Book: Момент истины для планеты Земля



Момент истины для планеты Земля

Игорь Павлов

Момент истины для планеты Земля

Купить книгу "Момент истины для планеты Земля" Павлов Игорь

Пролог

Я стою на тротуаре, посреди шумной московской улицы. Я чувствую, как в руке горит кусок всемогущего металла. Он все еще зовет меня. Иногда я боюсь закрывать глаза, боюсь, что он вернется и сделает выбор за меня.

Мимо проходят и пробегают люди, кто-то возмущается, что я встал посреди дороги, кто-то удивленно смотрит на мой нелепый для этого мира костюм, развевающийся по ветру плащ и умиротворенный вид. Им кажется, что все на мне фарс, шоу, реклама, бижутерия, какое-то новое движение любителей фэнтези. Но на моей груди висят камни, каждый из которых не дешевле слезы Махараджи, у меня есть все, что пожелаю, я самый богатый человек этого мира.

Я чувствую их злобу, удивление, уже не трепетно, как чувствовал когда-то, для меня это сейчас пустота. Я могу посмотреть на каждого и увидеть все, что нужно мне знать о нем, все, что я хочу, даже больше, чем знает он сам.

Я смотрю, как идет старик, – пыхтит, ему трудно идти, – а его никто не замечает, никто ему не поможет, у них нет времени на это, его обходят с тем же возмущением. Я смотрю на проходящих девушек: одна вон какая красивая, прямо сияет вся. Я бы мог забрать ее себе, как вещь, и подарить ей счастье или обречь на муки за ее стервозный характер, а старика и его семью сделать несметно богатыми.

У меня сила и власть, безграничные для этого мира возможности, все, что я пожелаю, я могу взять, просто взять… И никто не остановит меня.

Я смотрю на них всех: чего стоят для меня их жизни, жизни этого старика, этой девушки или всех этих людей вокруг? Не дороже моей… В кого я превратился?! Дожил…

Часть первая

Нет ничего невозможного

Глава первая

Посланник человечества

Недалекое будущее, человечество успешно осваивает космос. Колонизированы Луна, Марс, два спутника Юпитера – Ганимед и Каллисто, Церера – карликовая планета между Марсом и Юпитером, имеющая большие запасы пресной воды. Построено множество станций на орбитах планет, в колониях ведутся исследования и добыча полезных ископаемых и ресурсов. Налажены межпланетные транспортные сообщения и связь. Человечество, стремясь к неизведанному, готовится к выходу за пределы Солнечной системы, оно на пороге новых открытий…

* * *

В межзвездное пространство, сквозь черноту и звездную пыль стремится одинокий исследователь, это космический аппарат «Вояджер-1», запущенный с Земли 5 сентября 1977 года в сторону Юпитера и Сатурна. Сейчас он в сотнях миллиардов километров от Солнца и уже давно покинул Солнечную систему. Его скорость падает, ядерные двигатели выработали весь ресурс, а солнечный свет практически уже не питает его солнечные паруса. На его борту сбоку золотится в свете звезд пластина, на которой указано положение Земли, записаны послания на 55 языках, голоса птиц, зверей, шум ветра и дождя, музыка Баха, Моцарта и Луи Армстронга.

Зеленый луч сканера скользнул по его белой расцарапанной спутниковой тарелке передачи данных. Яркая звезда стремительно двигалась навстречу посланнику Земли. Это космический корабль, который в тысячу раз крупнее зонда, темно-красный исполин с множеством огней, появившийся из космического мрака.

Глава вторая

Знакомство с Игорем Павловым

Год спустя.

Россия, Москва. Начало осени. Каждый раз спускаясь в Московское метро, Игорь Павлов думал о женщинах, компьютерных играх и о том, чем ему заняться вечером, – в общем, обо всем, кроме работы, на которую он ездил каждое утро. Москва совсем не изменилась: много машин и людей, полусонных утром и злых, спешащих по своим делам вечером. Осень на дворе, каждый день один и тот же маршрут и всегда разные люди. Полное отсутствие внимания к окружающим, люди перестали концентрироваться друг на друге: музыка или гаджет или то и другое сразу, спать или дремать, когда сидишь, чтобы не ловить недовольные взгляды стоящих перед тобой женщин и стариков. Не то чтобы Игорь был к ним всем непочтителен, просто считал, что мы живем в том замкнутом мире, где, чем меньше телодвижений делаем, тем проще думать, что мы все сделали правильно, потому как движения эти помогают одному, но в то же время мешают трем другим, когда ты встаешь с места и толкаешь стоящих людей, заставляя их двигаться, перемещаться и тереться друг о друга. В переходах и на станциях самое главное умение – это технично парировать столкновения с идущими в разных направлениях людьми, при этом не теряя скорости. Все это мир метро. Добро пожаловать!

Конечно же Игорь за свои 27 лет «многого» добился. В детстве был шахматистом, принимал участие в школьных эстафетах, был чемпионом района по компьютерным играм, хвалился всем, что он «киберспортсмен», особенно хорошо и с юмором это воспринимали боксеры, качки и каратисты, школьные товарищи Игоря. Был женат, но по истечении полугодового конфетно-букетного периода развелся, жена ушла потому, что с «геймером»-эгоистом жить было тяжело. Переживал он, естественно, недолго, да и детишек не успели завести, переехал в другую съемную однушку и пустился во все тяжкие, то есть стал чуть больше пить и чаще менять подруг. Стал иногда ходить в тренажерный зал, брать уроки танцев, как мечтал когда-то, лет семь назад, чтобы покорять танцпол ночного клуба, но лучше поздно, чем никогда. Первое занятие Игорь стоял, как тополь в поле, – вокруг четырнадцатилетние дети, а тут он, «дурак-конь». Все скачут на площадке, выполняют четко и в такт элементы, а он едва успевает. А потом стало даже забавно, дети стали позитивно реагировать на дядю Игоря, хотя на самом деле ему понравилась преподавательница Маша. Фигуристая, крашеная блондинка с нарисованными «кошачьими глазками» смотрелась, как девушка лёгкого поведения, которую он очень хотел.

Работал Игорь в большой фирме и большом офисе, фирма занималась строительством, точнее, выполняла посреднические функции. Волчий коллектив, дети босса, красивые секретарши, не обращающие на него никакого внимания, а самое главное – это амбициозная сука начальница отдела, где он работал. Все это немного расстраивало и омрачало пребывание на работе, а в остальном все было совсем не плохо. Обед вкусный, но дорогущий в столовой, которая располагалась на десять этажей ниже; приходилось брать все по половинке и без салата и сока, хотя бывали и праздники живота, когда решал «гулять так гулять», покупая салат, суп, макароны, мясо и десерт. Работа нескучная – скучать не дают, бездельничать тем более. Куча «левых» функций, отличных от должности бухгалтера, в том числе доставка воды и печенья к чаю для сотрудничков, выписка заявок на пропуска в 125-этажное здание офисного центра.

– Ты опоздал… Скорее, вот имя посетителя, отправь заявку на пропуск. Он уже ждет внизу, – пробормотала нервно и в то же время властно Наталья Петровна, начальница Игоря.

«Она даже утром меня хочет», – подумал Игорь, потянувшись к системному блоку, чтобы включить компьютер.

– Я уже включила!

– A-а, спасибо. Пробки, авария была на МКАДе, все, сейчас, секундочку, – затараторил Игорь, чтобы она не успела его перебить.

«Сама бы и сделала заявку, коль включила. Совсем уже обалдели бабы», – подумал он.

Вбежал босс:

– Ну е-мое, где??? Василии же ждет! Наташ, тебе незачет!

У него были любимые словечки: «незачет» «накажу», «дам ремня». Старый извращенец, как сказал бы Игорь.

– Игорь, отправил? – страдальческим голосом, но со злобным взглядом спросила Наталья Петровна – главное, что вопрос был задан при боссе.

– Да! Бегу встречать, здравствуйте, Андрей Анатольевич! – вылетая из кабинета, поздоровался Игорь.

Беготня, обед, чай, снова беготня, оперативно рождающиеся задачи. Особенно Игорю нравилась фраза Натальи Петровны: «Ты чем сейчас занят?» Фраза сопровождалась поворотом лица в монитор Игоря, что его очень бесило. А после слов «подойди, пожалуйста» сразу наступало уныние от ожидания новой задачи. Они сидели в одном кабинете, так называемой бухгалтерии, ее стол стоял перпендикулярно столу Игоря, который сидел к ней спиной, поэтому всегда все было видно в его мониторе, чем он занимался, стоило лишь повернуть голову направо.

Сыновья босса, два «брата-акробата» Василий и Сергей, были наглые и вели себя как хозяева. Игоря часто унижали их слова, даже постановка фраз в его адрес, приколы и злые шутки. Но зато так же они относились и к его начальнице, а это, безусловно, все компенсировало.

На этаже было несколько фирм, объединенных в холдинг. Ах, какие же там были сотрудницы! Модницы и красавицы, и все работали не в фирме, где работал Игорь, что немного его огорчало.

– Со страшными всегда проще разговаривать, так как они комплексуют по поводу своей внешности, а это придает мне сил, я сразу становлюсь «мачо», – прикалывался Игорь, сидя в столовой со своим товарищем и коллегой Костей. – У нас в фирме много страшных баб и ни одной красавицы. Хотя нет, есть одна – так, более или менее, – но замужем, так всегда и бывает, всегда какой-нибудь проныра успевает раньше.

Костя слушал, но говорил мало, потому что успеха, каким мог похвастаться Игорь в отношениях с женщинами, у него не было. А опытный Игорь, как считал Костя, развесивший уши, слушая истории «мачо» о той, другой, третьей, создал себе авторитет эксперта по делам интимным и оценщика женской красоты. С обычными или «страшненькими» девушками у Игоря проблем не было вообще.

– Вот смотри, тебе на ней не жениться, фигура есть, попа, грудь, – жуя, проводил инструктаж Игорь. – Находишь явный недостаток: зубы кривые, задница чуть толще, нос картошкой, да они сами о них все знают, и делаешь ей комплименты, болтаешь с ней, болтаешь, ты весел и находчив, компанейский парень, тебе с ней нравится общаться, вы, как друзья. И дальше дело техники. Никогда не показывай, что хочешь ее. Вот Пушкин в этом вопросе шарил, «чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей», ну, в общем, ломайся, будь застенчив, но подводи к интиму… Первый признак, что все идет как надо, – это когда командуешь ей, а она слушается, прикажи, например, чтобы переоделась для тебя… или, если она у тебя дома, предложи снять неудобную одежду и надеть твою домашнюю чистую маечку, в девяноста процентах случаев срабатывает! Хотя, если вы уже вдвоем на хате, это…

– Ну надела майку и что? Ее виагрой надушить, что ли, заранее? – улыбнулся Костя.

– М-да-а-а, – разочарованно вынес приговор коллеге Игорь. – Кстати, про женщин еще скажу, – продолжил он, начиная второе, при этом Костя уже все доел. – У меня целая теория о женщинах, слушай: если девушка с хорошей попой, значит, грудь так себе, маленькая; если грудь большая, хорошая, значит, попа плоская; если и попа, и грудь зачетные, то сама страшная; если лицо красивое, то в душе она стерва та еще; а если и в душе деревенская покладистая баба, то она уже замужем или больна чем-нибудь и скоро умрет.

– Пошли уже, Игорь, – продолжал улыбаться Костя.

– Да, надо ехать в какую-нибудь провинцию, там девушек выстраивать и выбирать любую самую красивую, за городом нищета, при наших зарплатах мы там будем олигархами, – направляясь к лифту, продолжал Игорь. – Да и покладистые они, – прошептал он, увидев приближающуюся Наташу, секретаршу из соседней фирмы.

Бывало, Игорь, спускаясь на обед, ехал в лифте, вдыхая аромат этой Наташеньки, которая, опустив глазки, привлекательно молчала или елозила своим красивым пальчиком с немаленьким ноготком по дисплею своего смартфончика за бешеные деньги и кому-то там мило улыбалась или хмурилась. Игорь просто безумно хотел с ней завести роман, но превращался из «мачо» в обычного нерешительного Костю, все его теории теряли смысл, когда она была рядом. Обручального кольца на ее пальчике не было, это был плюс, однако была куча других красивых и недешевых аксессуаров на ее нежной ручке, это был минус: видимо, кто-то дарил. Она была во вкусе Игоря: лет 25, небольшого роста, каблучки, юбка, красивые спортивные ножки, попка, видимо, она занималась фитнесом или йогой, грудь второго размера минимум, прямые темные волосы, карие глаза, губки всегда в розовой помаде, а кожа загорелая, ни одного прыщика, просто шелк. Конечно, для Игоря она была не единственным объектом вожделения, но самым сильным, это точно.

– Привет, Наташа, – промямлил ей Игорь.

– Привет, – равнодушно ответила она.

«Привет, Игорек, мой хороший, надо говорить, коза., козочка», – думал Игорь, любуясь ее удаляющейся задницей, при этом боковым зрением следя, чтобы какой-нибудь случайный сотрудник, в особенности женщина или, того хуже, одна из тех красавиц сотрудниц из соседних фирм не засекла, что он озабоченно смотрит на неприличные места.

Долгожданный вечер, конец рабочего дня. Игорь обычно вовремя уходил, но именно сегодня Наталью Петровну вдруг осенило, что они не отправили важный отчет в налоговую, и, естественно, первый и никогда не отказывающий столь «прелестной даме» кандидат был неподалеку.

– Игорь, помоги мне, пожалуйста, нужно немного задержаться.

«Ну как так жить?!» – подумал Игорь, с улыбкой подходя к Наталье Петровне за заданием.

– Чем я могу вам помочь?

Как раз сегодня он договорился со Светой, девушкой, работающей на ресепшене в холле первого этажа здания офисного центра, вместе пойти до метро с работы.

С 21-летней Светой Игорь часто общался, приходя к ней с заявками, всевозможными проблемами и бытовыми вопросами фирмы. Она была не идеал женской красоты: обычная девушка, со своими недостатками, но и с достоинствами, в числе которых была просто наишикарнейшая попа всего офисного здания, как считал Игорь. Они часто болтали, постепенно он перевел их разговоры на более интимные темы, и, как оказалось, Света с радостью начала «сливать» ему свои проблемы в личной жизни. Он же давал ей «умные» советы, как вести себя с парнем, разбирал ситуации их конфликтов, делал умозаключения, которые чаще всего технично сводились к тому, что «он тебе изменяет» или «он тебя не ценит». Конечно же Игорь просто хотел с ней секса и не более: умом она не блистала, за 15 минут разговора его начинало подташнивать, но мысль о том, как он будет «наказывать» ее, шлепая по заднице, придавала ему сил слушать дальше и вникать в проблемы глупенькой Светы.

«О боже, какая же ты тупая, хотя до 25 лет практически все бабы такие, – думал Игорь, в очередной раз удаляясь от ресепшена к лифту после двадцатиминутного сеанса в роли психолога. – Есть категория баб, с которыми секс возможен только после того, как они изнасилуют мужской мозг, ну да… закон сохранения энергии! Или нет, ты – мне, я – тебе».

Сегодня Игорь приехал на два часа позже обычного. Кинув пачку писем из почтового ящика со счетами за свет на тумбочку и раздевшись, уставший и разбитый, он прошел в свою скромную обитель.

– Понедельник – день тяжелый, да, Муся? – упал на диван Игорь, взяв на коленки свою ненаглядную кошку. Он просто обожал кошек, эти существа, по его мнению, были самыми полезными в доме питомцами, в отличие от собак, пользу которых он видел в охране дачи на цепи и в будке. Карманных собак вообще ненавидел, они его бесили, ему хотелось пнуть их или наступить на хилую ножку «мажорной» собачки.

– Танцы прощелкал, – с сожалением продолжил Игорь. – Машеньку сегодня не увижу, эх…

С этими словами Игорь столкнул кошку, мирно пригревшуюся со всей своей кошачьей нежностью на коленях хозяина, та отлетела на два метра и тут же, обиженная, скрылась в направлении кухни.

Кошку эту он подобрал котенком, который надрывался в подъезде дома прошлой съемной квартиры, как раз перед разводом с женой год назад. Он не мог остаться равнодушным к призывам о помощи прелестного трехцветного пушистого создания. Раньше ее звали Мурка, но после переезда в новую квартиру Игорь переименовал кошку в Мусю, так как до этого он так называл свою жену.

Сидение перед телевизором с тарелкой лапши быстрого приготовления, отваренной сосиской и стаканом сока – вечерний ритуал Игоря, который не любил тратить время на приготовление еды. Холостяцкая жизнь, немытая посуда, горы мусора – все, как у всех одиноких мужиков.

«Вечерние новости. По результатам расследования аварии на орбитальной станции „Юпитер-3“ возбуждено уголовное дело в отношении корпорации „Космотранссервис“. Напоминаем, что в минувшую среду при доставке грузов на станцию произошел взрыв. По обновленным данным, 23 человека погибли и 43 получили ранения. Станция работает в аварийном режиме, эвакуированы не все сотрудники, под завалами находятся еще более 200 человек, ведутся спасательные работы. Теперь к другим новостям…»

– Вот, блин, космос – опасная штука, – прокомментировал Игорь, начав переключать каналы.

Тот космос, что представлял себе Игорь в детстве, черпавший знания о нем из фантастических фильмов, был космосом его мечты, а сейчас эти аварии, жертвы, неудачные запуски, участившиеся проблемы связи со станциями… Многие факты скрывались и НАСА, и Объединенным космическим советом. Игорь с интересом смотрел передачи об инопланетянах, стремление познать что-то, что находилось за пределами Земли, у него было в крови, однако нынешние технологии были настолько хрупки и нестабильны… Человечество сумело обезопасить полеты, но запуски, особенно с Земли, были дорогостоящими, а процент неудач – велик.



Глава третья

Нет худа без добра

Очередное утро началось со звука неунывающего будильника, на котором стояла самая ненавистная и противная для Игоря мелодия.

«День сурка, – подумал он, потянувшись за телефоном с кровати. – Ни одна сучка не написала, кроме управляющей компании», – продолжил он, открывая сообщение с текстом: «Уважаемый абонент, просьба оплатить счет за электроэнергию».

На улице лил дождь, и Игорь предчувствовал, что день сегодня не обещает ничего хорошего. Так и вышло…

Сын босса Василий, который был администратором по сетям, распечатал журнал посещений различных сайтов с рабочего компьютера Игоря и отдал боссу, кроме того, он взломал его почтовый ящик и выставил всю любовную переписку с подругами на обозрение молодой части коллектива. Всем было весело, а Игорь не знал, куда ему деться. Злость и ярость – это слабо сказано. Когда он понял, что к чему, его просто разрывало желание ударить Василия, но Игорь боялся потерять работу, да и физически был слабее обидчика.

Попутно и босс подлил масла в огонь своими предупреждениями, что нельзя на рабочем месте заниматься посторонними вещами. Наталья Петровна в дуэте с Андреем Анатольевичем терзали и без того израненную душу Игоря. Он молчал и слушал, думая, что сейчас психанет, напишет заявление и свалит из этого волчьего коллектива. Думал одно, а говорил совершенно другое, слова «да» и «я понял» сами покорно выходили из уст Игоря и ублажали слух терзающих его «стервятников».

«И вот так устроен наш мир: унижают все, кто выше, прямым или косвенным образом… приходится прогибаться, чтобы платили, и выслушивать. Находят слабости и бьют, а покажешь, что тебе больно, бьют еще сильнее», – думал Игорь, погружаясь в полную грусть.

На обеде самый верный и единственный местный друг Костя пожалел Игоря фразой: «Да не переживай ты так!»

Игорь в ответ вывалил на своего коллегу все, что он думает о всех, и ему даже немного полегчало. Раззадоренный самим собой, он выловил по пути из столовой свой объект мечтаний Наташеньку и предложил попить вечером кофе вдвоем, на что последовал надменный отказ: «Ты себя-то видел?» – и самооценка Игоря упала ниже некуда, он был подавлен, в этот миг любовь и нежность к этой особе превратились в ненависть.

Как оказалось, Наташа встречалась с сыном босса Сергеем, который живо отреагировал на неудачный подкат Игоря, зажав его вечером на выходе из здания офисного центра.

– Еще раз к ней подойдешь, бомжара, я тебе нос сломаю и уволю к чертовой матери! – прорычал Сергей, который был еще крупнее своего брата, и Игорь не мог ему возразить. Теперь ему было настолько погано, что оставалось еще от Светки на ресепшене получить от ворот поворот и можно смело прыгать с крыши 125-этажного офисного центра.

В такие моменты, которые случались нередко в жизни Игоря, он вспоминал о родных, о матери и младшей сестре Ане, которых очень любил, и понимал, что тоже нужен и важен им. Они жили в Московской области – сестра замужем и уже беременна, а мать одна на подмосковной даче. Виделись они нечасто, ему было лень ездить к ним, да и времени выбрать не мог. Зато он с радостью встречал своих старых знакомых и друзей. Особенно его забавляли беседы за кружкой пива в баре с бывшим одноклассником Сергеем Федоровым, армейцем, командиром боевой роты. Сергей рассказывал забавные истории, как он командовал бойцами, строил их и издевался, гонял на занятиях по физической подготовке, как развивал свое «ораторское искусство» перед своими подчиненными, рассказывая всякую ерунду. Игорь был поклонником фильмов про армию и «военное воспитание» молодежи, хотя сам не служил.

Очередной вечер. Уставший и расстроенный, Игорь разбирал письма со счетами об оплате и обнаружил конверт без обратного адреса с надписью «Игорю Павлову, важно!», нацарапанной корявым, как будто детским, почерком. Внутри была фотография с каким-то непонятным синим знаком на черном фоне в виде сдвоенной английской буквы Z и буквы U снизу. С обратной стороны фотографии было написано: «запомни».

«Дети с танцев прикалываются», – подумал Игорь, устраиваясь за компьютером, чтобы приступить к оплате счетов.

Сейчас он прокручивал в голове все неприятное, что с ним сегодня случилось, Мужское «Я» Игоря было растоптано. Он снова и снова переживал, что слаб, что надо ходить качаться. Может, пойти на единоборства какие-нибудь? Но нет же поблизости ничего подобного. Дал себе слово в очередной раз, что поднимет свою физическую форму, но не сегодня и не в эту тяжелую неделю, может, со следующей… или через месяц.

«Где Муся?» – только сейчас вспомнил о кошке Игорь.

– Кис, кис, кис!..

Кошка всегда встречала его, а на этот раз нет. Балконную дверь приоткрыло ветром, на улице шел ливень. Обыскав всю квартиру и балкон, Игорь понял, что Муся сбежала, выпрыгнув со второго этажа. На паркете в коридоре он заметил странные вмятины, которых не видел раньше, но не придал им особого значения…

* * *

– Светуль, у меня трагедия, – жаловался своей подруге на следующий день Игорь, – кошка бросила, сбежала из дома.

– Кушать захочет, вернется, – улыбнулась Света, перебирая бумажки за стойкой.

– Когда уже посидим, пива попьем? Свет, мне так плохо, особенно в личной жизни, а пожаловаться некому… Так хочется откровенно поговорить с человеком, которому можешь доверять. – Хитрый Игорь, за три месяца бесед вычислил, как зацепить Свету.

– Давай сегодня, только ближе к моему дому, там кафе есть хорошее, а то надо пораньше вернуться – завтра зачет у меня, подготовиться бы… Я же ничего не учила и все прогуляла, – ответила Света.

Естественно, Игорь уже представлял, как выглядит голая Света и как он тискает ее.

– Ой, Света, чуть не забыл… Можно пропуск на гостя вчерашнего? Он снова скоро придет, заявочку попозже спущу, – мило попросил Игорь. Рука Светы, отвлеченной другими делами, уже протягивала карточку, она часто делала поблажки Игорю. – Спасибо, Светуль, до вечера!

Все оказалось проще, чем Игорь думал. По дороге Света раскололась, что живет с мамой, что мамы дома нет, она с ночевкой у подруги, что ей надо купить по пути продукты.

– Свет, давай сперва купим продукты, занесем домой, а потом сходим в кафе, – предложил Игорь, глядя на нее щенячьими глазами. Как же она могла отказать такому джентльмену, который попутно к продуктам купил еще и кучу банок пива, да еще и заплатил за все сам!

Когда они зашли домой, Света засуетилась по-хозяйски, начала нарезать закуски к пиву, и они сели за стол. Все как-то вышло само собой. Первый тост, третий, пятый, разговор о жизни, и Света пошла переодеваться, по просьбе Игоря, во что-то более удобное. Первая попытка Светы не удалась, Игорь забраковал длинное синее платье с плотной тканью.

– Надень шортики хотя бы. – У Игоря уже начал вставать член от собственной фразы.

– У меня одни, но очень короткие и вульгарные, – застеснялась Света.

– Да, да, их! – запивая пивом колбасу, настаивал Игорь.

Когда Света вышла в шортах с загорелыми ножками и практически голыми ягодицами, для него настал «момент истины», что в понятии Игоря значит: «пора действовать или пить дальше». И чтобы наверняка – снова тост, снова за жизнь, о разбитом сердце. Света была пьяна и бесподобна, от нее парило сексом, он вожделел, но держался, держался из последних сил.

– Покажи свои фотки… ты говорила… которые с моря, – вдруг попросил Игорь, незаметно поправляя в штанах член, чтобы, вставая из-за стола, не выдать сильное возбуждение. Света помчалась к компьютеру, но хитрый Игорь сел первым и посадил ее боком на колени, немного применив силу. Света начала копаться в своих папках и щелкать по файлам фотографий. Она уже почувствовала, что Игорь возбужден.

– Вот это я на лодке, сзади бухта Любви, мы… – Фраза была прервана вошедшим в повествующий ротик Светы языком Игоря, а целовался он хорошо.

«Поцелуи и секс, как игра в бильярд, – практика и только практика!» – говорил всегда Игорь. Поцелуи перешли в ласки за ушком, поцелуи в шею, у Светы пошли мурашки… он запустил руку под ее маечку, на животик, ладонь выше – за грудь единичка, полтора максимум. «Эх, маленькая, но с такой попкой допустимо! – подумал Игорь. – А животик какой! Качается сучка, пресс даже есть». Света пыталась снова целоваться в губы, но Игорь, помяв слегка грудь, поднял майку и принялся целовать и обрабатывать соски языком. Соски набухли и встали, снова поцелуи в губы, и вот финал прелюдии – минуя шорты, рука Игоря опустилась под трусики Светы, там стало уже очень мокро. Один палец вошел в нее, там было туго, она издала стон, при этом немного стесняясь. Второй рукой Игорь полез под шорты сзади, но Света вздрогнула, дав понять, что не готова отдаться во все интимные места.

«Понял, не дурак», – подумал Игорь, приподнимаясь.

– У тебя есть презервативы? – прошептал он.

– Угу, – блаженно прошептала Света, поднялась и достала из сумочки запечатанную пачку презервативов. Они двинулись к кровати, раздеваясь по пути. Она легла, откинув покрывало, а Игорь принялся разгрызать упаковку зубами.

– Помочь? – Света уже не могла ждать.

– О боже, как хорошо, – прошептала она, когда головка члена после некоторого сопротивления ее тугого влагалища вошла внутрь.

Начался простой и банальный секс… Игорь не мог никак испытать оргазм, у нее же это получилось четыре раза. После чего она сочувственно спросила:

– Может, поменяем позу?

– Заботливая ты моя, – тяжело дыша, ответил Игорь, переворачиваясь. Когда она стала сверху, появилась возможным брать ее за шикарные ягодицы. В синхронном движении тел он стал гладить и сжимать их, шлепать слегка по попе, а Света просила делать это сильнее… В процессе Игорю все же удалось войти пальцем в ее тугую «наказанную» попку. Света возмутилась, сказав, что ей неприятно, на что Игорь всегда отвечал своим дамам:

– Я хочу быть во всех твоих интимных местах одновременно, не будь эгоисткой, девочка моя, только так я смогу кончить.

После они вместе пошли в душ и помыли друг друга, по инициативе Игоря, который считал себя гурманом. В душе Света захотела еще секса и принялась старательно делать ему минет, который она совсем делать не умела. Затем последовали очередной секс в позе «когда он сзади», быстрый душ по очереди и вызов такси Игорю до дома.

– Вот и поучила, – усмехнулась Света, провожая его. – Как мы завтра будем смотреть в глаза друг другу? – почти серьезно спросила она, расставаясь с ним в прощальном и быстром поцелуе.

– Светусь, да как всегда, мы же друзья, мне с тобой приятно быть и общаться. Давай, доброй ночи, «бухта Любви»! – улыбнулся Игорь и с этими словами унесся вниз по лестнице.

Света по жизни была доверчива, у нее было достаточно молодых людей, она не церемонилась, не продлевала конфетно-букетный период женскими хитростями, всегда знала, чего хочет, при этом была влюбчива, часто страдала, и своими страданиями она могла всегда поделиться с Игорем. Ее отец ушел от матери, когда Свете было пять лет. Когда она выросла, то пыталась компенсировать нехватку в детстве мужского внимания и любви. Ее мать-одиночка всегда работала и мало уделяла внимания образованию и воспитанию своего единственного ребенка. Света стремилась всегда к чему-то высокому в своей карьере, но продолжала работать на ресепшене уже третий год, практически с окончания школы. Она поступила на заочное платное обучение и что зарабатывала, то и отдавала за учебу – хотела стать менеджером по туризму, мечтала путешествовать.

* * *

Огни ночной Москвы мелькали и перекатывались по лобовому стеклу летящего по дороге автомобиля.

Игорь ехал в такси и думал о Свете: «Какая же все-таки она тупая, но хорошая… Давно секса у нее не было, изголодалась сучка, значит, врала про парня… Так кто кого еще в постель-то затащил? Ха… хитра лиса, ну какая же попочка у нее…».

Когда они выехали на МКАД, Игорь заметил, что за ними следует машина ДПС. Приблизившись, она скомандовала сигналом остановиться. Водитель прибавил ходу…

– Менты сигналят, эй! – возмутился Игорь, впервые посмотрев на странного водителя. Игорь ведь был «коренной Москвич» с московской привычкой не замечать окружающих его людей. Крупная фигура в кожаной куртке, лысая голова и темно-синие очки, что уже странно для ночной поездки, еще у него на правой руке были необычные часы, переливающиеся фиолетовым светом, похожие на широкий браслет.

– Игорь Павлов, слушайте внимательно, – строгим и невозмутимым голосом вдруг произнес водитель, маневрируя на скорости между машинами. – Они нашли вас раньше, чем я ожидал. Делайте все, что они скажут, но не верьте ни единому их слову – от этого зависит ваша жизнь…

Взрыв автомобиля впереди прервал водителя, который, выворачивая руль, едва ушел от столкновения. Игорь был в шоке и не мог даже думать о чем-либо другом, кроме как о выживании. Синие лучи сверху начали каскадами падать на дорогу, разрывая асфальт и все окружающие машины на куски.

– Запомните слова и не вздумайте представлять в голове цифры! – продолжал водитель выруливая на скорости на обочину. – Просто слова: «один», «четыре», «семь», «два», «один», «семь», «четыре», «один» – слова, не цифры! От этого зависит ваша жизнь! – повторил он.

Через секунду машину перевернуло зацепившим ее синим потоком. Водитель без особых усилий выдрал ремень безопасности, выбил искореженную дверь и тремя огромными прыжками скрылся в лабиринте городских улиц. На протяжении нескольких километров по МКАДу бушевал пожар…

Игорь почувствовал жар от загоревшейся машины. Он был в ловушке, зажатый подушками безопасности, ремнем и покореженными частями автомобиля. В ушах звенело, ужас и паника охватили его, он кричал и пытался выбраться, правая нога была сломана, вокруг был хаос и крики пострадавших на дороге людей. Голубой свет окутал пылающую машину, Игорь ощутил, как, влекомый неведомой ему силой, он на огромной скорости взмывает в облака вместе с перевернутым автомобилем и кусками асфальта. Дышать стало тяжело, глаза затуманились, и он потерял сознание…

Глава четвертая

Мечты сбываются

Большая комната со стеклянными стенами, переливающимися голубоватыми отблесками различных дисплеев, диван и одиноко стоящая кровать, красное тусклое освещение комнаты почти скрывает спящего в кровати Игоря.

Его глаза открылись, и в ту же секунду свет динамично стал освещать комнату белым и приятным светом, он попытался поскорее встать, да не тут-то было, сил практически не осталось, болели глаза, тяжело было сфокусироваться на предметах, непривычно даже моргать. Он был абсолютно уверен, что все, что с ним произошло, ему не приснилось.

«Где телефон?» – приподнявшись с кровати, подумал Игорь.

– Я в больнице? – хриплым голосом предположил он, обнаружив, что голый.

«Во рту кошки нагадили…» – подумал Игорь, сев на кровать.

– Эй?! Мне надо на работу позвонить, меня ж уволят! – крикнул он что есть силы.

Стена комнаты за его спиной превратилась в прозрачное стекло, включились прожекторы, осветив водную среду за стеклом. Игорь был поражен увиденным: светящиеся рыбы и невиданные существа вились вокруг, а вдали бурлили подводные гейзеры. «Океанариум, что ли?!» – мелькнуло у него в голове.

Мысли Игоря замерли при виде мгновенно открывшейся двери, вошел человек, дверь так же быстро закрылась. Человек среднего роста, в странном темно-красном комбинезоне, на вид лет сорока, с седыми короткими волосами и выразительными зелеными глазами, с густыми, почти сросшимися бровями. Худое строгое лицо.

– Приветствую вас, Игорь Павлов, на нашей станции Эдда, – произнес ровным голосом человек, присаживаясь на диван. – Мое имя РЭ…

– Доброе утро, приятно познакомиться, – прервал его Игорь и затараторил: – Где мой телефон? Где одежда с деньгами и документами? Что за Эдда?

– Эдда – это подводная станция, она находится на глубине 15 543 метра океана Европы, спутника Юпитера, так в вашей системе вы называете эту планету. Флору и фауну этого прекрасного океана вы можете наблюдать за вашей спиной. Что касается вашего имущества, мы вернем вам его, как только вы выполните наши условия.

– Я могу позвонить? – опять о своем заговорил Игорь.

– Нет, расстояние до Земли сейчас 693 миллиона километров, к тому же Европа сейчас с темной стороны Юпитера, – ответил РЭ. – Наши сигналы со станции не дойдут, даже если будем использовать ваши связные спутники в системе.

– Меня уволят… – Игорь был в шоке и не мог принять действительность.

– Уже уволили, 36 дней назад.

– Это как так? Сколько я уже здесь? – встрепенулся Игорь. – И кто вы такие? Пришельцы, судя по примочкам? – задал он наконец правильный вопрос.

– Да, пришельцы, – ответил РЭ, – а теперь успокойтесь и, молча, послушайте. – Из ниоткуда возник дисплей в воздухе между РЭ и Игорем, который на миг потерял дар речи… – Наш мир находится в 700 тысячах парсеках, или более двух миллионов световых лет, от вашей системы в далекой галактике Эрар, которую земные ученые и исследователи называют галактикой Андромеды; в масштабе вселенной она ближайшая крупная галактика к вашей галактике Млечный Путь, – начал РЭ, сопровождая свои слова графическими демонстрациями на дисплее. – Центр галактики Эрар – это место зарождения первых древнейших рас. Они были хорошо развиты, но в борьбе за существование и ресурсы уничтожили друг друга много тысяч лет назад, оставив часть знаний и технологий молодым, развивающимся расам, которые сейчас разделены на две воюющие империи со своими зонами влияния и территориями в галактике: империю Зинон, где властвует и управляет практически такая же, как вы, раса людей, и империю Креалим, представителями которой являемся мы…



– А вы тоже люди? А другие расы есть? – прервал его заинтересовавшийся Игорь, который вдруг «загорелся» при виде такой графики и доселе немыслимой для себя информации.

– Управляющая империей Креалим раса отличается от расы людей, это гуманоиды, которые сильнее и выносливее их физически, я же – человек на службе у империи Креалим, – ответил РЭ. – В бесконечную войну втянуто множество рас, люди есть и на нашей стороне. Наша империя близка к поражению, и нам нужна ваша помощь. В обмен вы получите на Земле все, что пожелаете, – недвижимость, земли, золото и драгоценные камни, счета в банке, положение в обществе. В наших силах и возможностях гарантировать вам это. – РЭ достал из кармана перстень с тремя большими камнями и протянул его Игорю. – Это перстень из золота самой высокой пробы с розовым бриллиантом, голубым турмалином и изумрудом по семь с половиной карат каждый, самой качественной огранки, за него можно купить тридцать квартир в Москве. Этот перстень из галактики Эрар теперь ваш, считайте его авансом за вашу работу.

– Чем я могу помочь? – едва сдерживая эмоции, браво спросил Игорь. У него блестели глаза, в которых отражались драгоценные камни.

– Слева от двери в стене – шкаф, подойдете к нему, и дверца автоматически откроется, – сказал РЭ, поднимаясь с дивана. – Там одежда для вас, когда оденетесь, выходите из комнаты, я буду ждать снаружи. Я покажу вам некоторые помещения станции, а заодно и доведу до вас остальную информацию…

Игорь надел предложенный бежевый пушистый халат и тапочки и поспешил на выход.

Станция была огромна, и имела круговое строение. Если по основному коридору идти все время вперед, то вернуться в то место, откуда вышел, можно было примерно через час. Основные обитатели станции – обслуживающие человекообразные роботы, а управление осуществлялось автоматически.

– Гравитационное притяжение Европы к Юпитеру сильнее в тысячу раз, чем приливное воздействие луны на Землю, – рассказывал РЭ по дороге. – Оно воздействует на ледяную поверхность, вызывая деформации в слое льда, и, кроме того, провоцирует повышенную геологическую активность – поэтому внутри спутника вырабатывается тепло, а на дне бьют гейзеры. Благодаря собственному теплу под ледяной поверхностью Европы имеется океан, где находимся мы, и станция Эдда использует геотермальную энергию спутника, как основную…

– РЭ, мне тяжело идти, долго еще? – поинтересовался утомившийся Игорь.

– Мы прогуливаемся, вам полезно, к тому же надо привыкать к силе притяжения по стандартам империи Зинон, она выше силы притяжения Земли на тринадцать с половиной процентов. – РЭ остановился, и из стены выехал диван. – Отдохните немного. Теперь о задании. Мы выдадим вас за одного из лучших адмиралов галактического флота империи Зинон – адмирала первого класса Лин-оуна. Настоящий адмирал был перехвачен нашими агентами по дороге к своему флоту, его корабль тоже у нас. На Земле за 60 суток работы мы отобрали 56 кандидатов в двойники адмирала Лин-оуна, наиболее подходящим по внешним данным и психологически устойчивым и восприимчивым к внеземным фактам оказались именно вы, Игорь Павлов.

– Ох, чтоб меня… – прокомментировал Игорь, разглядывая перстень на среднем пальце правой руки.

– Полагаю, вам это по силам? – продолжал РЭ. – Мы пересадили вам глаза адмирала Лин-оуна… – У Игоря чуть сердце не выскочило из груди, глаза вдруг заболели, потекли слезы, а РЭ продолжал: – Память генерала мы не можем вам передать, так как впоследствии вас будут проверять в империи, а все внешние внедрения будут засечены вакко-приборами. Глаза пересадили простым хирургическим путем, используя самую совершенную медицину, так что не переживайте. У расы адмирала глаза специфичны и имеют ряд полезных свойств, а главное – по ним сканеры флота идентифицируют своего адмирала и осуществляют доступ к панелям управления кораблей, дверей, комплексов и многого другого, глаза – это ваш паспорт в империи Зинон. Максимум информации вам необходимо изучить на станции за 23 земных суток естественным путем, остальное – во время полета и по ходу миссии. Самую важную информацию вам буду предоставлять я, теперь я ваш постоянный спутник и самое доверенное лицо. Не волнуйтесь, я всегда буду рядом, вы будете получать дополнительные инструкции и следовать заданию. Кстати, как ваша правая нога?

– А что с ней должно быть не так? Пересадили кость адмирала? – сквозь слезы пошутил шокированный услышанным Игорь.

– Вы все еще готовы помочь нам? – уточнил РЭ.

– Да куда теперь деваться! – протирая глаза, ответил Игорь. – Кстати, что у меня с голосом? – Он прокашлялся.

– Голос немного скорректировали лазерной терапией, чтобы максимизировать сходство с адмиралом, – ответил РЭ. – Теперь поговорим о ваших гарантиях нам. – С этими словами РЭ показал на открывшееся окно напротив дивана: – Подойдите и сфокусируйтесь в дальней точке зала.

Игорь подошел и через стекло увидел в большом зале свою мать, беременную сестру и ее мужа, они мирно сидели и беседовали на диванчиках, вокруг была уютная домашняя обстановка, какие-то люди, похожие на обслуживающий персонал, крутились рядом.

– Ма!.. Ма!!! – закричал он, стуча по стеклу.

– Они вас не слышат, а тем более не видят, – прервал его РЭ. – Они в полной безопасности, для них создана легенда пребывания тут, все приближено к земной реальности, их хорошо кормят и следят за протеканием беременности вашей сестры, а для рождения ребенка есть все условия. Если вы нас не предадите, то они вернутся на Землю живыми и здоровыми по окончании задания, а во время вашей миссии они будут находиться здесь, под нашей защитой…

* * *

Адмирал 1-го класса галактического флота империи Зинон Лин-оун, воин благородных кровей и выходец из высшего общества, амбициозная личность и талантливый военачальник, был успешен во многих военных операциях и заслужил огромный авторитет во всей имперской армаде. Он был самым молодым адмиралом, удостоенным многих наград за заслуги перед империей. Высокомерен, прямолинеен и жесток, его боялись как враги, так и друзья, подчиненные ему командиры и начальники.

За три недели пребывания на станции Игорь изучил биографию адмирала, поверхностно ознакомился с основными и самыми известными его победами, привычками и вкусами, а также немного с культурой Зинона и манерами поведения командира в космическом флоте. Все получалось у Игоря плохо и неуклюже, но он старался, как мог и даже более. Одновременно, с помощью инопланетных технических методов, которые оказались очень эффективны, он изучал основной язык империи. С огромным интересом он штудировал тактику боя, виды боевых кораблей, их тактико-технические характеристики и вооружение, виды оружия и защиты, воинские звания и ранги в империи.

– В мирах империи Эрар, ушедших в технологическом развитии далеко вперед от Земли, – рассказывал РЭ, – активно используются так называемые на Земле нанотехнологии, которые у вас только начинают развиваться.

– Да, я уже понял, что вы крутые ребята, – засмеялся Игорь. – Нанотехнологии? Я слышал, сколько бабла туда страны вкладывают.

– И не зря, – продолжал РЭ. – Нанотехнологии – это технологии по производству и применению продуктов с заданной атомной структурой путем контролируемого манипулирования отдельными атомами и молекулами. На Зиноне это вакко-наука, то есть наука о нанотехнологиях. Все, что нас окружает, – приборы, военная одежда, дисплеи, оружие, энергетические щиты, медицина и многое другое, – это вакко-разработки ученых Зинона.

– Ара, ты когда-нибудь улыбаешься? Как по-зинонски будет «Здравствуйте, товарищи!» и «Здравия желаю, товарищ адмирал!»? О, или «Служу Российской Федерации»? – Игоря удивляло спокойствие РЭ. Даже когда он начинал его подкалывать, РЭ был невозмутим…

– Вам предстоит научиться обращаться с вакко-мечом, – рассказывал РЭ, показывая оружие, с которым Игорю придется иметь дело. – Вакко-меч – это табельное оружие адмиралов армады Зинона. Удобно носить на поясе, в небоевом положении это просто рукоять, но стоит нажать на кнопку, убрав предохранитель, и за секунду вырастает вакко-лезвие, которое формируется из вакко-роботов и сверхсильных соединений, специально структурированных так, чтобы создавать невероятно острое и прочное лезвие. В боевом положении вакко-роботы на краю лезвия перемещаются по определенной траектории, создавая эффект микропилы. Вам это мало о чем сейчас скажет, но вы должны знать, что лезвия адмиральских вакко-мечей делают из амира, самого прочного и редкого металла в галактике. Они прорезают все, даже обшивку корабля. Поэтому нужно быть осторожным, когда используете вакко-меч на корабле. Вакко-меч потребляет энергию, автономно работает очень долго, в зависимости от использования – от 300 до 500 суток без подзарядки. Находясь на поясе, он заряжается от вакко-костюма автоматически.

– Самурайский меч? А ну-ка… – сказал с особым артистизмом Игорь, протянув руку к прорезиненной бежевой удлиненной рукояти.

РЭ убрал меч в сторону, дав понять, что «оружие детям – не игрушка».

– А это вакко-костюм, – презентовал очередную «побрякушку» РЭ, показывая висящий на стенде темно-синий легкий комбинезон с яркими знаками на левой и правой сторонах груди и «модные» кроссовки, стоящие внизу. – Он регулирует внешнее воздействие температуры на тело, стабилизирует гравитацию, защищает дыхание, фильтруя воздух, имеет ретранслятор, иными словами, переводчик всех известных языков галактики, работает как на прием, так и на трансляцию, костюм оснащен вакко-роботами для защиты от мелких внешних повреждений, а также для кратковременного усиления мышц тела, имеется микропроцессор на левом запястье, там же находится панель связи с любыми другими аппаратами связи в ограниченном радиусе действия, регулирует выделение телом пота, в ношении комфортен. Энергоемкости хватает на 15–50 суток, в зависимости от активности работы. Подзаряжается автоматически на хозяине, когда тот находится на корабле или станции, используя би-поля энергетических потоков. Легко расстегивается в местах для отправления естественных надобностей.

– Беру, почем отдашь, Ара? – улыбнулся Игорь, протягивая руки к вакко-костюму. – Носить буду не снимая!

Костюм оказался очень легким, ткань напоминала кожу змеи, только чешуйки были во много раз мельче. На груди, в плечах, локтях, бедрах, коленях и голенях он был несколько толще, чем в других местах, там было что-то, напоминающее защитные щитки. Как только Игорь надел костюм, он начал понемногу стягиваться, подгоняясь под размер и рельеф тела. Ощущаемый дискомфорт вскоре прошел. Обувь тоже сократилась под размер, по ощущениям она напоминала спортивные кеды, хотя по виду и не скажешь: металлические кроссовки с высокой подошвой, которые, по словам РЭ, могли гасить удары от прыжков с огромной высоты, весили не больше, чем домашние тапочки.

– Пожалуйста, теперь он ваш, – направляясь к выходу из комнаты, сказал РЭ. – Это костюм адмирала Лин-оуна. Вы будете его носить практически постоянно.

– А где сам адмирал?! – крикнул Игорь вслед уходящему РЭ.

– Уничтожен и кремирован, – ответил тот. – Ложитесь, отдыхайте, через семь часов мы вылетаем…

Глава пятая

Космос – мой дом родной

Корабль адмирала Лин-оуна, без труда выламывая глыбы льда, вырвался со дна морских глубин Европы. Безмолвная пустошь ледяной планеты на фоне прекрасного гиганта Юпитера провожала уходящий в межзвездное пространство темно-зеленый 150-метровый челнок.

Игорь смотрел в зеркало и любовался своими голубыми, как море, новыми глазами. «Адмирал галактического флота Лин-оун, приказываю уничтожить!» – у Игоря детство играло в заднице… За сутки полета он уже обследовал весь корабль. Везде тусклое освещение, дисплеи, панели, пол коридоров и переходов будто резиновый, автоматические двери… и конечно же человекообразные роботы, занимающиеся своими делами, не замечая его, хаотично ходили по округлым коридорам. Туалет на корабле практически ничем не отличался от земного, только вместо воды для слива использовался какой-то нейтрализующий порошок, а вместо туалетной бумаги – специальные салфетки. Игорь страдал от отсутствия нормального душа: душевые кабинки были приближены к привычным ему, но вместо воды использовался очередной вид порошка или сухого пара, который наносился на тело белым слоем под напором, после чего все полностью быстро сдувалось специальными вентиляторами. РЭ позже рассказал, что это вакко-порошок, который активно используется на кораблях Зинона. При нанесении его на тело глаза можно было не закрывать, порошок не мог навредить слизистой оболочке. Для лица также можно было использовать специальные салфетки с растровом спирта или чего-то похожего.

– Теперь вы адмирал Лин-оун, а я ваш слуга и телохранитель, – инструктировал РЭ. – Наш курс проходит через звездную систему Альфа Центавра, вы сможете наблюдать интересный феномен на мониторе: три звезды вращаются друг вокруг друга, такое нечасто можно встретить в галактике. Эта звездная система в созвездии Центавра – ближайшая к вашему Солнцу. А вон и невидимый с Земли невооруженным глазом красный карлик Проксима Центавра…

– Вот это скорость… Но как, Ара?! – Игорь сидел в кресле командира в командной рубке челнока и наблюдал, как планеты медленно приближаются, будто игрушечные. РЭ сидел впереди в кресле пилота.

– Это вторая крейсерская скорость, – отвечал РЭ, – достигается не сразу, за три – девять часов в зависимости от типа корабля и его двигателей. Она достигается постоянным поступательным ускорением и наращиванием скорости. В космическом пространстве практически отсутствует сопротивление частиц – их мало. Ваш земной ученый Альберт Эйнштейн с его теорией относительности и фундаментальными законами физики утверждал, что ничего не может двигаться быстрее скорости света, но посмотрите, адмирал, сейчас мы движемся со скоростью, намного превышающей скорость света. – РЭ, как ходячая библиотека, постоянно что-то рассказывал Игорю.

– Вот ты грузишь-то! – усмехнулся Игорь – Нам еще долго лететь?

– До вашего флота, адмирал, примерно 25 суток, они приняли наши позывные и движутся навстречу. – РЭ был «в образе», и Игоря, сидящего в «барском кресле», прям передернуло. – Кстати, обращаю ваше внимание на то, что теперь мы переходим на времяисчисление по стандартам Зинона: минуты и часы практически не отличаются от Земных, но в сутках 32 часа, а в году 452 суток. Ориентируйтесь по часам на правом запястье вашего вакко-костюма.

– Флот… мой… я волнуюсь, РЭ, – запаниковал Игорь.

– Ваш флот: 1 флагман, 15 авианосцев (по 550–650 истребителей на борту каждого), 23 крейсера, 45 разведчиков и около 100 обслуживающих кораблей, – докладывал РЭ. – Два адмирала третьего класса, ваши заместители, 38 командиров первого класса, 145 командиров третьего класса, 25 тысяч солдат и пилотов, 50 тысяч боевых десантных роботов…

– Стоп, стоп, напиши на бумажке, РЭ, – прервал его озадаченный Игорь.

– Адмирал Лин-оун, прошу вас, запоминайте информацию, я буду повторять сколько угодно раз, пока мы без посторонних. – РЭ впервые говорил умоляющим тоном. – Вы должны помнить, что вы – их хозяин и господин, они все связаны клятвой в верности вам, а вы, в свою очередь, – клятвой в верности императору. Для них вы император, его представитель и властелин их жизней. Они готовы умереть по вашему приказу.

– Что мне с ними делать-то, РЭ, с этим флотом, милый мой ара?!

– Я все вам расскажу, адмирал, не нужно переживать, все будете делать по заданию и инструкциям, все шаги продуманы нашим руководством. – отвечал РЭ. – Все команды, которые вы будете давать своему флоту, будут моими командами, уясните это для себя сразу. Никакой самодеятельности, за провал операции – смерть, раскроете себя – смерть, убежите – смерть вашей семье. За вами всегда следят наши агенты, они повсюду, помните это.

– Я это понимаю, РЭ, хватит уже пугать, и так очкую я, ой очкую… – Игорь поднялся из кресла и покинул рубку.

Чуть позже он узнал, что задача адмирала Лин-оуна состояла в том, чтобы выдвинуться своим флотом в систему Дредеззер, которая находилась на окраине галактики Эрар, где проходило противостояние войск Зинона и Креалима, воссоединиться с силами еще двух флотилий, которые ожидали уже там, сокрушить войска Креалима в системе, разбомбить их промышленную планету Деззер и далее охранять строительство неких галактических ворот в системе. Игорь должен был в точности выполнить эту задачу, несмотря на то что придется воевать с войсками империи Креалим и уничтожать их. После выполнения задачи ему предстояло дождаться некоего агента и получить дальнейшие инструкции. Игоря удивляло одно: что может быть настолько важно в его миссии, что завербовавшие его агенты готовы жертвовать своими согражданами?..

Похитившими Лин-оуна агентами Креалима была придумана просто «безупречная» легенда его исчезновения – адмирал улетел на секретное задание. Заместители ждали возвращения адмирала и его дальнейших указаний.

Шли четвертые сутки полета. Игорь стал чаще посещать командную рубку, пробовал освоить панель управления, как оказалось, ничего сложного, особенно если умеешь читать по-зинонски, а с этим у него пока были сложности…

– На связи адмирал 3-го класса Кара! – РЭ принял позывные приближающегося на радарах корабля, челнок снизил скорость. – Я наемница армады Зинона адмирал 3-го класса Кара, смиренно прошу аудиенции у адмирала 1-го класса армады Зинона Лин-оуна!

– Это кто там разговаривает приятным женским голосом? – прошептал Игорь, наклонившись в кресле в сторону РЭ и опасаясь, что его услышит кто-то еще.

– Это наемница Кара, на радаре я вижу ее корабли, 4 объекта в зоне видимости, – ответил РЭ. – Вам надо ответить ей, слева внизу панель… Синяя кнопка… Да вот эта! Нажмите ее и скажите: «Я тебя слушаю, Кара», твердо и уверенно.

– Слушаю вас! – гаркнул Игорь и засуетился, отпустив кнопку на слове «вас».

– Для меня большая честь сопроводить вас! В секторе замечены пиратские корабли, мой долг охранять вас и сопровождать, – голос Кары слегка дрожал…

РЭ одобрительно кивнул Игорю.

– Хорошо, Кара. – Игорь «закайфовал» от такого поворота событий.

– Адмирал Лин-оун, послушайте, пожалуйста, актуальную информацию, – начал РЭ. – По базе данных, наемница Кара никогда не встречалась с адмиралом, но является его преданной союзницей. Эту встречу мы не смогли предусмотреть, но, вероятно, вам будет полезно начать общение сейчас – практика нужна. Если наемница что-то заподозрит, то мы сможем ее ликвидировать без последствий, так как, по военному уставу Зинона, у адмирала 1-го класса есть полномочия казнить подчиненных в определенных случаях.

– Ара, блин… ты это к чему? – Игорь вытаращил глаза на РЭ.

– Вам надо посетить ее корабль, адмирал Лин-оун, – ответил РЭ, на дисплее показался величественный крейсер Кары, который двигался им навстречу: огромный исполин удлиненной формы, массивный цилиндрический корпус с множеством сегментов, корпус истыкан пушками, турелями, какими-то экранами, похожими на солнечные паруса. По всему корпусу, судя по пятнам краски, некогда темно-зеленому, пульсируют огни, торчат в разные стороны антенны. Корабль явно не с выставки, потрепан боями, видны разбитые турели и стальные заплатки в местах пробоин.

– А что это мы должны к ней идти? Пусть сама идет, я же главнее, – заважничал Игорь.

– Мы не сможем принять ее на наш челнок, а вот она наш челнок принять сможет, – ответил РЭ. Их корабль уже начал процесс вхождения в ангар полуторакилометрового крейсера Кары. – Через два часа сойдем на борт, приготовитесь: сходите в туалет, настройтесь… Ваше поведение должно быть важным: меньше слов, фразы формулируйте короткие, думайте, что говорите, не спешите отвечать, планы свои раскрывать ей не нужно, откуда летите тоже не говорите… Если вдруг спросит, сделайте ей замечание, как я учил вас на станции, и не улыбайтесь, будьте серьезны…

– Да я помню… понял тебя, Ара..

– РЭ, мое имя РЭ, при окружающих не вздумайте сказать «Ара»! – РЭ впервые повысил голос, совсем немного, но Игорь это почувствовал, и ему стало не по себе, он вышел в коридор.

Игорь полчаса просидел на унитазе, расстройство кишечника от волнения его не отпускало… «Инопланетяне, какие же они? Да еще и женского пола… А если меня будет тошнить от их вида?..» – думал он.

РЭ ожидал в комнате. Когда Игорь вернулся, он вытянул на обеих руках темно-синюю ткань с золотыми горизонтальными полосками и двумя красивыми креплениями на плечах.

– Это ваш парадный плащ с отличительными знаками адмирала 1-го класса. Надевается на все официальные встречи. В шкафу еще ваш вакко-меч и бластер, нацепите на пояс – слева бластер, справа вакко-меч, как показывал на станции, вспоминайте, – помогая надевать плащ, сказал РЭ, после чего протянул Игорю два маленьких кольца золотого цвета с фиолетовым отливом. – Это вакко-кольца – защита вашей крови, кожи и слизистых оболочек от всех химических и биологических воздействий, надеваются на мизинцы рук.

– Неприятные ощущения, – поморщился Игорь, надев кольца. Вены внутри рук будто похолодели, и по всему телу прокатилась «ментоловая» свежесть.

– Это началось взаимодействие вакко-роботов с вашим телом, скоро боль и дискомфорт прекратятся, – произнес РЭ, жестами показывая на выход. – Нам пора, адмирал Лин-оун, не забудьте экипировку…

По военным порядкам Зинона, только старший по званию имел право носить оружие во время официального приема или на совещаниях.

Глава шестая

Знакомство с Карой

Флагманский крейсер. Девятисотметровый ангар имел площадку прямоугольной формы, щедро освещенную сине-белым криптоновым светом. С краю ангара стояли в ряд три небольших корабля-разведчика и чуть больше размерами транспортный челнок. В центре с заглушенными двигателями разместился челнок адмирала, перед которым уже два часа неподвижно стояла одинокая темная фигура покорно ожидающей наемницы Кары.

Игорь вышел из корабля в сопровождении шести боевых роботов и РЭ. Увидев его, Кара буквально упала на правое колено, опустила голову и вытянула вперед согнутую в локте правую руку, а левую опустила вниз, опираясь на нее.

– Адмиралу 1-го класса армады Зинона Лин-оуну слава!!! Я приветствую вас на борту моего флагмана! – громко отчеканила Кара, не вставая с колена и не поднимая головы. Игорь успел заметить ее в полный рост, перед тем как она присела. Словно сфотографировав, он рассматривал в голове ее стоявший секунду назад образ. Девушка среднего роста, черный облегающий костюм с фиолетовыми переливами, форма явно не соответствовала стандартам Зинона: у адмиралов она должна быть зеленой или синей, однако, имея статус наемницы, Кара была вольна выбирать себе костюм. Игорь сразу восхитился ее спортивной фигурой и тоненькой талией. У нее были прямые, длиною почти по пояс, черные распущенные волосы, карие глаза, черные брови и едва заметная, скрываемая локоном волос, маленькая татуировка сбоку от левого глаза в виде синей узорной капельки.

«Человек… Это просто человеческая девушка», – в первый миг подумал Игорь. Он прошел мимо Кары, коснувшись ладонью ее левого плеча, и почувствовал напряжение и дрожь наемницы. Все воинские ритуалы они отрабатывали с РЭ на станции, Игорь старался все делать правильно, и это у него пока получалось.

– Приветствую тебя, наемница армады Зинона Кара, – произнес он, немного исказив слова. У РЭ нервно дернулся левый глаз.

Кара вскочила и пошла за Игорем, докладывая своим приятным, но напряженным голосом:

– 3 авианосца по 330 истребителей, 1 крейсер, 5 разведчиков, 5 тысяч солдат, 1100 пилотов и 12 тысяч боевых десантных роботов. На пути к вашему флоту моя флотилия в вашем распоряжении! Укомплектованность флотилии 66 процентов!

Игорь шел неторопливо, руки за спиной под плащом, ладони одна на другую, сам не понимая пока, куда конкретно он идет. Главное, что по прямой, будто прогуливаясь. Кара шла следом, он молчал.

– Адмирал Лин-оун, смею вам предложить лучшие покои, они готовы, – проговорила Кара, еле поспевая за Игорем, который слегка разогнался своим привычным «московским шагом». РЭ с охраной шли немного позади.

– Хорошо, показывай дорогу, Кара, – сказал Игорь, не поворачиваясь к ней.

«Если бы не костюм, сейчас бы взмок весь от холодного пота», – подумал он, наблюдая, как Кара, забегая вперед, показывает ему, куда идти дальше.

Скоростной лифт, пара коридоров – и шикарные апартаменты в полном распоряжении Игоря. Корабль будто вымер, по дороге не было ни роботов ни солдат, вообще никого. Кара позаботилась о том, чтобы все попрятались по углам, – всё, как по воинской этике при встрече высокопоставленных лиц.

Кара была ненавязчива, проводив Игоря, она ждала дальнейших указаний и была отправлена им до новых распоряжений.

– Прослушивающих устройств не обнаружено, – объявил РЭ, обследовав комнату своим маленьким карманным приборчиком. – Все прошло хорошо, вы справились, адмирал Лин-оун. Но с некоторыми недочетами, – добавил он.

– Всё оказалось проще, чем я думал, Ара, – сказал Игорь, развалившись на диване. – А вот если бы было много народу, я бы струсил, это точно.

– В вашем флоте придется справляться с волнением, внимание всех будет устремлено на вас, – заметил РЭ. – На столе много разной еды, особо не налегайте, к неземной пище ваша пищеварительная система еще не приспособилась. Охрана за дверью, я буду в соседней комнате, без моего ведома прошу не выходить.

Впервые Игорь попробовал настоящую зинонскую пищу. В основном это были различные квадратные массы серого, желтого и прозрачного цвета, некоторые, как желе, некоторые, как творог, что-то было похоже на мясо. Все слабосоленое или слабосладкое. Игорь обратил внимание на посуду: тарелки были черные, тяжелые, напоминали ажурные раковины. Одно радовало – стаканы и вилки были по форме практически как земные.

«Наемница Кара… как она дрожала, как боялась… – вспоминал Игорь, любуясь на смотровой площадке звездами. – Вот уж не думал я, что все так повернется… от простого клерка до адмирала, перед которым все будут трепетать и дрожать…» Он решил для себя, что пойдет по течению этой реки. Этот мир оказался для него опаснее земного, но в то же время гостеприимнее и интереснее. По крайней мере, так было сейчас.

На следующие сутки Игорь прогуливался по кораблю, строение и дизайн внутренних переходов которого практически не отличались от стиля его челнока, единственные отличия были в протяженности коридоров и наличии большого количества скоростных лифтов.

Иногда Кара вилась вокруг него, как кошка, показывая свой флагман. У нее было море вопросов к своему «кумиру» адмиралу Лин-оуну, но она не смела спросить ни о чем. Еще рядом всегда находились РЭ и шесть охранников, Игоря это стало напрягать, но таков был порядок.

– Расскажи о себе немного, – как-то попросил Игорь, усаживаясь на смотровой площадке в кресло, он уже хорошо вошел в образ начальника.

Кара с его разрешения села неподалеку.

– Что конкретно вас интересует, адмирал Лин-оун? – Она явно не была готова к таким вопросам и разволновалась, как на экзамене.

– Чем ты вообще занимаешься? – вопрос Игоря застал Кару врасплох. Она даже немного побледнела.

– Ну… я служу империи Энной, ликвидирую пиратов в секторе, этим и занимаюсь в основном, последний приказ империи был найти и уничтожить базу группировки Хакке в этом секторе, – ответила Кара. – Я их почти выследила…

Кара выросла сиротой в мужском военном коллективе боевого флота, там же обучалась всему, что теперь знала и умела. Все детство ее идеалом и примером был адмирал Лин-оун. Будучи еще молодой и неопытной в военном деле, она умудрилась спасти жизнь одному адмиралу, случайно предотвратив покушение на него, за что была награждена маленьким космическим кораблем и, по ее желанию, отпущена на все четыре стороны. Кара начала перевозить грузы на заказ, немного приторговывать, ее мечтой стало иметь свой большой корабль. Она пахала как проклятая и в скором времени поменяла свой маленький корабль на более крупный челнок, набрала команду наемников, прикупила роботов и начала выполнять более тяжелые, а порой и опасные, но высокооплачиваемые задания. Со временем она нашла списанный зинонский крейсер, и с разрешения властей отремонтировала его и забрала себе с условием, что будет выполнять задания империи. За успехи в разгоне пиратов в районах торговых путей Каре вручили еще два авианосца, третий она купила сама, развернулась еще больше и обзавелась военными и пилотами, укомплектовала свою флотилию. Кара любила собирать разные статуэтки, редкие минералы, ручное оружие, интересовалась звездными картами.

– А почему ты наемница? – озадаченно спросил Игорь. Он любовался ее красивыми покорными глазками. На ней не было никакой косметики, или Игорь ее пока еще не выявил. Но правильные черты лица и густые ресницы в ней и не нуждались.

– Я… ну, я не благородных кровей… – Кара была в восторге от видимого к себе интереса своего кумира. – Поэтому не могу иметь флот на военной службе, а наемник может. У меня свои корабли, и мне платят за мою работу. Всю законную добычу я распределяю между своими подчиненными… но я всегда мечтала служить империи и участвовать в настоящих воинах, уничтожать достойных врагов, а не гоняться за преступниками. – Она говорила чувственно, ее глаза на секунду поймали взгляд Игоря, не давая смотреть на ее грудь, которая так и манила… Она старалась не смотреть ему в глаза вообще, и ему это придавало силу и уверенность. Но, без сомнения, ее ослепительный взгляд заставил бы его опустить глаза. Она была слишком красива и слишком покорна для землянина Игоря.

– Простите меня, адмирал! Я говорю лишнее… – Кара немного смутилась.

– Ты говоришь правильно, – поддержал ее Игорь. Кара стала более раскована. РЭ «грел уши» недалеко, но сидел так, чтобы не смущать мило беседующую парочку.

– Я прекрасный воин, изучала разные тактики боя, в совершенстве освоила искусство владения мечом и рукопашного боя… Надеюсь, вы научите меня новым приемам, если сочтете нужным. Я знаю, какой вы великий мастер меча и разных стилей рукопашных боев! – глаза Кары горели от счастья, что она привлекла такое внимание адмирала.

– Возможно… – важно ответил Игорь, он был немного шокирован тем, что рядом с ним сидит такая «боевая самка».

– А я могу вас спросить, адмирал? – робко произнесла Кара. Игорь положительно кивнул. – Я много раз пересматривала записи ваших боев на чемпионате Зинона…

– Какие бои? – чувствуя растерянность, оборвал ее Игорь.

– Ну… на роботах, чемпионат Орионга. – Кара сглотнула слюну…

– A-а… ну и?.. – озадаченно протянул Игорь. «Что за подстава, Ара?» – подумал он, посмотрев на РЭ, у которого был вид убивающего взглядом.

– Когда вы выступали против трехкратного ныне чемпиона галактики Крамора, вы проиграли тот бой… я знаю почему! – воскликнула она. – Он поступил неблагородно и обманул вас, используя недопустимый калибр орудий. Вы ведь заметили обман, почему же вы не опротестовали поражение?

– Адмирал Лин-оун, срочное сообщение с флота! – молниеносно подскочил РЭ.

– Понял, пошли… – ответил Игорь, поблагодарив взглядом своего спасителя.

Кара встала и поклонилась уходящему адмиралу.

В апартаментах РЭ рассказал про чемпионат. Оказалось, что это самый престижный вид спорта в империи Зинон. Чемпионат Орионга проводился раз в год. Сам адмирал Лин-оун участвовал в четырех чемпионатах, и, пока не пришел Крамор, он был всегда победителем. Вопрос Кары о нечестной победе был уместен, многие в галактике были тогда возмущены, но возражать против родственника императора адмирал Лин-оун не мог, Крамор был императорских кровей. Чемпионат Орионга представлял собой битву на большой арене гигантских роботов, внутри которых находились пилоты-участники. Виды вооружения и типы роботов они выбирали перед боем сами, при этом по правилам игр существовали определенные ограничения по мощности и калибрам орудий, а также по габаритам и конструкциям роботов.

– Ара, спасибо, конечно, что спас меня от этой приставучей кошки, – начал Игорь, – но я сам мог ее отшить. Мне надо практиковаться в общении, и желательно, чтобы меня не сковывали твои злобные взгляды и длинные уши.

– Я знаю, что вы можете парировать ее вопросы, – ответил РЭ, – но не нужно слишком приближать ее к себе, это может вас выдать…

На четвертые сутки путешествия на флагманском корабле Кары парочка уже «мило» беседовала на смотровой площадке, которая представляла собой большую комнату с огромными мониторами, похожими на квадратные окна в стенах и потолке, так что обзор был практически круговой. Звездное небо и ближайшие планеты – все, что было видно, при необходимости можно было приблизить в тысячи крат.

Игорь мало говорил, но слушал с удовольствием. У него было такое впечатление, что Кара очень долго ни с кем не беседовала и ее просто «прорвало». Ее рассказ часто прерывался ее извинениями за некорректность. Она часто ловила взгляд Игоря, который теперь трансформировался из важного в оценивающий.

– Адмирал, вы сегодня без охраны, – заметила Кара. – Ваш андроид немного странный, вы не находите?

«Какой, к черту, андроид? РЭ – андроид?!» – мысли Игоря начали путаться. Кара заметила его недоумение и испугалась.

– Охрана в коридоре, да и зачем она мне тут? – ответил Игорь, посмотрев прямо в глаза Каре, которая сразу их опустила.

– Простите, адмирал, я знаю, что даже десять тысяч солдат в открытом бою вас не остановят!

«Кошечка прогнулась», – подумал с умилением Игорь. Он обратил внимание на черный необычный объект вдали от корабля:

– Кара, смотри, что это?

Кара приблизила картинку.

– Адмирал, у вас великолепное зрение! – удивилась она. – Это величественный мертвый крейсер каменной армады. Мы проходим далеко от него, иначе сила его гравитации могла сбить нас с курса.

– Интересно… – озадаченно сказал Игорь, рассматривая громадину. Корабль был похож на глыбу льда, напоминающую дирижабль. Ни антенн, ни солнечных приемников, ни огней – просто глыба дрейфующего льда. У Игоря даже мороз по коже пробежал.

– Существует даже легенда о каменной армаде! – с радостью начала Кара. – Я могу рассказать, если это вас не утомит, адмирал. – Игорь кивнул в знак согласия. – Когда-то, много тысяч лет назад, была умнейшая раса Шомеров, которая нашла некий источник энергии невообразимой силы. В войне с непримиримым противником – расой Гелиоров, существами невероятных телепатических способностей – Шомеры создали флот, заключив в каждый корабль всю найденную таинственную силу и практически победили их. Но в одночасье загадочным образом исчезли все Шомеры, а их корабли остановились и по сей день дрейфуют по просторам космоса. Некоторые из них уже сгорели на звездах, некоторые упали на планеты, а вот этот – из тех, что остались. – Кара задумалась. – Он огромен, даже самые крупные флагманы армады Зинона по сравнению с ним ничтожно малы, а корпус… Я не знаю наемников, кто не пытался бы проникнуть внутрь каменного крейсера. Обшивка настолько прочна, что даже черный лазер не может ее разрезать, материал неведом нашим ученым, отсюда и название – «каменная армада»…

– Датчики фиксируют слабую эр-радиацию! – доложили из пункта управления Каре через панель на кресле.

– Поднять вакко-щиты по флотилии! – скомандовала строгим голосом она помощнику в рубке и пояснила Игорю: – Это от них такая радиация, и это одна из причин, почему их сторонятся…

* * *

– Кто такие андроиды, РЭ? – спросил Игорь, заходя в свои апартаменты.

– Это роботы, созданные на базе тел существ… в мозг вживляется специальный процессор, который управляет телом в угоду хозяину и действует по определенной программе, – ответил РЭ.

– У тебя в голове тоже процессор, Ара? Кара это как вычислила?

– Да, я андроид, это распространено в галактике. Когда завоевываются миры, они становятся источниками андроидов, а андроиды становятся солдатами, обслуживающим персоналом, рабочими или объектами развлечений. У меня нет отличительных знаков командира, поэтому не сложно догадаться, что я андроид-телохранитель. В моей памяти вся информация из мозга адмирала Лин-оуна, иным образом хранить ее было бы нецелесообразно, все предусмотрено. Вероятно, вам интересно, что происходит при этом с сознанием живого существа… Оно умирает, сам процесс необратим.

– Иными словами, вы – ходячие трупы? – перекосился Игорь.

– Не совсем, все процессы в организме существа продолжают функционировать, не исключены выражение эмоций и нервная чувствительность, но инстинкт самосохранения полностью подавляется.

– Ясно, – вздохнул Игорь. – Ара, оставь меня, я хочу побыть один.

Игорь погрузился в мысли о Каре. Она нравилась ему все больше, покорная с ним и в то же время грозная командирша для подчиненных. Ему всегда нравились независимые женщины. Все новое притягивает. На Земле знакомства порой кончаются сексом: познаешь человека – и уже не интересно даже общаться с ним, но здесь познать другой мир невозможно сразу – все новое и новое, даже в одном человеке. Для Игоря этим человеком была Кара.

«Неужели я влюбился в первую встречную инопланетянку? Или просто хочу овладеть ею?»

Когда Игорь наблюдал, как Кара старательно рассказывает что-то своими красивыми пухлыми губками, ах как он хотел их поцеловать! А ее немаленькая грудь бесстыже выпирала и вызывала желание. Из-за волнений Игорь не сразу воспринял ее как сексуальный объект, но, пообщавшись пару дней, изменил свою точку зрения, оценил ее фигуру и даже ее вкусный запах начал чувствовать острее.

