ладоши, я направилась вслед за бурчащей что-то себе под нос подругой.


Мой мотоцикл Honda CBF600S темно-вишневого цвета, мирно стоял под брезентом, ожидая пока его хозяйка соизволит придти и растормошить его колеса. Это чудо техники подарили отцу, когда он раскрутил диск одной на данный момент популярной группы. Мать была категорически против того, чтобы я каталась на нем, но через мольбы и слезы, она разрешила мне сдать на права. Но и здесь она меня подловила. Результаты должны были быть хорошими и только тогда, она была готова подумать над моей просьбой. В итоге, так и получилось, и права я получила под одобрительные высказывания инструктора. Все прошло так, как и было задумано, но последний раз мне приходилось ездить больше полугода назад.

Я с довольным видом выкатила мотоцикл из гаража. Конечно, опасность представлял мокрый асфальт, но если не гонять, то есть возможность добраться до торгового центра без происшествий. Вручив Элизе шлем под цвет мотоцикла, от которого она неодобрительно скривилась, сама накинула кожаную куртку и взяла шлем себе.

Не слабый мотор взревел с превеликим удовольствием. Сев на сидение, я начала проверять все ли работает, как тут из дома вылетела мама. Вот только ее не хватало. Элиза рядом со мной злорадствовала.

— Джес, это еще что?! — воскликнула мама.

— Мотоцикл, что же еще! — приглушив мотор, огрызнулась я.

— Асфальт мокрый, ты не сядешь на него! — утвердила она.

— Мама, я в состоянии справится с такой ерундой! Ты не помнишь, что у меня были лучшие результаты!?

— Все я помню, но ездить в такую погоду опасно!

Ведь она не угомонится.

Через десять минут активного спора, на звук которого соседи стали вылизать как грибы из окон после дождя, я таки выиграла. Согласившись на предельно низкую скорость, меня отпустили. Элиза помрачнела окончательно.

С улицы мы выехали как и обещалось на низкой скорости, на которой даже велосипедисты-пенсионеры будут ухмыляться тебе в след и кричать "черепаха"! Но стоило скрыться из виду любопытных глаз, я с удовольствием втопила на полную мощность, за что крики Элизы были мне наградой. Она судорожно вцепилась мне в живот, обещая вытолкнуть наружу весь съеденный утром завтрак. Девушка успокоилась только тогда, когда мы выехали на автостраду, где не пришлось вилять по улочкам, а ехать только по прямой. Стальная хватка ослабла и я наконец-то смогла нормально дышать. Хотя этому я радовалась меньше всего. Вся моя сущность ликовала, ощущая свободное движение и скорость, танцующую в волосах.

У торгового центра я увидела синий пикап Миши и припарковалась рядом. Ребята сидевшие в кузове, встретили нас громкими овациями и двинулись в нашу сторону. Естественно, всю мужскую часть привлек мотоцикл. Позади меня тряслась Элиза, медленно и мучительно сползая с сидения. Глаза у нее были широко раскрыты, а руки тряслись как от холода. Такое зрелище не могло не вызвать улыбку. Я стянула шлем и кое-как пригладила растрепанные волосы.

— Что, решила полихачить? — улыбнулся Миша, оперившись на руль моего мотоцикла.

— Мне не позволили? — демонстративно скривилась я и еще раз посмотрела на Элизу.

Та с трудом сняла шлем. Ух ее-е, надеюсь у меня волосы не так выглядели. Она что, по пути сняла шлем, а на ветру решила подправить прическу лаком?

— Я… я… — начала заикаться она, — я… ненавижу т…тебя!

— Это не новость! — усмехнулась я.

Ребята, увидев Элизу, заржали и джентльменским настроем явно не желали блистать. Элиза смерила их разъяренным взглядом и, в конце концов, достала расческу, чтобы поправить свой шухер на голове. Ладно, не буду мешать.

— На какой фильм идем? — спросила я у уже притихших ребят.

— Сейчас разберемся! — хмыкнул Миша, — Пойдемте, а то на сеанс опоздаем.

Оторвав Элизу от зеркала, я потащила ее в торговый центр через возмущения и мат. Она упиралась все еще безнадежно пытаясь поправить волосы и это уже начало раздражать. Я перешла на крайние методы: выхватив расческу из рук подруги, я засунула ее в карман своей куртки. Подруга надулась и мне пришлось уверять ее в том, что во мраке зала, никто особо не будет пялиться на ее прическу. Кое-как, но все еще обижаясь на меня, Элиза быстро юркнула в зал и заняла свое место.

На начало фильма мы таки опоздали. Главная актриса уже во всю рубилась с полусотней спецназовцев, при этом запас патронов в обойме не заканчивался. Я уже заранее знала, что каждый кадр из фильма мои друзья-оболтусы обязательно возьмутся комментировать. Куда же без этого? Вот, опять главная актриса допустила ошибку и дала повод для очередного выкрика со стороны Дэна. Она умудрилась спрыгнуть с десятого этажа, при этом не разбившись. Скорее пострадал асфальт, под ней превратившись в большую выбоину.

— Худеть надо! — крикнул Дэн.

Зал засмеялся, восприняв шутку.

— О да, они стали более… — шепотом обратилась я к Элизе.

