Book: Укрощение плейбоя



Укрощение плейбоя

Сара Орвиг

Укрощение плейбоя

Пролог


— Сейчас август. В мае следующего года истекает срок нашего пари, — сказал Чейз Беннетт двум своим кузенам, когда они сидели за столиком в VIP-зоне чикагского аэропорта. — Надеюсь, у вас все получится, ребята.

— О нас не беспокойся, — ответил Мэтт Роум с озорным блеском в голубых глазах. — Лучше позаботься о себе.

— Наш молодожен сейчас не в состоянии заработать ни доллара. Он по уши влюблен, — протянул Чейз, откидывая со лба темно-каштановые волосы.

— Думаю, он женился на ней из-за денег, — добавил Мэтт, глядя на часы.

— Ни один из нас не пошел бы на такую крайность ради того, чтобы выиграть наше с вами пари, — произнес Джаред. — Я не думал, что так скоро встречу свою вторую половину. Жизнь полна сюрпризов. Я женился на Меган вовсе не из-за денег, но это приятное дополнение. Мы с вами поспорили, кто больше заработает за год, и я не собираюсь проигрывать.

Чейз допил остатки кофе.

— Я рад, что мы все трое оказались в одно время в Чикаго. Тебе следовало бы почаще выезжать из Вайоминга, ковбой, — обратился он к Мэтту.

— Я приеду на следующую встречу. Только сообщи когда и куда, — ответил тот, поднимаясь. — Мой самолет ждет меня. Мы взлетаем сразу, как только я поднимусь на борт. Рад был вас повидать, ребята.

Джаред тоже встал и положил на столик несколько купюр.

— Сегодня я угощаю. Увидимся на Рождество, а пока трудитесь в поте лица или лучше сразу сдавайтесь. В любом случае победа останется за мной.

— Возможно, тебя будет ждать небольшой сюрприз, — сказал Чейз, улыбаясь.

— Думаешь, новое нефтяное месторождение так скоро пополнит твои банковские счета нефтедолларами? Сперва тебе придется его раскопать. А вдруг оно окажется не таким уж большим? Короче говоря, ты не можешь быть на сто процентов уверен в своей победе, — добродушно заметил Джаред. — В отличие от меня.

— Мечтать не вредно, братишка, — спокойно ответил Чейз. Они начали соревноваться между собой, когда были еще мальчишками. Он обменялся рукопожатием с обоими кузенами. — В этом году мы виделись чаще, чем в прошлом. И все благодаря свадьбе Джареда.

— На меня в этом деле можете не рассчитывать. Я пока не собираюсь жениться, — сказал Мэтт.

— Я тоже, — проговорил Чейз. — Джаред, бедняга, мы оба тебе сочувствуем.

— Вы даже не представляете, что теряете, — снисходительно произнес тот, и Чейз с Мэттом закатили глаза.

— Возвращайся к своей малышке, — сказал ему Чейз, — а мы с Мэттом будем и дальше наслаждаться радостями холостяцкой жизни. У меня скоро встреча, и мне нужно бежать. Я проведу здесь еще два дня, а затем отправлюсь в Монтану.

— Увидимся, Чейз. Береги себя, — ответил Мэтт, после чего удалился вместе с Джаредом.

Чейз вышел на улицу, где его ждал лимузин. Несмотря на любовь к кузенам, он собирался у них выиграть. У него было для этого больше шансов, чем у Мэтта и Джареда, но он понимал, что борьба будет серьезной. Чейз снова подумал о браке Джареда, ставшем для всех настоящим сюрпризом. Нет, сам он никогда не попадется в эту ловушку.

Глава первая


— Будь полюбезней с этим человеком. — Лорел Толсон повторила слова рыжеволосого Брайса Нильсена, администратора ее отеля. — Будь полюбезней, будь полюбезней, — бормотала она про себя, глядя на свой безымянный палец и представляя себе на нем кольцо с бриллиантом в четырнадцать карат, подаренное Эдвардом Уорнумом. Вспомнив, как блестели голубые глаза Эдварда, когда он ее обнимал, она стиснула зубы.

Сегодня в ее родной городок Афины, штат Монтана, приезжает нефтяной магнат Чейз Беннетт. Она не хотела его видеть, но в ближайшие несколько недель ей придется кормить и развлекать Беннетта и его команду. Быть с ними любезной, как ей советовал Брайс.

Она планировала вернуться в отель через два часа, поскольку хотела поприветствовать Чейза Беннетта лично. Должно быть, он, как и ее бывший жених, привык разъезжать на лимузине с целым штатом служащих, готовых выполнить любое его поручение.

Проезжая по широкой улице Афин, она подумала о спокойном местечке, в котором выросла. Где вдоль дороги тянулись ряды высоких ореховых деревьев и сосен, а двухэтажные дома были окружены большими газонами.

Глубоко вдохнув свежий воздух, она свернула на больничную стоянку и мысленно помолилась о том, чтобы сегодня ее отец вышел из комы. Всякий раз, когда она о нем думала, внутри у нее все сжималось. Как же больно ей было видеть его неподвижно лежащим на больничной койке! Он всегда был таким сильным и энергичным.

Сделав еще один вдох, Лорел расправила плечи. Она любила своего отца, впрочем, как и все, кто его знал. Он был веселым и обаятельным до того, как в прошлом месяце у него случился удар.

Когда она ехала по пустой стоянке, ее размышления прервал рев мотоцикла. Повернув голову, она увидела промчавшегося мимо нее загорелого мужчину в обтягивающей футболке, джинсах и красной бандане. Его темно-каштановые волосы были взъерошены ветром. Как можно так шуметь рядом с больницей, подумала она с негодованием и забыла о нем сразу, как только вышла из машины.

Поздоровавшись с персоналом регистратуры, Лорел прошла по пустому коридору к лифту. Войдя внутрь, она нажала на кнопку пятого этажа. Двери уже почти закрылись, когда между ними возникла нога в тяжелом ботинке. Они раздвинулись автоматически, и Лорел узнала в вошедшем мужчине мотоциклиста, которого видела на стоянке. Он был поразительно красив. Высокий и широкоплечий, он словно заполнил собой все пространство. У него был вид человека, привыкшего отдавать распоряжения. На красную полоску банданы падали непокорные темно-каштановые пряди. Темные очки были подняты наверх, и Лорел поразили его зеленые глаза, обрамленные густыми черными ресницами. Интересно, скольких женщин они свели с ума?

Когда их взгляды встретились, Лорел замерла на месте, словно загипнотизированная. Между ними проскочил электрический разряд. Знал ли он о своем воздействии на женщин?

Мужчина улыбнулся, и в уголках его рта появились морщинки, благодаря которым его мужественные черты немного смягчились. Эта улыбка была способна растопить не одно женское сердце.

— Привет, — произнес он низким голосом.

— Доброе утро, — ответила Лорел. Они определенно не встречались раньше. Такого красавца было невозможно не запомнить.

— Не могли бы вы мне сказать, где находится «Толсон-отель»?

Удивленная его вопросом, она кивнула.

— Он совсем недалеко отсюда. Два квартала на запад и один на восток. Вы приехали кого-то навестить?

— Друга, которому вчера вечером сделали экстренную операцию на желчном пузыре. Можете пойти со мной, если не верите, — произнес он с улыбкой, и Лорел почувствовала, как ее щеки заливает краска.

— Простите. В этой больнице не часто встретишь чужака, поскольку все вокруг знают друг друга, независимо от того, живешь ли ты на ранчо или в городе.

Лифт остановился на втором этаже, двери открылись, но незнакомец не сдвинулся с места. Когда Лорел посмотрела на него, он снова улыбнулся.

— Вы пропустите свой этаж, — заметила она.

— Я поднимусь наверх и снова спущусь. Хочу с вами поговорить. Не ожидал встретить здесь такую красивую женщину. Я не вижу кольца на вашем безымянном пальце.

— Вы очень наблюдательны, — отрезала Лорел, не желая обсуждать свою личную жизнь с незнакомым человеком.

— После того как вы завершите свой визит, я был бы очень вам очень признателен, если бы вы показали мне центр города. Я здесь никого не знаю. Мой друг в ближайшее время не сможет мне помочь. Затем мы могли бы вместе пообедать.

Она улыбнулась ему в ответ.

— В двух кварталах отсюда есть туристическое бюро. Там вы можете записаться на экскурсию и получить ответы на все ваши вопросы о нашем городе.

— Это определенно не то, чего бы мне хотелось, — ответил мужчина, весело глядя на нее. — Если вас беспокоит то, что мы с вами незнакомы, я могу немного рассказать о себе и познакомить вас со своим другом. Кроме того, в центре города мы не будем одни. Вам нечего бояться. Да и в ресторане отеля тоже полно народа.

— Спасибо за приглашение, но у меня дела. Попробуйте обратиться в туристическое бюро.

— Значит, когда лифт остановится на пятом этаже, вы выйдете и навсегда исчезнете из моей жизни?

— Боюсь, что так, — с улыбкой ответила Лорел. — Уверена, вы это переживете, — небрежно добавила она.

Мужчина подошел ближе, и Лорел почувствовала тонкий аромат его одеколона.

— Вы разбиваете мне сердце, — произнес он. — Как вас зовут?

— Думаю, нам лучше остаться незнакомцами. Уверена, вам не составит труда найти кого-нибудь, кто покажет вам город. — Разумеется, это будут женщины.

— Что вас заставляет так думать? — спросил он, невинно глядя на нее.

Она рассмеялась.

— Жители нашего города весьма дружелюбны, а вы не из робких, — ответила она.

Мужчина улыбнулся в ответ.

— Если вы здесь живете, не исключено, что мы можем встретиться снова.

Лорел кивнула.

— Возможно, — ответила она, подавив искушение показать ему город, и тут же пожалела об этом. Прогулка с очаровательным незнакомцем помогла бы ей немного развеяться после разрыва с Эдвардом.

Лифт остановился, и она вышла.

— До встречи, — сказал он.

Помахав ему, Лорел пошла по коридору. Переживания за отца тут же вытеснили из ее головы все мысли о зеленоглазом мужчине.

Сидя у отцовской постели, она смотрела на мониторы аппаратов жизнеобеспечения, чувствуя себя жалкой и беспомощной.

— Папа, — прошептала она, касаясь его руки. — Я здесь. Мы хотим, чтобы ты вернулся домой. Я продаю отель. Потенциальный покупатель на днях приезжает в город.

Зная, что отец ее не слышит, Лорел замолчала. У этого приятного во всех отношениях человека была одна большая слабость, о которой она узнала через два года после смерти матери. Он любил азартные игры, но до недавнего времени Лорел даже не подозревала, насколько все серьезно.

За последний месяц она испытала много сильных потрясений. Сначала с ее отцом случился удар, затем, прежде чем впасть в кому, он признался ей, что наделал долгов и ему пришлось заложить отель. В банке ему дали небольшой заем, но только под залог ранчо. Он был очень обеспокоен, так как не знал, что делать, если с ним что-то случится.

Лорел пообещала ему, что позаботится об остальных. Затем он впал в кому, и будущее изменилось.

Кроме членов семьи, об их материальных проблемах было мало кому известно. Их банкир, давний друг семьи, и его служащие дали слово, что будут соблюдать конфиденциальность. Никто, кроме президента банка, не знал, что заем им понадобился для уплаты карточных долгов.

Если она продаст «Толсон», то сможет выкупить закладную, а затем, продав «Толл Ти Ранч», вернет второй заем. Тогда у нее останется достаточно денег, чтобы купить дом в Далласе и оплатить обучение младших сестер в колледже. Для этого ей нужно было получить от обеих сделок как можно большую прибыль.

Посмотрев на часы, Лорел взяла сумочку и поднялась.

— Я возвращаюсь в отель. Я люблю тебя. — Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

Вытерев глаза, она вышла из палаты, поговорила с медсестрой и спустилась на стоянку.

Позвонив на ранчо бабушке и сестрам, она поговорила со старшим работником на ранчо, выполнила несколько поручений и вернулась в «Толсон-отель», который был построен больше ста лет назад ее прапрадедом. Шестиэтажное здание золотистого цвета было украшено замысловатыми орнаментами. Идя по вестибюлю, она с удовлетворением смотрела на восточные ковры на полу из полированной каштановой древесины, пальмы в горшках и темно-красную кожаную мебель.

Увидев высокого голубоглазого Брайса, она пригласила его в свой кабинет. На ее администраторе был темно-серый деловой костюм.

— Я так понимаю, Его Высочество еще не приехал, — сказала она, убирая сумочку в ящик старинного стола красного дерева с ручной резьбой.

— Я знаю, что тебе сейчас нелегко, Лорел, но, прошу тебя, будь с ним полюбезнее. — Пригладив свои непослушные рыжие волосы, Брайс покачал головой. — Говорят, Бог любит троицу. У тебя уже было три беды, так что, может, на этот раз тебе повезет и Чейз Беннетт купит отель и решит некоторые из твоих проблем.

— Кто знает… — Она задумчиво постучала пальцем по столу. — Я ожидала очередного Эдварда, но не видела ни одного лимузина перед входом, когда приехала сюда.

— Он вполне может оказаться таким же, как Эдвард, но постарайся быть с ним терпеливой. Чейз Беннетт открыл в этих краях новое нефтяное месторождение и поэтому хочет купить здесь недвижимость, так что улыбайся ему. Кроме того, он привлекателен, молод и холост, а ты красива и одинока.

— Спасибо тебе, конечно, Брайс, за заботу, но последнее, что мне сейчас нужно, — это роман с еще одним плейбоем. — Она содрогнулась.

Брайс сложил ладони домиком.

— Ты уверена?

— Да, уверена. Неужели так трудно понять?

— Не кипятись. Если тебя так беспокоит здоровье отца и будущее сестер, почему бы тебе не найти себе богатого друга или мужа, который решил бы все твои финансовые проблемы?

Лорел покачала головой.

— Прости, если была с тобой резка, но еще один Эдвард не стоит никаких денег. Я буду решать проблемы по мере их поступления.

— Как твой отец?

— Все так же. Спасибо, что спросил.

— Твой отец сильный мужчина. Уверен, он выкарабкается.

— Спасибо за поддержку, — ответила Лорел. — Думаешь, в отеле все готово к приезду Беннетта?

— Да, все кругом сверкает. Кроме того, сейчас август, и у него не будет проблем с заполнением номеров. Многие его люди, работающие на новом месторождении, уже здесь. — Посмотрев на часы, Брайс поднялся. — Пойду схожу на кухню. Хочу убедиться, что провизию уже доставили.

— Спасибо тебе за все, что ты делаешь. — Кивнув, Лорел тоже встала.

— Это моя работа. Пожалуйста…

— …будь полюбезнее с Беннеттом, — закончила она за него. — Я очень постараюсь. В конце концов, мне очень нужно продать отель.

— Я тебя понимаю, — ответил Брайс, сочувственно улыбаясь.

Попрощавшись с ним, она поднялась на лифте в свой номер на верхнем этаже. Два других — большой и поменьше — забронировал Чейз Беннетт. Она предполагала, что в большом он поселится сам, а второй отдаст своему заместителю.

Выйдя из лифта, Лорел была изумлена, когда увидела мотоциклиста из больницы, появившегося из второго лифта. Растрепанные пряди волос спадали на красную полоску банданы, глаза были спрятаны за темными стеклами очков. У него не было багажа.

— Вижу, вы нашли отель, — сказала она, подумав, не следил ли он за ней.

Сняв очки, он повернулся лицом к ней. Когда их взгляды встретились, между ними снова проскочила искра.

— Да, спасибо, — ответил мужчина, остановившись в нескольких ярдах от нее.

— Мне очень жаль, но верхний этаж занят, — сказала Лорел. — Все эти номера уже забронированы.

Один уголок его рта взметнулся вверх.

— Портье сказал, что мой номер на шестом этаже.

Лорел улыбнулась.

— Какой номер у вашей комнаты? Возможно, она на пятом этаже, — сказала она, поняв, что он, вероятно, работает на Чейза Беннетта.

Мужчина порылся в кармане.

— Верите вы мне или нет, но мой номер на шестом этаже.

— Я вам верю.

Скорее всего, он был заместителем Беннетта. Здравый смысл просигналил об опасности. Этот красивый, сексуальный незнакомец был, наверное, так же богат, как и его босс, и ей следовало держаться от него подальше.

— Вы работаете на Чейза Беннетта? — спросила она.

— Думаю, нам пора представиться друг другу, — произнес мужчина, протягивая ей руку. Его зеленые глаза вызывающе блестели. Обиделся ли он на нее за то, что ранее она отказалась познакомить его с городом? Это была вполне нормальная просьба, если он сотрудник Беннетта. — Я Чейз Беннетт, — сказал он, заключая ее ладонь в свою.



Глава вторая


Потрясенная, Лорел уставилась на него, чувствуя, как от его тепла ее кожу начинает покалывать.

— О боже! Простите, что не узнала, но на фото вы совсем другой. Думаю, сегодня утром я совершила ужасную ошибку, — пробормотала она, чувствуя, что краснеет.

— Вы можете ее исправить, — ответил он хрипловатым голосом, в котором она услышала намек. Ей захотелось немного пофлиртовать с ним.