С каждым новым днем он все больше и больше вживался в свою роль. РЭ часто проводил с ним занятия. Много времени он находился на смотровой площадке, беседуя с Карой.

Ужинать вместе Игорь сначала отказывался, так как еще не выучил зинонского застольного этикета, но потом прекрасно кушал в своих апартаментах, и Кара отдавала ему последнее, а сама ела что попадется. С едой в дальних походах было всегда туго у наемников…

– Я хотела бы поучиться у вас тактике ведения боя в космосе. – Кара все не могла угомониться, этот вопрос она уже задавала как минимум три раза в разных формулировках.

Игорь не мог отказать такой «обаяшке», и ему ничего не оставалось, как что-нибудь придумать, к тому же Кара акцентировала внимание именно на необычной и нестандартной тактике, которой в боевом уставе Зинона нет.

– Ну что ж, но это строго между мной и тобой, – начал интриговать Игорь, вспоминая свои компьютерные игры. Только там у него был богатейший опыт, и в этом он нашел спасение. Кара вдруг подорвалась со своего кресла и упала на колено.

– Клянусь своей жизнью, адмирал Лин-оун! – отчеканила она.

Игорь едва скрыл испуг от столь неожиданного порыва.

«Вот бы так же секретарши: „Приветствую тебя, Игорь Павлов, у моей стойки ресепшена! Клянусь своей жизнью, что вечером на свидании я буду без белья, а после…“»

– Хорошо, Кара, вернись на место, – скомандовал Игорь. – Теперь слушай: у меня было много битв, о которых нельзя говорить, это были секретные операции, поэтому я не стану называть тебе ни имен, ни систем… Только саму суть…

«Вот я выкрутился-то», – сам себе удивился Игорь, вспоминая азы компьютерной стратегии, в которую он резался в съемной квартире по вечерам.

– Что ты должна уяснить: первое и самое важное – это знать, где твой противник, то есть разведка должна работать как можно лучше, – после недолгих раздумий начал он, – и в то же время твоя задача скрыть свои реальные силы, второе – обман противника, который должен заключаться в том, что свои слабости ты показываешь как силу, а силу как слабость, – вещал Игорь, а Кара слушала, раскрыв рот. – Третье, это использовать сильные стороны кораблей и защищать слабые. И четвертое, ни при каких условиях не бросать на гибель даже самые малые силы. А теперь конкретнее… – И Игорь рассказал Каре одну из своих компьютерных битв, заменяя названия компьютерных юнитов на реальные боевые единицы, потом, увидев, что Кара в восторге, рассказал еще несколько сюжетов.

На следующий день Кара буквально засыпала Игоря вопросами о тактике. Но ему уже надоело весь день болтать о «компьютерных играх» да еще с такой красавицей.

«Ах, счастье геймера ты мое», – думал он, любуясь доверчивой девушкой.

– Покажи мне лучше свои рабочие комнаты, – предложил Игорь.

Кара показывала свои комнаты и хвалилась эксклюзивными звездными картами и коллекциями оружия. Игорь старался не показывать удивления, но ему было интересно увидеть технологии, которые даже не снились человечеству на Земле и еще многие сотни лет сниться не будут. Наконец в помещениях он увидел работающих андроидов и роботов Кары, которые при виде его падали на колено, как Кара в первый день, и, пока адмиралы не уходили из комнаты, никто не поднимался. Они дошли до кабинета Кары, Игорь уселся на диване, как хозяин.

«Впервые… и, может, никогда больше… Такая шикарная девушка, сильная и в то же время слабая, покорная. Кто я? Проходимец, завтра улечу, и ищи ее свищи в космосе. Это даже не мегаполис Москва, где каждый раз на одной и той же станции все новые и новые лица. Она сокровище чье-то, не хочу знать чье… Я никто перед ней. Самое страшное, что я это осознаю. Простой человечек, а она командир тысячной армии. Может, у меня больше не будет возможности побыть с ней наедине. Ее покорность хочется принять за нечто большее…»

– Кара, ты очень красивая женщина, – неожиданно для девушки вдруг сказал Игорь. Она задышала чаще и чуть заметно улыбнулась. – Я хочу, чтобы ты сняла свой костюм. – Кара поспешила в соседнюю комнату. – Стой, Кара! При мне снимай!

Она задрожала, встала перед Игорем и одним движением руки скинула свой черный вакко-костюм, развеяв все догадки Игоря по поводу того, какое же у инопланетянки нижнее белье… Его просто не было. Молочно-белая грудь третьего размера с маленькими розовыми сосочками выглядела идеальной, черные волосы локонами слегка закрывали ее. Плоский, даже худой животик, проступающие на вдохе ребра, округлые спортивные бедра и небритый лобок… Кара замерла в ожидании, даже не прикрывая свое белое тело руками. Игорь уже давно не занимался сексом, и прелюдия тут была совсем не уместна, тем более с инопланетянкой.

– Повернись кругом, – скомандовал он. Кара покорно развернулась. Она явно не подходила под «формулу женской красоты» Игоря. Ее попа была очень привлекательна и подтянута, на полспины слева у нее красовалась татуировка с непонятными узорами в стиле капельки, что была и на ее лице.

Убедившись, что тело у инопланетянки человеческое, Игорь подошел к ней сзади. Он не снимал костюма, прислонился к ее спине и взялся руками за груди. Кара слегка дрожала. Оба молчали, Игорь помял немного груди, они были самыми упругими из всех, что ему встречались, и потрогал соски. Кара не шевелилась, его рука опустилась между ягодиц. Пробираясь сквозь волосы, палец Игоря добрался до ее влагалища, там не было возбуждения. Кара немного расставила ножки. Недолго думая, Игорь вытащил свой возбужденный член, сунул палец в рот, а потом с помощью слюны вошел пальцем внутрь горячего дрожащего тела.

Кара пискнула, плечи ее напряглись, он вытащил палец и вошел постепенно членом, влагалище Кары сопротивлялось до последнего, но он уже почувствовал влажность. Он взял ее за волосы, и начался грубый секс стоя. Очень скоро он испытал оргазм.

– Одевайся, – упав на диван, скомандовал он Каре, продолжающей стоять к нему спиной.

Она послушно оделась и села на диван напротив него. Ее голова была опущена, глаза спрятались за локонами волос. Он заметил, что она плакала…

Глава седьмая

Врасплох

В этот вечер Игоря мучила совесть. «Я ее изнасиловал… воспользовался положением и изнасиловал… Нужно было ей сказать что-нибудь, быть ласковее, может… Озабоченный придурок», – корил себя он.

Ему стало совсем погано на следующий день, когда Кара в обычное время не пришла на смотровую площадку. Его стали посещать мысли о том, что она могла покончить с собой – при такой идеологии и фанатизме вполне возможно и такое – или что она улетела с корабля.

Плохие мысли развеялись, когда Кара показалась на входе спустя час.

– Приветствую вас, адмирал Лин-оун, – сказала она, как ни в чем не бывало, и с его позволения села рядом.

– Как ты? – Игорь переборол желание извиниться – по законам Зинона старший по званию не извиняется перед младшим, а тем более перед простолюдинкой.

– Хорошо, адмирал Лин-оун, что со мной может случиться, когда со мной самый лучший адмирал армады… – ответила Кара.

Далее последовало неловкое молчание на полчаса, а потом Игорь ушел в свои апартаменты, остановив Кару, которая собиралась проводить его.

– РЭ, у тебя есть какая-нибудь побрякушка, чтобы можно было ее подарить? – как бы между прочим спросил Игорь.

РЭ посмотрел на него недобрым взглядом.

– Вы понимаете, адмирал Лин-оун, что придется ее убить? – сказал РЭ.

«Но откуда он мог узнать о моей связи с Карой?» – недоумевал Игорь. Он решил отпираться до последнего.

– Ты о Каре? Вообще-то я хочу ей подарить что-нибудь в знак благодарности за помощь и защиту, – казалось бы, выкрутился Игорь.

– Через двенадцать суток мы прибываем во флот, за день до этого вы должны казнить адмирала Кару и принять на себя командование ее флотилией, причина казни – оскорбление, – проговорил РЭ. У Игоря в горле встал ком. – Если вы этого не сделаете, ваша семья умрет…

* * *

Игорь вернулся на смотровую площадку, там Кары не было. Он смотрел на звезды и думал обо всем случившемся, ему было горько. Он погубил невинного человечка, открытого ему сердцем. Надругался, а теперь еще и должен убить его.

Через три часа за ним пришел РЭ:

– Адмирал, не желаете ли вы идти отдыхать? По времени уже ночь.

– Нет, ждите меня в моих покоях, – с этими словами Игорь направился в покои Кары. Едва не запутавшись в переходах, он дал команду первому встречному андроиду проводить его до покоев Кары, роботы-охранники покорно пропустили его внутрь.

Когда он вошел, Кара спала в своей койке, укрывшись белым одеялом. Обойдя ее комнату, он заметил листы плотной бумаги на столе. Посмотрев ближе, Игорь понял, что это эскизы его вымышленных боев, Кара старательно все зарисовала – все, что он ей рассказывал.

Он сел в кресло рядом с ней и смотрел на спящего «обреченного ангелочка».

«Жалость давит горло… Она ведь не заслужила этого. У нее, наверное, есть жених или муж, дети… Хотя вряд ли. Свои мечты, кораблики и карты, которыми она все не налюбуется. Она хочет жить, все хотят жить. Кто я такой? Я не могу… Я хочу говорить с ней, видеть ее всегда рядом. После секса стало только хуже, притягивает еще больше. Почему же все так?»

Только теперь он понял, что любит ее…

Игорь снял с пояса свой вакко-меч и стал разглядывать рукоять с драгоценными камнями, Кара проснулась от едва уловимого звука выдвигающегося вакко-лезвия.

Она вскочила с кровати голая и встала перед ним на колено.

– Приветствую вас, адмирал Лин-оун! Для меня честь принять смерть от вашей руки! – произнесла она чуть хрипловатым после сна голосом. Игорь уже чуть не плакал.

«Все, оказывается, так просто…»

– Оденься, Кара, – не поднимая головы, тихо сказал он, убирая вакко-лезвие.

Кара надела свой темный костюм и вернулась в исходное положение.

– У меня есть для тебя подарок, – сказал Игорь. Кара подняла голову, у нее округлились глаза от удивления, они были влажные от проступающих слез. – Прими этот подарок, – проговорил Игорь, протягивая ей вакко-меч.

– Я не могу его принять! – взмолилась Кара. – Это меч, подаренный вам самим императором!

– Бери его! Это приказ! – крикнул Игорь, и Кара схватила вакко-меч. – Садись рядом со мной и хватит плакать, воины не плачут! – Игорь сам от себя не ожидал, что он может так сказать, но к горлу уже подступал ком. И опять наступили минуты неловкого молчания. Кара обеими руками держала подаренный ей вакко-меч и не шевелилась.

– У тебя есть родные? – спросил вдруг Игорь.

– Нет, меня воспитали офицеры флота, – тихо ответила она. – Родителей убили креалимцы, когда вторглись в колонию Прирэн и выжгли ее полностью. Я чудом выжила, и ваш флот подобрал меня, мне было тогда мало лет.

И снова минутное молчание.

– Тебе не нравится мой подарок? – спросил Игорь, повернувшись к ней.

– Нравится очень! Это великая честь для меня, но я его не достойна… – ответила Кара, не поднимая глаз.

– Это мне решать! – возразил Игорь. – Ты можешь перестать меня бояться? Поговорить со мной, как с равным?

– Я вас уже не боюсь, больше я боюсь себя, – ответила Кара и посмотрела в глаза Игорю. Он немного смутился. Ее взгляд был полон искренности, но, казалось, ее душу разрывает крик. Игорь был готов подхватить этот крик, бросить все и улететь прочь, забыться, лишь бы только быть с ней. Так хотелось обнимать ее, никуда не отпускать, не давать никому. Рассказать, кто он и откуда, рассказать о своем мире, показать его.

– Говори прямо и не бойся, все как есть говори, Кара. – Игорь начал поддаваться чувствам, забыв, кто он для нее.

– Я боюсь, что не смогу разделить с вами время более того, что отведено нам сейчас. Я мечтала о нашей встрече с детства, я мечтала познать вас, а теперь мне больно, боль разрывает меня, вы другой, вы великий беспощадный адмирал, но я вижу в вас доброту и милосердие, я чувствую вашу энергетику, я не смогу без вас. Но вы женаты, я не достойна вставать на пути благородной крови.

«Неужели влюбилась…» – подумал Игорь и обнял Кару, положив ее голову на свои колени, она уже не дрожала, как раньше.

– Ты знаешь, я не рассказал тебе пятый совет по тактике… – Он начал гладить Кару по голове, а она обняла его вторую руку своими двумя.

– Какой, скажите, пожалуйста, адмирал… – заинтересовалась девушка, ей было приятно быть в его объятиях.

– Нет ничего невозможного, Кара, запомни это…Я хочу сегодня спать вместе с тобой, если ты не против…

Они разделись и легли в ее не очень просторную койку, Игорь обнял ее, лежащую боком, сзади, и оба уснули…

Когда Игорь проснулся, Кары уже не было. Вернувшись в свои апартаменты, он получил взбучку от РЭ, но в его мыслях была только она, и он воспринимал все с равнодушием.

– Я все равно ее убью, можешь не причитать, Ара, – выпалил Игорь, немного начиная злиться. – И тебя грохну, если не заткнешься.

– Я не боюсь смерти, адмирал Лин-оун, но если я умру, то умрут и ваши родные. Раскрою вам наш замысел по поводу этого: раз в двое суток я посылаю сигнал на станцию Эдда, если сигнала не будет, то через четверо суток вашу семью казнят. Уясните для себя это.

– Шахматисты хреновы, – усмехнулся Игорь. – Все по плану, Ара, ты только не споткнись смотри, ты должен беречь себя…

С каждым днем, приближающим смерть Кары, они все больше сближались друг с другом. Игорь ночевал у нее, был с ней на командном мостике, в сексе Кара стала более раскованна и ласкова, хотя и совсем не опытна, но это не сильно огорчало Игоря, он относился к ней заботливо. Когда они были наедине, он часто был грустным, Кара это замечала, но не понимала почему…

С ней он больше был самим собой. Он впервые встретил такую естественно красивую девушку, которая так хорошо относилась к нему. Но его внутреннее «я» говорило, что это отношение имело место лишь благодаря маске адмирала Лин-оуна, которую он носил.

«Любишь ли ты меня или любишь его? Что бы было, если бы ты узнала, кто я на самом деле? Чем живу, какой я мелочный, пошлый, неблагородный, эгоист, слабак, клерк, бомж… У меня нет даже своей квартиры, а у тебя куча кораблей, комнат в них и персонала, как в Кремле…»

– У тебя есть лист бумаги? – спросил Игорь, усаживаясь на привычный уже диван в ее спальне. Кара сорвалась с места и принесла ему целую пачку листов. Игорь подошел к столу и начал делать бумажного журавлика. Хоть это и была более плотная и более технологичная бумага, приспособленная под вакко-карандаши, но даже она не устояла под натиском творческих пальцев Игоря. Кара заинтересованно подошла к нему.

– Это журавлик «оригами», – сказал он, протягивая ей неведомую зверушку. Кара раскрыла ротик от удивления и взяла на ладошку журавлика. – Он исполняет желания…

– Я хотела бы научиться делать подобное! – Она удивлялась простому, но это и неудивительно, ведь в их мире высочайших технологий уже мало кто умел даже писать и обращаться с карандашами и бумагой, все за них делали панели, дисплеи, интерактивная графика и вакко-роботы.

– Я дарю тебе этого журавлика… Ты должна загадать желание, а я загадаю свое. – Игорь впервые поцеловал Кару в губы – слегка прикоснулся, задержался на миг и отпустил. – Я желаю, чтобы ты жила несмотря ни на что, и не вздумай умирать, моя Кара, ты слышишь?

Ее взгляд изменился, он стал более родным, без каких-либо барьеров. Ее ротик был слегка приоткрыт то ли от удивления, то ли просто потому, что она расслабилась полностью, изящно обнажая края передних белоснежных зубов.

Кара молчала, она видела перед собой не адмирала Лин-оуна, а кого-то другого. Ее преданные глаза были настолько глубоки и красивы, что, казалось, они молили Игоря не убивать ее, и в то же время они были открыты и полностью доверяли своему властелину.

«Нет, я заберу ее с собой, нельзя же так! Она пообещает мне, что будет держать все в тайне. Я адмирал, я прикажу при всех, РЭ не сможет отмахнуться. Я им нужен, пусть принимают мои условия, мои капризы, все не просто так. Слишком большие расходы – весь этот маскарад, подготовка, если я встану в позу, они не станут рушить задуманное дело, примут условия…»

Корабль пошатнулся и резко сбавил скорость, прервав романтическое свидание. Заревела сирена, и освещение стало тусклым. Кара отреагировала мгновенно, подбежав к панели, она скомандовала поднять вакко-щиты, но никто ей не ответил. Следующий удар по крейсеру сбил с ног их обоих.

– Пираты! Они застали нас врасплох, адмирал, нужно срочно покинуть корабль! – Кара поднялась сама и, подскочив, помогла подняться Игорю. – Чем они бьют, я не могу понять, они вывели из стоя реактор первым же выстрелом, мы обречены, авианосцы не успеют нам на помощь!

Два робота подхватили их, и они побежали к выходу и далее по переходу.

– Ведите адмирала к спасательным капсулам! – скомандовала грозным голосом Кара и вдруг метнулась было обратно. Игорь едва успел ее удержать, новый удар снова сбил их с ног, разбилась часть панелей на стене, искры летели повсюду…

– Ты куда собралась?! – закричал Игорь, но роботы тащили его дальше, их руки разъединились, и Кара побежала назад…

– Я должна вернуться и забрать ваши подарки! – крикнула она, скрывшись за поворотом.

– Ты сумасшедшая!.. – Игоря, как мягкую игрушку, запихнули в капсулу в стене. – Сумасшедшая… Они не стоят твоей жизни… И я не стою… – повторил он.

Люк закрылся, и капсулу выстрелило из корабля, словно пулю… На большой скорости он удалялся от места боя и видел, как корабль Кары отстреливался из бортовых орудий, а его расстреливали пиратские истребители и два крейсера с расстояния, воспользовавшись тем, что колонна флотилии растянулась на скорости, так как авианосцы были более медленные. Спустя пару минут звездное пространство озарилось ярким синим светом взорвавшегося крейсера. Ударная волна едва не коснулась капсулы. Игорь улетал в неведомую черную бездну, в его мыслях были хаос, истерика и Кара… Все пошло явно не по плану андроида РЭ и его хозяев.

Глава восьмая

Боевое крещение

Тринадцать часов полета в открытом космосе. Игорь сильно паниковал, не зная, как управлять капсулой, которую уносило в никуда… Шок, космос и звезды… Ощущение некой неизбежности расслабляло его сознание, но мысли, что он все потерял, терзали его. Наконец он догадался пощупать дисплей, похожий на панель управления, и что-то пикнуло.

– Кислорода 27 %, топлива 98 %. Прокладываю курс до ближайшей планеты, пригодной для адаптации, – прозвучал электронный голос. – Осуществляю стабилизацию движения. – Оказывается, Игорь включил автопилот. – Планета найдена, в звездных картах не числится. – На стекле появилось графическое изображение планеты. – Приготовьтесь к ускорению! Три… два… один… старт! – Мягкое ускорение, еще и еще – и уже пол крейсерской скорости… Автопилот объявил, что осталось 15 % кислорода, впереди показалась планета цвета аквамарин. Капсула замедлилась перед входом в атмосферу.

В детстве Игорь мечтал о полетах в космос, но никогда не думал, какой ценой достигаются такие полеты, конечно, до сегодняшнего дня. Капсула вошла в атмосферу. Его вдавило в кресло, капсулу трясло, начались увеличивающиеся перегрузки, дышать было тяжело из-за нехватки сил, чтобы расправить грудь… Через пять минут Игорь проклял все… через полчаса начал терять сознание, кровь пульсировала в висках, желудок буквально выворачивало наизнанку.

Перед приземлением капсула перенаправила тягу на торможение и упала в заросли неведомых растений, ломая ветви. Игорь очнулся, когда кислород был практически на нуле, и стал, задыхаясь, лихорадочно перебирать кнопки, чтобы открыть люк. Капсула была обесточена. Он достал бластер и выстрелом разбил иллюминатор, первый вдох и легкие загорелись от непривычного воздуха. У Игоря начались спазмы, но вакко-костюм начал свое защитное действие, и он постепенно задышал нормально. Воздух был насыщен кислородом, однако в нем было что-то еще, что не принимали легкие Игоря. Он понимал, что, как только энергия костюма иссякнет, он задохнется.

Игорь осмотрелся в капсуле, сбоку нашел ящичек, там были еще один бластер и стандартный командирский вакко-меч, еды в капсуле он не нашел. Прихватив меч, он выбрался из капсулы и осмотрелся вокруг. «Подумать только! Я на другой планете…» – кричала душа изумленного Игоря.

Сквозь густые кроны пробивались лучи солнца. Зеленая трава до колен, деревья под сто метров в высоту с толстыми кронами, огромные листья папоротника… все, как на матушке Земле, только в несколько раз больше. Он чувствовал необычные запахи цветов, растений. Панель на левом запястье показывала силу гравитации слабее на 31 % стандартной. Игорь буквально «парил», делая шаг за шагом. Отходить от капсулы далеко ему не хотелось – мало ли какие твари неземные тут водятся. Однако хотелось есть, а ещё больше – пить, жажда мучила очень сильно. И он принял решение выдвигаться…

На огромных массивных листьях папоротника была роса, он жадно засасывал большие капли, по вкусу вода была чистейшая, без примесей. Разрубая вакко-мечом заросли травы и папоротника, он продвигался вперед, все дальше и дальше уходя от точки приземления. Лес был наполнен щебетанием и клокотанием неведомых животных планеты, что добавляло страха и без того остерегающемуся всего подряд Игорю. На кроне дерева он заметил бегущее вверх маленькое существо зеленого цвета, похожее на муравья, но размером с кошку или белку. Только сейчас он ощутил, что его глаза могут фокусироваться на дальние расстояния, он мог различить 7–10 оттенков зеленого цвета, и ему не составляло труда уловить любое, даже самое незаметное движение. Глаза, доставшиеся по наследству от инопланетного адмирала, сейчас очень хорошо проявляли себя. Муравей скрылся из виду, Игорь небрежно махнул вакко-мечом, и впереди из зарослей поднялся большущий зеленый таракан, размером со слона, ноги его были тонкие, длинные и с шипами, а тело маленькое, но очень страшное и с двумя длинными усами.

Первая мысль: «Бежать!» Но, вспомнив главное правило, что при виде хищника ни в коем случае не нужно убегать, Игорь достал бластер и прицелился в тело монстра. Таракан шевельнул усами и попятился назад.

– Правильно, самый опасный хищник на этой планете – это я, – засмеялся Игорь.

Вдруг из-за спины через него перескочило массивное волосатое серо-зеленое существо в два раза крупнее первого монстра, похожее на паука с шестью лапами и с острыми клыками. Оно набросилось на таракана и одним движением перекусило его пополам. Волосатый хищник активно заработал мощными челюстями. Хруст костей и плоти бедолаги-таракана, громко и сочно раздававшийся по округе, вверг Игоря в панику. Он помчался прочь, продираясь сквозь кустарники и траву.

Он все бежал, а вакко-костюм ускорял его движения. Убедившись, что за ним никто не гонится, Игорь остановился. Лес впереди сгущался. Он сел на поваленную ветку, чтобы отдышаться. Неподалеку он заметил кустарник с красными плодами, похожими на виноград, но размерами с яблоки. Деваться было некуда, и Игорь угостился парой ягод. Плоды оказались кислые, но съедобные.

«Эх, Ара, почему я не внимательно тебя слушал, когда ты про костюм рассказывал, – вздохнул он, рассматривая панель на рукаве костюма. – Будем вспоминать, что тут да как…»

Он тыкал на квадратики в дисплее, включился электронный голос и начал подсказывать. «Вот так-то лучше! Я просто гений… Метод научного тыка всегда срабатывает, а может, костюмчик не вытерпел такого дикого обращения и заговорил…» – умилялся Игорь, забыв, где он находится. В голове просто отсутствовал какой-либо план спасения, он снова плыл по течению реки, ему хотелось жить, хотелось вернуться домой…

Вдруг он почувствовал вибрацию: кто-то огромный приближался к нему, бросив гроздь недоеденных ягод. Игорь достал бластер и затаился.

Огромный монстр, отталкиваясь от стволов деревьев, мчался прямо на Игоря, дожевывающего ягоды. Это был тот самый паук, что съел зеленого таракана, или похожий на него. Игорь начал стрелять, от страха у него дрожали руки, и он не попал в цель. Паук, не понимая опасности, продолжал рваться вперед. Игорь развернулся и побежал прочь, сердце готово было выскочить из груди, от ужаса он даже протяжно завопил. В кустах он разорвал свой плащ, ветки оцарапали лицо, он начал отрываться от монстра. Но даже когда шум погони остался далеко позади, Игорь продолжал бежать. По деревьям уползали к кронам растревоженные зеленые муравьи. Там, где он пробегал, лес оживал, кто-то куда-то отпрыгивал, и что-то шевелило траву и кусты. Он мчался с огромной скоростью и ничего не замечал вокруг, пока не споткнулся об упавшую ветку и кубарем не покатился по направлению движения.

Игорь распластался на траве. Тяжело дыша, он встал и снова пошел вперед. Вдруг земля под ногами начала проваливаться, и он, не удержав равновесие, съехал в глубокую яму. Зеленый навес, который ее маскировал, провалился вместе и ним. Едва не попав на острые колья, проскочив мимо, Игорь попытался выбраться, но все безуспешно – это была ловушка, чья-то охотничья яма…

Он дернулся к поясу. «Где-е-е чертов ство-о-ол?!» – такими были первые мысли Игоря, когда он понял, что монстр приближается к яме, вероятно он чуял человека. Игорь с ужасом осознал, что бластер выпал, пока он бежал. Он забился в угол ямы, заслонившись большим листом папоротника. Паук пробежал мимо, вакко-роботы автоматически усилили защиту, обнаружив зашкаливающий адреналин у хозяина костюма. Прошло полчаса, прежде чем он решился пошевелиться и встать из-за своего укрытия. Царила мирная тишина, он осмотрел яму и подумал о возможных вариантах спасения. Яма была 12–15 метров в глубину и площадью в три его съемные «однушки», оставалось чувствовать себя как дома и ждать хозяев квартир.

«Разумные существа? Хорошо ли это для меня? – думал Игорь, ощупывая наточенные колья. – На немаленького зверя эта яма».

С другой стороны посыпалась земля, на краю ямы стоял паук и наблюдал за ним. Увидев жаждущую съесть его тварь, Игорь растерялся и замер. Паук аккуратно спустился с другой стороны ямы, волосатыми лапами наклоняя колья в стороны.

Вакко-роботы начали погашать излишний адреналин в организме Игоря, с которым его дрожащие мышцы уже не могли справиться. Игорь достал вакко-меч, его страх перерос в ненависть к этому существу. Понимая, что выхода нет, он собрался и сконцентрировался. Паук не заставил долго ждать, ему было неудобно прыгать через колья, он просто шел вперед на Игоря, разбрасывая их.

И вот рывок зверя. Игорь едва спасся от острых клыков хищника и, отбегая в сторону, полоснул мечом по массивной лапе. Лезвие прошло как по маслу. Паук пошатнулся, заревел и, развернувшись, зацепил Игоря шипом одной из своих лап. Вакко-костюм еле выдержал натиск, получив незначительные повреждения. Из волосатой раненой лапы полилась синяя кровь. Игорь устоял. Зацепившись за кол рукой, он сделал разворот и вторым ударом отрубил заднюю лапу монстра, которого сразу же покосило в сторону. Зверь боком прижал Игоря к стене ямы, из обрубка, заливая его, текла кровь… Игорь проткнул брюхо зверю, который пытался развернуться мордой к своей добыче, но мешали колья. Он с криком отчаяния наносил удары еще и еще, с каждым ударом костюм усиливал его руки. Паук истошно ревел. Развернув корпус в обратную сторону, он ударил Игоря другой лапой, тот влетел в стену и упал на землю, его глаза засыпало мокрой от крови монстра землей, он ничего не видел. Морда хищника нависла над ним. Игорь собрал последние силы и махнул мечом наотмашь, пытаясь зацепить зверя. Он почувствовал, как разрезает мягкую плоть. Туша рухнула, придавив ему ноги. Если бы не лежащие колья, его ноги были бы уже сломаны.

Он кое-как выбрался из-под серо-зеленой волосатой туши. Паук был мертв. Игорь стоял весь в синей крови и земле. Протирая глаза, он услышал, как земля снова осыпается в яму.

«Ну все, приехали», – подумал Игорь, но его уныние сменилось удивлением, когда он увидел стоящих наверху существ, похожих чем-то на людей…

Глава девятая

Знакомство с местными жителями

Трехметровые худощавые существа с серой кожей, две ноги, две руки, вытянутые лица, лоб с затылком, как панцирь черепахи, большие круглые глаза, черные, как у ящериц, крупные придавленные носы, торчащие уши, сами, одетые в какие-то шкуры, с копьями, палками и ножами, они напоминали индейцев. После четырехметрового паука эти существа казались Игорю очень даже милыми. Двое из них о чем-то тихо говорили или спорили. Игорь стал прислушиваться.

– … решать… делать… Не можем долго здесь оставаться… – ретранслятор вакко-костюма улавливал речь и постепенно начал переводить.

– Он убил молоха в одиночку, – говорил один с красными бусами.

– С неба упала звезда – это знак, мы должны убить это существо! – возражал другой, у которого единственного из толпы была ворсистая шкура.

Игорь смотрел доверчивыми и молящими глазами на того, с бусами.

– Пусть решает Геар Унанон! – продолжал первый.

– Смотрите, Унгеры, он смотрит на нас, может, понимает? – вмешался третий. – Эй, воин, ты с какого племени? – именно так ретранслировал прибор…

– Я – адмирал Лин-оун! Я пришел с миром! – ответил Игорь и поднял руку, приветствуя толпу «индейцев». Те засуетились, им стало неспокойно.

– Нам нужно уходить! – крикнул кто-то в толпе.

Игоря вытащили по веревке и связали руки, вакко-меч отобрали. Пятеро «индейцев» спрыгнули вниз и освежевали тушу монстра. Разрезав мясо на куски и уложив его в кожаные мешки, они спешно стали уходить в заросли. Игорь еле успевал за ними. Его не вели на привязи – со связанными руками ему далеко не уйти, да и выжить в этом адском лесу вряд ли удастся. Они были его надеждой остаться в живых – временной, до прибытия спасения, на которое он сильно рассчитывал.

Их было около тридцати пяти существ, они продвигались без отдыха и привалов, шли практически бесшумно в высокой трехметровой траве, иногда останавливались на короткое время, прислушиваясь и принюхиваясь к чему-то. Игорь молчал, его все время подталкивали, смотрели на него и изучали, как невиданную диковину.

Они шли уже три часа, как вдруг что-то неуловимое промелькнуло перед Игорем и утащило впереди идущего «индейца» в заросли. Вокруг все застрекотало в траве, кто-то из «индейцев» закричал позади душераздирающим криком, остальные рассредоточились и ускорились.

– Ихтары! Целая стая! Нужно бежать, бросайте добычу! – кричал их предводитель… Игорь ринулся вперед за толпой, ему было тяжело бежать со связанными руками, но страх подгонял вперед. Ускоряясь, он начал обгонять длинноногих дикарей. Через пару километров лес кончился и открылся великолепный вид на луга и горы. Солнце было еще высоко, голубые и зеленые облака частично растворялись друг в друге и, преломляя лучи, создавали красочную аквамариновую картину.

Один из дикарей окрикнул Игоря, тот обернулся. «Индейцы», выбежав из леса, шли спокойнее, вероятно, зная, что уже в безопасности. Их осталось примерно половина. Игоря подхватили за руки, и они пошли дальше в сторону гор.

– Кто такие Ихтары? – пытался поинтересоваться Игорь.

– Молчи, чужой! – возмутился ведущий его дикарь и дернул веревку, за которую вел его. – Из-за тебя погибли воины!

Игорь, недоумевая, опустил взгляд…

– Что я такого сделал? – возмутился он.

После этих слов «индеец» совсем разъярился и взял его за горло:

– Ты пахнешь кровью! Молчи, или я отправлю твою душу к богам!

Хватка была не очень сильна, однако неприятна. Но еще неприятнее было чувство вины: все это может повлиять на его участь в их племени, это он прекрасно понимал.

«Почти два десятка дикарей сожрано в лесу из-за запаха крови паучка-молоха… Что они вообще в этот злачный лес прутся, пигмеи хреновы, – размышлял Игорь, поглядывая на идущих забавной походкой дикарей. – Подумать только: инопланетяне, монстры, другая планета, сидел в офисе и никого не трогал, так нет – вот прям с МКАДа пригласили помочь пацанам из соседней галактики…»

Игорь вспомнил, как ему в Москве не хватало природы, как они всегда с друзьями в интернет-чатах обсуждали по понедельникам, что в выходные вырвутся в лес на шашлыки, на дачу или куда-нибудь к речке, снимут домик, возьмут подруг и будут пить, пить и пить. Но к среде уже набегала усталость, а к пятнице все товарищи тактично избегали разговоров о природе и выездах, потому что сил не оставалось ни на что. И вспоминая свои слова «Мужики, ну мы договорились, попробуйте только откосить, особенно ты, Олежка…», Игорь переступал в пятницу порог своего дома с единственной мыслью в голове: «А ну ее на фиг… в праздники соберемся». А теперь выдалась возможность побывать в дикой природе, которая своей доброжелательностью стремится слиться с тобой воедино, подышать свежим воздухом и быть в центре внимания всех событий и всех животных. Он вспоминал, как в детстве они жили на старой квартире, он лежал на кровати, щекой прислонившись к подушке, а с потолка упал таракан в пяти сантиметрах от его глаза, таракан был черный, жирный и мерзкий на вид, шевелил усами, смотрел на него и не двигался, пока Игорь не подскочил от страха. В тот же миг таракан куда-то испарился, Игорь перетряс одеяло, подушку и даже простыню в поисках незваного гостя, но таракан бесследно исчез. Игорь в тот вечер долго не мог уснуть, переживая, что насекомое заползет ему спящему в ухо или нос… К счастью для него сегодняшнего, на этой планете такое было маловероятно.

Они шли через поля фиолетовых цветов, которые достигали Игорю до колен. Аромат от них был настолько сладок, что Игорь на время забыл о беспокойствах и ощутил легкий восторг. Красота этих мест была не сравнима ни с чем. Далее они прошли через каменную равнину, пересекли мелководную речку и оказались в лагере. Поселение «индейцев» представляло собой деревянные хижины и незамысловатые постройки, оно раскинулось на площади в 3–5 квадратных километров. С другой стороны лагеря было озеро, а дальше – ущелье и невысокие горы, покрытые зеленью. Поселение буквально кишело дикарями, горели костры, и кипела «первобытная» жизнь.

У входа в поселение их увидели местные жители и кинулись навстречу воинам, их окружили взрослые и дети и сопровождали в лагерь. На Игоря смотрели, как диковину, его щупала «индейская» мелкота и женщины. Некоторые из стоящих в толпе начали рыдать, видимо, оплакивали своих павших воинов. У Игоря в голове все мысли перепутались, он боялся, что его съедят или побьют.

Они сразу пошли к главарю.

«Ну конечно, самый старый, самый жирный, самый страшный и с кучей бус», – подумал Игорь, улыбнувшись важно восседающему на ложе главарю Геар Унанону. Тот захрипел на своих вояк, не дожидаясь их приветствия:

– Вы отправлялись за добычей, а вернулись с чужаком! Нанур! Ты не уберег своих воинов. – Он обратил взор к тому, что был в ворсистой шкуре.

– Я склоняюсь перед братьями, великий Геар! – начал в ответ Нанур. – Но виною всему этот чужак, из-за него…

– Ты должен винить лишь себя, Нанур! – прервал его Геар Унанон. – Чужак, кто ты? С каких земель? Отвечай мне!

– Я адмирал Лин-оун, прилетел с неба, с миром… – Игорь говорил громко, но неуверенно.

– Адмирал Линон с неба? Ха-ха-ха! – рассмеялся вождь.

– О великий Геар, я видел, как огненный камень упал с небес в наш великий лес, потом мы нашли его, он в одиночку убил молоха, никто из нашего мира не имеет таких сил, – вмешался «индеец» с красными бусами. Это был их лучший местный следопыт Унугор.

– Ты убил молоха?! – удивился вождь.

Ему подали вакко-меч.

– С помощью этого оружия, – добавил Унугор.

– Это мое магическое оружие, – прокомментировал Игорь, в то время как вождь крутил и рассматривал рукоятку. – Вы можете пораниться, товарищ Геар, осторожнее, пожалуйста.

Собравшаяся вокруг толпа немного недовольно зашумела. Вождь откинул меч в сторону.

– Ты похож на древних существ, которые принесли несчастья нашим народам, – начал Геар, и в его голосе звучал приговор. – Много несчастий постигло нас за эти зимы, мы разгневали богов… На рассвете тебя принесут в жертву Аруте!

После этих слов Игоря потащили прочь.

– Эй! Не надо в жертву!!! Не убивайте… – отчаянно кричал он, но его заглушали крики толпы. – За мной прилетят и убьют вас всех, всех вас, уродов, пожгут! За мной боги, всех вас до одного порубят на мелкие кусочки!

Игоря посадили в клетку и отобрали перстень. Его одолевали страх и гнев, он начал трясти клетку, но караулящие «индейцы» слегка ткнули в его броню копьями, сделав предупреждение, и он отшатнулся назад.

С приземления на планету прошло уже более пятнадцати часов, а день все не заканчивался. Игорь смотрел на маленькое солнце, которое уже шло к закату, и думал, как же ему их заинтересовать, этих дикарей. Сложно было поверить, что с ним может случиться что-то плохое.

Следопыт Унугор принес воды и какую-то зеленую луковицу, Игорь доверительно на него посмотрел.

– Помоги мне выбраться, я не враг вам, вы делаете большую ошибку! – попытался он достучаться до «индейца». Унугор молчал, но по нему было видно, что он жалел его.

Наступил вечер, поселение притихло, почти все костры были потушены – «индейцы» не хотели привлекать хищников. Игорь устал, он сидел в углу клетки и надеялся, что сейчас прилетит за ним РЭ и постреляет всю эту «безмозглую банду». Ночь длилась долго, как две земных ночи. Игорь просыпался, перемещался по клетке туда и обратно, просил у охранников воды, пил и прислушивался к местным звукам. От волнения есть не хотелось вообще.

Лагерь спал, но кто-то неподалеку рыдал и бегал из хижины в хижину. Он долго не мог уснуть, думая о том, что ждет его завтра. Тревога, страх, безумные мысли, что его сейчас спасет тот следопыт, снова страх – все в голове перемешалось…

Игоря разбудил скрип открывающейся клетки, в ужасе он отскочил в сторону от «индейцев» и стал сопротивляться, отбросив двоих, как пушинки, и ударив их о стенки клетки, которая жалобно затрещала. Затем он попытался выбраться, на него накинулись еще четверо, одного он успел ударить в живот, свалил с ног другого… Сам упал. На него набросили сетку и связали.

– Ненавижу вас всех, уроды! – яростно кричал Игорь, его голос срывался на отчаянный визг.

Игорь был готов вцепиться в каждого из них, но ноги подкашивались от страха. Его привели к жертвенному алтарю. Рядом стояли рыдающие почему-то дикари, по их тонким голосам, одежде и фигурам Игорь понял, что это, скорее всего, «индейские» женщины. На носилках лежал их маленький детеныш. Геар Унанон восседал на деревянном троне, на его шее на веревочке красовался перстень Игоря, вождь был чем-то обеспокоен. Все вокруг пели какую-то гудящую негромкую песню.

– За мной придут! Вы все умрете! – кричал Игорь – Чтоб ты сдохла, жирная уродливая тварь!

– Анингеар, о несчастный Анингеар! – услышал вопли женщин Игорь, и его посетила последняя отчаянная мысль.

– Что с вашим детенышем?! – крикнул он, но его не слушали и вели к месту бойни. – Я могу его исцелить!!! Могу исцелить!!! – заорал он что было сил.

Палач уже вознес над его головой жертвенный кинжал…

– Остановись! – крикнул кто-то из толпы, подбегая к Игорю. Это была одна из «индейских» женщин, старая и, видимо, уважаемая. – Повтори свои слова, чужак! – Она схватила палача за руку, петь прекратили.

– Я могу исцелить вашего ребенка! – повторил с надеждой Игорь. – Если вы меня не убьете, я спасу его!

– Убить его – он лжет! – захрипел Геар Унанон.

– Нет!!! – грозно сказала женщина. Это была мать умирающего ребенка и жена вождя. – Если он лжет, мы убьем его завтра, но я хочу верить ему! Отпустите его!

Геар Унанон замолчал. Игоря отпустили и поднесли к нему ребенка. Он еще дышал и бился в лихорадке, его глаза были закрыты. Первое, что интересовало Игоря, это то, что ребенок еще не умер; второе, что на его палец может налезть вакко-кольцо; ну и третье, самое важное, – это подействует ли оно вообще.

Игорь понимал, что ему нельзя раскрывать свойства его колец, иначе их могут просто отобрать, а его убить, и он решил немного поимпровизировать.

– Мне нужно закрыть дите от солнца! – начал Игорь. – Отнесите его в хижину, я вылечу его там. А еще мне нужна шкура и вода! – Дикари живо все выполнили, он оказался в хижине, однако мамочка не оставляла их наедине. – Мне нужно, чтобы пришли духи исцеления, но они говорят, что ты мешаешь им, – обратился он к переживающей жене вождя, и та послушно вышла.

Игорь загудел, изображая начало ритуала. Он не знал, какое кольцо от чего, поэтому надел оба, они еле налезли на серые пальцы. После этого накрыл шкурой руки и тело ребенка, продолжая гудеть, а иногда и завывать. Потом начал лить воду вокруг него из кожаного мешка, что ему дали. Повыв и погудев около часа, Игорь устал и посмотрел на детеныша, который лежал и хлопал своими черными глазами, слушая дивную песню немного охрипшего чужеземца. Игорь вернул себе кольца и вышел из хижины. На него с надеждой смотрела толпа женщин, среди которых стоял вождь.

– Ему нужен отдых… – с важным видом и в то же время с радостью едва успел сказать Игорь, как, оттолкнув его, в тот же момент в хижину вбежала встревоженная мать, а за ней туда вломились и другие.

– Он здоров! Он правда здоров! – кричали женщины, мать обнимала свое дитя и плакала от счастья. Игорь почувствовал себя спасителем, но все же сомнения о его дальнейшей участи одолевали его.

Вождь сдержал слово, он выразил ему благодарность. Игоря оттерли от крови, напоили и накормили местными фруктами и каким-то мясом, вкусом напоминающим куриное, затем Геар Унанон пригласил его на разговор в свои покои.

– Ты великий воин и целитель, адмирал Линон, зачем ты пришел на наши земли? – спросил он, рядом стоял Нанур, который был его сыном.

– Я случайно попал сюда, – ответил Игорь. – Мне нужно найти своих, чтобы улететь обратно на небо. Ты что-то говорил про похожих на меня, я могу найти их?

Вождь встревожился от такого вопроса, его сын что-то шепнул ему, Игорь озадаченно посмотрел на вождя.

– Мы поможем тебе, воин, если ты поможешь нам, – сказал Нанур после минутного совещания с отцом. – Ты смог в одиночку убить молоха, сможешь снова это сделать?

– Смогу, если вернете мне мое оружие и перстень! – проговорил Игорь.

– Оружие получишь назад, а дар богов я оставлю себе, – надменно сказал Геар Унанон.

«Вот жаба жадная», – подумал Игорь.

– Что конкретно мне нужно делать? – спросил он и вспомнил, как подобный вопрос он задавал РЭ, сразу возникли мысли о семье и Каре…

– Нашу святыню Арута отобрали у нас горные молохи, – заговорил Нанур, – и с этих зим у нас начались беды и болезни, если ты прогонишь молохов, то мы покажем тебе, где находятся твои предки.

– Так, сколько там этих молохов?

– Там теперь их дом… Много, адмирал Линон, много, – ответил Геар Унанон.

– Целое гнездо, значит. – Игоря передернуло. «Одним мечом тут не обойдешься», – подумал он и сказал: – Тогда мне нужно будет вернуться к своему «камню» в лесу, только я не смогу без вашей помощи найти его. Если вы организуете экспедицию, я заберу оттуда мое главное оружие и убью всех молохов до единого!

«Гнездо пауков, бластер в лесу, прям квест получается».

– Мы потеряли уже много воинов, иди один! – возмутился Нанур.

– Хорошо, – прервал его вождь, – с тобой пойдет следопыт Унугор.

После того как Игорь едва миновал смерти, идея возвращаться в лес казалась ему не столь безумной. Действовать нужно было без промедлений, индикатор заряда костюма показывал уже 78 %. Договорившись обо всем, он вышел из хижины вождя. Его встретила толпа «индейских» женщин и детей с дарами и цветами, они все что-то пели и гладили его. Игорю было и противно, что к нему прикасаются эти существа, и в то же время приятно, что к нему так относятся, может, даже боготворят его. Он благодарственно кивал, забрав, сколько в руках уместилось, и подумав: «Куда теперь все это девать?» Наконец Игорь прорвался через толпу, следопыт Унугор проводил его до свободной хижины одного из погибших воинов и вернул ему вакко-меч. Там он сбросил весь «хлам», и они с Унугором отправились в путь.

Глава десятая

Квест от вождя

Они шли тем же путем, следопыт сказал, что им нужно вернуться дотемна, иначе лучше оставаться в лесу, потому что ночью в степи рыщут хищники. По расчетам Игоря, сутки на этой планете длились 57 часов, день – часов 20 минимум, так что времени у них было предостаточно.

– Унугор, а кто такие Ихтары? – спросил по дороге Игорь, который не мог унять свое любопытство.

– Это хищники, охотятся стаей…

– Это я уже понял, – прервал его Игорь. – Опиши их, я ведь не из вашего мира, я мало что знаю о ваших землях.

– Нетерпеливый сын неба, – усмехнулся следопыт, – нам долго идти, я много расскажу. Ихтар, как молох, но меньше, и у него меньше лап, острые когти и самый сильный нюх. Он очень быстрый, охотится в высокой траве, в глубь великого леса не заходит – боится лесных молохов.

– Ты ведь сможешь отыскать мою упавшую звезду? – Игоря это очень беспокоило.

– Я не просто так называюсь следопытом, адмирал Линон, – гордо ответил Унугор, качая по сторонам своим боевым копьем.

Игорь не мог идти молча и постоянно спрашивал «индейца» обо всем подряд. Он узнал, что раньше эти дикари жили в каменном городе, построенном задолго до их появления, там же была и их святыня. Потом их прогнали пауки-молохи, пришедшие с гор. Их племя называется Унгеры, в окрестностях обитают еще три племени, у каждого своя территория охоты. Охотиться и добывать пищу «индейцы» ходят в лес, ловят рыбу в реке и озере. Добыть мясо молоха для них – большая редкость, потому как дикарям убить его практически не по силам. Самая частая добыча – это те самые тараканы и муравьи, что видел Игорь в первый день.

Наконец они дошли до великого леса. Следопыт не спешил заходить в него, подав знак об опасности. Они пошли в обход. Унугор объяснил, что существа леса в основном незрячие, и, если стоять неподвижно во время близкой опасности, это может спасти жизнь, а если шуметь, убегая, можно привлечь много нежелательного внимания.

Игорь шел за Унугором практически след в след, у того были свои тропы и ориентиры, чаще они двигались медленно, иногда перебежками.

Прошли мимо той самой ямы, Игорь заглянул вниз и ужаснулся – яма буквально кишела муравьями, которые не могли выбраться. Унугор сказал, что у них много таких ям, их копают некие Караки, еще один вид жителей леса, а «индейцы» потом прогоняют их и оборудуют эти ямы под ловушки. Глядя на муравьев, Игорь вспомнил, как в детстве, когда они жили на юге, как-то утром он шел в школу, и ему переползала тропинку маленькая розовая змея. Он прижал ее у головы ногой и осторожно взял ее в руки, хотел показать товарищам в школе, но, подумав, что его накажут за это преподаватели, придавил змею камушком, чтобы не убежала, хотел после уроков показать ребятам свою находку. Собрав детвору, Игорь помчался к змее, но от нее осталась лишь кожа, а вокруг толпились красные муравьи, они съели змею живьем за два с половиной часа… Тогда он и решил, что самые опасные насекомые – это муравьи.

Лес стал просторней, они шли дальше. Наконец появился папоротник, значит, уже близко. Через некоторое время они умудрились пройти незамеченными мимо таракана, который находился в пяти метрах от них. Игорь подумал о молохе, ведь там, где жертва, там и охотник. Вдруг Унугор подал знак бежать, он заметил хищника. Игорь ускорился, следопыт стал отставать, за ними гнались трое детенышей молоха размером с большую собаку. Когда шум бегущего сзади «индейца» пропал, Игорь обернулся и увидел, как Унугор отчаянно отбивается от них, пришлось бежать ему на помощь. Обнажив вакко-меч, он одним махом разрубил одного пополам, второму отсек две лапы, третьего заколол «индеец». Они помчались дальше, опасаясь появления «мамочки».

Игорь заметил, что Унугор хромает – на его левой ноге была глубокая рана, он истекал кровью.

– Сколько нам еще до места? – тяжело дыша, спросил Игорь. – Неужели нечем замотать рану?!

– Нет, уже близко, беги все время прямо! – Унугор остановился и сел на землю. – Я не могу идти дальше, я уже готов уходить к богам!

– Ты воин или кто?! – Игорь поднял его за пояс. – Идем вместе!

– Хищники учуяли кровь, скоро они все сбегутся ко мне, ты наша единственная надежда вернуть святыню!

– Соберись, тряпка!

Игорь настоял на своем, и они поковыляли вместе, за ними следом прошуршали в траве муравьи, с деревьев тоже начали сбегаться маленькие хищники, желающие поживиться. Игорь заметил впереди капсулу и рванул туда, Унугор поковылял следом, опираясь на копье. Муравьи боялись нападать, но подступали уже очень близко. Стоило «индейцу» только упасть или сесть на землю, и его растащат по кусочкам голодные твари.

Справа наперерез следопыту выскочил молох, Унугор попятился назад вместе с испугавшимися муравьями. Через секунду прозвучал выстрел, который отбросил паука в сторону, но энергия выстрела была погашена панцирем монстра, поэтому тот особо не пострадал. Индеец не знал, что происходит, он был напуган до смерти.

Мощность бластера стояла на минимуме, чего Игорь не учел. Щелчок переключателя, и после следующего выстрела паук разлетелся на кусочки – луч вакко-потоков прошел насквозь, свалив еще и большое дерево. Игорь подбежал к сидящему в шоке неподвижному «индейцу», которого уже начали кусать мелкие хищники. Он отогнал тварей и начал их расстреливать, трава выгорала в пепел за секунды, куски земли взлетали до крон деревьев. Следующим шагом нужно было растрясти следопыта, который погрузился в какой-то транс. Помог только удар по морде рукояткой вакко-меча. «Индеец» вскочил, и они пошли обратно. Игорь был сосредоточен как никогда, любое движение в траве или кустах – и туда летел луч, он увлекся, начал стрелять по муравьям на деревьях, массивные ветки отлетали на десятки метров, позади начался пожар. В лесу для живности наступил сущий ад. Бластер нагрелся от частой стрельбы. Немного передохнув, они пошли дальше, началась высокая трав. Недолго думая, Игорь расчистил дорогу вакко-потоками, разогнав и стаю Ихтаров, которые убежали в панике прочь.

– Всех уродов замочу! Веселуха!!! – орал Игорь, таща за собой «индейца». – Прорвемся, краснокожий, потом вернетесь – мясо пособираете!

Лес полыхал, дым подступал к ним. Находящиеся поблизости твари хаотично бегали, не зная, куда деваться. Пара молохов еще умудрились попасть «под раздачу». Игорь проложил дорогу из великого леса выжженной землей и трупами животных…

Они добрались в поселение уже вечером. Их встретили и стали расспрашивать, вождь был в шоке от того, что его следопыт с такой раной еще и вернулся живым. Унугор потерял дар речи, молчал и не реагировал на окружающих. Игоря сопровождали дети и женщины – снова цветы и подарки, правда, уже поменьше.

– Геар Унанон, ну, показывай святыню свою! – Игорь торопился скорее заняться делом, во время похода в лес его костюм потерял много энергии, индикатор показывал 61 % – все из-за бластера, который, как и вакко-меч, заряжался от вакко-костюма.

– Ты меня удивляешь, чужак, – рассмеялся вождь. – Не торопись умирать, ночь не для охоты, утром отправитесь…

Игорь пришел в хижину, там все было завалено дарами дикарей, жареным мясом и фруктами.

«Лучше бы деньгами да золотом», – подумал Игорь, усмехнувшись. Он впился зубами в большой кусок мяса, есть хотелось как никогда раньше. Ему было хорошо от такого отношения к себе местного населения и от ощущения огромной силы и власти среди «индейцев». За столь короткое время они стали ему не совсем безразличны.

Сытый и довольный, он рухнул на кушетку из серых шкур и рассмеялся. Таких походов на природу у него еще не было.

Наутро собралось около ста воинов, они набрали сетей, камней и всяких охотничьих приспособлений и вместе с Игорем двинулись в сторону гор. За главного был сын вождя Нанур. Ущелья, зеленые горы и камни, красивые пейзажи на фоне фирменных аквамариновых облаков планеты… Нанур вел себя очень важно и практически не разговаривал с Игорем, только расхваливал свою невесту и хвалился своим товарищам, как отважно и бесстрашно охотился. Шли они недолго, наконец показался их каменный город у подножия широкой скалы: древние развалины, части каменных стен, лестничные полуразрушенные спуски, подъемы и ничего более. «Индейцы» остановились.

– Вон там! – Нанур показал на большую пещеру в скале в конце города, примерно в полутора километрах от них.

– Они в пещере сидят?! – озадаченно спросил Игорь.

– Да, нора большая и много переходов, они сплели свои сети там, – ответил Нанур. – Будь осторожен, горные молохи имеют крепкие панцири, и они больше лесных.

– Мне плевать на их панцири, – усмехнулся Игорь, переминаясь с ноги на ногу. – А вот пещера их меня совсем не радует… Их можно выманить наружу?

– Шум или кровь, – ответил Нанур, важно усаживаясь на камень. – Мы подождем тебя тут, – сказано это было с издевкой.

– Вы только не обделайтесь, глядя на шоу, как ваш друг Унугор! – уходя, засмеялся Игорь.

Нанур злобно оскалился ему в ответ.

– Он пошел в одиночку… безумец… верная смерть… – слышались разговоры позади.

Игорь сжимал в руке бластер, приближаясь к пещере. Ему стало страшновато. Когда он подошел, из пещеры доносились зловещие звуки.

– Эй, паучки-и-и! – крикнул он, направив бластер на выход. «Блин, нужно выманить всех, если убью одного, остальные забьются в пещеру, хрен потом выкуришь, – подумал Игорь и начал пятиться назад. – Обвал в папуасской пещере тоже ни к чему, могут обидеться». Срочно нужен был другой план. И он решил их выманить на открытую местность, используя скорость от вакко-костюма.

Первый молох неторопливо вышел почти сразу, за ним еще двое. Игорь побежал по городу, привлекая внимание, пауки погнались за ним. Он начал прыгать по камням. Как оказалось, костюм великолепно усиливал прыжки, и Игорь начал без труда перепрыгивать монстров, взлетая на высоту до 15 метров, удар от приземления успешно гасился обувью от вакко-костюма. Опытным путем Игорь понял, как нужно правильно использовать костюм, по крайней мере в обычном режиме: когда он прыгал, прыжки усиливались не сразу, а постепенно, он как бы «распрыгивался» все выше и выше, подобно процессу при беге, когда он ускорялся постепенно, и при увеличении силы рук, когда он работал мечом.

Пока он бегал и прыгал, в город набежала уже туча пауков. Игорь подпустил одного к себе поближе и полоснул его по лапе, отпрыгнув, – «Вот вам кровь и звуковое сопровождение!» – молох ревел и был в ярости. Казалось, за десять минут сбежалась вся паучья стая. Некоторые пауки заметили дикарей и направились к ним. Наступил любимый «момент истины» для Игоря: нужно было чем-то завалить проход в пещеру, чтобы пауки не убежали обратно, когда он начнет стрелять, и в то же время нужно было отстреливать бегущих на «индейцев» молохов.

– Понеслась!!! – закричал Игорь, прыгнув к пещере и встав к ней спиной на свой страх и риск. Пауки начали лопаться, как мыльные пузыри: кого разрывало на части, кому отрывало лапы. Стрелок из него был слабоватый, бил не точно. Разлетались каменные осколки, поднялась пыль. Теперь все пауки побежали прочь в сторону «индейцев». А у них уже началась своя битва – шесть молохов, заметивших легкую добычу, нещадно рвали бедных дикарей. Игорь побежал вперед, попутно настигая вакко-потоками бегущих молохов.

Он подоспел быстро. Опасаясь промахнуться и попасть по «индейцам», он подбежал как можно ближе и убил еще четверых пауков. Оставшиеся два скрылись за зелеными холмами.

– Ты что там про панцири говорил, Вася? – тяжело дыша, подколол Игорь Нанура. – У меня на родине тоже есть вождь, его зовут босс, у него тоже есть сын Вася, такой же гордый, как ты.

Нанур молчал. Отряд потерял 15 бойцов. Они шли через город, усеянный ошметками животных, повсюду разносился запах паленого хитина.

– Ты велик, адмирал Линон, – признал Нанур, изумленно рассматривая представшую перед его глазами картину. Теперь он и все его воины смотрели на Игоря, как на бога.

– То-то же, – гордо сказал Игорь. – А теперь отведите меня к моим предкам, как договаривались.

Гарантии, что Игорь убил всех живущих в пещере пауков, конечно, не было, но для Нанура это не имело значения – он готов был на все ради «бога»…

Глава одиннадцатая

Цветы жизни

Нанур с тремя воинами повели Игоря по горным тропам – через скалу и дальше по холмам, заросшим мелкой и частой травой. На горизонте виднелись поселения дикарей. Солнце скрылось за облаками.

– Это Унги севера, у нас с ними мир, но их нужно обходить стороной, – комментировал Нанур. – Видишь высокую гору, покрытую снегами? – Нанур показал на гору левее поселения, в 7–10 километрах от них. – У ее подножия ты найдешь, что искал. Дальше мы идти с тобой не можем.

– Хорошо, Нанур, спасибо вам, берегите себя, мужики, – улыбнулся Игорь и помчался вниз по склону холма. – Мяса у вас теперь – у-у-у! Кушайте, пока не испортилось! – засмеялся он, начиная ускоряться.

«Индейцы» стояли и смотрели вслед Игорю до тех пор, пока он не скрылся из виду за холмами.

Расстояние оказалось больше, чем он предполагал, и так просто, с одного забега, его было не преодолеть. Игорь перешел на шаг. Вакко-костюм потерял много энергии, оставалось 40 % заряда, что говорило о том, что обратной дороги нет. Игорь положился на «индейцев», и каково же было его разочарование, когда у подножия горы он увидел обломки старого разбитого космического корабля.

Трехсотметровый серый насквозь дырявый каркас, наполовину вросший в землю, и обломки – все уже давно проросло травой. Подойдя ближе, Игорь заметил следы «индейцев», которые, вероятно, ковыряли проржавевшую сталь, используя ее потом как ножи, наконечники или еще как-то по хозяйству.

«Вот уроды… И что теперь мне делать?» – думал он в бешенстве, обходя место крушения. С другой стороны он увидел группу очередных аборигенов, которые, заметив его, побежали, размахивая копьями, в атаку. Игорь произвел предупредительный выстрел в землю перед бегущими дикарями, которые тотчас же в ужасе попадали.

– Я пришел с миром, вояки хреновы! – кричал Игорь, вдогонку улепетывающим «индейцам». Из-под железяки вылез детеныш аборигенов и стал рассматривать его. – Опа! Привет, маленький воин, я бог с неба, а ты кто? – Игорь наклонился к стоящему на четвереньках малышу.

– Я Анура, ты правда бог? Ты пришел в свой дом? – малышка оказалась разговорчивой и совсем не боялась Игоря.

– Анура, беги ко мне! – крикнул встревоженным голосом медленно подступающий к Игорю «индеец», переборовший страх отцовским инстинктом. Анура не торопилась уходить.

– Я потерял свой дом, Анура, беги к отцу, а я пойду и накажу обманщиков, – с этими словами Игорь развернулся и пошел обратно.

– Я знаю, где твой дом! – Анура побежала за ним – Я знаю, я знаю! Вон там! – Она показала Игорю в направлении леса, который начинался у подножия горы и уходил в сторону, переходя в очередной великий лес. Туман закрывал практически полностью видимую часть леса, над которым возвышался каменный треугольник.

Игорь застыл от удивления.

– Это пирамида?! В лесу пирамида, пи-ра-ми-да! Как на Земле?! – Он помчался туда. Надежда, что он встретит там людей, была ничтожна, но увидеть на этой планете подобное – уже чудо.

«Вот дети и в правду „цветы жизни“, то от смерти спасают, то путь указывают» – думал Игорь, приближаясь к лесу, который был не густой, но из-за тумана вселял некоторые опасения. Пирамида была дальше и крупнее, чем на первый взгляд. В лесном тумане кто-то перемещался, видимость была всего метров на 5–7 вперед, этого было мало, чтобы успеть среагировать. Игорь шел тихо, полностью сосредоточив свое внимание на окружающей местности, в левой руке меч, в правой – бластер.

Сзади послышался шум зашевелившейся травы, Игорь побежал. Он заметил, как параллельно ему бежит существо, похожее на двухметровую курицу с расправленными крыльями, только зеленого цвета и с более страшной мордой и зубастым длинным клювом. Судя по описанию следопыта, это был Ихтар. На бегу Игорь выстрелил в него, но промахнулся, хищник скрылся в тумане. Где-то поблизости охотилась целая стая. Через секунду с другой стороны выпрыгнул еще один Ихтар и случайно напоролся на меч Игоря, в прыжке хищник повредил крыло и упал. Игорь стал беспорядочно палить в разные стороны на бегу, пытаясь отпугнуть «бешеных куриц». Туман понемногу рассеивался, впереди показалась каменная стена пирамиды.

Игорь начал искать вход, рыская вдоль стены, заросшей лианами. Наконец появилось похожее на проход углубление в стене. Он стал прорубать себе путь и оказался в темном тоннеле. Вакко-костюм дал тусклую голубую подсветку, и Игорь начал продвигаться дальше. Вскоре он дошел до большого зала круглой формы, который, вероятно, располагался в центре пирамиды. На стенах зажглись тусклым светом какие-то каменные породы, подсветив настенные рисунки. В центре зала стоял каменный стол или алтарь, тоже круглой формы. Когда Игорь подошел ближе, весь потолок зажегся тусклым фиолетовым свечением.

– Вот чудеса… – удивленно произнес он, подходя к стене с выгравированными на камне символами и картинками. Он смахнул пыль со стены и начал рассматривать. Два круглых диска, похожих на юлу, с пересекающим их лучом, далее изображены птицы или самолеты над человечками с большими головами, затем кольца, пересекающие друг друга, потом в ряд много человечков с маленькими головами, а потом меньше, меньше и в конце – один, с черточкой над головой. – Люди ли это изобразили? – продолжал удивляться Игорь, дальше проводя рукой по стене. В продолжении картины был изображен круг с человечком внутри и с выходящими в семь разных направлений лучами, заканчивающимися пустыми кругами. А дальше то, что буквально шокировало Игоря: он увидел знак, что был на фотографии, которую, как он считал, подкинули в почтовый ящик дети. – Это как же так?! – Игорь попятился от стены и столкнулся со столом в центре, тут он заметил на панели, что его вакко-костюм начал заряжаться. – Источник энергии? Где-то тут источник…

Вдруг панель связи вакко-костюма зашипела, и послышались прерывающиеся голоса:

– …адмирал… мы потеряли сигнал… адмирал Лин-оун, просим связь! – Это была поисковая группа, которая находилась где-то рядом.

Игорь побежал на выход. Выскочив из пирамиды, он помчался прочь из леса, туман уже рассеялся.

– Мы получаем сигнал! Отправляем группу! – отчетливо прозвучало в панели связи вакко-костюма Игоря. – На связи командир 1-го класса армады Зинона Рудой. Адмирал 1-го класса армады Зинона Лин-оун, прошу вашей аудиенции!

Игорь на бегу крикнул: «Да!» – ему во что бы то ни стало нужно было покинуть этот кишащий хищниками лес.

Он выбежал из великого леса. Прямо перед ним стояла чуть ли не целая армия из солдат и десантных пятиметровых роботов, встречающая своего адмирала. Две тысячи колен упало на землю и столько же склонилось голов, приветствуя Игоря, впереди всех был командир 1-го класса Рудой. Игорь чуть было не побежал обратно при виде исполинских железных фигур. Если бы они не склонились перед ним, он бы так и сделал. Впервые он увидел десантных роботов вживую: высотой в полтора этажа, человекообразные безголовые чудовища с огромными орудиями различной величины и разного калибра с множеством стволов, лезвиями на руках, когтями, пилами и штырями, увешанные бронелистами и способные вырабатывать собственные защитные вакко-поля. Их динамика поражала воображение, с помощью мощнейшей опорно-двигательной системы они могли развивать скорость до ста двадцати километров в час и прыгать в высоту до ста метров, а при помощи инертных двигателей за спиной – на километр. На ознакомительных картинках у андроида РЭ они не были такими страшными.

– Приветствую вас, адмирал 1-го класса армады Зинона Лин-оун! Наконец мы нашли вас! – не поднимая головы, громко поприветствовал его Рудой. Игорь не ожидал такого внимания и не спешил отвечать, как советовал ему РЭ, тем более он еще не успел отдышаться. С бешено колотящимся сердцем он перевел дух и осмотрелся. Все небо было усеяно авианосцами и крейсерами, летали истребители, рассекая аквамариновые облака, весь флот адмирала был здесь. Рудой был небольшого роста, с длинными, по шею, волосами и голубыми глазами, красными от долгого отсутствия сна, в темно зеленом вакко-костюме с парадным командирским плащом.

– Приветствую тебя, – произнес Игорь и пошагал вперед сквозь строй стоящих на коленях солдат и роботов, Рудой последовал за ним.

– 1 флагман, 15 авианосцев по 600 истребителей на борту каждого, 23 крейсера, 42 разведчика, 38 командиров 1-го класса, 143 командиров 3-го класса, 25 тысяч солдат и пилотов, 55 тысяч боевых десантных роботов! – докладывал Рудой. – В столкновении с пиратами потеряли трех разведчиков…

– Доложишь позже! – Доклад Рудона утомил Игоря, его интересовали другие вопросы: где флотилия наемницы Кары и где она сама?

– По поводу этого инцидента, адмирал Лин-оун, – начал Рудой, немного запинаясь. – По приказу командующего армадой Зинона адмирала высшего класса Берид-оуна, оба ваших заместителя – адмиралы 3-го класса Рен-оун и Икша-оун – казнены, наемница Кара лишена звания и приговорена к казни, ее разыскивает военный суд Зинона.

– Я не понял?! – Игорь остановился и повернулся к Рудону, расцарапанное и без того «опасное» лицо Игоря стало еще внушительнее, Рудой упал на колено и продолжал:

– За то, что они допустили такое дерзкое и результативное нападение на вас, подвергли вашу жизнь опасности, они должны были быть казнены, по уставу Зинона… В ваше отсутствие флотом управлял я – как командир флагманского крейсера.

Игорь понимал, что любые эмоции в вопросах о Каре могут его выдать. Хорошо, что они еще не нашли Кару, это давало ему надежду, что она жива. А самый важный вопрос: где РЭ? Его судьба тоже интересовала Игоря, без РЭ все пропало, нет плана, нет спасения родным, если их уже не убили, из-за отсутствия сигналов на станцию Эдда.

– Со мной на крейсере был андроид РЭ, вы нашли его?

– Нет, скорее всего, он уничтожен вместе со всей информацией, – Рудой говорил загадками. – Но можете не переживать, все идет по прежнему плану…

И тут до Игоря дошло: «Этот Рудон тоже в теме всех событий. Неужели при солдатах можно так открыто говорить? Или и они тоже в курсе?»

– То есть все гарантии, как прежде? – произнес Игорь, намекая на жизнь своих родных.

– Да, адмирал, – ответил Рудон, – и можете не беспокоиться и говорить прямо, тут кругом лишь андроиды и роботы, вся возможная прослушка глушится. Кстати, адмирал, – Рудон протянул Игорю перстень, который в последний раз он видел на шее у вождя, – смею предположить, что это ваше.

Игоря охватила тревога за «индейцев»…

* * *

Шагая по пепелищу, оставленному от поселения, среди обуглившихся костей и черепов, Игорь вспоминал младшего сына вождя, когда тот открыл глаза и тем самым спас его жизнь, о цветах и подарках индейских женщин, о том, что индейцы радовались малому и простому, а теперь их нет… его охватила горечь и ненависть к жестоким порядкам чужого ему мира. Они не пощадили никого, выжгли все дотла, за то, что увидели перстень адмирала на шее у дикаря.

«Все, как я и обещал, вот и пришло со мной ваше несчастье. Как же погано…»

– Зачем?! – Игорь развернулся и направил бластер на идущего следом Рудона, тот упал на колено и взмолился:

– Адмирал Лин-оун, что я мог подумать?! Ваша вещь у дикарей, это… это оскорбление вам и всему ф… флоту! – он дрожал, потому что был живым человеком, а не андроидом, как РЭ.

– Ты ублюдок, почему ты должен жить, назови хоть одну причину!? – Игорь заводил сам себя все больше и больше, его останавливало лишь то, что он был с ним связан общей миссией.

– Адмирал Лин-оун, прошу вашей аудиенции! – подбежал один из командиров и упал на колено. – Мы нашли еще существ, они прятались на скалах, что прикажете делать?

И тут Игорь заметил стоящих у реки пленных «индейцев» – пять Унгеров, среди которых был и Нанур. Они стояли молча и неподвижно, возвышаясь над всеми, впереди солдат, не выражали никаких эмоций, не молили о пощаде; они все потеряли дар речи и, как тот следопыт Унугор, смотрели на Игоря своими большими черными несчастными глазами…

Глава двенадцатая

Подход геймера

Железные боги покидали планету, разрывая аквамариновые облака, преломляющие лучи красного заката. Флот адмирала Лин-оуна двинулся в путь в систему Дредеззер.

– Адмирал Лин-оун, – обратился Рудон, когда они находились в адмиральских покоях на флагманском крейсере, – вы должны удостоить чести эту планету и как первооткрыватель дать ей имя, и системе тоже. В звездные карты Зинона добавится новый мир для будущей колонизации.

– Мало пожгли? – Игорь все еще был в ярости. – Колонизация означает, что аборигенов сделают тупыми андроидами, а их землю заселят зинонцы?

– В общем… да, – тихо ответил Рудон. – Кстати, вы, скорее всего, не знали, что в ваш процессор прежнего поврежденного вакко-костюма были загружены карты Земли. Вероятно… я полагаю, это сделал РЭ, но странно, зачем… там есть и эта планета под именем Кеплер-22b трех звездных систем Лебедь… – Рудон задумался. – Адмирал, вы не должны поддаваться эмоциям, хотя бы на людях. Наши командиры… они не андроиды, прошу вас, пожалуйста, будьте осторожнее, – он начал старую песню РЭ…

Агенты Креалима, внедрившие Игоря, вероятно, повернули внеплановые события в свою пользу: удачей стал повод подтолкнуть командующего к казни двух заместителей адмирала Лин-оуна, что они и сделали. Поскольку Рен-оун и Икша-оун служили под началом Лин-оуна в течение долгого времени, они могли быстро вычислить двойника. В прежних планах агентов было убрать их под предлогом оскорбления адмирала Лин-оуна, теперь же все стало проще.

– Адмирал Лин-оун, вам сообщение с Зинона по секретной линии, – прозвучал голос с панели связи.

Это было одностороннее послание адмиралу Лин-оуну от командующего Берид-оуна. В комнату Игоря принесли карточку с посланием. Когда все посторонние вышли, лучи из карточки просканировали глаз Игоря, после чего началось сообщение:

– Адмирал Лин! – звенящий голос навевал ужас на Игоря. – В системе Дредеззер произошло неприятное событие: обе флотилии разбиты Креалимскими собаками, адмиралы убиты или схвачены. Если к постройке ворот вы не сумеете удержать плацдарм для вторжения армады в систему, я казню вас лично. Деззер не атаковать, в бой не вступать, охранять строительство ворот в заданной точке, у вас шестьдесят суток! Все, удачи вам, Лин. – Когда сообщение закончилось, карточка в руках Игоря рассыпалась в пыль.

Как и предполагалось агентами, Креалим не стал дожидаться, пока силы Зинона возрастут, и ударил первым, разбив в пух и прах обе флотилии с неопытными адмиралами. По замыслу агентов, Лин-оун должен оправдать надежды высшего командования и выполнить задачу, тем самым завоевав еще больший авторитет и приблизившись к верхушке власти. После того как Игорь побывал на чужой планете, он ощутил на себе всю реальность того, что Земля, его родной дом, уже далеко, что, возможно, он туда не вернется, старый мир в его памяти становился все более размытым, и теперь он был готов проявить себя для того, чтобы жить в новом мире. Ведь у него есть имя и положение, дело оставалось за малым – не упустить все. Однако он не забывал, чем дорожит, и надеялся, что его нынешние союзники сдержат слово.