— Более…? — ожидала продолжения подруга.

— Вот именно, что более… хм… такое вслух не произносят.

Элиза захихикала.

— Кто выбирал фильм? — сквозь зубы процедила я, углубившись в кресле.

— Ну, уж точно не я! — буркнула Элиза, — В другом зале фильм с Бред Питом показывают, а я смотрю этот дурацкий экшн, где сплошная компьютерная графика. Не, ну ты посмотри, как она одета?! И этот сиреневый цвет волос… Мальвина, мать ее! А вот этот парень симпатичный…

Слава Расмесу! Хотя бы что-то привлекло ее в этом фильме. А что мне прикажете делать? Смотреть фильм? Ну уж нет!

Ответом на мои мольбы телефон выстрелил, оповещая о новом сообщении. Неужели, меня вспомнили! Мое лицо наверно расплылось в идиотской улыбке, когда я увидела имя Маркус в графе "от кого". Элиза уже приблизилась ко мне и с любопытством уставилась в экран.

— Так, не лезь в тайны переписки! — бросила я отодвинувшись.

Но тут не разбежишься…

— Ну, что, что там?? — так и распирало ее.

— Сгинь!

— Ты же знаешь, что этого не случится! Показывай!

Не успела я возразить, как мой телефон перекочевал к Элизе.

— Ты не забыла, что там отрывают за любопытство? — обратилась я к подруге, которая уже умильно улыбалась, глядя на экран.

"Шш-ш..!" — донеслось из-за спины.

Я обернулась и встретилась с парой возмущенно выпученных на меня глаз. Девушка, с взъерошенными волосами, наверно после электрошокера подсоединенного напрямую в голову, явно хотела высказать всю подноготную обо мне.

— Это ты мне шикнула? — в полголоса вопросила я, тоном зека отсидевшего долгий срок.

— Заткнитесь или выметайтесь из зала! — сквозь зубы процедила она.

— Не, ты погоди, это ты только что мне шикнула?

— А кому же еще?!

— Да нет детка, ты только что мне шикнула! Так вот, еще раз услышу, что с твоего места доносятся подобные звуки, эту банку с колой затолкаю тебе в глотку! — пропела я.

— Ага, — присоединилась Элиза, — А трубочку в задницу!

— А куда попкорн денем? — демонстративно обеспокоился Миша, который не желал пропускать подобную разборку.

— Сами съедим! — тут же нашлась я, и мы наконец-то обратили внимание на девушку, вжавшуюся в спинку кресла.

— Ты что-то шикнула? — я приподняла брови.

Та покачала головой.

— А мне показалось, что все-таки да… Может, подумаешь?

Она снова затрясла головой, но на этот раз еще активнее.

— Ну, как хочешь… — огорчилась я, пожав плечами.

Миша и Элиза давились от хохота по бокам от меня. Эта девушка еще легко отделалась. Раньше дело доходило не до словесного, а физического контакта. Действительно, как же хорошо, что мы переросли этот возрастной рубеж, когда сила решала все, а мозги были лишь содержимым черепной коробки. Хи-хи, как вспомнится… Бр-р… как вспомнится, хочется сделать себе харакири за такое поведение. Черт, кажется и правда взрослею.

— Джес, лапуля, только не говори мне, что проигнорируешь сообщение от Маркуса! — Элиза трясла у меня перед носом мобильником.

— Дай сюда! — смутилась я.

Все-таки, с возрастом мозгов не прибавилось. Склероз!

Усевшись поудобнее, принялась строчить ответ Маркусу, при этом, кажется, снова умильно улыбаясь как идиотка. Краем глаза я видела, как Элиза с трудом сдерживала смех, смотря на мое перекошенной в глупой мимике лицо. А мне все равно! Это искреннее выражение моих эмоций!

Весь остаток фильма я переписывалась с Маркусом, и за все это время было желание сорваться с места и покончить с каникулами. Хотелось скорее его увидеть! Элиза читала все сообщения, как исходящие, так и входящие, корректируя текст, который я пыталась отправлять. По ее словам, отвечала я не слишком ласково, но Маркус знает какой я не романтичный человек, так что не обязательно стараться блеснуть поэтическим настроем. Но все равно ей за это очень благодарна. В этом у моей подруги куда больше опыта. Конечно, пришлось что-то придумать чтобы объяснить смысл слов "сдерживай силу", но Элиза зная мой нрав, восприняла это в прямом смысле. Когда фильм закончился, пришлось распрощаться с ним до вечера, пока я не вернусь домой, а там можно поговорить по телефону.

После того, как мы вывалились из кинотеатра, поступило предложение подняться в кафе.

Персонал кафе обреченно закатил глаза. Некоторые из них еще помнят феерический праздник с салютом из пробок шампанского в честь дня рождения Элизы. Да, одна пробка угодила в затылок менеджеру, да Миша случайно сбил официанта несшего посуду, да нам не хватило денег, чтобы расплатиться. Зачем же под барную стойку лезть то?!