— Каким образом? — произнесла она, томно улыбаясь.

Одна его темная бровь поползла вверх, глаза потемнели от желания.

— Поужинайте со мной сегодня, — сказал Чейз.

— С удовольствием. Я также покажу вам город, — ответила Лорел, осознав, что его большой палец поглаживает тыльную сторону ее ладони. Ей все стало ясно. Перед ней был очередной богатый ловелас, к которым она всегда испытывала отвращение. С одной стороны, ей хотелось держаться от него подальше, с другой — завоевать его расположение в надежде, что он купит отель.

— Договорились, — сказал Чейз. — А как ваше имя?

Ее щеки снова вспыхнули.

— Простите. Я такая невнимательная по отношению к вам.

— Вовсе нет, — протянул он. — Я и не ждал, что меня узнают по фотографиям, — добавил он, — откинув со лба волосы. Теперь она видела сходство со снимками, но все же у нее в голове до сих пор не укладывалось, что мотоциклист — это Чейз Беннетт.

— Я Лорел Толсон, — представилась она.

— Владелица всего этого? — спросил Чейз, разводя руки в стороны.

— Да. Вы забронировали два номера на этом этаже.

— Я думал, что в моем распоряжении весь этаж.

Лорел покачала головой.

— Здесь три номера: большой и два поменьше, один из которых занимаю я. Но если вам нужен весь этаж…

— Так даже лучше, — перебил ее Чейз. — Этаж будет принадлежать только нам двоим. — Его голос снова стал хриплым.

— Вы забронировали оба номера для себя? — удивилась Лорел.

— Да. Я люблю уединение. Послушайте, мне нужно освежиться. Вы сможете через полчаса показать мне отель?

— Конечно, с удовольствием, — ответила она, отдергивая руку. — А после экскурсии мы можем пообедать в главном ресторане отеля за счет заведения.

— Кажется, это я пригласил вас на ужин, а не наоборот.

— Мы могли бы отложить это до следующего раза. Позвольте мне сегодня показать вам отель, — предложила Лорел, улыбаясь.

В ответ Чейз одарил ее такой ослепительной улыбкой, что у нее задрожали колени.

— Договорились. — Он посмотрел на часы. — Давайте встретимся в три.

— Дайте мне ваши ключи, и я покажу вам номера, — сказала Лорел, протягивая руку.

Когда он вкладывал ей в ладонь две маленькие пластиковые карточки, их пальцы соприкоснулись, и она снова ощутила легкое покалывание.

Пройдя по коридору, она, открыв одну из его дверей, прошла внутрь и спросила:

— Вам нравится?

— Превосходит все мои ожидания, — ответил Чейз, пристально глядя на нее.

Он снова с ней флиртовал.

Лорен заставила себя улыбнуться.

— Я имею в виду номер.

— А-а, номер, — произнес он так, словно забыл, зачем они сюда пришли.

Оглядевшись, Лорел с удовлетворением отметила бутылку шампанского в ведерке со льдом и большое блюдо с закусками, которые по ее распоряжению принесли ему в номер.

Две корзины цветов создавали праздничную атмосферу, и Лорел решила, что они с персоналом отеля сделали все от них зависящее, чтобы добиться его расположения. Чейз не спеша оглядел стол красного дерева, кресла с красной бархатной обивкой, уютный диван, картины в позолоченных рамах, элегантные светильники и камин с гранитной полкой. Затем он снова перевел взгляд на нее.

— Здесь очень красиво.

— Спасибо. Это отель позапрошлого века, и мы стараемся сохранить в нем атмосферу старины, но в то же время он соответствует всем современным требованиям.

— У вас отлично получается. Я знаю, что внизу есть конференц-зал. А в моем номере есть письменный стол? — спросил он, расхаживая по комнате.

— Да. В спальне, — ответила Лорел, после чего отвела его туда. — Если вы хотите его переставить, мы с легкостью это сделаем. — Она подошла к старинному резному столу, похожему на тот, что стоял в ее кабинете, но почему-то ее вниманием завладела огромная кровать с высокой спинкой.

Чейз стоял посреди спальни, упершись руками в бока, и просторная комната вдруг показалась ей такой же тесной, как кабина лифта.

— Пусть стол остается здесь. Меня это устраивает.

— Хорошо. Пойдемте, я покажу вам второй номер.

— Вам незачем беспокоиться. Дайте мне ключ. Здесь есть смежная дверь?

— Нет. У нас нигде нет дверей, соединяющих номера. Позвольте мне показать вам, который из двух других номеров ваш, чтобы вы не перепутали его с моим.

— Это было бы так плохо? — спросил Чейз.

— Я не беспокоюсь, мистер Беннетт, — ответила Лорел, улыбаясь.

Подойдя ближе, он провел пальцем по ее плечу. Она снова почувствовала аромат его одеколона, и от его волнующей близости каждая нервная клеточка в ее теле зазвенела.

— Прошу вас, никаких мистеров Беннеттов. Зовите меня Чейз, — сказал он. — Мы с вами собираемся познакомиться поближе, и это не имеет никакого отношения к бизнесу. Начнем сегодня. Впрочем, о делах все же немного поговорить придется.

— Я бы предпочла, чтобы наши встречи носили чисто деловой характер, — отрывисто произнесла Лорел.

— Не вижу ни одной причины, по которой мы не можем стать друзьями. — Он поймал прядь ее волос, выбившуюся из прически, и намотал ее на палец. — Под словом «дружба» я имею в виду вовсе не то, что происходит между мужчиной и женщиной.

Лорел улыбнулась.

— Буду с нетерпением ждать нашего обеда.

Чейз коснулся уголка ее рта.

— Я заставлю вас как можно чаще улыбаться. У вас это красиво получается.

— Спасибо, — ответила Лорел, направляясь к двери.

— Покажите все-таки, какой номер ваш, чтобы я случайно туда не забрел.

Выйдя в коридор, она достала свой ключ.

— Он здесь, справа. Кстати, как дела у вашего друга?

— Он идет на поправку. Когда его выпишут, я пришлю за ним самолет компании.

— Хорошо. Я рада, что он выздоравливает.

— Могу я посмотреть, где вы живете? — вдруг спросил Чейз.

— Конечно, — ответила Лорел, радуясь, что успела забрать свои вещи.

Она открыла дверь своего номера, и они прошли в небольшую гостиную, отделанную в голубых тонах.

— Номера очень похожи, — пояснила она. — Есть только небольшие различия в декоре.

Он снова приблизился к ней.

— Я буду с нетерпением ждать трех часов. Когда вы вышли из лифта в больнице, я подумал, что мне понадобится не один день, чтобы вас найти.

Лорел улыбнулась ему.

— Вы собирались меня искать? Я польщена.

— Да, собирался. Вы очень красивая женщина. Нас влечет друг к другу. Я знаю, вы тоже это чувствуете, — произнес он хриплым голосом. — Вы бросаете мне вызов. Разве я мог отказать себе в удовольствии снова вас увидеть?

— Я не бросаю вам вызов, Чейз, — ответила Лорел, осознав, что назвала его по имени. Забыла об осторожности, которую поклялась себе соблюдать с мужчинами вроде него. Она боялась, что история с Эдвардом может повториться. Чейз Беннетт не из тех, кто женится.

— В больнице вы отказались от моего предложения, — напомнил ей он.

— А вы не привыкли слышать «нет», правда?

Он пожал плечами.

— Я время от времени слышу «нет», но если чего-то очень хочу, то непременно это получаю. Конечно, если только речь не идет о женщине, которая не желает меня видеть рядом с собой. Я не навязываюсь. Но если нас с ней сильно влечет друг к другу, я не стану сдаваться, — сказал он, легонько касаясь ее руки.

— Ну, на этот раз я не сказала «нет». Я не принимаю приглашений от незнакомых людей. Но вас я в некотором смысле знаю, поэтому готова с вами пойти.

Его губы изогнулись в кривой ухмылке.

— В таком случае я зайду за вами в три.

Когда он удалился, Лорел облегченно вздохнула. Похоже, он нисколько не обиделся на нее за то, что утром она дала ему от ворот поворот, а потом не поверила, что он может занимать два номера на верхнем этаже.

Хотя в его присутствии ее сердце учащенно билось, ей не хотелось проводить с ним вечер. И все же ей не следовало забывать, что ее главной целью было продать ему отель.

Она была вынуждена признать, что пока не заметила в нем особого сходства с Эдвардом. Чейз любил гонять на мотоцикле, в то время как Эдвард предпочитал лимузины. Да, они оба привыкли добиваться, чего хотели, в том числе женского внимания, но у Эдварда не было и десятой части обаяния, присущего Чейзу. Она читала о Чейзе Беннетте в бульварной прессе. На фото он каждый раз был с новой длинноногой красоткой.

Открыв шкаф, Лорел выбрала простое бордовое платье до колен и босоножки на высоких каблуках. Расчесав волосы, она заколола их по бокам. При этом перед глазами у нее все время было улыбающееся лицо Чейза Беннетта. Он собирался провести с ней вечер. Каковы его планы на ночь?


Закрыв глаза, Чейз подставил лицо теплым шипящим струям. Все его мысли были о Лорел Толсон. Чейз очень удивился, когда узнал, кем была женщина, которую он встретил в больнице. Его люди навели справки о Рэдли Толсоне и его отеле, но ему никто не сказал, что в действительности отелем управляла его дочь.

Это была поразительно красивая стройная блондинка с пышными формами. Сегодня днем она с ним флиртовала, хотя и после того, как узнала его имя. Это наводило на мысль, что ее больше интересовало его состояние, чем он сам. Она хотела продать ему отель, и, судя по тому, что он узнал, отель и фамильное ранчо Толсонов были заложены.

Впервые он увидел ее, когда она входила в здание больницы, и поспешил за ней, привлеченный красотой ее светлых волос и легкой походкой. Наверное, он слишком долго не был с женщиной. Весь прошлый месяц он работал как проклятый.

Ему едва удалось ее догнать. Когда в лифте их взгляды встретились, он почувствовал, как между ними проскочил электрический разряд. Это его обнадежило.

Женщина держалась отчужденно, и в то же время было заметно, что она волнуется.

Он улыбнулся, вспомнив, как она смутилась, обнаружив, что незнакомец на мотоцикле и есть Чейз Беннетт. Она сказала, что вела себя с ним нелюбезно, но это лишь позабавило его. Он нисколько на нее не обиделся. Когда она начала с ним флиртовать, его интерес к ней возрос.

Он хотел затащить ее в свою постель. И как можно скорее.

Бреясь, Чейз продолжил думать о Лорел. Почему она не замужем? Впрочем, ему было все равно. Он знал только, что не успокоится, пока не соблазнит ее.

У него давно не было секса. Он испытал огромное облегчение, когда распрощался с Кэрол, своей последней подружкой. Сначала она казалась ему интересной и соблазнительной, но затем стала слишком навязчивой, и он с ней порвал. У него было много работы, и он быстро ее забыл.

Красивую, сексуальную женщину найти было нетрудно, но стоило ей намекнуть Чейзу на серьезные отношения — и он выходил из игры. Через семь-восемь месяцев отношений он начинал тосковать по свободе. Чаще намного раньше.

Умывшись, Чейз посмотрел на свое отражение в зеркале и покачал головой. Сегодняшний вечер он проведет с Лорел. Ему не терпелось снова ее увидеть. Покинув ванную, он достал свой мобильный телефон и, позвонив Люку Перкинсу, вице-президенту компании, попросил его подняться к нему.

Зайдя в гардеробную, Чейз обнаружил, что его вещи уже лежат на полках. Он выбрал темно-синий костюм и белую рубашку. Пока одевался, ему пришло в голову, что город маленький и он сможет быстро получить необходимую информацию о Лорел, если сама она откажется о себе говорить.

В дверь постучали. Чейз сказал «войдите», и на пороге появился Люк Перкинс. Своего высокого черноволосого вице-президента Чейз знал уже много лет и мог во всем на него положиться.

— Ты уже осмотрел отель? — спросил Чейз, взглянув на часы. До его встречи с Лорел оставалось двадцать минут.

— Да. Здание не настолько старое, чтобы просить за него такую высокую цену. Разумеется, это стартовая цена, и, уверен, она не рассчитывает получить столько. Ее отец, Рэдли Толсон, сейчас в больнице в коме. После того как с ним случился удар, он успел оформить на нее генеральную доверенность. Бабушка и две младшие сестры Лорел Толсон живут на ранчо. Семья Толсон обосновалась в этих краях в середине девятнадцатого века. Оно, кстати, тоже выставлено на продажу.

— Ты знаешь, почему они распродают свою недвижимость? — спросил Чейз.

— Риелтор и банкир считают, что причина в болезни мистера Толсона. Ему оказалось не под силу управлять одновременно отелем и ранчо. Даже ели он выкарабкается, его здоровье никогда уже не будет прежним. Лорел построила собственную жизнь в Далласе. Она заботится о бабушке и сестрах. Я слышал, они очень дружны.

— Похоже, Лорел Толсон очень предана своей семье, — холодно произнес Чейз, расчесывая волосы. Он старался избегать женщин, у которых были обязательства перед родственниками. Они пытались распространить эти обязательства на него. Он слишком ценил свою холостяцкую свободу и не собирался попадаться в ту же ловушку, что и его родители. Он наблюдал за тем, как они старели, не видя в жизни ничего, кроме фермы и семьи.

— Да. Она ландшафтный архитектор. У нее собственный бизнес в Далласе. Она была помолвлена с Эдвардом Уорнумом.

Перестав расчесывать волосы, Чейз повернулся и посмотрел на Люка.

— С Эдвардом Уорнумом? Я о нем слышал, но не встречался с ним лично. Он унаследовал состояние, которое его дед сколотил, а отец увеличил в несколько раз. Его дед запатентовал какое-то оборудование, которое используется в самолетах. Это было начало. Теперь Уорнуму принадлежит огромная международная компания. Они больше не помолвлены?

— Нет. Недавно они порвали.

— Значит, она свободна. Не знаешь, кто был инициатором разрыва, она или Уорнум?

— Нет. Пока до меня не доходили никакие слухи. Как что-то узнаю, сразу сообщу.

— Я встречаюсь с ней в три. Она покажет мне отель.

— Тогда я лучше пойду. Завтра утром у нас с ней встреча. Она устраивает для нас пятерых экскурсию. Я удивлен, что она не стала ждать и пригласила тебя отдельно от нас. Наверное, решила сначала завоевать расположение главы компании.

— Ты ее видел?

— О да. — Серые глаза Люка засверкали. — Она настоящая красотка. Не забудь, что это деловая встреча.

— Буду помнить. Ты подготовил для меня папку со всеми данными?

— Да, вот она. — Люк указал на стол.

— Итак, мы летим в среду утром на поле? — спросил Чейз.

— Да. Увидимся завтра, Чейз.

Когда Люк ушел, Чейз взял со стола папку и стал просматривать данные, касающиеся отеля. Посмотрев в окно, он подумал о новом месторождении нефти на участке земли, который он приобрел. Его состояние увеличится. Здесь, в этом тихом, малонаселенном районе, скоро рекой потечет нефть. Он вспомнил о пари, которое заключил со своими кузенами. Благодаря этому месторождению он сможет его выиграть. Закрыв папку, вышел из номера и постучал в дверь Лорел.

Когда она ему открыла, его сердце учащенно забилось. Она распустила волосы, и они заструились по ее плечам шелковым покрывалом. Простое элегантное платье подчеркивало достоинства фигуры.

— Вы великолепно выглядите, — произнес он хриплым голосом.

— Спасибо. — Лорел улыбнулась ему. — Заходите. Я сейчас только выключу компьютер.

Пока она шла к столу, Чейз любовался ее крутыми бедрами, плавно покачивающимися при ходьбе. Он представлял себе, как расстегивает молнию у нее на платье и медленно спускает с плеч тонкую ткань.

Вернувшись, Лорел улыбнулась ему.

— У нас будет деловой обед или мы проведем вместе вечер ради удовольствия? А может, и то и другое?

— Находиться рядом с вами — уже удовольствие, — сказал Чейз.

— Если хотите, мы можем сначала спуститься в бар и выпить за счет заведения. Затем за обедом поговорим о делах.

— Забудьте о делах. Просто покажите мне отель. — Меньше всего он сейчас думал о работе.

Пропуская Лорел вперед, он вдохнул легкий аромат ее блестящих волос.

— Расскажите мне об отеле, — попросил он, когда они сели в лифт.

— Первое здание отеля построил мой прапрадед в тысяча восемьсот девяностом году. Биллингс был основан раньше Афин, и железная дорога проходила там. Позднее была проложена ветка из Биллингса в Афины. У нас здесь также есть река, — произнесла она, глядя на него широко распахнутыми голубыми глазами. — Затем старое здание сгорело, и в тысяча девятьсот втором году на его месте было построено это. Два года назад мы с отцом сделали капитальный ремонт и сменили меблировку. Вот и вся наша история.

— История отеля, но не Лорел Толсон. Я хотел бы узнать вашу.

— В ней нет ничего особенного. Я выросла в Монтане.

— Я тоже.



— Правда? — удивилась она. — Я думала, вы из Техаса.