Игорь часто приходил на смотровую площадку своего корабля. Их флот огибал туманность Ориона, плотное скопление пыли и газа, изолирующее от окружающей Вселенной галактику Млечный Путь, которую они собирались покидать. Ядерные реакции и миллионы градусов – этот огромный завод по производству звезд был красивейшим зрелищем, свечения небесных тел и вся палитра красок космоса завораживали Игоря.

Дальше их путь проходил сквозь звезды галактик-спутников на пути к галактике Эрар, их флот разогнался и шел на максимальной седьмой крейсерской скорости.

Игорь скучал по дому, по простым бытовым радостям, мечтал о нормальной ванне или хотя бы душе с водой, но во всем флоте был лишь вакко-порошковый метод личной гигиены.

Во время прогулок по громадному флагманскому крейсеру, который превышал по размерам крейсер Кары в 12 раз, Рудон рассказал Игорю много интересного и важного о политике в галактике Эрар с точки зрения человека.

Креалим приближался к полному поражению. Проиграв центр галактики и сдав практически все ключевые позиции, креалимцы устремились в неизведанные территории, рассредоточив военную промышленность на окраинах галактики Эрар. Успех зинонцев был в их изобретательности, галактические ворота, как средство быстрой доставки войск и провизии, сыграли в войне огромную роль. Технологии древних Шомеров, которые не сумел познать Креалим, – это галактические ворота, представлявшие собой станцию в космосе и огромное кольцо, в основе работы которого лежала черная материя космоса, искривляющая пространство. Чтобы система работала безопасно, должны быть ворота входа и ворота выхода, сама станция контролирует весь процесс и обеспечивает безопасность. Корабли перемещаются за секунды, преодолевают немыслимые расстояния. Но ворота не всегда могут успешно работать, Вселенная, системы и планеты постепенно перемещаются по спирали и часто встают на пути кораблей, которые при неудачном стечении обстоятельств могут врезаться в планету или звезду, поэтому одна из функций станций на воротах – это перемещаться вслед за движением системы, в которой они построены, уходить от гравитации космических тел и контролировать безопасность перемещения, «прозванивая» сигналами на другую станцию по ту сторону, вырабатывая график перемещений и прогнозируя промежутки времени для безопасных скачков. Может пройти неделя, прежде чем будет минута безопасного перемещения. Ворота строились во все направления галактики, к центру они собирались в так называемые галактические порты, а оттуда – в центр империи Зинон. Сама станция с галактическими воротами перемещалась относительно медленно, она хорошо охранялась, имела мощные орудия, способные уничтожать целые крейсеры с одного выстрела, без ведома станций ворот входа и выхода перемещения были невозможны.

По принципам технологий искривления пространства также работала и дальняя связь в галактике, у каждого флота были свои установки, посылающие и получающие сообщения. Сами установки довольно крупные и небезопасные, при повреждениях или взрыве корабля, где они находятся, остальному флоту может быть нанесен значительный ущерб из-за цепных реакций черной материи, поэтому для связи использовались самые крупные и мощные корабли. У Креалима тоже была подобная связь.

Флот адмирала Лин-оуна два года шел от крайних галактических ворот до системы Дредеззер, учитывая время, затраченное на спасательную операцию. Все детали, черная материя и оборудование для постройки находились на борту крейсеров флота.

* * *

Рудон – один из немногих, кто от простого пилота до командира прослужил на флоте под командованием адмирала Лин-оуна. Он его хорошо знал, участвовал во всех его битвах, заслужив доверие адмирала, и был назначен командиром флагманского крейсера. Со временем его завербовали, и адмирал Лин-оун был похищен не без его содействия.

Он не был тем агентом, у которого могли быть дальнейшие инструкции. В миссии он лишь заменил РЭ. Новый агент должен был прибыть через построенные ворота после успешного завершения операции в системе Дредеззер.

Поэтому Игорю предстояло отнестись со всей серьезностью к предстоящим трудностям…

За двое суток до прибытия в систему, по совету Рудона, он собрал командиров на совещание в специальном зале флагмана.

– Вот, возьмите, адмирал Лин-оун, – Рудон, предчувствуя беду, протянул Игорю пару таблеток зинонского успокоительного.

– Экстази? – попытался пошутить Игорь, у которого подкашивались ноги, от волнения он не мог выйти из своей комнаты.

– Это успокоит ваши нервы и поможет сконцентрироваться, – ответил Рудон. – Чтобы они подействовали, вы должны снять вакко-кольца.

Недолго думая, Игорь проглотил таблетки, и ему сразу морально полегчало. Они отправились на собрание, где уже ждали командиры тяжелых кораблей.

Они вошли в огромный зал совещаний, впереди был большой прямоугольный стол, по обе его стороны сидели люди, которые, увидев Игоря, практически синхронно вскочили с мест и поприветствовали своего адмирала. Игорь не мог ничего сказать и сел в свое кресло, Рудон среагировал быстро и сам подал команду садиться. Наступила тишина…

Когда Игорь увидел столько грозных на вид людей, а многие были старше его, он поначалу не мог справиться с волнением и сказать хоть слово, но при виде того, что никто не смеет поднять на него глаза, немного успокоился. Да и таблетки оказывали свое действие.

– Начинайте! – наконец скомандовал Игорь.

Рудон сидел рядом, с него уже сошло семь потов: он заметил, как Игорь покраснел…

– Разведчики доложили, что флот Креалима находится на орбите планеты Деззер, – начал доклад один из командиров. – Около пятидесяти крейсеров, авианосцев мы в системе не обнаружили, повсюду их разведчики.

– Это не значит, что их нет, – вмешался другой, – они на планете. Если мы отправим к ним истребители, то можем попасть в западню…

– Нам не нужно атаковать, мы можем строить ворота дальше от места, где планировали ранее, и потом переместить их, – проговорил еще один.

– У них больше кораблей, нас раздавят, где бы мы ни были. Как только начнем строить, они нападут, – перекрикивая всех, заявил четвертый.

Начался балаган. Игорь поднял руку, и все сразу замолчали. От действия таблеток он уже чувствовал легкое опьянение, но ум оставался ясным.

– Сколько у нас пушек «Черная грави»? – уверенно начал Игорь. Он спросил про пушки, которые предполагалось устанавливать на станцию галактических ворот при постройке. Это были одни из самых мощных орудий Зинона, они стреляли так называемым черным лазером, который представлял собой черную антиматерию в вакко-оболочке.

– Пять, адмирал: четыре для установки, одна – запасная, – ответил один из командиров.

– Их можно установить на крейсеры или планеты? – продолжил свою мысль Игорь.

– На крейсер нет, но на планету, если при ней будет находиться крейсер как источник питания…

– Отлично! Один залп – и минус пять. – Игорь задумался. – А сколько кораблей нужно для пяти пушек?

– Одного крейсера достаточно, адмирал…

– Адмирал Лин-оун! – прозвучало в панели связи. – Мы принимаем сигнал командующего флотилией адмирала 3-го класса Шерона. Их крейсер приближается к нашему флоту, ждем приказа!

Игорь снова задумался: «Шерон… что за Шерон, это уцелевшие с флотилии?..»

– Шерона с нашим челноком ко мне, крейсер держать на дистанции, – скомандовал он после двухминутных раздумий, понимая, что корабль Шерона может быть заминирован креалимцами. Такой тактический прием ему как-то рассказывал РЭ.

Игорь спешно вышел из зала, командиры остались ждать распоряжений.

– Как я выглядел? – спросил Игорь вышедшего вместе с ним Рудона.

– Великолепно, адмирал, бесподобно, изумительно… – Рудой сам уже был готов съесть пару таблеток.

– Хватит, Рудой, веди ко мне Шерона. – Игорь направился в свои покои. От успокоительного ему стало вообще хорошо и легко. Весь мир вокруг превратился в некую компьютерную игру.

Через полчаса Шерон предстал перед Игорем. Перед тем как привести к адмиралу, его просканировали на все возможные вакко-приборы и следы проникновения в мозг – он был чист.

– Приветствую вас, адмирал 1-го класса армады Зинона Лин-оун! – начал Шерон, упав на колено. Рядом с ним стоял Рудой. – Для меня великая честь принять смерть от вашей руки за побег с поля боя! – Шерон был старым адмиралом – мужчина высокого роста, худой, с седыми короткими волосами, с маленькими зелеными глазами и большим шрамом на левой щеке.

– Ты поэтому прилетел сюда, адмирал Шерон?! – возмутился Игорь. Ему был непонятен глупый фанатизм взрослого человека, который еще и войсками командовал. – Я всегда успею тебя убить. Встань и расскажи, что произошло?

– Вы должны его казнить по уставу Зинона, – тихо шепнул на ухо подошедший к Игорю Рудон, после чего он был отправлен прочь из комнаты.

– Они напали внезапно, мы были вынуждены отходить к планете Деззер. Как только мы приблизились к планете, – начал Шерон, – обе флотилии были разбиты одной атакой. Когда один мой разбитый крейсер совершил аварийную посадку на планету, он передал, что обнаружил нечто важное, потом связь оборвалась… Я отступил, направив разведку на планету, у них там заводы, они строят армаду, после передачи сигнала разведчик пропал. Видимо, был уничтожен…

– Сколько кораблей они строят?

– Разведчик передал, что там сотни крейсеров. Большая часть готовы – визуально наблюдались отдельно от строительных доков, но в бою они явно не участвовали. К тому времени как разведчик их обнаружил, все было уже кончено.

– Сколько кораблей атаковало вас?

– 56 крейсеров и 5 авианосцев.

– Как они атаковали, все сразу? Опиши, что видел.

– Их крейсеры показались первыми… Как только мы выпустили истребители, на перехват вылетели их истребители из идущих позади авианосцев. Нас зажали с двух сторон у планеты. Потом наши авианосцы перестреляли из дальнобойных крейсерских орудий, а истребителей задавили числом. Мы уничтожили лишь один их крейсер.

– Я понял… – коротко сказал Игорь и подумал: «Значит, флотилии были окружены на орбите планеты, на которой строится флот Креалима. Но почему же те не подняли готовые крейсеры и сейчас число их не увеличилось? Нельзя ждать, нужно напасть первыми…» Затем он произнес: – Адмирал Шерон, спасибо за информацию, иди в зал совещаний, я скоро подойду.

Сейчас Игорь пытался вспомнить занятия и наставления андроида РЭ по тактике ведения боя в космосе. Как же его сейчас не хватало! Уж он бы подсказал, как действовать. В голове каша и смятение, отчего все больше нарастающее волнение не дает сконцентрироваться и спокойно подумать. Всплывали лишь обрывки, нужно было срочно вспомнить, восстановить хотя бы азы.

Технологии Зинона схожи с креалимскими, потому что обе империи унаследовали многое от Шомеров: принцип классификации войск почти одинаков, виды, огневая мощь и характеристики кораблей практически сопоставимы. Тяжелые корабли, средние и легкие. К тяжелым относились крейсеры, как основная автономная единица флота, и авианосцы, которые более зависимы от крейсеров и менее самостоятельны. К средним относились в основном челноки, обслуживающие корабли и ремонтники. К легким – разведчики, истребители, малые челноки и другие. Крейсеры были основными кораблями для колонизации миров и подавления планетарных сил противника, на борту одного крейсера размещались до трех-пяти тысяч пятиметровых десантных роботов. Они находились в сложенном виде в специальных кассетах, которые ускоряли их выброс на атакуемую территорию, с помощью кассет крейсер даже с орбиты мог выпустить смертоносный десант. Роботы успешно высаживались, перемалывали всю наземную технику противника, подавляли огневые точки и живую силу. А затем их подбирали с планеты крейсеры-хозяева.

Андроид РЭ как-то показывал Игорю видеозапись, так называемое учебное пособие, или, по другому сказать, демонстрацию, показательное уничтожение непокорной расы гуманоидов, похожих внешне на «индейцев» с Кеплера, только цвет кожи синий, по записи было сложно рассмотреть лучше. В своем развитии они опередили землян на сто – сто пятьдесят лет. Игорь видел их быстроходные большие корабли, высокую степень освоения своей планетарной системы, колоссальное развитие на родной планете. Им долго везло, они находились практически на окраине галактики Эрар, о них не знали, но вскоре империя Зинон добралась и до этого мира. Потребовалась дюжина крейсеров и столько же авианосцев, чтобы практически без потерь уничтожить их военный флот и подавить все сопротивление в системе. Многочисленный флот гуманоидов был рассеян с ходу, словно игрушечный. А затем десант на планету, сопровождаемый непрерывным дождем поражающих вакко-потоков с крейсеров на орбите. Казалось бы мощнейшие танки и боевые машины, турели, орудийные, ракетные и лазерные установки синих гуманоидов безжалостно перемалывались десантом. Все выглядело, как избиение младенцев. У Игоря перед глазами стояла картина: десантный робот вскрывает бронированного исполина, похожего на танк, словно консервную банку, вытаскивает оттуда экипаж в серых военных комбинезонах и разрывает на части, отрывая руки, ноги, раздавливая черепа. Немудрено, ведь поражающие приспособления для рукопашного боя робота производились из высококачественных и самых прочных сплавов, которые только можно было создать в галактике. Этим видеороликом РЭ хотел показать особую жестокость Зинона. Андроид словно давал понять, что та же участь может постичь и Землю. Аналогичным образом, возможно, действовал и Рудон, уничтожив «индейское» поселение.

Десант также мог использоваться для взятия тяжелого корабля противника на абордаж или захвата боевой станции. Из-за своих размеров роботы могли действовать лишь в больших помещениях, в основном в ангарах. Поэтому в каждом десантнике было предусмотрено место для солдата или робота человеческих размеров, для высадки и ведения боя в узких коридорах и помещениях.

Десантные роботы также широко использовались в строительстве и других сферах, где нужно было применять их силу.

В соответствии с боевым уставом Зинона, флот всегда должен был иметь на вооружении и авианосцы, тяжелые корабли размерами чуть больше стандартных крейсеров, способные нести в себе до тысячи истребителей. Они имели множество ангаров для мгновенного вылета большого количества самолетов, у них не было дальнобойных орудий, в отличие от крейсеров, и они были медлительнее, но на марше в космосе абсолютно необходимы, как для прикрытия, так и для атаки. РЭ показывал Игорю запись, как зинонский авианосец с легкостью уничтожил креалимский крейсер в бою один на один, потеряв при этом не более двух десятков истребителей. Находясь вне зоны досягаемости дальнобойных орудий противника, авианосец просто выпустил рой самолетов, которые множеством атак подавили защитное поле и «расклевали» обшивку крейсера, пока тот пытался добраться до базового корабля на расстояние выстрела. Тем видеопособием РЭ показал, как важно иметь комбинированные войска. Конечно, на борту крейсера тоже имелись истребители, но их было значительно меньше, чем на авианосце. В то же время в своих комментариях РЭ подчеркнул, что группировку крейсеров взять тем же образом сложнее. Вместе они могли создать достаточную плотность огня, чтобы успешно сбивать легкие быстрые корабли противника.

В состав флота также входили разведывательные корабли. Без них любая группировка была бы слепа. Разведчики, легкие корабли, способные, в отличие от истребителей, летать на большие расстояния и длительное время находиться вне флота и базового корабля. Они быстро развивали скорость, могли уйти от преследования. Как глаза и уши флота, простирающиеся на несколько секторов вокруг, разведчики передавали информацию по цепочке, чем обеспечивали дальность связи и оперативность.

Основу живой силы флота составляли андроиды, бывшие люди и гуманоиды подходящих человеческих габаритов некогда покоренных Зиноном миров. В основном это были солдаты, пилоты легких кораблей и экипажи крейсеров и авианосцев. В командный состав флота всегда входили люди, подданные империи, начиная от командиров третьего класса и выше. Это командиры средних и тяжелых кораблей, звеньев истребителей, групп разведчиков. Для усиления живой силы Зинон также активно использовал роботов, в отличие от империи Креалим, гуманоидной расы, которая славилась силой и имела свои убеждения относительно массового использования как андроидов, так и роботов. Свирепые креалимцы, как они сами считали, не нуждались в машинах, они были воинами и искали славу в битвах. Однако десантными роботами, подобными зинонским, они не брезговали. Это была бесспорная наземная мощь, которую признавали и те и другие.

Что касается тактик ведения боя, то Игорь их особо и не знал, а вернее, даже не понимал. Был бы рядом РЭ с памятью адмирала Лин-оуна, Игорь сумел бы действовать как полагается. А сейчас, когда впереди бой, в голове каша. Все эти углы атаки, обманные маневры с градусами и склонениями и прочие понятия, что звучали во время обучения на челноке, для него были, как китайские иероглифы.

«На что рассчитываете, друзья? Может, ваш замысел в том и состоит, чтобы я слил битву. А слава разлетится по всей галактике, что Креалим одолел непобедимого зинонского адмирала. Почему Рудон не дал мне советов? Или все пошло не так из-за стычки с пиратами? Если бы все шло, как надо, то мы бы не потеряли две флотилии, успели бы воссоединиться и силы были бы равными. Так что же мне делать? Агент с ответом прибудет через ворота… Ворота, надо строить ворота, а чтобы построить, надо победить креалимцев в системе, а чтобы победить, чтобы победить… Не знаю, что сделать, чтобы победить. Импровизация, и будь что будет…»

* * *

Через полчаса Игорь вернулся в зал, все командиры поприветствовали его по уставу Зинона, и совещание продолжилось.

– Враг превосходит нас числом, это печально, – начал Игорь. – Вопрос к вам, командиры, что может помешать кораблю взлететь с планеты?

– Отсутствие топлива… нет, экипажа… – послышались ответы.

– Все вы верно говорите! – прервал дискуссию Игорь. – Теперь слушайте внимательно задачу. На крайней планете системы размещаем один крейсер с пушками «Черная грави», ваш крейсер, командир! – Игорь показал на первого попавшегося командира. – Рассчитайте так, чтобы через 2–4 часа после установки они в соответствии с вращением планеты были повернуты по направлению к Деззер. Во время установки все разведкорабли направляем в систему, чтобы летели одной большой группой и сбивали их разведчиков, в бой с большим скоплением противника не вступать, по возможности уводить корабли на безопасное расстояние… – Игорь задумался. – Далее… Все авианосцы сосредотачиваем около крайней планеты. Как только пушки будут установлены, выдвигаемся вперед к планете Деззер до контакта с их флотом, заранее выпускаем истребители и уводим их в сторону из поля зрения врага, улетаем назад к крайней планете, то есть заманиваем их флот. Если их истребители будут выпущены, чтобы настичь наши корабли, возвращаем свои истребители и атакуем их крейсеры. Как только крейсеры креалимцев приблизятся к крайней планете, начинаем расстреливать их из «Черных трави». Теперь… командиры крейсеров… – Игорь показал на всех, сидевших по левую руку. – Вы – группа один, через два часа после того, как авианосцы передадут, что заметили вражеские корабли, с другой стороны планеты Деззер высаживаете десант, а с ними пилотов и солдат, после чего ищете их авианосцы в системе. Теперь вы, – Игорь показал на сидевших по правую руку, – группа два, вы передаете весь десант до операции тем крейсерам, что на высадку, а свои крейсеры прячете с темной стороны крайней планеты. Как только «Черные грави» начнут стрельбу, заходите сзади и уничтожаете крейсеры врага. Задача истребителей защищать авианосцы и крейсеры от их истребителей. Теперь про десант. Берем с собой топливо сколько возможно… задача: уничтожить наземные силы врага, захватить крейсеры креалимцев на планете и присоединиться к атаке в космосе… Вопросы?! – Игорь был бесподобен в предвкушении «компьютерной баталии», он поймал настоящий кураж. Но в мыслях промелькнули сомнения: вышел, по его мнению, хороший план, однако рискованные и нестандартные действия могли привести к полному провалу.

Командиры были шокированы такой прямой простановкой задач, обычно все сопровождалось графикой и не было таким сложным.

– Все подробные детали вы получите у командира Рудона через 12 часов, – с этими словами Игорь покинул зал, сказав, что все свободны. Ему предстояло начертить схему своего плана для каждой группы.

– Вы понимаете, что сейчас сделали?! – Рудой был в бешенстве, забыв про субординацию.

– Что не так?! – удивился Игорь, который в своей рабочей комнате начал чертить на бумаге план. Он все еще был под действием успокоительного. – По-моему, я был красавчик.

– Полное отсутствие устава! Как вы ставили задачи?! Почему не обратились к инженеру по графике, ко мне? Я был не в курсе, что вы задумали такой сумасшедший план… – Рудой все причитал, потом сел на диван и задумался. – Нас обоих казнят, командиры уже поняли, что вы не он…

– Ваш устав креалимцы знают назубок… Либо пан, либо пропал, – ответил Игорь. Он еще перед совещанием решил, что доверится лишь себе и сделает все, как умеет сам, без советов других. Как и в компьютерной игре – все контролирует и управляет всеми один игрок. – Лучше рассчитай мне скорости, расстояния и время по конкретным видам кораблей или пришли того, кто рассчитает. И еще, кто спец по воротам, которые собираются строить? Я немного переиграл детали плана.

– Специалист по галактическим воротам? Э-э-э… а, главный командир первого класса Рид…

– Сюда его срочно, и еще, Рудой, я тебе нос сломаю и уволю на вольные хлеба, если будешь со мной так разговаривать, «бомжара»! – Игорь попробовал «метод воздействия Сергея». Конечно же Рудой не понимал смысла последнего слова, но испугался не на шутку, а главное, решил для себя, что больше не даст Игорю таблеток.

Глава тринадцатая

Либо пан, либо пропал

Из командной рубки величественного крейсера Игорь наблюдал, как на дальней орбите крайней планеты Аттон системы Дредеззер началось строительство галактических ворот.

Перед ним находилась интерактивная панель для подачи команд флоту, который выдвинулся на исходные позиции. Пользоваться ею было не сложнее, чем на сенсорном дисплее айфона. Только пальцами направляй, точки побольше – крупные корабли, точки поменьше – разведчики да истребители. Наши точки зеленые, их – красные.

Разведчики уже доложили о двух уничтоженных вражеских разведкораблях. Операция началась…

Авианосцы обнаружили себя, креалимские крейсеры неспешно двинулись им навстречу, вражеские авианосцы также показались на орбите планеты. В космическом пространстве появились тучи вражеских истребителей, будто пчелиный рой, они ринулись догонять зинонское войско, которое, развернувшись, пыталось уйти от превосходящих в пять раз сил противника.

– Они не успевают уйти, адмирал, – спустя полчаса заволновался сидящий рядом Шерон, наблюдавший за действиями на тактическом дисплее.

– Нормально все… – Игорь двинулся своим крейсером им навстречу. С фланга показался чуть поменьше рой истребителей Зинона, они заранее покинули авианосцы, еще до их обнаружения. Дождавшись, когда вражеские самолеты оторвутся от своих крейсеров в погоне за зинонцами, они ударили залпом по вражеским крейсерам и начали их активный обстрел, немного их притормозив. Креалимцы выпустили свои резервы на помощь, Игорь дал команду самолетам отступать вслед за своими авианосцами.

– Чертовы стратеги! – злился Игорь.

Через час крейсеры начали настигать его корабли, первый залп и первые серьезные потери, два авианосца взорвались, один доложил о неисправности реактора.

– Еще чуть-чуть… детка, давай, немного… – Креалимские войска замедлились, часть авианосцев начала разворачиваться, видимо, их командиры почувствовали неладное или им уже сообщили про вторжение на планету.

– Черт!!! Надо выдвигаться! Крейсер, полный вперед! Они должны увидеть флагман! – кричал Игорь. – Вакко-щиты поднять!

Вскоре креалимцы заметили его огромный флагманский крейсер. Их войска двинулись навстречу – слишком велик был соблазн уничтожить самого опасного адмирала Зинона Лин-оуна. На это и рассчитывал Игорь.

И вот наконец на дисплее показался враг. Прямоугольные крейсера Креалима больше походили на морские корабли, нежели на воздушные суда, о какой-либо аэродинамической форме речи вообще не шло. Но, несмотря на нелепый вид, мощные орудия, торчащие отовсюду, придавали большую серьезность несерьезным конструкторским решениям.

Крейсер адмирала Лин-оуна был в десять раз крупнее, но против полусотни крейсеров устоять было просто не возможно. Начался обстрел, удары за ударами, вакко-щиты слабели, крейсер отходил к планете Аттон, отстреливаясь. Больше половины зинонских истребителей уже были уничтожены. Еще два взрыва… Группировка авианосцев Игоря практически была разбита. Креалимцы обнаружили строительство ворот и всеми силами ринулись в атаку…

– Момент истины, адмирал Шерон! – засмеялся Игорь истерическим смехом и отдал решающую команду самой важной группе, которую он прятал за планетой Аттон. Корабль сотрясало от ударов настигающих крейсеров противника. Шерон был в шоке, не понимая, что происходит, флот был практически разбит, флагман расстреливался врагом, вакко-щиты еле сдерживали удары, а адмирал Лин-оун при этом смеялся…

Флот Креалима уже проходил слева от планеты Аттон, черный залп с планеты прокатился по вражескому строю, и два неприятельских крейсера взорвались. Три пушки промахнулись… Еще залп и еще. Креалимцы стали терять крейсер за крейсером. Как только они подошли на дистанцию для атаки, начали обстреливать планету. Все «Черные трави» разлетелись с первого же залпа. Истребители бились друг с другом уже вблизи шести оставшихся авианосцев Зинона.

– Через 10 минут враг выйдет на дистанцию атаки ворот! – кричал Шерон. – Потеряем ворота, и все будет кончено!

Игорь не обращал внимания, он был сосредоточен на тактическом дисплее.

В это время с другой стороны планеты показалась группа разведчиков. Это самые скоростные корабли во флоте. Они быстро приближались к группе противника, часть вражеских истребителей двинулась им наперерез, следом шли крейсера для прикрытия группы Игоря. Прорываясь сквозь тучи вражеских самолетов, разведчики устремились в самую гущу креалимских крейсеров. Пространство всколыхнулось от мощнейшего взрыва, вызванного черной материей и цепной реакцией. Все креалимское войско стало превращаться в пыль. В результате взрыва зацепило часть истребителей обеих сторон и один авианосец Зинона, который, потеряв управление, упал на планету Аттон и разбился. Флагманский крейсер Игоря едва ушел от ударной волны.

– Камикадзе, всегда срабатывает… – прокомментировал Игорь. Шерон сидел, раскрыв рот.

– На связи командующий десантной группой командир первого класса Херши! – спустя час ворвался в эфир голос. – Операция прошла успешно! Наземные силы Креалима разбиты, планета взята под контроль, 25 крейсеров захвачено. Наблюдаем 12 вражеских авианосцев, следующих нам навстречу.

– Херши, уничтожить всех! – скомандовал Игорь на выдохе, вытирая рукой капли пота со лба.

Вражеские авианосцы были пусты, все свои истребители они направили в атаку к Аттону. Это был просто расстрел.

Через пару часов все было кончено. Остатки креалимского флота были разбиты, выжившие вражеские истребители разбежались по просторам космоса. Их флагманский крейсер обнаружен не был, по-видимому, держался вне зоны досягаемости и скрылся после поражения. Последние очаги сопротивления на Деззере тоже были подавлены.

– Победителей не судят, запомни эту мудрость, – важно сказал Игорь встретившему его Рудону и, удаляясь в свои покои, бросил: – Шерона ко мне!

Флот перегруппировывался. Началось строительство ворот, по всей системе патрулировали разведчики, часть кораблей охраняла строительство, часть находилась на орбите Деззера.

Игорю нужно было успокоить свои нервы и расслабиться – предстоял доклад адмиралу Берид-оуну. Он переживал, что как-то ошибется, чего-то не скажет или что-то перепутает. Пришел адмирал Шерон.

– Я восхищен вашим мастерством, адмирал Лин-оун! – упав на колено, торжественно произнес Шерон. – И я готов принять смерть от вашей руки!

– Может, хватит? Опять за свое! – Игорь сдвинул брови. – Твои разведданные очень помогли, ты помог мне в этой победе и заслуживаешь жить и служить дальше. Встань и присаживайся.

– Я восхищен вашей тактикой «Камекадза», я поражен вашим мастерством, это гениально, использовать часть черной материи для бомбы, – начал расхваливать его Шерон. Игорю захотелось послушать, порадовать свой слух, ведь эти похвалы он действительно заслужил. – Вы уничтожили восемьдесят тяжелых кораблей противника, потеряв всего десять, при этом захватили целый вражеский флот! В истории Зинона мало подобных триумфов! Я готов служить под вашим началом до самой смерти!

– Тогда клянись мне в верности, адмирал Шерон! – вдруг сказал Игорь, который вспомнил наставления РЭ о воинских ритуалах Зинона. Игорь понимал, что ему нельзя полагаться только на агентов Креалима, завербовавших его, ему нужны были союзники.

– Я клянусь вам в верности, клянусь служить вам до самой смерти! – торжественно проговорил Шерон, приняв привычную уже для Игоря «стойку на колено».

Шерон был старым адмиралом, который за свою карьеру дважды был разжалован и лишен благородного титула из-за своей принципиальности и жалости к простым людям. В отличие от большинства элиты Зинона, он не был жесток и беспощаден. Его семья трагически погибла при случайных обстоятельствах, в которых он винил некоторых адмиралов армады, в том числе и самого Берид-оуна. После потери близких он видел смысл своего существования лишь в службе империи и воспитании молодых командиров.

– Хорошо, адмирал Шерон, теперь слушай. – Игорь беспокоился о том, что враги могут контратаковать или испортить «всю малину», это подсказывал ему его геймерский опыт. – Ты возглавишь колонию на Деззере, возьмешь солдат и роботов сколько необходимо и будешь следить за порядком на планете, уцелевшие заводы и недостроенные корабли заминируй, чтобы потом не оплошать, как наши враги.

Из доклада Херши стало ясно, что Креалим не смог поднять свой флот из-за нехватки пилотов и экипажей, скорее всего, они были в пути, когда началась битва. Планета Деззере единственная в системе имела пригодную для открытой работы атмосферу, на ней были почти все необходимые ресурсы для создания флота, чем и воспользовались креалимцы. Они заложили на заводах строительство более трехсот крупных кораблей, а также наладили производство истребителей и других легких кораблей. Промедлил бы Зинон еще хоть пару месяцев, и Креалим своей армадой смог бы спокойно и методично, одни за одними, уничтожать галактические ворота Зинона, лишая их всех преимуществ. Креалим много вложил в производство на этой планете, и теперь крах их империи был еще ближе.

Сеанс прямой связи застал Игоря врасплох. Берид-оун, не дожидаясь доклада, вызвал на связь адмирала Лин-оуна, когда Игорь еще разучивал свою речь, которую ему продиктовал Рудон.

– Докладывайте обстановку, адмирал Лин! – начал звенящим голосом командующий.

– Э-э… Приветствую вас, адмирал высшего класса а-а-а… армады Зинона Берид-оун! – начал бодро Игорь, подумав: «Благо, не видео связь…» – Так получилось, что… ну, в общем, мы разбили флот Креалима, захватили планету Деззере и 25 крейсеров…

– Я не понял?! – прервал Игоря Берид-оун. – Вы вступали в бой?! Я же приказал не вступать в бой!!! Какие потери?! Доложи обстановку!

– Наши потери: 10 авианосцев, 5480 истребителей, 30 разведчиков, 10 командиров 1-го класса, 30 командиров 3-го класса, 7 тысяч солдат и пилотов, 20 тысяч боевых десантных роботов. – Игорь читал по бумажке, запинаясь на четырехзначных цифрах. – Потери Креалима: 80 крейсеров, 25 авианосцев, примерно 14 тысяч истребителей, 25 разведчиков, 7 тысяч солдат и 31 тысяча боевых десантных роботов. По поводу обстановки: галактические ворота будут достроены через 20 суток, планета и вся система Дредеззер под нашим контролем. Да… и еще мы потеряли все пять пушек «Черная грави»… – Игорь замолчал, в эфире наступила тишина.

– Я не ослышался, Лин?! – вдруг прервал тишину в эфире звеняще хохочущий голос командующего. – Креалимские собаки с таким войском да обделались, уничтожили всего десять тяжелых кораблей?!

– Да, адмирал Берид-оун! Вы не ослышались, а еще на планете они строили целую армаду, которая теперь в наших руках…

– Ты будешь представлен к награде, Лин! Отправь мне запись боя с бортового журнала, я хочу это увидеть! Конец связи!

«Какую запись?! Я чуть не обделался вслед за креалимскими собаками Берида… К награде… Надо бы обмыть. Нет, сперва эта чертова запись. Где этот Рудон шарится?!» – думал Игорь, стоя неподвижно в командной рубке.

– Рудон, сюда! – крикнул он в панель связи. – В рубку! Бегом! – Он вспомнил, как Сергей Федоров, его друг и вояка, рассказывал про армию и как он командовал своими бойцами. Сейчас он был в «кураже», и ему пригодились рассказы Сергея…

Рудон был растерян, Игорь это заметил. Вероятно, он переживал, что агенты Креалима неправильно воспримут произошедшие события и разозлятся – видимо, его так же, как и Игоря, шантажировали, и он боялся.

Глава четырнадцатая

С приветом из ядра галактики

На смотровой площадке Игорь наблюдал, как обслуживающие корабли латали крейсеры и авианосцы, как идет строительство ворот. Оставалась неделя до завершения. Тайком от Рудона Игорь попросил Шерона собрать поисковую команду и под строжайшим секретом отправить самый быстроходный крейсер на поиски Кары в тот злополучный сектор, где было совершено нападение пиратов. «Доставить ко мне живой и невредимой…» Он смотрел на звезды, вспоминая ее черные длинные волосы, красивые преданные глаза и великолепную грудь…

– Рудой, расскажи о себе, – неожиданно попросил Игорь, когда они находились в его рабочем кабинете. В последние дни стало очень скучно, все было однообразно, развлечений никаких, заняться было просто нечем, а слушать про зинонские порядки он устал.

– Что вас конкретно интересует, адмирал Лин-оун?

– Ну, ты вроде мужик неплохой, на рокера похож, – усмехнулся Игорь, ему захотелось поподкалывать инопланетянина, которого он пару недель назад ненавидел за убитых «индейцев», хотя теперь стал осознавать, что каждый из флота Зинона способен на подобное и это у них в порядке вещей.

– Рокера? – не понял Рудон. – Почему вы смеетесь?

– Ладно, ты все равно не в теме… Расскажи лучше, как тебя завербовали креалимцы. – Игорь решил не ходить вокруг да около.

– Вы в своем уме? Об этом нельзя спрашивать. – Рудона перекосило.

– Почему нет? Если ты не андроид, ты живой человек, у тебя есть свои интересы в этом деле, внешне ты не креалимец, значит, просто работаешь на них. – Игорь дал понять, что им не избежать данного разговора, Рудон в это время уже сканировал комнату своим прибором. – Да нет прослушки, дружище, я уже проверил сам. Давай поговорим откровенно.

– Мы не можем разговаривать об этом, адмирал. – Рудой хотел удалиться, но Игорь остановил его.

– Тебя убьют, как только я встречусь с очередным агентом и получу новые инструкции, – уверенно произнес Игорь. Он решил немного надавить на него, ввести в заблуждение и понять его мотивы. – РЭ, Кара и два адмирала уже позади. Ты – пешка, которой пожертвуют, а я пойду дальше.

– Возможно, так и будет, адмирал, но я готов к этому, – ответил Рудон. Он так просто не сдавался. По его глазам было видно, что он врет, – он боялся смерти, возможно, боялся, что агенты в данный момент проверяют его.

– Что ж, сменим тему, – вздохнул Игорь. – Ты владеешь вакко-мечом?

– Я мастер меча, адмирал Лин-оун! Я обучался у лучших мастеров Зинона! – бодро ответил Рудон, счастливый оттого, что появилась возможность похвалиться.

«Куда ни плюнь – одни мастера», – подумал Игорь.

– Мне говорили, что настоящий Лин был мастером меча. Возможно, мне придется показывать мастерство, которым я не владею… Я не могу в открытую просить кого-то обучать меня. Ты бы смог тайком от посторонних это делать? – Игорь беспокоился о собственной безопасности, после Кеплера-22b тема спасения собственной шкуры для него стала актуальнее.

– Хорошо, я почту за честь… и хотел бы предложить еще тренировки по стрельбе.

Игорь начал обучаться фехтованию на вакко-мечах. У него неплохо получалось – он был старательным учеником. Рудон даже удивлялся его отличной реакции. Конечно, ограниченные тренировки могли дать ему лишь азы, без боевой практики и большего времени мастером стать было невозможно.

– Адмирал Лин-оун! В системе обнаружено три пассажирских челнока без опознавательных знаков, истребители вылетели на перехват, – доложили из рубки управления Игорю во время очередной тренировки.

– Рудон, какие наши действия? – забеспокоился Игорь.

– Их просканируют на взрывные устройства и радиацию, потом досмотрят на борту одного из крейсеров. Если это подданные Зинона и все документы в порядке, они полетят дальше, если креалимцы их уничтожат или сделают андроидами, по вашему приказу, а если нейтралы…

– Нейтралы? – удивился Игорь.

– Да, есть просто беженцы – не все хотят участвовать в войне между двумя империями и бегут в поисках новых миров. Если они, то, по уставу Зинона, вы должны забрать их на службу, а если откажутся, сделать из них андроидов. Их корабли будут в составе вашего флота.

– Я хочу их всех увидеть, Рудон, – сказал Игорь. У него была надежда, что среди них есть Кара. – Всех на мой флагман! – скомандовал он в рубку и вышел из тренировочного зала.

– Это небезопасно, – проговорил Рудон, догоняя Игоря.

– Так заведите в ангар побольше охраны! – решительно сказал Игорь и зашел в скоростной лифт…

В огромном ангаре флагманского крейсера, щедро освещаемом ярким светом, стояли три арестованных челнока. Это были беженцы с далеких миров, как доложили командиры. Всего 156 человек – мужчины, женщины и немного детей. Все они выстроились в один ряд перед челноками, позади каждого стоял боевой робот Зинона. Один из капитанов уже расхаживал перед строем и агитировал вступать в ряды Зинона, а солдат подходил к каждому и проверял «документы», специальным прибором сканируя глаз. Из подпалубного лифта выехала фигура адмирала Лин-оуна в темно-синем костюме и парадном плаще, он в сопровождении Рудона и двадцати пяти роботов охраны спешно направился к строю.

Как только адмирал подошел, все выполнили приветствие, строй беженцев тоже – под контролем стоящих сзади роботов все несинхронно упали на колено, в том числе и дети. Игорю стало неловко. Он увидел обычных людей, одетых в простые одежды, а не в привычные ему военные комбинезоны.

– Приветствую вас! – крикнул Игорь, не зная, как к ним обратиться, и дал знак, чтобы все поднялись. Он хотел посмотреть в лицо каждому из них, хотя его глаза уже пробежали по всему строю в поисках Кары.

– Вы можете взять себе рабынь, если хотите, – шепнул Рудой озадаченно стоящему Игорю.

«Такое возможно?! Рабынь?» – удивился Игорь, для него это было что-то запредельное.

– Что значит рабынь, Рудон? – спросил он так же тихо.

– Для утех или работы. Если они будут чисты и добровольно заходят служить, их можно оставить людьми и не делать из них андроидов. Они не могут находиться у вас на военном корабле – устав запрещает, но на обслуживающем челноке, на планете или у вас дома на Зиноне вполне могут быть, тем более что в столице запрещены андроиды, а рабы разрешены.

«Интересно девки пляшут…» – подумал Игорь, его мысли загорелись от чувства собственника и власти. Он начал осматривать строй, проходя мимо каждого. «Лохмотья и нищета, кто в чем… Фу, а вонь, будто не мылись уже год». Старики, мужчины, женщины и дети – все смотрели на него с какой-то надеждой, немного смущая его своими взглядами. «Обычные люди, жизнь которых в моих руках…»

– Зинонские собаки! – неожиданно заорал кто-то в толпе, в другой стороне строя. – Вы, как саранча, лишаете воли и свободы! Ненавижу вас! А-а-а!!! – Стоящий сзади робот схватил за волосы кричащего мужчину.

– Казнить его! – крикнул Рудон, подбегая к бунтовщику.

– Не вздумайте кого-нибудь тронуть! – перебил его Игорь и направился к взбунтовавшемуся человеку, который уже был готов расстаться с жизнью. Все остальные в толпе стояли тихо и не шевелились, немного хныкали дети, некоторые женщины дрожали от страха или бессилия.

– Как твое имя? – спросил Игорь оравшего, он был примерно его возраста.

– Ламберт, мое имя Ламберт, я готов умереть ради свободы! – продолжал выкрикивать тот.

– Смерть никому не принесет пользы, Ламберт, – вздохнул Игорь. – А мое имя адмирал 1-го класса Лин-оун, слышали обо мне? – Игорь решил проверить реакцию беженцев, те засуетились.

– Ты – тиран и убийца! – продолжал крамольные речи Ламберт. Рудой уже рвал и метал, он готов был голыми руками разорвать дерзкого беженца, а Игорь лишь слегка улыбнулся ему и отошел к центру строя.

– Есть одна мудрость, – начал он, – не слушай того, кто принял смерть, ему нечего терять, дай ему что-то и снова послушай. Это древняя мудрость. – На самом деле это придумал сам Игорь, решивший потренировать свое «ораторское искусство». Печаль, что здесь нет Кары, что стоят измученные люди – все это делало его спокойным и создавало у него какое-то жалостливо-романтическое настроение.

Ламберт молчал, весь строй затих, и даже дети перестали плакать после слов Игоря.

– Я предлагаю вам служить в моем флоте добровольно, – продолжил Игорь. – Кто хочет служить, сделайте шаг вперед, остальные будут отпущены и на своих кораблях могут лететь дальше. Вы получите столько провизии, сколько вместят ваши корабли, даю вам слово. Тем же, кто останется служить мне, я обещаю свою защиту и славу!

– Вы сошли сума?! Или взяли без моего ведома успокоительное?! – истерично шепнул Игорю подошедший Рудой.

– Неужели никто? – расстроился Игорь. Все молчали, глаза беженцев загорелись надеждой отправиться дальше. – Ну что ж, все свободны. Рудой, распорядись обо всем, что я сказал.

Игорь развернулся и направился было к лифту, как вдруг солдат, проверявший документы, очень громко закричал что-то непонятное. Игорь обернулся и увидел, как воздух будто всколыхнуло и все роботы попадали на землю, солдата мотало в стороны, он держался за голову, из его глаз и носа ручьем текла кровь, через несколько секунд его голова лопнула, кровь и мозги разлетелись на несколько десятков метров, попали на беженцев. Те уже кричали и хаотично перемещались вокруг упавших роботов, пытаясь спастись непонятно от кого или чего.

– Гелиор! – закричал Рудой и, выхватив вакко-меч, висевший у Игоря на поясе, помчался в толпу.

Сквозь воцарившийся хаос Игорь увидел зловещие желто-красные глаза, устремленные на него: иссохший старик маленького росточка в сером рваном плаще был совсем не похож на человека – без носа и ушей, он больше походил на мутанта из фильма ужасов. Но почему его не заметили раньше? Игорь, охваченный паникой, не знал куда ему деться. Он не мог бежать, какая-то сила пыталась остановить его, перехватывало дыхание.

Игорь заметил, что Рудон упал, схватившись за голову и уронив вакко-меч. Гелиор шел прямо на Игоря, переступив через корчащегося в муках Рудона. Монстр приближался, вытянув свои дряхлые руки вперед, пытаясь сразить Игоря своим телепатическим и энергетическим воздействием. Но что-то было не так, он не смог ему навредить, как ни старался.

– Ты! – ревел мерзким сдавленным голосом Гелиор, обхвативший двумя руками шею Игоря и пытающийся задушить его. Через секунду голова монстра упала на палубу, а за ней и обезглавленный труп. Позади трупа стоял Ламберт с адмиральским вакко-мечом.

– Они хорошо маскируются, – сказал он, возвращая меч ошарашенному Игорю. – Год в космосе он никак не раскрывал себя, а услышал про вас, адмирал, и будто взбесился. Я готов служить в вашем флоте, прошу прощения за нелепости, что я вам наговорил!

После инцидента всех заново перепроверили, теперь присоединиться к адмиралу пожелали еще двенадцать человек, остальные были отпущены в дальнейшее путешествие. Определить применение новым людям Игорю предстояло позже, а пока он отдыхал после нелегкого дня в своих покоях.

* * *

– Объясни мне, что произошло, Рудон? – на следующее утро спросил Игорь, ему было тяжело вставать с постели. На подушке Рудон заметил кровь, которая ночью шла у Игоря из носа. Медицинские роботы не отходили от его кровати.

– Я не знаю, адмирал, но это был Гелиор, древнее существо, они прячутся в аномалиях космоса и постепенно вымирают там. Я впервые столкнулся с такой силой. За всю мою жизнь я ни разу не встречал подобного существа, лишь слухи да легенды ходили по Зинону о том, что Гелиоры могут покидать свои миры, – ответил Рудон, который выглядел очень неважно – под глазами синяки, а сам бледный на вид.

– Но как он взорвал солдату голову?!

– Телепатическая сила и сила его энергетического поля – только так я могу объяснить произошедшее, у него в руках не было боевого оружия, я уверен, что не было…

– Рудон, иди отдохни, я не буду тебя тревожить, пока ты сам не поправишься, – сказал Игорь, увидев, в каком состоянии его командир.

– Мне уже хорошо, я быстро восстанавливаюсь, – ответил Рудон. – Меня волнует Ламберт, я ему не доверяю. Прошу вас, не подпускайте его близко к себе.

– А по мне, так я могу ему доверять, он спас мне жизнь, и тебе тоже. Промедлил бы он, и твоя башка тоже бы лопнула, как у того бедолаги, или я не прав? – Игорь встал с кровати, он был в удобной бежевой адмиральской сорочке.

– Я уже не знаю, кто прав, адмирал, – вздохнул Рудон, его фраза была многозначительной для Игоря: неужели он начинает сомневаться в агентах Креалима? – И… еще, я должен доложить адмиралу высшего класса Берид-оуну о случившемся, как требует устав Зинона.

– Не вздумай! – грозно сказал Игорь, который считал, что командующему не нужно знать об этих событиях. – Я не стану тебя умолять не говорить, просто имей в виду, если доложишь, я тебя казню за то, что чуть не умер из-за твоей халатности!

Рудон воспринял эту угрозу со всей серьезностью, потому что уже испытал подобное на планете Кеплер-22b.

После «милой» беседы с Рудоном Игорь направился в свой рабочий кабинет, ему было интересно узнать, что за человек этот Ламберт и что он знает о Гелиорах.

В комнату вошел Ламберт – высокий молодой человек, хорошо сложен, светлые кучерявые волосы, голубые глаза.

– Ламберт, каково твое ремесло? Почему ты так яростно выступал на палубе? – начал расспрашивать вошедшего Игорь.

– Я просто понимал, что мне терять уже нечего, как вы и сказали, а быть тупым андроидом я не хотел, – начал с улыбкой Ламберт. – Насчет себя скажу: я был наемником, выполнял разные мелкие поручения чиновников Зинона, потом мой дом разорили ваши вояки, я подался с беженцами, со мной еще моя команда, они все и вышли за своим главарем…

– А что именно ты выполнял, какую работу? – заинтересовался Игорь.

– Грязную, за которую хорошо платили.

– Скажи, какую? Это останется между нами, – настаивал Игорь.

– Следил за людьми, воровал на заказ, собирал разный материал… – нехотя отвечал Ламберт. Естественно, он многое скрывал. Ламберт был первоклассным вором, он мог проникать незаметно практически всюду, куда вела его цель, он хорошо мастерил разные устройства слежки, маскировки и обмана, помогавшие ему в нелегком воровском деле. У него было немало знакомых воров и просто полезных людей в Зиноне, во взаимодействии с которыми он проворачивал свои аферы. Когда-то Ламберт был обычным подданным империи, простым чиновником, работавшим в сфере распространения информации, иными словами, работал на телевидении. Потом он влюбился в девушку благородных кровей, но низкий уровень его жизни не позволял ему быть достойным ее. Тогда-то он и встал на путь воровства. Ее отец дал ему поручение подставить высокого чиновника в своих интересах, Ламберт сделал все, что от него требовалось, но отец все равно не позволил им быть вместе. Она тоже была в него влюблена, и они сбежали, поменяв имена. Чтобы прокормить семью, он начал серьезно заниматься своим новым ремеслом. Настало время, когда его практически выследили, и ему вместе с его командой пришлось пуститься в бега, уведя за собой преследователей. Теперь она живет с двумя его детишками и со всеми награбленными богатствами в его доме-убежище и ждет. А он вот уже более двух лет путешествует по космосу в поисках чего-то важного для себя и в надежде вернуться.

– Что ты знаешь о Гелиорах? – Игорь сменил тему. – Как он маскировался?

– Гелиоры? Хм… – задумался Ламберт, – вы, адмирал, должны больше о них знать, намного больше, чем я. Ну, коль спросили, расскажу все, что знаю. Они бессмертны, но не могут иметь потомства, живут ближе к центру галактики, у ядра Эрар, почти у квазара, оттуда и черпают жизненную силу. Если покидают свои дома, долго не живут. Простым смертным туда нет дороги – эр-радиация убивает любых существ. Они обладают силой убивать все живое своим разумом на небольшом расстоянии. На моем пути это уже вторая встреча, а первая была, когда мы прихлопнули их в космосе – когда совершали перелет до Зинона, разнесли их челнок. Потом по останкам в космосе поняли, что это те твари. Я не знаю, что им тут надо, но они сильно рискуют. Что-то, видно, стоящее дороже их жизней. По поводу маскировки – они способны облачиться в любое существо, только сканер глаз может их распознать. Поэтому вояку-то со сканером первым он и шлепнул… Кстати, у вас интересный перстень, адмирал Лин-оун.

– Глаз уже заточен на блестящее, да? – слегка улыбнулся Игорь.

– Вы меня простите, я воинских правил не знаю, но скажу прямо, вы мне нравитесь, адмирал, – рассмеялся Ламберт.

Ламберта и его команду недоверчивый Рудой определил на обслуживающие корабли флота, несмотря на то что Ламберт яростно рвался в разведывательную группу, уверяя, что он первоклассный пилот.

Глава пятнадцатая

Герой Зинона

Наконец пятнадцатикилометровые в диаметре галактические ворота были собраны, а Игорь полностью пришел в себя после нападения. Ожидалось прибытие высокопоставленных чиновников Зинона. Он сильно нервничал, но Рудон, казалось, нервничал еще больше.

Кто конкретно может прибыть из командования армадой, никто из флота не мог знать практически до последнего момента, пока корабли не пересекут линию галактических ворот в системе. Рудон опасался, что Игорь не успеет изучить фотографии и имена адмиралов и чиновников, с которыми сам адмирал Лин-оун был хорошо знаком. Любое неверное слово – и Игорь рисковал раскрыть себя. Единственный плюс был в том, что большинство ожидаемых лиц не видели Лин-оуна более двух лет по причине его походов в отдаленные сектора галактики.

Рудон показывал и рассказывал про воинские ритуалы, которые Игорю предстояло провести, приветствуя гостей и, возможно, получая награды. Жесты, поклоны, кому просто кивок, а кому «полный прогиб», как любил в последнее время называть «стойку на колено» Игорь. Они репетировали в его кабинете. Учили и повторяли знаки отличия: три вертикальные золотые полосы на плаще и прямоугольный знак с тремя поперечными полосами на левой груди – это адмирал 1-го класса, ему просто кивок или легкий поклон, две или одна полоса – это адмиралы 2-го и 3-го классов, они должны приветствовать первыми. У адмирала высшего класса, в армаде их всего трое: Берид-оун – он самый главный – и два его заместителя, у всех полосы как у адмиралов 1-го класса, плюс еще две голубые полосы между тремя золотыми, а форма может быть не обязательно синей. Берид-оун, к примеру, любил ходить в ослепительно-белой.

С самоконтролем у Игоря все было плохо. Его просто трясло от одной только мысли, что он будет встречать властителей галактики, решающих судьбы миллиардов существ. Его жизнь висела на волоске, и не только его, но и родных ему людей.

На станции галактических ворот загорелся красный маяк, а затем стали ярко пульсировать зеленые огни по всей окружности огромного кольца. Это значило, что началась подготовка к прибытию в систему. Крейсеры, охраняющие ворота, начали расползаться, освобождая космическое пространство для новых кораблей. Через некоторое время загорелись синие огни, и в ту же секунду, как из ниоткуда, из ворот выскочили и сразу полетели по системе разведывательные корабли, за ними крейсеры, замедляя ход, и наконец – флагманский крейсер руководства, который в несколько раз был больше флагмана Игоря. В систему пребывали все новые и новые корабли, но вскоре загорелись красные огни на станции ворот, и прибытие прекратилось. За 17 минут, что был открыт путь к перемещению, в систему прилетело более 30 тяжелых кораблей армады Зинона. По докладу из центра управления воротами адмирала Берид-оуна среди руководства не было. Прибыли его заместитель адмирал высшего класса Крейн-оун, его свита и куча адмиралов и командиров.

Игорь начал готовиться к перелету на флагман Крейн-оуна. Рудой рассказал о нем все, что знал. Крейн-оун, выходец из высшего общества, стал приближен к императорской семье благодаря своему браку с родственницей жены императора. Поэтому и занял такой высокий пост, руководитель из него был плохой, он любил выпить – на Зиноне было распространено производство различных вин и винных напитков для элиты общества. В армаде ему не доверяли ответственные операции, зная, что он может завалить любое дело. С адмиралом Лин-оуном Крейн общался мало, потому что Лин не уважал его как военачальника и старался не иметь с ним никаких серьезных дел.

И вот из челнока поприветствовать адмиралов вышел Игорь в своем новом парадном вакко-костюме, увешанном всеми имеющимися наградами адмирала Лин-оуна. Костюм все это время находился на его флагманском крейсере и ждал торжественного случая. По центру площадки – свободный живой коридор, будто расстеленная «ковровая дорожка», слева и справа выстроились адмиралы, а позади – различного ранга командиры армады, которые прибыли сегодня. Практически вся площадка огромнейшего ангара была заполнена людьми. Увидев столько устремившихся на него взглядов, Игорь чуть было не потерял контроль над собой, ноги, будто ватные, не хотели идти, и если бы не таблетки Рудона, все было бы уже кончено… Переборов страх, он шел по площадке стремительно и уверенно, его парадный темно-синий плащ с золотыми полосами играл в белом свете, озарившем весь огромнейший ангар флагмана. Впереди, через сто метров, со своей свитой в красном костюме стоял невысокий полный адмирал с седоватыми короткими волосами и маленькими аккуратными усами. Это был Крейн. Игорь подошел к нему и, преклонив колено, поприветствовал:

– Адмиралу высшего класса армады Зинона Крейн-оуну слава! – крикнул он не своим голосом. – Я приветствую вас в системе Дредеззер!

В тот же миг площадка затрещала от почти одновременных ударов колен – весь строй упал «в стойку» и склонился.

– Приветствую тебя, адмирал Лин, – сказал, улыбаясь, Крейн. – Это тебе сегодня слава! – крикнул он, и вся толпа буквально взорвалась возгласами приветствия.

Тысячи людей кричали: «Слава адмиралу Лин-оуну, слава!» У Игоря по телу побежали мурашки, от такого акустического взрыва захватывало дух. Крейн подал знак, и Игорь поднялся, пребывая в легкой эйфории. Хотя улыбаться ему совсем не хотелось. Наступила полная тишина.

– От имени императора Зинона адмирал первого класса армады Зинона Лин-оун награждается алмазной печатью Героя империи! – продолжал Крейн, развернувшись к своему помощнику, держащему на зеленой подушечке награду. – Прими эту печать, адмирал Лин, она уже у тебя третья, – подшучивал абсолютно расслабленный Крейн, цепляя Игорю на грудь круглую, граненую, всю в бриллиантах и изумрудах медаль рядом с еще двумя такими же. И снова крики поздравлений прокатились по строю. Игорь почувствовал себя настоящим военным, которому даже позавидовал бы его друг Сергей Федоров. Он вспомнил, как Сергей рассказывал ему про плац и строй, про развод суточного наряда: все стояли в строю и ждали нового дежурного, на улице весна, поют птички, романтика… вышел помощник дежурного и стал подавать команды, а в это время на плац прямо перед строем выбежали две собаки и начали демонстративно совокупляться, строй бойцов разразился хохотом, а контуженый полковник, новый дежурный, вытащил пистолет и бесцеремонно пострелял дворняг, когда они были еще «в процессе», затем сказал: «Уберите это убожество с плаца». Последняя «крылатая» фраза как раз и крутилась в голове Игоря, в тот момент, когда наступила минута неловкого молчания.

«Я что-то должен был сказать?» – в ужасе подумал Игорь, посмотрев в маленькие голубые глазки Крейна, который в тот момент еще и прищурился. На самом деле Крейн сам забыл свою речь, с которой должен был выступить перед всеми.

– Ай, ну да ладно, – прервал молчание Крейн, дружески подхватив за руку Игоря, и повел его с площадки через строй адмиралов на запланированные далее культурные мероприятия. – Отпразднуем, Лин! Хоть выпью с самым опасным адмиралом армады! – смеялся и, казалось, откровенно радовался Крейн.

– Все адмиралы армады приглашаются в праздный зал на ужин, – объявил один из помощников Крейна.

«Пить?! Бухнуть, что ли, на самом деле? Нервы ни к черту, – думал Игорь, шагая вместе с красным адмиралом под руку, как два ярких представителя сексуальных меньшинств. – Он уже, видимо, поддал – идет шатается…» Крейн действительно уже накатил немного.

В большом банкетном зале с приятным неярким освещением играла мелодичная непринужденная музыка. Игорь впервые услышал инопланетную музыку, которая напоминала тихую игру скрипки. На стенах и потолке дисплеи, как на смотровой площадке, показывающие местные окрестности космоса. Много прямоугольных столов с едой и выпивкой. Повсюду бегают красивые, как на подбор, официантки, одетые в обтягивающие, вызывающие и полупрозрачные бежевые костюмы, с аккуратными короткими стрижками и разноцветными ленточками в волосах. За каждым столом рассаживались все по рангу: адмиралы 3-го класса отдельно, 2-го класса отдельно и 1-го с высшими, где сидел и Игорь, тоже отдельно. За столами все было более приближено к земному: посуда прежнего типажа, но уже прозрачная, салаты, овощи и фрукты, неведомые Игорю, но по вкусу и запаху напоминающие ему что-то из земной пищи, желе, куски мяса неизвестных животных. Раз все накидываются и с аппетитом едят, можно и ему попробовать. Игорь вспомнил про вакко-кольца, которые снял из-за таблеток, – они у него были с собой. Он не хотел чем-нибудь отравиться в такой торжественный день.

– Не, не, не! – Крейн увидел, как Игорь пытается нацепить свои кольца. – Я знаю, что ты самый хитрый адмирал в армаде и даже во всей галактике, но меня не проведешь! Сегодня ты будешь пьяный, как все мы! Замечу, что кто-то не пьет за столом, разжалую и на соседние столы пересажу! Ха-ха-ха! – Крейн был оригинален, давно Игорь не общался с живыми и естественными в общении людьми.

«Интересно, а тут принято тосты говорить, чокаться?» – думал он, наслаждаясь нежным мясом, по вкусу напоминающим свинину.

Крейн махнул рукой, и прибежали эротичные официантки. Они налили всем по стакану чего-то «ядреного» светло-зеленого цвета. Игорь стал немного уже посматривать на них, а не на адмирала во главе стола.

– Выпьем за героя Зинона Лина!!! – крикнул Крейн, ударил стаканом себе в грудь и залпом выпил все его содержимое. Все следом сделали то же самое.

«А вот и тост и первые инопланетянские фишки», – подумал Игорь и вдруг засомневался, пить или не пить, увидев, как корчится от напитка Крейн, но, уловив взор высшего адмирала, устремившийся на его полный стакан, он браво стукнул стаканом о свою грудь и залпом махнул все, что там было. Ожидая жесткое послевкусие, он был несколько разочарован. Обычная московская паленая водка, которую, бывало, приходилось пить Игорю, была бы для инопланетян просто смертельна, учитывая их реакцию на здешний напиток, который пился мягче хорошей текилы. Оказалось, это был их так называемый первый контрольный тост, официантки подсуетились и начали наливать уже в маленькие рюмки.

– За Лина! – снова объявил Крейн, следующий тост был «оригинален», но звучал уже в узком кругу – в зале все перешли на индивидуальные программы в рамках своих столов. – Лин, вот скажи мне, – морщась после глотка, начал Крейн, – я смотрел запись сражения, мы все, сидящие за этим столом, ее смотрели… – Он активно размахивал руками, и соседние адмиралы чувствовали себя не очень комфортно. – Ты направил свой флагман в атаку на пол сотни креалимских крейсеров без шансов выжить. Как ты все это предусмотрел?! Лин, научи меня, старого, и этих олухов научи. Ха-ха-ха! – Сидящие рядом адмиралы были явно недовольны вызывающим поведением своего руководителя, но ничего не могли ему возразить. Игорь понял, что ему не стоит наживать себе врагов больше тех, что были у настоящего адмирала Лин-оуна, и он постарался отвечать нейтрально, пока был еще трезвый.

– Я знал, что выдержу удары, риска не было, – начал Игорь. – Я должен был их выманить поближе, под «Черные грави»…

– Да, ты бездарно растерял свои пушки, Лин, – вмешался один из адмиралов.

– Это так кажется на первый взгляд, – ответил Игорь.

– Ты его послушай, послушай! – добавил Крейн, опрокидывая очередную рюмку «текилы» – Так, я не понял, пьем!!! – Все тоже опрокинули.

– Не отвлеклись бы крейсеры на атаку с Аттона, не было бы моего флагмана, галактических ворот и меня… – Игорь уже немного хмелел…

– Десант на Деззер, самое грамотное, что я увидел, – начал другой адмирал, продолжая дискуссию. – Идея загрузить весь десант в половину крейсеров…

– Не, самое интересное – это бомба на разведчике, – перебил всех Крейн. – Лин, ты превзошел сам себя такими маневрами. Креалимцы обделались так впервые, ха-ха-ха! За обделавшихся креалимцев! Пьем! – Все опрокинули. Официантки, не отходя, сразу же наполняли рюмки.

Все пятнадцать адмиралов сидели, как забитые мыши, Крейн никому ничего не давал спросить у Игоря. Даже согнал одного, чтобы сесть поближе к Лину, остальные стали беседовать друг с другом.

– Лин, а как ты угнал целый флот? Я не понял, – спросил уже изрядно выпивший Крейн, закинув руку на плечо Игоря.

– Из разведданных Шерона…

– Шерон, трусливая собака! – перебил его Крейн, при этом смахнув случайно рюмку, зеленая «текила» разлилась по столу. Две девушки подскочили все убирать, а Игорь любовался округлыми формами официанток, склонившихся над столом через него и Крейна. У обеих были очень красивые попки и ножки. От них приятно пахло какими-то цветочными духами. Больше всех ему понравилась маленькая рыженькая официантка, которая крутилась за соседним столом. Еще он приметил блондинку с большой грудью. Все девушки были смуглые и ухоженные, в общем, глаза у Игоря просто разбегались…

– Шерон мне очень помог, без него ничего бы не вышло, – обеспокоенно заговорил Игорь, воспользовавшись паузой.

– Так он еще жив?! Ты не казнил эту трусливую собаку?! – Крейн начал страдать резкими перепадами настроения. Адмиралы, сидевшие рядом и слышавшие, что происходит, с ужасом смотрели на Игоря в ожидании чего-то плохого.

– Адмирал Крейн, – начал Игорь, уже достаточно выпивший, – Шерон ценой своей флотилии добыл такие ценные данные, что только благодаря ему я победил в этой битве! – Он говорил громко и уверенно, под действием «текилы» ему не было страшно. Крейн смотрел на него и молчал, а окружающим казалось, что он сейчас взбесится не на шутку.

– Ты хочешь сказать эта собака… э-э-э… Шерон по задуманному тобой хитрому плану действовал? – почти шепотом с нотками удивления спросил Крейн.

– Практически да… – Игорь не успел договорить – Крейн поднял очередную рюмку, и следующий тост был «за адмирала Шерона!».

– Я назначу его главой системы! Ну Шерон, ну старый вояка! – Крейн подозвал к себе помощника. Но тут вдруг вскочил один из адмиралов.

– П-простите, ад-дмирал К-крейн, но на эту с-систему назначен я! – заикаясь, пьяным голосом возмутился он.

– Уже нет, Оган! Ха-ха-ха! – загоготал Крейн.

– Адмирал 3-го класса не может р-руководить с-системой! – продолжал О ган-рин.

– Он теперь адмирал 2-го класса! – продолжал смеяться Крейн, отдав соответствующие указания помощнику. – Ты лучше не спорь со мной, а то отправишься за соседний стол!

Оган-рин был довольно опытным адмиралом, но не был благородных кровей, его семья была одна из богатейших в империи, благодаря чему он получил почет и доверие верхов. Он всегда пытался соперничать с Лин-оуном в успехах на полях сражений, но, далеко отстав, он решил, что его дело – это политика и там у него будет больше возможностей быть впереди своего соперника. Его назначали в систему Дредеззер, которая являлась теперь для империи важным плацдармом на пути к победе над врагом и дальнейшему освоению космоса. Место считалось политически значимым, и Оган добился назначения большими усилиями. А теперь, в один миг, за столом, фактически по вине Лина, все его усилия оказались напрасными. Он еле скрывал свое негативное отношение к происходящему и охватившую его злобу. А еще этот Шерон, которого с пьяных глаз назначили на его место, плюс ко всему повысили в звании, мысли о нем не давали ему спокойно сидеть.

– Адмирал Крейн, вы меня извините, но я должен вам это сказать, – начал уже пьяный Игорь, обнимаясь с адмиралом. – Вы мне нравитесь! Выпьем за адмирала Крейна!

Но тот уже ничего не понимал, закидывая в «мертвую» голову очередную рюмку зелья. Адмиралы начали понемногу расходиться. По традициям Зинона, это было в порядке вещей – любой мог уйти раньше главы стола, просидев как минимум пять тостов, но не позже его. За другой стол пересаживаться тоже было нельзя, как и подходить к нему. Следующая традиция, о которой не знал Игорь, это то, что тосты мог произносить только глава стола, сам Крейн не придал этому значения, но многие собравшиеся заметили промашку Игоря, кто-то воспринял это как амбиции адмирала Лина на более высокие должности.

– Хочешь прислужницу? – вдруг шепнул на ухо Игорю Крейн, ненадолго пришедший в сознание. – Это мои тел охранительницы, искусные мастера во всем, не андроиды, Лин, живые умелицы, я заметил, как ты на них смотришь.

У Игоря загорелись глаза. Крейн не стал ждать ответа, подозвав одну, он шепнул что-то, и та удалилась из виду. У Игоря заиграли гормоны. Он чувствовал некоторое волнение, но в то же время его так и тянуло на приключения.

Прошло несколько минут, половина гостей уже удалились из зала. Крейн чуть ли не спал на столе, вокруг него вились его прислужницы, пытаясь придать «безжизненному телу» хоть сколько-нибудь приличную и достойную позу, предлагая при этом отправиться в свои покои. Игорь еще держался, беседуя с любопытным адмиралом Анишеном, который дождался все-таки возможности пообщаться с «великим полководцем».

– Адмирал Лин, я восхищаюсь вами, – сладко пел адмирал Анишен-оун. – Я хотел бы понять принципы вашей стратегии, в чем ваша сила ума и быстрого мышления. Поведайте мне, Лин, я изучил по пособиям все битвы, я достаточно хорошо знаю устав, но, встретившись на поле боя против вас в битве, я бы проиграл без всяких сомнений. – Анишен был практически трезв. «Видимо, вакко-кольца он надевал на пальцы ног», – подумал Игорь, услышав складную речь адмирала.

– Есть основные принципы, суть, – начал Игорь и вдруг вспомнил Кару, которой уже рассказывал подобное. На душе стало тоскливо, а в пьяном состоянии это чувствовалось еще сильнее, однако он продолжил, рассказав свои «четыре основных геймерских закона», которые когда-то поведал Каре…

– Хм… ну, это военная мудрость… А как применить ее на деле, вот о чем я. – Анишен не был в таком восторге, которого ожидал Игорь.

– Любовь, адмирал Анишен, – вздохнул Игорь, – всем миром движет любовь, она придает нам сил и заставляет стремиться… – Он начал говорить лишнее и, уже изрядно выпив, перешел на сентиментальности.

– Адмирал Лин-оун, – обратился подошедший к столу командир, – вас по прямой связи вызывает адмирал высшего класса армады Зинона Берид-оун. – Игорь чуть не подскочил на месте после услышанного. Он посмотрел на Крейна, который в полудреме за столом отбивался от назойливых прислужниц, пытающихся забрать его в покои. Пошатываясь и стараясь не упасть в грязь лицом, Игорь встал и устремился к выходу следом за командиром. Анишен остался за столом. Загадочным взглядом провожая Игоря, он попивал какой-то винный напиток голубого цвета.

Глава шестнадцатая

Вот что значит дисциплина

В переходе Игорь попытался надеть вакко-кольца, чтобы хоть немного нейтрализовать действие химии в крови. Одно надел, второе упало и покатилось, он следом, сел на колени, встать не может. Тут ему помог тот командир, что забирал его из зала, он поднял кольцо, которое помог надеть пьяному Игорю, затем взял его под руку. Игорь совсем потерялся, понимая остатками сознания, что ему срочно надо прийти в себя. Он уже не думал о девушках, он беспокоился о собственной заднице…

Он очутился в большой комнате. Когда дверь за ним закрылась, он почувствовал легкие прикосновения. С двух сторон его придерживали прислужницы, они помогли ему сесть на большую кровать, одна из них протянула стакан мутной воды, который Игорь, не задумываясь, выпил.

Вскоре его ум начал проясняться, даже дышать стало легче.

– Мне надо срочно идти, там на трубке висит Берид, – вскочил вдруг Игорь, не обращая внимания на тех, кто был рядом с ним.

– Адмирал Лин, никто вас не вызывал… хи! – ответила приятным голосом одна из девушек. – Это Крейн распорядился так сказать, чтобы без ненужных подозрений увести вас к нам.

– К вам?! – выдохнул Игорь и сел обратно, ему сразу полегчало, будто камень с души смахнула ласковая рука красивого ангела с нежным голоском. – Что я выпил? – Он огляделся: по бокам сидели две девушки, перед ним стояли еще пять, среди которых были и та блондиночка, и та рыженькая. Заиграла приятная музыка, похожая на ту, что звучала в зале.

– Это напиток, чтобы вы немного пришли в себя, еще он хорошо повышает мужскую силу, – ответила сидящая рядом девушка. – С кем бы вы хотели остаться, адмирал?

После этой фразы член Игоря буквально загорелся. Он еще был довольно пьян, но разум работал четко. Ему было сложно выбрать – они все были чертовски хороши. Он замешкался.

– Вот истинная задача для стратега! – рассмеялся Игорь, пытаясь быть обаятельным, но с пьяной мордой это плохо выходило. Он взял за талии сидящих рядом с ним девушек – они были такие горячие! Ему стало тесно в парадном костюме, член так и просился выпрыгнуть наружу.

– Я поняла, – сказала одна из них и начала снимать с Игоря одежду. Ему стало немного неловко, что еще шесть пар глаз смотрят на него. Он увидел, как две из стоящих перед ним уже начали через одежду ласкать друг другу грудь, одна из девушек была рыженькая. Прислужницы стали скидывать с себя одежду, показывая свои молоденькие и спортивные тела. Игорь сразу обратил внимание на отсутствие волос между ног.

– Хочу еще тех двух! – занервничал он, указывая на блондинку, которая обходила кровать сбоку, и на рыжую, что уже ласкалась с подругой.

Его аккуратно подтолкнули на большую кровать, где он распластался, полностью расслабившись. Голубоглазая блондинка с большой грудью стянула с него форму и, вытащив член, принялась делать ему минет, касаясь грудью его тела. «О боже, это лучший минет, который мне когда-либо делали…» – кайфовал Игорь. Рыжая, сверкая ярко-зелеными глазками с длинными ресницами, в это время зашла со стороны головы и нависла над ним, опуская свою грудь второго размера соском прямо к его губам. Она начала облизывать и целовать его грудь. А он принялся целовать ее розовый сосок. Еще одна девушка взяла его руку, села рядом и принялась его пальцем ласкать себя. У нее там была такая нежная кожа: ни волос, ни щетины – все просто идеально, а ее влагалище уже было влажное, когда палец Игоря вошел туда, потом второй… Он почувствовал, как внутри ее началось сокращение, девушка слегка стонала, она испытала оргазм за пятнадцать секунд. Другой рукой Игорь стал гладить плоский живот рыженькой, уводя руку все ниже, ему захотелось проникнуть и в нее. Он продержался минуту, его оргазм был настолько сильный, что сводило мышцы ног, блондинка не выпускала его член из своего рта, все жадно проглатывала, при этом нежно массируя пах. Член Игоря не успел расслабиться, как он снова захотел. Блондинка начала целовать его ноги, колени, постепенно спускаясь к стопам, затем принялась облизывать пальцы ног и сосать их. Игорь никогда не испытывал подобных наслаждений и даже не предполагал, что от такого можно получить удовольствие. В это время рыженькая перехватила «эстафету» и взяла в свой маленький ротик член Игоря, который немного погладил ее нежную гладкую кожу между ножек и вошел в нее своим пальцем. Затем он стряхнул назойливых искусниц со своих ног и члена, повалил рыженькую и с трудом протолкнул в нее свое достоинство. Она немного поморщила свой лобик и застонала. Там было горячо и очень тесно, начались синхронные движения… Скоро он снова испытал оргазм и, откатившись в сторону, лег на спину, тяжело дыша. Девушки ласкали себя и друг друга. Одна девушка с черными волосами и большими голубыми глазками подскочила к нему на четвереньках. Сотрясая своей небольшой, но остренькой грудью, прогнувшись как кошка и показывая свои шикарные ягодицы, она предложила массаж.