Сегодня кафе и персоналу очень повезло, потому что ребята вели себя на удивление прилично и чинно. Что нельзя сказать о Элизе, потому что она наотрез отказывалась ехать со мной обратно на мотоцикле. Попытки напроситься в пикап вместе со всеми не увенчались успехом, потому что людей там итак набито под завязку, а ехать в кузове… хм… сами понимаете, лучше уж на мотоцикле под шлемом. В итоге, подруга умудрилась скинуть с насижанного места в машине Дэна и пересадить его на мой байк. Нет, конечно мне все равно, что он живет в другой стороне от моего дома! Да вы что?! Элизе конец!

За всю дорогу до дома Дэн не растерялся, и успел меня ощупать как сам того пожелает. Знает ведь зараза, что не могу ответить и вмазать с разворота!

На небе собирались грозовые облака, предвещая очередной ливень. Словно в подтверждение моих слов, послышался легкий раскат грома и небо засверкало белым светом. Я прибавила скорости и ехала выше дозволительной даже для меня. При ливне мотоцикл будет сложно контролировать, так что лучше поторопится. Руки Дэна на моем животе напряглись от резкого рывка вперед, когда обогнула старенькую Мазду. Приятно знать, что его можно хотя бы чем-то напугать. Дэн с одиннадцати лет занимается паркуром. Свобода передвижения и все такое. Пару раз видела его на соревнованиях, и парень действительно знает свое дело. Хотя, я не профи и строго судить не могу, но мне понравилось. Однажды попыталась сделать что-то подобное, так чуть ногу не сломала, когда спрыгнула с крыши. Дэну же это удалось как соскок с табуретки и кувырок. Мне скорей ближе скейтборд, хотя уж очень серьезно им не увлекалась.

Минут через пять я заехала в жилые кварталы, и пришлось сбавить скорость. Дом Дэна находится где-то в середине улицы. Последний раз я здесь была на его дне рождении четыре года назад.

Когда-то простенький белый коттедж превратился в двухэтажный серо-синий дом с шикарным садом. Мать Дэна, миссис Эллис стояла у калитки и прощалась с соседкой. Нас она увидела сразу. Я остановилась на тротуаре и Дэн слез с мотоцикла. Его немного пошатывало. Когда я сняла шлем, лицо миссис Эллис озарилось улыбкой.

— Джесика! — воскликнула она, — Привет моя хорошая! Давно тебя не видела. Как ты?

Она шагнула в нашу сторону, пока Дэн отдавал мне свой шлем.

— Здравствуйте Эллис! У меня все отлично, вы как?

— Замечательно! Ты ездишь на мотоцикле… — заметила она.

— С недавних пор, — улыбнулась я, погладив бак, — Ладно, я поеду, хочу спеть домой раньше чем пойдет дождь.

— Пережди его здесь, а потом поедешь! — предложила она.

— Нет-нет. Он может не закончится до завтра!

— Ничего страшного! Позвоню твоей матери, переночуешь у нас!

Мой взгляд метнулся к ухмыляющемуся в подозрительной улыбке Дэну.

— Спасибо, но я лучше поеду, — как можно более вежливо сказала я.

— Как хочешь, — кивнула Эллис, — Не гони!

Я засмеялась и надела шлем. Мотор одобрительно взревел и я помахав рукой выехала с улицы. На шоссе пришлось прибавить скорости, но на этот раз еще выше. Машин было мало, так что можно было спокойно ехать и не создавать аварийных ситуаций. Вдобавок, сзади никто не сидел, так что сейчас своей жизнью рискую только я.

Наконец-то мой район. Осталось проехать только этот перекресток и свернуть на свою улицу. Закон подлости как всегда показал свое истинное лицо и светофор переключился на красный свет. Что за непруха? Небо предупреждающе нахмурилось и издало еще партию громовых ударов.

— Не слишком ли мощный зверь для тебя, крошка? — раздалось справа от меня.

Я повернула голову и увидела довольно улыбающегося металлиста на страшном длинном байке. Парень лет двадцати пяти явно гордился этим велосипедом, на котором так криво восседал.

— Ну не твоем же мопеде ездить! — отмахнулась я.

— А давай проверим? До конца улицы! — он придал газу, и мощный мотор взревел, перекрывая гром в небе.

Что я теряю? Все равно по пути.

— Заметано!

Только светофор переключился на красный, как покрышки заскрежетали по асфальту, выбросив дым. Вот сожгу ведь шины! Я неслась по улице, всего лишь на полкорпуса отставая от байкера. Хватит с тобой нянчится! Резко рванув вперед, я обогнала этого лихача на два корпуса. До конца дороги ехать не стоило, чтобы выяснить, кто победил и сразу свернула свою улицу.

Ливень застиг меня как раз тогда, когда я ставила мотоцикл в гараж. Чтож, повезло.


Первым делом я пошла в комнату и включила компьютер. Уже семь часов вечера, а обещалась быть в шесть. Надеюсь Маркус пока в сети. Комп недовольно заурчал своими железяками намекая на то, что пора бы уже сменить старое поколение на новое. Всего лишь два года, и уже в таком убитом состоянии. Модем как на зло тормозил! Все, подсоединю локальную сеть, чтобы не возиться! Маркус был в сети, что несомненно радовало. Я нажала кнопку вызова. Трубку подняли не сразу.

— Да, — пробубнил сонный голос.

— Я тебя разбудила?

— Мм… А мы соизволили позвонить… — съязвил он, — Чем удостоился такой чести?