— Сейчас я живу в Хьюстоне, но вырос на ферме неподалеку от Диллона.

— В этой части штата очень красиво. Значит, у нас с вами есть что-то общее. Я росла и в городе, и на ранчо. Землю, которой мы владеем сейчас, приобрел еще мой прапрадед. Так что ранчо принадлежит уже нескольким поколениям нашей семьи.

— Вы живете в отеле или на ранчо?

— Я, как и вы, в основном живу в Техасе. У меня в Далласе собственное дело. Я ландшафтный архитектор. Сад возле отеля проектировала я.

— Позже мы туда сходим, а сейчас я хочу посмотреть отель.

Выйдя из лифта, они прошли в бар с приглушенным освещением и большими зеркалами на стенах, отделанных панелями из древесины грецкого ореха. На резных столиках стояли светильники. В противоположном конце помещения был небольшой танцпол. Все увиденное им на данный момент превзошло его ожидания. Он и не надеялся увидеть что-то подобное в маленьком провинциальном городке.

Когда они сели за столик в углу, Чейз посмотрел на свою спутницу. Ее кремовая кожа мерцала в тусклом свете. Его взгляд задержался на ее губах. Интересно, какие они на вкус? Он дал себе слово, что узнает это до конца вечера.

— Я заметил, здесь есть танцпол. Когда включают музыку? — спросил он.

— Каждый вечер после восьми. У нас свой маленький оркестр. В основном он играет всеми любимые композиции, а также рок и кантри.

— В таком случае давайте вернемся сюда вечером и потанцуем. А пока расскажите мне побольше об отеле и о городе.

В этот момент подошел официант и прервал их разговор.

— Чейз, позвольте мне представить вам Трея, который с нами уже давно, — сказала Лорел. — Когда вы или ваши сотрудники захотите сюда заглянуть, он позаботится о том, чтобы вас обслужили по высшему разряду. — Она обратилась к своему служащему: — Трей, это мистер Беннетт. Он наш гость.

— Добро пожаловать в «Сандаун-бар», — сказал Трей. — Вот карта вин и напитков. — Он положил перед каждым из них по черной папке.

Лорел заглянула в свою, хотя знала ее содержимое наизусть. Она отложила ее в сторону, когда Чейз закрыл свою.

— Итак, что бы вы хотели узнать о нашем городе? — спросила она.

— Откуда ваши постояльцы? Они здесь проездом или, может, проводят отпуск? В вашем городе есть что-то особенное, что привлекает людей? — произнес Чейз, глядя на ее декольте. Ему так хотелось запустить пальцы под вырез платья, ласкать ее нежную кожу.

— Туристов привлекают рыбалка, охота и родео.

— Я заинтересован в том, чтобы мои служащие жили в комфортных условиях и их хорошо кормили.

— Думаю, сегодня вечером убедитесь, что у нас отличная кухня. Мой отец всегда тщательно подбирал шеф-поваров и платил им большие деньги, чтобы удержать.

— Для хорошего специалиста никаких денег не жалко, — согласился Чейз. — А теперь расскажите о себе.

— Уже рассказала, — ответила Лорел, и он покачал головой. — Рассказывать особенно нечего. Мой отец в больнице, а бабушка и две младших сестры живут на ранчо.

— Не возражаете, если я спрошу, почему вы продаете отель? — Она отвернулась, и Чейз накрыл ее ладонь своей. — Я понимаю, это для вас больная тема, так что не обращайте на меня внимания.

Лорел улыбнулась, и у него потеплело на душе.

— Если вы решили купить отель, вы имеете полное право задать этот вопрос. Сами понимаете, могут поползти разные слухи.

— Для этого есть причина?

Она покачала головой.

— Нет. Я продаю отель из-за болезни отца. Он сейчас в коме. Даже если он выздоровеет, то не сможет управлять ранчо и отелем как раньше. Бабушка заботится о моих сестрах, но возраст уже дает о себе знать.

— Значит, семья для вас на первом месте, — заметил Чейз, вспомнив свой недавний разговор с Люком. Обычно он избегал женщин вроде Лорел Толсон. Она была создана для брака, а он, имея перед глазами печальный пример своих родителей, бежал от подобных обязательств. — Ради родственников вы жертвуете собственными интересами.

— Да, семья для меня самое главное. — Ее голубые глаза неистово засверкали. — Я взяла на себя ответственность за своих родных и собираюсь поддерживать их материально.

Последние слова были произнесены с горечью, и Чейз подумал о ее разорванной помолвке. Может, Эд Уорнум предложил управлять ее финансами, а она отказалась, и это внесло разлад в их отношения. Эта женщина была независимой. Он мог себе представить, как она отклоняет еще более возмутительные предложения.

— Это достойно похвалы, — ответил Чейз, не сводя глаз с ее пухлых губ. Он всегда ясно давал понять женщинам, что ему не нужны обязательства, но с этой хотел заняться любовью, несмотря на их диаметрально противоположное отношение к семейным ценностям.

— То, что я буду делать дальше, целиком зависит от состояния здоровья моего отца. Если дела пойдут хорошо, я смогу купить для бабушки и сестер жилье в Афинах или перевезу их к себе в Даллас. Мой бизнес процветает, и я не хочу его оставлять. В крупном городе возможностей больше, чем здесь.

— Это верно, — заметил Чейз и замолчал, так как в этот момент вернулся Трей с прохладительными напитками. Когда они снова остались одни, он наклонился вперед и посмотрел на ее безымянный палец без кольца. — Как давно закончилась ваша помолвка?

Лорел выглядела удивленной.

— Месяц назад. Вижу, вы навели обо мне справки.

— Надеюсь, вы не злитесь на всех мужчин.

— Нет, — ответила она, улыбаясь.

— Это хорошая новость. В вашей жизни еще не появился новый мужчина?

— Упаси боже! На самом деле я слишком занята для этого. Каждый день я провожу несколько часов в больнице с отцом. Мы наняли для него сиделку, но постоянно его навещаем, хотя он и не знает об этом.

— Мне очень жаль.

Встретившись с ним взглядом, она кивнула.

— В будни я присматриваю за отелем, а выходные провожу на ранчо с семьей. В этот раз мне пришлось остаться здесь.

— Это звучит эгоистично, но я рад. Впрочем, мне жаль, что из-за меня вы не увиделись с бабушкой и сестрами, — сказал Чейз, легонько коснувшись ее руки. — Я даже не предполагал, что мне так понравится Монтана.

— Если хотите, я могу устроить в отеле прием и познакомить вас с жителями города.

— Это было бы чудесно, поскольку большую часть следующего года мы планируем провести здесь. Надеюсь, вы в ближайшее время не вернетесь в Даллас.

— Не бойтесь, этого не произойдет.

— Кто присматривает за вашим бизнесом, пока вы здесь? — спросил Чейз, снова глядя на ее губы. Он не мог дождаться восьми часов.

Трей вернулся с бутылкой охлажденного вина, и Лорел отдернула свою руку. Попробовав вино, Чейз одобрительно кивнул и попросил официанта наполнить бокалы.

Когда они снова остались одни, он произнес тост:

— Предлагаю выпить за прекрасных женщин Монтаны, особенно за ту, которая сейчас рядом со мной.

— Мне неудобно пить за саму себя, — с улыбкой ответила Лорел. — Я поднимаю бокал за экономику Монтаны, которая будет развиваться благодаря вашим усилиям.

— Вам будет не тяжело расставаться с отелем, который столько лет принадлежал вашей семье?

— Жизнь меняется. Какой смысл цепляться за прошлое? Уверена, в вашей жизни тоже были большие перемены.

— Да, и я был к ним полностью готов. Я был рад покинуть родительскую ферму и открыть для себя новый мир, — ответил Чейз, восхищаясь тем, что она делала ради своей семьи. Несмотря на ее слова, он чувствовал, что ей тяжело расставаться с отелем. — Должно быть, вы довольны своей карьерой. Полагаю, вам пришлось бы о ней забыть, если бы вы вышли замуж.

— Нет. Мой бизнес не требует моего постоянного присутствия на рабочем месте. Именно поэтому сейчас я здесь. Уверена, о вашем бизнесе тоже есть кому позаботиться в ваше отсутствие.

— Разумеется.

— Здесь все так оживились, когда узнали о найденном вами месторождении. Вам нужно встретиться с горожанами.

— С удовольствием, если вы тоже там будете. — Он помедлил. — Где вы учились?

— В Калифорнийском университете на факультете ландшафтной архитектуры.

— Эдвард был вашей первой любовью?

— Нет. В школе я встречалась с несколькими мальчиками, но ничего серьезного у меня с ними не было. Потом у меня был роман в университете, но до помолвки дело не дошло. Вас я не стану расспрашивать о личной жизни. Ваши фото в прессе говорят сами за себя.

Чейз заметил, что Лорен все время переводит беседу в нейтральное русло, чтобы не говорить о себе.

Когда они допили вино, она повела его по отелю. Он шел рядом с ней, вдыхая аромат ее духов. Ему безумно хотелось положить руку ей на талию, но он боялся все испортить. У этой женщины были внутренние барьеры, которые она пока не позволяла ему переступить.

Они прогулялись по саду с растениями, подходящими для северного климата. Ее работа произвела на него большое впечатление. Внутренний дворик с бассейном с подогреваемой водой также выглядел заманчиво. Наконец они прошли в ресторан, где Лорел познакомила его еще с несколькими официантами.

— Полагаю, вы уже знаете, что будете есть на обед, — сказал он.

— У меня есть предпочтения, но я загляну в меню, — ответила Лорел.

— Что бы вы мне порекомендовали?

— Здесь готовят очень вкусный стейк. Мне нравится жареный фазан. Большинство постоянных посетителей заказывают лосося, жаренного на кедровых палочках.

Несколько минут они молча изучали меню, затем Чейз произнес:

— Значит, вы тоже в детстве жили на ранчо.

— Не всегда. Мы ходили в школу здесь, в Афинах, поэтому большую часть года жили в отеле.

Вернулся официант, и Чейз заказал себе стейк, а Лорел — жареного фазана в манговом соусе.

Когда они снова остались одни, Чейз взял ее руку в свою, и она посмотрела на него с осуждением.

— Это маленький городок, где все друг друга знают. Если мы будем сидеть, держась за руки, или танцевать, поползут слухи.

— Вы возражаете?

Улыбаясь, она покачала головой.

— Нет, потому что мне безразлично. Это быстро забудется.

— Так уж и безразлично? Или, может, не совсем?

Ее брови изогнулись, и она покачала головой.

— Мы не знаем друг друга, и между нами ничего нет.

Это прозвучало твердо и бескомпромиссно, и Чейз заподозрил, что она разочаровалась в отношениях с мужчинами. Всего месяц назад она готовилась к свадьбе, и в такой реакции не было ничего удивительного. Ему будет проще ее добиться. Она не станет навязывать ему обязательства.

— Полагаю, в вашей жизни есть женщина, — продолжила она.

— В данный момент нет. Вы сказали, что у вас сейчас тоже никого нет. Я так понял, вашего бывшего жениха можно не принимать во внимание.

Лорел кивнула.

— В таком случае мы оба свободны и можем получать удовольствие от общения друг с другом.

Интересно, чего она ждет от этого вечера, подумал Чейз.

Она улыбалась ему, однако он чувствовал, что это было всего лишь проявление вежливости. Официант принес свежий хлеб, салаты и чай со льдом, и Лорел снова отдернула руку. Затем подали главные блюда. Они выглядели очень аппетитно. Попробовав свой стейк, Чейз сказал:

— Мои комплименты вашему шеф-повару.

— Говорят, он один из лучших в Афинах, а по-моему, самый лучший. Он из Сент-Пола. Устал от городской суеты и приехал сюда. Мой отец был безумно рад, когда нашел его, и не жалеет для него денег. Если вы заметили, зал быстро заполнился. Здесь едят не только постояльцы отеля. Сюда приезжают люди со всей округи.

— Это хорошая рекомендация для вашего отеля.

— Хорошая рекомендация для нашего отеля — это десерт «Шоколадный грех», который я уже заказала. Вы сами в этом убедитесь, когда попробуете его.

— Десерт с таким названием в вашем отеле? Это интригует. Здесь есть еще что-нибудь грешное? — спросил Чейз, наклоняясь вперед.

— Должно быть, вы надеетесь, что хозяйка, но, увы, никто не назвал бы меня такой.

— Но это не означает, что я не назову, — ответил Чейз.

В глубине ее глаз что-то промелькнуло.

— Чейз, дорогой, возможно, мне следовало бы изменить мой образ жизни, стать чуть более легкомысленной, — протянула она, облизав нижнюю губу.

— Лорел, — прошептал Чейз. Хотя в ресторане было прохладно, его бросило в жар. Он знал, что она его дразнит, но едва удержался от того, чтобы не взять ее за руку и не отвести в уединенное место.

Она подмигнула ему.

— Успокойтесь, Чейз, я пошутила.

Но продолжала с ним флиртовать, черт побери! Он не мог дождаться, когда закончится обед.

Через двадцать минут официант принес две порции десерта — мороженого с шоколадом, грецкими орехами и сливочным кремом с вишенкой наверху.

— Очень аппетитно, — сказал Чейз, глядя на ее декольте. — И до окончания сегодняшнего вечера я совершу грехопадение, — добавил он хриплым голосом.

В глазах Лорел снова что-то промелькнуло. Он подозревал, что ее сердце колотится так же часто, как и его.

— Ешьте десерт, Чейз. Единственный грех, который вы можете здесь совершить, — это чревоугодие, — ответила она, взяв ложку.

Но он съел всего половину. Ему хотелось пригласить ее на танец. Оркестр уже начал играть.

— Давайте потанцуем, — предложил он.

— Кажется, после обеда я обещала показать вам город.

— Я обязательно посмотрю Афины, но сейчас мне хочется потанцевать с вами.

— Как хотите, — ответила она. — Наверное, ваш агент по недвижимости уже показывал вам город.

— Нет, не показывал. В любом случае гулять по городу с вами будет намного интереснее, — улыбнулся он.

Поднявшись, они прошли в бар и сели за свой прежний столик. Заказав для Лорел чай со льдом, а для себя пиво, Чейз огляделся по сторонам.

— Здесь народу больше, чем постояльцев в отеле.

— Да.

— Хорошая музыка, приятная обстановка — у вас отличный отель. Я восхищен.

— Почему-то мне кажется, что вы просто пытаетесь быть со мной вежливым, — сказала она. — Подозреваю, чтобы вызвать у вас восхищение, нужно нечто большее, чем столетний отель.

— Вовсе нет, если им владеет потрясающе красивая блондинка, — ответил он, взяв ее за руку. — Давайте потанцуем, Лорел.

Глава третья


Раздираемая противоречивыми чувствами, Лорел пошла с Чейзом на танцпол. По пути она украдкой посмотрела на него. Он был слишком красив, слишком очарователен. Она чувствовала, как под его натиском рушатся барьеры, которыми она окружила свое сердце.

Чейз намеревался ее соблазнить. А почему нет? Он знал, как действует на женщин. Сочетание красоты, обаяния и богатства делало его неотразимым.

И все же Лорел решила дать ему отпор. Его не интересовали долгосрочные отношения. Он хотел с ней развлечься, пока будет разрабатывать новое месторождение.

Это был еще один Эдвард, баловень судьбы, который привык получать от жизни все, что хочет, и думал только о себе. Она больше не попадется в эту ловушку.

Чейз желал ее и упрямо шел к своей цели. И у него было большое преимущество: он был ей нужен как потенциальный покупатель. Ему нужна была недвижимость в этих краях, и он мог себе позволить заплатить цену, которую она просила. Впрочем, нельзя было забывать, что ее отель был здесь не единственным, который продавался. Она пока старалась об этом не думать. Боялась разочароваться, если он откажется покупать ее отель.

И все же было невозможно не думать об этом и не надеяться на лучшее. Так же, как противостоять его шарму. Он притягивал ее к себе как магнит. Она не понимала, почему это происходит. Не хотела желать Чейза Беннетта. Только не его. Почему рядом с Фрэнком Дербином и Керком Мэллоем, которые оказывали ей знаки внимания, она не испытывала ничего подобного?

На танцполе Чейз обнял ее за талию, и ее тело напряглось как натянутая струна. От него исходило тепло, легкий аромат его одеколона щекотал ей ноздри. Малейшее прикосновение этого мужчины воспламеняло ее.

Даже во время близости с Эдвардом с ней никогда такого не происходило. Он следовал за ней по пятам, осыпал подарками, водил в дорогие рестораны, пока она не начала думать, что он намеревается узаконить их отношения.

Но это оказалось заблуждением, и она не собиралась дважды совершать одну и ту же ошибку. Чейз Беннетт был не из тех, кто женится. Он хотел затащить ее в постель, на что недвусмысленно ей намекнул. В то время, когда она отчаянно пыталась этому сопротивляться, собственное тело вероломно предавало ее. При каждом соприкосновении их бедер ее кожу покалывало.

Оркестр заиграл быструю композицию, и она как загипнотизированная наблюдала за движениями узких бедер Чейза. Думала, насколько хорош он в постели, и, вопреки здравому смыслу, хотела это проверить. Он заигрывал с ней, раздевал взглядом. Темные пряди волос упали ему на лоб, напомнив ей об их первой встрече.