«Ну разве можно отказать такой „обаяшке“?» – подумал Игорь, перевернувшись на живот. У нее были сильные руки, она старательно, нежно и профессионально мяла его. Потом просунула руку ему между ног и немного грубо схватила за член, затем перевернула его на спину, взяла член в руку и начала мастурбировать. Когда он снова встал, она не спеша села на него сверху. Игорь почувствовал, как входит в горячую «кошку», у которой там было так же неплохо, как и у рыженькой, и начался снова «банальный секс». Чья-то рука сзади трогала пах Игоря, создавая дополнительную стимуляцию. Вскоре он снова испытал оргазм. На четвертый раз девушки не решились возбуждать его активно, они просто лежали рядом и гладили горячими ладошками его тело. Но через некоторое время он снова захотел, взял за волосы блондинку и минут пять занимался с ней грубым сексом, пока не испытал очередной оргазм. Теперь уже его член начал немного побаливать, а от девушек его стало немного подташнивать. Полежав некоторое время на кровати, девушки пригласили его принять вместе «водные наслаждения», иными словами, большую ванну с настоящей водой. Ванная комната была рядом и представляла собой бассейн и низкий потолок с зеркалами и неяркой подсветкой.

«Это сон, разве такое может быть наяву?!» – думал Игорь, опуская ногу в теплую воду небольшого бассейна, похожего на джакузи. Он был в восторге, давно его тело не ощущало настоящей воды. Все семь девушек прыгнули в воду вместе с ним. Там они снова начали ласкаться, а Игорь в воде еще раз занялся сексом с рыженькой. Рыженькая прислужница ему понравилась больше остальных, с ней он позволил себе многое. Еще две одетые девушки принесли к бассейну напитки и еду, все стали пить и есть. Все девушки назвали свои имена, но Игорь ни одного не мог запомнить, запутался и, чтобы не обидеть их, не переспрашивал.

– Адмирал Лин-оун, – обратилась вдруг черненькая девушка, что делала ему массаж, она была главной среди прислужниц Крейна, она же и предлагала вначале на выбор девушку. – Вы не против, если мы немного развлечем вас нашими историями? – Она улыбалась, обнимая его руками за шею.

Игорь согласился, обняв рыженькую и черненькую, и девушки начали рассказывать ему разные анекдоты и истории «ни о чем». Их зинонский юмор напоминал английский, но все равно Игорю нравилось, как они рассказывают, при этом ни одна из них не стеснялась, каждая была раскованна и старалась показать себя. Рассказывая, они называли много непонятных ему терминов, неизвестных названий планет и городов. Он мало что понимал, но все равно с удовольствием слушал их приятные голоса. Сами девушки ничего не спрашивали. Но стоило Игорю начать спрашивать их, как прислужницы сразу превращались в жалких и забитых мышек, которые боялись что-либо ответить. Но он и не настаивал, потому как был «джентльменом». После бесед и выпивки его проводили обратно на кровать, и он в обнимку со «своей» рыженькой и главной среди девушек черненькой быстро уснул.

* * *

«Вот что значит дисциплина», – подумал Игорь, проснувшись и посмотрев, что обе девушки все еще в его кровати. Они конечно же не спали, но будить адмирала не смели. Игорь был уже трезв и немного стеснялся их.

– Слава адмиралу Лин-оуну, – прошептала с улыбкой черненькая и принялась наглаживать своей горячей ладонью грудь и живот Игоря. Рыженькая, почувствовав утреннее возбуждение, полезла трогать его член.

– Так, все! – отрезал Игорь и слез с кровати, перебравшись через голое тело рыженькой. Он обернулся – девушки, лежа в кровати, смотрели на него красивыми, «кошачьими» и, казалось, даже расстроенными глазками. Они были такими соблазнительными! – Нет, так нельзя, – с этими словами Игорь вернулся в женские объятия и занялся сексом с одной, а затем с другой.

Когда он вышел, Руд он уже стоял, дожидаясь его. После приветствия и без лишних вопросов они направились в ангар к своему челноку.

«Так, она… они… хм… Оника – рыжая, а Даша… Дарэн – черненькая, Оника и Дарэн», – вспоминал Игорь имена двух последних.

– Что я вчера пил? – спросил Игорь, когда они вылетели с флагмана Крейна.

– В праздничном зале или после? – спросил Рудон, дав понять, что в курсе всех событий.

– Откуда ты все знаешь, рокер ты хитрый? – улыбнулся Игорь.

Рудон все еще не мог понять его юмора.

– Мои обязанности все знать, где вы и что делаете, – важно ответил он. – В зале вы пили мэро 32, напиток с планеты Мэрони, один из самых дорогих винных напитков Зинона. Далее… – Рудон прокашлялся. – Это был раствор травы хихтины, она частично нейтрализует действие вина, еще, я полагаю, вам добавили акренту, она…

– Так, стоп! – прервал его Игорь, вспомнив, как девушки что-то говорили про мужские силы. «Виагру мне, значит, сучки добавили», – подумал он, вспоминая, как его пальцы проникали в прислужниц. – Рудоша, что там с дальнейшими планами и какие новости? – вздохнул Игорь, которому ничего не хотелось делать вообще.

– Пока никаких приказов не поступало, вызовов на связь от командования не было, ждем. – ответил Рудон. Они начали приближаться к величественному крейсеру Лин-оуна. – Да, и еще, адмирал Шерон повышен до 2-го класса, теперь он управляющий системой Дредеззер и ответственный за галактические ворота. А адмирал 1-го класса Оган-рин еще вчера, сразу после праздника, покинул систему.

– Рудон, а что такое квазар? – спросил неожиданно Игорь, вспомнив, как Ламберт о нем упоминал, когда говорил о Гелиорах.

– Квазар? Хорошо, что не спросили у Ламберта, – улыбаясь ответил Рудон. – Это ядро галактики, ее центр, черная дыра, пожирающая звезды. Это название пришло еще от древних Шомеров.

У Игоря из головы не выходили прислужницы Крейна. У них была какая-то тайна или трагическая судьба… Почему они так реагировали на вопросы? Этого он не мог понять.

– А что ты знаешь про прислужниц Крейна? – начал «блицопрос» Игорь.

– Это чистокровные Варийки с планеты Аштана отдаленной системы Гало, которую нашли относительно недавно и колонизировали зинонцы. Красивая раса, очень сильные мужчины и женщины, специфичная и плотная структура их мышц, жил и костей делает их непревзойденными и опасными воинами. Они преданы своему хозяину, если воспитывать с детства, ценятся на рынке, найти их – большая редкость сейчас. У Крейна они его личные телохранительницы. Вообще Варийки очень привязаны друг к другу, они как сестры, это еще одна особенность их расы.

– Крейн их купил на рынке, что ли?

– Нет, есть специальное предприятие, называется Ортар, которое принимает за деньги молодых рабов и обучает их с детства, чтобы они стали потом телохранителями и мастерами на все руки, затем их продают. Они работают по разным программам, в том числе и по Варийкам. Главная отличительная черта предприятия – оно делает людей для службы, которые не хуже андроидов, а в чем-то даже и лучше их. Варийки имеют особый статус: они могут служить во флоте и получать звания до командира 1-го класса, но в то же время они остаются рабами.

– То есть эти кошки порвут любого за Крейна? – усмехнулся Игорь.

– Да, адмирал, они отдадут жизнь за хозяина. Кто такие кошки?

– Вот бы мне таких же, – вздохнул Игорь, вспоминая минет блондиночки… – Рудоша, не задавай глупых вопросов…

Едва Игорь взошел с челнока на свой флагман, как ему навстречу уже бежал чем-то обеспокоенный командир 1-го класса Херши.

– Адмиралу 1-го класса армады Зинона Лин-оуну слава! – упав на колено, поприветствовал Херши. – Я при…

– Что случилось уже? Встань, – прервал его Игорь. В последнее время его раздражали эти «реверансы».

– Адмирал высшего класса Крейн требует вас на связь, – ответил Херши, и они поторопились.

«Я сказал лишнего этим сучкам?..» – думал по дороге Игорь, а на Рудоне вообще лица не было. Игорь вбежал в свой кабинет и набрал обратную связь на панели. Прошло полчаса, прежде чем Крейн вышел на связь. Игорь места себе не находил.

– Лин! Хитрец! – сразу начал Крейн, не дав Игорю даже поприветствовать его. – Ты куда смылся с моего корабля? Даже не зашел, не поблагодарил, ну, хитрец! – Он уже был пьян. – Лин, друг мой, жду в гости вечером, будем смотреть представление и пить! – После этих слов связь была прервана Крейном.

«Крейн в запое, и он нашел собутыльника, который не может ему отказать… в принципе я готов перепить инопланетяшку, с русским мужиком иностранцу опасно пить – здоровья не хватит», – думал Игорь, умиляясь. Он вспомнил, как после пьяной вечеринки развозил своих «полумертвых» друзей по домам – кого к родителям, кого к жене. А через пару дней выслушивал от них, как одного выгнали, другому ультиматум поставили, и думал, как же хорошо, что он живет один.

Вернулся Рудон, сказав, что еще трое адмиралов 1-го класса хотят по отдельности встретиться с Игорем, и все приглашают его к себе на корабли. Естественно, Игорю сейчас было не до них.

«А может, Крейн и есть агент с новыми инструкциями?» – подумал Игорь, возвращаясь вечером на его флагман.

На этот раз Игоря встречала не многотысячная толпа воинов Зинона, а переодетая в темно-зеленую форму командир 1-го класса Дарэн. Она поприветствовала Игоря, будто между ними ничего и не было, и сопроводила к Крейну.

Небольшой круглый зал с высокими потолками и хорошим белым освещением, в центре площадка, похожая на сцену, на которую смотрят несколько белых мягких диванов, перед диванами маленькие столики, не закрывающие обзор.

– Лин, много же ты времени провел в космосе, я бы с ума сошел! Развлекись хоть со мной, когда теперь в центр поедешь, кто его знает! – засмеялся Крейн.

Девушки уже принесли выпивку и еду. Игорь сидел и пытался тактично отвечать на вопросы Крейна. Заиграла веселая и энергичная музыка, похожая на клубную, но будто с живыми инструментами. На сцену вышли пять девушек, среди которых была и Оника, все были в эротических костюмах розового цвета, напоминающих «стандартный» набор: каблуки – трусы – чулки – топик, но с некоторыми отличительными деталями. Трусики на девушках были узенькие и низенькие, казалось, еще немного опустить, и выглянут их отполированные женские таинства. Они начали интересно танцевать, изящно и эротично выгибаться, игриво подразнивать.

«Ну прям гоу-гоу какое-то», – думал Игорь, поедая глазами эротически двигающихся «кошек». Их движения были слаженны, танцы переходили в гимнастические выступления, девушки показывали шпагаты, ходили на руках, крутили попками. Вышло интересное направление молодежного танца, которое еще не придумали на Земле. Игорь был просто в восторге, ему, уже слегка подвыпившему, хотелось поучаствовать, показать, чему научился сам за полгода у своей преподавательницы танцев Маши в Москве. Но Крейн не давал расслабиться, пил, орал и хвалился.

– А теперь, Лин, смотри, что еще умеют мои прислужницы. – Крейн заметил удивление Игоря и стал еще больше хвалиться. Танцовщицы ушли со сцены, и вышла другая девушка, одетая в обтягивающий черный костюм.

«Прям вылетая Лара Крофт!»

Она начала махать ногами, прыгать, показывать «чудеса карате». В воздухе возникали голографические синие шары, перемещающиеся по сцене, она их разбивала ногами и руками, при этом выкрикивая грозный писклявый клич. Игорь едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. Крейн был чем-то недоволен. Позвал Дарэн, выругался на нее и залепил ей пощечину. У Игоря даже сердце защемило от такого обращения с девушкой. Та выскочила из зала озадаченная.

Вскоре вышла на сцену еще и Оника, одетая практически так же, как каратистка.

«О, а это рыжая женщина-кошка!»

Они начали драться. Причем без всякой показухи, наносили друг другу настоящие удары.

– Это что, по-настоящему?! – Игорь немного возмутился, увидев, как Оника разбила сопернице губу. Ему было страшно смотреть, как две красавицы жестоко обходятся друг с другом. Их движения были настолько быстрыми, что сложно было уловить все элементы приемов.

– А как же! Ха-ха-ха! – рассмеялся пьяный Крейн. – Давай выпьем, Лин!

Через три минуты практически равный бой все же закончился.

Крейн встал и двинулся к сцене. Оника вырубила свою соперницу, которую подхватили две прислужницы и унесли со сцены.

– Это моя лучшая Варийка, непобедимая… Лин, хочешь с ней сразиться? – сказал он, подошел к Онике, взял ее за голову и начал трепать, как лохматую собаку. Та тяжело дышала.

– Не, я не могу… – Игорь замешкался, не зная, как и откосить. – Я не могу драться с той, с кем спал. – Он улыбнулся и взял рюмку, предложив Крейну выпить еще. Крейн нахмурил свои седоватые густые брови.

– Ты не веришь, что она лучшая?! Андроидов сюда! – крикнул Крейн и плюхнулся обратно на диван. – Лин, смотри, что сейчас будет.

Игорь сидел и смотрел на Онику, он за нее сильно переживал.

На сцену вышли три мужчины-андроида. В рукопашном бою Оника была бесподобна. Она сломала руку одному, вырубила второго и свернула шею третьему, несмотря на то что те отлично сопротивлялись, тоже показывая определенную технику боя. Игорь просто был в шоке от увиденного: его рыженькая маленькая девочка, с которой он спал еще вчера, так жестоко обходится с мужчинами! На вид и в постели она была женственна и ласкова, ее кожа была как шелк, а сама она нежна, будто самое слабое создание. Сейчас он видел простой пример того, как может в один миг измениться женщина-Варийка. Сама Оника, уже практически обессилев, стояла пошатываясь. Она много сил затратила на бой со своей сестрой, практически равной по силе, это было видно. Крейн дал очередную команду, и на сцену вышли еще пятеро андроидов с вакко-мечами.

– Вы что творите?! – Игорь, вопреки субординации, был откровенно возмущен. – Дайте ей хотя бы оружие!

– Она справится, Лин, не переживай! – снова засмеялся Крейн. Но Игорь вскочил и, окрикнув Онику, кинул ей свой вакко-меч, она не среагировала на помощь и не стала ловить оружие.

– Хорошо, – кивнул Крейн, и Оника подняла меч Игоря. Тремя движениями она зарубила одного, следом второго, ранила третьего, но ее, маленькую, сбили с ног. Она покатилась практически без сил, пыталась подняться, но двое андроидов приставили к ее горлу вакко-лезвия, ожидая команды Крейна. Она молчала, опустив глаза.

– Оника! Девочка моя, – будто насмехаясь, начал Крейн, – ты меня разочаровала! Убить ее! – скомандовал он, опрокидывая очередную рюмку мэро. У Игоря выскакивало сердце из груди, он сам не понял, каким образом очутился около Оники.

– Нет! – крикнул он, отталкивая андроидов, которые занесли мечи для ударов. – Адмирал Крейн, отдайте ее мне, прошу вас! – Тот смотрел на Игоря ошарашенными глазами, будто вмиг протрезвел. Ему было непонятно чуждое для адмирала Лин-оуна поведение, для которого смерть прислужниц или рабов была обыденным делом, будто смерть крысы или муравья.

– Забирай! – вдруг ответил Крейн, отмахиваясь пьяной рукой. Он был слишком пьян, чтобы увидеть в Игоре чужака с планеты Земля. Игорь опомнился: он чуть было не выдал себя, когда хотел помочь подняться Онике. Он отошел в сторону, и две прислужницы забрали ее прочь. На секунду их взгляды встретились. Ее ярко-зеленые глаза выражали откровенное изумление и благодарность.

– Адмирал Крейн! – Игорь решил, что пора брать «программу» в свои руки, чтобы чего хуже не случилось. – Позвольте, я предложу интересное соревнование?

– О! – Крейн был удивлен. – Лин, друг мой, давай, я слушаю!

– Игра называется «кто кого перепьет»!

– Это что-то новое, – рассмеялся Крейн.

Игорь дал команду расставить по кругу стола тридцать рюмок, наполненных мэро.

– Правила простые, адмирал Крейн, – интригующе начал Игорь. Крейн удивленно слушал, устремив на него притупивший пьяный взгляд. – Мы пьем по одной, потом встаем с места, становимся на ту линию одной ногой. – Игорь показал у сцены синюю линию, входящую в элементы узора сцены. – Нужно прыгнуть вперед на одной ноге на другие линии три раза, кто упадет или промахнется мимо линии, пьет еще, затем пьем все вместе и снова прыгаем. Для игры нам нужен третий.

– Дарэн! – крикнул Крейн. Девушка прибежала, схватив рюмку. – Будешь третьей, поехали! – Крейн был в восторге от придуманной Игорем затеи.

Через некоторое время «безжизненные» тела Крейна и бедняжки Дарэн прислужницы отнесли спать. Игорь ненадолго остался один. Сидя на диване, он думал о спасенной им Онике. Вскоре к нему подошла прислужница и предложила бассейн или кровать с девушками.

Игоря потянуло на пьяную философию, он попросил собрать всех девушек, что были у Крейна в бассейне.

– Варийки, – начал Игорь, обнимая двух девушек. – Я вам расскажу историю мудреца, которую познал, будучи в далеких мирах. – Игорь сам собой восторгался от сказанного, этими словами он застал их всех врасплох. По их взглядам можно было увидеть удивление. – Жил он на планете, но однажды его забрали от дома и от родных ему людей. Когда он был от них далеко, то осознал, что они ему важны и что он когда-нибудь к ним вернется. Смысл его жизни был в любви… – Игорь заметил, как некоторые из девушек своими взглядами начали реагировать на его историю, он продолжал: – Любовь, говорил мудрец, это когда ты дорожишь кем-то больше, чем своей жизнью, и любовь – это жизнь. Мы не можем любить того, кто желает нам смерти, говорил мудрец, мы должны искать доброту и быть благодарными тем, кто дает нам жизнь, но не ту жизнь, что вдали от родного дома… Каждая жизнь имеет право на любовь и на свои хотя бы малые радости. – Игорь спьяну начал перегибать палку.

Но девушки впитали все, как губки, видимо, им вообще мало кто что-то рассказывал после обучения в школе Ортар, не считая их за людей. А весь смысл сказанного был в том, что «нечего любить своего начальника Крейна».

– А вы видели запись моей последней победы? – вдруг гордо спросил Игорь, лаская при этом красивую грудь одной из Вариек. Естественно, девушки не видели боя, и он начал рассказывать им все в деталях. Те старались выказать свое удивление, ахали и охали, хотя вряд ли разбирались в тактике. Потом они рассказывали ему свои истории, все пили и ели. Затем его отвели в постель, на которую Игорь рухнул и уснул мертвым сном.

Глава семнадцатая

Неожиданная встреча

Наутро Крейн практически с постели забрал Игоря снова на развлечения и пьянство. Он уже расспросил своих прислужниц о победителе вчерашнего «конкурса» и, расстроившись, что это был не он, позвал Игоря на реванш.

– Ты почему такая хмурая, Дарэн? – спросил Игорь сидящую рядом прислужницу. Они смотрели с дивана, как старый пузатый Крейн пытается удержать равновесие на линии.

– Я благодарна вам за Онику, – ответила подвыпившая Дарэн. Но в ее ответе слышалась нотка недовольства.

– Говори со мной, как с равным, пока адмирал Крейн не слышит. Я чувствую, что ты на меня злишься, почему?

– Я не могу на вас злиться. Кто я такая? – Дарэн опустила свои большие голубые глазки.

– Говори, что не так, все останется между нами, – настаивал Игорь.

– Вы сказали много лишнего моим сестрам вчера, – ответила Дарэн, не поднимая глаз. Крейна в это время уже поднимали прислужницы с пола после неудачного прыжка. – За услышанное они могут быть казнены.

– Значит, они тебе рассказали… – начал Игорь, но Крейн прервал его, уронив свою тушу на диван около Дарэн. Он начал орать и поднимать рюмку.

«Снова пить, снова скакать, день за днем… – думал Игорь, наблюдая за пьяной свиньей, прыгающей, как ребенок, по линиям. – И это заместитель командующего самой могущественной армадой во Вселенной… Позорище!» Нужно было как-то прервать этот порочный круг. Игорь решил удалиться под предлогом посещения туалета и оттуда вызвать Рудона.

Крейн уже был неадекватен, когда Игорь вернулся. Дарэн практически тоже не держалась на ногах.

– Адмирал 1-го класса армады Зинона Лин-оун, прошу вашей аудиенции! – вбежал Рудой, упав на колено. – Адмирал высшего класса Берид-оун вызывает вас на прямую связь!

Игорь вскочил, убедившись, что пьяный Крейн услышал причину его ухода.

– Дарэн, – уходя, зацепил он прислужницу, – вы все заслуживаете того, чтобы любить и быть любимыми, – тихо сказал он ей. – Позаботься о своих девчонках.

– О нас заботится Крейн! – гордо ответила вполголоса девушка, провожая уходящего Игоря своими блестящими, как будто влажными, глазами.

– Я это понял еще вчера! – крикнул Игорь, удаляясь из зала.

Рудой уже два дня находился на флагмане Крейна, дожидаясь Игоря. На его челноке покорно сидела и ждала побитая Оника, она была в форме командира 3-го класса, в ней она выглядела еще более привлекательно. При виде Игоря она неуклюже упала на колено и поклялась в верности до самой смерти, он заметил, что она хромает на левую ногу.

«Мне кажется, я это уже видел», – подумал Игорь, увидев бегущего навстречу Херши, когда они спускались с челнока на борт флагмана.

– Что на этот раз?! – возмутился пьяный Игорь, встречая запыхавшегося командира.

– Ваша жена! К вам приехала жена! – задыхаясь, ответил Херши. – Она в ваших покоях.

– Давно?! – Игоря охватило чувство вины, ощущение, будто он шлялся два дня, а теперь блудный муж вернулся к жене, которая накопила много энергии и сил, дожидаясь, чтобы выплеснуть весь негатив на него.

– Два дня. Вы позавчера улетели, а она через час прилетела, – ответил Херши, едва поспевая за идущим Игорем, который пытался вспомнить из биографии Лин-оуна хоть что-то про его жену. – Еще прибыли два ваших новых заместителя – адмиралы 3-го класса Дорар-оун и Эши-оун, они ждут вашей аудиенции, – добавил Херши.

– К черту их, пусть ждут! – гаркнул Игорь.

Рудон отогнал от Игоря Херши и прихрамывающую Онику и рассказал, что успел, о жене адмирала. Ее имя было Эвара-оун, она была дочерью известного адмирала 2-го класса Друмана-оуна, командующего флотом, охраняющим один из галактических портов Зинона. Вместе они уже восемь лет, у них есть двое маленьких детей: старшая дочь Аматуя и сын Дирен. Познакомились они на светском вечере у одного из высоких чиновников на планете Зинон, столице империи. Тогда Лин еще был адмиралом 3-го класса и только набирал обороты в своей карьере. Этот брак дал ему хороший толчок в продвижении по службе, благодаря родственным связям жены. На Зиноне у них был свой дом с землей и озером, в доме жили дети, прислуга, няньки, преподаватели, примерно около сотни работников.

Пьяный Игорь ворвался в свои покои и увидел стоящую к нему спиной женскую фигуру в красивом красном халате с ажурными узорами. Она не спеша повернулась и слегка поклонилась Игорю, улыбаясь и сияя от счастья.

Эвара-оун была высокой стройной женщиной, ее длинные распущенные волосы были раскрашены всей палитрой цветов, каждый локон – в свой цвет, гармонично переходивший в другой, будто цвета радуги. Она была ослепительно красива, Игорь впервые увидел такие яркие большие голубые глаза, весь этот необычный макияж придавал ей свежесть и роскошь, она выглядела как богиня красоты. Конечно, и вино в крови обостряло эффект, однако сейчас он будто влюбился с первого взгляда и не знал, что ей сказать. Может, бежать целовать ей руки или обнимать ее?

– Адмиралу Лину слава, – негромко произнесла она, устремив свой ослепительный взгляд прямо в его глаза, ее голос был весьма сексуален. Игорь изо всех сил пытался сдержать свои эмоции и не показывать идиотского удивления.

– Приветствую тебя, Эвара, на моем… – не успел он договорить, как она бросилась обниматься.

– Как же я соскучилась, Лин, дети соскучились… Как твои дела? Когда ты вернешься домой? – сыпала вопросами она и с силой и страстью прижимала его к себе.

«Какая же ты красивая», – думал Игорь, вдыхая дурманящий аромат ее духов и прижимаясь к нежной груди.

– Меня наградили… – Игорь не знал, о чем с ней говорить. Она прислонилась лбом к его лбу и нежно взяла его руками за голову. Ее пальцы утонули в его немного разлохмаченных волосах.

– Я знаю, Лин, знаю, – прервала она Игоря, он чувствовал ее страстное дыхание. Вдруг она слегка оттолкнулась от него, в этот миг у Игоря забилось сердце – он испугался, что она заметила подмену. Через несколько секунд все сомнения были развеяны, когда ее халат упал на пол. Перед Игорем предстала обнаженная Эвара. Ее фигура не была идеальной, как у прежних инопланетянок, которых уже встречал Игорь, но большая грудь, животик и бедра – все привлекало, даже волосатый лобок и тот был аккуратно пострижен. Ему было достаточно видеть ее красивое лицо, оно его сильно возбуждало.

Она спешно сняла с него костюм и грубо бросила на кровать.

«Изголодалась кошка», – подумал Игорь, полностью отдавшись во власть жены Лина. Эвара без церемоний и каких-либо прелюдий села сверху, и начался секс. Она испытывала оргазм за оргазмом, у Игоря так не получалось из-за выпитого вина и некоторого волнения. Потом она встала в кровати на четвереньки и попросила отшлепать ее. «Видимо, это были их постельные игры», – думал Игорь, хорошенько прикладываясь по ягодицам Эвары, которая кричала, чтобы он бил еще. Затем секс в позе «когда он сзади». Игорь не мог перебороть волнение, у него не получалось. Эвара начала старательно облизывать его достоинство и попыталась сделать минет. «Еще одна дилетантка», – подумал Игорь, подтягивая красивую мордочку жены ближе к себе – ему захотелось поцеловаться с ней.

Он забылся и начал целовать ее в губы, проникая языком в ее ротик. Ей нравилось, она заводилась еще больше. Вскоре Игорь устал отбиваться от ненасытной жены, которая не давала спокойно лежать, и, соскочив с кровати, он сел на диван.

– Это что-то необычное, Лин, – озадаченно сказала она, сев на кровати.

– Что именно необычно? – спросил он, чувствуя, как внутри у него поднимается тревога.

– Все по-другому, – задумчиво ответила она, спустив ноги на пол. – Я совсем тебя не узнаю.

«Вот и спалился, романтик хренов», – с ужасом подумал Игорь.

– Мы не виделись больше двух лет, Эвара, – начал он. В его голосе появилась нота волнения, которую она могла почувствовать. Она встала и неспешно прошлась по комнате.

– Помнишь, как мы познакомились? – начала она. Игорь почувствовал, как у него подскакивает давление, его ум трезвел. – Я сказала тебе, что не смогу быть с адмиралом, потому что ненавижу войну, – продолжила Эвара, не дожидаясь ответа.

Она резко развернулась, сотрясая своей грудью, и строгим взглядом посмотрела на сидящего на диване Игоря. Тот выглядел как школьник, не сделавший домашнее задание, перед учителем.

– Что же ты мне на это ответил, Лин? – проговорила она, пожирая его своим ослепительно красивым взглядом. На мгновение наступила тишина.

Эвара не долго ждала, что скажет Игорь. Она прыгнула через кровать, разбрасывая мясистые груди, и потянулась к лежащему на полу вакко-костюму, вероятно рассчитывая найти там оружие. Игорь бросился ей наперерез, с мыслью о том, что ему удастся с ней договориться. Она начала брыкаться и кричать, он зажал ей рот своей рукой. Эвара оказалась довольно-таки сильной женщиной и хорошо сопротивлялась, ударила его по лицу, попыталась оттолкнуть ногами. Это очень разозлило его, он ударил по лицу в ответ, затем еще. Она снова начала кричать, он схватил ее за горло.

– Эвара, я не хочу тебя убивать, успокойся, успокойся, – шептал Игорь, придавливая ее горло все больше и больше. Она пыталась впиться ногтями ему в лицо, он прижался к ней ближе, чтобы избежать этого, и почувствовал, как она яростно царапает ему спину. От боли он надавил что есть силы. Она начала слабеть. Он давил до тех пор, пока она не перестала сопротивляться. Потом он еще пару минут не отпускал ее горло.

Когда Игорь опомнился, было уже поздно. Наступила некая апатия, сменившаяся страхом. Что же теперь с ним будет? Он встал, вытащил из-под нее свой вакко-костюм и оделся.

– Рудон, зайди один, у меня проблемы, – сказал дрожащим голосом Игорь и сел обратно на диван.

Через минуту вбежал Рудой. Увидев лежащую Эвару, он подскочил к ней и проверил пульс.

– Она мертва, адмирал Лин-оун, – встревоженно сказал Рудой. – Что произошло?

– Она поняла, что я не Лин, – ответил Игорь, схватившись за голову обеими руками. – Мне пришлось, Рудой, я не мог контролировать себя, я убил невинного человека, – начал причитать Игорь, которого охватил синдром «самобичевания».

Рудой не стал слушать дальше, он поднял Игоря с дивана и увел в рабочий кабинет.

– Я все улажу, адмирал Лин-оун, – сказал он, торопливо возвращаясь назад. – Помните одно: она была с вами, потом улетела домой! Никому ни слова! Не вздумайте размокать, как женщина! – Рудой был очень зол и строг. Понимая, в каком состоянии Игорь, только так он мог контролировать ситуацию.

Рудой не смог замести все следы пребывания Эвары на крейсере, поэтому, переодев одного андроида в одежду жены Лина, он посадил его на челнок, на котором она прилетала. Затем на время заблокировал внешнюю связь в ангаре. Всех прислужниц, андроидов и роботов, что были с ней, он с помощью боевых роботов уничтожил без лишнего шума. Рудон отправил заминированный челнок, который полностью выгорел от внутреннего пожара…

Игорь не мог прийти в себя, в своих руках он ощущал горячее горло Эвары, которое сокращалось от нехватки кислорода, в глазах пульсировали ее разноцветные волосы и большие голубые глаза, наливающиеся кровью.

– Выпейте это, адмирал Лин-оун, – сказала Оника, подавая ему таблетки Рудона со стаканом воды. Она не задавала вопросов, просто чувствовала, что что-то плохое случилось с ее господином, и она не в силах была ему как-то помочь.

Игорь прогнал всех и остался один наедине со своими мыслями.

«Я убийца… Кем я стал?! Загубил невинного человека… Я ничем не лучше колонизаторов Зинона… У нее есть дети, о господи, дети, у которых теперь нет ни отца, ни матери, я тварь… тварь, спасающая собственную шкуру, – думал он, терзаясь собственными мыслями, прокручивая все снова и снова у себя в голове. – Я должен искупить вину, я должен позаботиться о них… Как я буду смотреть в их глаза? А если и они поймут кто я? Их тоже придется убить… На что я подписался, твари…»

Прошло несколько дней. Все адмиралы, в том числе и Крейн, выразили сожаление о случившемся по внутренней связи, никто не хотел беспокоить адмирала Лин-оуна лично, понимая, как ему сейчас тяжело.

– Адмирал Лин-оун, из армады прибыла команда, чтобы расследовать инцидент, – проговорил Рудой, когда Игорь немного пришел в себя и мог трезво принимать действительность. – Но не беспокойтесь, там наши люди, ваше имя не будет запятнано. И еще, через двое суток состоится прощание с Эварой на вашем крейсере, это ритуалы Зинона, вам нужно будет там присутствовать.

Глава восемнадцатая

Прости меня

Тысячи воинов собрались на площадке ангара флагманского крейсера адмирала Лин-оуна, чтобы проститься с Эварой-оун.

Игорь в окружении адмиралов стоял в центре, где над ними висел в воздухе большой дисплей с изображением Эвары. Один из командиров зачитывал краткую биографию ее жизни, а затем список ее заслуг перед Зиноном. Его голос усиливал специальный микрофон, разносивший речь по всему ангару. Этот голос резал слух Игорю, который, полупьяный от большой дозы успокоительного, стоял и не выражал никаких эмоций. Крейн держал его за плечо, опустив свою седоватую голову.

– Жене адмирала 1-го класса армады Зинона Лин-оуна Эваре-оун слава! – крикнул командир, закончив зачитывать текст. Ангар эхом прокатился, повторив те же слова. Игорь вновь ощутил, как по его телу пробежали мурашки, чувство вины сдавливало его горло, он не смог повторить этих слов и не мог взглянуть на портрет красивой Эвары, которую погубил.

Ритуал был закончен. Все начали расходиться. Адмиралы подходили к Игорю выразить свое сожаление, он пытался спешно уйти.

– Адмирал Лин-оун! – выкрикнул кто-то гневным голосом, пробираясь через толпу. Это был адмирал 2-го класса Друман-оун, отец покойной Эвары. Игорь обернулся и увидел, как Рудой и Оника бросились наперерез к разгневанному отцу. Высокий и сильный седой адмирал с легкостью оттолкнул обоих и направился к Игорю. Тот стоял как вкопанный, ожидая чего угодно.

– Ты не уберег мою дочь! – четверо адмиралов остановили его на подходе к Игорю. – Это ты виноват, что она умерла! – кричал, казалось, практически обезумевший Друман. Игорь не мог сказать ни слова. Крейн начал уводить Игоря прочь от безумца.

– Я вызываю тебя, адмирал Лин! – крикнул Друман вслед. – Стой, трус! – После этих слов Игорь остановился. В его груди похолодело. К нему подбежал Рудой.

– Адмирал Лин-оун, только прикажите, и я казню его за оскорбление! – крикнул Рудой.

– Ты должен принять вызов, Лин, – сочувственно сказал Крейн, – сам лично наказать его за нанесенные оскорбления. – Он повернулся к Друману: – Ты потерял дочь и не в себе, это единственная причина, почему я не казнил тебя на месте!

Наступил момент критического молчания. Игорь боялся и в то же время ненавидел себя. Вся толпа в ангаре, которая уже начала расходиться, вдруг замерла в ожидании ответа адмирала Лин-оуна. Ком, стоявший в горле, мешал Игорю что-либо говорить, сердце выскакивало из груди. Он кивнул.

– Он принимает твой вызов, Друман! – крикнул Крейн, похлопав по плечу Игоря, который еще не знал, на что подписался.

* * *

Вызов был принят. По правилам Зинона, кровь не может быть пролита, пока не истекут три дня после прощания. Через три дня должна состояться дуэль на вакко-мечах.

– Все пропало, – придя в кабинет Игоря, начал хныкать Рудой, – он великий мастер меча, а вы даже в бою на мечах не были ни разу. Все пропало, пропало, он чемпион Галактического порта Адро! – Рудон уже чуть ли не головой об стол бился, а Игорь тем временем рассматривал свой вакко-меч.

– Знаешь, почему волк бежит, поджав хвост, от норки с лисицей и ее детенышами? – начал, вздыхая, Игорь. Рудон сделал недоумевающий вид. – Волк сильнее, но он не прав. В животном мире даже самый сильный, если он не прав, проигрывает.

– Мы не животные, адмирал Лин-оун, – воодушевился Рудон. – Я что-нибудь придумаю.

– Я готов принять наказание, – безразлично сказал Игорь, в его душе была пустота. А в мыслях лишь: «Прости, Эвара».

– Адмирал Лин-оун, прошу вашей аудиенции, – вбежала, похрамывая, Оника и упала на колено. – Только прикажите, и я убью адмирала Друмана и скажу, что сама так решила!

– Оника, ты хочешь домой? – грустно улыбнувшись, спросил Игорь. Девушка удивленно посмотрела на него своими зелеными глазками. – У тебя есть тот, кто тебя ждет на твоей планете Аштана?

– Не говорите так, мой дом с вами, я готова умереть за вас!

– Пошла вон!!! – неожиданно заорал Игорь, Оника чуть ли не подпрыгнула. – Не вздумай ничего делать, фанатичка чертова! – Оника подорвалась с места и, стукнувшись коленом о край дивана, пулей выскочила из комнаты. – И ты вали отсюда! – повернувшись к Рудону, сказал сквозь зубы Игорь. Тот попытался гордо и не спеша уйти, но Игорь вдогонку кинул в него рукояткой вакко-меча, попав по ноге. – Шкура, вот шкура… – истерично повторял Игорь, перемещаясь по комнате туда и обратно.

К вечеру он успокоился. Но ни есть, ни пить не мог. Оника снова пришла, предложив массаж, и еле унесла ноги из комнаты.

Казалось, что Игорь сдался и уже ничто не может вернуть ему стремление жить. Крейн, заставивший принять вызов, был полностью уверен, что Лин победит. Весь флот был уверен в победе великого адмирала Лина, хотя у Игоря не было шансов против чемпиона, он это прекрасно понимал. Своим «самобичеванием» он завел себя в капкан.

Наступило утро следующего дня. Игорь спал, не снимая вакко-костюма.

По связи доложили о прибытии Шерона.

«Этому что еще надо?» – возмущенно подумал Игорь, вставая с кровати, его охватила злоба на всех вокруг.

– Адмирал Лин-оун, у меня есть для вас новости, – начал Шерон после приветствия. Игорь не сразу сообразил, о чем идет речь. – Поисковая группа передает, что заметила в секторе Лебедь два авианосца с опознавательными знаками наемницы Кары. – Шерон докладывал Игорю только лично, опасаясь, что сообщения по связи могут перехватить и подслушать.

– К сути переходи, – оживился Игорь.

– Там везде пираты, – продолжал Шерон. – Корабль группы не может приблизиться, так как, если будет замечен, его настигнут и уничтожат.

– Чертовы пираты! Может, направим флот? – Игорь предлагал невероятные вещи.

– Она, возможно, в плену. Есть такая вероятность, что она жива, – ответил Шерон. – Флот мы не можем отправить, адмирал, вы же понимаете, что это невозможно.

– А что ты можешь предложить? – Игорь почувствовал, что Шерон, старый воин, что-то недоговаривает.

– Выкуп, адмирал Лин-оун, – произнес Шерон, увидев, как у Игоря загорелись глаза. – Можно попробовать связаться с пиратами и предложить за наемницу Кару оружие, немного легких кораблей и провизию. Возможно, мы сможем с ними договориться, но на своем уровне, не привлекая внимания командования и ненужных свидетелей из флота.

– Хорошо! Срочно действуй, делай что нужно! – скомандовал Игорь, и Шерон удалился.

«Не время умирать, не время… – подумал Игорь, вспоминая, как Кара мчалась вопреки всем опасностям за его журавликом, как он скучал по ее карим глазам. – Надо что-то придумать». Он вызвал Рудона.

Рудон был просто «гениален»: он ничего лучше не придумал, кроме как идти и тренироваться за два дня до дуэли.

– Я смоделировал по видеозаписям боев адмирала Друман-оуна его тренировочную модель, которая ведет бой в точности, как он сам, – важным голосом заявил Рудон. Игорь посмотрел на него так, будто собирается снова запустить в него меч. – Нет, нет, вы не подумайте ничего дурного, мы вычислим его приемы и подготовим разящий удар.

– Что надо делать? Говори, – сказал Игорь, наблюдая, как голографическая картинка из вакко-роботов в виде человека движется и делает выпады вакко-мечом. – Мне с ним драться?

– Да, тренажер реагирует на все атаки как адмирал Друман-оун, – ответил Рудон. Взяв в руки вакко-меч, он подошел к модели и сделал пару выпадов атаки, та начала двигаться и атаковать в ответ. – Вот так – удар и реакция, – прокомментировал Рудой, протягивая Игорю меч. – Этим, система работает только с ним.

– Интересная задумка, – усмехнулся Игорь, взяв у Рудона вакко-меч. Первый же его выпад, и тренажер контратаковал, обозначив отсечение головы Игоря. Второй выпад, и то же самое… – Это, типа, он меня за одно движение убивает? – расстроился Игорь.

– Да, отрубает голову одним махом меча, – ответил Рудой, вздохнув как-то с огорчением. – Попробуйте защищаться, отражать его атаки и поражать смертельными ударами.

– Вот ты умник! – через некоторое время возмутился уставший после массы неудачных попыток Игорь. – Сам давай, попробуй, волосатых дел мастер!

Рудой тыркался с тренажером более получаса, потом его вдруг осенило.

– Я обнаружил его слабое место! – воскликнул с радостью он. – Видите, он когда атакует вперед, то передняя его нога полностью нагружается… если уйти влево и вперед на него, развернуться и ударить, вот так… – Рудон попытался повторить свой первый успех, не вышло. – Устал немного, надо быстрее, иначе он успевает отскочить… – прокомментировал он.

Игорь наблюдал, как тот пытается победить, из пяти атак у него выходило лишь раз. Это грустное зрелище наводило его на мысль, что надо просто убить Друмана подлым образом, использовав кого-то, пожертвовать кем-то ради собственного блага. В этом случае его имя будет запятнано, и из великого уважаемого стратега он станет подлым адмиралом.

Одна надежда оставалась у Игоря на агентов Креалима, которые придут и возьмут всю ситуацию под контроль и не дадут ему упасть в грязь лицом. Время дуэли приближалось, а никто из них не приходил и не подавал каких-либо знаков.

С горем пополам Игорь выучил пару приемов, которые позволяли ему умереть не с первой атаки будущего соперника.

Наступил угнетающий вечер перед дуэлью. Он выгнал всех и сидел один в своей большой комнате, той самой, где задушил Эвару. Игорь встал и пошел в соседний кабинет к рабочему столу, на котором он мог чертить модели и графику. На нем ему захотелось написать прощальное письмо Каре, рассказать ей всю правду и попросить найти его семью на Европе, передать письмо через Шерона.

На столе он увидел почти прозрачную небольшую коробку, которую не видел раньше. Он прикоснулся к ней, и она полностью раскрылась, в воздухе возникли буквы и слова:

«О мой Лин, как я буду скучать по тебе, я не жду, что ты следом за мной улетишь домой, не все зависит от тебя. Я знаю, что ты не выносишь подарки от женщин, но я все же оставила тебе подарок в знак нашей с детьми любви и заботы о тебе. Возвращайся скорее в наш мир без войн». Это было письмо Эвары, которое она заранее оставила, зная, что должна вскоре уехать.

Игорь замер, его переполняли чувства сожаления. «Куда уж хуже-то…» – подумал он, прослезившись.

Вскоре слова исчезли, а на столе он увидел маленькую коробочку, в которой было ничем не примечательное черное вакко-кольцо.

Он взял кольцо и вернулся в комнату. Сев на диван, он надел его на безымянный палец. «Как раз… Будет обручальное», – подумал Игорь, от кольца он не ощущал никакого эффекта. Так было пока он сидел, но, как только встал, ему показалось, что он сделал это медленно, и, когда он направился к кровати, движения его тоже были медлительными. Он почувствовал, что и сердце стало биться медленно, отдаваясь эхом в его ушах, которые вдруг неприятно заложило. Он обернулся, не понимая, что происходит, его руки не устали и ноги тоже, все было в порядке, только двигались замедленно.

– Что-о-о з-а-а-а хре-е-ень?! – возмутился Игорь, услышав, как протяжно произносятся его слова. – Ру-у-удо-о-он! – крикнул он, нажав на кнопку панели связи.

Вбежал Рудон, выполнив «полный прогиб». Заметив, что у Игоря пошла кровь из носа, он помчался к нему. Все это выглядело очень медленно.

Игорь отскочил от Рудона, тот не успел за его реакцией.

«Я понял!» – подумал Игорь, сняв кольцо Эвары. Заложенные уши пришли в норму.

– Я понял! – повторил он вслух и заметил, как кровь потекла по верхней губе. – Рудоша, дай салфетку или что-нибудь еще, чтобы вытереть кровь.

– Что случилось, адмирал Лин-оун?! Откуда у вас кровь? – недоумевал тот, протягивая белый платок. – Что вы поняли?

Игорь смеялся, как безумный, зажав в руке кольцо.

– Я понял, что она меня простила! – ответил он, упав на кровать и продолжая смеяться. Игорю просто сейчас хотелось так думать. Она будто с того света оставила ему этот подарок.

Рудон подумал, что у Игоря просто съехала крыша. Он уже смирился, что завтра все планы заговорщиков провалятся и его, скорее всего, казнят.

Глава девятнадцатая

Цена ошибок

Вакко-кольцо Эвары было необычайно редким и дорогим, мало кто знал о существовании подобного изобретения. Его действие состояло в том, что оно ускоряло работу мозга в несколько раз, от этого все вокруг перемещалось медленней обычного. Основной побочный эффект был в том, что оно повышало давление в организме, и нетренированный человек первое время мог страдать головными болями, которые практически никакими средствами нельзя было прекратить.

«Главное не спалиться», – подумал Игорь, неуверенно выходя в парадном костюме на площадку ангара своего крейсера. Он переживал, что даже это средство может оказаться бесполезным против чемпиона. В нос он вставил незаметные мини-тампоны, чтобы не увидели кровь. А фалангу пальца левой руки, на который было надето кольцо, обмотал прозрачной лентой, чтобы оно не действовало, пока он не передвинет его ниже к основанию пальца.

Впереди толпился народ. Рядом стоял строй из сотни боевых роботов. Игорь шел к толпе в сопровождении своей свиты, состоящей из двух уже привычных ему людей. Там были все адмиралы 1-го класса и Крейн, который вышел навстречу Игорю.

– Приветствую, приветствую, Лин, – ответил Крейн на его приветствие, заботливо поднимая обеими руками Игоря с колена. – Давай поскорее закончим этот беспорядок и пойдем отдыхать на мой корабль! – У него одно было на уме…

По правилам дуэли, бой был до смерти, но младший по званию мог пощадить проигравшего старшего. На бой оба адмирала должны были выходить в парадных костюмах со всеми наградами, использование нестандартных функций вакко-костюма не разрешалось.

Официально дуэли были запрещены, однако редкая практика продолжалась, а факты и последствия тщательно скрывались от императора.

И вот большой круг из расступившихся адмиралов образовывал площадку для дуэли. Напротив вышедшего Игоря стоял Друман, его огромная фигура внушала страх, а гневное выражение лица – настоящий ужас. Игорь не стал пристально смотреть на него, чтобы не поддаться страху. Вакко-роботы костюма уже активно погашали все больше возрастающий адреналин в крови. Все заметили, что адмирал Лин переживает, особенно это видел Друман.

Не успел Игорь подумать, какой же сигнал должен быть для начала дуэли, как Друман уже неспешно пошел вперед, выдвинув вакко-лезвие.

Игорь сдвинул кольцо вниз и направился ему навстречу. Он слышал, как толпа, словно из глухой ямы, кричит, поддерживая его. Пульс бил в голову все сильнее.

Друман остановился на расстоянии удара и вытянул меч вперед, будто издеваясь над неопытным Игорем. Тот не растерялся и начал обходить стороной, не принимая его игру. Игорь знал, что его соперник должен первый сделать выпад, только тогда он сможет нанести удар и сделать это эффектно и быстро, а если он сам атакует, то может попасть в его ловушку. К тому же все сразу поймут по его неуклюжим атакам, что он не владеет мечом. Противник не спешил атаковать, он был обеспокоен, казалось, он понял, в чем спасение Игоря, возможно, увидел кольцо дочери.

Но это было не так. Друман видел в Игоре опытного адмирала Лина и не спешил атаковать, они ходили друг вокруг друга. Тем временем Игорь понемногу терял контроль, начала болеть голова. Для него словно прошла уже вечность. Он попытался представить, будто перед ним молох, он вспомнил, как легко разрезал его мощную плоть.

Понимая, что время против него, Игорь решается сделать ложный выпад. Он сделал скачок на Друмана, не поднимая меча, и тем самым подставился для открытого удара, чем и попытался воспользоваться соперник. Вакко-лезвие пронеслось над головой едва успевшего пригнуться Игоря, Друман махнул с такой силой, что на пол-оборота корпуса развернулся сам, через секунду он упал с отсеченной правой ногой. Игорь развернулся и пошел прочь, незаметно сдвинув кольцо обратно, его немного пошатывало, клонило в сон. Он старался изо всех сил не показывать свой недуг толпе, которая кричала и торжествовала.

– Стой, Лин! – врезался сквозь шум толпы крик Крейна, все приутихли. – Ты не закончил! – Игорь остановился, его придерживала Оника. Друман лежал, в муках истекая кровью и осыпая проклятьями Игоря.

– Я не стану убивать его! – бросил Игорь, даже не оборачиваясь к Крейну, после недолгого молчания он двинулся дальше.

– Я готов помочь тебе в нелегком деле, Лин, потому что я твой единственный друг на этом корабле! – крикнул Крейн, подошедший к лежащему и теряющему сознание Друману. Раздался выстрел.

* * *

У Игоря сильно болела голова, немного помогли очередные таблетки Рудона. Он быстро стал приходить в нормальное состояние. Отец Эвары мертв, и ему почему-то стало легче. Ощущение того, что уже никто не осуждает тебя, помогало Игорю чувствовать себя сильнее, теперь он воспринимал все более обыденно. А общаясь с адмиралами, почувствовал себя уверенней после дуэли. Он знал, что теперь не все зависит от тех сил, что вели его неизвестно куда. Про кольцо Эвары он решил никому не говорить, теперь это было его секретное оружие.

– Что у тебя с ногой, Оника? – спросил Игорь в рабочем кабинете, обратив наконец внимание на то, что она все еще хромает.

– Стопа сломана, – виновато ответила она и попыталась уйти.

– Что?! – возмутился Игорь, он был в шоке. – Стой, куда пошла! Почему тебе еще не помогли медицинские роботы?!

– Я… я не могу жаловаться, я рабыня, – взмолилась Оника с таким видом, будто приготовилась получить по полной от хозяина. Игорь стоял и смотрел удивленными и в то же время бешеными глазами на рыжее «глупое создание», вспоминая, как с пристрастием гонял хромую Варийку, когда был в депрессии.

– Ох, мать моя женщина! – Он не побоялся произнести при ней слово из своего земного лексикона, схватившись за голову и уводя взгляд в потолок. – Вот это дисциплина! Ты просто садо-мазо, знаешь, кто такие садо-мазо? – продолжил он, подойдя к ней близко и заглянув в зеленые глазки с быстро хлопающими ресницами.

У Оники был вид нашкодившей глупой школьницы. Она молчала, не зная, что и сказать.

– Садо-мазо, это раса с планеты морских коньков, которую назвали в честь животных, которые сами себе постоянно делают детей! Эта раса славится тем, что получает удовольствие от нанесения себе боли и увечий! Ты поняла?! – Игорь начал издеваться над ней, он заводил сам себя.

– Я не поняла, – мотала головой Оника. – Простите меня, адмирал Лин-оун, я должна была вам сразу сказать, я поняла.

– Поняла, не поняла! Рудон, сюда! – крикнул Игорь с бешеными глазами. Тот прибежал из соседней комнаты.

– Адмирал Лин-оун, чем я могу вам помочь? – взволнованно спросил Рудон, понимая, что в него может что-то полететь со стороны Игоря.

– Оника, пробегись-ка вокруг Рудона, – скомандовал Игорь. Та начала скакать, обегая Рудона. – А ты смотри! Ничего не замечаешь? – ехидно спросил Игорь, потянувшись за вакко-мечом.

– Я, я понял, адмирал Лин-оун, я вызову медицинских роботов…

«Меня окружают дебилы», – подумал Игорь, отправив обоих прочь. Будто бальзам на душу была ему вся эта брань на своих подчиненных. Даже Сергей Федоров, вояка и бывший одноклассник Игоря, не смог бы так изощренно выступить перед своими бойцами.

Игорь наконец соизволил принять двух своих новых заместителей. Дорар-оун и Эши-оун, два новых адмирала 3-го класса, выглядели очень жалкими, когда клялись ему в верности. Особенно смешно было слушать их «песнопения» о доблести, чести и заслугах Лин-оуна, о его величии и славе и о восхищении им.

А тем временем в систему Дредеззер прибыло уже почти полторы сотни тяжелых кораблей. Крейн, по приказу Берида, созвал совет адмиралов, командующих четырьмя флотами, находящимися в системе. В совет вошли Игорь и три адмирала 1-го класса, среди которых были уже знакомый ему с праздника Анишен-оун и два хороших товарища настоящего Лин-оуна адмиралы Ароник-оун и Дешер-оун. Они были из числа тех, кто пытался все это время пригласить Игоря на свои корабли для дружеских бесед.

Небольшой зал с прямоугольным столом в центре с различными дисплеями и функциями, полностью изолированное помещение, приспособленное для проведения секретных совещаний.

– Мы собрались… мы собрались, – начал Крейн, у которого не выходило сформулировать правильно фразу, он был немного пьян. – Хм… значит, Берид сказал нам посоветоваться друг с другом и решить, что над делать дальше, варианты решений расскажем Бериду, а он уже примет свое… Приступим.

– Я начну, если вы не против, адмирал Крейн-оун, – предложил Ароник. Крейн кивнул, укладывая свою «медвежью» голову себе на грудь. – Моя разведка доложила, что в соседнем секторе в системе Дагоба наблюдается активность креалимских разведчиков, полагаю, они готовят атаку…

– Им нечем атаковать, адмирал Ароник, что вы такое говорите! – перебил его Анишен.

– Давайте разделим флот, мы с Лином продвинемся на пару секторов и исследуем системы и их планеты, – предложил Ароник, поглядывая с надеждой о поддержке на Игоря.

– Стоит нам отправиться туда, как нас атакуют с другой стороны, и им не нужно будет с нами воевать, они просто ворота уничтожат, и через пол года у нас закончится вся провизия, – сказал Анишен.

– Согласен с Анишеном, – вмешался Дешер. – Я предлагаю запросить из центра материал для запасных ворот, а после этого разделиться на защиту и атаку.

– Лин, нам интересно твое мнение? – спросил Ароник, все сразу устремили взор на Игоря.

– Надо достроить флот на Деззере, – сухо и задумчиво ответил Игорь, все молчали, ожидая его дальнейших предложений. Игорь тоже молчал.

– Адмирал Лин сегодня не в духе, как я понимаю, – прокомментировал Анишен. – Надо исходить из старого опыта…

– Да, – подхватил Дешер – Лин, помнишь атаку Креалима при Вахе? Там была похожая ситуация! – все снова устремились на Игоря, как самого опытного военачальника, тот молчал… – Лин, тобой же придуманный маневр, опиши суть, не все ее понимают! – Игорь, сам того не желая, сделал недоумевающий вид.

– Лин? Три группы, три угла атаки, вспоминай, – продолжал назойливый Дешер. Игорь покраснел.

– Сам расскажи, я вижу, ты лучше меня его знаешь, – попытался выкрутиться Игорь. Дешер сделал круглые от удивления глаза, повернувшись к сидящему напротив Аронику, который тоже округлил глаза.

– Это твои расчеты, Лин, твой секрет, откуда ему знать-то?! – присоединился к «поклеву» Ароник. – Хотя бы градусы скажи, Лин?

Игорь впал в ступор, не зная, что ответить и как вообще говорить, он паниковал. Наступила пауза, даже дремавший Крейн проснулся и, пристально разглядывая Игоря, пытался понять, что не так с великим адмиралом Лином.

Вдруг Анишен подорвался с места и через секунду оказался около Крейна. Выхватив у него с пояса бластер, он оттолкнул ногой толстяка так, что тот упал на пол и захрипел. Первым выстрелом он сразил Ароника, пытавшегося встать, вакко-поток пробил его тело насквозь. Второй выстрел размозжил голову Дешера, который замер на месте, подняв руки, чтобы сдаться. Игорь увидел, как его обезглавленное тело бьется в конвульсиях на полу. Очередной выстрел размазал пузатого уползающего Крейна. Игорь попытался спрятаться под стол.

– Не стоит, Лин! – остановил его Анишен, направив на него бластер. – Если бы я хотел убить вас, вы были бы первым! А теперь слушайте внимательно, у нас двадцать секунд! Ароник вытащил бластер у Крейна и убил его, затем убил Дешера, вы успели включить защиту, он выстрелил в вас, я выхватил бластер у Ароника и прикончил его! Запомнили? – быстро и без запинки проговорил Анишен. Игорь кивнул дрожащей головой. – А теперь встаньте и включите защиту, Лин! – Игорь поднялся с другой стороны стола и стал лихорадочно перебирать кнопки на дисплее костюма, забыв, что где находится.

– О Великий Квазар, поглоти меня, с кем мне приходится иметь дело! – выругался Анишен, заползая на стол и протягивая руку к дисплею костюма Игоря. Одним нажатием он включил защиту Игорю и, отскочив назад, выстрелил ему в грудь.

Игорь почувствовал резкий, мощный удар и острую боль в груди. Он свалился с ног, упав на спину, костюм едва сдержал вакко-поток. Он не мог двигаться, вероятно, опорно-двигательная система костюма была нарушена или повреждена. Вскоре его подняли на ноги роботы, ворвавшиеся в зал. Он увидел, как к выходу уже уводили Анишена в сопровождении роботов и командиров.

Глава двадцатая

Пора бы в отпуск

Игоря держали на флагманском корабле Крейна в отдельном помещении под охраной боевых роботов, по указанию одного из заместителей убитого Крейна, все ожидали прибытия комиссии, которая была направлена лично Берид-оуном расследовать случившееся. Судьба Анишена Игорю была неизвестна.

Игорь был помещен в хорошие апартаменты, после осмотра медиков и замены костюма к нему прибыл один из заместителей Крейна, который сразу же извинился и объяснил, что они вынуждены его держать до выяснения обстоятельств убийства трех адмиралов. В комнату больше никого не пускали.

У Игоря было время подумать и прийти в себя, осмыслить случившееся. На первый взгляд все было очевидно: Анишен – тот самый агент с дальнейшими инструкциями. Но почему же он раньше не раскрыл себя ему? Вероятно, не было подходящей возможности. Во время совещания Игоря практически раскрыли, и Анишен должен срочно был принять меры. Теперь не было сомнений: намерения агентов Креалима были настолько серьезными, что они были готовы пойти на любые жертвы и громкие убийства. Вопрос лишь в том, получится ли теперь Игорю выйти сухим из воды. Сам Анишен – та еще темная лошадка – молодой адмирал невысокого роста и худощавый, на вид ничем не опасный, за секунды с легкостью расправился с тремя. При этом без раздумий он предложил свой сценарий развития событий. Проанализировав ситуацию, можно было понять: Анишен сел по левую руку от Крейна, и его бластер, единственный в зале, находящийся на поясе слева, был для него в зоне легкой досягаемости. Вспоминая очередность, с которой все заходили в зал, можно было обратить внимание на незначительную деталь – Анишен обогнал Ароника и первым занял это место. Поэтому, без сомнения, он был готов действовать в случае провала, а может быть, и сам спровоцировал этот провал своей последней фразой «надо исходить из старого опыта». А когда Игоря начали раскручивать, он не попытался вмешаться или подсказать ему. Тогда зачем был весь этот цирк, если можно было их сразу и убить? Объяснение было лишь одно: Анишен хотел преподнести смерти адмиралов по вине Игоря, чтобы тот думал именно так.

Наконец Игорь дождался комиссию, которая прибыла через двое суток.

– Приветствую вас, адмирал Лин-оун, – поздоровался, слегка поклонившись, вошедший человек, он был на вид средних лет, невысокого роста, худощавый и одетый в зеленый вакко-костюм, похожий на военный, на груди справа у него был большой красивый круглый знак фиолетового отлива, а слева от плеча до пояса была изображена лента с тремя голубыми полосками. Игорь поздоровался в ответ, не вставая с дивана. Тот подошел ближе и слегка улыбнулся. – Мое имя эр Катэр-оун, я с недавнего времени начальник службы безопасности Зинона. Прибыл лично по просьбе моего друга адмирала Бериод-оуна расследовать недавний инцидент.

– Ясно, что от меня требуется? – выдохнул Игорь, подумав: «Хорошо, что не очередной знакомый Лина, пришлось бы и его задушить».

– Просто ответьте на несколько вопросов, и я вас более не задержу, – ответил Катэр, усаживаясь в кресло напротив. Постоянно прищуривающийся правый глаз придавал ему особую загадочность.

– Да, конечно, я слушаю, – сказал Игорь, прокручивая в голове тот сценарий, что навязал ему Анишен.

– Расскажите, что произошло в зале совещаний, что явилось причиной трех убийств? – задал первый и очевидный вопрос Катэр.

– Адмирал Ароник неожиданно встал, подбежал к Крейну, вытащил у него бластер и убил его, – задумчиво начал Игорь, показывая всем видом, что восстанавливает события из памяти. – Затем он выстрелил в Дешера, едва я успел включить защиту, как он выстрелил и в меня. Анишен, воспользовавшись тем, что Ароник отвлекся на меня, выхватил у него бластер и убил его. Все произошло очень быстро…

– Хе… – задумался Катэр. – А где сидел Анишен во время совещания? – Игорь не был готов к такому вопросу.

«Как же тебе ответить, хитрый ты лис? Соврать или сказать правду?» – размышлял Игорь, но долго думать ему было нельзя.

– Дальний слева от адмирала Крейна, – ответил он.

– То есть Ароник сидел слева от Крейна, дальше Анишен, справа вы и дальше Дешер? – уточнил Катэр.

– Да, именно так, – ответил Игорь. Он начал переживать, что показания Анишена могли разниться с его. Но если бы он сказал правду, то версия о том, что Ароник вытащил бластер у Крейна, могла быть не очень правдоподобна. По крайней мере, логично, что Анишен помешал бы этому.

– Хе… – снова задумался Катэр. – Вы сказали, что после выстрела по вам Анишен выхватил бластер у Ароника и убил его. Вы это видели? Устояли после выстрела?

– Да, я видел это в процессе падения, – ответил Игорь будучи уже в небольшом напряжении. Катэр встал и начал не спеша прогуливаться по комнате. От него исходила некая неприятная аура.

– У меня больше нет к вам вопросов, – начал Катэр, осматривая комнату. – Я думаю, вам угрожает опасность. Сначала нападение пиратов, затем смерть жены, пропажа ее отца, покушение на вас… Агенты Креалима… хе, я полагаю, вы не даете им покоя, особенно после вашей триумфальной победы. Да, адмирал Лин, если вы не против, мы значительно усилим охрану вашего дома на Зиноне, чтобы вы не беспокоились за безопасность своих детей. К сожалению, я более не уверен в том, что Креалим не сможет туда добраться.

– Да, конечно, я буду вам благодарен эр Катэр-оун, – ответил Игорь, вспоминая, как он душил Эвару. По его телу пробежала дрожь.

Вскоре прибыл заместитель Игоря Дорар-оун, и они отправились на свой флагман. Теперь с Игорем постоянно находились шесть боевых роботов, которые сопровождали его даже в туалет. Во всей системе была объявлена полная готовность, усилены дежурства.

По приказу Игоря, Онике выдали вакко-меч и бластер, теперь она ходила за ним как гордая тень, впереди шести железных охранников.

«А счастья-то сколько», – насмехался Игорь, глядя, как сияла довольная Варийка.

На крейсер прибыл Анишен.

– Приветствую вас, адмирал Лин-оун, – поздоровался Анишен, входя в кабинет Игоря.

– Приветствую, приветствую, – ответил Игорь, подумав: «Надо же, жив, здоров доходяга». По просьбе Анишена Игорь приказал, чтобы все посторонние вышли. Тот проверил прибором комнату на наличие устройств прослушивания.

– Я должен признать, – начал Анишен, усевшись на кресло, – вы умнее, чем многие вам подобные. – Игорь недопонял эти двусмысленные слова.

– Мне интересно, почему они не вскрыли мертвым головы, как сделали это креалимцы настоящему Лину, и не увидели все, как есть? – спросил Игорь, наблюдая за реакцией собеседника.

– Взять память можно лишь из живого мозга, адмирал Лин, – ответил, улыбаясь, Анишен. – Мне бы вскрыли голову не задумываясь, но ваше авторитетное слово было принято на веру, за что вам и спасибо.

– Ты за этим прилетел, Анишен? Чтобы сказать спасибо? – поинтересовался Игорь, у которого промелькнула неприятная мысль о том, как жестоко обошлись с настоящим адмиралом Лином, вскрыв ему живому голову. Игоря, с его богатым воображением, даже передернуло.

– Не только. Еще я хочу напомнить вам о важном, – начал уже более серьезно Анишен. – Вы забываете, кто вы есть для остальных, ваше поведение в обществе Крейна и его прислуги могло поставить под угрозу всю миссию. И перед битвой на совещании вы вели себя непредусмотрительно, практически полностью отступили от образа Лин-оуна. Командиры, хоть и не посмеют доносить, но все же слухи во флоте могли дойти и до адмиралов. Каждая ваша ошибка – это смерть, смерть рядом или в итоге ваша и, как следствие, ваших настоящих близких. Но пока вы очень удачно двигаетесь к намеченной цели, вам неслыханно везет, хотя и мы стараемся вас оградить от старых связей адмирала Лин-оуна.

– Ну, я понял, я стараюсь изо всех сил… и что вы стараетесь, я тоже понял – то старых замов казнили, то двух адмиралов хлопнули, – с сарказмом сказал Игорь. – Вот только меня мучает один вопрос: этот Катэр спросил меня о том, кто где сидел, я соврал…

– Вы сделали правильно, исправив мою оплошность в том, что я вас не предупредил, – снова улыбнулся Анишен. – Меня он тоже спрашивал о расположении, наши показания совпали.

– Что с моей семьей? – спросил вдруг Игорь. – Откуда мне знать, что они еще живы? – Он ждал такого человека, как Анишен, чтобы задать вопрос напрямую.

– С вашей семьей все хорошо. С Эдда подтвердили, что все хорошо.

– Я должен поверить на слово?

– Придется, у вашей сестры родилась абсолютно здоровая дочь, – ответил Анишен, в его глазах была неподдельная искренность, которая могла подкупить Игоря.

«Дочь… племянница, у меня племянница… У меня нет выхода, я должен ему верить…»

В комнате наступила тишина. Анишен дал возможность ему осмыслить ответы.

– Анишен, так что теперь мне делать дальше? – после минутной паузы спросил Игорь, понимая, что, чем больше он находится в этой системе, тем больше будет смертей ни в чем не повинных людей.

– Я вот и прибыл рассказать вам о ваших дальнейших действиях, – серьезно проговорил Анишен. – В ближайшее время с вами свяжется Берид-оун. Ваша задача: просить о прибытии в столицу, чтобы немного отдохнуть после двухлетнего похода и оправиться после потери жены, навестить детей, а также для подготовки к чемпионату Орионга. Он вам не откажет.

– А если откажет? – разволновался Игорь. – У вас не принято уговаривать начальство, можно без башки остаться, повидал я немало тут фанатизма, страха да слепого послушания.

– Не откажет, адмирал Берид-оун не сможет удержаться от зрелищ на чемпионате с участием его лучшего адмирала Лин-оуна, – невозмутимо говорил Анишен. – По плану действий запоминайте: после согласия командующего оставляете командовать флотом одного из своих заместителей, сами решите. Вы же отправитесь на флагманском крейсере через ворота в галактический порт, там вас найдет наш агент по имени эр Яван-оун и будет сопровождать до самого Зинона системы Зинондрес. Там он будет с вами, поможет готовиться к чемпионату, соберет новую команду для подготовки. Все вопросы о порядках и культуре Зинона, о Лин-оуне и всем остальном можете задавать ему. Также на Зиноне будет новый управляющий вашего дома эр Хорро, наш человек, ему вы можете полностью доверять. До системы Зинондрес с вами отправится Рудой, если вы считаете, что он вам не нужен, его можно казнить.

– Не, Рудон иногда молодец, пусть рокер живет, – усмехнулся Игорь.

– Я не шучу, адмирал Лин-оун. И вам не советую, все очень серьезно. Ваша задача победить в чемпионате, – сказал Анишен, встал с кресла и подошел близко к Игорю, склонившись к его уху. – Ваша главная цель – приблизиться к императору Зэрарзэру и любой ценой понравиться ему, – прошептал он на ухо озадаченному Игорю. – Сейчас вы сделали уже половину дела. Блестяще победив креалимский флот, вы обратили на себя его императорское внимание. А вторая половина дела – это чемпионат.

– А если я не смогу победить?! – заволновался Игорь, который не имел даже четкого представления о чемпионате, который должен выиграть.

– Мы сделаем все возможное совместными усилиями, – ответил Анишен, сев на диван рядом с Игорем. – Я прибуду в столицу позже, уже к чемпионату. И тоже приму в нем участие, помогу вам выиграть.

– А что значит приблизиться к императору? – прошептал Игорь, повернувшись к Анишену.

– Если вы ему понравитесь, он пожелает пригласить вас к себе в резиденцию на праздники и светские приемы, – негромко ответил тот. – В этом случае вы получите дополнительные инструкции, о которых мы будем говорить в нужное время…

* * *

Как и сказал Анишен, вскоре Берид связался с Игорем. Тому даже не пришлось просить, командующий сам вызвал его в столицу лично к себе. Причину он не назвал, чем и заставил Игоря переживать. Судя по голосу, Берид был чем-то озадачен, но гнева или недовольства не было. Про чемпионат Орионга Игорь не успел заикнуться, Берид в своем стиле быстро прервал связь.

До вылета оставались считаные сутки. По графику галактических ворот, следующий безопасный коридор был забронирован в первую очередь под перемещение его флагманского крейсера и пяти разведкораблей.

Старшим в свое отсутствие Игорь назначил Дорар-оуна, так как он был крупнее и злее на вид.

На смотровой площадке крейсера Игорь размышлял, глядя на огромнейшие галактические ворота, принцип работы которых выходил за рамки его понимания. В этих воротах он видел черную нору из огромного мира, этот мир подступает к маленькому мирку его родной Земли. Еще немного, и он сожрет все то, что было его домом. В его ли власти, как самого авторитетного адмирала Зинона, остановить их всех, ввести в заблуждение и направить в другую сторону от Солнечной системы? Земля, как капля в море, они пролетели миллиарды звезд, прежде чем добрались до Дредеззер. Но креалимские агенты нашли Землю, они уже там проворачивают свои дела. Они не вторгались и не колонизировали ее, видимо, имели иные интересы.

Судьба уводила Игоря все дальше и от Земли, и от Кары. В его памяти ее лицо становилось все более размытым. От поисковой группы Шерона не было никаких вестей. В этой системе он мог положиться только на него, и только ему он мог доверить Кару.

Он смотрел на «глупое рыжее создание» Онику, которая стояла рядом довольная, что он берет ее с собой, она тоже смотрела на звезды. Его величественная и недосягаемая маска мешала ему свободно дышать и выражать свои чувства. Он еле сдерживал себя, чтобы не обнять и не пожалеть Онику. Ведь она сама не понимала, как несчастна. Игорь не мог ей рассказать то, о чем недавно узнал сам: все ее пятнадцать сестер Вариек, телохранительниц Крейна вместе с Дарэн, в соответствии с порядками Зинона, были казнены сразу же после смерти их хозяина. О смерти Крейна Онике тоже не было известно.

Когда он вернулся в свои покои, то застал Ламберта, который копался у него в шкафу. Смешно было наблюдать, как при виде Игоря из полусогнутого положения он перепрыгнул в стойку на колено и как ни в чем не бывало поприветствовал его.

– Приветствую, Ламберт, ты что-то забыл? – спросил Игорь, нахмурив брови. Оника вдруг поскакала с мечом на непрошеного гостя. – Оника, стой! – окликнул он Варийку, которая уже занесла вакко-меч над белой кучерявой головой Ламберта.

«Вот рыжая бестия», – подумал Игорь, Ламберт уже зажмурился, ожидая удара.

– Я вам все объясню! Я знаю, кто вы, – начал тот. После этих слов Игорь отправил прочь Онику и достал свой бластер.

– Знаешь, кто я? – переспросил он, прицелившись в стоящего на колене Ламберта, тот смотрел на него с надеждой. Игорь совсем не желал смерти еще и ему, но был готов убить его, если придется. «Неужели он знает мой секрет?» – в ужасе думал он.

– Да, я знаю, кто вы, и я на вашей стороне, возьмите меня с собой, прошу. Мне нужна ваша помощь, моя жена очень больна, я искал вас, только вы сможете ей помочь! – взмолился Ламберт. Его слова казались Игорю откровенными.

– Ты хочешь со мной на Зинон? – удивился он, вспоминая, как тот рвался улететь в обратную сторону от столицы вместе со всеми нейтралами.

«Больная жена? – подумал Игорь и вспомнил про индейцев. – Может, он искал мои вакко-кольца?». Слышать слова «Я знаю, кто вы» было тревожно Игорю, убивать его он не хотел, но и отпускать уже из виду было нельзя.