— Ну, не злись! — смутилась я.

Почему он такой пунктуальный в сравнении со мной?! Да, я знаю, что он не любит, когда опаздывают!

— Пришлось кое-кого везти домой, спешила как могла. Ты хотел, чтобы я разбилась, потому что превысила рамки позволенной скорости? — с подозрением спросила я.

Хотя, я итак их превысила. И погонять успела.

— Теперь виноват я, — подчеркнул он

— Я никого не виню! Ты хочешь поссорится?

— Ладно! — обреченно выдохнул он, — Давай забудем!

— Ты злишься!

— Нет.

— Нет?

— Да!

— Так нет, или да?

— Ты специально это делаешь?

— Что?

— Пытаешься вывести из себя!

— Нет.

Я с трудом сдержала желавший волю смех.

— Я сейчас отключусь… — предупредил он.

По тону, Маркус сказал это вполне серьезно.

— Прости, честное Наполеоновское больше не буду!

— Ну, смотри!

— Чем занимался весь день?

— Спал, — тут же нашелся он.

— Ты верно не правильно воспринял слово "каникулы"! Это не значит, что нужно постоянно спать.

— Я вчера очень поздно вернулся.

— А вот об этом поподробнее…


Разговор был слишком долгим — рекордно долгим для меня. К концу разговора я так скрутилась на своем кресле в поисках более удобного положения, что любой йог задохнулся бы от зависти. Позавидовал бы и он способу выйти из этой позиции "олл-ля морской узел с радикулитом". Через стоны и проклятия в адрес несчастного кресла и собственной "гибкости", я таки встала на свои две. На часах стрелки показывали девять часов вечера. Проболтали два часа! Распрощавшись с Маркусом через не хочу, я пошла в ванную. Горячий душ! Что может быть прекраснее в такой пасмурный и холодный день. Пожалуй ничего.

Мокрая и довольная я спустилась вниз. Отец сидел на кресле и читал какой-то журнал. Мама как всегда смотрит свой любимый сериал и в это время ее лучше не трогать. Ну, а что мне прикажете делать? Прошаркав на кухню заварила себе крепкого черного кофе и, поднявшись обратно в комнату, переключила компьютер на вещание-ТВ. Как хорошо, что отец подарил мне антенну. На музыкальном канале за время моего отсутствия конечно же появилось много нового. Прежде чем вернуться обратно в школу, стоит полазить по Интернету и найти свежие песни. Не слушать же это старье, в конце концов. Клип за клипом, песня за песней, и я не заметила, как заснула.

Меня разбудил оглушающий гром. Когда же это закончится?! Я открыла глаза и заметила, что в комнате темно. Видимо заходил кто-то из родителей и отключил свет, потому что чашки кофе на прикроватном столике не было. Внезапно стало холодно, и в спину подул холодный, влажный ветерок. Хм… даже не удивительно!

— Знаешь, Декстер, двери ведь придумали не только для того, чтобы их вышибать в боевиках.

— И окна тоже, — усмехнулся он.

— Что на этот раз? — не оборачиваясь, спросила я.

— Не хочешь прогуляться?

Мой взгляд упал на часы.

— Час ночи, я бы хотела поспать, — я обернулась.

Декстер сидел на подоконнике.

— У тебя будет такая возможность сегодня. Поехали, заодно поговорим.

Я лениво встала с кровати. Бр-р… спать все равно не хочется, а поговорить надо!

— На этот раз предстоит полет по крышам в ступе и с метлой в руках? — спросила я, взяв со стула куртку.

— Нет, на санях и с оленями.

— Что, правда?

— Может ты еще и карету из тыквы хочешь? — усмехнулся он.

— Не люблю тыкву! — заявила я.

— Тогда приглашаю проехаться на моей машине, — он протянул мне руку.

— Я умею левитировать… — обиделась я.

— Но только вызвав стихию воздуха и земли. Этим ты разбудишь родителей, — резюмировал он.

Декстер опустил меня рядом с машиной и открыл пассажирскую дверь. Никогда не любила Шевроле, но эта модель очень даже ничего. Черный седан девяностых годов редкость даже в мегаполисе.

— Любитель классики, — сказала я, когда Декстер сел в машину.

— Ты о машине?

— Ага.

— Нет, это отца. Я бы предпочел более мощную.

— Все бы такую предпочли, — констатировала я, — Так куда мы едем?

— Надеюсь, ты не против баров?

— Думаешь, это лучшее место, чтобы поговорить? — скривилась я, — Тогда уж лучше крыша.

— Скоро пойдет дождь, так что лучше бар. Вдобавок в это время мало какие… приемлемые заведения работают.

— А это "не приемлемое"? — меня потянуло открыть дверцу.

— Если ты думаешь, что тебя прирежут при входе, не волнуйся, этого не будет — он широко улыбнулся, так что белые зубы блеснули во мраке машины.

— Поехали уже! — пробубнила я и углубилась в сидении.


Бар с яркой неоновой вывеской "Кровавые кости" не располагал к тому, что бы ступить в него без мыслей, что все-таки при входе тебя прирежут. Я автоматически сделала шаг обратно к машине, но Декстер раскусил мою попытку к бегству и взяв под руку, повел к зданию.