Его красиво изогнутые чувственные губы обольстительно улыбались ей. Интересно, что было бы, если бы он ее поцеловал?

За быстрым танцем последовал медленный, затем еще один…

К полуночи Лорел уже забыла о своих тревогах и согласилась поужинать с ним завтра.

— Во сколько закрывается бар? — спросил Чейз.

— В два часа ночи, — ответила она. — Но мы не можем оставаться здесь так долго. Мне завтра рано вставать.

— Думаю, танцев на сегодня хватит. Как ты смотришь на то, чтобы подняться наверх и пропустить по стаканчику?

— Отлично, — ответила она.

Когда они выходили из бара, он положил руку ей на плечи, в лифте прожигал ее взглядом. Она понимала, что он хочет ее поцеловать, и не собиралась противиться этому. Возможно, его поцелуи помогут ей прийти в себя после разрыва с Эдвардом. Как говорится, клин клином вышибают.

Его взгляд задержался на ее губах, и у нее перехватило дыхание.

— Заглянем ко мне? — предложила она, когда они вышли из лифта. Кивнув, Чейз взял у нее карточку и открыл дверь.

Ее номер освещала только небольшая лампа. Положив ключ на столик в прихожей, Чейз повернулся и притянул ее к себе. Она обхватила его за шею. Глубокий и настойчивый поцелуй превзошел все ее ожидания.

Запустив пальцы в волосы Чейза, она ответила ему со всей страстью, на которую была способна. Желание было настолько сильным, что заглушило голос разума.

Чейз подхватил ее на руки и отнес на диван. Когда он расстегнул ей платье и начал спускать его с плеч, прохладный воздух подействовал на нее отрезвляюще.

— Чейз, подожди… Мы слишком торопимся. — Она подняла бретельки платья. — Застегни молнию. Мы только сегодня познакомились. Для меня еще слишком рано…

Несмотря на ее возражения, он начал покрывать поцелуями ее шею. Понимая, что вот-вот уступит, она из последних сил схватила его за плечи и оттолкнула.

— Чейз… подожди немного. Дай перевести дух.

Подняв голову, он заглянул ей в глаза, и она задрожала. Его глаза стали почти черными от желания.

— Ты восхитительна, Лорел. — Он провел пальцем по ее губам, отчего ее сопротивление начало ослабевать.

— Чейз, давай что-нибудь выпьем и успокоимся. Она сомневалась, что Чейз ее слышал.

— Лорел, иди сюда, — прошептал он, после чего снова привлек ее к себе и накрыл ее губы своими. Ее руки сами сомкнулись вокруг его шеи, а язык проник в глубь его рта.

Она понятия не имела, как долго они целовались. Ощущение реальности вернулось к ней, когда его рука скользнула под подол ее платья. Толкнув Чейза в грудь, она высвободилась из его объятий.

— Ты так спешишь, что я не успеваю отдышаться.

— От твоих поцелуев у меня захватывает дух, — заявил он, затем поднялся и положил руки ей на талию.

Ей хотелось снова его поцеловать, но вместо этого она прижала палец к его губам.

— Перестань говорить подобные вещи. Они действуют на меня так же, как твои поцелуи. Давай лучше оторвемся друг от друга и что-нибудь выпьем.

— Почему? — удивился он. Лорел взяла его за руку.

— Пойдем со мной, — проговорила она, заглянув ему в глаза.

Когда они вошли в кухню, она отпустила его руку и включила свет.

— Я помогу, — сказал Чейз, когда она взяла чайник. Он поставил на стол стаканы, а она налила в них чай.

— Тебе положить лимон или сахар? — спросила она.

— Ни то, ни другое, — ответил Чейз, покачав головой. — Чаю я тоже не хочу, — добавил он, и Лорел посмотрела на него. — Я хочу тебя, Лорел.

Поставив оба стакана обратно на стол, он повернулся, чтобы заключить ее в объятия. Она уже не могла сопротивляться.

— Давай завтра встретимся в четыре. Ты покажешь мне город, а затем мы поужинаем, — сказал Чейз. — На этот раз я тебя приглашаю.

— Чейз…

— Всего несколько часов. Нам нужно поближе познакомиться.

— Да, — прошептала она, вставая на цыпочки и целуя его. — А теперь иди к себе.

Он уставился на нее.

— Какие-то проблемы? Ты не привык слышать «нет» от женщин?

Его губы растянулись в улыбке.

— Возможно. Я подумал, что мне действительно следовало бы уйти и оставить тебя, но я хочу не этого.

— Тебе не кажется, что ты слишком торопишься?

— Просто хочу лучше тебя узнать. Давай все же выпьем чаю. — С этими словами он взял стаканы и понес в гостиную.

Там они просидели до двух часов ночи, болтая обо всем на свете, затем он поднялся.

— Ладно, я пошел. Тебе нужно поспать.

Лорел проводила его до двери.

— Завтра в десять у меня встреча с твоими людьми. Я покажу им отель. Ты к нам присоединишься?

— Само собой, если там будешь ты. — Обняв ее за талию, он притянул ее к себе. — Это был чудесный вечер. Твои поцелуи свели меня с ума. Вряд ли мне сегодня удастся уснуть, если только…

— Ничего не говори, — прошептала она. — Иди к себе и ложись спать.

— Позавтракай со мной, — сказал он.

Немного помедлив, она кивнула.

— Как насчет семи часов?

— Отлично.

Поцеловав ее в щеку, он удалился.

Закрыв за ним дверь, Лорел глубоко вдохнула, выключила свет и понесла пустые стаканы на кухню.

— Он такой же, как Эдвард. Не забывай об этом ни на секунду, — сказала она себе, хотя ее кожу все еще покалывало от его прикосновений. — Они мало чем отличаются друг от друга.

Впрочем, она понимала, что все эти нотации бесполезны. Эдвард не вызывал у нее такого желания, как Чейз.

Переодевшись, она вышла на балкон и, уютно устроившись в плетеном кресле, стала любоваться панорамой ночного города.

Чейз был слишком притягателен. Было нелегко противостоять ему и в то же время поддерживать его интерес. Пока это была для нее наиболее вероятная возможность продать отель, и она не могла ее упустить. Завтра они с Брайсом покажут отель Чейзу и его людям. Если сделка состоится, она положит конец ухаживаниям Чейза. Она знала, что это будет труднее всего.

Откинувшись на спинку кресла, она закрыла глаза и воссоздала в памяти события прошедшего вечера. Вспомнила поцелуи Чейза, его прикосновения, покачивание его бедер в танце… Нет, так ей точно сегодня не уснуть.

С этой мыслью она вернулась в спальню, легла в постель и стала думать о делах, пока не забылась сном. Но даже во сне Чейз не оставил ее в покое.

* * *

На следующее утро Лорел надела деловой костюм в тонкую полоску и собрала волосы в узел. Она хотела произвести на Чейза впечатление серьезной бизнес-леди, владелицы отеля, вытеснив из его памяти образ женщины, с которой он танцевал в баре прошлым вечером.

Ровно в семь раздался стук в дверь, и она пошла открывать.

— Ты замечательно выглядишь, — хрипло произнес он, окидывая оценивающим взглядом ее фигуру.

Когда его руки легли ей на плечи, ее сердце учащенно забилось.

— Спасибо. Ты тоже, — искренне ответила Лорел. Действительно, ему очень шли слаксы, серая вязаная рубашка и ковбойские ботинки. — Я пытаюсь думать о делах, но рядом с тобой у меня не получается, — призналась она.

Чейз ухмыльнулся.

— Я и понятия не имел.

— Ну конечно, так я тебе и поверила, — ответила она, ткнув его пальцем в грудь. Ее план разыгрывать из себя деловую женщину с треском провалился. От него пахло тем же одеколоном, что и вчера, а улыбка была такой же обезоруживающей.

— Я с нетерпением ждал нашей новой встречи.

— Мне очень приятно это слышать, — вежливо ответила Лорел.

— Но больше всего я ждал нового поцелуя. — Он обнял ее за талию.

— Чейз, ты не можешь…

— Нет, могу, — прошептал он, накрывая ее губы своими.

Забыв о своем плане, Лорен обхватила его за шею и ответила на его поцелуй.

— Чейз, — наконец прошептала она, вырвавшись из его объятий. — Мы должны остановиться.

— Не понимаю, почему, — сказал он, придвигаясь ближе.

Покачав головой, Лорел прижала ладонь к его груди и поняла, что его сердце так же часто бьется, как и ее.

— Пойдем завтракать. Не забывай, что сегодня у нас деловая встреча.

— Она будет позже, — напомнил ей он. — А сейчас у нас свидание, и я не могу перед тобой устоять.

Это было взаимно, но Лорел не собиралась ему признаваться. Очевидно, он и так все знал.

— Мы должны соблюдать распорядок дня, — настаивала она.

— Мы его соблюдаем.

Он снова поцеловал ее. Это продолжалось до тех пор, пока она его не остановила.

— Нам пора.

Чейз открыл дверь и пропустил ее вперед.

— Надеюсь, ты оценишь по достоинству наш завтрак. Утром в наш ресторан ходят не только постояльцы отеля, и скоро ты поймешь, почему.

— Пока мне здесь все очень нравится.

Лорел улыбнулась в ответ.

Пройдя в столовую, они встали в очередь у буфетной стойки со стаканами фруктовых соков, тарелками с ломтиками дыни, киви и клубникой. Остановив свой выбор на омлете, сосисках, бисквите, кофе и апельсиновом соке, они вышли в патио. Ставя на столик свой поднос, Лорел вспомнила, что в последний раз завтракала в патио с Эдвардом. Но Чейз был таким же, как Эдвард.

— Здесь очень мило, — заметил Чейз, выдвигая для нее стул.

— Я люблю бывать в патио рано утром, когда здесь мало народа, — ответила она. — В остальное время здесь яблоку негде упасть.

— В этом мы с тобой похожи. Я тоже люблю уединение.

— Ты единственный ребенок в семье?

— Нет, у меня три брата и две сестры.

— Значит, вас шестеро и ты самый старший.

— Как ты догадалась? — ухмыльнулся Чейз, и они вместе рассмеялись.

— Ты часто ездишь домой в Монтану? — спросила она.

— Я не был там уже несколько лет. Мой брат Грэхем остался на ферме, а сестра Мэдисон живет в Монтане, так что о родителях есть кому позаботиться. У них четверо внуков.

Легкий ветерок взъерошил его волосы. Его было легче представить на «харлее», чем в конференц-зале. Должно быть, это первое впечатление так на нее подействовало. На самом деле он второй Эдвард, подумала она со знакомым чувством отвращения.

— Моя мать предпочла бы продать ферму и переехать во Флориду, — продолжил Чейз, — но отец не может жить без работы. Когда я рос, мы редко покидали ферму. Разве что ездили в гости к сестрам матери. У меня есть три кузена, с которыми я дружу до сих пор. Отец никогда нас не сопровождал. Он не мог поручить работу кому-либо другому.

— У нас в семье такого нет, — с улыбкой сказала Лорел. — Мой отец любит развлекаться. Он человек публичный, и его здесь все знают. До сих пор не могу поверить, что с ним это случилось.

— Да, это очень тяжело. Я тебе сочувствую. — Чейз легонько коснулся ее руки. — Вчера вечером ты сказала, что собираешься провести некоторое время в Монтане.

— Да. У меня компетентный менеджер в Далласе, и я могу не беспокоиться за свой бизнес. Сейчас мои родные нуждаются во мне, и я должна быть рядом с ними.

— Когда продашь отель, ты переедешь на ранчо?

Она покачала головой.

— Я надеюсь, что покупатель позволит мне оставаться в отеле столько, сколько будет нужно. Если нет, я сниму квартиру в городе. От ранчо до больницы довольно далеко, а я хочу быть как можно ближе к отцу. Если он придет в себя, его переведут в центр физиотерапии в Биллингсе.

— Я так понял, ранчо ты тоже собираешься продать.

— Без отца мы не сможем им управлять. Я не хочу брать на себя такую ответственность. Мои сестры и бабушка сейчас живут там.

— Когда продашь ранчо, ты купишь для них жилье здесь или перевезешь их в Даллас? — спросил он.

— Это будет зависеть от состояния здоровья отца. Я говорила ему, что хотела бы перевезти их в Даллас, но не знаю, захотят ли они отсюда уезжать. Эшли семнадцать, и ей скоро поступать в колледж. Диане пятнадцать. Возможно, они с бабушкой предпочтут остаться здесь. В любом случае мы поступим так, как будет лучше для отца. — Она улыбнулась. — Теперь ты знаешь о моей семье.

— А ты о моей. Чем ты любишь заниматься в свободное время? Путешествовать, плавать, ловить рыбу, охотиться, ходить в кино? — спросил Чейз, поглаживая большим пальцем тыльную сторону ее ладони. Ей следовало отдернуть руку, но в его присутствии решимость покидала ее.

— Никакой рыбалки и охоты, но плавать люблю. Поскольку у меня собственный бизнес, ни на что другое времени не хватает.

— Но ведь ты была помолвлена, — возразил он. — Значит, тебе удавалось совмещать работу и личную жизнь. Конечно, это не мое дело, но, признаюсь, я рад, что ты порвала с Уорнумом. Понимаю, это прозвучало слишком эгоистично.

И типично для мужчин вроде них с Эдвардом.

У нее пропал аппетит.

— Если бы я знал, что ты управляешь этим отелем, я бы чаще приезжал в Монтану и останавливался здесь.

Она улыбнулась ему.

— С трудом верится. Я знаю, что в последнее время у тебя была женщина. Я где-то видела ваше фото.

— Кем бы она ни была, ее уже нет в моей жизни.

— Ты всегда ставишь точку в отношениях, не так ли?

— Да, иначе бы не был до сих пор холостым. Я не из тех, кто женится. Не хочу привязывать себя навсегда к одной женщине.

— Иными словами, ты еще не встретил женщину, с которой хотел бы провести остаток жизни, — заметила Лорел. — Ты боишься обязательств?

— Они приводят меня в ужас, — ответил Чейз. — Я этого не скрываю. Я не хочу попасться в ловушку, в которой тридцать с лишним лет находятся мои родители. Ни одни отношения недостойны того, чтобы ради них обречь себя на унылое, однообразное существование. Я тебя напугал?

Она снова улыбнулась.

— Нет. Я не собираюсь в тебя влюбляться. Ты сам предупредил меня, что это опасно.

— Возможно, я перегнул палку, — ответил он. — На самом деле все не так страшно. Мы можем неплохо провести время, если ты дашь мне шанс.

— Думаю, я уже это делаю, — сказала Лорел.

Теперь она знала больше о нем и его прошлом. Он был с ней честен. Ему не нужна была эмоциональная привязанность, и ее это устраивало. В любом случае она не собиралась выходить за рамки деловых и дружеских отношений.

После этого они начали рассказывать друг другу забавные истории из жизни и не заметили, как пролетело время.

— Чейз! Мы опаздываем, — взволнованно произнесла Лорел, посмотрев на часы. — Нам пора идти к остальным.

Чейз неторопливо поднялся и подошел к ней. Он не проявлял никакого беспокойства. Знал, что его будут ждать столько, сколько потребуется.

В главном вестибюле уже собрались его люди.

— Лорел, это Люк Перкинс, вице-президент моей компании, — сказал Чейз, когда они присоединились к группе. Обмениваясь рукопожатием с Люком, она заметила у него на пальце обручальное кольцо. Может, он заставит Чейза думать о делах? — А это Дэл Уэйд, руководитель отдела маркетинга.

Она пожала руку долговязому блондину с дружелюбной улыбкой, затем поприветствовала Брайса, стоявшего рядом.

Затем она познакомилась с главным бухгалтером Чейза и Сэмом Киленом, агентом по недвижимости, после чего представила им Лэйна Григсби, своего агента.

После этого они прошли в небольшой конференц-зал, где им подали завтрак, к которому ни она, ни Чейз не притронулись. Затем она и Брайс поочередно рассказывали остальным об отеле и отвечали на вопросы.

Лорел посмотрела на часы.

— Давайте сделаем перерыв на пять минут, а затем снова встретимся в главном вестибюле. Мы с Брайсом устроим вам экскурсию по отелю.

Когда все покинули зал, Чейз подошел к ней.

— Отличная презентация. Возможно, мне следовало тебя нанять.

— Спасибо. Если тебе нужен специалист по ландшафтному дизайну, мы можем это обсудить. В других областях я некомпетентна, — ответила она, собирая бумаги.

Чейз провел рукой по ее волосам.

— О твоих дизайнерских способностях поговорим позже. В Хьюстоне, не здесь.

— У меня компетентный персонал.

Он пристально посмотрел на нее.

— Обещаю, если я тебя найму, то не из-за твоего компетентного персонала.

Она улыбнулась.

— Не сомневаюсь.

Он провел кончиками пальцев по вырезу ее блузки. Боясь поддаться искушению, Лорел схватила его за руку.

— Как много ты уже обо мне знаешь, — заметил он.

— Достаточно. Извини, мне нужно в дамскую комнату.

Когда она вернулась, все уже были в сборе. Чейз посмотрел на нее, и ее бросило в жар.