– Да, адмирал Лин-оун, возьмите, прошу, – продолжал просить Ламберт, сделавший такой невинный вид, что он показался Игорю нелепым после случившейся ситуации. В комнату неожиданно вбежал чем-то обеспокоенный Рудон.

– Адмирал Лин-оун, у нас происшествие! – начал на тяжелом выдохе он, упав на колено так, что был слышен звонкий удар наколенной брони костюма об пол.

– Что еще такое? – строго спросил Игорь и обернулся, убирая бластер на пояс.

– Адмиралы Дорар-оун и Эши-оун… – Рудон вдохнул, он не мог отдышаться. – Они дерутся, приказали никому не лезть и устроили дуэль в зале отдыха командиров на пятнадцатом уровне.

«Когда же это все закончится!?» – подумал Игорь, выбегая из комнаты. Они спустились на скоростном лифте в зал отдыха. Там уже стояла толпа зевак командиров, создавших круг для двух адмиралов, которые, звеня мечами, яростно дрались друг с другом, при этом пыхтя и кряхтя. К приходу Игоря оба уже выбились из сил. Когда Игорь с Оникой и Рудоном подошли ближе, один из командиров, заметив адмирала, упал в приветствии, остальные, обернувшись, сделали то же самое. Два адмирала были настолько увлечены дракой, что не обращали на все это никакого внимания. Кто-то догадался громко крикнуть приветствие. И только после этого оба дуэлянта остановились, в ужасе осознав, что прозевали прибытие Лин-оуна.

Игоря охватила злость. «Два с жиру бесящихся адмирала не поделили что-то, в то время как мне вообще сейчас не до их проблем», – подумал он, подходя к запыхавшимся адмиралам с красными потными лицами.

– Все командиры вон отсюда!!! – заорал вдруг Игорь, тренируя свой командирский голос. Даже Оника рядом подпрыгнула. Все «стадо» прямо с колен вылетело из зала за пол минуты. Даже Рудон с ними убежал, хотя Игорь и не думал его выгонять. Адмиралы уже пришли в себя, ошалелый взгляд сменился на жалкий вид.

– Что у вас случилось? – спросил ровным голосом Игорь, контраст получился хороший.

– Адмирал Эши меня оскорбил, – начал дрожащим голосом Дорар.

– Не лги! Я сказал правду, – перебил его Эши – Ты завалил все на своей флотилии, и тебя отправили сюда, дабы ты поучился тактике и управлению у великого адмирала Лин-оуна.

«Ну вот, пошла лесть… Что с ними делать? Надо же как-то наказать, хватит быть добрым и отзывчивым», – думал Игорь, не слушая их дальнейшие речи. Он повернулся к Онике и тихо шепнул ей на ухо:

– Они в вакко-костюмах, ты справишься с ними двумя врукопашную? – Оника кивнула и прямо расцвела. – Только не калечить, ты поняла?

– Встаньте! – скомандовал Игорь. – Я понял, что каждый из вас считает, что достоин управлять флотом в мое отсутствие, и вы это доказываете силой. То есть, кто сильнее, тот и достойнее, я так понимаю?

– Нет, что вы, нет, адмирал… – пытался возразить Эши.

– Оружие на пол! – перебил его Игорь. Адмиралы побросали мечи и бластеры. – Вы двое против нее одной, вперед!

Маленькая Оника яростно набросилась на адмиралов.

– Я был на одной планете, которая намного отстала в развитии от Зинона, – начал громко говорить Игорь, наблюдая, как адмиралы по очереди валяются по полу. – Однако они намного впереди нас в дисциплине и воспитании воинов. То, чем мы сейчас занимаемся, там называют сплочением воинского коллектива. – Он говорил о Земле, вспоминая истории Сергея Федорова, его истории за бокалами пива оказались полезны и актуальны сейчас.

– Оника, достаточно! – скомандовал Игорь, увидев, что та уже просто стоит и пинает ногами валяющихся жалких адмиралов. Он подошел к ним, посмотрев в их разбитые лица и убедившись, что они еще в сознании. – Вот видите, Эши и Дорар, эта маленькая девочка достойна управлять моим флотом, в отличие от вас. – Оника смущенно улыбнулась, стараясь незаметно вытереть кулачки от крови о свою форму. – Встать! – снова крикнул Игорь, и оба стали подниматься. – Если я еще хоть раз увижу, узнаю или почувствую, что вы друг с другом деретесь, друг друга оскорбляете, думаете друг о друге плохо, мы повторим сплочение воинского коллектива уже на площадке ангара в присутствии всех командиров флота.

Игорь почувствовал, что воспитывать – его призвание, которое он так долго искал. После подобных всплесков эмоций настроение повышалось, но через некоторое время становилось жалко тех, кого он воспитывал. Таков был Игорь в роли начальника…

Впереди жестокий мир Зинона. Развитая раса зинонцев поглощает миры, превращая их в колонии. Прилетают на отсталые планеты, захватывают их, истребляют процентов на девяносто, уничтожают инфраструктуру, культуру, все. Города сравнивают с землей и строят колонии и заводы по переработке продуктов планеты, преобразованию всего и вся в энергию и провизию для войск, которые идут и завоевывают все новые и новые миры. Многие расы истреблены полностью, особенно если они не гуманоидного вида. Были и планеты, на которых встречались расы людей, в основном – это древние переселенцы из центра галактики, потомки зинонцев. Но даже их нещадно колонизировали, мужчин превращали в бездушных андроидов для пополнения состава пилотов и солдат, а женщин в рабынь для утех богатых и знатных особ столицы и адмиралов флотов. Колонии планет заселяли и люди с Зинона – столичная система перенаселена, цены на жизнь там неимоверно высоки. Многие улетают жить и работать в колонии, условия там сильно отличаются от зинонских, начиная с климата, флоры и фауны и заканчивая гравитацией и времяисчислением. Колонии разные, есть курортные варианты, а есть и ледники, где никогда не бывает безоблачного неба. У Зинона множество промышленных планет, в основном это планеты с богатыми ресурсами. Там строились корабли, создавалось оружие, которое испытывалось там же на полигонах.

Поглотив весь Эрар, империя Зинон подступилась к новой галактике, которую, возможно, ожидает та же участь. И эта галактика – Млечный Путь. После того как зинонская империя окончательно разбила креалимцев, теперь путь туда открыт. Ждать опасности уже не от кого, только лишь пираты могли оказать сдерживающий эффект, но надолго ли это…

«Хотя… кто знает, что за чучундры у нас в центре галактики, может, и вам, сукины дети, люлей наваляют», – думал Игорь, вспоминая историю Зинона, с которой его знакомил РЭ.

Наконец красный маяк и пульсирующие зеленые огни галактических ворот пригласили Игоря войти в эту черную нору, ведущую в огромный новый и немыслимый мир Зинона. Игорь гордо восседал на командном мостике флагманского крейсера и наблюдал, как они приближаются к воротам.

И вот загорелись синие огни, корабль, разгоняясь, двинулся вперед, и его поглотила черная дыра пространства, унося Игоря все дальше от родного дома.

Часть вторая

Мир Зинона

Глава первая

Галактический порт

Корабль задрожал, как только чернота космоса окутала его.

У Игоря заложило уши, поднялось давление, заслезились глаза и началась легкая тошнота. На дисплеях полная тьма вдруг сменилась яркими огнями встречающей новой системы. Корабль прибыл в галактический порт, здесь начиналась империя Зинон.

– Адмирал первого класса армады Зинона Лин-оун! – прозвучал голос диспетчера станции ворот. – Приветствуем вас в галактическом порту Дароэр!

В ответ Игорь выкашлянул на пол немного того, что ел перед отправкой. Первое перемещение далось его организму нелегко.

На дисплее он с изумлением наблюдал, как в пространстве космоса сияет и переливается море разноцветных огней, в том числе синих и зеленых, обозначающих космические пути, огней от множества объектов. Всюду различные станции, корабли, перемещающиеся хаотично, будто люди в Московском метро. Вся система, словно огромный космический муравейник. Множество галактических ворот, у которых выстроились очереди торговых и транспортных кораблей различной величины, в ожидании открытия коридора для перемещения. В системе находилось двадцать пять галактических ворот, ведущих во все направления галактики Эрар.

«Да чтоб меня за ногу…» – подумал Игорь, увидев в космическом пространстве огромную картинку с его изображением в парадной форме, мимо которой они сейчас пролетали. По всей космической дороге, будто рекламные щиты, красовались огромные дисплеи с различной рекламой и информацией, транслируемые вакко-потоками космических станций, находящихся неподалеку.

В порт прибыл самый важный гость, на которого устремились все взоры. Корабль Игоря двигался к воротам «Зинон 4» для очередного скачка в систему Зинондрес. Теперь ему предстояло преодолеть расстояние в три раза большее следующим скачком. Диспетчер передал, что корабль Игоря может подходить к воротам без очереди, встать впереди всех. По порядкам Зинона, военные корабли имели приоритет.

Очередной коридор ворот «Зинон 4» открывался по графику через трое суток, поэтому в порту Игорю придется задержаться.

* * *

– Адмирал Лин-оун, – обратился Рудон к ошарашенному всем этим видом Игорю, который выглядел сейчас, как ребенок, пришедший в первый раз в океанариум. – Там просят вашей аудиенции пять челноков.

– Это как?! – возмутился Игорь – Что им всем нужно? «Не успели прилететь, как уже все чего-то хотят», – с негодованием подумал он. – Кто конкретно? – спросил Игорь, вспомнив, что должен прибыть человек Анишена.

– Адмирал 1-го класса Пакрин-оун, глава порта, какой-то эр Яван-оун, известный купец эр Люма-рин и еще два купца…

– Явана сюда! – перебил Игорь. – Мне же не обязательно всех принимать? – спросил он вполголоса у Рудона.

– Главу порта надо бы принять, – ответил тот, – да и эр Люмарин, знатный купец, может предложить кое-что интересное, Вариек например. – Рудон знал, как защепить Игоря, он и сам, видимо, был не прочь что-нибудь прикупить из побрякушек.

В соответствии с порядками Зинона, в первую очередь Игорь принял главу порта Пакрин-оуна. В системе у него был довольно-таки большой флот, который охранял галактический порт Дароэр, около 150 тяжелых кораблей. Рудон успел навести справки о нем и рассказать Игорю. Как оказалось, Лин и Пакрин в прошлом не очень ладили. Но нынешняя слава Лин-оуна заставила гордого Пакрина лично прибыть и поприветствовать Игоря. Пакрин был очень опытным адмиралом, но уже старым, и в скором времени готовился к сдаче своего поста и отправке в столицу.

После обоюдного приветствия в ангаре корабля они направились в рабочий кабинет Игоря. Пакрин вел себя заискивающе и будто бы виновато.

– Адмирал Лин, – начал он, когда они зашли в кабинет, – я прошу прощения за наши прежние разногласия. Я во многом был не прав, а сейчас убедился в ваших бесспорных талантах. – Когда-то Пакрин был яростным противником назначения Лина на флот, он сразу невзлюбил молодого и амбициозного адмирала, они много спорили по тактике и стратегии. Из-за мнения Лина в дальнейшем он фактически попал в немилость Берида.

– Адмирал Пакрин, – перебил его Игорь, который не держал зла на этого человека, он его просто не знал и не мог быть с ним грубым без причины, – я думаю, что мы можем все забыть. – Игорь не понимал, о чем речь, но данный ответ страховал его от ненужных и лишних слов, которые могут раскрыть его.

Старый адмирал будто расцвел, ему что-то нужно было от Игоря, а он ходил вокруг да около. Игорю же было не по себе оттого, что старый пожилой человек унижается перед ним.

– Я прибыл к вам за помощью, адмирал Лин, – продолжал Пакрин, он наконец перешел к сути дела. – Я знаю, что вы человек чести и человек слова. Я не многим могу доверять. Я хотел бы попросить вас найти мою дочь Ривер-оун на Зиноне и передать ей это послание. – Он протянул Игорю карточку, по его глазам было видно, что он очень обеспокоен.

– Хорошо, адмирал Пакрин, я передам, можете не беспокоиться, – ответил Игорь, забирая карточку.

«Не забыть бы имя», – подумал он, слегка улыбаясь старику.

Пакрин не стал задерживаться. Игорь с охраной и Оникой проводили его до челнока, в ангаре уже находились два новых корабля – прибыли очередные гости. Рудон уже трепался с купцом Люмой и покупал у него какое-то вакко-кольцо. Игорь впервые за пребывание вне дома увидел такие интересные одежды, которые были на купце: расписной золотыми и фиолетовыми узорами плащ, голубой ажурный халат на толстое тело и синяя шапка в форме цилиндра на лысую голову. А с плеч и шапки свисали плетенные из разноцветных ниток канатики. Люма был самым богатым и уважаемым торговцем в порту, через него проходили самые редкие и эксклюзивные товары для элиты Зинона.

При виде купца Игорь вспомнил, как ранее пытался познакомиться с платежной системой Зинона. Сейчас это был актуальный вопрос. Деньги назывались ринны и тали, 1 ринн равнялся 100 тали и был эквивалентен примерной стоимости половины одного грамма золота. Кроме золота в империи ценились различные драгоценные камни, металлы: родий и в особенности амир – самый дорогой и редкий металл в космосе, который имел черный цвет с фиолетовым отблеском, температура его плавления превышала температуру плавления родия в несколько десятков раз. Амир и родий активно использовали в военной космической промышленности.

Адмирал Лин-оун был достаточно богатым подданным империи. У него были регулярные доходы от трех промышленных колоний, подаренных ему императором за службу и победы. Плюс адмиральское ежемесячное жалованье. А за победу при Дредеззере ему перечислили целых десять миллионов ринн, на эти деньги можно было купить целую флотилию или сектор колонии на планете.

Безналичный денежный счет проходил по специальной базе данных Зинона, а оплата и списание средств через идентификационный код глаза с помощью специального прибора, который зачислял средства на счет продавца при совершении покупки.

– Приветствую вас, адмирал Лин-оун, – поклонился, улыбаясь, Люма подошедшему Игорю. Он знал Лин-оуна и раньше.

– Приветствую тебя эр Люма-рин, – ответил Игорь слегка недоверчивым голосом.

– Мы не виделись очень давно, мой старый друг, – с этими словами Люма полез обниматься к Игорю. Делать было нечего, и Игорь поддался на провокацию. Затем Люма подал знак, и из челнока вышли два его андроида, они вынесли какую-то полупрозрачную коробку. Рудон, стоящий рядом, недоверчиво устремился наперерез, Оника тоже насторожилась.

– Хо-хо! – засмеялся искусственным смехом купец. – Это подарок вам, Лин, ваши воины очень бдительны, это радует.

Он подошел к коробке и открыл ее. Там были изделия из драгоценных камней.

– Это игрушки для Дирена и украшения для Аматуи, и вам кое-что, – прокомментировал купец, доставая и демонстрируя игрушечный космический корабль для Дирена из золота, украшенный камнями. Игорь был в полной растерянности, он не знал, что и говорить.

Рудон, недолго думая, взял инициативу на себя. Видя, что Игорь замешкался, он дал команду роботу унести все в покои адмирала.

– Люма, спасибо конечно, но… – начал Игорь, желая предложить денег за подарки.

– Не стоит, не стоит, – перебил Люма. – Мне нужно срочно отлучиться, но я желал бы пригласить вас, мой друг, к себе на торговую станцию Акрон, где мы могли бы поговорить о делах, а также я с радостью покажу вам свой лучший товар, лучших рабов. Сейчас у нас большие завозы товара, огромный выбор! – пятясь к своему кораблю, говорил Люма.

«Скользкий тип», – подумал Игорь, наблюдая за «реверансами» купца и его маленькими черными дергающимися глазками.

– Сегодня я приглашаю вас на ужин, не откажите, мой друг, – добавил Люма и откланялся.

Игорь со своей свитой вернулся к себе в кабинет, там он оставил Рудона для беседы.

– Я ему не доверяю, – начал Рудон свою привычную песню. – Он явно что-то от вас хочет. Когда я с ним говорил, он ничего конкретного мне не сказал, все только про свои товары.

– Так, а что мне делать? – Игорь развалился одетый на кровати. – Тут сидеть скучно… Лететь не лететь, но у меня плохая практика со старыми знакомыми, ты же знаешь, они мрут или пропадают.

– Отказ вызовет подозрение, насколько я знаю, этот купец был очень хорошим другом Лина, – ответил Рудон. – Еще он известен своими связями… Как бы отказ не стал поводом для плохих слухов и подозрений. Но и на ужине как бы вы чего лишнего не сказали. Можно, я полечу с вами?

– Ты-то зачем там? Кстати, где Яван ходит? Зови сюда, может, он скажет.

Вскоре прибыл эр Яван-оун – человек средних лет, в военном зеленом вакко-костюме без опознавательных знаков, смуглая кожа, высокий, черные длинные, как у Рудона, волосы. Он поприветствовал Игоря, поклонившись.

– Меня прислал адмирал Анишен-оун, – проговорил Яван грубоватым голосом. – Я почту за честь быть вашим спутником и советником.

– Хорошо, Яван, – сказал Игорь, не вставая с кровати. – Ты что-нибудь знаешь о купце Люме, какие у него могли быть дела с Лином?

– Хм… – озадачился Яван, присаживаясь на диван рядом с Рудоном. – По нашим данным, но не проверенным, он снабжал купца трофейным оружием креалимцев, а также давал его транспорту непредусмотренное порядками Зинона сопровождение. Покровительствовал ему.

– Вот как, – усмехнулся Игорь, слезая с кровати. – Крыша, значит, я его и поставщик контрабанды.

– Адмирал Лин, – продолжил Яван, – вам опасно с ним сейчас иметь дела…

– Он пригласил меня к себе, – перебил его Игорь, присев на диван напротив.

– В таком случае я бы советовал принять приглашение, но о делах не говорить, сославшись на сложную политическую обстановку и военное положение. Я бы мог полететь с вами, тогда бы он не стал в открытую говорить о делах.

«Оба жука рвутся со мной к купцу», – подумал Игорь. Он решил взять с собой Явана и Онику… в дополнение к 75 боевым роботам.

И вот она – торговая станция Акрон. Большой комплекс размером в несколько крейсеров и огромная открытая платформа для кораблей, которую окутывает вакко-купол в виде переливающегося синим цветом поля, создающего внутри воздушное пространство.

Челнок Игоря приземлился на платформе.

– О Лин, вы привели целую армию, – удивился Люма, глядя, как из челнока все выходят и выходят боевые роботы.

– Я думаю, вам должно быть известно, что на адмирала Лин-оуна неоднократно покушались, – вмешался Яван и своим грозным голосом чуть не напугал купца. Они направились в зал приемов. Игорь едва скрывал удивление, рассматривая купол изнутри. Несмотря на то что платформы имели подогрев, космический холод все равно чувствовался.

Купец привел их в распространённый на Зиноне зал под «открытым звездным небом». Оника с роботами осталась снаружи. Круглый стол, мягкие кресла, еда, выпивка и они втроем. Люма был явно не доволен, что за ними увязался Яван.

Прибежал прислужник, одетый в бежевый костюм. Люма предложил выпить.

«Толку-то пить, если на мне кольца», – подумал Игорь, глядя, как прислужник разливает красный напиток по рюмкам.

– Ну, за тебя, Люма! – бодро сказал Игорь, стукнул рюмку о грудь и опрокинул ее в себя. Данный тост застал Люму врасплох, он засуетился от неожиданности, дрожащими руками поднес напиток к своему рту и мелкими глотками с закрытыми глазами выпил все.

Напиток оказался редкостной гадостью, хуже самой паленой водки. После трех рюмок ни есть, ни пить ничего не хотелось. Люма уже был расслаблен, да и Игорь сам почувствовал легкую эйфорию.

– А пойдемте, я покажу вам кое-что интересное! – вдруг предложил Люма, который почувствовал, что, если они продолжат, то его унесут спать, а гости уедут.

Он повел их по переходам станции. Игорь насторожился, потому что остался практически без охраны. Как-то они упустили этот момент. Яван тоже был напряжен. Вскоре они вышли в закрытый ангар.

– Вот они, вот, я берег их для вас, – начал купец, убегая вперед от Игоря и показывая на огромные темные фигуры в другом конце ангара. Через мгновение около этих фигур включился свет. Это были три огромных человекоподобных робота, размером с десятиэтажный дом. Игорь был удивлен, но, увидев, как Яван бежит к ним, он удивился еще больше.

– Это же Тр 102 Аноха! – радостно крикнул Яван и, подбежав к одному из роботов, принялся гладить его по стальной стопе. – Люма, вы где его нашли?

– Я же специально для Лина перевернул всю галактику в поисках этой модели, – горделиво ответил Люма, обратив свой взор на Игоря. Тот просто рассматривал роботов. – Лин, друг мой, а вы почему молчите?

Игорь понять не мог, почему Явану нравится именно этот робот, два других и побольше, и пострашнее выглядели.

– А что говорить? – улыбнулся Игорь. – Сколько?

Яван подошел к Игорю и шепнул ему на ухо, чтобы брал именно этого.

Впоследствии Игорь узнал от Явана, что робот Аноха был самым лучшим боевым роботом для чемпионата Орионга. Он отличался своей маневренностью, стойкой броней и легкостью в управлении. Такого робота не было ни у кого, даже у чемпиона Крамора. У прежнего Лин-оуна был такой, но после поражения от Крамора робот пришел в негодное состояние. Тогда он и обратился к купцу перед своим дальним походом.

– Вы, Лин, человек дела, – ответил купец, – ну, сам понимаете, с учетом скидки могу продать за полтора миллиона ринн, остальные два – по 450 тысяч.

– Всех беру за два миллиона, – невозмутимо сказал Игорь. Жадного Люму перекосило. А Яван тем временем сделал недоумевающую гримасу, зачем Игорю все роботы.

– Всех? Я смогу снизить цену не более чем на 200 тысяч…

– Хорошо, договорились, – кивнул Игорь, чувствуя, как поднимается его настроение. Понятно, что ему было без особой разницы, какие расходы он сейчас несет, смысл был в том, чтобы просто поторговаться.

– Я распоряжусь, чтобы вам их доставили сегодня же! – радостно проговорил купец, уводя гостей в общий торговый зал.

Войдя в зал, Игорь увидел огромный рынок с прилавками, стендами и сценами, где стояли обнаженные рабыни, торговая площадь простиралась на несколько километров. Везде шныряли покупатели, в основном купцы и командиры. Навстречу прибежала обеспокоенная Оника с роботами. Она перепугалась, что ее хозяин после ужина пропал из виду.

«Охты моя рыжая бестия!» – подумал, умиляясь, Игорь.

– Пойдемте, пойдемте, – Люма уводил их в закрытое помещение, – тут все для всех, а вон там для самых важных подданных Зинона! – Он указал на большое квадратное строение, похожее на временно развернутую палатку посреди рынка.

«Блин, я бы с удовольствием походил по рядам, сувенирчиков бы взял домой…» – размышлял Игорь, которого буквально затаскивали в палатку.

«Ничего себе гарем! – подумал он, увидев внутри стоящих вдоль стен совершенно обнаженных женщин. – Рабыни?!»

Они немного дрожали от усталости и холода. Все стройненькие, подтянутые. Груди на любой вкус и размер, рядами, ниже, выше, шире, больше. Волосатые треугольнички, попочки, ножки… Девчушки молоденькие, всех пород и мастей.

Игоря охватило чувство жалости, но он изо всех сил старался этого не показывать, ведь это был жестокий мир Зинона.

– Молодые рабыни, обученные ремеслу утех, – начал купец, показывая на девушек, – им десять лет от роду, еще не тронутые, специально для вас.

«Десять лет?! – мысленно возмутился было Игорь, не сумев скрыть свою озадаченность. – A-а, я ж забыл, здесь же зинонское времяисчисление, по-нашему примерно шестнадцать лет. Ну это еще куда ни шло».

Люма подошел к крайней, потрогал непринужденно ее крупную грудь, опустился к ягодице, сжал, хлопнул по ней. Девушка не издала ни звука. Затем шагнул к следующей, опустил свою волосатую лапу и погладил ее между ног.

– Вот эта хороша-а-а, – прогудел противным голосом купец.

«Вот старый извращуга!» Игорю было стыдно от невольного восторга, возбуждения и незнакомых ранее ощущений, когда вот так можно выбрать девушку, потрогать ее везде, а она покорно будет стоять и молчать.

Вокруг упругие шелковые ягодицы, тугие груди, соблазнительные бедра – все это в сочетании с шикарными мордашками, и, если бы не плотно прилегающий вакко-костюм, член Игоря уже бы выскочил из штанов.

– А эти – мастера мечей и рукопашного боя, идеальные телохранительницы, – обеспокоенно показал купец на других девушек, приняв за недовольство смущенный вид Игоря.

– Варийки? – уточнил Игорь, подходя к строю девушек. Ему стало совсем неловко, смущение достигло своего пика, оттого что перед ним стояло столько голых тел. Красота всех без исключения девушек просто ослепляла. Столь разнообразной красоты Игорь еще не видел никогда. Ни единого следа макияжа или чего-то подобного, лица безупречные, обворожительные. Это придавало рабыням некую чистоту и абсолютную невинность. Девушки стояли, опустив свои глаза, и только это спасало Игоря от превращения его лица в красный помидор.

– Н-нет, с этим товаром пока нет, – ответил Люма, подозвав своего помощника и шепнув ему что-то на ухо.

«Товар… товар», – повторял в мыслях Игорь, рассматривая девушек. У некоторых совсем детские лица, но уже зрелые тела. У него горели глаза, он мог выбрать любую или всех сразу.

Это были самые красивые рабыни центрального порта, куда со всех концов галактики свозили все самое лучшее. Из всего этого лучшего Люма выбирал самое лучшее и предлагал знатным покупателям. Так что перед Игорем стояли лучшие из лучших со всего Зинона. По крайней мере, это утверждал суетливый купец.

– Сколько? – вырвалось у Игоря.

– Все по тысяче ринн, – ответил Люма. – Но я не могу снижать цену, я их почти за такую цену и брал, – упредил он попытку поторговаться. Хотя Игорь и не думал торговаться, ему было стыдно снижать цену при девушках.

Хорошая рабыня на рынке стоила, как хорошая иномарка на Земле. Только очень богатые зинонцы могли позволить себе иметь несколько рабынь.

«Где еще такое увидишь! Каждую ночь новая, будут меня холить и лелеять, шубы просить, клянчить подарки. Стриптиз мне танцевать… „Хозяин, о хозяин!“ О, и Косте девку подгоню!»

Переборов смущение и неловкость, он стал подходить к каждой девушке, желая рассмотреть поближе. И вдруг замер напротив одной рабыни с белыми волосами, ее кожа тоже была белая, сама худенькая, лицо совсем детское. Он увидел едва заметную маленькую татуировку сбоку от левого глаза в виде синей узорной капельки, точь-в-точь такую же, какая была у Кары. Он не спрашивал у Кары, откуда она, но теперь это совпадение что-то могло значить.

Все похотливые желания отошли на второй план. Сердце защемило.

– Как твое имя? И откуда ты? – заинтересованно спросил Игорь девушку, которая не смела поднять на него своих глаз.

Купец подскочил, не давая начаться диалогу.

– Ее зовут Зера, они здесь все из школы Ортар, есть все необходимые документы, – засуетился Люма.

– Повернись, Зера, – скомандовал Игорь.

Люма еще больше засуетился, не понимая, в чем дело. Зера повернулась, и Игорь увидел то, что и ожидал, – татуировку слева на полспины, как и у Кары. Он понимал, что сейчас нельзя ничего спрашивать в присутствии купца и даже Явана. Эта девушка была как-то связана с его возлюбленной.

Игорь сделал заинтересованный вид и купил всех девушек, включая и Зеру. После чего он пожелал пройтись по прилавкам вместе с Яваном, чтобы тот рассказал ему о товарах. Но пройтись спокойно не вышло – командиры то и дело падали на колено при виде адмирала Лин-оуна.

Игорь хотел прикупить вакко-колец, в том числе и для больной жены Ламберта, но Яван отговорил его, сказав, что покупать подобное тут опасно для здоровья. Настоящие вакко-кольца от производителя стоили очень дорого, не каждый даже богатый подданный империи мог себе их позволить. К примеру те, что дал Игорю РЭ, стоили по 150 тысяч ринн каждое. Тогда Игорь перешел на ювелирные изделия, набрав кучу разных колец, браслетов, значков на форму и всяких красивых безделушек.

Яван предостерег его от долгой прогулки по рынку, так как, по статусу, адмирал Лин-оун не может опускаться до подобных мест.

Возвращаясь на площадку, Люма попросил Игоря отойти для личного разговора.

«Ну, хитрый купец, как же без челобитной-то…» – подумал Игорь, ехидно улыбаясь Люме. К ним подбежал помощник купца с какими-то карточками в руках.

– Мой друг Лин, мы с вами давно не вели дел, я прошу вас об одной услуге, – начал заискивающе Люма. – Я хотел бы оформить с вашей помощью несколько пропусков в завоеванную недавно вами систему Дредеззер. Мне нужно…

– Хорошо, Люма, – перебил суетящегося купца Игорь. К ним спешно подскочил Яван, который увидел карточки и сообразил, что Игорь не в курсе, как оформлять пропуска.

– Приложите палец к зеленому кругу на карточке и смотрите на нее, не моргая, две секунды, – прошептал Яван на ухо Игорю, отведя его в сторону. Люма нервничал при виде такой суеты советника Лин-оуна. Но, получив желаемое, а также оплату, откланялся.

Игорь с «покупками» возвратился на крейсер. Больших роботов доставил отдельно на флагман транспорт купца.

На вопрос Явана, зачем ему пятьдесят пять рабынь, Игорь не ответил. Его сердце разрывалось от мысли, что он оставит этих невинных девочек мерзнуть и унижаться, чтобы их лапали грязные руки, оценивали, называли товаром. Он едва поборол в себе желание вцепиться в глотку купцу за его отношение к женщинам.

Он не мог откладывать разговор с Зерой. И поэтому сразу по прибытии он позвал ее к себе.

Глава вторая

Не мог иначе

Зера, невысокая худая девушка с карими, как у Кары, глазами, белыми не очень длинными волосами, в костюме командира 3-го класса – так распорядился одеть всех девушек Игорь. «Не голыми же им ходить по флагману!»

Она стояла перед своим хозяином, скромно поприветствовав его тоненьким голоском, и была напугана, буквально дергалась от любого шороха. Совсем еще ребенок.

– Приветствую, Зера, – начал Игорь. Девушка не поднимала глаз. – Ты можешь меня не бояться, я тебе ничего плохого не сделаю.

Она продолжала молчать.

– Почему ты меня боишься? – возмутился Игорь.

– Вы адмирал Лин-оун, вас все боятся, – тихо ответила она.

– А что за рисунок у тебя на спине? – спросил вдруг Игорь.

Девушка вздрогнула.

– Я не знаю, адмирал Лин-оун, – взволнованно проговорила она. – Он у меня с детства, я не помню.

– А ты откуда, тоже не помнишь?

– Из школы Ортар, – ответила девушка. По ней было видно, что она прикидывается дурочкой, но на самом деле была умнее, чем кажется.

– А колония Прирэн тебе о чем-нибудь говорит? – спросил Игорь. Девушка задрожала. – Я не тот, кем могу тебе казаться, Зера.

– Вы тиран и убийца, – прошептала она, и по ее щекам покатились слезы. Девушка стояла и дрожала, ожидая смерти за свои слова.

Игорю нужно было осмыслить и понять то, что она сказала, быть может, она знала намного больше, но сейчас он не хотел своими очередными вопросами сделать ей еще хуже.

– Зера, перестань плакать, воины не плачут, ну и будущие тоже, – улыбнулся ей Игорь, в ее глазах он видел Кару. – Я прошу, чтобы наш разговор оставался между нами, договорились? – Зера нервно кивнула и глубоко вдохнула, будто заново родилась.

Пришедшая Оника проводила ее в большую комнату, где находились новые девушки. По распоряжению Игоря их расселили по кораблю и присвоили звания командиров 3-го класса.

После слов Игоря «Башкой за них отвечаешь» Варийка была к ним особенно внимательна.

Вечером Оника вернулась и предложила Игорю массаж. Тот, насмотревшись голых тел в гостях у Люмы, хотел, естественно, большего.

– Зачем мне? – удивился Игорь, когда увидел стакан с мутной водой, который подала ему Варийка.

– Раствор акренты, – ответила та и состроила важный и невозмутимый вид, – придает сил, ну…

– Ты ж погибнешь, – рассмеялся Игорь, Оника и не знала, что ее хозяин так может смеяться. – Ах, ты не для меня, а для себя это, ненасытная Варийка. Крейна часто поили?

– Всегда, – смущенно произнесла Оника. Она не понимала такого юмора. Игорь начал целовать ее в губы и впервые залез языком ей в рот. Оника не ожидала подобного и сначала даже опешила, но вскоре завелась не на шутку.

Игорь почувствовал, что она силой притягивает его к себе, и захотел остановиться на время, однако Оника не давала ему отвести назад голову. Он ужаснулся, ощущение было такое, будто она начала насиловать его. Он ее еле оттолкнул, и то это ему удалось только потому, что она сама, почувствовав толчок, расслабила руку.

– Простите, адмирал! – взмолилась Оника, спрыгнув с кровати. – Я… я забылась, простите меня, – говорила она, упав на колено и опустив голову.

В последнее время Игорь заметил, что его грозная телохранительница проявляет к нему заботу весьма инициативно, она выглядела более живой, чем раньше, быть может, она обрела какой-то свой смысл существования, смысл жить и чувствовать.

Еще Игорь заметил, что сегодня Оника вела себя беспокойно, он даже почувствовал у нее нотки ревности к новым девушкам.

«Все вы, бабы, одинаковые» – улыбаясь, подумал Игорь.

– Оника, вернись ко мне!

Та чуть ли не из положения сидя запрыгнула на кровать. Она расстегнула вакко-костюм, вывалив свои сочные груди с розовыми маленькими ореолами и багровыми возбужденными сосочками. Тремя движениями разделась полностью, скинув спортивной ножкой костюм на пол. При этом на ножке проступили мощные мышцы, а от паха эротично протянулась жилка, когда она отвела ногу в сторону. Оника похудела, но Игорю показалось, что ее грудь со второго размера подросла до третьего. С Игоря Варийка стянула одежду еще быстрее.

Он не торопился целовать ее снова, эта опасная затея ему была ни к чему сейчас. Игорь взял ее руку.

– Напряги, сожми в кулак, – сказал он, ухватив ее за запястье и в районе бицепса. У Оники был гордый вид.

«Это невероятно, будто сталь», – подумал Игорь, почувствовав в своих руках маленькую мощь. Когда он вспомнил, как Оника колотила адмиралов, ему стало их жалко вдвойне, ведь у них не было ни малейшего шанса. «Она бы могла стать чемпионкой мира по боксу на Земле, да даже по боям без правил среди мужиков», – к такому выводу пришел Игорь, отпуская ее руку.

Недолго думая, Оника развернулась к Игорю спиной и, раздвинув ноги в шпагате, опустилась на живот, распахнув свои гладко выбритые интимные места. При этом ее смуглые ягодицы были настолько сексапильны, что половина мужиков Москвы была бы готова отдать душу дьяволу, лишь бы вцепиться в них.

«Вот это зрелище!» – изумился мгновенно возбудившийся Игорь и принялся ласкать ее сзади.

– Отшлепайте меня, – попросила вдруг Оника. Своим громким дыханием она показывала, что хочет секса даже больше Игоря.

Игорь отодвинулся назад. С этой фразой пришли плохие воспоминания, возбуждение сразу прошло. Он вспомнил задушенную им Эвару, которая тоже просила о подобном.

В голове пронеслись самые ужасные и терзающие его картины: затухающие глаза, предсмертная агония, жестокий поединок, смерть Друмана.

Оника снова начал извиняться, не понимая даже, в чем дело. Она заметила, как изменилось настроение у ее хозяина. Игорь просто обнял ее, и они легли спать. Утром у них все же состоялся секс.

«Тяжело удержаться, когда просыпаешься и понимаешь, что твое достоинство уже в течение долгого времени облизывается, засасывается и обсасывается нежным ротиком красивой и изящной кошечки».

* * *

Игоря не оставляли в покое последние слова Зеры. Он вызвал Ламберта.

– Ламберт, ты знаешь что-нибудь про татуировки? – начал расспрашивать Игорь, зарисовывая пальцем руки на интерактивном дисплее примерное изображение татуировки на спине Зеры.

– Это вакко-татуировки, – сказал Ламберт, подходя ближе. Игорь еще только дорисовывал картинку. – Эта похожа на знак родственных связей, потерявшиеся дети потом так могут найти друг друга. Обычно родители наносят их, когда чувствуют опасность. Когда родные вновь встречаются, они могут узнать друг друга по маленькой вакко-татуировке на лице, а когда они касаются друг друга, происходит вакко-реакция и изображения пропадают, так они понимают, что родственники. Если вы увидели на ком-то подобное, значит, он ищет сестру или брата.

«Сестра Кары?!» – ошарашенно подумал Игорь, не зная, радоваться ему или переживать, ведь Зера ненавидела его, она знала больше Кары.

– Кто может еще знать о таких татуировках?

– На Зиноне мало кто, им просто не придают значения, это больше распространено среди простых людей, живущих на окраинах империи, – ответил Ламберт.

– Ты должен мне помочь, – начал Игорь. Он решил отправить Зеру к единственному человеку во флоте, которому мог доверять. – Возьмешь Зеру и на разведкорабле отправишься к Шерону, я передам ему еще и послание.

– Но, адмирал, я должен лететь с вами, вы обещали помочь, моя жена… вы помните? Ее поразила эркара, ей недолго осталось жить, – умоляюще заговорил Ламберт.

– Сколько у нас времени?

– Максимум год, но я не уверен, адмирал!

– Ты вернешься назад, мы будем уже в системе Зинондрес, – ответил Игорь.

– Обещайте, что поможете!

– Я обещаю, что помогу вылечить ее, – уверенно сказал Игорь, не зная даже, на что подписался.

Впоследствии он узнал от Явана, что эркара, или в простонародье проклятье Квазара, была единственной неизлечимой болезнью в империи Зинон, даже вакко-кольца и современная медицина не могли ее излечить, они были способны лишь замедлить процесс. Болезнь протекала медленно и практически незаметно, но всегда заканчивалась смертью. Выявлялась эта болезнь несложно – с помощью простых медицинских вакко-датчиков. Она никак не передавалась другому человеку, ее возникновение и процесс заражения ею были для современной медицины неизвестны.

Игорь научился пользоваться базами данных Зинона, которые теперь были ему доступны на территории империи. Базы данных представляли собой глобальный космический сверхскоростной Интернет, в который можно было входить с любой панели управления корабля или дисплея в комнате, отключив специальную вакко-защиту от внешних воздействий, которая применялась в боевых кораблях. Интерактивные панели, трехмерная графика – ко всему этому Игорь уже привык и легко ориентировался. Яван, показавший базу данных, предостерег лишь о том, что все запросы Игоря не пройдут бесследно и их сможет увидеть служба безопасности, если задастся этой целью. Поэтому он старался не искать информацию, которая могла вызвать подозрения. Его интересовал сейчас лишь один вопрос: кто же уничтожил колонию Прирэн? Удивительно, но все источники говорили об одном: креалимцы разбомбили планету, а адмирал Лин освободил ее, разгромив врагов. Игоря до самого вечера мучил вопрос: «Правильно ли я делаю, что отправляю ее туда?»

Перед отправкой Зеры он, отослав Явана и Онику прочь, поднялся на разведкорабль. Ламберт был уже в рубке управления и готовился к вылету. Зера покорно сидела в каюте.

– Ты отправишься во флот к адмиралу Шерону, – начал Игорь, поднимая с колена рабыню, – он позаботится о тебе.

– Я благодарна вам, – сухо ответила она, не понимая, за что благодарит.

– Почему ты считаешь, что я уничтожил Прирэн? – вдруг спросил Игорь, желавший все же выяснить правду или узнать версию Зеры.

– А разве не так? – спросила осмелевшая девушка, подняв на него свои карие глаза. Она позволила себе быть дерзкой, почувствовав слабость Игоря. – Я видела, как ваши корабли ударили по колонии. Зачем вам меня переубеждать? Это неважно…

– Важно… – вздохнул Игорь, отведя глаза в сторону. – Я надеюсь, что там, куда вы улетаете, – Игорь потянулся к ее татуированной капельке на лице, – исчезнет это… – После последних слов Зера отпрянула назад. Она понимала, о чем сейчас говорил Игорь.

«Быть может, это и к лучшему, – думал он, провожая на дисплее улетающий корабль. – Если все-таки Шерон найдет Кару, они с сестрой смогут воссоединиться. Горько думать, что Зера расскажет, кто на самом деле убил их родных… Кара возненавидит меня, но зато будет с сестрой».

Глава третья

Встреча с Беридом

И вот очередной галактический порт Эра, самый крупный в галактике. Больше огней, ворот и кораблей. В десятки раз больше рекламы.

На дисплее показалось вакко-табло с переливающейся надписью «Добро пожаловать в столицу». Снова приветствие диспетчера, и снова портреты Лин-оуна во много раз большие прежних. Игорю теперь было невозможно пройти незамеченным. Впереди по курсу была система Зинондрес, которую охраняли полторы тысячи тяжелых кораблей армады, возглавляемой адмиралом Берид-оуном и около 50 тысяч пушек «Черная грави». Для подданных империи это была самая безопасная система во всей галактике Эрар.

– Что это такое, Яван? – спросил Игорь, увидев яркое свечение в пространстве далеких звезд.

Яван увеличил картинку.

– Это Квазар, адмирал Лин-оун, – ответил он. Две яркие плоскости, словно звездная пыль, но в миллиарды раз крупнее, будто крутились одна над другой, а через их центр в обе стороны проходил ярчайший луч света, который и увидел до приближения Игорь.

– Вот он какой, этот Квазар, ядро галактики, – задумчиво сказал Игорь. Все космическое пространство было усеяно звездами. Их было во много раз больше, чем он видел раньше, находясь в других системах.

– Через тысячи лет он поглотит нашу систему, – добавил Яван. В голове у Игоря вдруг промелькнул рисунок, который был на стене внутри пирамиды.

«Ну конечно же пирамида! – понял он, глядя на черную дыру, будто завороженный. – Два круглых диска, похожих на юлу, с пересекающим их лучом – это Квазар!»

– Интересное зрелище, – прокомментировал Игорь. – Гелиоры там живут?

– О адмирал, вы знаете о Гелиорах? – удивился Яван. – Они живут на мертвых планетах вблизи звезд, которые поглощает Квазар. Сами планеты по необъяснимым причинам не приближаются к нему, постоянно меняя орбиты звезд. Они живут с темных сторон планет, насколько я знаю, со стороны солнц температура очень высока.

– Адмирал Бериод-оун запрашивает связь, – сказал засуетившийся Рудон. Игорь и сам переживал.

По тону Берида было видно, что ему не терпелось увидеть Лин-оуна, и они направились к его флагманскому крейсеру. Огромный, как корабль Крейна, он стоял величаво на страже системы в окружении сотен крейсеров и авианосцев. Разогнавшись до третьей крейсерской скорости, флагман Игоря добрался до него за считаные часы.

По пути он отклонил как минимум двадцать визитов – многие желали встретиться с адмиралом Лин-оуном, но Игорю сейчас было не до них.

Он заметно нервничал.

– Никаких таблеток Рудон! – решительно пресек Яван, видя, как тот несет Игорю успокоительное. Услышав его грозный голос, вряд ли кто-то ослушался бы.

– Не забывайте воинские ритуалы, оружие оставляйте тут в кабинете, – говорил Яван, когда Игорь надевал парадный костюм. – Волнение – это нормально, он командующей всей армадой. Главное, не говорите лишнего, старайтесь отвечать коротко.

«Как перед экзаменом, блин», – думал Игорь, торопливо шагая к челноку.

По прибытии на флагман его встретил один из адмиралов и проводил к Бериду. Игорь заметил, что в дальних углах ангара собирался народ.

Он вошел в большой зал, освещаемый тусклым белым светом. По бокам зала стояли кресла, далеко впереди, в конце зала, едва виднелась белая фигура адмирала, стоявшего спиной. Игорь решительно устремился к нему.

– Приветствую вас, адмирал высшего класса армады Зинона Берид-оун! – отчеканил Игорь, преклонив колено подле адмирала. Тот медленно развернулся.

– Приветствую тебя, Лин! – ответил своим звенящим голосом Берид. – Встань, мой стратег, присаживайся где удобно. – Слишком доброе расположение духа у начальника немного настораживало, но напряжение все же спало. Берид уселся на свой огромный мягкий трон, который заскрипел под давлением такого массивного тела. Игорь присел сбоку у стены на ближайшее к нему кресло.

Когда Игорь поднял глаза, в полумраке он увидел крупного, седого старика с седыми, по плечи, волосами. Он восседал в белом вакко-костюме, на его груди можно было разглядеть множество наград, от него исходила притягательная аура мудрого и доброго старца.

– В последние годы я не выношу яркого света, – начал Берид после недолгой паузы. – Поэтому не удивляйся, что мы сидим в полумраке. – После этих слов он немного рассмеялся, затем кашель прервал его смех. – Крейн, собака, допился! – вдруг грозно сказал он. – Чуть ли моего лучшего адмирала не угробили, чуть не обделались, а? Ну как же можно было позволить выхватить у себя оружие?! А креалимские собаки куда добрались… Никому уже нельзя доверять, – поругался немного Берид и задумался, затем продолжил: – Лин, ты для меня очень важен… Ты очень талантлив, Лин. Если бы я знал раньше, что ты такой талантливый адмирал, можно было бы избежать многих смертей. Ты, как адмирал флота, для меня большая находка. Но я позвал тебя сюда не для того, чтобы только хвалить, я вижу, тебя что-то тревожит? – Берид заметил озадаченный вид Игоря, хотя он просто волновался.

– Нет, адмирал Берид-оун, – ответил Игорь. В его словах чувствовалось волнение. – Хотел спросить вас об Орионге…

– А-а-а, Лин, – прервал его Берид, у него на лице расплылась улыбка. – Ты хочешь участвовать и побить Крамора? Конечно же да! Пусть он обделается по полной! – рассмеялся он и снова закашлял.

– Благодарю вас, адмирал Берид-оун! – отбарабанил Игорь и попытался выдавить улыбку.

– Не благодари, я поставлю на тебя, Лин, – вновь засмеялся Берид. – Если проиграешь, то я тебя убью!

«Такой ты юморист…» – вздохнул Игорь, глядя, как старик то смеется, то кашляет.

– Так вот, что я тебя позвал-то… – задумался Берид – Ах да! С согласия императора, я назначаю тебя своим заместителем и даю звание адмирала высшего класса, займешь место собаки Крейна.

Игорь явно не ожидал такого поворота, за одно мгновение он прокрутил в своей памяти, что при этом нужно делать.

– Для меня это великая честь! – отчеканил Игорь и упал на колено.

– Пойдем на площадь, – сказал Берид, вставая со своего кресла. – Там проведем церемонию назначения. – Он устремился из зала, для своих лет старик довольно бодро передвигался.

Когда они вышли в ангар, он был усеян адмиралами. Как завораживало Игоря зрелище, когда при виде их больше десяти тысяч колен коснулось земли и стук наколенников раскатным эхом прокатился под сводами ангара! К Бериду подбежали помощники, принесли ему нагрудный знак адмирала высшего класса.

– От имени императора Зинона адмирал 1-го класса Лин-оун назначен на должность заместителя командующего армадой, – начал он, и его слова через микрофон на вакко-костюме громко разносились по всей площади. – И теперь Лин-оун является адмиралом высшего класса! – сказал прищуренный Берид и протянул Игорю знак. Строй встал с колен и начал дисциплинированно кричать «Слава адмиралу Берид-оуну», а затем «Слава адмиралу Лин-оуну».

– Чертов свет, – будто себе под нос сказал Берид и повернулся к выходу. – Все свободны! – громко скомандовал он и спешно удалился, забрав с собой Игоря. Они пошли в кабинет Берида, где уже находилась Фаврони-оун, вторым заместителем командующего была женщина.

Там уже был накрыт стол на троих. Игорь поприветствовал Фаврони, которая всем своим видом демонстрировала к нему отвращение.

«Женщина после сорока, без мужа и с огромной властью…» – размышлял Игорь, рассматривая ярко накрашенную Фаврони, про которую ему как-то рассказывал Рудон. Это была единственная особа в армаде, которая нарушала правила во флоте и активно пользовалась косметикой. Одетая в темно-синий классический вакко-костюм, высокая, с большой грудью и крашенными в серый оттенок недлинными волосами, она создавала ауру некой змеи, которая в любую секунду была готова укусить Игоря. Все ее пальцы рук были усыпаны драгоценными кольцами. Будто у нее был тайный поклонник, подаривший все это, хотя на самом деле она сама себе их покупала.

«Наконец мы с тобой и встретились, Наталья Петровна», – улыбнулся Игорь на очередную попытку Фаврони зацепить его ядовитой фразой. От этого она еще больше бесилась.

– Лин, ты меня удивляешь… Как быстро ты пролез сюда, – продолжала она, – совсем еще молодой, тебе учиться и учиться…

– Фаврони, ну перестань нападать уже, – прервал ее Берид, которому надоело слушать женщину. – Лин талантливый адмирал, это он тебя многому может научить, – засмеялся он. Фаврони сидела с видом, будто была готова разорвать старого шутника в клочья.

– Я согласен с Фаврони, – поддержал Игорь, решивший разрядить обстановку. – Мне еще нужно многому у вас научиться. – Он решил пойти по дороге лести, Фаврони в роли врага была ему совсем не нужна. То, что они когда-то не могли что-то поделить со старым Лином, было в прошлом. Ему было не сложно сделать откровенный и добрый вид перед ней, так как она не вызывала явного негатива.

– Прежде всего научись не прыгать выше головы, – не унималась Фаврони. Игорь лишь улыбнулся ей в ответ.

– Лин не в настроении с тобой спорить, Фаврони, – сказал с полным ртом еды Берид. – Разве ты не видишь, что у него совсем другие сейчас заботы, чемпионат же скоро.

– Ха! – оживилась та, видимо приготовив очередную порцию более действенного яда. – Стоит ли суетиться, Лин? Крамор тебя в землю втопчет, как и в прошлый раз.

– Не думаю, – спокойно ответил Игорь, но его слегка задела ее последняя фраза – Скорее я его…

– Вот это Лин! – засмеялся Берид, так что по столу полетели крошки еды из его рта – Молодец, хороший настрой!

– Я на Крамора поставлю, – ответила Фаврони. Она до сих пор не притронулась к еде, только пила винный напиток. Как узнал потом Игорь, Фаврони при поддержке императора являлась покровителем и спонсором Крамора, поэтому неспроста она так трепетно реагировала на разговоры о чемпионате.

– Значит, Лин, – начал Берид, – даю тебе время, до чемпионата будешь в столице. А там посмотрим… Ты долго был в походе, тебе нужно и отвлечься от военных дел, да, Фаврони? – повернулся он к ней и снова засмеялся, ее ядовитый вид его очень забавлял.

Вскоре Игорь отправился на свой крейсер и начал готовиться к перелету в столицу.

Глава четвертая

Добро пожаловать в мир Зинона

– Это другой мир, Лин, – начал Яван, когда на дисплее показалось солнце системы Зинондрес. – Тут не знают, что такое война. Подданные империи живут в своем особенном мире, будто под куполом, а все, что вне этого мира, для них маловажно. Вся война вокруг их просто не касается, вы бьетесь за империю, сражаетесь на ее окраинах, завоевываете новые миры, и все это для того, чтобы процветала эта система. Весь остальной мир, все колонии отдают им все – товары, рабов, всевозможные блага. Все стекается сюда, в этот светлый мир, не знающий гнева Квазара. – Он говорил, и в его голосе Игорь чувствовал какую-то озлобленность.

История Зинона делится на новую и старую. О старой мало кто помнит, она написана в ветхих книгах, которые уже практически никто не в состоянии читать. Новая история началась, когда с родной планеты Зинон люди переселились на более отдаленную от звезды планету Одрэзинон. Это было великое переселение 3243 зинонских года назад, которое для империи стало началом нового летоисчисления.

Планета Зинон, на которой изначально жили люди, была истощена, на ней заканчивались ресурсы. Природные катаклизмы происходили все чаще, угрожая полным уничтожением расы. И тогда было принято решение осваивать новую планету, которую они засеяли деревьями и растениями, а с помощью станций создали на ней атмосферу. Тогда и произошло великое переселение на Одрэзинон. При этом часть людей отправилась на поиски планет, пригодных для жизни, за пределы своей системы. Это были не первые колонизаторы с Зинона, но основная масса отправилась именно в то время. Спустя триста лет люди научились управлять стихиями и начали восстанавливать природу Зинона. Теперь на Зиноне живут самые знатные и богатейшие подданные империи, а на Одрэзиноне, или в простонародье старом Зиноне, живут все остальные.

– Мы прибываем к пропускной станции, – сказал Яван, показывая на огромный белый комплекс с множеством платформ на разных уровнях. Неподалеку все пространство было усеяно различными кораблями, которые стояли в ожидании чего-то.

– Пропускной станции? – заинтересовался Игорь.

– Да, они стоят по всем границам системы, – уточнил Яван. – Крейсер придется оставить неподалеку, на станции пройдете контроль, каждый, кто прилетел, должен его пройти. Вход андроидам и роботам запрещен, только подданные империи люди и их рабы. В системе также запрещено подданным иметь стреляющее оружие, так что вы сможете пронести с собой только вакко-меч. А так как на планете Зинон запрещено любое оружие, ваш меч будет в транспортном корабле, закрепленном за вами станцией, он будет находиться на орбите планеты. Я тоже буду проходить через контроль станции, мы встретимся на транспорте уже после процедур.

– Как все сложно, – прокомментировал Игорь.

– Зато обеспечивает полную безопасность жителям системы, – отвечал Яван. – Если вы захотите взять еще и ваших рабынь, это можно будет сделать и позже, их пришлют по вашим указаниям в любое время. Так же и ваши вещи, которые возьмете с собой, доставят в ваш дом отдельно.

Когда они прибыли на станцию, их встретили работники контроля и проводили каждого отдельно к коридорам проверки.

Войдя в длинный ярко освещенный белым светом коридор, Игорь ожидал, что его будут чуть ли не чистить щетками и обрабатывать пестицидами. Однако приятный женский голос диспетчера контроля лишь попросил его пройти до конца вперед, не останавливаясь. По мере его продвижения по коридору позади включалось зеленое освещение. В конце коридора был сканер глаза, который после проверки открыл шкафчик с маленьким гладким черным браслетом, Игорь взял его, и открылась дверь на выход.

– Добро пожаловать в столицу эр Лин-оун! – произнесла диспетчер, когда он очутился в закрытом ангаре, где стояло множество транспортных кораблей, по размерам они были в несколько раз меньше челноков. Игоря проводили до транспортника, где его уже ждали.

– Да, совсем забыл сказать, – улыбнулся Яван, когда транспортник начал набирать скорость, – теперь вы просто всеми уважаемый эр Лин-оун, адмирал вы только на официальных встречах или за пределами системы.

– Класс, – усмехнулся Игорь, рассматривая ничем не примечательный браслет.

– Это ваш личный вакко-спутник. Надевайте его на левое запястье и носите постоянно, пока не покинете систему. По дороге расскажу, как им пользоваться, и покажу возможности.

– Тут меньше кораблей, рекламы практически не вижу… – Игорь не отрывал глаз от дисплея.

– Да, тут может находиться только внутренний транспорт, а еще военные легкие корабли службы безопасности и личной гвардии императора. Вот смотрите: как раз слева по борту – Зэрдин, искусственная планета семьи императора. – Яван приблизил картинку, и Игорь увидел громадную платформу, размерами не меньше Луны, окруженную каким-то синим полем. – Ее называют «мир грез под куполом»: вакко-поле, образующее атмосферу, искусственные озера, реки, поля, парки, простому человеку об этом мире можно только мечтать. Там живет император и почти все его родственники. Это, эр Лин-оун, высота, пока для вас недосягаема.

– А этого я еще не видел. – Игорь показал на большие развернутые, словно зонтики, объекты.

– Это вакко-звезды – их тут тысячи – вспомогательные подвижные станции системы, своими большими площадями они ловят лучи звезды, усиливают их и перенаправляют куда необходимо. Для них созданы специальные центры управления, которые регулируют равномерную подачу энергии нашей звезды. Тут все в основном работает на ее энергии.

– С другой стороны, смотрите, ее почти не видно сейчас. – Яван попытался увеличить едва виднеющуюся станцию. – Это платформа Орионг, где будет проходить чемпионат, она тоже имеет искусственную атмосферу.

Игорь ощущал волнение, и в то же время некое спокойствие. Они приближались к планете, чем-то напоминавшей ему Землю, которую он видел на фотографиях со спутников, выложенных в Интернете.

* * *

Спустя час они приземлились на одной из посадочных платформ планеты Зинон. Как и остальные, она находилась высоко в атмосфере планеты.

– Эр Лин-оун, – обратился Яван, – вам нужно переодеться. И еще возьмите это. – Он протянул ему какой-то маленький приборчик, похожий на серьгу.

– Зачем? А это что? – Игорь совсем растерялся.

– Не хотелось бы, чтобы кто-то узнал в вас адмирала Лин-оуна, когда вы будете с удивленным видом первопроходца изучать этот особенный мир. А это наденьте на ухо сверху, вот так. – Яван надел себе такой же прибор, и через секунду его лицо закрылось каким-то бежевым экраном, усеянным квадратными пикселями.

– Обалдеть, я Фантомас! – воскликнул Игорь, отскочив от Явана в маске.

– Это называется личное пространство, все подданные носят эти маски при необходимости. Это в порядке вещей здесь. Что в ней, что без нее – видеть будете одинаково, – улыбнулся Яван.

На корабле, как оказалось, был огромный выбор одежды. Игорь выбрал серый комбинезон, как посоветовал Яван, – это был самый обычный будничный вариант. Ношение же военных вакко-костюмов на планете Зинон не разрешалось.

Они вышли из корабля на платформу. Игоря ослепил дневной свет – он слишком долго находился под искусственным освещением в космосе. Было очень тепло, приятно обдувал легкий ветер, воздух был перенасыщен кислородом. Вскоре он привык к свету и осмотрелся.

Прямоугольная платформа протяженностью в пару километров находилась прямо под облаками, она будто зависла в воздухе и ничем не поддерживалась. Вдали он увидел еще множество таких же. На платформе никого не было, кроме них, лишь одиноко стояли еще несколько транспортников.

Глазами он начал улавливать едва заметные блестящие частицы, переливающиеся на солнце, они текли, словно реки, пронизывая все пространство вокруг.

– Пойдемте к краю, эр Лин-оун, – предложил Яван и устремился к концу платформы – Я вам покажу кое-что!

Игорь поспешил следом. Вскоре ему открылся фантастический вид. Он увидел различные строения на платформе ниже той, где они стояли, и еще ниже и чуть дальше тоже была платформа, вдали на их уровне виднелась еще одна, если присмотреться, то на горизонте можно было увидеть нечастые черные точки – все это были платформы. В самом низу на земле виднелись зелень, водоемы и поля, окрашенные во все цвета радуги, которые он не мог с такой высоты детально рассмотреть. На некоторых платформах тоже отражались в лучах света синие и зеленые цвета, будто бассейны и лужайки, наблюдалось оживленное движение. На горизонте возвышались длинные тонкие башни, уходящие высоко за облака. Все небесные строения были расположены далеко друг от друга на равномерных расстояниях, так, чтобы не закрывать землю от солнца.

– Ничего себе! – присвистнул Игорь, пятясь от края.

– Не бойтесь упасть, – радостно проговорил Яван, он сделал рукой круговое движение в воздухе, разгоняя сверкающие частицы. – Это неактивные вакко-потоки, они проходят всюду, пронизывают всю планету, горизонтальные потоки вырабатывают те станции, – он показал на тонкие башни, – а вертикальные идут снизу со станций на поверхности.

– Куда я попал?! – засмеялся Игорь, поднося руку к едва заметному потоку частиц, в диаметре не более футбольного мяча. – Будто пылинки на солнце!

– С их помощью вы можете лететь в любом направлении. Или скажите, куда вам надо, и эти вакко-потоки очень быстро доставят вас туда.

– Летать?! – Ему казалось, что его мозг сейчас взорвется от таких немыслимых вещей.

– Да, и вы можете попросить все что угодно из еды или вещей, активировав функцию на браслете. Напишите пальцем в вакко-потоке, что вы хотите, и начертите воображаемый треугольник. Треугольник – это выполнение команды, после которой вам очень скоро доставят желаемое, – сказал Яван.

Сняв свою маску, он написал что-то в потоке. Игорь стоял, раскрыв рот, не зная, что и сказать. Вскоре к ним подлетел небольшой полупрозрачный ящичек, который приблизился к Явану и, отсканировав его глаз, раскрылся в столик с напитками и едой.

– Вот так все происходит, оплата по доставке, – засмеялся Яван, наблюдая за глупыми телодвижениями первопроходца. – Не желаете ли поесть на открытом воздухе? Великолепный вид, не правда ли? – Игорь был не просто в шоке, а чувствовал, будто он попал в какую-то сказку.

– У меня не получается, – возмутился он, вырисовывая снова и снова желаемое.

– Вы заказали рабыню? – улыбнулся Яван, подойдя к столу. – Людей вам сюда не доставят. Присоединяйтесь к трапезе, не спешите, я все покажу.

Игорь все же сумел заказать пару стульев. С довольным видом, который через маску не мог увидеть Яван, он уселся и принялся за еду, оказавшуюся необычайно вкусной.

Вдали показалась фигура, стремительно приближающаяся по воздуху к их платформе. Это был эр Катэр-оун, который плавно опустился на платформу и неторопливо подошел к ним.

– Я боялся опоздать, приветствую и добро пожаловать, – начал радостно Катэр.

Игорь спешно снял прибор с уха.

– Приветствую и тебя, эр Катэр-оун, – кивнул Игорь. «Вот только тебя мне сейчас тут не хватало», – подумал он, выдавив улыбку.

– Хотел поздравить вас с назначением, покушение пошло вам на пользу, как я понимаю, – говорил Катэр, прищуривая правый глаз.

– У нас деловой разговор, – прервал его вдруг Яван, который явно не боялся Катэра.

– Я тоже рад тебя видеть, мой старый друг, – ехидно улыбнулся Катэр Явану. – Я ненадолго, сам тороплюсь. Ну, не стану тогда мешать. Я думал, вы уже дома, эр Лин-оун, ведь столько времени не видели детей! Они ждали два года, уверен, два часа еще подождут, не так ли, эр Яван-оун? – не дожидаясь ответа, он разбежался и, словно рыба в воду, нырнул в поток частиц и понесся быстро прочь.

– Он сейчас меня подколол, по-моему, даже дважды! – усмехнулся Игорь, провожая взглядом удаляющегося Катэра.

– Будьте с ним внимательны, эр Лин, – начал Яван. – Он везде сует свой нос, это его работа, и ее он выполняет, уж поверьте, хорошо.

– А как летает, как летает! – восхищался Игорь.

– Давно бы убил его, – нахмурился Яван, – если бы он не был моим братом.

– Интересные у вас отношения, – удивился Игорь неожиданному повороту. – Откуда такая ненависть к брату?

– Он донес на нашего отца, и карьера Катэра пошла в гору, – ответил Яван. – Это всем доступная информация, поэтому и не вижу смысла скрывать ее от вас, – продолжил он, затем встал из-за стола и сказал: – Эр Лин, пора бы поучиться летать, надевайте маску.

На браслете при нажатии появлялась интерактивная панель из вакко-частиц, где можно было выбрать и установить нужный себе режим: скоростного перемещения в нужную точку, простого полета, покупок или пассивный режим. Если режим не выбран, при попадании в вакко-поток на высоте автоматически включается режим полета. Другими словами, можно не беспокоиться, при всем желании упасть и разбиться невозможно, если только не снят браслет. Сам вакко-спутник, надетый на руку, автоматически регулировался под размер. Во время полета его было невозможно снять – стояла защита.

Летать оказалось проще простого, аэродинамические способы управления тут хорошо работали. Вакко-потоки, как разгоняли, так и могли затормозить, главное – правильно держать руки и ноги. Ими же можно было тормозить, увеличивая сопротивление при движении, поворачивать в стороны, вниз или вверх и разворачиваться кругом, используя соседние вакко-потоки.

У Игоря получалось пока только ускоряться и тормозить. От ощущения полета просто захватывало дух, сердце выпрыгивало из груди, а адреналин буквально зашкаливал. Сперва было очень страшно прыгать в поток с платформы, только когда Яван первым сделал показательный прыжок, Игорь решился повторить. Как ни старался Игорь, в платформы врезаться было невозможно, так как вакко-потоки огибали их снизу или сверху. Он не мог сдерживать эмоции и просто орал и смеялся. Вдали кто-то тоже летал. Игорь заметил, что вокруг мало людей – и неудивительно, ведь на всей планете, которая по размерам не уступала Земле, проживало не более ста тысяч подданных благородных кровей, плюс в три раза больше прислуги, которая в основном находилась в домах.

– Прочитайте и запомните правила Зинона, они есть в вашем вакко-спутнике, – сказал Яван, когда они приземлились на другую платформу, но Игорь практически не слушал его, он был в эйфории. – Эр Лин?!

– Я тут, просто тяжело прийти в себя, – откликнулся тот, копаясь в панели браслета и нажимая там виртуальные кнопки.

– Нам пора лететь домой, – проговорил Яван. – Переключите на режим скоростного перемещения, после чего скажите громко и четко слова «дом» и «вперед».

Скоростное перемещение оказалось куда более экстремальным. У Игоря закружилась голова, он был дезориентирован, даже не понял, как за несколько минут они очутились около его дома. Игорь не вытерпел, и его стошнило прямо на зеленую лужайку. Но каково было его удивление, когда вакко-потоки унесли куда-то все последствия его полета, за считаные секунды очистив лужайку.

– Добро пожаловать домой, Лин, – улыбнулся Яван, сняв маску и наблюдая, как Игорь отплевывается на газон.

Глава пятая

Дом

Перед ними возвышался пятиэтажный особняк, снаружи он казался будто зеркальный, перед ним была большая территория, зеленые лужайки, немного невысоких деревьев, напоминавших Игорю плакучие ивы. По периметру и сверху территория была закрыта вакко-полями, стояли датчики, так что посторонний не мог зайти на территорию. За домом находились огромный сад и парк, а далее – большое собственное озеро.

– Это не дом, а замок! – воскликнул Игорь, направляясь ко входу. Там около крыльца уже невозмутимо стоял управляющий эр Хорро. Толстенький, невысокий, лысенький человечек, одетый в бежевый костюм, с важным выражением лица поклонился подошедшему Игорю.

– Приветствую вас, эр Лин-оун, в вашем доме, – сказал он, отступив в сторону и указывая рукой на вход в дом. – Дети вас уже заждались.

Последняя фраза Игоря буквально привела в чувство. «Дети… Совсем забыл! Как вести себя при детях?!» – размышлял он, заходя в большой белый холл.

Навстречу уже с криками радости бежали Аматуя и Дирен.

«Ах вот они какие, эти дети», – подумал Игорь, обнимаясь с мелкотой. За два года походов их отца они здорово подросли, сейчас они выглядели почти как школьники средних классов. Аматуя была постарше, она уже активно красилась и носила взрослую одежду, а Дирен все еще игрался в детские игры.

Девчонка все никак не отставала от Игоря, целовала его в щеки, а мальчишка тащил за руку что-то показать.

– Я привез вам подарки! – вдруг сказал Игорь, нашедший способ отвлечь от себя назойливых детишек. Коробка была уже доставлена, а детишки ее растащили еще до приезда Игоря, так что попытка не удалась.

– Спасибо, отец! – благодарил Дирен. – Я уже все посмотрел. Пойдем покажу, что я умею делать!

– Ты ведь надолго, отец? – спрашивала сияющая Аматуя, которая была очень похожа на свою мать, даже ее прическа и окрас волос были такие же, как у Эвары.

После получасовых объятий вмешался Яван, который тактично предложил перенести их беседы на вечер у озера.

– Вашему отцу нужен отдых, – сказал он. Дети смотрели на него, как на врага народа. – Он только что воевал, ему нужно выспаться.

Игоря проводили в его комнату. Дом Лина изнутри казался еще больше: множество этажей и комнат, даже имелись скоростные лифты.

– Хорро, они слишком веселы для детей, потерявших недавно мать, – озадаченно произнес Яван, когда они втроем зашли в комнату.

– Они думают, она в отъезде. Я посчитал, что так будет лучше для детской психики, – ответил управляющий и вздохнул: – Она не баловала их своим частым присутствием.

– Если дети поймут, что вы не их отец, эр Лин, – начал беспокойно Яван, – придется принимать меры.

– Ты чего такое говоришь, Яван?! – возмутился Игорь. – Если вы их тронете, можете забыть о нашей цели.

– Я лишь предостерегаю вас от лишних слов, которые вы можете сказать детям. Я не такой черный, как Квазар, чтобы думать об убийстве детей!

– Мне известно, что Лин очень мало времени был с детьми, – вмешался Хорро. – Они вряд ли помнят своего прежнего отца. Просто старайтесь не говорить о прошлом, увлекайте их своими историями, дети это любят.

– Да, Хорро прав, – согласился Яван. – И можете не переживать, эр Лин, мы будем часто отлучаться из дому, поэтому быть с детьми времени у вас почти не останется.

Вскоре Игоря оставили одного. Он решил осмотреться в комнате. Судя по интерьеру, это, возможно, была спальня Лина и Эвары. Высокие потолки, расписные стены. Встроенная стенка с полками. Разные статуэтки, кольца, драгоценные медальки на ней. Все это когда-то трогал, привозил откуда-то из походов настоящий адмирал Лин, что-то дарил жене Эваре…

Игорь развалился на огромной кровати, которая буквально засасывала его тело с гостеприимной нежностью.

«Это точно была их спальня», – решил Игорь, увидев свое отражение в зеркале, которое простиралось на весь потолок.

Ощущение было поганое, несмотря на все то новое и удивительное, что он повидал за несколько последних дней. Вся радость и торжество эмоций не могли заглушить муки совести. Он чувствовал себя настоящим паразитом, живущим за счет других жизней. Он отобрал имя, отобрал семью и дом, а теперь еще и подвергает опасности ни в чем не повинных детей. Игорь не верил в благородство Явана, в полной мере осознавая, на что способны эти люди ради высшей цели. Он оправдывал себя лишь тем, что все, что с ним произошло, случилось не по его воле, у него не было выбора. Он, как и решил раньше, плывет по течению реки. Но теперь у него стал шире кругозор и появились свои попутные цели.

Наступил вечер, и дети с криками ворвались в спальню к Игорю. Две молодые симпатичные няньки вбежали следом, забирать непослушных детей. Деваться было некуда, и они пошли на озеро. Игорь шел по парку, вдыхая ароматы цветов и растений, ему было приятно ощущать, что он ходит по земле. Дети весело бежали впереди него. У озера стояли раскладные кресла. Игорь лежал под детский беспорядочный щебет и смотрел на звездное небо, усыпанное красным, синим, фиолетовым, розовым и желтым сиянием. Скромно светили огни летающих платформ. Приподнявшись на кресле, он слушал, как дети, перебивая друг друга, старательно рассказывают об их школе и друзьях. И опять Игоря охватили муки совести.

– А расскажи про поход, – дернул его за рукав Дирен.

И Игорь принялся рассказывать всякие выдуманные истории, которые сочинял на ходу. Он запинался и задумывался, иногда путался, но дети все равно не теряли интереса к его рассказам. Прислужники принесли еду и напитки.

– Отец, а когда приедет Эвара? – спросила вдруг жалобным голоском Аматуя.

Игорь не знал, что и ответить. К счастью, поблизости был Хорро.

– Аматуя, у твоей матери много важных дел, – вмешался тот. – А ваш отец только прилетел из похода, откуда ему знать, где она?

– Вот зануда, – сквозь зубы сказала Аматуя. – Отец, уволь его, а?

– Уволю, уволю, – усмехнулся Игорь. Самому Хорро было не смешно.

«Первый и самый тяжелый день миновал, встреча с детьми прошла успешно, теперь нужно бы и осмотреться», – подумал Игорь, выходя из дома, после того как няньки забрали детей с озера спать. Ему совсем не хотелось спать, он успел выспаться днем.

Вместо дорожек и тротуаров – газоны, никаких дорог и машин. Специальные вакко-потоки освещают просторную местность. В воздухе была будто свежесть после дождя, ненавязчиво пахло цветами. В небе горели огни далеких платформ.

Вокруг одни парки, и ни души. Тогда он решил взлететь повыше и посмотреть, что же творится дальше. За парком было множество разноцветных огней. Было даже какое-то движение. Но Игорь забеспокоился и не решился туда идти. С большим трудом и методом проб и ошибок он все же смог спуститься на землю. Пройдясь по парку, он вернулся домой. В доме был хороший бассейн, на Зиноне их использовали вместо душа или ванны, в воде были специальные вакко-потоки, очищающие ее от грязи, жира и бактерий. Он быстро искупался и лег спать.

* * *

Рано утром прибыл Яван и позвал лететь на платформу Орионг для детального ознакомления с будущим чемпионатом. Он понимал, что нельзя терять ни дня, потому что Игорь вообще не владел управлением роботов, не говоря уже о маневрах и приемах.