Ладно, соглашусь, внутри была полная противоположность названию. Или нет. В баре было всего несколько человек, ито они спали, уткнувшись в свои собственные руки. Перед ними на столе стояло по две-три бутылки пива, и как такое количество напитка смогло свалить с ног таких лосей оставалось загадкой. Мы прошли в кабинку и сели подальше от чужих глаз. Здесь я заказывать себе точно ничего не буду.

— Итак, какую новость ты хочешь мне сообщить? — я положила руки на стол и подалась вперед, — Судя по месту в которое ты меня привел, то что ты расскажешь умрет сегодня же вместе со мной.

— Слишком бурная фантазия, не заметила?

— Хорошо, что вообще есть.

Декстер покачал головой. Я его уже достала до печенок, ты смотри!

— Ладно, мы обсудили твою ситуацию в совете, — выдохнул он.

— И?

— Дослушай, и не перебивай, договорились?

— Вся во внимании.

— То, что тебя взяли в школу и узнав о способностях все равно там оставили, ведет только к одному выводу — они хотят найти нас, Создателей.

Я хотела было возразить, но Декстер поднял руку, чтобы не дать мне сказать.

— Понимаю, звучит абсурдно, но: Укротители всегда скрывали местонахождение школы, потому что боялись, что мы можем придти и разрушить ее, хотя нам это ни к чему. Так же, твой директор не мог не знать, что раз воспользовавшись силой Создателя, ты сразу обнаружишься для нас, потому что сила работает как маячок. Ты можешь найти нас, а мы тебя. А теперь, слушай вывод. Мы считаем, что директор школы держал тебя как раз таки с целью найти нас.

Моя челюсть с грохотом шваркнулась на стол.

— Это бред! — со второй попытки смогла сказать я.

— Я знал, что ты не поверишь, но…

— Вы решили, что меня держат как ищейку?! Как животное?! — задыхаясь от злости, выдавила я.

— Скорей всего…

— Кто у вас там сидит в совете!? Олухи? — не угомонялась я.

— Джес, успокойся иначе…

Я не дала ему договорить.

— Именно в школе меня учили контролировать свою силу, когда вы даже не появились!

— Джес! — рыкнул Декстер.

Его затрясло, а в глазах вспыхнуло синее пламя. Я застыла, переводя дух. Ох, неужели и я выглядела так угрожающе, когда злилась? Лицо Декстера стало бледнее обычного, скулы напряглись, руки сжались в кулаки. Видимо, в выражении моего лица мелькнул испуг, потому что парень опустил голову к столу и закрыл глаза, словно прячась.

— Ты права, — мягко сказал он, — Тебя учили контролю, но нам он удается очень плохо. Мне он удается очень плохо!

Он снова посмотрел на меня, только на этот раз нормальными глазами.

— Джес, нет больше объяснений тому, что такой опасный объект как ты, держат в школе, которая скрывается от Создателей. Зачем обнаруживать себя? Подумай? Так долго скрываться, чтобы потом все это разрушить.

Декстер говорил серьезно, я почувствовала это по голосу.

Я откинулась на спинку диванчика и устало потерла глаза. Но как такое может быть? Зачем это мистеру Льюису? Какой от этого смысл? Создатели и Укротители воюют уже столько веков, но и те и другие осознают мощность силы друг у друга. Укротитель не сможет победить Создателя, доказанный факт. Если только… если только они не нашли Избранного! Только он может уничтожить силу, но при этом убить человека. Но никто не знает, что человек, это всего лишь носитель силы Создателя. Убив силу, убьешь и носителя. Но кто Избранный? Это точно не я, уже доказано и не раз.

— Если говорить короче, — тихо сказал Декстер, — Ты рычаг к началу чего-то страшного.

Я остановила его рукой, все еще не открывая глаз.

— Хватит, я уже поняла, — пробубнила я.

Медленно досчитав до десяти, я взглянула на него.

— И если ты прав, то что прикажете делать мне?

— Выход один. Ты больше не должна возвращаться в эту школу.

Из горла вырвался смешок.

— Ты серьезно?

— Абсолютно.

— Я не хочу уходить из этой школы! Мне там нравится.

— Ты можешь нас выдать!

— Я могу вас выдать, если скажу им о вашем местонахождении, — тут же нашлась в ответе я, — Декстер, я вас не выдам, поверь!

— Я тебе верю, Джес. Но это совет — они не знают тебя как я. Они с тобой не говорили и не могут быть уверены в твоем молчании!

— Постой, — растерялась я, — Они не могут решать за меня и говорить что делать!

Декстер медленно выдохнул и посмотрел прямо в глаза.

— Джес, если ты ослушаешься… — он запнулся, — …они…

— Что "они"? Договаривай, раз начал!

— Мне очень тяжело это говорить, пойми, потому что это очередной раз доказывает те слухи, которые ходят о Создателях — что мы монстры.

Я иронично усмехнулась.

— Как говорят снайперы: "Устрани одну проблему, чтобы избежать дальнейших".

Декстер отвел глаза, а это значит, что я попала прямо в точку. Теперь, главное не забывать дышать. Я медленно досчитала до десяти, чтобы как-то успокоится. Внезапно навалилась жутка усталость, а сердце выдавало бешеный ритм.