— Итак, джентльмены, давайте перейдем к осмотру отеля. Начнем с кухни.

Экскурсия по отелю заняла целый час, и все это время Лорел физически ощущала присутствие Чейза. После короткого перерыва на ленч они вернулись в конференц-зал, где Лорел и Брайс до двух часов отвечали на вопросы Чейза и его команды.

— Спасибо за информацию, — поблагодарил ее Чейз, когда в зале остались только они и Брайс.

— Мы с Брайсом с удовольствием ответим на любые вопросы. Твои люди встречаются со служащими отеля.

Кивнув, Чейз коснулся ее запястья.

— Я зайду за тобой в четыре.

— Хорошо, — ответила Лорел, улыбаясь. Как только за ним закрылась дверь, она села в кресло и, сбросив туфли, обратилась к Брайсу: — Что ты думаешь?

— Я думаю, что Чейз Беннетт тобой интересуется.

Она с раздражением посмотрела на Брайса.

— Давай говорить по существу. Мы на них повлияли?

— Презентация им понравилась, но я пока не могу сказать, собираются они покупать отель или нет. Подозреваю, что они ждут решения своего босса, но, уверен, все будет хорошо. Ты получишь деньги и сможешь выкупить закладную.

— Мы ни в чем не можем быть уверены, пока не будет подписан контракт.

— Я об этом молюсь.

— Как ты думаешь, он распустит персонал, если купит отель?

— Кто знает, что он будет делать. Трудно себе представить, чтобы он не привез с собой собственный персонал.

— Было бы проще оставить тех, кто уже здесь работает. Думаешь, он снесет отель, когда месторождение будет разработано?

— Понятия не имею. Я не знаком близко с Беннеттом. Он дружелюбен и обходителен, но это может оказаться простой формальностью. Его планы известны ему одному. Надеюсь, он купит отель.

— Даже если это означает, что тебе придется работать на него? Мне больно об этом думать.

Брайс улыбнулся.

— С тех пор как поползли слухи, что ты продаешь отель, мне поступило уже четыре предложения о работе. Уверен, у остального персонала тоже не возникнет проблем с трудоустройством. Ты же знаешь, что наших поваров постоянно переманивают конкуренты.

— Да, — согласилась Лорел, вздыхая. — Сегодня я ужинаю с Чейзом.

— Почему я не слышу энтузиазма в твоем голосе, когда все незамужние женщины страны продали бы за это душу дьяволу?

Она улыбнулась.

— Ты прав. Если я хочу продать отель, мне придется быть с ним любезной. Признаюсь, это совсем не сложно. Он очарователен, но именно в этом и заключается проблема. Я не хочу, чтобы мне снова разбили сердце.

— Этого не случился. Ты выросла у меня на глазах. Твой отец всегда говорил, что у тебя есть голова на плечах. Желаю приятно и с пользой провести вечер.

— Спасибо тебе за все, Брайс.

Когда за ним закрылась дверь, Лорел подумала, как хорошо, что у нее есть Брайс. Он работал на них уже двадцать четыре года. Ей было всего три, когда он пришел к ним. Уравновешенный и высококомпетентный в своей области, Брайс без труда управлял отелем и вовремя решал все проблемы.

Поднявшись к себе, Лорел приняла душ и начала готовиться к предстоящему ужину. Она выбрала черное платье с драпированным корсажем и прямой юбкой до колен и босоножки в тон. Волосы она расчесала на прямой пробор и оставила распущенными.

Ровно в четыре за ней зашел Чейз. В спортивной серой куртке, черных слаксах и белой рубашке с расстегнутым воротником он выглядел на все сто. Его взгляд скользнул по ее фигуре. В нем читалось одобрение.

— Ты сногсшибательно красива.

— Спасибо, — вежливо ответила она. Его комплимент доставил ей большое удовольствие, хотя, возможно, он сделал его, не задумываясь.

— Лорел, давай зайдем ко мне и что-нибудь выпьем. Я бы хотел с тобой поговорить перед ужином.

— Хорошо, — ответила она, заинтригованная. Неужели он сейчас предложит ей купить у нее отель? Ее сердце подпрыгнуло.

Когда они оказались в его номере, он проводил ее в гостиную, где на столике была бутылка шампанского в ведерке со льдом.

— Шампанское? — удивилась она.

— Да. Я подумал, надо бы отметить, — ответил Чейз, снимая куртку и аккуратно вешая ее на спинку стула.

— Что мы будем отмечать? Нашу дружбу?

— Разумеется, наряду с твоей успешной презентацией. — Открыв бутылку, он наполнил два бокала и протянул ей один.

— Спасибо. И за шампанское, и за похвалу.

— Давай обсудим, что мы оба рассчитываем получить от этой сделки.

— Я думала, тебе известно в мельчайших подробностях, чего хочу я, — сказала Лорел. — Мы все уже обговорили с твоими людьми и агентами по недвижимости.

— Да, — ответил Чейз, поднимая бокал. — Давай выпьем за выгодную сделку.

— С удовольствием, — улыбнулась она, чокаясь с ним.

Сделав несколько глотков, Чейз произнес:

— Я хочу сделать тебе деловое предложение.

Ее сердце бешено заколотилось. Наконец свершилось то, чего она так долго ждала.

— Итак, ты хочешь продать отель, — начал он. — Он целиком принадлежит тебе или кто-то из твоих родных является совладельцем?

— Отель записан на мое имя. Два года назад бабушка передала отель и свою часть ранчо отцу. После того как с ним случился удар, он назначил меня своим опекуном и дал мне полное право распоряжаться всем своим имуществом.

— Это очень проницательно со стороны их обоих, — заметил Чейз.

— В чем заключается твое предложение, Чейз? — с нетерпением спросила она.

— Я готов дать тебе на полмиллиона больше, чем ты просишь за отель, — ответил он.

Лорел уставилась на него в замешательстве. Он спятил? Здесь явно был какой-то подвох.

— Я н-не понимаю. Ты собираешься заплатить целое состояние. Чего ты хочешь?

Взяв у нее бокал, он поставил его на каминную полку и положил руки ей на плечи.

— Я хочу тебя. Я говорил тебе, что не готов к постоянным отношениям, но не думаю, чтобы ты согласилась на временные отношения без обязательств.

— Не согласилась бы. — Ее бросило в дрожь.

— Я хочу сделать тебе предложение, выгодное для нас обоих. Я куплю твой отель, если ты согласишься стать на месяц моей любовницей.

Глава четвертая


Сбросив его руки с плеч, Лорел ошеломленно уставилась на него. Внутри у нее все клокотало от ярости. Прежде чем она успела ответить «нет», он прижал палец к ее губам, отчего их стало покалывать.

— Не торопись, — продолжал Чейз. — Подумай, прежде чем отказываться. По окончании месяца ты получишь за свой отель столько денег, сколько тебе никто больше не заплатит. Не отвечай сейчас. Давай поужинаем, как собирались, а завтра ты сообщишь мне о своем решении. Я не собираюсь вступать в брак, и, судя по последним событиям в твоей жизни, ты пока тоже. Это соглашение было бы выгодно для нас обоих.

— Для тебя — возможно, — отрезала она. — Я могу прямо сейчас дать тебе ответ.

— Не надо, — спокойно произнес он. — Подумай о своем будущем и о будущем своей семьи. Я предлагаю тебе большие деньги. С их помощью ты сможешь решить некоторые свои проблемы.

— Попросту говоря, я должна буду продать тебе свое тело. — Ее слова были полны горечи.

— Если хочешь, можешь так думать, — жестко ответил Чейз, и она увидела за маской дружелюбия его истинное лицо. — Месяц пролетит быстро. Я мог бы за тобой ухаживать и соблазнить тебя, не покупая твой отель или не предлагая за него дополнительную сумму.

Лорел наклонила голову.

— В таком случае почему ты этого не сделал? Мог бы сэкономить полмиллиона. Возможно, тебе удалось бы меня соблазнить, но сейчас об этом даже не мечтай.

— Я не хотел ждать. Ты уже дала мне отставку в первый день, забыла? — Один уголок его рта поднялся, и ее ярость усилилась. Она злилась на саму себя за то, что ее по-прежнему к нему влечет.

— Не хочешь тратить свое драгоценное время на отношения? — язвительно бросила она.

Чейз обвел пальцем контур ее уха, и от этой ласки по спине у нее пробежала дрожь.

— Можешь думать что хочешь, но на самом деле я просто не могу дождаться, когда займусь с тобой любовью, — произнес он хриплым голосом. — Не то чтобы меня очень интересовал твой отель, но мне нужно в ближайшее время где-то разместить своих служащих.

— Ты привык немедленно получать то, что хочешь. Любыми средствами, — ответила Лорел с презрением. Самодовольный богатый плейбой снял маску, как она и ожидала.

— Не отрицаю. Но мое предложение не так уж абсурдно. Подумай о выгоде. Я могу заплатить тебе наличными.

— Разве я могу думать о выгоде, когда ты хочешь купить мое тело?

Улыбнувшись, он снова положил руки ей на плечи.

— Думай о перспективе продажи отеля, а остальное пока в расчет не бери. Это может кардинальным образом повлиять на твое решение.

— Я не…

Лорел хотела возразить, но в этот момент он наклонился и накрыл ее губы своими. Его рука обхватила ее талию. Она хотела оттолкнуть его, но, когда его язык ворвался внутрь ее рта и погладил ее язык, ей расхотелось сопротивляться. Порабощенная желанием, она обхватила руками его шею и ответила на поцелуй. В голове промелькнуло, что ее сердце снова будет разбито, но она не могла ничего с собой поделать. Близость с Чейзом была неизбежна.

Когда его рука начала ласкать ее грудь через ткань платья, все проблемы куда-то испарились. Тихо постанывая от удовольствия, она гладила его по спине.

— Ты тоже этого хочешь, — прошептал он, резко подняв голову. — Скажи «да», Лорел.

Что толку было в словах? Он все равно ее соблазнит.

— Подумай о будущем своей семьи, — мягко произнес Чейз. — Пойдем ужинать, заодно и познакомимся поближе.

Чувствуя себя так, словно проиграла первый раунд в битве, Лорел молча взяла сумочку и пошла с ним. Увидев блестящий черный лимузин, поджидающий их у обочины, она подумала об Эдварде. Только Чейз был сексуальнее и обаятельнее Эдварда. В отношениях с женщинами ее бывший жених действовал тонко, а Чейз шел напролом. Эта решительность помогала ему добиваться своего.

Она вернулась в мыслях к его предложению. Полмиллиона долларов сверх запрашиваемой ею цены! Это были огромные деньги, и она старалась не думать о том, как они могли бы помочь ее семье. Полмиллиона долларов в обмен на то, чтобы она стала его любовницей. Его предложение вызывало у нее отвращение, но в то же время оно было весьма заманчивым. Месяц в его постели… У нее перехватило дыхание.

В машине она вопреки своей воле залюбовалась его великолепным профилем. Как бы ни раздражал ее этот мужчина, она не могла противостоять его обаянию. В то же время ей всегда были противны богатые плейбои, считавшие себя центром Вселенной. Ей хотелось бросить ему в лицо «нет», но здравый смысл не дал ей это сделать. Слишком многое было поставлено на карту. Она знала, что в конечном итоге либо согласится, либо будет ненавидеть себя всю оставшуюся жизнь.

Она попыталась придумать, как избежать его постели, не теряя при этом денег, которые он предложил. Но это было невозможно. Как ни крути, чтобы продать отель и получить дополнительные полмиллиона, ей придется стать его любовницей. Стоит ли ради этого снова рисковать своим сердцем?

В ресторане Лорел едва слышала мягкую фортепьянную музыку, которую играл оркестр. Все ее внимание было сосредоточено на Чейзе и его предложении.

Наклонившись вперед, он взял ее за руку. В мерцающем свете свеч его лицо было поразительно красивым.

— Ты слишком беспокоишься. Попробуй расслабиться и насладиться вечером. Тебе будет легче принять решение. Ты поймешь, хорошо тебе рядом со мной или нет.

— Мы оба уже знаем, что мне хорошо с тобой, — ответила она, глядя в его потемневшие от желания глаза. — Лучше бы ты остался ковбоем из Монтаны, которым был когда-то.

— Будь это так, ты не получила бы предложение, столь выгодное для нас обоих, не только для меня, — напомнил ей Чейз, и она просто кивнула.

Принесли деликатесные закуски, но Лорел едва к ним притронулась.

— Я не могу проглотить ни кусочка. Ты советуешь мне расслабиться, но разве это возможно, когда я каждую секунду думаю о твоем предложении?

— Потанцуй со мной. Это поможет тебе сделать правильный выбор. — Чейз поднес ее ладонь к своим губам, и ее кожу начали покалывать сотни маленьких иголочек. — Ты прекрасна, Лорел, — прошептал он.

— Спасибо, — ответила она. Несмотря ни на что, его комплименты доставляли ей удовольствие.

На танцполе Чейз улыбнулся ей.

— Расскажи мне о своем детстве в Монтане.

Лорел попыталась сосредоточиться на его просьбе.

— Большую часть времени мы жили в городе, потому что здесь была школа, — начала она.

Чейз внимательно слушал ее рассказ о детских годах, время от времени вставляя шутливые замечания. Затем настал его черед. Смеясь над его проделками, она забыла обо всех своих проблемах.

— Я уже говорила, что мой отец любил вечеринки и часто приглашал домой своих друзей. Он играл на банджо и пел, а мы с сестрами выступали вместе с ним перед гостями, — сказала Лорел.

— Ты играешь на банджо?

— Нет. Я училась играть на пианино, петь и танцевать.

— Не могу себе представить, чтобы мой отец так расслаблялся. Он каждый день работал до изнеможения. Вставал на рассвете, а домой возвращался только на закате и засыпал как убитый. У нас не было дружеских посиделок. Мы с братьями и сестрами помогали отцу. Не помню ни дня, чтобы я не работал. Возможно, именно поэтому сейчас я так люблю развлекаться.

— Ты не хочешь остепениться через несколько лет, когда станешь старше? У тебя мрачный взгляд на жизнь.

— Мрачный? Нисколько, — ответил Чейз. — С моей точки зрения, он, напротив, лучший из всех возможных.

— Твои родители несчастливы в браке?

— Отнюдь, хотя лично я на их месте был бы несчастлив. Я покупал им туристические путевки, но они никуда не ездили. Я вообще не хочу таких отношений. Брак — это как тюрьма.

— Я совсем другого мнения, — ответила Лорел, осознав, что Чейз убежденный холостяк. — Несколько раз в месяц мы устраивали вечеринки — либо в городе, либо, в хорошую погоду, на ранчо. Мы с сестрами много развлекались, но всегда помогали родителям.

— Видно, что ты не из легкомысленных девчонок, помешанных на вечеринках. Ты взвалила на свои плечи огромную ответственность, — произнес он с восхищением.

Их взгляды встретились, и они оба забыли, о чем только что говорили. Их тела слегка соприкасались в танце, и ей хотелось, чтобы он ее поцеловал.

— Давай вернемся в отель, — предложил Чейз, и она кивнула.

Когда они вошли в вестибюль, служащий передал Лорел записку. Внутри у нее все оборвалось. Неужели что-то с ее отцом?

— Чейз, подожди минутку, — сказала она, бегло просматривая сообщение. Оно было от друга семьи, и ее волнение усилилось. — Прости, но я беспокоюсь об отце, поэтому вынуждена все проверять, — добавила она, убирая в карман записку.

— Никаких проблем, — произнес Чейз и повел ее к лифту.

— Может, заглянешь ненадолго? — предложила она, когда они поднялись на верхний этаж.

— Конечно.

Оказавшись у себя в номере, она обняла Чейза за шею, и он ответил на это долгим затяжным поцелуем.

— Подумай над моим предложением, Лорел, — сказал он, глядя на нее затуманившимися от страсти глазами. — Я отлично провел с тобой вечер.

— А я с тобой, — призналась она. — Я буду думать об этом всю ночь.

— Тогда давай позавтракаем вместе. Как насчет семи часов?

— Заходи. Я буду готова.

Поцеловав ее на прощание, он повернулся и ушел. Закрыв за ним дверь, Лорел прислонилась к ней. Каждая клеточка ее тела трепетала от желания. Проведя рукой по лбу, она на ватных ногах побрела в спальню.

Ответ мог быть только один. Она станет его любовницей, продаст ему отель и получит полмиллиона в придачу. Она только сейчас осознала, насколько выгодным было для нее его предложение.

Сев за стол, Лорел достала записку и еще раз прочитала: «Мне нужно с тобой поговорить сегодня вечером. Тай Карсон».

Мистер Карсон был местным фермером и лучшим другом ее отца. Зачем она так срочно ему понадобилась, подумала Лорен, набирая указанный в записке номер. Тай Карсон тут же ответил и сообщил ей, что находится в баре отеля. Спустившись на лифте вниз, она нашла его за одним из столиков. Это был мужчина средних лет, с обветренным лицом, в джинсах, белой рубашке и ковбойской шляпе.

— Спасибо, Лорел, — сказал он, когда они поприветствовали друг друга. — Я знаю, что уже поздно, но это срочно. Где мы можем поговорить?