– Заодно потренируетесь летать, – подбадривал Яван невыспавшегося Игоря. – До платформы и на транспортник. Наша платформа а152, это на случай, если заходите скоростное перемещение.

Когда корабль покинул орбиту Зинона, Игорь наконец увидел со стороны, что представляет из себя эта платформа Орионг. Она была не меньше искусственной планеты императора, находилась далеко от звезды системы, и ее прогревали сотни вакко-звезд. У платформы была своя искусственная атмосфера, которая защищалась вакко-куполом. Вокруг платформы можно было увидеть большое скопление транспортных кораблей и патрулей службы безопасности. Внутри платформа состояла из восьми различных арен в центре, а вокруг нависали более маленькие платформы, где должны размещаться зрители. Между зрителями и аренами во время боев включалось специальное вакко-поле, защищающее от боевых действий на арене. Имелись огромные дисплеи, шириной в километры, транслирующие все, что происходит на аренах. По краям было множество ангаров, где участники чемпионата могли хранить своих роботов. Также на платформе имелись специальные тренировочные поля.

На платформе было много народу – зевак, прибывших поглазеть на тренировки будущих участников. Яван постарался незаметно провести Игоря в его ангар. Там уже красовались недавно доставленные с корабля роботы, недалеко от них одиноко стоял старый разбитый робот Лин-оуна.

– Вот она – легенда! – Яван был явно неравнодушен к железу, он подбежал к старому роботу Анохе и начал его рассматривать. – Да, чу-у-удом выжил тогда Лин… – проговорил он, показывая на большую пробоину в корпусе. – Как его вообще на ноги поставили, не пойму.

Рядом стояла толпа незнакомцев. Это была команда Явана, которую он подбирал сам лично – рабочие и инженеры, обслуживающий персонал.

– Только вот не пойму, – начал спрашивать Яван, – зачем вы взяли трех? Они стоят целое состояние.

– Для тренировок, да и мне вон тот слева больше понравился, – ответил, улыбаясь, Игорь. – Да еще про Анишена вспомнил, мало ли ему понадобится.

– А вы мудрее, чем кажетесь, – рассмеялся Яван.

– А ты, я вижу, юморист, да? – нахмурился Игорь.

– Я не хотел вас обидеть, прошу меня извинить, – смутился Яван. – Давайте лучше начнем знакомиться с управлением.

Сперва Яван решил показать на специальном виртуальном тренажере, как выглядит панель управления и кабина робота. В соответствии с классическими правилами и стандартами, это были вакко-сенсоры, которые повторяли движения рук и ног в вакко-потоках кабины пилота. Имелись интерактивные рычаги и кнопки пуска и переключения орудий. Казалось, все проще простого. У Игоря неплохо получалось двигаться на тренажере. Но на реального робота Яван Игорю в первый же день сесть не дал.

– Пойдемте теперь посмотрим арены, – предложил он.

Они вышли из ангара и направились к скоростным лифтам, ведущим в центр платформы. По дороге было много людей, они стали оборачиваться.

– Адмирал Лин-оун! – вдруг радостно крикнул кто-то неподалеку.

Толпа стала сгущаться вокруг Игоря и Явана.

– Это Лин! – кричал один.

– Я видел твое сражение! – кричал другой. – Лин, ты мастер!

– Мы ставим на тебя! – кричали третьи.

Толпа не давала пройти, каждый хотел пощупать Игоря и выразить свое восхищение. В основном это были зеваки со старого Зинона. Как оказалось, запись боя при Дредеззере была в общедоступной базе данных, ее посмотрел практически каждый подданный в системе. Игорь был неоспоримой звездой и кумиром многих. Они еле вырвались из толпы и помчались к лифтам. Толпа двигалась следом.

«Зомби атакуют», – подумал радостный от такой любви народа Игорь.

– Черт, Крамор-зер идет, – Яван притормозил Игоря. Тот увидел впереди огромного накачанного самца с грустной физиономией, шедшего в окружении своей свиты.

– Который, тот здоровый? – переспросил Игорь, опасаясь, как бы ему не надавали по мозгам еще до чемпионата.

– Нет, за ним, слева в красной повязке! – уточнил Яван.

Когда накачанный самец прошел мимо, едва не задев Игоря, он увидел приближающегося следом маленького, тощего человека в красном комбинезоне и с повязкой на голове.

«Ну вылитый дряхлый учитель китайского кун-фу» – мелькнуло в голове у Игоря. Когда Крамор слегка поклонился ему, он кивнул в ответ.

– Зазнался, Лин? – начал сдавленным голосом Крамор. – Хотел мимо пройти, мимо чемпиона? Га-га-га! – прозвучало что-то похожее на смех. Игорь невольно скривил лицо.

– Приветствую, Крамор-зер. – Он едва сдерживал откровенный смех. Еще пара фраз, и Игорь разразится хохотом на всю платформу.

– Ты же знаешь, что тебе меня не одолеть, Лин! – начал перед толпой зевак выпендриваться Крамор.

– У нас есть новый Аноха, – вмешался бесстрашный Яван.

– А у меня есть мастерские руки непобедимого чемпиона! – Крамор уже занервничал при виде позитивно настроенного Игоря. Глядя на его кривые тощие, но мастерские руки, Игорь вот-вот был готов рассмеяться.

Кто-то в толпе хихикнул, и Игорь уже не смог сдержаться и начал откровенно смеяться в лицо Крамору. Толпа тоже разразилась хохотом.

– Вы его простите, Крамор-зер, – начал обеспокоенно Яван, уводя смеющегося без остановки Игоря в сторону. – Он пережил потерю жены, ему сейчас нелегко.

Крамор был в бешенстве, он воспринял все как насмешку над собой. Но ругать Игоря уже не было смысла, Яван спешно уводил его на корабль. Игорь же не мог унять смех, у него даже глаза прослезились. Яван включил ему маску, чтобы еще больше не дискредитировать Лин-оуна.

– Что с вами случилось?! – заговорил Яван, когда они взошли на транспортник. Он был в бешенстве.

– Ну он же дрищ! – продолжал смеяться Игорь. У него, видимо, накопилось слишком много эмоций за последнее время. – Представь, стоит дрищ и сам себя подкалывает, как тут устоять?!

– Я не понимаю ваших примитивных шуток! – строго сказал Яван. – Крамор может запросто пожаловаться императору!

– Дрищ же, он привык жаловаться! – не унимался Игорь.

Они вернулись на Зинон. По пути Яван не сказал больше ни слова, видимо, хотел тем самым показать обиду на Игоря.

Они потренировались летать в вакко-потоках, затем Игорь отправился к себе домой.

Только он вступил за порог, как на него вся в слезах бросилась Аматуя.

– Отец, я думала, ты опять уехал, – обнимая, ревела она.

Игорь гладил ее по спине и молчал. На платформе он не мог унять смех, а теперь хотелось плакать. Весь день и вечер Игорь провел на озере с детьми. Он много размышлял об их дальнейшей судьбе, ведь фактически у них никого не осталось, и как только он выполнит свою миссию, сразу улетит на Землю… а если не выполнит, то умрет. В любом случае они останутся одни.

«Забрать их с собой на Землю?» – постоянно мелькала в голове мысль, когда он смотрел, как радуются ему дети.

Глава шестая

Хорошая партия

Игорь начал регулярно посещать платформу Орионг. Вскоре он научился управлять роботом, но делал это медленно и долго соображал. Управление было сложнее, чем на тренажере, потому что робот в движении своей вибрацией создавал помехи пилоту.

На Зиноне Игорь стал больше прогуливаться в гордом одиночестве по уличным паркам, но к скоплению народа лететь так и не решался. Пока, прибыв с очередной тренировки вечером, он не увидел скопившихся у его дома поклонников, которые желали выразить ему благодарность и пригласить на светские вечера. Наконец Игорь увидел, как одевается местный народ. Как оказалось, цвета радуги были на Зиноне в моде. Одевались люди по-разному: кто в комбинезоны, кто в полупрозрачные одежды, затемненные только в неприличных местах, кто в легкие балахоны и штаны. В общем, на Зиноне уже давно перестали уделять большое внимание одежде, только цветам и краскам. В одежде ценились удобство и комфорт в ношении.

– Так вы придете на наш светский вечер? – мило улыбалась одна из молодых девушек с яркой прической и пышненькой грудью. Явана рядом не было, поэтому некому было повлиять на Игоря, он не смог отказать такой милашке и согласился.

– Пойдемте, – сказала она, протягивая ему свою маленькую ручку.

– Куда? Что, уже? – удивился Игорь.

– Вечер уже начался! – ответила, улыбаясь, девушка и потащила его за собой в вакко-потоке.

Игорь едва не упустил ее руку: когда они летели, она делала слишком много виражей и очень смело перемещалась. Вскоре они приземлились у большого дома. Масса людей, шум и смех, огни вокруг, это было похоже на вечеринку.

– Вы совсем разучились летать, адмирал Лин? – удивилась девушка. – Хотя вас долго не было, наверное, разучились!

– Как твое имя? – спросил Игорь, которому стало неловко от незнания, как к ней обратиться.

– Я Эва-рин, поспешим! – ответила она и, не отпуская его руки, завела в дом, где уже царило веселье.

Внутри был словно планетарий, но не настолько темный – было видно и людей, которые ходили сквозь маленькие звездочки, наполнившие все пространство большого зала. По всем стенам вокруг располагались дисплеи, показывающие какой-то концерт или шоу. Игорь заметил лица людей, они были какие-то безэмоциональные. Даже Эва изменилась, как только они зашли в дом. Играла музыка, похожая на клубную московскую, но с большим количеством непонятных Игорю звуковых элементов, вибрация от нее доходила до самых внутренностей, словно заряжала энергией.

«Почему все здешние парни похожи на геев?!» – подумал Игорь, рассматривая всех подряд. Сложно было в полумраке отличить парней от девушек, здесь кругом была одна молодежь. У кого-то светились желтым, зеленым или голубым волосы, ресницы, глаза, губы. Их спокойное и равнодушное поведение компенсировалось их внешним кричащим, вызывающим видом. Кто-то сидел на диванах и что-то пил, уставившись в дисплей, кто-то жестикулировал, что-то показывая и рассказывая.

«Что я тут делаю?» – спрашивал себя Игорь, глядя на все это угрюмое общество.

– К нам пришел адмирал Лин! – вдруг громко и протяжно закричала Эва. Сразу куда-то исчез планетарий, появилось больше света. Народ оживился, «неформальные» ребята подскочили к нему, предложив сесть за столик. Все внимание было сконцентрировано на Игоре. На всех дисплеях начали показывать запись космической баталии под его руководством.

Эва – молодая, невысокая, спортивного телосложения девушка с крашенными в красно-розовый цвет недлинными волосами и с ярко раскрашенными карими глазками. Она оказалась шустрее всех и подсела рядом. Ему принесли какой-то светящийся синий напиток.

«Адмирал Лин, расскажите…», «А откуда…», «А почему именно так…», – посыпались со всех сторон вопросы. Спросить хотели все, каждый перебивал друг друга. Игорь старался отвечать всем. Удивительно, но, когда он что-то говорил, даже музыка делалась тише, а все сразу замолкали. После трех стаканов он почувствовал себя абсолютным авторитетом среди публики. Он слегка захмелел, даже вакко-кольца не успевали справляться с таким количеством алкоголя в крови. Естественно, Игорь не забыл рассказать про свои «четыре геймерских правила» тактики ведения боя. Молодежь была в восторге.

Начались личные вопросы, но Игорь сразу их пресек, во избежание ошибок в своих ответах. Молодежь расспрашивала и о будущем чемпионате, но Игорь сразу же поплыл в ответах и остановился.

– Адмирал Лин-оун, я слышал, что подлые креалимцы отобрали у вас жену за свое поражение, это правда? – прозвучал вопрос от одного из парней.

– Да, выходит, что так, – ответил Игорь вздыхая. После пяти стаканов он стал более расслаблен, вакко-кольца понемногу давали сбой, пропуская алкоголь. Ева уже тоже была «хорошая», лезла вовсю обниматься. Игоря больше не смущали хищные взгляды и других девушек, которые находились рядом.

Кто-то предложил выйти на улицу, и Игоря потащили на внутренний двор дома. Там был бассейн красивой волнистой формы с ярко-голубой водой, она будто светилась сама. Во дворе уже были люди, которые еще не знали, что за гость их посетил. Но кто-то из выходящих крикнул, что к ним приехал адмирал Лин, тем самым исправив положение. К Игорю потянулись новые люди, но с уже повторяющимися вопросами.

Ему вдруг захотелось прыгнуть в бассейн. Он подошел и плюхнулся в него спиной. Полностью расслабившись и закрыв глаза, он чувствовал, как вода окутала его тело, когда он опустился на дно бассейна, стало очень легко, шум прекратился, только сейчас он понял, как же устал за этот день. Шум от ударов врывающихся в воду тел прервал его наслаждение, к тому же недостаток кислорода заставлял подняться на поверхность.

Когда он вынырнул, в бассейне уже плескалась куча народу – все последовали его примеру и купались прямо в одежде.

«Ну вот, весь кайф обломали», – подумал Игорь, вылезая из бассейна. Сделав пару шагов, он ощутил, что одежда полностью высохла, вакко-потоки сделали свое дело. Его окликнула Эва, которая тоже вылезла из бассейна, через мокрую одежду у нее немного просвечивала совсем не маленькая грудь, сосочки торчали, готовые проколоть ткань и вырваться наружу. Она подхватила его за руку и повела обратно в дом, воспользовавшись суматохой гостей.

– Я вам кое-что хочу показать! – говорила Эва, затаскивая пьяного Игоря в лифт. Они поднялись на несколько этажей вверх. Коридор, комната, снова коридор, еще комната, и вот Эва привела его прямо к себе в спальню, где было тусклое освещение.

– Так что ты хотела показать? – спросил Игорь, усевшись на кровать. Ему почему-то не показалось странным, что она привела его именно в спальню. Эва не стала отвечать на его глупый вопрос, она слегка, но напористо толкнула его на кровать, села на него сверху и склонила над ним голову. Ее волосы свисали, будто занавес, и заслоняли от внешнего мира, их глаза словно впились друг в друга. Еще несколько секунд она смотрела на него, затем откинулась назад и сняла майку, вывалив свои голые большие красивые груди напоказ.

Игорь не успел сообразить, как чьи-то руки быстро, но аккуратно подняли Эву с голой грудью и пересадили в сторону на край кровати. Та взвизгнула от неожиданности и с недовольном видом прикрыла руками грудь, посмотрев на того, кто это сделал. Эти же руки приподняли с кровати пьяного Игоря. Это был Яван.

* * *

– Тут не принято заводить легких отношений! – начал ругаться Яван, когда они вернулись в дом Лина. – Если бы у вас с ней произошел половой акт, вас бы обязывало это бракосочетаться!

– Что за бред?! – возмутился понемногу трезвеющий Игорь.

– Да, да! Только брак и никак по-другому. Тут живут благородные люди, и у них порядки Зинона. Вы тут для каждой особы наилучшая партия, жены нет, богатства не счесть, славы – на всю империю! Да вас каждая готова затащить в постель, лишь бы иметь благородный титул, ваши деньги и положение! – Яван говорил на высоких тонах, что помогало Игорю трезветь быстрее.

– Все бабы везде одинаковые, – расстроился Игорь.

– Хотите развлекаться? У вас полон дом прислужниц, на флагмане рабыни от безделья скучают, развлекайтесь дома!

– Я не буду при детях тут развлекаться, кем я тогда для них стану?! – нахмурился Игорь. – Да мне и неинтересно с «куклами».

– Хотите легких встреч? Маскируйте внешность и идите в ночные заведения или бары, или вообще летите на старый Зинон и там развлекайтесь сколько влезет, там все дозволено за деньги! – продолжал ругаться Яван. – Хотя без охраны я вас не отпущу никуда!

– Хватит на меня орать, Яван! – сказал сквозь зубы Игорь, у которого уже заболела голова от громких звуков. – Говори спокойно, или пойдешь от сюда на хрен, понял меня?!

Яван округлил глаза – он не ожидал, что Игорь может показывать свой характер.

– Я прошу меня извинить, адмирал Лин-оун! – ответил он уже более спокойно, делая акцент на слово «адмирал». – Я беспокоюсь за вас и наше общее дело.

– Почему у всех женщин Зинона, что я видел, такая хорошая грудь? – Игорь умел быстро сменить тему.

– Не у всех, вакко-пластика в основном, – объяснил Яван, – Современная медицина. Корректировать можно все, даже костную ткань. Все это стоит огромных средств… Совсем забыл, завтра не будет тренировки, мне нужно решить некоторые свои вопросы.

– А кстати, как ты меня нашел, Яван?! – подозрительно спросил Игорь.

– Хорро сообщил, что вы куда-то внезапно улетели с местной дамочкой. Я облетел с десяток домов, прежде чем нашел дом, над крышей которого была большая голографическая надпись «У нас в гостях адмирал Лин!».

Вскоре Яван ушел, а Игорь загорелся мыслью о ночных клубах и барах. В своей спальне он начал искать в базе данных Зинона информацию о маскировке внешности. Способов было море, но вот обратимых к прежней внешности не так много.

На следующее утро Игорь завтракал с детьми. Он узнал от Хорро, что, пока им не исполнится десять лет по зинонскому исчислению, им нельзя пользоваться вакко-потоками и вообще выходить за пределы владений Лин-оуна. Таковы были порядки для благородных детей планеты Зинон.

Не успел Игорь доесть, как пришел Хорро и шепнул ему, что у входа ждет Эва-рин.

«Невеста, блин, что ей еще надо?! Сиськи увидел – теперь женись?» – возмущенно подумал Игорь, вставая из-за стола.

– Простите меня за вчерашнее, я перебрала с вином! – воскликнула Эва при виде вышедшего из дома Игоря. Тот обратил внимание, что цвет волос ее был уже сине-голубой.

– Приветствую, Эва, да все нормально, – кивнул Игорь, собираясь возвращаться в дом.

– Погуляйте со мной, – вдруг сказала она жалобным голоском, сделав при этом еще и жалобный и милый вид. – Ну прошу вас, адмирал Лин!

– Ладно. – Игорь в очередной раз поддался на женские чары. – Только не показывай мне больше свое кое-что, – улыбнулся он, пытаясь пошутить. Эва покраснела, но это не помешало ей взять его снова за руку и повести быстро от дома.

– Я подумала, что вам нужно немного напомнить, как летать в вакко-потоках, – улыбаясь, проговорила она.

– Ты не против, если я буду в маске? – спросил Игорь, доставая серьгу.

Эва, в отличие от Явана, знала о вакко-потоках все. Она рассказала, что потоки, которые проходят рядом друг с другом, движутся в противоположные стороны. Находясь в одном потоке, который уносит в определенном направлении, можно руками войти в соседние, и тогда можно резко остановиться или, если перескочить на другой поток, то быстро сменить курс. То же явление и объясняло почему стоящий прямо человек в потоке практически не движется или же при движении встает во весь рост и быстро тормозит – все потому, что так он касается больше разнонаправленных вакко-потоков. Еще он узнал, что вакко-потоки никогда не пересекаются, иначе они были бы опасными для человека.

У Игоря захватывало дух, адреналин переполнял его в воздушном пространстве, даже мурашки высыпали по спине, когда он осознавал, что летает, как птица. Казалось, вот она – та свобода, к которой стремится человечество. Полеты были, как наркотик, хотелось перемещаться еще и еще. Благодаря вакко-потокам сопротивление воздуха было незначительным независимо от скорости полета.

– Откуда ты так много знаешь, Эва? – спросил удивленный Игорь, он вспомнил, как Яван не мог толком ничего разъяснить о потоках. Они сидели, свесив ноги, на одной из платформ и любовались прекрасным видом садов и парков с высоты птичьего полета.

– От отца, он хозяин доброй половины всех станций, вырабатывающих вакко-потоки на этой планете, – гордо ответила девушка. Игорь вдруг вспомнил про поручение адмирала Пакрина относительного его дочери.

– А черт! Забыл совсем! – воскликнул Игорь, поднимаясь на ноги.

– Что случилось, адмирал Лин? – испугалась Эва, поднимаясь следом.

– Мне нужно найти Ривер-оун, – ответил он, переключая браслет на режим быстрого перемещения. Эва мгновенно сориентировалась, открыв интерактивную панель и базу данных.

– Ее нет на Зиноне, я нашла, – радостно сказала она. – Ривероун, дочь адмирала 1-го класса Пакрин-оуна, работник библиотеки Дэш. Это старый Зинон, она сейчас там.

«Блин, нужно переговорить с хорьком, – подумал Игорь, имея ввиду Хорро. – Расскажет, как туда лететь».

– Эва, благодарю тебя за уроки полетов! – улыбнулся девушке он. – Но мне срочно нужно лететь, «дом» «вперед!»

– До встречи, адмирал Лин! – едва успела крикнуть вслед стремительно уносящемуся Игорю Эва.

Очередное скоростное перемещение окончилось тем же происшествием на зеленом газоне – как и в первый раз, Игоря стошнило.

На этот раз дети не встречали, Хорро передал, что они ушли на озеро.

– Мне нужно на старый Зинон, как туда попасть? – обратился к нему Игорь.

– На транспорте, эр Лин, – ответил Хорро. – Скажите пилоту, куда лететь, и все, потом он же и доставит вас назад. Но не рекомендую вам лететь туда без охраны. Возьмите телохранителей из дома или с вашего корабля. Я могу распорядиться от вас, чтобы прислали их сюда.

– У меня только одна телохранительница, – сказал, вздохнув, Игорь, – но, она стоит десятерых. Онику пришли сюда!

Игорь ушел на озеро к детям. Но, на удивление, они не сильно были рады его видеть. Дирен при виде приближающегося Игоря вообще пошел в другой конец озера с нянькой.

– Что случилось, Аматуя? – удивился Игорь, глядя на хмурую дочь.

– Ты нашел себе новую подругу? – фыркнула та. – Мы видели, как ты уходил с ней сегодня, я все Эваре расскажу!

«Вот, блин, я лохонулся-то», – подумал Игорь, не зная, как и оправдываться перед детьми.

– Это была работница информационного центра, – подскочил спаситель Хорро. – Вашего отца, возможно, скоро покажут на экране! – добавил он, изобразив искусственную улыбку.

– Да, да, – кивнул Игорь, Аматуя продолжала дуться, но уже не так сильно. «Дети цветы жизни, да… но я еще не готов быть отцом», – подумал он, любуясь красивой дочерью Лина.

Вечером прилетела Оника, она примчалась к Игорю на озеро. Аматуя с Диреном рассмеялись, когда та упала перед ним на колено.

– Все, иди, иди, – отправлял смущенную и растерянную Онику Игорь. – Хорро, найди ей комнату, отмой и накорми.

Глава седьмая

Слова не цифры

Нам нужно тренироваться! – возмутился прибывший утром Яван, когда узнал, что Игорь собирается на Одрэзинон.

– От одного дня ничего не изменится, – ответил Игорь, забирая на выход Онику.

– Нам нельзя терять ни дня! – продолжал Яван.

– Вчера, тем не менее, ты так не думал, когда пропадал со своими делами, – подколол его Игорь. – Ты с нами или нет? – Явану некуда было деваться, упрямого Игоря было не переубедить.

На Одрэзинон они отправились втроем. По пути Яван посоветовал всем надеть вакко-костюмы и взять вакко-мечи. Он много раз повторял, что на старом Зиноне может быть опасно, рассказал, как пользоваться связью на вакко-спутнике, если вдруг что-нибудь случится.

Когда они приблизились к планете, Игорь увидел, что вся ее дальняя орбита усеяна вакко-звездами. На этой планете было значительно холоднее, чем на Зиноне.

Когда они сошли с транспортника на платформу, Яван сразу предупредил, что неактивных вакко-потоков тут мало и используются они только для передвижения планетарного транспорта.

Оказавшись на платформе, Игорь сразу почувствовал разницу той сказки и этой реальности. Воздух был затхлый, по небу летало бесчисленное количество транспортников, дул холодный ветер, в общий людской шум врывался рев моторов, в небе красовалась сверкающая реклама, сквозь которую летали корабли. С платформы, которая была на крыше многоэтажного комплекса, открывался вид на один из городов старого Зинона. Многоэтажные комплексы, дома, платформы в виде балконов, напоминающие новогоднюю елку, дисплеи на зданиях и в воздухе – все крутилось и вертелось. Планета была перенаселена.

«Вот она, родная Москва», – подумал, глубоко вдыхая затхлый воздух, Игорь, наблюдая на их платформе дикое движение народа. Все трое были в масках, поэтому Игорь не переживал, что к нему сейчас прибегут фанаты. Вскоре прилетел наземный транспортный корабль, похожий на квадратный автомобиль, они расселись и отправились в библиотеку Дэш.

Полет оказался не из приятных, корабль был той еще колымагой, громыхал и трещал по швам. Игорю казалось, что он вот-вот развалится, а еще его тошнило, оттого что корабль то бросало резко вниз, то поднимало вверх. Ощущениям еще прибавляла остроты вонь потных носков в салоне.

Наконец они прибыли. Библиотека находилась в центре города, практически на подвальном уровне большого здания.

– Яван, ты что мне за транспорт заказал?! – выскочил из транспортника взбешенный Игорь, который чуть ли не ногой выбил медленно открывающуюся дверь. – Я ВИП, мне нужен ВИП-транспорт, ты понял?! – Яван недоумевал, что он от него хочет. – Черт, более дорогой и комфортный транспорт мне, так понятно?!

– Понятно, я не думал, что это для вас имеет значение, – улыбнулся Яван, они направились ко входу в здание, сняв маски. Там стоял служащий, который поинтересовался о цели их визита и проводил до библиотеки.

– Я подожду вас тут, – сказал Яван, когда они подошли к входной двери в библиотеку. – Я не хожу в такие места, – уточнил он, когда Игорь повернулся к нему с удивленным видом.

Дверь открылась автоматически и дальше была железная литая лестница вниз. Переход тускло освещался синим свечением. У Игоря было впечатление, будто они спускаются в подвал подпольного клуба азартных игр. Через десять метров они оказались в небольшом хорошо освещенном холе, за столом сидел пожилой человек и читал какую-то книгу.

– Я ищу Ривер-оун, – начал Игорь, подходя к человеку. Тот не поднимая головы, молча показал на еще одну дверь. Когда Игорь с Оникой туда вошли, перед ними открылась интересная картина: огромный зал, усеянный вращающимися полками с книгами, посередине зала – большая винтовая лестница высотой в четыре этажа до потолка. Сами они стояли на уровне потолка на балкончике, от которого вниз зала вела лестница. Игорь глубоко вдохнул, этот запах старины его вдохновлял.

В зале было тихо, ни одного человека они не смогли увидеть с балкона и направились вниз. В конце зала раздался шум от упавшей книги, Игорь пошел туда.

– Вы Ривер-оун? – обратился он, подойдя к девушке, которая была озадачена раскладыванием книг, она буквально в них тонула.

– Да, вы что-то хотели? – не поднимая глаз и не отрываясь от своих дел, спросила она. На вид ей было лет сорок, она была в бежевом, перепачканном в черных пятнах комбинезоне, слегка растрепанная, но весьма приятная вид.

– Я адмирал Лин-оун, – начал Игорь, подойдя ближе. Ривер прямо подскочила от удивления и неожиданности, у нее был испуганный вид. – Меня прислал ваш отец, – поспешил уточнить он, пока она что-нибудь с собой не сделала, в тот момент у нее был вид человека, склонного с суициду.

– Ой, как неожиданно! – улыбнулась вдруг Ривер. – Я-то подумала, может, плохие вести!

– Нет, нет, с отцом все хорошо, – улыбнулся Игорь в ответ. – Он вам послание оставил, вот я и привез его.

– Мой отец о вас много хорошего говорил, адмирал Лин, – начала Ривер, забирая карточку у Игоря. – Вы человек слова и чести. Кстати, прошу прощения за такое гостеприимство! У меня тут нечасто бывают гости… По правде сказать, тут уже больше года не было посетителей, я совсем одичала среди книг.

– Неужели никто не читает? – удивился Игорь. Оника уже отошла в сторонку и щупала с интересом старые книги.

– Век вакко-информации, зачем идти в библиотеку и дышать книжной пылью, если можно лежа в своей постели найти все, что интересует, – ответила Ривер. – Но тут много древних книг, сохранившихся до наших дней, их информацию в базе не найдешь.

– Ну да… – Игорю показалось по ее интонации, что она немного тронулась умом, он не знал, что ей еще сказать. – Нам уже пора, Ривер, не будем тебе мешать.

– Да, да, не настаиваю, хотя очень рада гостям, – как-то грустно ответила она Игорю вслед. – А я пока пойду, книжки разложу, переложу… – забубнила себе под нос Ривер и запела: – Враг настигает корабль «Ифму»… пилот запомнил слова, не цифры…

– Что, что?! – Игорь услышал знакомую до боли фразу. – Что вы в конце сказали? – заинтересовался он, быстро возвращаясь к библиотекарше.

– Э… это песня, – испуганно ответила Ривер.

– Слова не цифры? – переспросил Игорь. – Что это означает?

– А! – улыбнулась Ривер. – У меня брат был пилотом разведывательного корабля, у них всегда учили, если запоминаешь координаты своих, то запоминать надо словами цифры, чтобы в случае, если попадешь к врагу, он не смог взять их из памяти. Ну… когда мысленно не представляешь цифры, их никто и не прочтет в твоей голове, – уточнила она, глядя на пытливое лицо Игоря.

Он всю обратную дорогу размышлял о том странном водителе, что подвозил его перед самым похищением. «Что же ты мне хотел сказать этими цифрами, опасаясь, что их могут узнать враги…» – думал Игорь.

* * *

Поздним вечером, когда все разошлись, Игорь решил поискать ответы в базе данных. Вводил цифры, но ничего конкретного найти не смог, все время выходил на разные координаты, номера станций или различные товары.

На дисплее то и дело мелькала реклама увеселительных заведений. Игорь решил отвлечься от поисков и почитать, что это из себя представляет и где находится.

И вот наконец, решившись пуститься во все тяжкие, пока есть возможность побыть в роли мультимиллиардера, Игорь приступил к самомаскировке. В вакко-потоке он заказал себе специальный приборчик, о котором прочитал в базе. Он может перекрашивать волосы одним прикосновением в любые цвета или наносить на них рисунки, а при необходимости может возвращать истинный цвет волос. Также он приобрел приборчик мини-маску, которую надеваешь на ухо, как обычную маску, при этом он затемняет лишь глаза, окружающие видят, будто человек в темных очках.

Вооружившись приборами, Игорь приступил к выбору «шмоток». Чтобы не отставать от моды, он пересмотрел море интерактивных картинок клубных вечеринок, посмотрел, кто что носит. В итоге, исплевавшись при виде одних только «геев», он решил одеться попроще, в классическом зинонском стиле: белый комбинезон с фиолетовыми полосками, волосы он покрасил в серо-голубой оттенок.

– Оника? Иди сюда, мой верный воин! – крикнул Игорь, облачившись в новый образ. Прибежала Варийка и чуть не споткнулась от увиденного, Игорь даже заметил ее бегающие несколько секунд глаза, которые искали своего хозяина.

– Адмирал Лин-оун! – воскликнула радостно та через несколько секунд, сообразив, что к чему. – Вы выглядите хорошо! – оценила, улыбаясь, Оника, она была без ума от Игоря в любом его виде.

– Так… – озадаченно сказал он, глядя на зеленый балахон Варийки. – Тебя бы тоже надо приодеть, со мной пойдешь…

– Во! – воскликнул Игорь после получасовой возни с вещами и покупками. – Теперь ты «женщина-кошка»! – рассмеялся он, глядя на Онику в облегающем черном комбинезоне. – Ах да! Волосы! – Игорь потянулся перекрашивать Онику, та сделала недовольный вид и превратилась в блондинку. – Это временно, не беспокойся! – засмеялся он, но девушке было совсем не смешно, она стояла и чуть ли не плакала.

Глава восьмая

Во все тяжкие

Вскоре они тайком пробрались мимо спящей прислуги и вылетели скоростным перемещением в сторону платформы Атруаж, где были самые элитные и популярные ночные развлекательные заведения на Зиноне, судя по информации в базе данных.

Эта платформа находилась не очень высоко, примерно в паре километров от земли, прямо над большим водоемом. Приблизительная ее площадь была около двадцати квадратных километров – два в ширину и десять в длину. Как и все остальные платформы, она держалась на специальных вакко-потоках. Посередине платформы была широкая зеленая пешеходная дорога, по краям стояло множество диванчиков, а слева и справа от дороги размещались разные заведения.

– Оника, здесь ты будешь обращаться ко мне по имени… – Игорь задумался. – Нил! Точно, Нил, поняла? – Та кивнула, в ее глазах уже горели разноцветные огни ближайших заведений, она еще ничего подобного в своей жизни не видела.

Игорь решил сперва прогуляться по платформе до конца, а затем уже выбрать заведение. На пути встречались люди, в основном бродящие по одному, что показалось Игорю очень странным, некоторые были в масках. И опять он увидел эти яркие одежды, но безразличные выражения лиц, как у друзей Эвы на вечеринке, перед тем как его представили.

Пройдя несколько километров, Игорь устал и зашел в первое же попавшееся заведение. Это было что-то вроде ночного танцевального клуба. Огромный трехэтажный зал с балкончиками, посередине площадка, столики, диванчики, барная стойка, в воздухе шоу из вакко-потоков, играла клубная музыка, похожая на ту, что играла у Эвы. Все просто великолепно, но одно но – людей там практически не было.

«Может, на первый раз и нормально», – подумал Игорь и, взяв Онику за руку, пошел к диванам у танцплощадки. Навстречу прибежала работница клуба, вся разукрашенная, в вызывающей полупрозрачной одежде, поприветствовала гостей и предложила сразу напитки.

На площадке странно и нелепо танцевали каких-то два худощавых подростка, остальные посетители сидели и пили, слушая музыку. Игорь начал заливать свое плохое настроение от неудачного похода, заставил пить и Онику.

Хорошенько уже выпив, он начал осматриваться, слева заметил двух девушек, в полумраке они выглядели очень даже ничего, чуть дальше сидел парень в окружении трех больших одинаковых людей, видимо, его охранников. Справа он приметил одиноко сидящую красивую девушку с золотистыми волосами и грустным лицом, пьющую свой разноцветный напиток. Он все смотрел на нее, пытаясь поймать ее взгляд, но тщетно.

Наконец Игорь решил подкатить к той особе, что сидела справа. Однако, как только он начал к ней приближаться, откуда ни возьмись выскочили двое здоровых телохранителей и преградили ему дорогу. Оника уже подскочила драться, но Игорь развернулся обратно. Девушка даже не успела заметить, что он пытался к ней подойти.

«Так дело не пойдет, – задумался Игорь.

– Оника! Была рыжая, а стала б… белая бестия», – рассмеялся он, глядя на «окосевшую» Варийку.

– Пошли танцевать? – предложил вдруг Игорь, та было дернулась, но он снова присел. – Не, еще мало выпил, иди одна! – Оника послушно начала плясать, на площадке кроме нее уже никого не было. Игорь подозвал работницу и заказал мэро 32, потому что прежний неизвестный напиток, выбранный «методом научного тыка», не дал желаемого эффекта. Он заметил, что девушка с золотистыми волосами иногда посматривает на Варийку.

Ему нужна было более ритмичная музыка, под такую и танцевать не хотелось. Он в очередной раз подозвал работницу.

– А можно ли сменить музыку на более ритмичную? – поинтересовался Игорь.

– Что угодно по вашему желанию, – мило улыбнувшись, ответила та, и музыка вдруг поменялась. Пьяная Оника продолжала плясать в прежнем темпе.

– Вот это я понимаю! – воскликнул Игорь и поскакал на танцплощадку к Онике. – Ноги помнят! Давай, давай! – закричал он и стал наворачивать движения, которым его учила преподавательница танцев Маша, смешивая их со своими только что придуманными. Получалось, на его взгляд, неплохо.

Они с Оникой начали вытворять настоящее шоу, Игорь импровизировал от души, а пьяная в стельку Оника поддавалась на все его провокации. Посетители зала с удивлением смотрели на эту парочку, не отрывая глаз. Шоу прервалось через пять минут, когда Оника просто упала и зацепила Игоря, который свалился прямо на нее.

– Живая? – прокряхтел он, пытаясь встать. К его счастью, Оника не пострадала, она даже встала быстрее Игоря, который старался ее поднять, и подняла его сама, после чего они плюхнулись обратно на диван. – Тебе пить больше нельзя белая б-бестия, – сказал немного заплетающимся языком Игорь, вырывая рюмку у Оники.

Тут он заметил, как девушка с золотистыми волосами встала с дивана. Она была одета в голубой костюмчик, похожий на вечернее платье, а ее золотистые кучерявые пышные волосы придавали ей образ некой игрушечной коллекционной куклы. Ей преградили дорогу те два охранника, но она сделала грозный жест, и они расступились. Девушка направилась прямо к Игорю.

– Вы позволите побыть с вами? – спросила девушка. Игорь, конечно, ожидал внимания, но не чего-то подобного, он был реально удивлен. По голосу было понятно, что девушка нервничала, да и была она совсем трезвая.

– Да, присаживайтесь, – ответил галантно, но пьяным голосом Игорь и по-идиотски улыбнулся. – Мое имя Нил!

– Нил, ты можешь дать мне свой бд-код? – вдруг спросила она. – Мы бы с тобой там могли поболтать? – По выражению лица Игоря было понятно, что он не понял, о чем речь, видимо, она просила что-то вроде номера телефона.

– Я не… а мы можем сейчас пообщаться? – Игорь не знал, как выкрутиться. Девушка нахмурилась и, похоже, собиралась вставать и уходить. «Неужели у них так принято? Общаться в сети?!»

– А как ты это представляешь? – удивленно спросила она.

– Для начала скажи свое имя, – улыбнулся Игорь.

Девушка замешкалась.

– Мирэна мое имя! – произнесла как-то надменно она.

– Ты красивая, Мирэна, – продолжал Игорь, любуясь ее милым личиком, очаровательными аквамариновыми глазками, изящными формами фигуры, аккуратно выпирающей грудью минимум второго размера, судя по всему, естественно поднятой без всякого белья, слегка прорисовывающимися остренькими сосочками, тоненькой талией, кругленькими бедрами и спортивными ножками. – Я сразу тебя заметил, – промурлыкал он.

Та засуетилась, ей было неловко.

– Ты странный, – улыбнулась наконец она. – Танцуешь с рабыней, пьешь с ней, почему? – Вопрос из ее уст прозвучал с искренним недоумением.

– Потому что она хорошая, – ответил Игорь, подавая Мирэне рюмку мэро.

– Я не могу это пить, – отказалась Мирэна. – Что значит хорошая? – переспросила она и обратила внимание на Онику, которая уже спала на краю дивана.

– Я не могу объяснить, Мирэна, – ответил Игорь. – Просто она мне небезразлична, ее нельзя заменить на другую.

– Ты странный, Нил! – прокомментировала она, прищурив свои красивые глазки. – По твоим кольцам видно, что ты очень богат, но относишься к рабыне, как к самому большому сокровищу, что у тебя есть, почему так?

Игорь не спешил отвечать, он выпил еще рюмку мэро.

– Есть одна древняя мудрость, – он решил спьяну преподнести что-нибудь заумное для развесившей ушки маленькой девочки. – Не суди богатого по богатству, а суди по его отношению к бедным!

Наступило задумчивое молчание.

– Мне сложно это понять, – после долгой паузы задумчиво сказала Мирэна. – Ты необычный, танцевал необычно… – Она уже не была так напряжена, Игорь почувствовал заинтересованность к своей персоне.

– Я учитель странных танцев, – ответил он и засмеялся. Мирэна улыбнулась. – Могу научить парочке каких-нибудь движений.

– Впервые слышу о таких учителях, – ответила Мирэна, ее вакко-спутник вдруг замигал. – Мне пора уходить! – расстроенно проговорила она. – Завтра жду тебя в это же время тут! – приказным тоном заявила Мирэна, вставая с дивана.

Игорь ничего не ответил, он просто проводил ее взглядом. «Не вариант, знакомиться тут не вариант», – подумал он и растолкал спящую Онику. Они еще посидели немного и пошли дышать свежим воздухом на диванчике у дороги.

– Вот, блин, еще вся ночь впереди, а уже нет сил! – возмутился Игорь, обнимая сонную Онику. Все проходящие мимо них оборачивались и с удивлением смотрели на обнимающуюся парочку.

* * *

Рано утром Игоря разбудил Яван и попытался вытащить на тренировку.

– Я хочу еще поспать, приди в обед, – в полудреме отпихивался Игорь, который был не в состоянии встать. Он слишком много выпил на платформе, у него болела голова и буквально выворачивало наизнанку желудок.

– Мы и так отстаем от графика, эр Лин! Адмирал Лин, прошу вас! – не унимался Яван, стягивая одеяло с Игоря, который спал в одежде.

– Оника! – закричал хриплым голосом Игорь, зацепив край уползающего одеяла. – Спаси!!! – Та приковыляла, на нее вообще было больно смотреть, раза два ее за ночь стошнило. – Опа! Спасительница пришла, ха! Обалдеть можно, бестия, ты ли это?! – начал хрипло смеяться Игорь над «полумертвой» Оникой.

Все же Яван настоял на своем, прислуга принесла стакан какого-то зелья, и Игорю сразу стало легче.

– И блондинке дайте! – подкалывал Игорь растрепанную Варийку.

Яван заставил Игоря вернуть свой прежний цвет волос и переодеться. Вскоре они вылетели на платформу Орионг.

– Что такое бд-код? – спросил Игорь по дороге.

– Я же показывал вам, как работает связь, – покачал головой Яван. – У каждого есть свой код в базе данных, у нас на вакко-спутнике записаны мой бд-код и Оники. С их помощью вы сможете с нами связаться.

– Я про бд-код спрашиваю, Яван? – начал возмущаться Игорь, которому надоело слушать истории от «зарождения жизни на Земле».

– Бд-код считывается с вашего глаза, – ответил Яван, – передается с помощью вашего вакко-спутника, вон та кнопочка на панели.

– Если я даю свой код, значит, я раскрываю, что я Лин?

– Есть закон о конфиденциальности, – важно ответил Яван. – То есть анонимность всегда, как вы представитесь, так и будете в базе для того, кому представились. Он не сможет узнать о вас ничего по бд-коду из базы данных. Также этот закон ограждает всех подданных, живущих на Зиноне, от слежки, что не распространяется на старый Зинон. Поэтому я так спокойно отношусь к вашим ночным прогулкам на Зиноне.

Вернувшись после очередной тренировки, Игорь невозмутимо и важно зашел в дом мимо привычного ему уже скопления народа, желающего с ним поговорить или провести время. Даже милая Эва, стоящая среди поклонников Игоря, была жестоко проигнорирована. Как рассказал Хорро, местные жители вычислили время, когда Игорь возвращался с тренировок, и скапливались именно тогда.

Весь вечер Игорь провел с детьми у озера, с мыслями о том, куда же ему сегодня ночью отправиться. Оника уже пришла в себя, он смотрел на нее, сидящую неподалеку, и ловил ее грустный взгляд, направленный на Аматую и Дирена. Он не удивлялся этому взгляду, ведь рабыни не могли иметь своих детей – по жестоким правилам империи, все рабыни необратимо делались бесплодными…

– Ну что, Оника, ты готова покорить танцпол? – радостно сказал Игорь, когда они остановились напротив нового развлекательного заведения на платформе Атруаж. Оника улыбнулась с жалобным видом – Не переживай, сегодня пить не будем, – обнадежил он, заходя внутрь.

В холе их сразу встретили и проводили в общий зал. В тусклом освещении Игорь увидел огромный бассейн посреди зала, как аквариум на несколько этажей вверх, а вокруг аквариума балкончики со столиками на нескольких ярусах. В бассейне плавали, не поднимаясь на поверхность, голые работницы клуба, развлекая посетителей и приглашая поплавать с ними. Работница клуба, заметив удивление новых посетителей, рассказала, что в этой воде можно свободно дышать и предложила присоединиться к девушкам.

В зале играла скучная музыка, посетителей было побольше, чем во вчерашнем заведении. Кто-то из посетителей в одежде дрейфовал по дну аквариума. Опять вокруг одинокие люди с охраной, ни одной любовной парочки Игорь так и не увидел. Ему хотелось танцевать, а не плавать, и они вышли из клуба. И начали обходить заведение за заведением.

Как оказалось, подобных мест с разными водоемами, стихиями и прочим было очень много, даже с условиями невесомости на танцплощадке попадались. Игорю хотелось «классики», похожей на ту, что посетили они вчера. Но он забыл, в какой именно клуб они ходили.

Наконец, пройдя добрую половину платформы, Игорь нашел то, что искал. Это был огромнейший клуб с танцплощадкой, которой не было конца и края, над ней летали платформы с танцующими девушками и парнями в смешных разноцветных одеждах. Он снова увидел дисплеи и потолок, усеянный звездами. Освещение то тускнело, то становилось ярче, меняя оттенки. Играла заводящая музыка, народу было тьма, многие танцевали.

– Нет, я все-таки буду пить! – начал довольный Игорь, усевшись на королевское кресло за большой красивый стол. Он выбрал место повыше, чтобы всех видеть. – Ты можешь не пить, Оника, не заставляю, – добавил он и заказал напитки.

Игорь начал все больше обращать внимание на окружающих, некоторые сидели рядом друг с другом, но многие просто утыкались в свои спутники и копались там или писали что-то. Танцевали в основном пьяные, причем каждый танцевал будто для себя, не обращая внимания на других, словно в своем замкнутом пространстве.

– Куда мы попали, Оника? – удивлялся Игорь. – Может, это мир зомби?

– Мир зомби? – удивилась незнакомым словам Варийка.

– Нет эмоций, нет чувств, – уточнил Игорь, выпивая рюмку мэро.

– А может, они просто никого не любят? – пыталась рассуждать Оника. Она вспомнила, как сестры ей рассказывали про истории Игоря в бассейне у Крейна.

– Любят? – удивился Игорь. – Ты, оказывается, имеешь свое мнение! – обрадовался Игорь.

– Это ваши мудрости, я просто запомнила! – виновато попыталась оправдаться девушка.

– Ты молодец, что запомнила, – сказал Игорь, обняв Онику. – Ты должна иметь свое мнение, должна рассуждать, чувствовать и обращать внимание на тех, кто рядом, тогда ты не будешь, как они.

– Я не буду, как они, я же рабыня, – скромно проговорила она.

– Когда я адмирал Лин, ты рабыня, а сейчас я Нил, а ты мой друг, ты поняла? – улыбнулся Игорь, подавая ей рюмку. – За дружбу!

Вскоре они направились на танцплощадку, на этот раз шоу было качественней, потому что участники были не очень пьяны. Танцующие «зомби» расступились, с некоторым интересом наблюдая за парочкой.

Игорь начал вспоминать все свои коронные движения, мастерство вновь нашло своего мастера. Через полчаса Игорь устал, с него ручьем лился пот. Оставив Онику танцевать дальше, он вернулся на свое место. По пути назад Игорь заметил, что некоторые девушки и парни сопровождают его взглядом, пытаясь этого не показывать. Многие из них были в мини-масках. Раззадоренный, Игорь помахал некоторым рукой, заметив, как после его жестов те резко отворачивались.

«Что за люди, аморфные тела какие-то», – думал Игорь, любуясь, как выплясывает Оника. А вокруг стояли и смотрели «зомби».

К Игорю подошел какой-то худощавый высокий парень с важной физиономией.

– Я прошу меня простить… Вы не могли бы подойти вон к той девушке? – сказал он, показывая на девушку в полупрозрачной блестящей одежде с короткими ярко-желтыми волосами и в минимаске, сидящую через несколько столиков в окружении четырех парней.

– Сама пусть приходит, у вас там сесть негде, – ответил Игорь, закидывая очередную рюмку. Она ему не очень-то и понравилась, чтобы он к ней бежал по первому зову. Парень поклонился и ушел. Игорь ждал недолго – вскоре девушка пришла сама.

– Прошу простить, если я вас оскорбила, – начала она, встав напротив него. Девушка была примерно его возраста, среднего роста и немного худая. – Я просто хотела взять ваш бд-код! – Услышав эти слова, Игорь чуть не подавился закуской, которую жевал.

«Да что же с этим миром происходит?!» – думал, откашливаясь, Игорь. Девушка стояла и молчала, не понимая его реакции.

– Прошу, присядь за стол. Я Нил!

– А мое имя Ратэна, – ответила она и послушно присела. – Так ты дашь мне свой бд-код, Нил?

– Дам, попозже, сначала выпей со мной, – напористо сказал Игорь. – Выбирай что хочешь, я угощаю, в смысле плачу!

Ратэна улыбнулась:

– Я буду то же, что и ты. – Она обернулась к танцплощадке. – А вон та девушка, она твой телохранитель?

– Ну да, мой верный телохранитель. – Игорь посмотрел на Онику, которая уже подустала, и махнул ей рукой, чтобы шла назад.

– Очень бдительный телохранитель, – засмеялась Ратэна.

«Некоторые зомби умеют шутить, это хорошо», – отметил Игорь, улыбаясь в ответ.

– А зачем тебе их столько? – спросил Игорь, глядя на столпившихся за ее спиной пятерых парней. Варийка встала рядом с Игорем и насторожилась. – Присядь, Оника, все хорошо.

– Я всегда с ними, – удивленно сказала Ратэна. – Они же телохранители.

– И даже когда знакомишься с мужчиной? – улыбнулся Игорь.

Девушка засмущалась и опрокинула рюмку зелья.

– Я не планировала знакомиться ночью, – ответила она и выпила еще мэро. – Мне просто не спится, я хотела отвлечься.

– А почему все же познакомилась?

– Ты необычный, я сразу заметила, – начала Ратэна, уже немного расслабившись. – Танцуешь… мне очень понравился твой необычный танец.

– Я учитель странных танцев! – повторил свой новый «имидж-бренд» Игорь.

Она не спрашивала Игоря, откуда он или почему в маске, и не рассказывала подобного ему. Они пили и болтали, только тени, стоявшие позади Ратэны, немного смущали его.

– А ты можешь показать, как танцуют твои телохранители? – спросил хитрый Игорь, наконец пододвинув свое кресло поближе к ней. Девушка отправила телохранителей танцевать вместе с Оникой.

– В том конце зала есть хорошие диваны, мы могли бы сесть там, – предложила Ратэна, проявив инициативу.

И они направились туда. Ратэна была уже в легком опьянении. Игорь недолго думая прижался к ней поближе, та совсем не показывала недовольства.

– Я говорил тебе, что я учитель? – переспросил Игорь, взяв ее за руку с большим количеством украшений.

– Да, танцев, – улыбнулась Ратэна.

– Не только! – заявил Игорь. – Я еще учитель поцелуев!

– Не поняла тебя, Нил? – удивилась она – Это как?

Через секунду он поцеловал ее в губы, она не стала сопротивляться и поцеловала его в ответ. Затем он пустил в ход свой язык.

Ратэна была очень удивлена, что так вообще можно и что так бывает приятно. Она не могла оторваться и не могла сопротивляться, будто таяла в его объятиях. Потом Игорь решил пойти дальше и начал трогать ее живот, затем выше, дошел до ее маленькой груди, но она вдруг остановила его.

«Да что ты будешь делать, а!» – возмущенно подумал он, выдавливая из себя улыбку, будто не сильно-то и настаивал на продолжении.

– Тут неприлично, – неожиданно сказала Ратэна. – Есть другие места.

После этой фразы Игорь почувствовал откровенное возбуждение.

– Давай сбежим от своих хвостов? – предложил он.

– Нет, нельзя, – вздыхая, ответила девушка. – Их казнят, если я сбегу.

«Надо же, у нее есть чувство жалости к рабам», – заметил про себя Игорь. Вскоре они всей «огромной семьей» вышли из клуба.

– Полетели на платформу Отаван! – воскликнула Ратэна. – Там можно все!

Под словом «все» она имела ввиду интимные отношения. Когда они прилетели туда, то это стало понятно и Игорю – вся платформа была усеяна гостиницами, над которыми красовались рекламные интерактивные дисплеи с раздетыми женщинами и мужчинами.

Они забежали в первую же попавшуюся гостиницу. Смеясь в два голоса, ворвались в комнату, захлопнув перед носами телохранителей дверь. По дороге Игорь успел заказать в вакко-потоке бутылку мэро.

Они сели на кровать, Игорь принялся распивать бутылку. Ратэна не стала долго ждать и, откинув бутылку в сторону, полезла снова целоваться. Игорь начал ее раздевать, у него не получалось, он не понимал, как снять эту непонятную ему одежду.

Девушка сразу сообразила, в чем сбой, и разделась сама, обнажив свое бледненькое, но подтянутое тело. «Да что ж это такое, вот беда!» – расстроился немного Игорь, который опять увидел небритый пах. Он тоже разделся и залез на Ратэну сверху. Несмотря на затемненные мини-маской глаза, он сумел уловить бешеный блеск в ее взгляде. От нее пахло земными апельсинами, этот сладкий запах еще больше возбуждал Игоря.

Они снова начали целоваться, он стал ласкать ее между ног, а она взяла его за член, как показалось Игорю, очень грубо. Когда он вошел в нее, она задрожала от блаженства и громко застонала. Игорю даже стало неловко перед Оникой, которая стояла за дверью и все это слушала. Ратэна очень старательно двигалась и сильно прижимала к себе Игоря, когда тот входил в нее. Он долго держался, пытаясь сконцентрироваться, но оргазм испытать не получалось. Она тоже не могла, но было видно, что ей очень хорошо. Игорь предложил поменять позу, чтобы он был сзади. Вскоре, обессилевший, он рухнул на кровать, тяжело дыша.

«Старый стал, теряю сноровку, – подумал он, глядя, как Ратэна начала молча одеваться. – Варийки разбаловали».

Через минуту она ушла, не сказав ни слова. А голый Игорь поднял свою бутылку и, сидя на кровати, стал допивать остатки мэро. Прискакала Оника и пристроилась сбоку, обхватив двумя руками руку Игоря, она склонила свою голову на его плечо. В тот момент ему стало перед ней стыдно.

Глава девятая

Обещание

Еще трое суток Игорь с Оникой пропадали, не появляясь дома. Каждый раз, когда Яван вызывал Игоря на связь, тот либо был уже пьян, либо был с девушкой, либо все сразу. Только Оника сумела доходчиво объяснить обеспокоенному Явану, что все хорошо и Игорь жив, здоров и они скоро, не сегодня, так завтра, прилетят домой.

Эти ночи в заведениях Игорь провел очень продуктивно, теперь он выбирал девушек, а не брал в оборот первую попавшуюся подошедшую пассию. Схема была несложной: они приходили в клуб, если все нравилось, Игорь высматривал себе одну или несколько красивых девушек, далее привлекал их внимание своим шоу, после чего подходил и без особых трудностей знакомился. С ним даже хотел познакомиться парень, но Игорь тактично и вежливо отказал ему, припугнув Оникой. Все девушки были без ума от поцелуев и танцев Игоря, они с особым интересом слушали его пьяную болтовню. В постели все было с переменным успехом, две девушки даже настаивали на повторных свиданиях. Однако Игорь каждый раз убеждался, что самая лучшая искусница в постели – это Варийка. После каждой интимной встречи в его душе была какая-то пустота, которую потом приходила и заполняла Оника. Игорь остался доволен собой, не дав никому свой бд-код. Он взял на заметку, что есть такая весьма полезная платформа Атаван, на которой можно «все».

Игорь обошел практически каждое второе заведение платформы Атруаж, они с Оникой там и завтракали, и обедали, и ужинали, купались, даже нашли, где можно переодеваться. Игорь всегда выбирал самую дорогую еду и напитки – так и спрашивал, что есть подороже, по принципу: чем больше стоит, тем вкуснее и полезнее.

Он был в восторге от погоды Зинона. Что ночью, что днем температура была почти одинаковая – не жарко и не холодно, в дневное время всегда светило солнце, иногда обдувал приятный ветерок.

В последний день Игорь случайно забрел в уже знакомое место, это был их первый ночной клуб, где он встретил ту странную девушку с золотистыми волосами. Хотя он уже не считал ее такой странной, после общения с тремя не менее странными девушками, его мнение стало более объективным. Однако он сильно удивился, когда к нему подошла работница клуба и сказала, что несколько дней назад его очень искала та самая Мирэна.

* * *

И вот, уставшие и измотанные, они прилетели домой после полудня. Приземлившись, Игорь заметил одиноко стоящего неподалеку от его дома человека. Это был Катэр, который при виде Игоря поспешил к нему с прищуренным глазом и ехидной улыбкой.

«Этому что тут надо?» – подумал Игорь, остановившись.

– Приветствую вас, эр Лин-оун! – поздоровался Катэр.

– Приветствую, эр Катэр-оун! – с опаской ответил Игорь. – Ты что-то хотел? Может, зайдешь в дом?

– Нет-нет… ничего особенного, – начал Катэр. – Просто убедился, что с вами все в порядке.

– А что со мной может быть не так?! – спросил строгим голосом возмутившийся Игорь.

– Я слышал, что вы стали увлекаться ночными прогулками, – проговорил Катэр, продолжая улыбаться. – Я лишь хотел предостеречь вас от случайных знакомств, они могут быть для вас опасны.

– Это почему же? – нахмурился Игорь.

– Не забывайте, что на вас не раз покушались, будьте осторожнее, я в свою очередь постараюсь, чтобы этого не произошло, ведь это моя работа – обеспечивать безопасность вашу и других подданных империи, – сказал ехидно Катэр и откланялся.

– Я знаю, что ты хорошо выполняешь свою работу, – ответил вслед уходящему Катэру Игорь. – Яван не даст соврать, что хорошо!

Услышав последние слова Игоря, Катэр нахмурился.

«Не только ты один остряк», – подумал Игорь, провожая взглядом улетающего Катэра.

В доме ждал разъяренный Яван. Хорро успел шепнуть на ухо Игорю, что детям он сказал, что их отец улетал по делам и все в порядке. В комнате Яван попытался отчитать его, но у Игоря болела голова, и он был еще немного пьян, и Яван сам получил от него небольшую взбучку за любознательность его брата.

– Эр Лин-оун, с вами на связь хочет выйти Ламберт, – забежал суетливый Хорро. – Он уже прибыл и ждет на флагмане.

– Сюда пусть летит! – скомандовал Игорь. – Яван, а ты не стони тут, завтра начнем постоянные тренировки. Если хочешь, удвоим время, только не стони!

– Хорошо, хорошо, эр Лин-оун, – откланивался получивший по шапке Яван. – Просто не забывайте, что осталось менее тридцати суток до начала чемпионата… – Он резко замолчал, видя, как Игорь надувается, набирая воздух для нового всплеска эмоций, и спешно вышел из комнаты.

– Эр Лин-оун, ему возможно попасть на Зинон только в качестве вашего раба, – уточнил Хорро. – Отдать распоряжение?

– Нет. А на старый Зинон или платформу Орионг? – спросил Игорь, Хорро утвердительно кивнул.

Игорь весь оставшийся день спал, а ночью его начала мучить бессонница. Он думал о последнем разговоре с Катэром, его фраза «Я лишь хотел предостеречь вас от случайных знакомств, они могут быть для вас опасны» звучала как-то двусмысленно. Игорю было некомфортно от мысли, что Катэр сует свой длинный нос куда не следует и, возможно, следит за ним. И Явану, который убеждал, что слежка невозможна, он не верил.

Игорь решил выйти в сад развеяться, и там услышал детские голоса в кустарнике. Дети о чем-то спорили. Игорь хотел возмутиться – что они делают ночью в саду? – но, услышав, как Дирен говорит, что он не их отец, притаился и запаниковал.

– Дирен, ты говоришь глупости, – говорила вполголоса Аматуя. – Его не было очень долго, он изменился, вот и все.

– Нет, это не наш отец, – настаивал Дирен, – он другой, я нашего отца знаю! Давай сбежим к маминой сестре на старый Зинон.

– Не говори глупостей, никуда мы не побежим, он наш отец, я уверена!

– Он куда-то спрятал Эвару! – не унимался Дирен.

Игорю было достаточно услышанного, он аккуратно удалился. Теперь Аматуя и Дирен были в большой опасности. Если они расскажут о своих подозрениях Хорро или узнает Яван, их могут просто убить. К тому же детям ничего не стоило написать о своих подозрениях в базу данных – на всеобщее обозрение. Игорь был в смятении, нужно было что-то решить самому, пока не приняли меры креалимские агенты.

* * *

На первое время Игорь не нашел ничего лучше, кроме как приставить к детям Онику. Хорро не раз упоминал, что в доме постоянно слонялось без дела около двадцати обученных телохранителей, служивших уже очень давно и преданно семье Лина, но Игорь не доверял ни управляющему, ни работникам дома.

На платформе Орионг его встретил Ламберт. При виде Явана он не стал ничего говорить, они отошли в отдельный кабинет, который находился в их ангаре.

– Я передал Зеру адмиралу Шерону, как вы и сказали, – доложил Ламберт, проверив комнату на прослушку. – Он прислал вам ответ, – сказал он и вручил Игорю карточку.

– Благодарю тебя, Ламберт, – улыбнулся Игорь. – Что-то еще? – Он заметил, что тот встревожен.

– Вы обещали помочь… – начал Ламберт. – Мне необходим Граус, хотя бы на время…

– Что?! Что за Граус? – Игорь не понимал, о чем идет речь.

– Адмирал Лин, Граус Гурона, моя жена больна, вы говорили, что поможете! – Ламберт был сильно взволнован. Игорь по-прежнему ничего не мог понять.

– Я могу помочь этим, – Игорь протянул свои вакко-кольца.

При виде колец Ламберт побледнел и схватился за голову.

– Как же я мог ошибиться! – вскричал он, шагая по комнате. – Это не он, не он! – причитал Ламберт себе под нос. – Ну я же видел, он не смог его убить, как же я просчитался?!

Вдруг он замолчал и повернулся к Игорю, у которого был вид нашкодившего пса.

– Этим! Эркара не лечится! – сказал он, ударив Игоря по ладони с кольцами так, что те покатились по комнате. Игорь не знал, как реагировать на это, и вытащил вакко-меч.

При виде рассерженного адмирала Ламберт опомнился и упал на колено.

– Позвольте мне полететь к жене! Обещаю, я вернусь! – взмолился Ламберт. – Я прошу меня извинить, я сорвался, мне нужно увидеть жену, прошу!

Игорь не совсем понял, что от него хотел Ламберт, но чувствовал, что как-то обманул его надежды, что не сдержал слово и не в состоянии спасти его жену от неизлечимой болезни эркары.

– Я всегда держу свое слово, – попытался утешить Ламберта Игорь. – Будь с ней столько, сколько потребуется, я тебя отпускаю. Если нужны деньги, я дам сколько нужно.

– Я слишком много времени потерял… слишком много, – уходя, продолжал причитать Ламберт. – Я же шел по его следу…

Игорь остался в комнате один наедине со своими спутанными мыслями. Он думал, что Ламберт знал о подмене Лин-оуна, а оказалось, что он принял Игоря за совершенно другого человека по не совсем понятной причине. Вероятно, когда появился Гелиор, Ламберт подумал, что Игорь и есть тот, кого он ищет. Ведь именно тогда он изменил свое мнение и решил остаться. А вот что такое Граус Гурона, Игорю еще предстояло выяснить.

В комнату заглянул Яван, Игорь попросил его подождать снаружи еще немного, он хотел послушать сообщение Шерона.

– Приветствую вас, адмирал высшего класса армады Зинона Лин-оун! – началось сообщение Шерона. – Примите мои поздравления по поводу вашего назначения! Мне передали от вас рабыню Зеру, можете не беспокоиться, ее никто не тронет, она под моей личной защитой. Насчет поисковой группы у меня плохие новости: с крейсером пропала связь. Взяв инициативу на себя, я отправил усиленную группу, не дожидаясь ваших распоряжений. Больше новостей никаких нет… И еще, адмирал Лин-оун, если вдруг случится, что мы больше с вами не встретимся, я должен вам сказать, что у вас, великого и беспощадного адмирала Лин-оуна, доброе и благородное сердце.

«Единственный человек, кому я могу доверять», – подумал Игорь, растирая пальцами пыль от рассыпавшейся карточки.

На тренировке Игорь не мог сосредоточиться и чуть не покалечил роботом одного из инженеров. Его голова была занята мыслями о ситуации, произошедшей с Ламбертом.

Вернувшись вечером, он начал искать по базе данных, что же такое Граус Гурона. Единственное, что он сумел узнать, так это то, что это какая-то древняя вещь, о которой может быть написано в древних книгах. Это навело Игоря на мысль, что нужно вновь посетить библиотеку Дэш на старом Зиноне и расспросить Ривер – может, она знает что-то.

Глава десятая

Библиотека Дэш

Утром Игорь, не дожидаясь Явана, в одиночку отправился на старый Зинон, сказав Хорро, что прибудет сразу на платформу Орионг, но позже. Ему не хотелось объяснять Явану причину своего отлета. На транспорте он, как всегда, переоделся в вакко-костюм, сняв знак адмирала высшего класса, взял с собой меч, на всякий случай в кармашке было припрятано кольцо Эвары. Теперь он почти везде носил свою темно-синюю мини-маску.

Когда он прилетел, на старом Зиноне был уже вечер. Заказав себе самый роскошный транспорт, Игорь легко и с комфортом добрался до библиотеки. Как он и опасался, время близилось к ее закрытию, поэтому он поспешил к Ривер. В холле никого не было, и он направился в зал.

– О, адмирал Лин?! – Ривер была сильно удивлена, увидев прыгающего с балкона по ступенькам Игоря, которого она узнала по костюму.

– Приветствую, Ривер! Не закрывайся, пожалуйста! – попросил он, подбегая к Ривер, которая замерла на месте в ожидании того, что же будет дальше.

– Чем обязана в столь поздний час? – спросила она, изображая усталость.

– Нужна помощь, Ривер… Я знаю, ты разбираешься в этом! – ответил Игорь, выключая мини-маску.

– Неожиданно! – улыбнулась женщина и, пододвинув себе стул, села. – Я буду рада вам помочь, если сумею.

– Мне нужно узнать, что такое Граус Гурона, – сказал Игорь, облокотившись на стопку книг, стоящую неподалеку. Ривер почесала голову, несколько раз повторяя слово «Гурона».

– Похоже на Шомерскую тематику, – начала она. – В древних книгах о нем много всего, а вот про Граус я не слышала. – Женщина развела руками.

– Ну… а… книжку про Шомеров я могу полистать? – бодро спросил Игорь.

Ривер округлила глаза, надула щеки и протяженно выдохнула.

– Вам какую конкретно? Их почти двадцать миллионов.

– Это откуда столько-то?! – разочарованно спросил он. – А по алфавиту там можно как-нибудь поискать? Мне нужна-то одна буква «Г» на два слова.

– Это вы где такое видели? – рассмеялась Ривер. – Чтобы по алфавиту книги раскладывали!

– А как их раскладывают? – недоумевал Игорь.

– По номерам! – продолжала смеяться она. – Все лежат в своих ячейках по номерам, уже много-много лет.

– По номерам? – задумался Игорь, пересчитывая на пальцах количество знаков своей цифры, которую он искал недавно в базе – Ты сказала, двадцать миллионов книг?

– Около того, в библиотечной базе точная цифра есть, если вам это поможет, – улыбалась Ривер.

– Поможет! – торжественно проговорил Игорь. Ривер уже снова собиралась засмеяться. – Мне нужна четырнадцать миллионов семьсот двадцать одна тысяча семьсот сорок первая! – вдруг заявил он.

– Интересно, – удивилась она. – Вполне логичный выбор! – Ривер оказалась острячкой. – Сейчас запишу. – Она посмотрела на Игоря и, убедившись, что он спросил вполне серьезно, пошла к своему столу, где на дисплее начала копаться в базе библиотеки.

Игорь смотрел на взъерошенную прическу Ривер сквозь интерактивную панель, которую она старательно перекапывала в поисках нужной книги. Пару раз она переспросила номер, и после каждого ответа Игорь переживал, что она скажет, что книги под таким номером нет.

– Нашла! – воскликнула Ривер. – Запоминайте: сорок три, двенадцать, сто шесть! – Это были номера стеллажа, ряда и книги по счету в ряду.

Женщина повела его к заветной книге в другой конец библиотеки. Там она передвинула несколько рычагов, затем они поднялись по винтовой лестнице на пару этажей вверх.

– Нашшшла! – прошипела Ривер, пытаясь достать книгу из ячейки. – Она очень тяжелая, помогите мне, адмирал Лин.

Игорь с трудом вытащил книгу, которая весила, наверное, килограммов двадцать.

– Вот оно что, – произнесла Ривер, стирая с книги пыль. – Похоже, что обложка у нее из амира, но странно – такой дорогой металл, а хозяина нет.

– Ничего не понимаю, – прокомментировал Игорь, рассматривая темно-фиолетовую обложку, на которой были изображены непонятные для него символы.

Они спустились, Ривер подтащила стол со стулом поближе.

– Адмирал Лин, я прошу меня извинить, я очень устала, – начала жалобно она. – Посмотрите книгу и верните на место, а я пойду спать, вон туда. – Она указала на дальний угол зала. – Будете уходить, разбудите меня, я закрою за вами двери, – сказала Ривер и поковыляла спать.

«Еще бы ты не устала, стулья со столами передвигать туда-сюда, – подумал Игорь, стряхивая со стола пыль от книги. – Спать на работе, какой ужас! Как же эту работу надо любить!» – усмехнулся он и открыл книгу. В зале потускнел свет, сам стол с помощью какого-то поля хорошо подсвечивал книгу.

Грохот от раскрытой металлической обложки, упавшей на стол, разнесся по всему залу.

– У вас все хорошо? – послышался голос Ривер из-за стеллажа.

– Да, да, все нормально, отдыхай, я постараюсь не шуметь, – ответил Игорь и начал перелистывать книгу то в одну сторону, то в другую. Страницы были похожи на бежевую шершавую, но очень плотную бумагу, однако они были очень тонкими и хорошо гнулись.

– Все эти серые иероглифы… ни хрена не разберешь, – ругался себе под нос Игорь. Затем он вернулся в начало, к первой странице. Заметив там кусочек какой-то грязи, он попытался стереть его пальцем. Что-то острое укололо его до крови. Игорь вскрикнул от неожиданности, отдернув руку.

– У вас точно все хорошо? – снова раздался голос Ривер.

– Да, да-а… – ответил Игорь, увидев, как что-то странное происходит с книгой. Страницы стали наполняться красками, на первой странице начал вырисовываться фиолетовым цветом знак, тот самый знак, что он видел на фотографии дома в Москве, и он же был внутри пирамиды на стене. С того первого совпадения в пирамиде Игорь так всерьез и не задумывался о знаке, череда более впечатляющих событий отвлекла тогда его мысли.

«Это не может быть совпадением!» – его переполняло любопытство, и в то же время беспокойство, что все это не просто так, все это заранее спланировано: весь путь от его квартиры до этой ячейки с книгой, и, вероятно, даже падение на планету. «Как это может быть возможным? Неужели есть другая сила, которая привела меня сюда? Не агенты Креалима, а кто-то другой… Тот водитель, он указал мне эту книгу…» – мысли Игоря были о московском водителе. Он вспомнил, как тот говорил ему, чтобы он не верил другим… Он имел в виду агентов, вряд ли кого-то еще.

Игорь начал разбирать символы, частично стал читать фразы, язык был похож на зинонский. «Шомеры – это высшая раса, не подвластная телепатии Гелиоров» – читал он отрывки текста, перелистывая страницы с неразборчивым текстом.

«Шомеры терпели поражение в войне и нашли силу в Квазаре. У силы было две стороны – созидать жизнь и разрушать ее… Шомеры вложили силу разрушения Квазара в звездные корабли», – после этих строк Игорь вспомнил, что Кара рассказывала ему о каменном флоте. Возможно, речь шла именно об этих кораблях.

«Шомер Гурон был против и отрекся от братьев, он создал три Грауса и вложил в них созидательную силу Квазара».

Игорь дошел до желаемой информации. Было сложно разобрать весь текст.

«Звездные корабли уничтожили Гелиоров… Два Грауса Гурона перешли хранителям истории Зинона и Креалима, с помощью третьего Грауса Гурон отправил семь созидателей жизни Шомеров в новые миры… Звездными кораблями мог управлять один Шомер, имеющий единую печать. Тот, имеющий единую печать, отдавал силу звездным кораблям, на место его становился новый, в конце остался один. Увидев истину, он заточил себя и единую печать далеко от Гурона, и не осталось никого».

У Игоря в памяти промелькнули рисунки на стене внутри пирамиды, возможно, они говорили именно об этом.

«Самолеты над человечками с большими головами – это каменный флот, побеждающий Гелиоров; человечки с маленькими головами, где изображен ряд и в конце один, – это Шомеры; черточка над головой – это печать. А круг с человечком внутри и с выходящими лучами в семь разных направлений – это Гурон и семь созидателей жизни Шомеров, отправленных в новые миры, все сходится», – размышлял Игорь.

«Неужели Ламберт подумал, что я какой-то последователь Гурона? Он увидел, что Гелиор не смог на меня воздействовать, и поэтому решил, что я Шомер?».