— Где здесь туалет? — тихо спросила я.

Декстер удивленно посмотрел на меня, словно удивился моей спокойной реакции на данную ситуацию. Он показал рукой на еле-заметный коридорчик, и я быстро вскочив, направилась в указанном направлении.

В коридоре я остановилась, смотря на дверь, над которой была надпись "запасный выход". Не долго думая, открыла ее и шагнула на свежий воздух. Стало немного легче, но тяжелый груз до сих пор давил на сознание. Как говорится "на сердце скребут кошки", но судя по тому, как они усердно это делают, они явно закапывают свое дерьмо! Черт! Я пнула со всей дури стеклянную бутылку, которая отлетела в противоположную стену и разбилась, вызвав немалый шум.

— Тихо, крошка. Что так нервничать?

Знакомый голос и я обернулась прыжком, встретившись с лицом того байкера, с кем гоняла сегодня вечером.

— Я смотрю, ты меня рада видеть… — усмехнулся он.

Судя по разящему от него горячительным напитком, он уже нахлюпался сегодня. Парень шагнул ко мне, но я автоматически шагнула назад. Увы, но попытка сократить между нами расстояние не увенчалась успехом, и моя спина встретилась со стеной.

— А ты молодец, умеешь гонять, — он сделал еще шаг в мою сторону.

Теперь он стоял на расстоянии вытянутой руки.

— Спасибо, — буркнула я, и попыталась его обойти.

Не тут-то было! Схватив за руку, байкер толкнул меня обратно к стене.

— Я еще не закончил! — рыкнул он, — Знаешь, я не люблю проигрывать.

Он приблизил ко мне свое лицо и я скривилась, стараясь отстраниться подальше. У байкера это вызывало лишь мерзкую улыбку, которая кричала о своем превосходстве. Я не выдержала и резко ударила его в грудь с целью оттолкнуть. Попытка улизнуть не венчалась успехом и парень успел перехватить меня. Следующее, что я помню, это как снова оказалась впечатанной в стену, только на этот раз лицом. Этот козел вдавил меня в стену всем телом, ограничивая и сковывая движения. Попытки брыкать уже не помогали, и я повторяла себе "Только не паникуй, только не паникуй!". Было желание закричать, и я бы это сделала, но парень сразу все понял, и в ту же минуту его ладонь легла мне на рот. Видимо, ему это не впервой. В глазах потемнело, страх подступил к горлу, дыханье перехватило и каждый глоток воздуха давался так, словно дышу в целлофановый пакет. Только у меня, получается нарываться на такие проблемы.

— Если не будешь трепыхаться пташка, больно не будет, — выдохнул парень мне в шею.

Его рука легла мне на бедро и медленно скользила вверх.

От этого прикосновения, я снова попыталась вырвать и закричать, но не получилось.

— Тш-ш-ш… Не стоит злить старину Сэма.

Рука скользнула к поясу и забралась под майку. Шершавая и грубая ладонь коснулась голой кожи, от чего хотелось кричать еще больше.

Но крики были бесполезны. Ладонь крепко зажимала мне рот, а положение вдавленной в стену всем его весом не позволяло пошевелиться.

Горло резало от боли, и из глаз невольно потекли слезинки. Но это уже был не страх. Это уже была злость от того, что я не могу сопротивляться и я абсолютно беспомощна сейчас. Глаза заволокло темной пеленой, а резкая вспышка белого света, заставила меня содрогнуться. Золотистое мерцание исказило черноту, и что-то словно взорвалось. Белый свет померк, и наступила чернота.


Я провалилась в бесконечную бездну затягивающая как воронка, таща на дно. Вокруг лишь темнота, как тогда, когда упала в фонтан. Я словно вишу в невесомости, ощущая легкость и всю пустоту вокруг. Тихо. Так тихо что тишина оглушала. Какой-то толчок, и меня подбросило вверх. Что со мной? Где я? Внезапно, эту тишину прорезал чей-то знакомый голос звавший меня словно издалека. Голос повторял мое имя, снова и снова. Потом яркая вспышка. Холодно! Мокро. Чьи-то холодные губы лежали на моих, а пальцы зажимали нос. Вдох, и я смогла нормально дышать. На лицо падали капли воды, прохладная ладонь лежала на моей щеке, легко ее поглаживая. Я с трудом смогла открыть глаза, в которые попадал дождь.

— Джес, ты меня слышишь? — спросил мягкий голос Декстера.

Я слабо кивнула. Тело неприятно побаливало, и я вспомнила, что произошло. Это позволило мое сознание заработать в новом режиме.

— Где он? — со второй попытки смогла сказать я.

— Его тут нет, не волнуйся, — малость растерянно ответил Декстер.

Он помог мне встать на ноги, придерживая за талию.

— И опять я в убитом состоянии вишу на тебе, — констатировала я.

Декстер вяло улыбнулся.

— Давай я отвезу тебя домой.

— Было бы неплохо.

Прежде, чем я успела что либо сказать, он взлетел в воздух вместе со мной и следующее, что помню, это как уже оказалась в машине.

— Тебе нужно согреться, — Декстер завел машину и включил печь.

— Как долго я было в отключке? — спросила я, потирая виски.