— Почему бы нам не пройти в мой кабинет? — предложила она и повела его за собой.

Бросив шляпу на диван у двери, мистер Карсон провел рукой по своим волосам с проседью и серьезно посмотрел на Лорел.

— Я бы хотел поговорить с тобой о Чейзе Беннетте. Твой отец сейчас в больнице и не в состоянии тебе помочь, поэтому я чувствую себя обязанным сделать это за него.

Озадаченная, Лорел неловко улыбнулась.

— Мистер Карсон, вам незачем обо мне беспокоиться.

— Уверен, твой отец сделал бы то же самое для моей Бекки. Кстати, она не знает, что я здесь.

Бекки была старшей дочерью мистера Карсона.

— Я вам очень признательна за заботу, — сказала Лорел.

— Этот человек врывается как ураган и сметает все на своем пути. Мы с соседями объединились, чтобы защитить себя.

— Мистер Карсон, я думала, что бизнес Чейза принесет пользу Афинам. — Она нахмурилась.

— Он здесь ради собственной выгоды, а не ради Афин. Но меня беспокоит не только это. Я слышал, ты недавно разорвала помолвку. Продаешь отель, вероятно, для того, чтобы оплатить лечение отца. Каковы бы ни были проблемы, Лорел, нам всем нужно объединиться против общего врага. Этот человек настоящая акула. У него здесь большой интерес.

— Я правда ценю ваше участие, но думаю, что сама смогу с ним разобраться.

Если местные жители настроены против Чейза, ситуация может осложниться.

— Лорел, такой тип, как Беннетт, тебе не по зубам. Он очень богат и влиятелен. Он хочет любой ценой заполучить мое ранчо.

— Вы не подумывали его продать? — спросила она, удивленная его словами. Зачем Чейзу ранчо Карсона?

— Разумеется, нет. Ему положил начало мой прапрапрадед, и с тех пор оно принадлежит нашей семье. Куда я отсюда уеду, чем буду заниматься? У меня нет причин продавать ранчо. Да, Беннетт предложил мне сумму, значительно превышающую его рыночную стоимость, но я отказался. Мои мальчики любят ранчо и однажды займут мое место.

— Зачем Чейзу так понадобилось ваше ранчо? — недоумевала Лорел.

— Оно примыкает к участку, на котором он недавно нашел месторождение нефти. У меня много воды — больше, чем у кого бы то ни было в округе. Через мою землю пролегает кратчайший путь от нового месторождения до Афин. Вот, взгляни.

Он достал из кармана сложенный листок бумаги. Это оказалась карта Монтаны, вырванная из книги. На ней мистер Карсон обвел красным Афины и свое ранчо и желтым новое месторождение. Лорел сразу все стало ясно.

— О боже! — воскликнула она. Чейз решил купить недвижимость в Афинах, потому что их город расположен ближе других к его новому нефтяному месторождению.

— Он оказывает на меня давление. Пытается выгнать меня с моей земли.

— Он не сможет этого сделать, — ответила Лорел, потрясенная эгоизмом Чейза. — Это противозаконно.

Мистер Карсон нахмурился.

— Выгнать он меня не выгонит, но жизнь мне усложнит.

— Каким образом? Не могу поверить, чтобы он был на такое способен.

— Еще как способен. Он уже купил ранчо Хиггенсов и может отвести воду, которой я пользуюсь. И это еще цветочки. Люди Беннетта ясно дали мне понять, что ему нужна моя земля. Хуже всего то, что три года назад я взял в банке заем под часть ранчо. Ходят слухи, что он собирается купить банк. Митч знает, что, если не продаст ему банк, Беннетт откроет здесь свой собственный.

Ее бросило в дрожь. Насколько безжалостным может быть Чейз? Как далеко он готов зайти, чтобы добиться своего?

— Мы все тебе поможем, если тебе понадобится помощь.

Лорел кивнула.

— Спасибо. Учитывая состояние здоровья отца, я вынуждена продать отель и ранчо. Врачи сказали, что он не сможет, как раньше, управлять тем и другим. Но если нам все же удастся сохранить ранчо, думаю, он попытается.

— Ты не можешь знать это наверняка, Лорел, Полагаю, тебе следует подождать, пока он не поправится. Мы поможем тебе и ему.

— Огромное вам спасибо, мистер Карсон, — сказала она, глубоко тронутая его словами. — Ваша поддержка много для нас значит.

— Дербины, Мэллои, Дубински — я могу и дальше перечислять имена — мы объединились, чтобы защищать друг друга от Беннетта. Не знаю, удастся ли нам это. Он оказывает на нас слишком сильное давление. — Карсон поднялся. — Уже поздно. Мне пора. Молли, наверное, беспокоится. Держись подальше от Беннетта, Лорел. Будь осторожнее. Этого парня интересует только собственная выгода.

Она проводила его до двери.

— Еще раз спасибо. Я подумаю над тем, что вы сказали. Передавайте привет Молли и Бекки.

— Разумеется. Можешь звонить в любое время. Не позволяй ему на тебя давить, Лорел. Не верь его красивым словам.

После его ухода она поднялась наверх. Неужели Чейз может быть таким безжалостным? Если она к нему переедет, жители города будут считать ее предательницей.

Услышав о новом месторождении нефти в Монтане, Лорел подумала, что это настоящая удача для города и окрестных ферм. Как же она ошибалась!

Под дверью Чейза виднелась полоска света. Интересно, что он делал? Оказавшись у себя в номере, она надела длинную ночную рубашку и халат и, уютно устроившись в кресле, начала обдумывать предложение Чейза.

Через два часа она так и не пришла ни к какому выводу. Завтра утром ей нужно будет дать ему ответ. Если она будет тянуть с решением, Чейз соблазнит ее в любом случае. Тогда она не только не продаст ему отель, но и потеряет бонус в виде полумиллиона долларов. Она нуждалась в деньгах, и ему это было известно. Согласится ли Чейз пойти на некоторые уступки? Если да, то что ей следует у него потребовать?

На следующее утро Лорел проснулась рано. Надев купальник, она, как обычно, спустилась в бассейн. В это время суток он был заперт, но у нее был ключ. Положив полотенце на шезлонг, она нырнула в прохладную воду и стала плавать взад-вперед, чтобы снять напряжение.

Устав, она схватилась за бортик и тряхнула головой, откинув с лица выбившуюся из заколки прядь волос.

— Доброе утро, — произнес знакомый глубокий голос, напугав ее. Чейз сидел на краю бассейна, свесив ноги в воду.

— Бассейн еще закрыт для постояльцев. Как ты сюда попал? — удивилась она.

— С помощью взятки, — непринужденно ответил Чейз. — Я рад, что пришел сюда. Я люблю плавать по утрам. Это помогает собраться с мыслями.

Лорел разозлило, что кто-то из служащих пустил его сюда так рано без разрешения. Но она забыла об этом, как только ее взгляд скользнул по его широким плечам, рельефным бицепсам и плоскому животу. Несмотря на прохладную воду, ее бросило в жар. В одежде Чейз выглядел великолепно, а без нее просто божественно.

Соскочив с бортика и подплыв к ней, он положил руки ей на талию и немного ее приподнял. Внезапно ее довольно скромный розовый купальник показался ей крошечным.

— Мы можем пропустить завтрак, — предложил Чейз, пристально глядя на нее.

— Нет, не можем, — ответила она. — Я голодна, а ты обещал угостить меня завтраком.

— Лучше я отведу тебя в другое место, — произнес он хриплым голосом, и каждый нерв в ее теле зазвенел.

Вырвавшись, она поплыла от бортика. Чейз последовал за ней. Добравшись до конца бассейна, она обернулась. Его взгляд был прикован к ее бедрам. Он глубоко вдохнул.

— Думаю, мне лучше за тобой не гнаться, — сказал он, отплывая в сторону.

Лорел выбралась из бассейна, взяла полотенце и направилась к выходу. У двери она оглянулась. Чейз стоял на краю бассейна с полотенцем в руках и смотрел на нее.

Ее захлестнула горячая волна, и она отвернулась. У Чейза было потрясающее тело, что делало его предложение еще более заманчивым.

Поднявшись к себе, она отправилась в душ. Перед глазами у нее по-прежнему стоял образ Чейза. Она представляла его себе без одежды. Наверное, он делал то же самое с ней.

Для завтрака с ним Лорел выбрала синий костюм, блузку в тон и туфли на высоких каблуках. Волосы она собрала в узел на затылке.

Ровно в семь появился Чейз. На нем был костюм цвета мокрого асфальта и белая рубашка. Увидев ее, он улыбнулся.

— Ты неотразима. Этот день обещает быть самым лучшим из тех, что я провел в Монтане.

Лорел улыбнулась.

— Посмотрим.

— Мне нравится, когда ты улыбаешься, — сказал он. — Хотя до сих пор ты делала это не часто.

— Сейчас я переживаю не лучшие времена.

— Я знаю, что все дело в болезни твоего отца, и очень тебе сочувствую.

— Спасибо.

— У меня есть хоть малейший шанс на то, что за завтраком ты сообщишь мне о своем решении?

Лорел снова улыбнулась и покачала головой.

— Давай сначала спокойно поедим. Потом я уделю тебе еще немного времени.

— Это радует. Мне нравится находиться рядом с тобой.

— Думаю, мне следует чувствовать себя польщенной, — ответила Лорел, все еще медля с ответом, хотя решение уже было принято. — Я готова идти.

Она внимательно посмотрела на Чейза. Он выглядел так, словно собирался ее поцеловать. Ей хотелось этого, несмотря на то что она все еще была на него зла. В коридоре он взял ее за руку, и ее словно током поразило.

— Вчера вечером ко мне приходил Тай Карсон. Он друг нашей семьи.

— Не поздновато ли для дружеского визита? — спросил Чейз, когда они вошли в лифт.

— Он беспокоится обо мне и предупредил меня насчет тебя. Сказал, что ты хочешь заполучить его ранчо, которое он не собирается продавать. Оно принадлежало еще прапрапрадеду Тая, и он очень любит это место. Он там вырос и намерен передать его своим детям.

— Признаюсь, я бы с удовольствием купил это ранчо. Я сделал Карсону очень выгодное предложение, — произнес Чейз, поправив воротничок ее блузки.

— Он не хочет покидать ранчо, Чейз.

Он пожал плечами.

— Что ж, это его выбор.

Они продолжили этот разговор, только когда Чейз заказал еду.

— Карсон считает, что, если он не продаст тебе ранчо, ты сделаешь его жизнь невыносимой, — произнесла Лорел.

Чейз никак на это не отреагировал. Его красивое лицо было непроницаемым, холодный взгляд говорил о властной натуре.

— Он говорит, что ты можешь ограничить ему доступ к воде, — добавила она. — Ты ведь купил ранчо по соседству с его владениями.

— К нему это не имеет никакого отношения, — отрывисто бросил Чейз.

— Тай Карсон хороший человек, — спокойно сказала Лорел. — Я знаю его всю свою жизнь. Его дочь моя лучшая подруга. Он сказал, что ты хочешь также купить банк, в котором он брал заем.

— Я мог бы это сделать. — Чейз улыбнулся. — Бизнес есть бизнес, и не надо делать из меня злодея года. Моя компания действительно хочет помочь вашему городу.

— Я очень на это надеюсь, — искренне ответила Лорел. — Мистер Карсон посоветовал мне остерегаться тебя. Возможно, сейчас я рискую.

Одна темная бровь Чейза изогнулась.

— Признаюсь, это плохая новость. Мне придется поработать над своей репутацией у местных жителей. Я не хочу причинить тебе вред.

Лорел пожала плечами.

— О себе я позабочусь сама. Постарайся не причинять вреда другим.

— Я и не собираюсь, но в бизнесе иногда приходится через что-то переступать. Ты сама босс и должна это знать.

— Я знаю, что такое честность и справедливость, и не стану отбирать у кого-то дом ради собственной выгоды.

— Звучит так, будто я вор и мошенник, — усмехнулся он, затем наклонился вперед и коснулся ее подбородка. — Если местные жители злятся на меня и хотят, чтобы ты меня избегала, то нам, возможно, следует проводить время за пределами Афин.

Она взяла его за руку:

— На людях мы будем держаться на расстоянии друг от друга. А теперь давай насладимся завтраком. Мы можем договорить позже, когда будем одни.

Его глаза потемнели.

— Может, поднимемся наверх и скажем, чтобы завтрак нам принесли в номер?

— Думаю, в таком случае поесть нам точно не удастся. Я наплавалась в бассейне и умираю от голода.

— Я не говорю уже о своем аппетите, — ответил Чейз, и они оба рассмеялись.

Неужели он был тем безжалостным чудовищем, о котором ей рассказывал мистер Карсон? Поможет он или навредит Афинам? Она поверила Чейзу, но в то же время все еще переживала за Тая Карсона, словно он был членом ее семьи.

Официант принес их заказ и заново наполнил стаканы апельсиновым соком.

— Расскажи мне об Афинах и людях, которые здесь живут, — попросил Чейз.

— Здесь все друг друга знают. До моего поколения большинство людей не уезжали из города, и он расширялся. Сейчас молодежь по окончании школы поступает в колледж и больше не возвращается сюда. Я тому пример. Не думаю, что мои сестры останутся здесь. Бабушка устала присматривать за ранчо и была бы не против переехать в Даллас.

Чейз задал ей еще несколько вопросов, после чего они закончили завтракать и пошли к лифту. Он ни разу не упомянул о своем предложении.

— В девять часов у меня деловая встреча, а днем я собираюсь в больницу к отцу, — сказала Лорел. Ее ладони были влажными. Пришло время дать ему ответ, и она еще могла передумать. Будет ли она жалеть о своем решении? Испытает ли чувство облегчения, когда все останется позади? С каждой минутой напряжение нарастало.

Когда они оказались в ее номере, Чейз закрыл дверь, снял пиджак, ослабил узел галстука и положил руки ей на плечи.

— Думаю, пришло время узнать твой ответ. Итак, ты согласна стать моей любовницей?

Глава пятая


— У меня есть встречное предложение, — спокойно ответила она. — Меня предупредили, что ты безжалостен и можешь причинить мне вред. Если я вступлю в близкие отношения с тобой, местные жители меня возненавидят. Мне понадобится моральная компенсация. Ты в состоянии заплатить больше, чем предложил, и прекрасно это знаешь.

В его глазах загорелись искорки веселья.

— Я должен был догадаться, что ты потребуешь больше денег. Сколько ты хочешь?

— Еще четверть миллиона в добавление к тому, что ты уже предложил.

Он кивнул.

— Хорошо. Значит, договорились?

Лорел подумала, что, попроси она миллион, он так же спокойно согласился бы.

— Есть еще две вещи, — добавила она, чувствуя, как громко стучит ее сердце. — Я бы хотела продолжать жить в своем номере, пока мы не переедем в Даллас.

— Конечно. Я в любом случае собирался тебе это предложить. Что еще?

Она сделала глубокий вдох.

— Я не могу прямо сейчас лечь с тобой в постель. Давай подождем хотя бы до вечера.

Его глаза заблестели, как у триумфатора.

— Договорились.

Пока они беседовали, внутренний голос настойчиво убеждал ее отказаться от его предложения, но она знала, что у нее не хватит силы воли. Если она сможет защитить свое сердце, то получит большую выгоду, ничего при этом не потеряв. Конечно, местные жители будут ее осуждать, но она скоро вернется в Даллас.

— Ты можешь освободиться и провести со мной выходные? Давай уедем отсюда на пару дней подальше от посторонних глаз. Если в состоянии твоего отца будут изменения, мы сразу же вернемся, — предложил Чейз.

— Куда мы поедем?

— У меня есть дом на побережье в Калифорнии.

— Хорошо, — ответила Лорел.

— По возвращении мы подпишем договор. Я сегодня позвоню своему нотариусу и распоряжусь, чтобы он подготовил необходимые документы. Мы закроем на время отель. Нужно провести проверку. Не беспокойся, это обычное дело.

— Мне до сих пор в это не верится, — призналась Лорел.

— Я сегодня же перечислю деньги на твой счет.

— Поскольку мы будем жить вместе, я хочу, чтобы ты познакомился с моими родными. Не хочешь съездить со мной на ранчо сегодня вечером?

— Познакомиться с твоими родными? — Чейз нахмурился. — Я не предлагаю тебе долгосрочные отношения, — напомнил ей он. — Если ты привезешь меня к бабушке и сестрам, они могут подумать, что у нас все серьезно.

— Я должна предупредить их, что уезжаю с тобой на выходные, — возразила она, стараясь оставаться спокойной. — Если я собираюсь прожить с мужчиной месяц, для меня это серьезные отношения, Чейз.

— Хорошо, — ответил он, поглаживая ее плечи, — но, когда месяц закончится, я уйду.

— Я уже это поняла, — отрезала Лорел.

— Почему мне кажется, что я не понравлюсь твоей бабушке?

— Какая тебе разница? — Ее удивило, что он задал ей этот вопрос. Неужели все же у него сохранилась капля уважения к семейным ценностям? Почему он так против брака? Его родители до сих пор вместе, и она не слышала, чтобы он говорил что-то плохое об их отношениях.