Игорь понимал, что Ламберт знает что-то еще, возможно, он искал последователей древнего Гурона, чтобы взять его Граус, который может вылечить жену. Он стал читать дальше:

«Перед зовом печати никто не мог устоять, даже Гурон. Он искал ее знак…»

Вдруг в зале раздался звук от упавшей книги где-то через два стеллажа, который прервал его чтение.

– Ривер? – Игорь встал из-за стола. В тускло освещенном зале стало даже страшновато. Никто ему не отвечал.

«Ага, хрен я туда пойду», – испуганно подумал он, доставая вакко-меч. Стараясь не шуметь, Игорь пошел в сторону, где должна была быть Ривер.

За последним стеллажом он увидел ее, спящую прямо в одежде на какой-то раскладушке.

– Проснись, Ривер, – прошептал Игорь, расталкивая женщину.

– Вы закончили? – спросила сонная Ривер, не открывая глаз.

– Нет, но в зале кто-то еще ходит, – взволнованно ответил Игорь.

– Да не может быть, я ж закрыла, – удивилась она и поднялась с кровати. В зале снова раздался звук от еще одной упавшей книги. – Ой, а… они иногда сползают и падают… Так вы все?

– Ривер, включи свет, мне не нравится все это, – настаивал Игорь, держа в руке наготове вакко-меч.

– А вы точно адмирал Лин? – попыталась пошутить женщина, направляясь в зал. – Бесстрашный адмирал, – улыбалась Ривер, уверенно шагая к панели, которая была за ее столом, затем включила свет и недовольно прищурила глаза, глядя на панель. – Я же закрывала дверь, – удивилась она.

Игорь спешно вернулся к своему столу и с ужасом обнаружил, что книга пропала.

«Кто бы сомневался, что именно так и будет», – возмущенно подумал он.

– Ривер, сколько стоит эта книга?

– Что вы сказали?

– Сколько я тебе должен за книгу? – громко крикнул Игорь. – Добавь еще туда стоимость дома тебе за помощь и беспокойство.

Они целый час искали книгу, обойдя зал вдоль и поперек несколько раз, но безуспешно – никаких следов.

Как выяснилось, дочь уважаемого адмирала Пакрина была бездомной, жила в библиотеке. Из-за долгов ее семье пришлось продать практически все имущество. В своем письме дочери Пакрин писал о том, что вскоре им придется переехать из столицы в одну из колоний, где после его увольнения у него будет более или менее достойная работа.

– Я не понял, Ривер, – нахмурился Игорь после недолгих уговоров взять деньги. – Ты меня хочешь оскорбить?!

Ривер старалась не показывать свой жалкий вид, но, когда он услышал ее рассказ, он не мог остаться равнодушным. Ривер была гордой и ни за что не хотела принимать помощь. Только благодаря своему «ораторскому» искусству Игорь сумел переубедить ее и даже испугать. Он перечислил ей один миллион ринн прямо в зале через вакко-спутники. Этих денег она за всю свою жизнь не могла бы заработать.

– У вас доброе сердце, адмирал Лин, – сказала Ривер словами Шерона, вытирая слезы радости. – Но все равно слишком много, за книжку я бы максимум взяла ринн пять, не больше, она все равно по учету, как обычная, а хороший дом купила бы за двадцать тысяч, если уж вы настаиваете. А теперь я богачка, хоть меняй бесполезный титул «оун» на «рин». Я вам безмерно благодарна.

«Да мне не жалко Ривер, для меня ваши деньги – пустота», – думал, глядя на счастливую женщину Игорь. Ему не хватало этого – видеть откровенно радующегося человека. Сейчас в его возможностях было изменить жизнь почти любого подданного, не прилагая никаких усилий. Он вспоминал, как унижался в Москве за каждую копейку, а сейчас легким движением руки отдал человеку целое состояние, которое для него ровным счетом ничего не значило.

Попрощавшись с Ривер, Игорь вышел на улицу. Его мучили вопросы. Кто же украл книгу? И что вообще от него хотят те, кто привел его к этой книге?

Глава одиннадцатая

Вот дитя малое!

Игорь увидел, как приближается транспортник, который он вызвал. Но, не долетев пару метров, он вдруг резко улетел прочь. Когда Игорь обернулся, то увидел толпу людей, приближающуюся к нему, видимо, транспортник спугнули именно они. К несчастью для него, место, где он стоял у библиотеки, было безлюдным, со всех сторон высились здания. Некуда было бежать, единственный переулок был тот, из которого вышли эти незнакомые люди. Их было девять, они были одеты в темные одежды, на лицах у них были маски.

Игорь замер в ожидании нападения, держа наготове вакко-меч. Толпа остановилась за пять метров до него.

– Приветствуем вас, благородный подданный! – выкрикнул один из толпы, выходя немного вперед. Видимо, это был их главный. – Вы ведь понимаете, что нам не нужна ваша жизнь – только имущество.

– Мне тоже не нужны ваши жизни, – ответил Игорь. Он не смог скрыть в своем голосе нотки волнения и страха. – И имущество ваше тоже мне не нужно!

Кто-то в толпе засмеялся.

– Ну вот и решили, – продолжил главарь с насмешкой. – То есть мы можем идти целыми и невредимыми?

Толпа начала окружать Игоря, тот вытащил вакко-лезвие и попятился назад.

Заметив, что у главаря тоже есть вакко-меч, Игорь достал из кармана кольцо Эвары и надел его.

– У него форма военного, может, не стоит, – сказал кто-то негромко из толпы.

– Я не боюсь военного! – ответил надменно главарь, подступая к Игорю. – Он в руках-то оружие неправильно держит, а я мастер меча!

У остальных не было оружия, как заметил Игорь, они осторожно обходили его по сторонам.

– У тебя последний шанс! – сказал главарь, остановившись на расстоянии выпада. – Зачем тебе умирать?

Игорь слышал эти слова уже медленно, он вспомнил бой с Друманом, ощущения, которые испытывал он сейчас от кольца, помогали ему успокоиться и сконцентрироваться.

Главарь атаковал – сделав выпад вперед, он пытался попасть в грудь, пользуясь своими длинными руками. Но Игорь неуклюже отбил удар, толпа начала смеяться, радостно выкрикивая всяческие оскорбления и советы по поводу того, что же в первую очередь отрубить непокорному прохожему. Они увидели, что Игорь действительно плохо владеет мечом, и главарь это понял и расслабился. Он начал играть с Игорем, яростно ударяя лезвием по его лезвию, сыпались искры, это падали раскаленные вакко-роботы. Импульсы от удара были крайне неприятные и отдавали в запястье, еще немного и Игорь выпустит меч из рук.

В это время у него от давления уже начала болеть голова, и он решил повторить ложный выпад, который помог ему одолеть Друмана.

Главарь в очередной раз замахнулся, чтобы ударить по мечу Игоря, но тот увел свой в сторону, затем шагнул вперед с опущенным мечом. Однако главарь не придал этому значения и хотел отступить стороной, видимо посчитав, что тот совсем не владеет оружием. Игорь увидел медленный отход главаря и, повернув корпус, с размаху нанес удар мимо поставленного блока главаря, который не ожидал от него такой быстроты. Удар пришелся по правому плечу и частично спине. Главарь упал, выронив вакко-меч.

Кто-то слева попытался схватить Игоря, но тот остановил и его, разрубив от левого плеча до правого бедра. Вакко-костюм автоматически наращивал усилия и уже достаточно разогнался к тому времени, так что вакко-лезвие прошло, как по маслу. Когда следующему он разрубил голову, промахнувшись мимо шеи, толпа начала убегать.

Игорь снял кольцо Эвары, только когда те скрылись. Главарь лежал на земле, истекая кровью, и жалобно стонал.

– Прошу тебя, не убивай! – закричал он, видя, как Игорь поднес к его горлу вакко-лезвие.

– Бросайте оружие! – вдруг крикнул кто-то неподалеку. Игорь обернулся и увидел прыгающих из транспортника людей в темно-зеленых вакко-костюмах, с голубой полоской от левого плеча.

– Бросьте оружие и снимите маску! – повторил подбегающий человек, у него в руках был бластер, который он направил на Игоря.

Игорь убрал меч и снял мини-маску.

– Бросайте! – яростно крикнул человек. – Адмирал Лин-оун?! – вдруг удивленно произнес он, узнав Игоря.

– Да? – Игорь нахмурил брови, у него из носа на землю капала кровь.

– Я прошу меня извинить! – поклонился человек, убрав оружие. – Мое имя эр Ваук, служба безопасности Одрезинона. Как вы тут оказались без телохранителей? Вы целы?

– Навещал Ривер-оун, работницу библиотеки Дэш, – важно ответил Игорь, вытирая рукой кровь. – Почему так долго?! – возмутился он, чтобы подчеркнуть свою значимость.

– Я, я прошу извинить…

– Хватит извиняться, Ваук! – грозно перебил Игорь. – Мне стоит рассказать Катэру о вашей плохой работе!

– Нет, не надо, прошу! – взмолился Ваук. В это время подбежали еще двое. – Мы спешили, как могли, прошу, не говорите!

– Хорошо, – надменно ответил Игорь. – Этот инцидент останется между нами, ты понял?! – Ему не хотелось, чтобы Катэр узнал о том, что он тут был, и к тому же один. Это было бы очень странным для адмирала высшего класса – находиться в темном переулке старого Зинона ночью, да еще и без телохранителей.

– Адмирал Лин-оун! – кричал радостно главарь, которого уже уносили в транспортник. – Простите меня, я не знал! Я ваш большой поклонник! Вы самый хитрый адмирал в галактике, я убедился в этом сам! Для меня была честь… – Дверь транспортника захлопнулась.

Подоспел медицинский робот и остановил у Игоря кровь. Его доставили до посадочной платформы на транспорте службы безопасности. Оттуда он отправился на платформу Орионг.

* * *

Игоря встретил Яван, предупредив о незваном госте в лице старого знакомого Лина эр Донав-рина, что дожидался его в ангаре. По дороге Яван вкратце рассказал о нём, очередной «старый знакомый» очень обеспокоил Игоря. В ангаре уже находилось много посторонних людей.

– О! Адмирал Лин-оун, приветствую вас! – воскликнул Донав, увидев приближающегося Игоря.

– Приветствую, Донав! – ответил без особой радости Игорь и, заметив среди его телохранителей Эву, подумал: «А этой мелочевке что тут надо!?»

– О, вы, видимо, знакомы… – Донав повернулся к ней. – Это моя дочь Эва, это она настояла приехать на мою тренировку, а потом вдруг погнала меня к вам сюда, она ваша большая поклонница, эр Лин!

Эва стояла в сером комбинезоне, с ярко-желтыми волосами и мило улыбалась.

– Д-а-а, – протянул Игорь, вспоминая фирменное «кое-что» Эвы и посматривая на ее довольно-таки внушительного и грозного на вид отца.

– Я могу ее оставить с вами на время? – начал Донав. – Она очень хотела посмотреть вашу тренировку, но вы не бываете на тренировочной арене.

– Нет, к сожалению, у нас закрытая тренировка! – вмешался Яван, видя, что Игорь замешкался с ответом.

Эва жалобно посмотрела на Игоря своими ярко накрашенными очаровательными карими глазками, но тот лишь пожал плечами.

Уходя, Донав пригласил Игоря на ужин, и тот не смог отказать, не сумев с ходу придумать весомой причины. Эва загорелась от счастья.

– Донав правильно заметил, адмирал Лин, – начал Яван, когда выпроводили всех. – Нам пора бы уже выходить на тренировочную арену, иначе вы до чемпионата не узнаете, что это такое.

– Ты же видишь, как я управляю, – ответил Игорь, вздыхая. – Все сразу поймут, что я дилетант. Давай выйдем на левом роботе, чтоб меня не вычислили, а Аноха пусть стоит пока.

Предложение Игоря оказалось разумным. Аноха есть только у Игоря, выйди тот на тренировочную арену с ним, и все взоры сразу устремятся на него, а обычный робот не привлечет внимания.

Руки Игоря никак не могли привыкнуть к этим интерактивным рычагам, дисплей, показывающий местность, ему тоже был очень неудобен. Первые полчаса приходилось привыкать к управлению. Хотя Яван видел заметный прогресс: Игорь научился быстро переключать оружие и уклоняться от дальних атак. На арене им предстояло научиться прыгать и бегать – то, что они не могли делать в небольшом для подобных тренировок ангаре.

Панель управления на роботе Ореон оказалась немного проще, а динамика движения и реакция на команды – лучше. Этот робот был более распространен и доступен по цене. Как известно, роботы стоили очень дорого, а их обслуживание обходилось не дешевле, даже богатейшие люди не могли позволить себе иметь более одного. Каждый робот практически стоил целого крейсера с полным боевым оснащением. Поэтому мало кто мог позволить себе вообще участвовать на Орионге, только самые богатые и известные люди империи, отсюда и престиж чемпионата.

В динамике Игорю больше понравилось тренироваться, он быстро учился маневрам. Яван давал инструкции через связь в кабине пилота, Игорь выполнял все достаточно хорошо для первого раза.

– У вас отлично получается! – похвалил его Яван, когда они вернулись на Зинон. В его глазах наконец загорелась надежда, он увидел перспективы.

Они отправились в гости к Донаву в его роскошный особняк. Как выяснилось, он жил отдельно от дочери, у нее был свой дом, который уже посещал Игорь.

Увидев, что пришел Яван, Донав был не очень доволен. Но деваться было некуда, он пригласил всех к столу, за которым собрались все члены его семьи и еще несколько друзей.

Игорь присел за стол, обратив внимание на сияющую Эву, которая сидела в очень вызывающей кофточке с грудью навыкате, казал ось еще миллиметр – и покажутся розовые ореолы. Ее белые кучерявые волосы так и играли, спадая водопадом по хрупким плечикам.

«Как же часто она меняет прически! – удивленного подумал Игорь, не отрывая глаз от ее груди. – Я бы ее прямо сейчас взял».

Рядом с дочерью сидела ее мать, не менее привлекательная, чем Эва.

– Моя жена Гевана-рин, – представил ее Донав, также он представил и своих друзей. – Для нас будет большая честь, если вы скажете тост, адмирал Лин, вы ведь самый главный среди нас, – добавил он в конце.

– За вашу семью! – предложил Игорь и отпил немного из стакана с вином.

– Не, не! – закричал, смеясь, Донав. – За семью до дна!

– Предлагаю каждому, кто желает, говорить тост, – сказал Игорь, допив стакан. Все посмотрели на него с удивлением.

– Это же не военный стол, адмирал Лин! – сказала Гевана и захихикала – Вы слишком долго были в походе!

– Да, адмирал Лин, вы совсем забыли домашний порядок, – присоединился Донав.

– Да он пошутил, – вмешался Яван, изображая откровенную улыбку.

Игорь улыбнулся, и весь стол засмеялся. Эва смеялась громче всех. Игорь заметил, как она пожирает его глазами. Ее мать тоже, видимо, это заметила, она сама иногда посматривала на него непростым взглядом.

– Адмирал Лин, мы выражаем сожаление по поводу вашей потери, – сказала вдруг Еевана после нескольких тостов.

– Да, эр Лин, – присоединился Донав. – Эвара была красивейшей женщиной Зинона, большая утрата…

Еевана нервно заморгала от услышанного.

– Еевана у вас тоже очень красива, – сказал, улыбаясь ей, Игорь, он попытался быть джентльменом. Та даже немного засмущалась.

– Адмирал Лин, я слышала, вы были на светском вечере у моей дочери, – проговорила Еевана, решившая сменить тему. Даже смуглая кожа Эвы не смогла скрыть, что та покраснела.

– Да… случайно забрел, когда прогуливался, – безразлично ответил Игорь. «И случайно увидел голую грудь вашей дочурки», – подумал он, посматривая на смущенную Эву.

– У меня шустрая дочь, – засмеялся Донав, с восторгом взглянув на Эву. – Тост за мою дочь Эву-рин!

– Так, Эва, – возмутилась мать, отобрав у той стакан с вином. – Ты еще маленькая! Вот хитрая – взялась за вино, пока взрослые разговаривают!

Эва еще больше покраснела.

– Мне почти десять! – возмутилась она, застенчиво взглянув на удивленного Игоря.

«Десять?! Почти?! Ей еще нет семнадцати, а грудь уже отрастила – ее мамаша позавидовать может», – думал Игорь, допивая стакан.

Вскоре одна тема беседы сменилась другой. Донав начал говорить о предстоящем чемпионате, в котором намеревался участвовать и сам.

– Я поставлю на адмирала Лина, – сказал Донав, пресмыкаясь перед Игорем. – Пора бы уже избалованного Крамора на место поставить, в том году я бился с ним в промежуточном туре. Ничего особенного не ощутил, он взял меня только своей мощью, хотя нет… я был удивлен, что он меня подловил, когда притворился, что неисправна рука робота, это был хитрый ход. Я вылез и получил прямо в рубку пилота, пришлось сдаться.

– В том году Крамор получил двадцать миллионов ринн за победу в чемпионате, – задумчиво произнес Яван.

– Это как раз мой годовой доход! – засмеялся уже хорошо выпивший Донав. Он был самым богатым подданным на Зиноне, почему бы и не похвалиться. Имея добрую половину станций по выработке вакко-потоков, он имел большие сборы с владельцев домов Зинона. Даже его дочь не подчинялась законам Зинона, гласившим, что до десятилетнего возраста вакко-потоками пользоваться нельзя.

Ужин близился к завершению. Яван был безмерно счастлив, что Игорю не пришлось что-то рассказывать, хозяин дома болтал без умолку, утомив большую часть гостей. Игорь чувствовал легкое опьянение и, насмотревшись на привлекательную и на вид полностью доступную Эву, хотел слетать в какой-нибудь клуб и подцепить там очередную девушку на ночь.

Все начали прощаться друг с другом. Пьяный Донав полез обниматься с Игорем. Эва тоже полезла обниматься, но сдерживающий фактор со стороны родителей заставил Игоря ее притормозить. Хотя по взгляду Донава было видно, что тот был целиком и полностью готов выдать свою дочь замуж за Лина.

Распрощавшись с Яваном и назойливой Эвой, которая проводила его до самого дома, Игорь немного погодя переоделся и отправился на платформу Атруаж.

* * *

Он обошел несколько клубов и на третьем остановился. Одному гулять было как-то непривычно. Он сел за столик, как всегда повыше, сейчас ему так не хватало Оники, которую он приставил охранять детей.

Это был большой клуб, он вспомнил, что был уже тут как минимум один раз. От вина Донава его развезло, и ему было лень даже вставать, он заказал мэро и пару энергетических напитков, чтобы взбодриться. После утренних событий на старом Зиноне, тренировок и посиделок у родителей Эвы просто хотелось спать.

Он вздрогнул от неожиданности, когда к нему на диван рядом плюхнулась какая-то особа. Это была Мирэна – те же кудрявые золотистые волосы, но более откровенный наряд в виде полупрозрачного платья, затемненного только в неприличных местах. Она была красивая, но хмурая, сидела и молчала, даже не поворачиваясь к нему.

– Мирэна? – удивился Игорь. – Ты ли это? Приветствую! Как ты тут оказалась?

– Тебя искала! – обиженно ответила она, продолжая смотреть прямо. – Я же назначила встречу, а ты не явился… – Ее речь прервалась, когда Игорь поцеловал ее в щеку.

– Я забыл месторасположение клуба, в котором мы познакомились, – сказал он, попытавшись оправдаться, хотя он и не вспоминал о назначенной встрече уже на следующий день.

Мирэна повернулась к Игорю, посмотрев на него недобрым взглядом с вопросом в глазах: «Что это было?»

– Ты очень красивая, я не смог устоять, – ответил Игорь, прищурившись в ожидании пощечины, брани или чего-то подобного.

– Ты пьян? – возмутилась Мирэна. – Подданному не подобает так обращаться с девушкой! – Она немного запнулась на слове «девушка».

– А ты, я вижу, совсем трезвая! – ответил Игорь, который не мог позволить незнакомке повышать на себя голос.

– Я… я не пью! – ответила гордо та.

– А как же тогда поднять настроение, если не пить? – удивился Игорь, закидывая энергетик и запивая его мэро.

– Мне не нужно пить, чтобы было хорошо и весело!

– Я вижу, весельчак ты еще тот! – засмеялся Игорь – Вообще-то, за знакомство нужно выпить! Или ты не уважаешь меня?! – строго сказал Игорь, наливая ей целый бокал мэро.

– Я… да ты… да как… – пыталась возмутиться она, не находя нужных слов, пока он вручал ей мэро.

– До дна! – проговорил, улыбаясь, Игорь, обхватив своими горячими ладонями ее руку, взявшую бокал.

На каждом ее пальчике было драгоценное кольцо. Мирэна посмотрела на мило улыбающиеся губы Игоря и затемненные милые глаза и выпила залпом весь бокал.

– Я думала, это невкусная гадость, я ожидала худшего! – восторженно сказала она, при этом немного возгордившись собой.

– Да ну? – подбавил артистично Игорь. – Я очень удивлен, ты большая молодец, что выпила целый бокал даже не поморщившись! – Девушка невольно улыбнулась. – Ты бы видела на светских вечерах, как морщатся после маленькой рюмочки толстые купцы и адмиралы! Ты их всех бы сделала!

– Сделала? – не поняла Мирэна. – Что это значит?

– Да, к примеру, есть такая игра – кто кого перепьет! – начал Игорь, увидев в глазах девушки блеск и интерес к его болтовне. Он рассказал про игру, подобную той, что рассказывал Крейну. Мирэна раззадорилась.

– Я согласна, – вдруг произнесла она, недослушав Игоря, тот сделал вопросительный вид. – Давай поиграем! – продолжила решительно она.

– А давай! – улыбнулся Игорь, сочиняя в пьяной голове схему игры. – Значит, правила таковы: пьем по одной, выходим на танцплощадку и танцуем несколько минут, затем возвращаемся, кто не попадет в такт музыки или упадет, тот пьет еще, потом все заново.

– Я не умею танцевать под такую музыку, – расстроенно сказала Мирэна.

– Тогда поцелуи, – начал Игорь, заметив явное смущение девушки. – Нет, нет, я танцую, а ты целуешь, если мне поцелуй не нравится, ты пьешь еще!

– Это как мой поцелуй может тебе не нравиться? – возмутилась Мирэна.

– Давай уравняем шансы! – предложил Игорь. – Ты оцениваешь мои танцы, а я – твои поцелуи.

– Хорошо, – недоверчиво согласилась она, понимая, что где-то просчиталась.

Игорь вышел на танцплощадку и начал артистично танцевать перед Мирэной, которая не отрывала от него своих привлекательных аквамариновых глаз. Она была в восторге от его танцев.

– Мне понравилось! – засмеялась она, когда тот вернулся и, тяжело дыша, плюхнулся на диван рядом с ней.

– Теперь ты, – сказал Игорь, немного отдохнув. Он сделал деловое лицо. Мирэна скромно чмокнула его в щеку, как и он ее в начале встречи. Он почувствовал ее липкие холодные губки. После поцелуя она посмотрела вопросительным взглядом в ожидании оценки. Игорь замотал головой.

– Ты не честно играешь! – возмутилась Мирэна. – Как может мой поцелуй не понравиться!? – Она уже хотела встать и уйти, обидевшись. Но Игорь придержал ее, подняв руку с вытянутым указательным пальцем, будто преподаватель, который собирается давать наставления.

– А давай ты сама оценишь свой поцелуй и скажешь, был ли я прав?

– Это как ты собираешься сделать? – удивилась она.

– Все познается в сравнении, согласна? – спросил Игорь. Мирэна кивнула. – Так вот, я тебя сейчас поцелую, как ты меня, а потом, как умею я. Но условие! Ты не будешь препятствовать, будешь делать, что я говорю.

– Согласна! – ответила Мирэна, не знающая, на что подписалась.

«Писец, ты такая красивая и такая глупая», – подумал, умиляясь, Игорь и потянулся к Мирэне. Первый поцелуй был в щеку, потом он потянулся к ее губам, та нахмурилась и подала голову назад. Но Игорь напомнил ей об уговоре и коснулся ее губ своими губами, затем его язык проскочил сквозь ее зубки, которые она невольно разомкнула, не сумев совладать с собой. Его поцелуй мог продлиться долго, но Игорь не стал продолжать и остановился.

– Ты проиграл! – вдруг радостно воскликнула Мирэна, немного опомнившись после бесконтрольного удовольствия.

«Вот дитя малое», – подумал Игорь, наполняя в очередной раз их рюмки.

– Хорошо, согласен на проигрыш, теперь продолжим, ты будешь целовать меня в щеку, – сказал он и пошел на танцплощадку. На этот раз Игорь показал несколько элементов тинейджерских танцев, затем исполнил свою коронную «лунную походку» и вернулся к Мирэне.

– Я оценю твой танец после того, как ты оценишь мой поцелуй! – заявила торжественно Мирэна. Игорь немного устал от ее детского склада ума, понимая, что ему уже не светит с ней секс, он уже посматривал на других. Но все же она была очень красива, ее фигурка была просто великолепна, а роскошная попка так и просилась на коленки к Игорю. С ней он начал поддаваться романтическому настроению. Ему показалось странным, что она не носила масок, и не спрашивала, почему он носит свою мини-маску.

Игорь подставил щеку Мирэне для поцелуя. Та повернула его голову своими нежными ручками и поцеловала его в губы, пытаясь своим язычком залезть в его рот. Они коснулись языками, которые начали вращаться друг вокруг друга. Она вцепилась в Игоря, не желая отпускать. Тот сильно боялся все испортить, но осмелился взять ее за талию и прижать ближе. Ее подтянутая тоненькая спинка была очень приятна на ощупь через сверхтонкую ткань. Он почувствовал, как ее упругая не маленькая грудь без нижнего белья упирается в его, в штанах стало тесно от возбуждения.

Мигающий вакко-спутник Мирэны прервал их романтические объятия.

– Как же не вовремя, – расстроилась Мирэна, потянувшись снова поцеловать Игоря.

Подбежал ее телохранитель и обеспокоенно позвал Мирэну. Та встала, она чуть ли не плакала, глядя на Игоря.

– Дай мне свой бд-код, прошу! – чуть ли не взмолилась она. – Нил, я искала тебя все эти дни, не хочу снова искать!

Игорь не мог отказать столь откровенно просящему прелестному созданию, и они обменялись данными. Мирэна сказала, что связываться с ней можно только вечером.

Провожая уходящую пассию с золотистыми волосами, глаза Игоря невольно остановились на другой девушке, одиноко сидевшей практически у входа. В таких случаях Игорь благодарил РЭ, который пересадил ему столь полезные глаза от Лина, умеющие фокусироваться на дальних расстояниях. Девушка была не столь красива, как Мирэна, но фигурой, казалось, не уступала.

Он подошел к ней, уже довольно пьяный, и легко познакомился. Не прошло и часа, как он улетел с ней на платформу Атаван. В номере они были до утра, на этот раз Игорь был в ударе, девушка была в восторге от секса, но в голове Игоря была все это время Мирэна.

С утра в номере его разбудил вакко-спутник. Это был сигнал обеспокоенного Явана, который не нашел Игоря дома. Девушка все еще спала и, похоже, не собиралась просыпаться, с утра она казалась не такой уж и красивой, как во время знакомства. Игорь ответил на сигнал Явана, и они встретились на платформе у транспортника. По пути на посадочную платформу Игорь заказал в вакко-потоке напиток от похмелья – болела голова после вчерашнего.

Глава двенадцатая

Мастер меча

На платформе Орионг Игорь попросил Явана найти ему учителя, который мог бы обучать владению вакко-мечом. После неприятных событий на старом Зиноне он осознал, что ему нужно было серьезно учиться у настоящего профессионала. У Явана был такой человек.

Его звали эр Джеван-оун, старый военный, бывший чемпион столицы и хороший друг Явана. Он без лишних вопросов и держа язык за зубами, согласился обучать Игоря за хорошее вознаграждение.

Обучение решено было проводить в кабинете ангара на Орионге в перерывах между тренировками. Джеван прибыл со старого Зинона спустя четыре часа после связи с Яваном. Они переговорили при личной встрече и обо всем договорились. Яван придумал легенду для Джевана, якобы адмирал Лин потерял способность владеть вакко-мечом после травмы, когда упал на планету Кеплер-22b.

Джеван был совсем не похож на мастера меча. На вид он был уже старый, невысокого роста и худой, однако его уверенный и спокойный взгляд говорил о полном самоконтроле настоящего мастера.

Первая тренировка началась. Игорь сразу ощутил, что такое истинный мастер, даже Рудон, который пытался обучать Игоря, в сравнении с ним был просто жалок.

Первым делом они провели пару тренировочных боев, Джевану нужно было знать, над чем конкретно необходимо работать – над техникой или физической подготовкой, а также насколько все запущено в целом.

– Адмирал Лин, – начал Джеван, который убедился, что работы непочатый край. – Давайте начнем с правильного хвата рукояти меча при блоках и различных ударах. Одной рукой меч старайтесь брать у самого основания, ближе к лезвию, – объяснял Джеван, показывая все наглядно. – Если две руки, то направляющая рука у основания, а вторая – ближе к концу рукояти, выполняющая функцию рычага. Она должна быть свободнее, чем та, что у основания. Ее хват можно менять в процессе удара. Никогда не нужно выбирать одной рукой драться или двумя, все зависит от ситуации. При блоках хват лучше двойной, чтобы избежать потери меча, а при атаках на скорость лучше использовать одну руку. Если атаки дальние, то одна рука, если ближние, то обе…

Джеван начал с самых азов, понимая, что все полностью запущенно.

– У меня не получается прицельно бить, – жаловался Игорь во время тренировки.

Джеван очень хорошо все рассказывал и показывал, вызывая у Игоря большой азарт и интерес.

– Не нужно сразу наносить смертельный удар, если противник один и есть риск промахнуться и подставить себя под удар врага, – говорил Джеван. – Ваша направленная сила атаки мешает вам в случае промаха делать маневры уклонения. Поэтому не нужно вкладывать всю силу в один удар. Старайтесь ранить или хотя бы задеть врага. Не цельтесь в шею или корпус, поражайте руки, плечи, ноги, ослабленный раненый враг будет уже менее опасен.

За несколько занятий Игорь научился многому в технике. Джеван говорил, что нет необходимости строго разучивать движения и линии атаки.

– Все нужно связывать с естественными движениями тела и атаковать в танце, – рассказывал он, грациозно кружась с мечом в руках. – Но в каждом естественном движении должна быть неестественная резкая атака, которая будет неожиданной для врага… Враг для вас опасен не только своим мечом, нельзя смотреть только на его меч – руки, ноги и его корпус не менее опасны для вас в бою…

Игорь стал больше проводить времени на Орионге, и теперь он больше уставал. Эта платформа круглыми сутками освещалась звездой и вакко-звездами, там не было ночи. Однако в более интенсивной работе были и плюсы, он отвоевал у Явана себе выходные, когда не нужно рано вставать, лететь на Орионг и возвращаться уже вечером обратно.

* * *

Из-за тренировок Игорь стал реже видеть детей. Оника постоянно находилась с ними то в парке, то на озере. И вот его первый выходной начался с криков вбежавшей в его спальню дочери. Она прыгнула в кровать, разбудив спавшего практически до обеда Игоря.

– Отец! – начала жалобно Аматуя. – Забери от нас эту Онику! – просила она, бросившись обниматься к Игорю, который приподнялся, протирая глаза, в своей бежевой ночнушке.

– А что с ней не так, Аматуя? – удивился спросонья Игорь, глядя на милые невинные глазки дочери адмирала Лина.

– Она глупая! – ответила та. – Она не умеет играть, а еще она рассказывает нам одно и то же! Я уже выучила все ее рассказы!

В отличие от Аматуи, Дирен сторонился Игоря и практически не разговаривал в его присутствии. Игорь понимал, почему все так, – сын адмирала Лина подозревал его и, видимо, до сих пор не изменил своего мнения…

В первый же солнечный выходной к нему пришла Эва. Должно быть, она часто ошивалась около его дома в ожидании удобного момента пригласить куда-нибудь. Разведав, что Игорь сегодня дома, она позвала его погулять с ней, заинтриговав тем, что покажет много интересных и новых мест.

«Надеюсь, это не места на твоем теле, маленькая ты бестия», – подумал Игорь, глядя на улыбающуюся Эву, сияющую от счастья, что он согласился погулять с ней. На этот раз у нее были ярко-розовые волосы, темные облегающие штанишки, хорошо подчеркивающие ее ножки и попку, а также бледно-розовая короткая маечка навыпуск, едва прикрывающая смуглый животик. Та же торчащая пышненькая грудь, которая так и просилась на массажик.

Эва нравилась Игорю, но ее навязчивость его отталкивала, она будто хотела заманить его в свои сети и женить на себе. В то же время ему было жалко ее, она безнадежно влюбилась в Игоря своей детской любовью. На Зиноне не было возрастных ограничений и такого понятия, как совершеннолетие, тоже не было. Жениться можно было с момента полового созревания. Единственными барьерами, которые ограждали от случайных связей по глупой молодости, были ограничение по использованию вакко-потоков и правило о нахождении дома до десяти лет.

И вот она взяла его крепко за руку, и они отправились в какой-то далекий парк Глаулори. Игорь захватил с собой мини-маску, без которой теперь никуда не выходил. До парка они летели долго, около часа, преодолев огромное расстояние. Пролетая на высоте не более трехсот метров, Игорь наблюдал красивые строения, похожие на аквапарки, водоемы с водопадами и струями воды, двигающимися вопреки законам физики, снежные горки, под которыми были озера и пляжи.

Наконец они прилетели ко входу в огромный парк, похожий скорее на дикий лес. Вход представлял собой большие ворота, сплетенные из кустарников высотой в несколько десятков метров. Над ним была вакко-реклама парка.

– Парк Глаулори! – торжественно сказала Эва, вдыхая ароматы природы. Пахло тут почти как в настоящем земном лесу. – Это единственный парк на Зиноне, где есть дикие животные, – проговорила она и потянула Игоря через ворота.

– Интересно, – озадаченно прокомментировал Игорь, вспоминая лес с дикими животными на Кеплере.

– Тут в основном мелкие животные на деревьях, очень красивые, вся природа тут завезена из колонии Глаулори, поэтому и название парка такое.

Они очутились в настоящем диком лесу с разными деревьями, полянами, кустарниками и травой. Повсюду росли дикие цветы, это не был парк, что у дома Игоря, с квадратными кустами и аккуратными деревьями. Игорь устал от всей той искусственно созданной растительности, а тут он оказался будто у себя на родине. Пели неведомые птицы и стрекотали насекомые, лес жил своей жизнью.

– Ух ты! – не сумел сдержать эмоций Игорь, увидев бабочку, раза в четыре больше обычной, с красочными крыльями. Она быстро скрылась за зарослями кустарника.

– Это клесана! – сказала Эва и помчалась вперед. – А вон дужуль на стволе дерева, вон, вон, смотри!

Игорь увидел вылитую белку, только цвет у нее был серо-зеленый, она увидела чужаков и помчалась по стволу вверх. Эва подбежала и начала трясти дерево, а пушистый дужуль вдруг расправил ярко зеленые перепонки и перелетел на соседнее дерево.

Игорь не мог даже и предположить, что будет в таком восторге от неведомых ему животных. Даже вьющиеся мошки да мухи доставляли ему радость. Наконец он находился в настоящей природе, которая к тому же была к нему дружелюбна. Он шел, расправив ладони, касаясь ими зеленой травы, и вдыхал ароматы леса, вспоминая Землю.

Эва, как дикарка, бегала по кустам, сотрясая своими прелестями, и разыскивала какую-нибудь живность, потом она что-то увидела на кустике и помчалась назад к Игорю.

– Вот там амилей, только тихо! – сказала Эва. Она показывала на красивый розовый цветочный куст в нескольких десятках метров от них. Игорь не сразу заметил на нем птицу размером с воробья, у нее был длинный красивый розовый хвост, сливающийся в одном цвете с кустарником. Вдруг птица амилей взлетела, и Игорь увидел ее ярко-красные мелькающие перья на крыльях.

Вскоре он начал замечать, что практически на каждом дереве был как минимум один дужуль, а то и больше. Игорь начал трясти деревья, его забавляло смотреть, как перелетают серо-зеленые белки с дерева на дерево. Особенно когда их перелетало несколько. Одна даже не долетела и плюхнулась на землю, Эва помчалась за ней. А дужуль, вместо того чтобы убежать, встал на дыбы – это было зрелище!

– Эва, не лезь к нему! – забеспокоился за дурнушку Игорь. – У него же острые когти!

– Я мастер меча! – вдруг закричала Эва, подняв деревянную палку, чтобы раззадорить испуганного зверька еще больше.

– Мастер меча? – засмеялся Игорь и сел в траву. Эва обернулась и надменно подняла брови.

– Не верите, адмирал Лин? – возмутилась она, явно импровизируя. Она нашла еще палку и дала Игорю. – Проверьте меня! – торжественно воскликнула Эва. Отскочив, как бойкая лошадка, сотрясая большой упругой грудью, она встала в боевую стойку.

– Да не буду я с тобой драться! – возмутился Игорь, улыбаясь. Эва настаивала своим игривым взглядом. Игорю вдруг захотелось продемонстрировать пару приемов, которым его обучил Джеван.

Он встал и начал сражаться на палках с Эвой. Каково же было его удивление, когда та шустро обошла его сбоку и стукнула слегка по бедру. Он не ожидал от нее такой прыти. Немного разозлившись, но стараясь не показывать досады, Игорь попытался ответить, однако та легко уходила от его атак.

– Хватит мне поддаваться, адмирал Лин! – смеялась Эва. – Я смогу за себя постоять в серьезной схватке, сражайтесь со мной, как с креалимцем! – с этими словами она стукнула Игоря по заднице. Он понял, что с Эвой ему не справиться, он только может опозориться, если все так будет продолжаться. Он бросил палку и побежал прямо на нее, Эва выкинула свою и бросилась наутек, задорно смеясь и переменно визжа от азарта.

Игорь быстро ее догнал и схватил сзади за голый живот, маечка слегка задралась. Эва напряглась, пытаясь вырваться, он почувствовал ее пресс через тоненькую и нежную кожу. Она снова попыталась вырваться, присев на коленки, его руки скользнули к ее упругой груди, он прижал ее, невольно ухватив за грудь снизу. Затем он упал вместе с ней на бок, отпустив Эву. Пытаясь как-то сгладить неловкий момент, он засмеялся. Эва и не думала возмущаться, она развернулась к нему и тоже засмеялась, посмотрев своими застенчивыми карими глазками на возбужденного Игоря.

– Я не могу обидеть маленькую девочку, – сказал он, глядя на радостную и пожирающую его глазами Эву. Он имел в виду не только битву на палках, но и ее чувства, ее достоинство, он не хотел все это растоптать… И обнадеживать ее он тоже не хотел. Но животный инстинкт так и тянул овладеть ею. Она была само совершенство, безупречное тело и милое личико, однако Игорь не питал к ней искренних чувств – только лишь желание.

– Я уже не маленькая! – возмутилась Эва и встала на ноги. – Пойдемте дальше, по базе данных я видела, что тут где-то есть озеро и там плавают животные!

– Надеюсь, не такие опасные, как дужуль! – попытался пошутить Игорь и поднялся следом. Она помчалась вперед, не оборачиваясь, чем и воспользовался Игорь, поправив в комбинезоне неудобно выпирающий возбужденный член.

Они шли минут пятнадцать и оказались у большого озера посреди леса, Эва нашла его легко – над ним висело вакко-табло-указатель. Не дожидаясь, пока подойдет Игорь, она скинула с себя одежду и понеслась в воду. Он только и видел ее смуглые ягодицы, которые затем скрылись в воде. Он оглянулся по сторонам – как и в лесу, у озера не было ни души.

«Это хуже любой физической пытки», – подумал Игорь, присаживаясь на траве у воды.

– Ты почему голая залезла? – возмущенно крикнул он, рассматривая спину уплывающей Эвы. У него снова нарастало возбуждение. Та обернулась, ее грудь в районе сосков частично заслоняли темно розовые круги, будто какая-то клеенчатая ткань. Она загадочно засмеялась.

– Я не голая! Это вакко-купальник, вы слишком долго были в походе, адмирал Лин! – кричала радостно девушка. – Присоединяйтесь! Купите и себе вакко-купальник!

Посмотрев на недоумевающего Игоря, Эва вылезла из воды, ее пах закрывал темно-розовый маленький треугольник. Она показала на сережку, которая была сверху на левом ухе.

– Потрогайте его, если раньше не пользовались! – сказала серьезным голосом Эва, подходя в плотную к Игорю. Тот, не ожидая подвоха, протянул руку к треугольнику и почувствовал пушок ее голого полового органа. Он неловко отдернул руку, посмотрев на Эву рассерженно, а та пожала плечами и улыбнулась. – Действует, как мини-маска, только визуальная маскировка, – объяснила она как ни в чем не бывало. Игорь не мог встать, чтобы не показывать свое откровенное возбуждение.

– Эва, ты же понимаешь, что я не могу заняться с тобой сексом, – сказал вдруг он, когда девушка села рядом с ним.

– Я вам не нравлюсь?! – обиженно спросила та и отвернулась. Игорь непроизвольно обнял ее за плечи, пытаясь утешить.

– Нравишься, но мое сердце принадлежит другой, – ответил он и заметил, как руки Эвы яростно сжимают траву. – Нет, ты не поняла, я про жену, – попытался выровнять обстановку Игорь.

– Жену? – удивилась Эва и посмотрела на Игоря, который выглядел растерянно. – Вы долго можете о ней думать, но время стирает нашу память, от этого никуда не деться! И вообще, я не хочу быть вашей женой! – вдруг заявила Эва.

– Ну так а чего же ты хочешь? – удивленно спросил Игорь, заглядывая в ее карие глаза, которые блестели в преддверье слез.

– Хочу вас у меня внутри, и почаще, – тихо ответила она и покраснела, отведя взгляд. – И чтоб трогали меня где хотите…

После этих слов Игорь не смог совладать с собой. Он снял с ее уха вакко-купальник и принялся облизывать ее кругленькую подтянутую грудь, его язык не мог оторваться от ее розовых маленьких сосочков. Она словно кипела от страсти, дышала и выгибалась, вытянув и сомкнув ручки вверху над головой. Вдруг она повернулась и встала, выпрямившись, на коленки перед сидящим на траве Игорем, она стала страстно гладить его голову, пронизывая пальчики сквозь его волосы. Он начал ласкать ее нежную промежность, она слегка расставила ноги, там была такая тоненькая кожа, будто шелк, ему даже не хотелось убирать палец и засовывать его сразу вовнутрь. Он хотел насладиться подольше. Эва схватила его руку и сама подвела к влагалищу, Игорь почувствовал ее возбуждение и протолкнул свой палец в ее горячее тело. Она громко охнула и начала стонать, будто профессионал. Его палец сжало, словно он перепутал отверстия, однако это было ее тугое влагалище.

– И туда, – сказала Эва, будто наслаждаясь, продышала каждое слово и взяла его вторую руку, направив ее к своей попе. Она все еще стояла на коленках, расставив ноги. «Разве так бывает?!» – подумал практически не контролирующий себя Игорь, поднеся палец второй руки к ее влагалищу, смазав его там, он вошел в ее попу. Эва вскрикнула, встревоженный Игорь вытащил палец, но та потянула его руку назад.

– Верните на место! – сказала она, посмотрев на него бешеными глазками. И Игорь снова вошел в ее попу, он почувствовал, что ей больно, но она терпела. При этом он начал интенсивнее двигать пальцем во влагалище, чтобы разбавить боль с удовольствием. Рука быстро устала – было очень туго. Он вытащил пальцы и положил ее спиной на траву. Сняв с себя комбинезон, он залез сверху и начал постепенно вводить свой член в ее влагалище. Она сморщила свой лобик, поднимая брови, – ей было немного больно – и закусила нижнюю губу в ожидании. Ему самому было больно, казалось, что кожа на члене вот-вот оторвется и сползет. Он с трудом вошел наполовину и начал осторожно двигаться. Эва звонко стонала, вырывая расставленными руками окружающую траву прямо с корнем. Вскоре ее влагалище стало быстро сокращаться, она выгнула тело и стала прерывисто дышать, захлебываясь слюной. Эва испытала оргазм, через десять секунд еще и еще. Игорь продержался не более минуты, перед самым оргазмом он вошел в нее полностью, грубо толкнув, она немного отодвинулась – для нее было слишком глубоко. Вскоре он лег на траву, его дыхание было сбито, сердце колотилось, будто он пробежал несколько километров. Эва лежала там же и молча смотрела на небо.

– Я у тебя не первый? – удивленно спросил Игорь, обратив внимание, что крови нигде нет.

– Среди мужчин вы первый, – как ни в чем не бывало ответила Эва, переворачиваясь на живот и прислоняясь своей рукой и грудью к груди Игоря.

– Среди мужчин? – переспросил Игорь, поглаживая ее ладонью от немного выгнутой спинки до выпуклых ягодиц и обратно.

– У меня есть пара подруг, мы много чего пробовали друг с другом, – ответила Эва, немного стесняясь.

– Интересные у тебя подруги, – рассмеялся Игорь, пытаясь пошутить, хотя у него в голове не укладывалось сказанное Эвой.

«Ничего себе молодежь пошла», – подумал он, представляя трех молодых подруг Эвы, сплетенных на траве в жаркой оргии.

– Они все мечтают о вас в своих грязных фантазиях! – сказала она, взявшись своей маленькой ручкой за член Игоря, который уже снова стал возбужденным. – Они мне сильно завидуют, потому что вы гуляете со мной.

Она начала нежно гладить его мужское достоинство. Затем аккуратно села сверху, член стал медленно входить в сопротивляющееся влагалище. Ощутив боль от глубокого проникновения, она опустилась своей грудью к его груди. Он взял ее за ягодицы и начал неторопливо и бережно двигаться…

Через полчаса они сидели у озера. Приятно грело солнышко. Он обнимал ее сзади, а она сидела между его ног, немного откинувшись назад. Спина Игоря была напряжена, но ему нравилось так сидеть, он то гладил ее живот, то мял бережно грудь, иногда слегка касаясь своими пальцами ее остреньких сосочков и заставляя их набухать. Она быстро возбуждалась и просила его засовывать палец в ее влагалище. Вскоре они снова занялись сексом…

Он думал, что все это неправильно, Эва была влюблена в него по уши, а он ее всего лишь страстно и похотливо желал. Вообще наивно было полагать, что прогулка в безлюдном лесу с привлекательной девушкой, мечтающей заняться с ним сексом, закончится как-то иначе.

В их искусственном мире, похожем на сказку, где он видел безразличных друг другу людей, не выражающих эмоций, живущих базой данных, была девочка Эва. Она была практически такой же, как и они, но с Игорем она раскрылась. Теперь он для нее, как кислород и наркотик, она была готова унижаться и терять собственное достоинство, лишь бы быть с ним.

– Смотрите, смотрите! – вдруг восторженно закричала Эва, показывая на чистейшую, прозрачную воду. – Экиль плавает, вон, так много!

Игорь увидел проплывающую неподалеку стайку красных мальков, и его охватила ностальгия по земной рыбалке. «Как же тут хорошо и спокойно», – думал он, ощущая сердцебиение влюбленной девочки. Неподалеку на цветок, похожий на тюльпан, села бабочка клесана, у нее были золотистые крылья, они напомнили ему о Мирэне, которая за эти дни так и не объявилась…

Вскоре Игорь заказал в вакко-потоке еды и напитков, и они устроили небольшой пикник на природе. После они искупались в озере. Затем Эва предложила отправиться на пляж Форта.

– Там высокие скоростные горки прямо в море, а в морской воде можно свободно дышать! – начала уговаривать Игоря Эва, видя, что тот состроил ленивую гримасу, говорящую, что пора отправиться домой.

«Маленькая влюбленная сучка, совсем не хочешь меня отпускать», – подумал Игорь, глядя на жалобно уговаривающую его Эву. На дворе был еще день, а у него был выходной, и он согласился лететь на пляж.

Они оделись и отправились на Форту. Через два часа полета с остановками на попутных платформах они оказались на юге планеты Зинон, где только наступил полдень. Звезда системы Зинондрес вместе с вакко-звездами грели тут намного сильнее, впереди простиралось море, уходящее за горизонт. Игорь оглядел песочный пляж и большой аквапарк неподалеку от берега моря. Приятно обдувал ветерок, чувствовалась искусственно созданная свежесть. Людей на пляже было немало, все ходили в вакко-купальниках, кто-то купался, кто-то лежал на песке, кто-то разложил еду, устроив пикник на пляже. Игорю захотелось холодного пива и поскорее скинуть с себя серый комбинезон.

Шум волн и яркое солнце рождали какое-то волнение в душе, вызываемое воспоминаниями о детстве. Он присел у берега, взял в руки горсть мокрого песка и просеял его сквозь пальцы. Как давно он не испытывал подобных ощущений, как давно он не был на море…

В это время Эва разделась до купальника и с криками восторга уже помчалась в воду, врезаясь в морские волны.

Купив костюм для купания, Игорь следом залез в море. Они начали плескаться, как дети – конечно, провокатором была Эва. С ней Игорь забыл, что он взрослый серьезный военачальник, гроза Креалима, тиран и убийца для многих.

Накупавшись, они вернулись домой.

– Спасибо тебе, Эва, мне очень понравились места, которые ты мне сегодня показала, – сказал Игорь, провожая ее домой.

– А мне понравилось быть с вами, – застенчиво ответила Эва и полезла обниматься.

– Я прошу, чтобы это осталось между нами, Эва, – сказал Игорь, немного отступив назад и взяв ее за талию. Он опустил глаза, чтобы не поддаться ненужным эмоциям.

– Я поняла, адмирал Лин! – ответила как ни в чем не бывало девушка, развернулась и пошагала в сторону дома.

«Обиделась маленькая…» – вздохнул Игорь и тоже направился домой.

Глава тринадцатая

Напоминание

На следующий день на платформе Орионг их встретил прибывший из системы Дредеззер Анишен. Поприветствовав Игоря, он сопроводил его до ангара. По нему было видно, что он чем-то обеспокоен.

– К вам сегодня собирается адмирал Берид-оун, – сказал наконец Анишен, когда они вошли в ангар. Игорь сделал вопросительное лицо. – Да, адмирал Лин, конкретно к вам, хочет посмотреть на вашу тренировку.

Вскоре на платформу прибыло полсотни легких кораблей службы безопасности, которые сопровождали командующего армадой. Взволнованный Игорь встретил Берида на посадочной платформе. Тот привел с собой около двух сотен человек охраны и три десятка телохранителей.

– Какой ангар?! – возмутился браво звенящим голосом Берид, когда Игорь предложил пойти к роботам. – На тренировочную арену, быстро! Анишен, бери робота. Устроим бой!

«Обалдеть, сейчас будет шоу», – подумал Игорь, переглядываясь с Анишеном, который был в полной растерянности. Подгоняемые строгим взглядом «белоснежного» адмирала, они помчались по ангарам.

У роботов договорились зарядить только импульсное оружие средней мощности, чтобы не наносить серьезных повреждений друг другу.

– Ну что вы там возитесь! – кричал с трибуны Берид, подгоняя участников. Уже собралось немало зрителей, слухи о показательном бое Лина и Анишена быстро разнеслись по всей платформе.

Анишен нашел удобный момент подскочить к Игорю, который уже не мог скрыть своей паники.

– Адмирал Лин, – начал негромко он, – я поддамся, не переживайте, сценарий таков: постреляем неприцельно из-за укрытий, потом я скроюсь за ними, вы двинетесь вперед на меня, я выйду навстречу и начну стрелять, вы делайте маневр влево, затем вправо, еще вправо, далее выстрел мне в ноги, я падаю, вы добиваете. Запомнили?

– Еще раз… – сказал Игорь, помотав головой. Он был растерян. Анишен повторил еще два раза.

– Адмирал Лин, бейтесь яростно, в полную силу, за меня не беспокойтесь! – проговорил Анишен, собираясь уходить. Рядом стоял Яван, у него был вид, будто Игоря посылают на верную смерть, он сильно переживал. – Нельзя, чтобы адмирал Берид заметил нашу игру, – добавил Анишен и поспешил в свой ангар.

– Адмирал Лин, все как на последней тренировке! – сказал Яван, провожая Игоря до робота. Казалось, он волновался намного больше землянина. Игорь поднялся на мини-лифте и залез в кабину Анохи, от волнения ему захотелось в туалет. Но нужно было уже выходить на арену, там во все горло орал Берид.

«Сейчас бы выпить чего-нибудь от нервов», – подумал Игорь, вышагивая на железном монстре к арене, на другом конце которой уже стоял робот Анишена.

Едва Игорь пересек линию границы арены, как Анишен обрушил залп из дальнобойных орудий, робот зашатался от попаданий. Опомнившись, Игорь направил робота к стальной стене, служащей укрытием. Заполненные на треть зрительские трибуны скандировали, выкрикивая имя адмирала Лина.

«Чертова неуклюжая бандура!» – выругался Игорь, зацепив рукой стену. Раздался неприятный скрежет металла. Анишен продолжал расстреливать позицию Игоря, не давая ему высунуться. Мысль о том, что его противник заинтересован в его победе, грела сидящего в кабине Игоря, однако сейчас он слабо верил, что Анишен не старается в него попасть.

Нужно было начать ответный огонь, иначе Игорь выглядел бы очень жалким для бывшего чемпиона Орионга. Не дожидаясь прекращения огня, он выпрыгнул в сторону и в движении начал неприцельно стрелять в сторону Анишена. От попаданий его робот шатало, и он не мог точно стрелять. Все шло не по сценарию.

Поняв, что все пошло наперекосяк, Анишен скрылся за стальным строением, напоминая тем самым спланированный ранее сюжет. Игорь двинулся в его сторону, быстро сокращая расстояние. Оставалось около ста метров, когда Анишен вдруг выскочил из-за стены и, уходя вправо, начал стрельбу. От бегущих роботов поднялась пыль с земли, мешающая обзору. Игорь отскочил влево, затем вправо, еще вправо попутно ведя ответный огонь. Он забыл, что должен был стрелять по ногам, беспорядочно расстреливал корпус. Анишен неуклюже наклонил своего робота и упал. Игорь помчался добивать. Приблизившись вплотную, он увидел, что Анишен сдался, скрестив руки робота. Игорь не знал, радоваться ему или плакать. Слишком уж демонстративно упал Анишен. Однако зрительские платформы заметно оживились, взорвавшись восторженными криками.

Когда он вернулся, там уже стоял Берид.

– Что это было, адмирал Лин?! – заорал он, едва Игорь показался из кабины Анохи. – Что вы мне устроили за представление?! Ты в своем уме! Ты не готов! – он был в бешенстве, вся свита вокруг стояла, будто наложив в штаны от криков командующего. Все сочувственно смотрели на Игоря, который спускался на лифте с видом, будто его окатили канализационными отходами.

Игорь подошел ближе, переминаясь с ноги на ногу, он не знал, что и ответить. В это время с видом нашкодившей собаки аккуратно подскочил Анишен.

– Ты… да как это вообще возможно?! – продолжал орать Берид. – Ты все эти дни развлекался?! Когда ты в последний раз садился в кабину?!

– Я… я каждый день…

– О черный Квазар, не лги мне! Ты смотрелся словно несколько лет не притрагивался к роботам! – начал немного тише причитать старый адмирал.

– Это тактические маневры, – вмешался Яван, пытаясь защитить Игоря.

– Ты вообще кто такой?! – Берид снова заорал, повернувшись к Явану. Игорю даже полегчало немного, что от него отвлеклись. – Пошел вон!!! – надрывно крикнул адмирал и нервно затрясся.

Явана под руки вывели из ангара телохранители Берида.

– Я тебя на другую сторону галактики отправлю цедить космос от Креалима! – продолжал он, выпучив свои бешеные глаза на Игоря, которого уже немного пошатывало от негативной энергетики. – На десять лет в поход! Да как ты смел смеяться над Крамором! Он тебя втопчет в землю, как безголового андроида! С таким управлением ты в первом же бою обделаешься!

«Вот оно что, пожаловался все-таки, тварь», – подумал Игорь, пытаясь абстрагироваться от угроз и брани Берида. Он почувствовал дрожащую слабость в районе сфинктера. «Эх, Сережа, до меня только теперь дошли твои слова про секс в кабинете командира», – думал Игорь, вспоминая байки про армию от Сергея Федорова. Берид все никак не мог уняться. Вскоре его настиг приступ тяжелого кашля, и он заглох на время.

– Значит, так, – начал более спокойно Берид, поборов кашель. – Каждый день по десять боев на арене с Анишеном, это минимум. А перед Крамором публично извинишься перед чемпионатом. Время, место и возможности ищи сам. Как его найти – твои трудности. Ты понял?!

– Понял, – покорно ответил Игорь, хотя в душе начала нарастать какая-то злость. Он невольно нахмурил брови.

Берид вдруг достал вакко-меч. У Игоря сердце чуть из груди не выскочило, началась откровенная паника. Командующий повернулся к Анишену. Скрипящий звук выдвигающегося вакко-лезвия резал Игорю слух, будто пронизывал его мозг насквозь. Анишен покорно упал на колено.

– Для меня честь принять смерть от вашей руки! – отчеканил он уверенным и грозным голосом. Игорь был изумлен такой храбростью Анишена.

– А тебе крайнее предупреждение, – зло сказал Берид, при этом повернув голову в сторону Игоря, который замер в состоянии шока.

Не сказав больше ни слова, держа в руке вакко-меч, командующий со своей свитой удалился. В ангаре остались только Анишен и Игорь, которые стояли и молча смотрели друг на друга.

Через минуту прибежал встревоженный Яван, оглядел Игоря и раздраженно выдохнул.

– Мне кажется, все прошло неплохо, – сказал вдруг Яван, прервав тишину.

– Эр Яван, ты не совсем понимаешь, что сейчас произошло, – ответил спокойным голосом Анишен.

– А что произошло?! – вмешался Игорь – Че это он вообще взъелся на меня?! Он-то тут каким раком вообще, мне кто-нибудь объяснит?! – Игорь немного повысил голос, ему надо было перелить в кого-нибудь часть влитого в него негатива.

– Адмирал Анишен, в чем моя вина?! – возмутился Яван, уловив его недобрый взгляд. Они говорили друг с другом, не обращая внимание на Игоря.

– В твоей безответственности! – вдруг крикнул Анишен так, что даже Игорь немного вздрогнул от неожиданности. – Эр Яван, я срублю твою голову, зачем тебе голова?! Ты не думаешь, ты не планируешь, ты пустил все по течению, он ноль, полный ноль! – продолжал Анишен. Игорь не мог и представить, что спокойный даже в самой сложной ситуации адмирал мог быть таким раздраженным. Яван молчал, опустив голову.

Анишен вдруг подошел к Игорю и взял его неожиданно за горло. Тот пытался сопротивляться, схватив его руку своими двумя, но Анишен был очень силен и не выпускал его шею из своей мертвой хватки. Его рука была словно стальная, у Игоря не было шансов вырваться. Адмирал шагал вперед, подталкивая его к стене ангара.

– Ты землянин, всего лишь землянин, я раздавлю тебя, как хещь! – говорил шепотом Анишен, прижав Игоря к стене и не выпуская его горла. Тот начал задыхаться. Анишен отпустил его, Игорь сполз на землю. Приходя в себя, он начал кашлять.

«Как жаль, что нет сейчас Оники, тварь…» – подумал Игорь, поднимаясь на ноги. У него было большое желание расквитаться с Анишеном, но страх мешал ему хоть что-то сделать в ответ, даже просто дернуться. Ему напомнили, кто он есть на самом деле, и это вернуло его к реальности.

– Это вам крайнее предупреждение, адмирал Лин, – спокойно сказал словами Берида Анишен. – Не забывайте, какая у нас цель и кто вы есть, – добавил он и спешно вышел из ангара.

– Вы в порядке?! – Яван подскочил к Игорю, пытаясь осмотреть шею. Игорь яростно отпихнул его в сторону и направился к выходу.

– Вы куда? А тренировка, адмирал Лин?! – закричал ему вслед Яван.

– Да мне плевать! – ответил Игорь. Его охватила жгучая обида. Вроде как тренировки шли с успехом, а его отругали и опустили на самое дно, напомнив его место.

– Вы не переживайте, мы справимся… – продолжал кричать вслед уходящему Игорю Яван. – Адмирал Берид просто нервничает, я слышал, что он на вашу победу поставил двадцать пять миллионов ринн…

Глава четырнадцатая

Надеюсь на твое благородство

В голове Игоря были смятение и досада. Вопреки уговорам Явана он вернулся на Зинон еще днем. Желание было одно – выпить алкоголя да развеяться. Уж слишком сильное нервное перенапряжение он испытал сегодня.

Он набрал по вакко-спутнику Мирэну. Та не ответила, и он вдруг вспомнил про просьбу звонить только вечером. Игорь с полным отсутствием настроения отправился на озеро. Там были дети, слуги, няньки и Оника. Дети совсем перестали обращать на него внимание. Он заметил, что Дирен постоянно вис на Варийке, та была безмерно счастлива от его внимания и даже не заметила прихода своего хозяина.

Игорь прихватил с собой бутылку мэро из вакко-потока и развалился на мягком лежаке у озера с противоположной стороны от детей и Оники, чтобы его никто не беспокоил. Подбежал, приветствуя его, Хорро и был в грубой форме отправлен прочь. Игорь начал думать, как он расквитается с Анишеном за такое с ним обращение. Ведь он целый адмирал высшего класса и может с легкостью приказать казнить его за оскорбление. Но, к сожалению, они не на флоте и время не военное. Возможно, на флоте Анишен вел бы себя сдержанней. Хотя и ему самому досталось от Берида, но Игоря это не слишком утешало. С другой стороны, он понимал, что он всего лишь креалимский шпион и что в любой момент его могут раскрыть и казнить. Из великого и всеми известного адмирала он мог вмиг превратиться в ту самую хещь – так Зинонцы называли животных, схожих с земными червями.

«Мне напомнили, кто я. Эта чертова сказка скоро закончится, – думал Игорь, глядя рассеянным взглядом на безоблачное небо с едва видными вакко-потоками. – Берид странно себя вел… Что ему до моих побед? Неужели все из-за денег?» – Он допил бутылку и выкинул в озеро, через пять секунд ее унесли вакко-потоки. Игорь заказал еще бутылку. Его весь день грызло что-то еще. В душе будто нить оборвалась, что держит сердце, когда он вспомнил про своих родных, про которых совсем забыл. Эта московская привычка не помнить, отвлекаться, уходить в свои проблемы. Сейчас он ненавидел себя за то, что в этой беззаботной сказке совсем забыл о матери и сестре. Он даже ни разу не поинтересовался, как они, удовлетворившись лишь словами Анишена перед вылетом с Дредеззер.

Поздно вечером позвонила Мирэна и позвала на Атруаж. К тому времени Игорь был уже достаточно пьян. Прыгнув в поток у озера, он через шесть секунд оказался дома. В базе данных он нашел услугу заказа магазина на дом, и ему пришло около двухсот вариантов одежды. Недолго думая, он выбрал голубой костюм с золотистыми клепками, чем-то напоминающий гусарский мундир…

– Я же просила контактировать только вечером! – возмутилась Мирэна, когда Игорь присел рядом с ней на диван у столика. Они выбрали тот же клуб, где впервые встретились. На этот раз она была одета легко, платье будто из разноцветных лоскутков, под которым белые короткие шортики, и белая широкая лента, обвязанная вокруг груди, голый белый живот и белые ноги, носочки в разноцветную полоску, переходящие в такого же фасона обувь, похожую на балетки. Все те же золотистые кудрявые волосы и изящно раскрашенные аквамариновые глазки, недовольно, но мило поглядывающие на пьяного Игоря.

Игорь ничего не ответил, а просто лег к ней боком. Положив свою пьяную голову ей на коленки, он взял ее за руку. Неподалеку засуетились ее телохранители. Мирэна пыталась показать свое недовольство в первые несколько секунд, но неосознанно поддалась ласке, положив свободную руку на его плечо.

– Нил? – встревоженно спросила она. – У тебя что-то произошло?

– Скучал по тебе, Мирэна, – ответил Игорь, чувствуя своим ухом ее теплую голую ногу. Он снова сел, лежать было не очень удобно, к тому же его клонило в сон в таком положении.

– Ты необычный, – сказала она и потянулась целоваться. – И очень пьяный, – улыбнувшись, добавила Мирэна после пары страстных поцелуев.

– Ты такая красивая, – сказал Игорь, ему хотелось быть с ней откровенным, тянуло на пьяную философию.

– Ты грустный сегодня, что случилось, Нил? – не унималась Мирэна, пытаясь рассмотреть его глаза через мини-маску. – У тебя трудности? Я могу решить их, если ты не против!

– Моя главная трудность, что я необычный, я не там, где должен быть…

– А где ты должен быть?

– Далеко отсюда, это не мой мир, тут все слишком хорошо.

– Ты не был там, где действительно хорошо!

– Возможно, а ты не была там, где в сотни раз хуже, чем здесь.

Мирэна не знала, что на это ответить. Они помолчали несколько минут.

– У тебя красивое кольцо, – сказала она, взяв его руку и поднеся ее к своему слегка курносому носику.

«Это мой аванс за работу, которая мне уже не по силам», – подумал Игорь, вглядываясь в красивое сочетание бриллианта, турмалина и изумруда.

– Досталось по наследству, – отшутился Игорь и добавил: – От одного адмирала.

– Адмирала? Как интересно! – у девушки загорелись глаза, она допила свой разноцветный коктейль и принялась цедись через трубочку следующий.

– Да, но он уже мертв, – произнес Игорь.

Мирэна печально подняла брови.

– Они часто умирают, – вдруг сказала она на удивление спокойно, будто говорила про хомячков. – Я переживаю только за адмирала Лин-оуна…

– Лин-оуна?! – переспросил Игорь, немного взбодрившись от услышанного, его рука неловко потянулась пощупать серьгу. «Слава яйцам, очки на месте!» – подумал с облегчением он.

– Да, он самый лучший адмирал, самый талантливый, я хочу с ним встретиться, но никак не решаюсь… Да и еще мои родители… – Она вздохнула. – Они очень плохо относятся к моей самостоятельности, особенно отец… Я совсем недавно получила свободу и теперь могу покидать дом, но все равно меня постоянно контролируют, не дают свободно дышать. А тут я вообще не должна быть. Если они узнают, то могут прекратить мои ночные прогулки.

– Да… тяжело тебе, – вздохнул Игорь, в голосе промелькнула ирония. – Так ты встречалась когда-нибудь с Л ином, э-э-э… адмиралом Лин-оуном?

– Нет, лишь в базе видела, он вернулся на Зинон, вчера показывали его тренировочный бой! Он постоянно на Орионге находится.

– Бой? – переспросил Игорь, в его душе заскребли кошки от воспоминаний брани Берида и цепких рук Анишена. – Я не видел, и как он?

– Он просто великолепен! – взвизгнула вдруг Мирэна, чуть не опрокинув свой большой бокал. – А его бой против креалимцев! Я мало понимаю в тактике, но сообразила даже я, как он их обманул!

«Еще одна поклонница… – задумался Игорь, глядя на восторженную Мирэну. – Стоит ли ей говорить, что это я? Слишком много необычного я ей уже показал, нельзя раскрываться, не сейчас… А может, все же сказать? Заняться с ней сексом и выкинуть ее из головы, как всех тех девушек… Но в ней есть что-то особенное, она тоже необычная».

– Вся столица на нем помешалась! – подливал масла в огонь Игорь, ему хотелось радовать свой слух еще больше.

– Он – мечта многих женщин, но женой его буду я! – с полной уверенностью сказала Мирэна, начиная третий коктейль.

– Неужели? – удивился Игорь, состроив недовольную гримасу.

– Ты расстроен? – улыбнулась она. – Я еще ему не жена, поэтому могу побыть с тобой.

Молчание. В клубе звучала красивая мелодия…

«Спасибо за одолжение, я безгранично благодарен», – подумал Игорь, наливая себе полный стакан мэро. Выпив залпом зеленый напиток, он обнял ее за талию одной рукой, а ладонь другой положил на ее голый животик. Мирэна немного смутилась, но его страстные поцелуи полностью растворили ее застенчивость.

– Разве твой адмирал сможет так же целовать тебя, как я? – шептал Игорь, переводя дыхание.

Мирэна молчала, она не могла говорить, ей не хотелось отвлекаться на ответы.

– Мы можем уйти от сюда, Мирэна? – спросил вдруг Игорь, отодвигаясь от нее.

– Куда ты хочешь? – слегка взволнованно спросила она.

– Туда, где мы будем только вдвоем…

– Это не возможно, я не смогу остаться без охраны, это против правил.

– Ты не хочешь побыть со мной вдвоем, пока еще есть время? – интриговал он.

– Почему ты говоришь про время, ты куда-то хочешь улететь, или ты из-за моего желания быть с адмиралом Лином так говоришь? – удивленно и встревоженно спросила Мирэна.

Неловкое молчание. Игорю захотелось подбавить красок безнадежной романтики.

– Я скоро исчезну навсегда, Мирэна, – ответил он, вглядываясь в ее красивые аквамариновые глаза, напоминающие ему безграничный океан на Земле.

– Их казнят, если я сбегу от них. – Мирэна будто прочла мысли Игоря.

– Это всего лишь рабы… Ты же сама так говорила!

– Я из-за тебя теперь думаю по-другому! – с неким-то торжеством призналась она.

– Прикажи им остаться тут, мы прогуляемся немного, потом ты прилетишь сюда, – предложил Игорь. Не дожидаясь ответа, он встал и направился к выходу.

Он не долго ее ждал. Мирэна выскочила встревоженная, оглядываясь по сторонам, она не сразу увидела его. Он сидел на диванчике неподалеку, наслаждаясь свежим воздухом, которого в клубе ему стало не хватать. При более ярком освещении Мирэна была еще более привлекательна, она выглядела, словно породистая кошка, с которой не может быть обычного обращения, не может быть обычной постели и банального секса. Это была девушка, созданная для бесконечных ухаживаний и прелюдий.

– Почему ты так себя ведешь? – подошла сердитая Мирэна. – Нил, ты непростительно дерзкий!

Он не стал спокойно сидеть, а резко поднялся с дивана и подхватил ее на руки. Она была не очень тяжелой, Игорь давно не брал на руки девушку – ощущение было очень приятное. При этом Мирэна замычала, выражая недовольство, но сопротивляться не стала, а обхватила его за шею, помогая придерживать.

– Ты милая, когда сердишься, – сказал Игорь, улыбаясь. При ночном освещении улиц она могла лучше рассмотреть его глаза через мини-маску. – Ты решила вопрос с хвостом?

– Хм… хвостом? A-а… да, – ответила она непривычно нежным голоском.

– Тогда полетели купаться! – восторженно закричал Игорь, опустив на землю девушку. Она нехотя отлипла от его шеи.

Они отправились на другую платформу, которую он облюбовал еще с Оникой. На ней был один сплошной фигурный бассейн с островками-лежаками. Хорошо освещенный, он работал и днем, и ночью.

Мирэна тут не была, Игорь понял это по ее удивленному выражению лица. Но она не церемонилась – как только они коснулись платформы, она устремилась в воду, скинув с себя одежду. На ней был разноцветный вакко-купальник. К Игорю подскочила работница бассейна и предложила услуги массажа, еду и напитки, а также показала на большое здание в стороне от бассейна, сказав, что там комнаты отдыха.

«Все для людей…» – подумал Игорь, рассматривая белую голую красивую попку Мирэны, которая вскоре скрылась под голубой водой.

Он разделся и направился за ней следом, надевая на ухо серьгу, имитирующую мужской вакко-купальник. Он прыгнул с разбега, брызги почти долетели до Мирэны, которая была крайне недовольна. Она плавала аккуратно, стараясь не намочить волосы выше шеи. В бассейне было малолюдно, метрах в ста купались двое парней и две девушки. Были люди на лежаках, попивающие коктейли. Как только Игорь вынырнул, он услышал негромкую мелодичную музыку – играл инструмент, напоминающий скрипку.

Мирэна уплыла уже довольно далеко. Бассейн не был глубоким, ноги доставали до ровного дна, вода была на уровне чуть ниже шеи.

– Эй, вернись! – крикнул Игорь, понимая, что ему ее не догнать.

– А ты догони! – крикнула та и засмеялась, резво набирая обороты и уплывая все дальше.

Недолго думая Игорь включил режим полета и, выскочив из воды, через три секунды плюхнулся около Мирэны. Та завизжала от неожиданности и бросилась на Игоря, плескаясь водой.

– Ты хитрый! Это нечестно! – кричала она, в ее голосе чувствовался восторг. Игорь полез обниматься. Когда он обнял ее за талию, она успокоилась. Он чувствовал ее голое тело своим, ощутил ее грудь и острые соски. Мирэна была смущена, она почувствовала его возбуждение и оттолкнулась.

– Я хочу уйти отсюда, – невозмутимо сказала она и поплыла назад.

«Ну вот те раз, все испортил» – расстроился Игорь. Он вылетел из воды и направился к одежде. Когда она доплыла, он уже сидел на лежаке и, делая безразличный вид, попивал мэро.

– Ты меня проводишь? – спросила как ни в чем не бывало Мирэна, одевшись.

– Ты решила в первый раз уйти раньше, чем тебя позовут по вакко-спутнику? – произнес Игорь с некоторой претензией в голосе.

– Мы перешли рамки! – ответила Мирэна, присаживаясь на соседний лежак. – Я поддалась запретным желаниям.

Неловкое молчание. Игорь заметил, что, когда они вышли из воды, музыка не звучала.

– То есть ты желала? – вдруг спросил он.