— Что ты помнишь последнее? — он выехал на дорогу.

— Ничего кроме того типа, у которого на счет меня были планы сексуально-маньячного рода, — вспомнила я, — Так сколько?

Декстер на мгновение замолчал.

— Несколько минут ты не дышала и не подавала никаких признаков жизни.

Я удивленно уставилась на сосредоточенного на дороге парня. Его руки крепко сжимали руль. Дождь барабанил по стеклу машины и в такой тишине звучал как камнепад с горы.

— Я чуть не умерла?

Голос звучал писком.

— Я не позволил, — тихо бросил он.

— Спасибо, — так же тихо сказала я, — Ты спас мне жизнь.

— Все в порядке?

— Да.

Я не заметила, что мы уже подъехали к моему дому. Свет нигде не горел, значит, все спали. Дверца машины открылась и Декстер подал мне руку, чтобы помочь выйти. В любой другой раз, я бы отказалась от помощи, но сейчас у меня все силы ушли на то, чтобы здраво мыслить. Он крепко обхватил меня и, захлопнув дверь, взлетел в воздух. Дождь бил прямо в лицо, но это скорей будоражило и не позволяло уснуть. Голова побаливала, и в глазах изредка темнело.

Мы влетели в мою комнату. Декстер осторожно посадил меня на кровать, а сам присел на корточки передо мной.

— Знаешь, — выдохнула я, сдерживая внезапно подступившую к горлу тошноту, — Я заметила такую закономерность — вот уже который раз ты меня возвращаешь домой в убитом состоянии.

Декстер сухо засмеялся.

— Ты как?

— Хреново… — дыханье перехватило.

Нет, меня сейчас точно стошнит.

— У меня есть подозрение, что ты заработала сотрясение мозга.

Я посмотрела на него, нахмурив брови, не поняв о чем.

— Когда ты упала, то хорошо приложилась головой о стену, — пояснил он.

— Отлично, — простонала я, — Врача только не хватало! А что сказать родителям "папа, мама я снова летала во сне и случайно проснулась в полете!"

— Хорошее оправдание, — согласился Декстер.

— Ты издеваешься!?

— Ну, это возможно, ты знаешь!

— Нет, это не лучший вариант, — я усердно покачала головой и тут же пожалела об этом. Она запульсировала от боли.

— Главное просыпаться каждый час. Поставлю будильник, может до завтра дотяну, а там поеду к врачу, — я потерла нывший затылок.

— У тебя когда-нибудь было сотрясение? — спросил он.

— Да.

— И почему мне надо тебе объяснять, что сон при сотрясении слишком глубокий, чтобы проснуться от звуков будильника.

— Ты не знаешь мой будильник, — усмехнулась я.

— А ты не осознаешь сложность ситуации. Давай я все-таки отвезу тебя в больницу.

— В таком виде, в два часа ночи! Они тут же сообщат об этом родителям, — отмахнулась я.

Декстер шумно выдохнул.

— Тогда только один выход!

— Убить меня сразу?

Он полыхнул на меня недобрым взглядом.

— Это была шутка, — пояснила я, — Так какой выход?

— Придется мне остаться и будить тебя каждый час.

— Ха-ха-ха… Очень ловко!

Я встала и Декстер сделал то же самое.

— Ты знаешь другой способ не заснуть навечно?

— Будильник! — продолжала настаивать на своем я.

— Отлично, завтра твои друзья будут навещать тебя в больнице, и обсуждать кому, в которую ты впала во сне!

— Не иронизируй!

— Джес, это ведь серьезно. Ну вот, судя по твоему виду, тебя сейчас стошнит.

Я не смогла ответить и побежала в ванную.

Да меня вывернуло. Да это неприятно. И да, я не хочу впасть в кому! Черт бы тебя побрал, Декстер. Сняв мокрую куртку и бросив ее на дно корзины, кое-как привела себя в порядок. Я посмотрела на себя в зеркало. Под глазами уже нарисовались темные круги намекая на то, что все-таки сотрясение мозга обеспечено.

Декстер сидел на кровати и смотрел за тем, как я приближаюсь.

— Будешь спать на полу. Извините, комната для гостей не предусмотрена.

— Это тебе надо! — усмехнулся он.

— Еще раз "ха"! Мне до сих пор нравится идея с будильником.

Я подошла к комоду и взяла пижаму.

Переодевшись в ванной, вернулась в комнату, где застала картину, "олл-ля стриптиз на выезд". Декстер как раз стягивал свитер через голову, при этом задрав и майку под ним, обнажив накаченный живот. И прикажите спать с таким в одной комнате? Мама мия, за что ми енто!

Пожертвовав в пользу Декстера одну подушку и одеяло, улеглась в кровать.

— Доктор, а вы сами-то не заснете до утра? — демонстративно обеспокоилась я.

— А вот я поставлю себе будильник, — донеслось снизу.

Я перекатилась к краю кровати.

— Слушай, так что произошло там? Ну, когда я отключилась.

Декстер завел руку за голову и уставился в потолок.

— Пришлось его пугнуть своими способностями, — тихо ответил он.

— И что ты сделал? — поинтересовалась я.

— Огненный шар возникший в руке испугает любого.

— И не страшно было демонстрировать свою силу при посторонних?