— Я не беспокоюсь, — небрежно произнес он. — Просто удивлен тем, что ты хочешь представить меня своим родным. Твои сестры, возможно, даже придут в восторг от того, что ты нашла себе нового мужчину так скоро после расставания с Эдвардом.

— Ты абсолютно прав. В любом случае я хочу познакомить тебя с ними, потому что этот отель принадлежал нам с тех пор, как первый Толсон обосновался в Монтане. Бабушке будет тяжелее всего с ним расставаться, поэтому я хочу убедить ее, что он перейдет в хорошие руки. Прошу тебя, будь с ней помягче.

Улыбаясь, он погладил ее по щеке.

— Хорошо. Я встречусь с ними, но не могу гарантировать, что они одобрят мою кандидатуру в качестве покупателя отеля.

— Ничего страшного. Если они уедут из Монтаны, в конце концов это перестанет иметь значение.

— Я помню, что твоих сестер зовут Эшли и Диана. А как зовут твою бабушку?

— Спринг Толсон.

— Эшли семнадцать, Это означает, что она скоро пойдет в колледж.

— Да, теперь я смогу оплатить ее обучение.

Чейз улыбнулся ей.

— Надеюсь, ты не пожалеешь о том, что приняла мое предложение.

— Время покажет, — ответила Лорел. — Я позвоню своему агенту по недвижимости, сообщу Брайсу и своей семье. Скажу бабушке, что мы приедем к шести. Тебя это устраивает? Мы должны будем выехать в полпятого.

— Хорошо, — ответил он, обнимая ее за талию. Ее пульс участился, а губы начало покалывать.

Чейз крепко поцеловал ее, и она ответила ему с той же страстью. Ее тело выгнулось дугой и устремилось к нему, руки обвились вокруг его шеи.

Не прекращая ее целовать, Чейз принялся расстегивать пуговицы на ее блузке. Лорел вся горела от желания, но нашла в себе силы оттолкнуть его.

— Чейз, остановись. У нас обоих назначены встречи.

Его зеленые глаза затуманились от желания.

— Я хочу тебя, — хрипло произнес он, глядя на ее губы.

Лорел отстранилась.

— Сейчас раннее утро. Нам с тобой многое предстоит сделать.

Чейз снова приблизился и положил ладонь ей на затылок.

— У нас все будет отлично, Лорел. Вот увидишь.

— Будь осторожней, Чейз. Ты можешь влюбиться.

— Влюбиться я могу, но жениться не стану. Когда месяц пройдет, мы разбежимся.

Хотя она знала о его отношении к браку, его жестокие слова разозлили ее.

— Ты вбил себе в голову, что навсегда останешься холостяком, только потому, что жизнь твоих родителей кажется тебе скучной, — холодно ответила она, решив, что, если Чейз разобьет ей сердце, он никогда об этом не узнает.

Чейз надел пиджак и поправил галстук.

— Так я позвоню своему нотариусу. Чем скорее мы начнем, тем быстрее все будет сделано. Не хочешь встретиться сегодня со мной у своего банка, чтобы я открыл вклад на твое имя? В таком случае свяжись с президентом банка и назначь ему встречу.

— Я сделаю это прямо сейчас.

— Да, так мы сэкономим время, — проговорил Чейз и проследовал за ней в спальню, откуда она позвонила в банк.

— Нас будут ждать там в одиннадцать, — сказала она.

— Ладно, я пошел.

Поцеловав ее на Прощание, он удалился.

Лорел все еще не верила в происходящее. Она чувствовала себя так, словно огромный груз упал с ее плеч. Ей больше не придется до рассвета измерять шагами комнату, думая, откуда брать деньги на оплату больничных счетов. Деньги Чейза решат сразу несколько проблем. Ей хотелось петь и танцевать от радости. Все долги ее отца будут погашены. Придя в себя, он узнает, что ему больше не о чем беспокоиться, и скорее поправится.

Лорел бросилась к телефону, чтобы назначить встречу Брайсу. Когда она спустилась вниз, он уже ждал ее у двери ее кабинета.

— Что произошло? Твоему отцу стало лучше? — спросил он. — Ты выглядишь так, будто у тебя хорошие новости.

— Отец по-прежнему в коме, но новости у меня действительно хорошие.

— Ты продала отель? — спросила Брайс, заходя в кабинет.

Повернувшись, она обняла его.

— Да. Чейз купил отель. Я заключила с ним сделку, Брайс.

Он улыбнулся.

— Мои поздравления. Я очень рад за тебя, Лорел. Ты это заслужила. Ты работала больше всех нас.

— Спасибо тебе за поддержку.

— Невероятно! Думаю, нам следует отметить это событие.

— Я не могу устраивать праздники, пока отец в больнице, но я очень рада, Брайс. Ты получишь премию.

— Спасибо, конечно, но у меня такое чувство, что я не имею никакого отношения к этой продаже. Ходят слухи, что кое-кто не очень доволен тем, что Чейз скупает все вокруг. Но я рад за тебя. Ты получишь, сколько запросила?

— Да, плюс щедрый бонус.

— Ничего себе! Должно быть, ему действительно очень нужен твой отель.

— Да, — солгала она, чувствуя себя неловко. — Я должна сообщить Лэйну. Возможно, люди Чейза уже с ним связались.

В следующую секунду зазвонил ее мобильный.

— Это Лэйн Григсби, — сказала она Брайсу.

Поговорив с Лэйном, она снова обратилась к своему менеджеру:

— Риелтор Чейза звонил Лэйну, и он назначил мне встречу сегодня днем у себя в офисе.

— Еще раз поздравляю.

— Сегодня вечером мы с Чейзом едем на ранчо. Хочу познакомить его с бабушкой и девочками.

Брайс нахмурился.

— Ты ужинала с Беннеттом, постоянно общаешься с ним, а теперь вот собираешься познакомить его со своей семьей. Лорел, будь осторожнее. Ты совсем недавно рассталась с Эдвардом.

Она улыбнулась.

— Я больше не обручена, следовательно, абсолютно свободна. К тому же это несерьезно.

— Подумать только, еще совсем недавно я убеждал тебя быть полюбезней с этим человеком, а ты презирала его, не будучи с ним знакома. Теперь все перевернулось с ног на голову. Не позволяй себе увлечься Чейзом Беннеттом. Я не хочу, чтобы ты снова страдала.

— Брайс, все пытаются меня опекать, потому что отец в больнице. После смерти моей матери он позволил мне самой о себе заботиться. Со мной все будет в порядке. Чейз Беннетт не разобьет мне сердце. Он не из тех, кто женится, да и я не хочу замуж. Особенно за плейбоя.

Лорел не стала говорить ему, что собирается провести выходные с Чейзом. Ей бы не хотелось, чтобы об этом кто-то узнал. Но уже скоро ее роман с Чейзом станет темой номер один для сплетен.

После ухода Брайса она позвонила бабушке и сообщила ей, что пригласила Чейза на ранчо. Без четверти одиннадцать она отправилась в банк. Чейз ждал ее в вестибюле. При виде его у нее внутри все затрепетало. Он держался спокойно и уверенно, словно был владельцем этого банка. У нее в голове не укладывалось, что скоро она будет жить вместе с ним.

Вдруг она осознала, что еще может повернуть назад. Деньги еще не перечислены, и она до сих пор злится на него из-за ранчо Тая Карсона. Она подумала о предостережениях Тая и Брайса. Чейз Беннетт был безжалостным, опасным дельцом, который не остановится ради достижения своей цели. Лучше ей развернуться и навсегда уйти из его жизни. Она замерла в нерешительности, но в этот момент Чейз направился к ней.

Остановившись в нескольких футах от нее, он спросил:

— Готова?

Очевидно, он догадывался, что она сейчас чувствует.

Последний шанс. Внутри нее шла борьба. Взвесив все «за» и «против», она подумала, что Чейз в любом случае ее соблазнит. К тому же ее семья сейчас нуждается в деньгах.

Собравшись с духом, Лорел кивнула.

— Я готова.

— А выглядишь так, будто я приставил тебе к виску пистолет.

Улыбнувшись, она пошла вместе с ним.

Митч Энсон, седовласый президент банка и давний друг ее семьи, посмотрел на них с едва скрываемым любопытством и проводил в свой кабинет.

Чейз выписал на ее имя чек. Она наблюдала за тем, как он выводит цифры и обещанная им сумма становится реальностью.

— Это трудно себе представить, — произнесла она, изумленная.

— Теперь бонус за отель в твоем распоряжении, — сказал ей Чейз, но эти слова, разумеется, были адресованы Митчу Энсону.

Президент банка широко улыбнулся ей.

— Мистер Беннетт очень щедр.

— Скоро мне придется потратить часть этой суммы, мистер Энсон.

— Если надумаешь куда-нибудь вложить оставшиеся деньги, обращайся за советом.

Поговорив еще немного, они покинули банк.

— В городе начнут об этом, судачить еще до того, как я вернусь в отель, — сказала Лорел Чейзу.

— Полагаю, банкиры должны держать такие вещи в секрете.

— Митчу можно доверять. Все и так узнают о продаже отеля.

— Давай перекусим, прежде чем ехать к риелтору, — предложил Чейз.

Они купили сэндвичи и, пройдя в парк, сели на скамейку в тени большого орехового дерева. Пока они ели, Лорел молча изучала мужчину, любовницей которого согласилась стать.

— Ты что-то притихла. О чем задумалась?

Немного поколебавшись, Лорел ответила:

— Я думала о тебе. Сейчас я задам тебе один вопрос. Если не хочешь, можешь не отвечать. Тебе когда-нибудь разбивали сердце?

— Нет, если не считать того, что произошло в шестом классе. Я думал, что никогда не оправлюсь от потрясения. Пэтси Лу Джексон отказалась пойти со мной после школы в пиццерию. Я думал, что наступил конец света.

Лорел улыбнулась.

— Ты когда-нибудь ее целовал?

— О да. Даже обнимал, но нам не суждено было быть вместе. На следующий год она переехала в Детройт, и я с тех пор ее больше не видел.

— Интересно, она читает о тебе в газетах?

— Сомневаюсь, что она меня помнит. Не думаю, что я произвел на нее большое впечатление.

— Это трудно себе представить, — ответила Лорел. Улыбнувшись, он снял пиджак, развязал галстук и закатал рукава рубашки. — Я так поняла, ты пока еще не предлагал Митчу купить его банк.

— Нет, это не входит в мои планы на ближайшее время. Я собирался приехать сюда на пару дней, затем немного погостить у родителей и вернуться в Хьюстон. Но я отклонился от намеченного маршрута. — Он посмотрел на нее с улыбкой. — Что касается банка, если я его куплю, ты будешь еще больше меня упрекать?

Лорел покачала головой.

— Мне безразлично, купишь ты банк или нет. Главное, чтобы ты не причинял вред людям.

— Я, напротив, хочу им помочь. — Он поймал прядь ее волос, выбившуюся из прически. — Ты опять убрала волосы наверх. Тебе идет, но мне больше нравится, когда они распущены.

— Ты не всегда будешь получать то, что хочешь.

— Тебе безразлично, доставляешь ты мне удовольствие или нет, правда?

— Меня это не беспокоит. Не помню, чтобы я обязалась доставлять тебе удовольствие, — произнесла она.

Его глаза весело заблестели.

— Я постараюсь сделать тебя счастливой. Ты отличаешься от всех женщин, которых я знал.

— И чем же я от них отличаюсь?

— Ты честна и откровенна со мной. Не лезешь из кожи вон, чтобы мне угодить.

Лорел покачала головой.

— Тогда почему ты мной заинтересовался?

— Ты красива и сексуальна. Когда мы рядом, между нами проскакивает искра, а когда целуемся…

— Достаточно. Я все поняла, — перебила его она, вставая. — Мне пора возвращаться в офис.

Чейз схватил ее за запястье.

— В вестибюле ты остановилась и чуть не ушла из банка, не так ли? — спросил он.

— Ты самодовольный нахал, — ответила Лорел. — Да, я колебалась, но решение было уже принято, и я не могла пойти на попятную.

— Кажется, ты так и не изменила своего мнения обо мне, — сказал Чейз, поднимаясь и забирая у нее папку с бумагами. — Давай прогуляемся пешком до отеля.

— А ты что обо мне думаешь? — поинтересовалась Лорел, когда они шли по улице.

— Ты кажешься мне умной, независимой и соблазнительной.

Она пожала плечами.

— Умная и независимая — возможно, но насчет соблазнительной не уверена.

— Поверь мне, ты так соблазнительна, что перед тобой не устоял бы даже святой.

— Моя бабушка сейчас, наверное, готовит ростбиф, — сказала Лорел, сменив тему.

— Звучит аппетитно. Я люблю ростбиф.

Они сами не заметили, как подошли к отелю. Поскольку в вестибюле было много народа, Лорел сухо попрощалась с ним и пошла к себе в кабинет.

Глава шестая


По дороге в офис Лэйна Григсби Лорел молчала. Она думала о том, как ее бабушка отнесется к продаже отеля, который всегда принадлежал ее семье. Когда они ненадолго остались наедине в кабинете Лэйна, Чейз приподнял ее подбородок и посмотрел ей в глаза.

— Ты выглядишь напряженной.

— Это очень серьезный шаг.

— Ты все еще можешь сказать «нет».

— Знаю, что могу, но не стану этого делать, — ответила она, вздыхая.

Лэйн вернулся вместе с Сэмом Киленом, риелтором Чейза, и двумя нотариусами.

— Лорел, ты уже знакома с Сэмом, — сказал Чейз, и она обменялась рукопожатием с полным темноволосым мужчиной.

Внимательно прочитав свою копию контракта, Лорел тупо уставилась на линию для подписи. По ее спине пробежал холодок. Она понимала, что все еще может остановиться, вернуть Чейзу деньги и отказаться от сделки.

Затем, чтобы убедиться в правильности своего решения, она посмотрела на цифры, указанные в контракте.

Глубоко вдохнув, она подняла глаза и обнаружила, что Чейз наблюдает за ней. Тогда она плотно сжала губы и дрожащей рукой поставила подпись. Затем их взгляды снова встретились. В его глазах был блеск триумфа, и это привело ее в ярость. Оставшуюся часть встречи она помнила смутно.

Когда они вернулись в отель, Чейз взял ее за руку.

— Давай поднимемся ко мне в номер и выпьем шампанского, чтобы отметить нашу сделку. Мы еще не скоро поедем на ранчо, так что я могу себе позволить один бокал. Почему-то мне кажется, что ты не очень рада нашей сделке.

— Ты должен понимать, каково мне сейчас. Отель много лет принадлежал нашей семье. Кроме того, мое влечение к тебе не имеет ничего общего с эмоциональной привязанностью.

— Я намерен это изменить.

Лорел нахмурилась.

— Ты слишком многого хочешь. Мое тело ты получишь, но не душу. Она так же недоступна для тебя, как твоя для меня, — заявила она, вспомнив его обидные слова: «Через месяц я уйду».

Его лицо было непроницаемым, однако она знала наверняка, что он недоволен. Чейз Беннетт привык к тому, чтобы женщины преклонялись перед ним. Он знал, что от нее этого не дождется, а в условиях их договора не было указано, как она должна к нему относиться. Она понимала, что страсть в конце концов пересилит гнев, но не собиралась в него влюбляться.

Когда они зашли в его номер, он тут же сбросил пиджак и заключил Лорел в объятия.

— Давай поздравим друг друга. Мы оба получили, что хотели. Я хочу тебя, Лорел, — хрипло произнес он.

Его глаза потемнели от страсти, и у нее перехватило дыхание. Затем он притянул ее к себе, и она, как обычно, забыла про свой гнев. Его губы легонько коснулись ее губ, но этого оказалось достаточно, чтобы воспламенить ее.

— Черт бы тебя побрал, Чейз, — прошептала она и, обняв его за шею, подарила ему долгий страстный поцелуй.

Ей хотелось большего. Прижавшись к сильному, мускулистому телу Чейза, она поняла, что готова полностью ему отдаться. Он стянул с нее юбку, и она упала на пол, затем настал черед блузки. Расстегнув пуговицы на его рубашке, Лорел принялась гладить руками его мускулистую грудь, покрытую темными волосками. Ей не терпелось прижаться к ней, ощутить приятную тяжесть его тела.

Когда Чейз неожиданно отстранился, она изумленно посмотрела на него.

— Чейз, — прошептала она, притягивая его к себе за бедра.

Его взгляд медленно скользнул по ее фигуре.

— Ты великолепна! — сказал он, снова отодвигая ее от себя. — Но мы должны подождать. Я хочу, чтобы наша близость была особенной. Чтобы ты запомнила ее на всю жизнь. Я готов ждать, пока ты не захочешь меня так же сильно, как я тебя, — прошептал он, и каждая клеточка ее тела затрепетала.

Лорел была потрясена глубиной своего желания, но здравый смысл вернулся, и она начала собирать одежду. Посмотрев украдкой на Чейза, она заметила, как он возбужден.

Подойдя ближе, он приподнял ее подбородок и заглянул ей в глаза.

— Наша близость будет особенной, Лорел. Я это знаю.

— Ты так уверен в себе, — пробормотала она.

Он поцеловал ее и быстро отпустил.