– Да… нет… – Мирэна нахмурилась. – Что за дерзкий вопрос?!

– В моем мире это естественный вопрос! – Игорь решил заморочить ей голову напоследок.

– Ты сейчас в моем мире, Нил! – надменно ответила она. – Почему я сразу не подумала? Ты действительно ведешь себя так, потому что не из этого мира! – заявила Мирэна.

– Я тебе нравлюсь? – спросил Игорь, используя все свое обаяние.

Снова неловкое молчание.

– Мирэна? – переспросил Игорь, он встал с лежака и присел к ней.

– Возможно, да, – тихо ответила она. – Ты живой, не как все. Ты ходишь в маске, хотя ведешь себя открыто… я устала от людей с открытыми лицами и мерзкими масками.

– Парадокс, не правда ли? – улыбнулся Игорь, обхватив ее за талию.

– Противоречие мира – я выросла в семье, которая может все, но мне нельзя ничего!

– Я знаю адмирала Лина, – вдруг сказал Игорь, решив тем самым добавить интриги.

– К чему ты это, Нил? Его все знают…

– Он мой друг, – ответил Игорь, наблюдая, как глаза Мирэны делаются круглее. – Да-да, я знаю его лично.

– Расскажи мне о нем! – взмолилась она. Игорь поймал себя на мысли, что начал ревновать к самому себе.

– Расскажу, но после поцелуя! – заявил Игорь. Мирэна полезла целоваться. – Нет, нет! Я сам выбираю куда тебя целовать! Согласна?

Она вопросительно подняла левую бровь.

– Вот откуда ты такой хитрый, друг адмирала Лина, от него набрался? Хорошо, согласна, но я надеюсь на твое благородство! – сказала Мирэна и закрыла глаза в ожидании. Игорь склонился и начал целовать ее шею, одной рукой он как бы случайно задел сосочек ее груди, поднимая руку к золотистым волосам. Он целовал ее, пропуская шелковые волосы у затылка сквозь пальцы, нежно массажируя голову. Мирэна эротично задышала, обняв Игоря. Она не отпускала его, совсем потеряв голову, однако Игорь не стал продолжать и остановился.

– Я закончил, спрашивай, – гордо сказал он, но Мирэна продолжала его обнимать. Она прижалась к его груди, ощущая сердцебиение Игоря.

Снова тишина, которую изредка прерывали радостные крики людей в бассейне.

– Почему я каждый раз испытываю с тобой что-то новое? – вдруг задумчиво проговорила она – Любовь к рабам, вино и поцелуи, а теперь похоть…

Это был неожиданный вопрос для него. Снова молчание…

– В моем мире есть мудрость, – начал Игорь. – Бери от жизни все, сейчас лучше, чем было и чем будет.

– Я не понимаю твоих мудростей, Нил, – расстроенно ответила Мирэна.

– Понимание приходит со временем, первую мудрость ты уже поняла, – улыбнулся Игорь, продолжая массировать ее голову. – Так как насчет адмирала?

– Неудивительно, что ты его друг, у такого талантливого адмирала обязательно должен быть такой необычный друг, как ты, Нил, – сказала Мирэна полусонным голосом, она наслаждалась в объятиях Игоря.

– Я его друг не по своей воле, – вздохнул Игорь.

Мирэна приподнялась, и он почувствовал, что она резко дернулась, посмотрев куда-то в сторону.

– Тебе нужно срочно уходить! – встревоженно сказала девушка, поднимаясь с лежака.

– Почему?! – недоумевая, спросил Игорь, видя, как изменилась в лице Мирэна. Ему стало не по себе, она чего-то боялась.

– Сюда летит мой наставник! Ты можешь пострадать, прошу, улетай! – крикнула Мирэна и унеслась в вакко-потоке навстречу приближающейся толпе людей. Игорь помчался в другую сторону.

Он почувствовал, что за ним кто-то гонится. Он не стал рисковать и вести преследователя в свой дом, а быстрым перемещением отправился в парк Глаулори. Преследователь не знал пункта назначения и скоро отстал. До парка Игорь добрался за пятнадцать минут. Вакко-кольца выполняли свою функцию, постепенно разгоняя алкоголь в крови, и он быстро трезвел. В парке он переоделся и как ни в чем не бывало отправился домой. От таких «шпионских игр» у него захватывало дух; от ощущения, что за ним кто-то гонится, адреналин растекался по всему телу.

Глава пятнадцатая

Всего лишь землянин

Это был один из самых тяжелых утренних подъемов за все время. Игорь был морально подавлен, с утра чистым разумом он снова и снова прокручивал вчерашнюю ситуацию на Орионге. Яван был, напротив, довольно весел, однако, почувствовав плохое настроение Игоря, старался не показывать свой хороший настрой.

На платформе прибавилось транспортников – в преддверье чемпионата тренирующихся стало больше. Анишен не встречал Игоря, а тот всю дорогу думал, как себя вести перед обидчиком: показывать, что злится, или вести себя как ни в чем не бывало.

– Шестая тренировочная, – сказал Яван, когда Игорь залезал в кабину Анохи, – вчерашняя…

Анишен уже ждал на арене. Как и сказал Берид, десять боев, детские игры закончились.

Шагая к линии арены, Игорь смотрел на темный силуэт напротив него. У Анишена был стандартный робот неизвестной Игорю модели, но он знал, что его Аноха лучше.

Чем же славился Аноха по сравнению с другими роботами? Главное – это броня и прочность. Содержание качественного металла в нем было выше, чем у стандартных роботов, – примерно в два-три раза больше амира и его сплавов. Он мог легко выдержать до двадцати прямых попаданий, в то время как обычные роботы – не более семи-десяти.

Зрительские трибуны были переполнены, люди приходили посмотреть на тренировки, словно на шоу. Роботы бились, затем уходили, приходили другие, и так круглые сутки, а люди смотрели и наслаждались зрелищем. При виде Анохи трибуны взревели, будто на чемпионате мира по футболу был забит гол. Даже изолированная кабина Игоря чувствовала акустическую вибрацию, а фильтрующийся через приемники звук будоражил все внутри – как и вчера, он заставлял волноваться.

Анишен по тому же сценарию начал атаку. Он обрушил шквал огня и загнал Игоря за стальное укрытие. Тот не стал дожидаться и ринулся с другой стороны ему навстречу. Анишен не ожидал такой прыти и не сразу понял, что Игорь уже на полпути к нему. Выдвинувшись вперед, Анишен тут же получил несколько попаданий, Игорь уже выцеливал место, откуда мог вылезти противник. Ответный огонь Анишена сбил его робота с ног – видимо, тот стрелял именно по двигательной системе.

Робот Игоря упал и перекатился. Если бы не ремни, то его голова была бы разбита, без всяких сомнений. Игорь растерялся. Ощущая хорошую тряску, он не сразу понял, что произошло. Это было его первое падение. Обычно падение – это практически поражение: противник не станет ждать, пока ты поднимешься, ты легкая и уязвимая цель. На мониторе перед собой он увидел укрытие. Оказалось, его робот перекатился за железную стену. Была ощутима вибрация бегущего к Игорю робота Анишена. Тот, видимо, спешил уже добивать. Сделав попытку как-то встать, Игорь с ужасом обнаружил, что не учился еще этому. Робот лежал на боку. Из-за угла показался Анишен, ноги его робота оказались в прицеле, Игорь, не медля, спустил курок. Анишен упал, его робот из-за инерции движения стукнуло о стену и развернуло спиной к Игорю. Поднялась пыль. Трибуны замерли в ожидании, никто даже пикнуть не смел.

– Так… рука влево, – начал Игорь, пытаясь встать, – влево, прямая, да! Нога в колено… толчок! Да! – Он неуклюже встал, Анишен уже тоже поднимался.

У Игоря появился азарт, он хотел наказать своего обидчика. Не успел Анишен развернуться, как Игорь начал расстрел, и тот снова упал в развороте на спину. Игорь подскочил к его роботу, тот скрестил руки, сдаваясь. Для Игоря это не имело значения, присев на колени, он начал махать руками, Аноха с точностью повторял его движения. Будто стук молота о наковальню, скрежет отрывающегося металла – робот Анишена разбивался вдребезги. Отлетела часть его левой руки, показался щит бронированной кабины. Анишен пытался отбиваться, но все было безуспешно.

– Адмирал Лин, стойте! Все, бой окончен!!! – кричал кто-то по связи в кабине. – Стойте! – Игорь не останавливался до тех пор, пока правая рука робота Анишена не рухнула на землю – пилот потерял сознание или умер.

Трибуны ревели, скандируя: «Лин! Лин! Лин!»

«Всего лишь землянин, сука», – пробежало в мыслях Игоря. Он поднял робота с колена и направился в ангар, его переполняли ярость и какое-то удовлетворение. На мини-мониторе заднего обзора он увидел, как к неподвижному разбитому роботу подскочил транспортник с медиками и спасателями. Они начали ковырять искореженную кабину.

Едва Игорь дошел до ангара, его уже встречали инженеры, впереди них бежал Яван. То ли они беспокоились о состоянии робота, то ли о состоянии Игоря. Аноха не был значительно поврежден, робот стоил своих денег, не зря Люма искал его по всей галактике для адмирала Лина.

– Зачем?! – раздраженно спросил Яван, когда Игорь спустился из кабины. – Он же сдался, адмирал Лин!

– За вчерашнее, – ответил Игорь, получая от своих слов большое удовольствие. Яван стоял раскрыв рот, ему нечего было сказать землянину.

* * *

Пришел Джеван. Они начали тренироваться. Тренировку прервал через полчаса вбежавший в комнату Катэр.

«Быстро он», – подумал Игорь, улыбаясь и приветствуя начальника службы безопасности.

– Адмирал Лин! – начал встревоженно Катэр. – Вы должны объясниться!

– Ничего он тебе не должен! – вмешался подоспевший Яван. – Все в рамках тренировок!

– Адмирал Анишен не пришел в себя, у него критическое состояние! – раздраженно продолжал Катэр. – Если он умрет, вам придется отвечать перед императором!

Игорь молчал, перекидывая с руки на руку вакко-меч.

Яван сразу дал понять, что Катэр тут никто. Он выглядел жалким.

– Перед ним и отвечу! – сказал сквозь зубы Игорь, сделав рассерженный вид. – Не перед тобой, это точно.

– Хе! – выплюнул Катэр, изображая иронию. – Посмотрим, что скажет адмирал Анишен, если выживет. А то и передо мной ответите!

– Вон пошел отсюда!

Игорь перестал контролировать себя. Обнажив вакко-лезвие, он двинулся к Катэру. Тот не на шутку перепугался, стал пятиться назад. Яван, познакомившийся уже с импульсивностью землянина, бросился наперерез, дабы Игорь не наделал беды.

– Я… я это так не оставлю! – голос Катэра задрожал, но его гордость не позволяла ему так просто уйти.

– Вон пошел!!! – заорал Игорь не своим голосом.

Сзади уже подскочил Джеван, стараясь успокоить своего ученика. После такой акустической атаки гордость Катэра куда-то делась, и он спешно вышел из комнаты.

– Вы правильно сделали, – сказал Яван, пытаясь поддержать Игоря.

– Ты тоже иди вон, – сказал более спокойно, но угрожающе Игорь.

Они продолжили тренировку. В глазах Джевана Игорь увидел восторг и, возможно, большее уважение.

«Откуда во мне столько злости? – размышлял Игорь, отрабатывая приемы с мечом. – Я же рискую, я очень рискую, семьей рискую… Но разве Лин не должен быть именно таким – тираном и убийцей… беспощадным к своим врагам и обидчикам! Я сорвался, не нужно было…» Много противоречивых мыслей вертелось в его голове.

Наступил обед. Игорю больше не хотелось лезть в кабину робота.

– Где Анишен? – вдруг спросил он, заканчивая трапезу в ангаре. Игорь переживал и за него, и за себя. «Вот вылечится и додушит меня, и будет прав… Извиниться бы надо, это должно как-то все сгладить…»

Яван взял паузу перед ответом. Он начал ковыряться в дисплее вакко-спутника.

– В медблоке, все еще без сознания, – ответил Яван. – Адмирал Лин, не переживайте, Анишен не станет говорить что-то против вас.

Яван убедил Игоря снова пойти на арену. Вместо Анишена он выступил на одном из роботов Игоря. После боев с Анишеном Яван казался ребенком, у которого легко отобрать конфету. Они провели четыре боя, и все четыре без труда выиграл Игорь.

Вернувшись в ангар, Игорь увидел скопление незнакомых людей.

«Неужели пришли арестовывать?» – тревожно подумал он, спускаясь от железного монстра.

Навстречу ему поспешил человек в сопровождении трех телохранителей, показавшийся Игорю знакомым.

– П-приветствую вас, адмирал Лин-оун! – произнес пришедший и, заметив недоумение Игоря, добавил: – Я адмирал Оган-рин, мы были на празднике за одним столом с адмиралом Крейном, честь и слава его памяти.

– A-а, приветствую, Оган, – неуверенно ответил Игорь. – С чем пожаловал?

– Э-э… я, как узнал, что вы тут, сразу примчался поздравить вас! – заискивающе проговорил адмирал.

– Ты только за этим пришел, Оган? – Игорь его наконец вспомнил. Это был тот недовольный адмирал, чье место занял Шерон.

– Нет, нет! Хочу пригласить вас на светский вечер! – быстро забормотал Оган.

– Мы не можем, – вмешался Яван.

– Хорошо, – перебил Игорь. – Где?

Оган расцвел после его ответа, будто услышал от шикарной женщины согласие пойти с ним на свидание.

Он жил на Зиноне, как и все богатейшие подданные империи. Игорь не видел причины ему отказывать, он был адмиралом высшего класса, хозяином в любом доме любого адмирала. Он был боссом. Ему нужно было отвлечься и выпить, предложение Огана было весьма кстати.

Дом Огана находился на платформе, которая парила на самом нижнем уровне зинонского неба. Вся платформа – один большой особняк с парком, бассейном, даже своим аквапарком и водой, в которой можно дышать. Игорь прибыл с Яваном и десятью телохранителями, которые уже приржавели к дому от безделья. Яван убедил Игоря, что они необходимы, чтобы подчеркнуть его статус. У Огана уже было море гостей. Все жаждали встречи с Игорем.

– Говорил же я вам, не нужно было идти, – возмущенно прошептал Яван Игорю, увидев пару сотен гостей, устремившихся навстречу. Кто-то из них мог знать адмирала Лина и раньше.

Впереди всех бежал Оган. Телохранители настороженно окружили Игоря, никого не подпуская.

– Адмирал Лин, вы лучший адмирал армады! – кричал кто-то из гостей. Игоря засыпали комплиментами. Оган вместе с Игорем прорывался в зал, который сверкал под открытым небом.

Игоря усадили во главе большого прямоугольного стола. Некоторые лица были ему знакомы: в основном это были адмиралы первого класса, некоторых из них он встречал на банкете Крейна.

Заиграла скрипка, чуть в стороне поднялась небольшая платформа, на ней танцевали разодетые в цветную одежду девушки, их представление транслировали восемь дисплеев вокруг зала. Около столов крутились официантки в бежевых халатах. Игорь с сожалением вспомнил о Варийках Крейна.

К столу подскочили Донав с Эвой. Оган представил их. Игорю показалось странным, что среди адмиралов допустили к столу и девушку. Та, нескромно одетая, не чувствовала неловкости, она застенчиво поглядывала на Игоря. Взгляд Донава Игорь тоже уловил.

«Неужели рассказала, мелкая сучка…» – подумал встревоженно он.

Вскоре его засыпали вопросами о тактике при Дредеззере. Больше всех переживал Яван, он нервно дергал ногой под столом, рядом сидящий Игорь это заметил. Он успешно парировал неудобные вопросы, не стесняясь при этом пресекать лишнюю любознательность собеседников.

«Я тут босс! Кланяйтесь, лижите задницу, – думал уже хорошо выпивший Игорь, наблюдая, как адмиралы восхищенно смотрят на него. – Знали бы вы, что я всего лишь клерк из Москвы, липкие ваши языки…»

Игорь совсем расслабился. Он пил, не останавливаясь, даже залепил подзатыльник Явану, попытавшемуся отобрать у него очередной бокал мэро.

Оган завел тему про чемпионат, как оказалось, он тоже собирается в нем участвовать. Изрядно выпив, он поручился, что посодействует победе Игоря. Вскоре Оган совсем осмелел и начал просить Игоря назначить его в систему Дредеззер – как стало ясно, именно по этой причине его и пригласил лукавый адмирал.

Игорь обратил внимание на Эву. Она пила мэро наравне со всеми, Донав не ограничивал свою дочь. Это показалось Игорю странным, возможно, ей уже стукнуло десять. Гости стали расходиться. Многие из них были разочарованы, Оган никого не подпустил к Игорю.

Игорь очнулся, когда двое телохранителей поднимали его из-за стола. Сейчас он выглядел достойным своего предшественника на посту заместителя командующего армадой.

В стороне стоял абсолютно трезвый Яван и отчитывал шатающегося Огана, которого придерживали его телохранители.

– Все стирай, сейчас, при мне! – строго говорил Яван.

Оган неуклюже копался в панели своего вакко-спутника.

«Неужели что-то записывали? Меня, что ли, записывали?» – промелькнуло в трезвеющем сознании Игоря. Все адмиралы уже разошлись, за столом одиноко сидела Эва. По ее притупившемуся взгляду было видно, что она изрядно пьяна.

«Отец оставил пьяную дочурку – приманку для меня… как-то все странно…» Игорь поднялся из-за стола, Эва поспешила следом.

– Адмирал Лин! – пробираясь с грохотом через стулья, воскликнула она. – Я вас провожу! – У нее был пьяный голос. Телохранители не препятствовали девушке, когда та бросилась обнимать Игоря.

«Вот она – расплата за секс, теперь твое сердце принадлежит мне… но в моей душе только Кара. Ты ее напоминала, лишь поэтому я был с тобой так ласков и подпустил тебя близко…»

Игорь улыбнулся Эве пьяной улыбкой. Яван уже возвращался, разобравшись с Оганом.

– Что вы там мутите? – спросил с пьяной иронией Игорь.

Яван покачал головой, показывая, что вопрос его не совсем корректен.

– Все хорошо, адмирал Лин, нужно возвращаться. – Он посмотрел на девушку: – Эва-рин, я думаю, вам следует отправиться домой.

Та, не выпуская Игоря, повернула голову и посмотрела исподлобья на высокого сердитого Явана.

– Я провожу, адмирал Лин разрешил! – торжественно заявила она.

Яван вопросительно посмотрел на Игоря, тот пожал плечами. Эва не хотела отлипать.

Оган куда-то пропал, даже не попрощавшись, видимо, Яван его сильно застращал.

– Мне надо с вами поговорить! – заявила Эва, когда они все приземлились у дома. Она оглянулась на телохранителей и Явана.

Яван нахмурился, показывая всем своим видом, что не стоит им оставаться наедине.

«Да что уж теперь предостерегать, Яваша… поздно», – подумал Игорь, глядя на встревоженного Явана, в глазах которого была фраза: «Только без глупостей!»

Все же Игорь отправил всех по домам. Все равно нужно было расставить некоторые точки над «ё».

– Я хочу чаще с вами видеться! – изрекла она, когда они остались вдвоем на лужайке перед домом.

– Я часто занят, у меня тренировки, Эва, – пытался отбиваться Игорь.

Эва полезла обниматься, но он отступил, показывая недовольство.

«Не хочу, чтоб дети увидели».

– Я видела, как вы по ночам куда-то летаете, и вас всю ночь нет! – Это прозвучало, как претензия от невесты, как минимум.

– Ты следишь за мной? – возмутился Игорь.

– Да! – без малейшей вины в голосе ответила она. – Я хочу с вами туда, куда и вы!

– Ты, видимо, не понимаешь! – Он слегка повысил голос. Эва испугалась. – Что ж мне с тобой делать?.. – Игорь не знал, как ей сказать, что между ними все кончено. Ему стало ее жалко.

– Понимаю, – прошептала Эва, ее карие глазки заблестели. – Понимаю, уже не маленькая. – Она резко развернулась и умчалась в вакко-потоке.

Жалость, сожаление… Именно эти чувства сейчас переполняли его. Если бы она высказала все Игорю или закричала на него, нахамила, ему сейчас было бы намного легче. Но она промолчала, оставив все в себе, это было для него намного хуже…

Глава шестнадцатая

Отец

Игоря разбудил глухой стук около его кровати. Он вскочил и увидел, что лежащую на полу няньку прижимает телохранитель. Та что-то пытается сказать и с трудом ползет в сторону Игоря.

«Я забыл отпустить их спать? Меня всю ночь охраняли?»

– Отпусти ее! – скомандовал Игорь. На голову будто давила полная ванна воды, глаза щипало от недосыпа. Было еще раннее утро.

– Де!.. – кряхтела молодая нянька, вставая с пола. – Дети пропали!

После этих слов у Игоря внутри что-то оборвалось, его резко наполнило тревогой. Он сам не понял, как одним движением уже оказался у выхода из комнаты. Телохранитель подбросил няньку к выходу следом, та кинулась за Игорем.

В холе встретился Хорро, его уже оповестили о пропаже.

– Адмирал Лин! Я… Я не понимаю, как это произошло…

– Где Оника?! – заорал хриплым голосом Игорь. – Как она допустила?

Весь дом оживился. Игорь первым ворвался в большой детский холл, который дальше разбивался на две детские комнаты. В холле неподвижно лежали три тела: две няньки и Оника.

«Боже, нет! – пронеслось у него в голове, он бросился к Онике. – Жива… дышит, дышит родная…»

Оника была в каком-то бреду, ее тело обмякло.

– Их чем-то отравили, – проговорил Хорро, осматривая одну из нянек. – Эта мертва, вторая тоже…

Два медика подскочили к Варийке. У нее была слабость, но она выжила.

– На территории дома детей нет! – заявил вбежавший в холл один из телохранителей. – Сюда никто не проникал, посторонние в периметр не проходили!

– Если что-нибудь случится с детьми и Оникой, тебе конец, Хорро, – бросил Игорь и устремился прочь.

– Вы куда?! – крикнул ему вслед перепуганный Хорро. – Надо оповестить службу безопасности!

– Не вздумай! Я знаю, почему они сбежали… и ты знаешь, я в этом не сомневаюсь!

Сейчас дом показался Игорю бесконечным лабиринтом.

«Скорее… скорее, где выход! Их не украли, посторонние не могли войти в дом… Значит, они сбежали…»

Он знал, что они могли отправиться на старый Зинон к сестре Эвары. Если же они остались на этой планете, то их жизни не могла угрожать опасность. Но время терять было нельзя.

– Адмирал Лин-оун! Позвольте с вами группу! – кинулся ему наперерез один из телохранителей.

«Вас еще не хватало!» Дети сбежали, зная, что он – не их отец. Игорь не хотел, чтобы и телохранители узнали об истинной причине их побега.

– Нет! Ищите их на Зиноне, я – на старый! Оповестите Явана!

– Вот, возьмите! – телохранитель протянул какое-то темно-красное вакко-кольцо. – Это пеленгатор, по нему мы находим хозяев!

– Как пользоваться?!

– Просто наденьте, введите имена в вакко-спутник, радиус пеленга до десяти тысяч шагов…

Телохранитель не успел договорить, Игорь прямо в бежевой ночнушке улетел на стартовую платформу.

На транспортнике он спешно перекапывал базу данных. «Сестра Эвары-оун», «дочь Друман-оуна» вводил он в поисковик.

«Дочь покойного адмирала Друман-оуна Факена-оун…»

– Есть! Менотри, город Менотри! – крикнул пилоту через панель связи Игорь.

– Понял! – прозвучал ответ – Какой порт?

«Порт… порт, да откуда мне знать…» Игорь спешно перелистывал интерактивную панель.

– Сектор сорок четыре!

Пилот с минуту молчал, затем ответил:

– Понял!

Игорь переоделся в вакко-костюм. На пол со звоном упало и покатилось за кресло черное вакко-кольцо Эвары.

Сгибаться было тяжело. Он еле поднял его. Эвара будто говорила ему, что лететь одному не стоит.

«Так, Аматуя, Дирен, дети адмирала Лин-оуна…» – Игорь ввел данные в замеченную новую опцию вакко-спутника.

Реакции от спутника никакой.

«Плохо, все плохо… А если эта Факена уже знает правду, ее придется убить… нет, прочь из головы дурные мысли!» На дисплее вакко-спутника подсвечивался цифровой адрес дома Факены. «Прямиком к ней…»

Транспортник летел мучительно долго.

«Если они там… если там… Они не могли улететь с Зинона сами, им кто-то помог…»

И вот посадочная платформа Одрэзинона. Игорь выскочил, как ошалелый. Вокруг суета, звуки, шум машин. Бесконечные потоки людей.

В городе Минотри был уже вечер. Игорь огляделся вокруг – полная дезориентация.

«Что делать… Что, мать его, делать?! Такси, да!»

Планетарный транспортник прилетел почти сразу. Игорь быстро назвал цифры, водитель помчал свою колымагу.

Вакко-спутник замигал синим свечением – пытался связаться Яван.

– Ты где?

– Вы где?

– Минотри! – ответил Игорь.

Вакко-спутник как-то необычно замигал.

– Я буду через полчаса, пожалуйста, не предпринимайте ничего без меня!

«Ага, щас…»

Интерактивная панель вдруг раскрылась в воздухе, проецируясь на местность, куда смотрел Игорь через окно транспортника.

Два вертикальных луча двигались сквозь дома в километре от них, совершенно в другую сторону от направления их полета.

– «Дети? Пеленгатор?»

– Туда лети! – скомандовал Игорь, показывая в направлении визуальных лучей.

– Меняем курс, эр?

– Ты тупой? – заорал Игорь. – Лети вон туда, к той вышке синей, три антенны, туда!!!

– Хорошо, хорошо, эр! – Водитель явно не ожидал такого нервного клиента. Выруливая из общего потока, он чуть не задел соседнюю вереницу транспортников. – Меня лишат статуса с вашими требованиями! – попытался возмутиться он.

– Я адмирал Лин-оун, я тебя сейчас прикончу, если не заткнешься!

После этих слов водитель ускорился.

– Черт! Уходят левее, вон левее бери, к той платформе!

Через две минуты они уже были на месте.

– Я не могу тут садиться! – взмолился водитель – Нельзя тут!

– На крышу сажай! – закричал Игорь, высматривая внизу узкие улочки.

Он спрыгнул на крышу, пеленгатор показывал, что они практически под зданием.

– «Триста метров… выдерживает триста метров при нормальной гравитации» – повторял в мыслях Игорь, на бегу переключаясь в режим усиленного перемещения.

Здание было намного выше, он подбежал к краю крыши. Линии уже уходили за соседнее здание. Узкие улочки, безлюдные темные улочки. Местность была похожа на какую-то промышленную зону.

Внизу Игорь увидел здание. Недолго думая, он прыгнул вниз. Привычные уже полеты в вакко-потоках сейчас притупляли его страх перед высотой. Костюм полностью погасил падение, по инерции Игорь перекатился вперед. Крыша стала трескаться под ногами. Это был материал, похожий на шифер или кирпич. Старая постройка.

«Бежать, скорее бежать… дети направляются не к дому Факены, это странно…»

Следующий прыжок, и он оказался на узкой улочке. Пеленгатор показывал, что дети бегут по параллельной улице. Костюм ускорял, Игорь сбил с ног одного-единственного прохожего, который стоял на пути.

Поворот, ускорение, еще поворот.

Впереди он увидел толпу людей. Пеленгатор показывал на них. Не мешкая, Игорь бросился к ним. Он услышал детские крики. Это были Аматуя и Дирен – без сомнения, они.

Люди заметили Игоря и немного расступились. Он с ужасом увидел, что детей куда-то тащат. Все люди были в масках. Человек двадцать, одной большой группой.

Они остановились. В полумраке Игорь заметил блеск вакко-лезвий.

– Иди своей дорогой! – крикнул кто-то из толпы – Твоя жизнь нам не нужна!

– Отпустите детей! – крикнул Игорь, приближаясь к толпе. Он уже вытащил вакко-меч и был готов броситься убивать.

– Зачем тебе мертвые детишки? – засмеялся кто-то в толпе. – Их уже заказали, за тебя никто не платил, так что иди своей дорогой, подданный!

Эти слова привели Игоря в полное бешенство. Он замедлил бег и перешел на шаг, вытаскивая из кармана кольцо Эвары.

«Убить всех, и никак иначе…»

Толпа разделилась, трое преграждали путь, остальная группа пошла дальше.

У Игоря не было времени на ожидание атак, он напал первым. Уроки Джевана не прошли даром. В момент атаки Игорь не боялся смерти, он был готов перегрызть зубами горло каждому, кто оказывался на его пути.

Выпад, уклонение, удар, разворот, удар… присел, удар. Один мертв, двое, раненные, лежат и истекают кровью.

– Отец! – это был голос Дирена, замедленный, но детский голос, ему тут же закрыли рот. Этот голос и обращение к Игорю будто придали ему дополнительную ярость и в то же время наполнили его тревогой.

Вся толпа остановилась, увидев, что он без труда справился с тремя их людьми и движется дальше.

Оставив одного охранять детей, они все вышли навстречу Игорю.

– Убить! – крикнул кто-то бешеным хриплым голосом.

Толпа помчалась на Игоря. Игорь прыгнул и оказался около детей за спиной охраняющего. Тот не ожидал такой прыти, как и вся толпа. Обезглавленный труп упал у ног Аматуи, та завизжала и попятилась назад.

– Дирен, Аматуя, бегите назад! – приказал Игорь, отводя детей за спину, их руки были чем-то перевязаны.

– Отец! – завизжала Аматуя – Прости нас!

Дирен бился в истерике.

Толпа уже была близко. Дети не спешили отходить, они боялись за Игоря. Отступать было некуда – оставалось только драться.

Сразу трое бросились на него – Игорь едва ушел от ударов, зацепив одного.

Нельзя было врываться в толпу, нельзя дать им окружить себя. Игорь это прекрасно понимал и отходил назад. Узкая улочка сейчас давала ему небольшое преимущество.

Люди в масках не собирались отступать. Позади стонали три их раненых товарища. Темные сапоги стали переступать обезглавленный труп. Игорь делал шаг за шагом назад. Дорожка из капель крови тянулась следом за отступающим Игорем.

Времени у Игоря оставалось мало, у его врагов тоже было немного времени. Возможно, они уже беспокоились, что с минуты на минуту может прибыть патруль службы безопасности. Так бы и случилось, если бы Игорь умел пользоваться своим вакко-спутником в совершенстве.

Толпа ринулась вперед с ревом, превращающимся для Игоря в монотонный медленный гул.

Они рассчитывали убить всех сразу и скрыться.

«Не терять сознание… не сейчас». Он начал чувствовать давление, появилась боль в затылке. Будто что-то давило сверху.

Три лезвия скользнули по вакко-мечу Игоря. Выпад, удар, еще удар. Он перестал бояться их мечей. Враги падали один за другим. Они не были мастерами, возможно, это и спасало Игоря. Он делал ошибки, которые не были для него летальными.

Раненый лежащий враг пытался помешать движению Игоря, схватив его рукой за ногу. Блеск едва уловимого лезвия, и отрубленная рука врага покатилась и столкнулась с лежащим неподалеку бездыханным телом.

В глазах начала пульсировать тьма – картинка то появлялась, то исчезала в такт биения сердца.

Враги не жалели отступать, их осталось меньше половины. Дети что-то кричали, но Игорь их уже не слышал.

«Не терять сознание… убить всех». Разум воспринимал реальность сквозь мутную пелену. Каждый из нападавших фанатично сражался, не желая убегать и спасать свою шкуру. Для врага это стало делом принципа – мстить за своих убитых товарищей, биться до конца…

Уклонение от удара, разворот, удар в живот очередному врагу… Вакко-лезвие полоснуло по спине Игоря.

«Неужели все?! Это конец?!» Он попятился к стене. Вдруг что-то на мгновение прояснило его сознание. Это боль. Игорь увидел летящее острие вакко-лезвия. Оно медленно приближалось к его лбу. Все стало еще медленнее.

«Второе дыхание? Мне нужно двигаться… я смогу».

Он уклонился от удара. Выпад, удар, уклонение, разворот, снова выпад. Зажали… Не тут-то было! Прыжок и удар – еще двое мертвы.

Один из нападавших побежал к детям. Игорь прыгнул на него и сбил с ног. Его лезвие как по маслу вошло прямо в сердце врага.

Он развернулся и едва ушел от атаки. Теперь Игорь ничего не слышал, уши полностью заложило, из носа кровь лилась ручьем.

Слабость. Он уже не чувствовал запястья, но всем своим сознанием давал команды кисти сжимать как можно сильнее рукоять.

«Убить всех…» Игорь из последних сил ринулся на оставшихся. Двое из них уже были ранены. Он стал уходить от атак и колоть одного за другим.

Сбил с ног последнего, но не убил. Тот пополз прочь. Игорь упал следом. В глазах потемнело.

«Один, остался один… убить, убить…» Он на четвереньках полз на него, враг лежал на спине и лихорадочно шарил руками по земле, ища потерянный меч.

На ощупь Игорь почувствовал ногу врага, который брыкался, пытаясь отбиваться…

«Вот она, тварь, не уйдешь…» Игорь впился когтями в его одежду подтягиваясь все ближе. Выгнув спину и взяв рукоять обеими руками, он поднял меч. Острая боль… словно позвоночник вот-вот сломается. Он почувствовал, как его лезвие входит в мягкое дрожащее тело врага…

Теперь враг был неподвижен. Игорь упал обессилев. Полная тьма… Дрожь и холод по всему телу.

«Все, дети в безопасности… Как хочется спать… сон и смерть так похожи…»

Он уже не слышал, как подбежали Аматуя с Диреном. Он лежал среди семнадцати трупов. Крики детей приглушали стоны еще трех умирающих раненых врагов.

Он ощутил вибрацию, будто кто-то спрыгнул с высоты где-то рядом. Ему хватило сил на секунду открыть глаза. Темная фигура нависла над Игорем.

«Еще враг, встать, нужно встать… Это Катэр, всего лишь Катэр… Только тебя сейчас мне не хватало…» В глазах темнота. Игорь потерял сознание.

* * *

«Я слышу биение своего сердца, тепло… где я?»

Игорь открыл глаза. Через секунду тускло-красный свет сменился на средней яркости белый. Мягкая кровать, пара кресел рядом. Большая белая комната и несколько дисплеев на стене. В глазах пелена, мешающая рассмотреть только что вбежавших в комнату людей.

– Отец, отец! – закричали детские голоса. Это были Аматуя и Дирен.

«Живые, мои хорошие…» – он попытался сказать это вслух, но лишь подумал. Рот будто слипся от долгого сна.

Игорь почувствовал детские прикосновения. Нежные маленькие ручки гладили его по волосам, Дирен прижимался к груди.

– Прости меня, отец, – заплакал Дирен. – Ты мой отец, я подвел тебя.

«Как же хорошо быть в объятиях детей, которые искренне любят тебя, и кажется, я тоже их люблю, ведь они мои, теперь я это точно знаю».

К кровати подошли еще несколько человек. Это были медики.

– Адмирал Лин, – невозмутимо произнес один из них. – Вы подверглись неизвестному воздействию на мозг, но беда миновала, вы выздоравливаете. Мы восстановили поврежденные клетки мозга.

Молчание. Дети немного успокоились и просто прижимались к Игорю.

– Оника, как Оника?! – вдруг спросил Игорь, пытаясь приподняться. Сил не было – абсолютная слабость в мышцах.

– Адмирал Лин, я рядом, – прозвучал радостный, но усталый голос у двери. Игорь увидел в конце комнаты силуэт невысокой женской фигуры.

«Живая, моя Вариечка…»

Снова молчание.

– Где мои кольца? – Игорь потрогал свои пальцы – ни одного вакко-кольца не было, лишь драгоценное. Его интересовало кольцо Эвары, его секретное оружие.

«Неужели нашли и забрали?» Он стал видеть лица. Зрение возвращалось.

– Ваши старые вакко-кольца уже исчерпали свой ресурс, – ответил медик. – Мы заменим их на одно новое, у него функции двух.

– А где… – начал Игорь, но остановился, когда почувствовал, как Аматуя коснулась губами его уха.

– Я забрала, кольцо матери у меня, – прошептала она.

«Ах ты умница моя!» Игорь улыбнулся и поцеловал влажную от недавних слез щеку.

В комнату вошел Катэр, следом за ним – Яван, не желающий оставлять его наедине с Игорем.

– С выздоровлением, адмирал Лин! – заговорил Катэр. – Вы все можете выйти и оставить нас на время?

– Адмирал, это необязательно делать, – вмешался Яван, хмуро посматривая на своего брата.

«Интересно, что он знает? Что сказали ему дети?» Игорь кивнул. Аматуя фыркнула на Катэра. Тот улыбнулся ей, слегка подталкивая к выходу.

Все вышли, и Катэр присел на кресло рядом с кроватью.

– Вы меня вновь удивляете, адмирал Лин! – начал Катэр с легкой иронией. – Как вы оказались один в самом преступном районе города?

– Ты пришел, чтобы устраивать допрос? – возмутился Игорь. Он все же нашел в себе силы и присел на кровати.

У Катэра был на удивление доброжелательный вид: забавно поднятые брови, а постоянно прищуривающийся правый глаз сейчас был ничуть не меньше округлившегося левого.

– Не совсем, я хочу выяснить причину и найти преступников, – продолжал Катэр. – Я не имею права допрашивать детей – им нет еще десяти. Нужно выяснить, как они покинули дом, сами они сделать этого не могли. Проверка показала, что посторонние не пересекали периметр ваших владений. Следовательно, кто-то им помог, кто-то из числа ваших работников, надо полагать.

Пока Катэр говорил то, что и так знал Игорь, тот обдумывал версию, которую можно изложить.

– Рано утром выяснилось, что дети пропали, – заговорил Игорь. – Я отправился на старый Зинон, думая, что они могли полететь к сестре жены.

– Почему именно так?

– Дети не раз говорили, что хотят к ней… погостить.

– Так, а почему вы отправились один? Вы же знаете, что на вас ведется охота Креалима и его шпионов…

– Я не боюсь никого, Катэр…

– Вы непробиваемы, – вздохнул Катэр. – И бесстрашны – ходите всюду без охраны, это я уже заметил. Должен признать, я удивлен, что вы справились с бандой Духака в одиночку, я этих наемников уже полгода ловлю…

– Все мертвы?

– Да, вы постарались, адмирал Лин, я восхищен вашей силой. Не хотел бы оказаться на вашем пути.

«Мертвы? И плохо, и хорошо. Ни Катэр их допросить не смог, ни я…»

– И все же, я думаю, вам стоит сменить весь ваш рабочий персонал, включая управляющего и ваших телохранителей, я вам рекомендую, – заявил Катэр. – И еще… сами поговорите с детьми, может, выясните, кто им помогал, но это между нами, адмирал Лин, официально я не могу этого касаться. Я лишь хочу вам помочь, как и всегда, с момента нашей первой встречи.

– Спасибо, Катэр, я ценю, – с иронией сказал Игорь, пытаясь изобразить улыбку.

– Что касаемо Анишена, инцидент исчерпан, – продолжал Катэр. – Он уже в полном порядке… – Он выдержал недолгую паузу, поерзав в кресле. – Я прошу прощения за инцидент в вашем ангаре, я был не прав.

Это прозвучало неожиданно, но приятно, хотя и насторожило Игоря.

– Принимается. И я прошу меня извинить за оскорбления в твой адрес, Катэр, – произнес Игорь, который посчитал должным извиниться в ответ. Хотя это не означало, что он перестал питать к нему неприязнь.

– Вам не за что извиняться, адмирал Лин, – ответил Катэр, поднимаясь с кресла. – Мне нужно идти, выздоравливайте скорее, чемпионат уже скоро. – С этими словами он покинул комнату.

Снова вбежали дети, чуть не сбив с ног выходящего Катэра, и бросились в объятия Игоря, за ними скромно вошла Оника. Показались Яван с Анишеном.

«Опять жив-здоров, доходяга».

– Я рад видеть вас в хорошем состоянии, адмирал Лин! – произнес как ни в чем не бывало Анишен, усаживаясь на кресло. Рядом сел Яван, у него был настороженный вид.

– Если это можно так назвать… Приветствую тебя, Анишен, сам-то как? – улыбнулся Игорь, который почему-то не испытывал ни чувства вины, ни страха.

– Пара царапин! – рассмеялся Анишен. – Только вот робота жалко, – демонстративно вздохнул он, показывая свою печаль.

– Двенадцать переломов, в том числе черепа, – вмешался серьезный Яван, не обращая внимания на присутствие детей. – Еще бы удар или два по кабине, и адмирал Анишен был бы мертв.

– А по нему не скажешь! – удивился Игорь.

– Чудо медицины Зинона! – радостно произнес Анишен. – Пять суток – и как новенький!

– Пять суток?! – Игорь с ужасом дернулся и чуть не напугал детей. – Сколько я здесь уже?

– Довольно долго, чудо быстрой медицины на лечение мозга распространяется в меньшей степени, – ответил Яван – Да, вы правильно беспокоитесь, чемпионат начинается через четверо суток. У нас не осталось времени на тренировки.

Все ненадолго замолчали. Дети наконец отлипли и стояли рядом, виновато глядя щенячьими глазами на Игоря.

– Меня интересует один вопрос, – серьезно заговорил Игорь. – Кто помог вам выйти из дома… Дирен?

– Хорро, – ответила, не колеблясь, Аматуя.

– Понятно… Оника, забери детей домой.

– Я к этому не причастен, адмирал Лин! – начал оправдываться Яван, когда дети вышли.

– У Хорро особые полномочия, – спокойно добавил Анишен, – он мог действовать на свое усмотрение. Не смотрите на меня так, я был без сознания, когда все случилось.

– Бандиты говорили, что детей заказали, я это четко слышал. Об этом что скажете, деятели хреновы?!

– Адмирал Лин! – Анишен угрожающе встал. – Не здесь, я вынужден напомнить…

– Я тебя точно убью, если попробуешь мне снова напомнить.

– Я не это имел в виду. – Анишен показал пальцем на свое ухо. Их, возможно, прослушивали…

Вопреки уговорам медиков, Игорь потребовал отправки домой.

Глава семнадцатая

Яван

На Зиноне был в разгаре день. Их встретил Хорро. Всем своим видом он показывал, что виноват. У него было написано на лице, что он боится получить по заслугам.

Анишен не полетел на Зинон с ними, показывая, что эти «мелкие разборки» его не интересуют. Яван, напротив, настаивал лететь, он суетился и переживал.

Два телохранителя донесли Игоря до кровати. Снова прибежали дети, и с ними – Оника.

– Отец, возьми обратно, – шепнула Аматуя, просовывая своей ручкой кольцо Эвары в полусогнутую ладонь Игоря.

– Управляющего Хорро запереть в надежную комнату! – скомандовал Игорь одному из телохранителей.

– Мы его сами попросили нам помочь! – попыталась оправдать его Аматуя.

– Убивать рабынь мы его не просили! – оборвал ее Дирен.

«Откуда дети знают такие подробности? Кто умер?!»

Игорь приставил к детям десять телохранителей и отправил.

– Оника, девочка моя, ты как?

Варийка явно не ожидала таких ласковых слов от хозяина. Они остались наедине.

– Я очень боялась за вас, простите, что подвела! – Оника стояла и чуть не плакала.

– Иди, обними своего Нила! – засмеялся Игорь. Она бросилась, как Аматуя, в его объятия. – Выжила моя хорошая. – Игорь гладил белые волосы Варийки. – Да, да, как друзья сейчас, не удивляйся.

Оника, сама того не замечая, забралась под одеяло к Игорю.

– Все еще блондинка, – вздохнул Игорь. – Вон там возьми, перекрась в рыжий. Да и забери себе приборчик – в какой цвет нравится, в такой и красься, хоть каждый день!

– Мне нравится этот, – сказала полусонным голосом Оника. Она прижалась очень сильно, создавая даже дискомфорт Игорю, но он терпел, ему нравилось осознавать, что он ей дорог. У Варийки из глаз катились слезы.

– Не нужно плакать, я живой. – Игорь повернулся к ней боком.

– Я не могу перестать, простите, – ответила Оника, опуская глаза.

– Родная ты моя, натерпелась ты, конечно… – Игорь имел в виду не только время, пока Варийка служила у него, но и время, когда ее забрали из дому, школу Ортар, время служения у Крейна…

Онике были чужды такие ласковые слова от хозяина. В ее мире только сестры могли говорить друг другу подобное.

«Если бы ты знала все, что знаю я… Как хочется разделить это бремя с тобой… достучаться до твоих истинных чувств и твоей воли, воли выбирать самой то, что ты действительно хочешь…»

Несколько часов сна. Вскоре прибыли медики, которые застали спящих в постели Игоря и Варийку. Он уже мог самостоятельно вставать и даже ходить, но мышцы частично атрофировались.

– Вот, возьмите, адмирал Лин. – Медик протянул ему два золотистых с фиолетовым отливом вакко-кольца. – Это то, о чем я говорил, а второе усилит ваш мышечный тонус. После восстановления нервной системы его можно использовать, через сутки вы придете в норму, через двое – станете сильнее.

«Где ты раньше-то был, а…» – подумал Игорь, надевая новые «артефакты».

В комнату засунул голову Яван.

– Что тебе?! – строго сказал Игорь.

Медики поняли, что оставаться больше не уместно и откланялись.

– Что вы собираетесь делать с Хорро? – встревоженно спросил Яван, осмелившийся все-таки зайти в комнату.

Оника все еще лежала в объятиях Игоря, неприязненно наблюдая за Яваном.

– Мы можем остаться вдвоем? – осторожно произнес Яван.

– Говори, у меня нет секретов от нее, – заявил, не подумав, Игорь.

– Вы уверены?

– Оника, оставь нас…

– Вы ведь понимаете, что его нельзя убивать? – начал Яван, когда Варийка вышла.

– Я не собираюсь его убивать, – ответил Игорь, но в его глазах был другой ответ.

– И допрашивать не нужно! – добавил Яван. – Вы же понимаете, что силы, которые стоят за мной, вами, даже управляющим… они едины. Они могут воспринять это, как самоуправство, бесконтрольность или хуже того – предательство…

– Я ведь так понимаю, что и ты тут пешка, мелкая фигура, – начал Игорь. – Они имеют какие-то гарантии относительно тебя?

Яван поменялся в лице. Он задумался.

– Мы с тобой по одну сторону баррикады, Яван, – продолжал Игорь, увидев в его глазах понимание. – Возможно, ты не знаешь, почему я нахожусь на этом месте и что движет мной.

– Нет… Мне и нельзя знать, эти вопросы запретны для меня, – пытался откреститься Яван.

– Каждый из нас боится предательства. Ты думаешь, что я сдам тебя, а я думаю, что ты расскажешь про мое отступление от плана.

– Я вас не выдам, если это не препятствует общему делу, – заявил Яван. – Анишен не знает о ваших ночных походах, и не узнает, если сами не скажете.

Игорь почему-то верил его словам. Яван внушал доверие.

– А Хорро скажет?

– Судя по всему, и он не выдаст, – проговорил Яван. – Я не знаю, откуда вы, но вы неплохой человек. Я вижу, что вы справедливый, хоть и несдержанный иногда.

– Ты же слышал, что Анишен говорил в ангаре, когда держал меня за горло? – усмехнулся Игорь. – Я всего лишь землянин, человек с планеты Земля, теперь знай.

– Мне это ни о чем не говорит, – прокомментировал Яван. – Я думал, что это он так ругается, называя вас землянином.

– Так какой интерес у тебя в этом деле? – Игорь решил подойти аккуратно, не раскрывая основную задачу. Возможно, Яван не знал истинной цели.

– Интерес сложный, – вздохнул Яван, – а цель одна – помочь вам выиграть в чемпионате, от этого зависят жизни…

Он осекся, осознав, что сказал лишнее. По выражению его лица Игорь это понял.

– Тебя шантажируют? – спросил он, решив идти сразу напролом.

– Вы должны понимать, что я допускаю этот разговор лишь потому, что увидел в вас жертву, а не Силу, движущую нас к цели, – начал свой рассказ Яван.

– Как ты это увидел? – оборвал Игорь.

– Дети, – Его голос стал более обеспокоенным. – Вы рисковали жизнью за чужих детей, я видел, что с вами творилось, вы были на волоске от смерти…

– Они мне уже не чужие! – возмутился Игорь.

– У меня тоже есть дети, адмирал Лин, – вдруг с горечью сказал Яван. – Они на одной из колоний под прицелом этой Силы, если вы проиграете Орионг, их убьют, не колеблясь.

«Вот оно как поворачивается… Но говорит ли он правду или втирается в доверие? И для него не было странным, что я не настоящий Лин…»

– Я выиграю чемпионат, можешь не сомневаться, но это не конечная цель, Яван, – сказал практически шепотом Игорь. Яван был удивлен. – Поэтому ты должен понимать, что, возможно, ты им будешь дальше просто не нужен…

– Что вы хотите этим сказать? У меня все равно нет выбора. И у Хорро тоже, поэтому, прошу вас, не натворите глупостей.

– Не переживай, я думаю, строгого предупреждения будет достаточно.

Игорь не питал ненависти к Хорро. Разговор с Яваном вызвал у него некоторое сочувствие к управляющему, возможно, и он жертва. А своим бездействием Анишен проверяет, на что способен Игорь.

Вероятнее всего, у Хорро была главная задача не допустить утечки информации из дома, возможно, под страхом смерти или шантажа.

Игорь боялся за детей и Онику. Нужно было что-то придумать, куда-то их убрать в более безопасное место. Его упущение состояло в том, что к детям нужно было сразу приставить дополнительную охрану, а не ограничиваться одной только Варийкой. Но, если он сейчас спрячет детей, Сила может посчитать эти действия подготовкой к предательству.

* * *

С утра Игорь чувствовал только легкую слабость. В остальном все приходило в норму. Оставались считаные дни до чемпионата и нужно было усиленно заполнять пробелы.

Перед отлетом Игорь строго проинструктировал Онику, оставив ее за управляющего. В вакко-потоке он купил вакко-колец, подобных своему, и раздал их детям и Варийке. Хорро остался под замком, Игорю сейчас было не до него, им еще предстоял серьезный разговор.

На платформе Орионг их встретил довольный чем-то Анишен.

– Адмирал Лин, – начал он, – я полагаю, наш конфликт исчерпан? Мы может продолжить тренировки, но без увечий?

– Да, я прошу прощения, Анишен, просто земляне, они такие… опасные.

Оба рассмеялись.

Вскоре они добрались до уже запылившегося ангара.

– Ну, вон тот по центру, дарю, – сказал Игорь и махнул рукой, демонстрируя жест «с барского плеча».

Почему-то Анишен не был удивлен такой щедрости.

– Я бы лучше взял Ореона или, на крайний случай, Аноху, – засмеялся Анишен.

– Губу закати, – усмехнулся Игорь, направляясь к Анохе.

– У вас все равно был хуже, – выдал адмирала Яван, – он почти разваливался по дороге.

– Да, было дело, приходилось выпавшие детали на обратном пути собирать! – согласился Анишен.

– Все, что ни делается, все к лучшему! – крикнул Игорь, усаживаясь в кабину.

– Да, путь к совершенству лежит через разрушения! – добавил Анишен, осматривая подаренного робота. – Адмирал Лин, вы уверены, что уже можете выходить на арену?

Игорь не ответил, так как кабина уже закрылась. Аноха устремился на тренировочную арену.

– Да, да, не стоит ждать, я сейчас догоню! – пытался сострить Анишен, поднимаясь к кабине робота.

– Заряжен импульсными! – подтвердил Яван.

Анишен помчался следом за Игорем.

Договорились отрабатывать падения и подъемы после падений. В кабинах установили связь между роботами.

Полупустые трибуны взревели. Появление адмирала Лина было для многих неожиданностью.

– Нет-нет, кровожадные вы мои, сегодня без истерик! – смеялся Игорь, устремившись на Анишена.

– Адмирал Лин, я кое-что хотел вам сказать! – прозвучал через панель связи дергающийся голос бегущего навстречу Анишена.

– Валяй!

– Вы стоите сотни, нет, даже тысячи подданных Зинона!

– К чему ты это?! – удивился Игорь.

– Неважно! Просто мнение!

– Не переживай, нет необходимости лизать мой зад! Мы же договорились, калечить не буду! – засмеялся Игорь.

Через час они сделали перерыв. И снова на арену.

Самочувствие Игоря было превосходное, однако при очередном падении он почувствовал острую головную боль.

«И-и-и… да что это такое!» В голове звенело острое и пронзительное «и». Не отпускало. Игорь начал стонать, боль была невыносима.

– Адмирал Лин, что с вами?! – встревожился Анишен, когда увидел, как Аноха практически встал и снова свалился.

Вскоре боль прекратилась.

«Видимо, кольцо Эвары до сих пор сказывается, нельзя долго его использовать…» – подумал Игорь и поднял своего робота.

– Все хорошо, – ответил он и дал «дружеский» залп по Анишену.

На дисплее Игорь увидел, что над площадкой появилось множество черных кораблей, похожих на челноки флота. Они заполонили буквально все небо.

– Императорская гвардия тут, – прозвучал настороженный голос Анишена. – Значит, и император прибыл.

– Что делать нам? – встревоженно спросил Игорь, прекратив стрельбу.

– Показать достойный бой, что ж еще! Он на тебя прилетел посмотреть, не думаю, что есть иная причина.

– Расходимся по углам? – уточнил Игорь.

Анишен уже убегал на исходную. Игорь попятился назад, не убирая его из прицела.

– После обеда зарядим болванки и лазер! – ответил, разворачиваясь, Анишен.

В его сторону уже летели импульсные снаряды. Показательный бой начался!

Выстрелы, падения и перекаты. Шоу получилось на славу. Трибуны уже были переполнены, будто начался чемпионат. Все были в восторге от боя. Анишен немного поддался и проиграл.

Они провели еще два боя. Затем ушли с тренировочной арены на перерыв. Инженеры вскоре доложили, что императорская гвардия следом за ними покинула Орионг.

– Почему вы без своей Варийки? – поинтересовался Анишен, когда они обедали за столом в ангаре.

– А что, она вам так интересна?

– Я слышал, что вы спасли ей жизнь, вырвали из лап пьяного Крейна.

– Знал бы ваши порядки, вырвал бы всех, что у него были перед его смертью, – вздохнул Игорь.

– Да, жаль тел охранительниц… – вздохнул Анишен, доедая кусок мяса. – Я сам не учел этот момент…

«Вот ты и попался, доходяга… Значит, вы заранее спланировали убийство Крейна, чтобы меня назначили на эту должность. А что, идеальный вариант – убийство в изолированной комнате совещаний…»

Анишен уловил проницательный взгляд Игоря и понял, что сказал лишнее. Яван сидел за столом и делал вид, что не слышит, уставившись в тарелку и ковыряя еду вилкой.

«Зачем ты завел этот разговор про Онику? Неспроста… Не могу допустить мысли, что и она шпионка креалимцев».

В ангаре показался Ламберт. Анишен сделал недовольное лицо.

«Неожиданное появление», – подумал Игорь и улыбнулся подошедшему Ламберту.

Глава восемнадцатая

Девушка с золотистыми волосами

– Приветствую, адмирал Лин-оун! – поздоровался Ламберт и кивнул остальным.

– Приветствую, Ламберт! – бодро ответил Игорь, поднимаясь из-за стола. – У тебя все в порядке?

– Мы можем отойти?

– Вы кто, представьтесь! – возмутился Анишен, вставая следом за Игорем.

– Мой друг это! – обрубил Игорь. – Анишен, вернись на место! – скомандовал он, и тому ничего не оставалось, кроме как подчиниться в присутствии постороннего человека.

– Я хотел извиниться за ту ситуацию! – начал Ламберт, когда они вошли в комнату. – Я принял вас за другого, вы были добры ко мне все это время.

– Все нормально, – сказал Игорь. – Я искал информацию о том, что ты тогда называл…

– Граус Гурона? – Ламберт немного оживился.

– Да, он самый. О нем было написано в книге. Ты должен рассказать мне, что знаешь об этом. Возможно, вместе мы найдем его.

– Вряд ли найдем, – вздохнул Ламберт, в его глазах было сожаление.

– Нет ничего невозможного, друг мой! – воскликнул Игорь. – Я видел проявление Гурона в книге и еще кое-где… Помоги мне понять! Я все еще помню свое обещание!

– Это все бессмысленно, Гелиоры врали мне… – начал было Ламберт, но запнулся.

– Гелиоры?! Расскажи!

Игорь увидел, что тот взболтнул, не подумав, но деваться уже было некуда.

– Помните, я говорил, что мы сбили в космосе корабль с Гелиорами? Так вот… Одного мы взяли живым, точнее, мы думали, что он мертв. Под страхом смерти или по каким-то другим причинам он рассказал, что пробудился Шомер Гурон. Они почувствовали его, им был нужен его Граус, чтобы освободиться с дрейфующих планет.

«Значит, Гурон жив, он бессмертен?»

– Когда они покидают планету, они постепенно умирают, их проклятье – жить там, где они сейчас, – продолжал Ламберт. – Граус исцелит их и снимет проклятье. Это были его слова… Еще он пытался воздействовать на меня. Покопавшись в моей голове, он узнал, что моя жена больна. Он сказал, что это тоже проклятье и только Граус может его снять и вылечить мою жену. Я ему поверил.

– Вы убили его?

– Нет… да… сперва нет, – Ламберт заволновался. – Я тогда был в отчаянии! Я бежал прочь и цеплялся за любой шанс…

– Не переживай ты так! – перебил его Игорь. – Я все понимаю.

– В общем, это был тот, что напал на вас, – тяжело вздохнул Ламберт. – Он вел нас к вам, говоря, что Шомер где-то рядом.

– Видимо, он хотел убить Гурона больше, чем заполучить его Граус? – удивился Игорь, у него и в мыслях не было ругать Ламберта.

«Или же он считал, что Гурон должен был держать Граус при себе?..»

– Когда я подумал, что вы Шомер, я сделал свой выбор и надеялся получить награду…

– Если Шомер Гурон жив… Но как это возможно? О нем написано в книге, которой тысячи лет! – перебил Игорь.

– Граус дает вечную жизнь, Гелиор так говорил…

– Все сходится! – Игоря будто осенило. – Гурон держит Граус при себе, благодаря ему он и живет. Это он забрал книгу…

«Он тот водитель, теперь я полностью в этом уверен, и он где-то рядом», – подумал Игорь.

– Книгу? – не понял Ламберт.

– Да, древнюю книгу в библиотеке, он меня к ней привел, а когда я нашел и узнал то, что хотел сказать мне Гурон, тот забрал ее…

– Ничего не понимаю, адмирал Лин-оун…

«Стоп… стоп, ему не нужно этого знать, для него я Лин…»

– Три Грауса, Ламберт, их три, – продолжал Игорь. – Один должен быть на Зиноне, в книге было так написано. У хранителя истории Зинона, кажется…

– Эта информация мало что мне дает, адмирал Лин, – вздохнул Ламберт. – Времени почти не осталось…

– Жаль твою жену, Ламберт…

– Я уже смирился…

Игорь и сам мало верил, что сможет отыскать Граус или подсказать Ламберту, где он может находиться, времени не было у обоих.

«Быть может, это все не имеет смысла… не хочется верить… Все взаимосвязано, я точно знаю! Все не просто так… Две Силы, нет, даже три – Шомер, Гелиоры и Креалим. Возможно, и Зинон замешан».

– Ты собираешься уходить? – после недолгого молчания спросил Игорь.

– Нет, что вы! – удивился Ламберт. – Я у вас на службе, вы ведь, взяв меня, сняли все с меня обвинения и спасли от казни.

«Интересная у них система правосудия… Получается, я за него поручился, когда взял к себе».

– Отправишься на флагман?

– Н-нет! – воскликнул Ламберт, сам от себя не ожидая этого. – Простите, я хотел бы быть с вами на Орионге.

– Хорошо, надеюсь, от тебя будет польза! – улыбнулся Игорь и вышел. В ангаре его уже ожидал Джеван.

Из-за нехватки времени они позанимались всего час. Затем снова арена, тренировки до позднего вечера со всеми видами вооружения.

Вакко-спутник подал сигнал, когда Игорь был еще в кабине пилота. Ему как раз в лобовую броню прилетело несколько болванок, когда он отвлекся на сообщение. Это была Мирэна.

Не получив ответа, она написала: «Нил, жду тебя там же!»

– Адмирал Лин, вы уснули? – засмеялся Анишен, прекратив стрельбу.

– Давай заканчивать, я устал, – ответил Игорь. В его мыслях была эта пассия с золотистыми волосами.

Игорь торопился. Уже был поздний вечер. Мирэна могла не дождаться.

По дороге он написал ответ: «Еду!» Оказалось несложно разобраться в зинонском гаджете самому. После болезни уверенность пропала. Игорь волновался, ощущение было, будто они не виделись вечность.

* * *

Игорь примчался в клуб. Золотистые кудрявые волосы виднелись за дальним креслом.

– Я думала, ты пропал, как и говорил, – громко сказала Мирэна, не поворачиваясь к крадущемуся сзади Игорю.

– По запаху определила? – расцвел Игорь, оглядывая эротично одетую пассию – короткое платье и топик, как тюль…

«Это очередная пытка… Как же я ее хочу!»

– Нет, клуб купила, – ответила Мирэна, продолжая смотреть прямо перед собой. – Если ты еще не понял, тут только мы вдвоем.

– Я тебя чем-то обидел? – удивился Игорь, когда, подсев, почувствовал легкий толчок пытающейся отодвинуться Мирэны.

– Ты это серьезно, Нил? Ты не отвечал мне дней десять.

– Целую вечность…

– Или так, если угодно!

– Я был занят, – пытался оправдываться Игорь.

– А мои сообщения? – Удар под дых. Игорь вспомнил загадочную цифру сорок девять, которая висела в дисплее, когда он читал сообщение Мирэны.

«Сорок девять не прочитанных? Вот я игнорщик!»

– Наставник сказал, что адмирал Лин был болен, – спокойно заговорила она. – Ты был с ним все это время?

– Да, – практически не думая, выплюнул Игорь. – Мы можем уйти от сюда? – У него начала болеть голова от клубной музыки и вспышек света.

Мирэна не притрагивалась к нему – то ли была обижена, то ли перегорела в желании.

Усталость и грусть. Очередной гусарский вариант, аквамариновый мундир с голубыми клепками, Игорь оделся, как на парад, но, судя по всему, это не подействовало на нее. В ее глазах было безразличие.

– Может, мне стоит уйти? – спросил Игорь, когда они вышли на улицу.

– Иди, я не держу! – гордо ответила Мирэна.

«Вот те на… ожидаемый ответ на неожиданный вопрос».

– Стой! – вдруг сказала она, когда Игорь сделал шаг назад. – Ты можешь снять маску?

– Нет, тебя что-то смущает? – Игорь продолжал отходить. Мирэна стояла и смотрела на него. Было видно, что внутри нее идет борьба.

– Все смущает! – крикнула девушка. – Ты смущаешь, это место, мое окружение, свободы хочу! – Казалось, Мирэна готова было вот-вот зареветь.

– Пошли со мной! – Игорь быстро подошел к ней.

Ее рука уходила от его прикосновения, когда он пытался взять ее.

«Капризы и истерики – как мне этого не хватало!»

Все же он ухватил ее за руку и помчался в задуманное место. Мирэна закрыла глаза, она не сопротивлялась, будто ее броня слетела в ту же секунду, как он прикоснулся к ней.

Парк Глаулори. Полностью освещенный внутри вакко-потоками, словно криптоновым свечением, – каждое дерево и каждый кустик. Лес дремал, ночные животные издавали монотонные звуки, создавая музыку ночного леса.

– Я здесь не была! – возмутилась Мирэна, но с интересом закружилась, рассматривая деревья. – Настоящие…

– Настоящий лес, как на моей родине! – ответил Игорь, направляясь в глубь леса.

– Подожди, я боюсь! – Мирэна поспешила за ним.

Он взял ее за руку. Она с неподдельным интересом касалась деревьев, трогала траву, будто всю жизнь жила под колпаком в четырех стенах.

И вот озеро. Голубая светящаяся вода на фоне звездного ночного неба.

– У меня дома есть что-то похожее, – проговорила Мирэна, подходя к воде. – Но тут все живое, как настоящее, – повторяла она.

Игорь пошел в воду прямо в одежде. Вода была теплая, комфортная.

– Не отставай, девочка из пластикового мира!

Мирэна явно не поняла, что Игорь ее подкалывает, она была словно завороженная и зашла в воду следом.

Он обнял ее. Она не сопротивлялась. Он начал целовать ее в шею, в губы. От нее исходил приятный и мягкий запах неведомых Игорю цветов, который пьянил его.

Мирэна крепко вцепилась в Игоря. Закидывая голову назад, она наслаждалась прелюдией. Через тоненький топик проступали ее торчащие сосочки. Игорь взял ее за грудь через одежду, Мирэна отдернулась, но продолжала наслаждаться ласками.

– Нельзя… нельзя, – шептала она. – Я очень хочу, но нельзя.

«Была не была!» – подумал Игорь, опустив свою руку под воду, под ее платье. Там были трусики или шортики из легкой ткани. Мирэна вздрогнула, пытаясь показать недовольство, но все ее тело хотело прикосновений.

– Нельзя туда… – выдыхала она со страстью. – О Великий Квазар, как же хорошо…

Игорь продолжал целовать ее шею. Он нашел компромисс: начал ласкать ее промежность через ткань. Другой рукой он взял ее за попу. Мирэна начала очень быстро говорить шепотом что-то неразборчивое. Она не могла сопротивляться ласке. Ее таз двигался в такт движениям его руки.

«Это молитва?! Что с ней?» – Игорь был растерян, но продолжал ласкать девушку.

Она двигалась все быстрее и быстрее. Потом вдруг отдернула руку Игоря и прижалась к его плечу. По ее телу пробежала дрожь, дыхание стало прерывистым. Мирэна испытала оргазм.

– Я не могу без тебя, Нил, – прошептала она, и в ее голосе слышалось полное блаженство.

– Почему ты плачешь? – Через минуту Игорь заметил, что у нее текут слезы.

Она молчала. Они вышли из воды. Игорь упал на траву, его рассеянный взгляд устремился на звездное небо.

– Как же тут хорошо и спокойно, Мирэна… Мои спокойные, считанные дни…

Мирэна сидела рядом, обняв обеими руками свои прижатые к груди колени и тихо хныкала.

«Не стоит ворошить женских тараканов, сожрут количеством…» – подумал Игорь, незаметно взглянув на нее.

– Иди ко мне, моя хорошая, – сказал наконец он, подползая к ней. Она сразу подчинилась, легла рядом, положив голову на ему плечо, и обняла его.

Они оба молчали. Мирэна прижималась к груди Игоря, она уже не хныкала.

– Никто не должен об этом знать, Нил… – прошептала она, нарушив гармонию лесной тишины.

– Ты имеешь в виду твой первый оргазм? – улыбнулся Игорь, поглаживая ее по нежному плечу.

– Дерзкий человек в маске… – вздохнула Мирэна – на удивление спокойная реакция. – Наши встречи… никто о них не должен знать, я не хочу твоей смерти, мой дерзкий человек в маске…

– Я не знаю, кто ты, а ты не знаешь, кто я, все идеально.

– Мы не сможем больше видеться, – сказала вдруг она, приподнимаясь, чтобы увидеть его лицо. Игорь молчал. – Я сбежала, используя последнюю лазейку, о ней завтра узнают, и на этом все…

– Тебя же не убьют, надеюсь? Я уже не знаю, что думать, ты так рассказываешь, будто из тюрьмы сбежала.

– Да, так и есть, тюрьма… – Мирэна слегка улыбнулась, ее глаза выражали печаль.

Через секунду ее вакко-спутник замигал, Игорь возненавидел этот сигнал за одно мгновение.

Его охватила растерянность, ведь так много он хотел ей еще сказать…

А она больше ничего не сказала, прошептала что-то в браслет и умчалась прочь, растворяясь в звездах.

Игорь снова разлегся на траве.

«Кто же ты такая, девушка с золотистыми волосами?..»

Глава девятнадцатая

Орионг

Некоторые правила чемпионата Орионг

Участники подают заявки заранее. У одного участника может быть не более двух роботов, которые заявляются заранее. В бою можно сдаваться, дабы бессмысленно не причинять вреда своему роботу. В чемпионате до полуфинала можно проигрывать лишь раз, на второй проигрыш участник выбывает. В бою можно использовать три вида вооружений, с определенными ограничениями возможностей, а также рукопашную атаку…

День открытия чемпионата.

Платформа Орионг выдвинула дополнительные посадочные площадки. Все переполнено транспортниками, патрулем службы безопасности и черными кораблями гвардии императора, которые в простонародье именуют «Черными воронами». Все космическое пространство вокруг кишит кораблями.

Участники собрались на центральной арене. Двадцать пилотов, среди которых был и Игорь, стояли перед миллиардной аудиторией на парящей в центре арены платформе. Тысячи летающих камер над аренами, дисплеи, ведется трансляция в системе Зинондрес на нескольких космических дисплеях площадью в миллиарды квадратных километров, а также в портах по всей империи.

Трибуны не умолкают, приветствуя участников.

«А где олимпийский мишка, а где зайчик?» Игорь посматривал на практически трясущихся соперников. Даже многократный чемпион Крамор переминался с ноги на ногу. Все были в напряжении.

«Ох, японский городовой, это ж я!» Игоря тоже вдруг охватила паника, когда он увидел себя крупным планом на центральном дисплее.

Ведущий, он же главный судья чемпионата, рвал свое горло, представляя участников. Хотя в этом и не было необходимости, усилители хорошо справлялись. Да и дисциплина зрителей была на высоте – трибуны затихали, когда говорил Ведущий.

– А-а-а-а-адмирал вы-ы-ы-ысшего класса армады Зинона Ли-и-и-и-ин-оун! – протяжно закричал Ведущий. Судя по акустической атаке трибун, уже полпобеды у Игоря было в кармане.

«Когда-то на Орионге были стекла…»

И вот церемония прошла, и пилоты начали готовиться к первым боям. Несмотря на наличие восьми арен, одновременные бои на чемпионате не допускались. Бои шли один за другим. В сутки по шесть боев. Выбор арен случайный.

– Адмирал Лин! – прибежал в ангар Яван. – Мы третьи, через три часа бой, арена выпала не совсем удачная, правда…

– В каком смысле?! – Игоря и так колотило вовсю. Спокойствие на открытии обернулось паникой перед боями.

– Седьмая… – Яван сглотнул слюну. – Острова и водоем…

– Обалдеть… – Игорь был в шоке. – Я только по пустыне умею бегать.

В ангар вбежал Анишен, у него был вид, будто он пять километров пробежал.

– Седьмая у вас, плохо, ай плохо…

– Да я и не сомневаюсь, что плохо!

– У меня второй бой… времени нет совсем… надо уже идти готовиться! – Анишен не мог отдышаться.

– Так, а что прибежал-то?! – усмехнулся Игорь, наблюдая, как инженеры хаотично перемещаются по ангару, готовя Аноху.

– Посоветовать хотел: в воду не лезьте лучше вообще!

– Гениально! – У Игоря была легкая истерика.

«Бежи сынок, бежи…»

– Адмирал Лин-оун! – подскочил Ламберт. – Я там прикрепил приборчик…

– Еще один деятель! – нервно засмеялся Игорь.

– Он просвечивает стены и препятствия до семи шагов толщиной, – прошептал Ламберт. – Кнопочку я покажу, его никакой судейский сканер не найдет, даю гарантию.

– Да ты читер, – шепнул в ответ Игорь.

Ламберт сделал вопросительное лицо.

– Не… Я инженер, спец по техническим новациям, – гордо произнес он.

– Адмирал Лин, у вас противник Ашкен-оун, – сказал Яван. – Новичок, не опасен, вы справитесь.

– Не, ну я как бы и не сомневаюсь, что всех порву…

– Уведите их от сюда! – заорал Яван на вломившихся в ангар поклонников и журналистов. – Охрана!!!

– Дурдом полный, как можно тут собраться и успокоиться?! – Игорь поспешил в комнату.

«Так, эсэмэски… эсэмэски…» – Игорь вспомнил про сообщения. Надо было отвлечься от суеты и успокоиться. Ничего лучше он не нашел, как перечитать, что ему писала Мирэна до их последней встречи.

«Тьфу ты… всего-то три сообщения, сухих и одинаковых… Жду, ты не пришел, жду… никакой романтики». Остальные были от Эвы.

«Вот чертовка, я, вроде, не давал ей свой номер…» Он бегло прочел все. Девушка писала много, сперва комплименты, потом все больше негатива, разговаривала сама с собой, спрашивала, тут же отвечала на свои вопросы… Много раз прощалась и снова писала.

Бальзам на душу Игорю. Он вспоминал, как когда-то сам утопал в бесконечной переписке и признаниях, становясь рабом высокомерной бесчувственной красоты.

Ожидание боя. «Что может быть хуже ожидания?» – думал Игорь, изучая карту арены номер семь.

– Ваш выход, адмирал Лин! – сказал наконец Яван.

И вот она, водная арена. Почти квадратный километр площадью – островки да вода. А еще холмы и немного разбитых бетонных строений.

– Помните: во время боя эфир блокируется, вам никто не сможет подсказать, – раздавался голос Явана через связь в кабине.

Стартовая линия, синее вакко-поле между роботами. Пилоты вышли из сво