— Не думаю, что он кому-то это расскажет, — пояснил он.

Декстер прикрыл глаза и кажется, полностью отстранился от реальности уйдя в нирвану.

— Декстер? — тихо позвала я.

— Мм…

— Надеюсь, не мне придется будить тебя?

— Нет, — он открыл глаза и посмотрел прямо на меня, — Ты собираешься спать?

— Очень сложно заснуть, зная, что у тебя в комнате еще кто-то! — скривилась я.

— Ты разговариваешь во сне? — он вопросительно приподнял брови.

— Нет! — воскликнула я.

— Тогда спи спокойно и ни о чем не переживай!

— Буенос ночес, Декстер! — я потянулась к светильнику и щелкнула выключатель.

— И тебе того же! — тихо раздалось в темноте.

Надеюсь, он не храпит. Иначе… Карлосон позавидует такому полету из окошка.


Меня разбудила легкая тряска с последующей просьбой ответить.

— Да слышу я тебя, Декстер! — отмахнулась от раздражителя я, — Все, хватит.

— Открой глаза, и тогда я отстану.

Я с трудом разлепила словно налитые свинцом веки. Лицо Декстера расплылось в фокусе и мне понадобилось несколько секунд, чтобы настроить резкость.

— Доволен? — пробубнила я с желанием снова углубиться в сон.

— Как себя чувствуешь? — мягко спросил он.

— Озлобленно, потому что ты мне не даешь спать!

Декстер усмехнулся и коснулся моего лба рукой.

— Ты горячая…

— Спасибо, мне лестно! — сарказмом ответила я и повернулась набок, натянув одеяло на голову.

Не тут-то было. С меня его снова сдернули.

— Может, лучше к врачу?

Я обреченно застонала.

— Декстер, ты решил все-таки меня добить? — прищурилась я.

— Спасибо скажи, что я вообще о тебе переживаю.

Хмыкнув, я подалась вперед и, чмокнув его в щеку, улеглась обратно со словами:

— Спасибо! Встретимся через час.

Итак, до семи утра, каждый час, меня трясли как проклятую! Я сто раз высказала свое сонное мнение о Дексторе, при это посылала несчастного парня в самые живописные уголки мира, как внешнего, так и подземного. Но он возвращался с новыми силами и продолжал меня добивать. Нет, конечно я ему безумно благодарна, как никак он мне жизнь спасает, но вы знаете мое негодование, когда прерывается мой могучий сон. В эти моменты, я не я, а значит злая Джесика! Как ни крути, в конце концов, я не выдержала очередной тряски и выкинула своего спасителя из окошка с пожеланиями удачно долететь. Ну, не совсем выкинула, это было бы грубо с моей стороны. Декстер сам улетел. Да после моего не совсем адекватного намека. Я потом извинюсь. Если не забуду…

В ванной на меня из зеркала смотрела знакомая девушка. Немного похожа на меня, только в извращенной версии человека с радикально больной фантазией. Мертвецки бледная кожа лица, черные круги под глазами, бледные чуть розовые губы и уставший вид, говоривший о явном недосыпе. Умывшись и почистив зубы, слегка подвела глаза, чтобы не выглядеть уж очень устрашающей. Нам же не нужно делать врача заикой? Не нужно!

Быстренько одевшись, я спустилась вниз. Все пока спали, а будить не хочу, да и не нужно. Ключи от машины лежали на столе. Ехать на мотоцикле не самый лучший вариант, так что лучше четыре колеса и более безопасная езда. А с другой стороны, у меня нет прав. Эх, ладно! Взяв ключи, спустилась в гараж.

Ехать в машине было непривычно, но через несколько минут привыкла и вела спокойно. Голова немного побаливала, но терпимо. Если это сотрясение, то по крайней мере, пусть легкое.

Врач чуть не убил меня за то, что я не обратилась в больницу сразу. Нет, осложнений никаких не было, но все врачи склонны к преувеличению. Пришлось врать напропалую, отнекиваясь как только можно. Ладно, мне не поверили, но все-таки сделали снимок головы, решили, что ничего серьезного нет, похвалили за то что я додумалась просыпаться каждый час и, вколов какую-то дрянь, выписали таблетки. Если в течение двух дней не наступит улучшение, то придется сделать более доскональную проверку.

По дороге домой я заехала в аптеку и купила назначенное лекарство. Как хорошо, что я умудрилась взять с собой деньги. За полгода отсутствия в цивилизованных торговых точках, совершенно отучили меня от денег.

Домой приехала уже через полтора часа со времени отъезда. Управилась на удивление быстро, но зря я надеялась приехать и проскользнуть обратно в комнату безнаказанно. Мама не спала и тут же налетела на меня с допросами.

— Ты где была? — крикнула она, и от этого звука в голове зазвенело.

— Мам, успокойся! — тихо попросила я, — Мне надо было срочно в город.

— Зачем? — нахмурилась она.

Действительно, зачем? Черт, почему я не придумала объяснения по дороге домой? Так кто же знал, что меня запалят при проникновении в собственный же дом! А что придумать? Видимо, когда я упала, отшибла мозг!

— Я жду ответа, — протянула мама.

— Я… я ездила за подарком, — тихо сказала я.

— Что еще за подарок?