— Через пару часов я вернусь, и мы вместе поедем к тебе на ранчо.

Взяв свой пиджак и галстук, он вышел из комнаты.

Потрясенная Лорел уставилась ему вслед. Она таяла от малейшего его прикосновения. Так было с самого начала. Как она сможет целый месяц защищать от него свое сердце? Как ее угораздило снова связаться с плейбоем, которому наплевать на ее чувства?

Когда начнется месяц? С момента заключения контракта или скрепления их сделки в постели? Она склонялась ко второму варианту. Таким образом, он начнется завтра и закончится четвертого сентября.

К Эдварду ее так сильно не влекло, как к Чейзу. Ей было тяжело это признавать, но, скорее всего, именно потому он ее и бросил.


Два часа спустя Чейз вернулся, как и обещал. Прежде чем войти в ее номер, он окинул оценивающим взглядом ее фигуру в бежевых бриджах и блузке в тон.

— Ты, как всегда, великолепна, — сказал он.

— Ты тоже ничего, — ответила Лорел, и это было преуменьшением. В черном вязаном свитере, черных слаксах и ковбойских сапогах ручной работы он был просто неотразим.

— Нужно кое-что исправить. — Подойдя ближе, он развязал бежевый шарф, которым она собрала сзади волосы. Когда они рассыпались по плечам, он довольно заулыбался. — Так намного лучше. Теперь можем ехать.

Он стоял так близко, что она чувствовала тонкий аромат его одеколона. Ей хотелось, чтобы он ее поцеловал, но этого не произошло.

Перед отелем их ждал черный спортивный автомобиль. Открыв для нее дверцу, Чейз обошел капот и сел за руль.

— Твоя бабушка знает о моем приезде? — спросил он по дороге.

— Разумеется. Я сказала ей, что у меня новый друг и я хочу ее с ним познакомить.

— Похоже на серьезные отношения, — заметил он.

— Главное, что мы с тобой знаем правду. Через месяц ты уйдешь из моей жизни, и мои родные быстро о тебе забудут.

— Хорошо, что я не отличаюсь болезненным самолюбием. Ты постоянно втаптываешь меня в грязь.

Лорел улыбнулась.

— Я ни капли не боюсь. Я знавала самоуверенных мужчин, но ты превзошел их всех.

— Богатенького Эдварда. Кого еще?

— Моего отца. Он всегда был уверен в себе. Это одна из причин, по которой всех так потрясла его болезнь. Чейз, сегодня вечером я бы предпочла, чтобы мои родные думали, что мы влюблены друг в друга, — неловко добавила она.

— В этом можешь полностью на меня рассчитывать, — ответил Чейз, взяв ее руку и положив себе на колено.

— Я каждый день разговариваю по телефону с бабушкой или с кем-то из сестер. По выходным они обычно приезжают в город, и мы навещаем отца, после чего вместе обедаем. Мне придется сказать им, что я еду с тобой в Калифорнию.

Чейз с удивлением посмотрел на нее.

— Ты определенно семейный человек. Когда бываешь в Далласе, ты часто с ними видишься?

— Не очень. Но сейчас все по-другому, потому что отец в больнице.

— Понятно. И как далеко ты зашла в своей лжи? Надеюсь, ты не сказала им, что мы с тобой собираемся пожениться?

— Боже упаси! — воскликнула Лорел, и Чейз рассмеялся.

— Завтра у меня дела, и я освобожусь только к двум часам. Тебя это устроит? — спросил он.

— Вполне. — Ей все еще не верилось, что она уезжает с ним на выходные. — У меня будет время навестить отца и закончить кое-какие дела в отеле. До закрытия считаю себя ответственной за отель.

— До моего дома в Калифорнии два часа лететь на самолете, так что мы прибудем туда до наступления вечера. Твой мобильный оператор там не действует, поэтому я дам тебе номер своего стационарного телефона.

Он взял ее ладонь и поднес к губам.

— Не могу дождаться завтрашнего дня. Вижу, ты не очень рада предстоящей поездке. Я попытаюсь это изменить, — добавил он хриплым голосом.

— Мы заключили сделку, Чейз.

— Надеюсь, в течение этого месяца ты не будешь встречаться с Эдвардом.

Лорел покачала головой.

— Нет, я буду встречаться с Чейзом Беннеттом. Разумеется, опираясь на свой предыдущий опыт, — сказала она и отвернулась.

Когда они проехали мимо столба с указателем, на котором было написано «Толл Ти Ранч», ее напряжение усилилось. Как примет Чейза ее бабушка? Что подумает о них?

Вскоре показался двухэтажный деревянный дом, окруженный соснами, с хозяйственными постройками, большой конюшней и гаражом.

— Здесь здорово, — сказал Чейз. — Напоминает мой родной дом.

— Почему у меня возникло такое ощущение, что ты смотришь на это место глазами потенциального покупателя?

— Я думал, ты уже выставила его на продажу.

— Да, но теперь, когда ты заплатил мне деньги, я могу с этим повременить. Я собираюсь сегодня это обсудить с бабушкой. Мы могли бы нанять людей, которые помогут отцу управлять ранчо.

— Хорошая идея, — заметил Чейз. — Не стоит так легко отказываться от дома, который тебе дорог.

Она посмотрела на горы вдалеке.

— Здесь красиво. Ранчо приносит доход, но для этого нужно много работать. Остановись перед домом. Мне прочтут лекцию, если я в первый раз проведу тебя через черный ход.

Припарковав машину, он выбрался из нее и открыл дверцу Лорел. На крыльцо вышли ее сестры, одетые в джинсы и футболки. Поднимаясь по ступенькам, Лорел чувствовала, как ее ладони становятся влажными.

— Эшли, Диана, позвольте вам представить Чейза Беннетта, — произнесла она. — Чейз, это моя средняя сестра Эшли, — она указала на светловолосую девушку, которая была чуть выше второй. Эшли с улыбкой поприветствовала Чейза, и Лорел переключила внимание на вторую блондинку. — А это Диана, наша младшая.

Лорел обнялась с сестрами. Затем на крыльце появилась бабушка.

— Бабуля, — обратилась Лорел к пожилой женщине, когда та с любопытством посмотрела на ее спутника, — это Чейз Беннетт. Чейз, это моя бабушка Спринг Толсон.

Когда Чейз с улыбкой пожал руку Спринг, она произнесла:

— Мы всегда рады друзьям Лорел. Давайте пройдем в дом.

Из кухни доносились ароматы жареного мяса и свежей выпечки. Стены холла были украшены картинами, на полу из полированной кленовой древесины стояли горшки с растениями. Интересно, похож ли ее дом на тот, в котором вырос Чейз, подумала Лорел.

Чейз небрежно обнял ее за плечи. Лорел была уверена, что ее бабушка и сестры заметили этот жест.

Они прошли в столовую со старинной мебелью красного дерева, которая принадлежала еще первому хозяину ранчо. Над большой полкой висела картина, изображавшая диких лошадей.

Когда они сели за стол, бабушка подала вино, лимонад и холодные закуски. Окинув взглядом всех собравшихся, Лорел сказала:

— Мы с Чейзом стали друзьями, но я хотела вас с ним познакомить еще и потому, что он купил отель.

— Класс! — Глаза Дианы засияли.

— Мои поздравления, — сказала Спринг. — Думаю, я должна вас поблагодарить. — Она подняла стакан с лимонадом. — Давайте выпьем за нового владельца одного из старейших отелей Монтаны. Признаюсь, мне тяжело свыкнуться с тем, что он больше не принадлежит нашей семье, но я понимаю, что так будет лучше.

Чейз улыбнулся ей и поднял свой бокал.

— Я рад, что купил его. Я смогу разместить там своих сотрудников с семьями. Они ни в чем не будут нуждаться.

— Чейз не стал торговаться и согласился заплатить цену, которую я запросила.

Спринг довольно улыбнулась.

— Тогда мне определенно следует его поблагодарить.

— Мне было интересно узнать, что в старом баре было две перестрелки, в ходе которых пострадали столы, — сказал Чейз.

— У отеля долгая и интересная история. И у Афин тоже.

— Думаю, моим сотрудникам понравятся Афины, как и мне.

За несколько минут Чейзу удалось очаровать ее родных. Даже бабушка смеялась над рассказом о его детских шалостях. Лорел почувствовала себя лучше, однако не смогла полностью расслабиться, потому что ей еще нужно было сказать бабушке, что на выходные она уезжает с Чейзом.

Как и ожидалось, ее сестры пришли в восторг. Они с восхищением смотрели на Чейза и ловили каждое его слово. Бабушка поначалу держалась настороженно, но Чейз вел себя просто идеально, и Лорел была рада, что привезла его сюда.

После ужина он помог им убрать со стола. Интересно, когда он в последний раз выполнял подобную работу, подумала Лорел. Затем они играли в слова. Между раундами Лорел отправилась на кухню помочь Спринг подать на стол домашнее персиковое мороженое. Достав хрустальные вазочки, она обратилась к бабушке:

— Бабуля, я бы хотела поговорить с тобой наедине. Я выручила достаточно много средств с продажи отеля, и мы могли бы не продавать ранчо.

Прищурившись, Спринг внимательно посмотрела на внучку.

— Сколько он тебе заплатил, Лорел?

— Я потребовала больше, и он согласился, — ответила девушка, чувствуя, как ее щеки заливает краска.

— Ты уверена, что поступаешь правильно?

— Абсолютно. Благодаря этому у нас будет возможность повременить с продажей ранчо, пока отец не поправится и не даст свое согласие.

— Лорел, твой отец может не поправиться, — произнесла Спринг, отворачиваясь.

Лорел подошла ближе и обняла бабушку за плечи.

— Я верю в его выздоровление, и ты тоже должна, — твердо заявила она — Итак, что будем делать с ранчо?

— Если хочешь, давай пока подождем. Мы в любой момент сможем снова обратиться к Лэйну.

— Хорошо, я свяжусь с ним и попрошу снять «Толл Ти» с продажи, — ответила Лорел. — Я хотела тебе еще кое-что сказать. — Она глубоко вдохнула. — На выходные я еду в северную Калифорнию. Мой мобильный будет отключен, и я оставлю тебе номер телефона.

Пожилая женщина пристально посмотрела на нее.

— Что ты собираешься делать в Калифорнии?

— Я еду туда с Чейзом. — Ее щеки залила краска.

— После твоего расставания с Эдвардом прошло так мало времени. Ты уверена, что поступаешь правильно?

— Да, — ответила Лорел. — Я хотела познакомить тебя с Чейзом, поэтому и пригласила его сюда. Ты должна знать о моих планах.

— Он мне понравился больше, чем Эдвард, но, возможно, я пристрастна, потому что он из Монтаны и пытается нам помочь. Я не хочу, чтобы тебе снова причинили боль, — добавила она, обнимая внучку. — Я хочу, чтобы ты была счастлива.

Лорел вдруг стало не по себе. Рано или поздно выплывет наружу, что Чейз заплатил намного больше, чем стоит отель. Ее бабушка очень проницательна и сразу поймет, в чем дело. Она придет в ярость и больше не пустит Чейза на порог.

— Я рада, что ты привезла его сюда. Как это ни печально, я понимаю, что отель лучше продать. Твоему отцу понадобятся эти деньги.

Лорел пожала бабушкину руку.

— Ты меня успокоила, — сказала она, благодарная Спринг за поддержку.

— Мороженое растает, Лорел. Нам нужно поторопиться. Впрочем, твоим сестрам сейчас не до десерта.

Рассмеявшись, Лорел стала раскладывать лакомство по вазочкам.

— Они в восторге от Чейза. Он им понравился больше, чем Эдвард.

— Это очевидно, — с улыбкой ответила Лорел.

В одиннадцать она поняла, что бабушка устала и пора уезжать. Девочки проводили их до машины, взяв с Чейза обещание, что он приедет еще.

— У тебя замечательная семья, — сказал он Лорел по дороге в город. — Мы могли бы принять приглашение твоей бабушки и переночевать здесь, а рано утром вернуться в город.

— Нет. Я выполнила то, ради чего сюда приехала. Конечно, мои сестры очень хотели бы, чтобы ты остался. Ты определенным образом действуешь на женщин любого возраста.

— На твою бабушку я не произвел большого впечатления, но она, кажется, меня приняла.

— Она приняла и одобрила тебя. Сказала, что ты понравился ей больше, чем Эдвард.

— Не уверен, что должен воспринять это как комплимент. Ты очень похожа на свою бабушку. Подозреваю, что она справилась бы со всем этим не хуже тебя.

— Ты прав. Когда бабуля была помоложе, она успевала везде. Сейчас она управляет ранчо. Это большой труд.

— Я так понял, ты сказала ей о том, что вам нет нужды продавать ранчо.

— Да, и она согласилась. Завтра утром я позвоню своему риелтору и сниму ранчо с продажи, — сказала она, наблюдая за Чейзом. — Надеюсь, ты отстанешь от Тая Карсона.

— Напротив, я увеличил цену вдвое и предложил оставить ему дом и девять акров земли. Это выгодное предложение.

— Ему все равно, сколько ты предложишь. Он не хочет ничего продавать.

— Ему не придется уезжать. Он сможет и дальше заниматься фермерством. У каждого есть своя цена.

Впервые за весь вечер ее гнев прорвался наружу. Чейз рассуждал как самодовольный толстосум.

— Надеюсь, он согласится, потому что ты все равно не успокоишься, пока не добьешься своего. Я видела карту и знаю, почему тебе так нужен этот участок. Но я не понимаю, почему ты так торопишься, Чейз. Хочешь вложить все до цента в новое месторождение и тут же получить прибыль? Впрочем, я тебя плохо знаю. Возможно, именно так ты привык работать.

Рассмеявшись, он погладил ее колено.

— Все дело в пари.

Лорел с удивлением уставилась на него.

— В каком еще пари?

— Я тебе говорил, что у моей матери есть сестры. Они родились в Техасе, но после замужества переехали в другие штаты. Моя мать вышла за моего отца — фермера из Монтаны, тетя Мерседес — за фермера из Южной Дакоты, тетя Фейт — за нефтяника из Вайоминга. В детстве я часто виделся со своими кузенами Джаредом Далтоном и Мэттом Роумом. Мы очень привязаны друг к другу и собираемся вместе при каждом удобном случае.

— Это здорово, Чейз, — ответила Лорел, до сих пор считавшая, что его интересует только собственное благосостояние.

— Мы учились в разных колледжах в Техасе, играли в футбол и постоянно соревновались друг с другом. В материальном плане мы все трое преуспели. Раз в год мы приезжаем в Техас на выходные и играем в покер. В последнюю из таких встреч в апреле мы заключили пари. Поспорили, кто из нас заработает больше денег за следующие двенадцать месяцев. Каждый из нас выложил по пять миллионов. Таким образом, победитель возвращает свои пять и получает еще десять. Кроме того, он должен будет пригласить двух других на выходные и устроить праздничную вечеринку.

— О боже! — Лорел была потрясена величиной ставок. Она снова увидела в Чейзе богатого легкомысленного плейбоя. — Все из-за пари! Но пять миллионов — это же огромная сумма!

— Не смотри на меня так, как если бы я только что признался в ограблении банка. Это всего лишь пари с кузенами. Другие азартные игры я не люблю. — Он ухмыльнулся. — Это делает жизнь более интересной и разнообразной. Вот почему я хочу как можно скорее разработать это месторождение и получить прибыль. Сейчас я только и делаю, что трачу деньги, но рассчитываю вернуть все сполна.

— Уверена, так оно и будет, — пробормотала Лорел, осознав, что их разделяет пропасть. Она вспомнила, как он любезничал с ее бабушкой и сестрами. Наверное, он считал ее жизнь скучной и однообразной.

— Где твои кузены сейчас? — спросила она после небольшой паузы.

— Джаред работает в Далласе, а Мэтт в Вайоминге. У каждого из нас по нескольку домов в разных частях страны.

— Ты собираешься выиграть, однако заплатил мне целое состояние.

Он снова ухмыльнулся.

— Это не такая уж большая сумма.

Лорел подумала, что запросто могла бы вытянуть из него больше.

— Не злись ты на меня из-за этих денег, — добавил он. — Они принесут пользу нам обоим.

Поджав губы, она уставилась в окно. В ночном небе горели мириады звезд. Они были так же далеки от нее, как стиль жизни Чейза. И все же у них с Чейзом было кое-что общее: они вышли из одной социальной среды.

Завтра она отправится с ним в Калифорнию. Сможет ли она защитить свое сердце?

Он погладил ее по волосам. Его пальцы были такими теплыми, что ей захотелось прижаться к ним щекой.

— Завтра в это время ты будешь в моих объятиях, — прошептал он.

Наконец они приехали в отель. У двери своего номера Лорел сказала Чейзу:

— Уже очень поздно. Я устала и не приглашаю тебя войти. Наш месяц может начаться завтра утром.

— Я и не собирался приставать к тебе сегодня, — ответил он, но хрипотца в голосе выдала его с головой. — Могу подождать до завтрашней ночи.

Затем он заключил ее в объятия и накрыл ее губы своими. Его поцелуй был таким страстным, что ей вдруг захотелось начать месяц прямо сейчас. Но она знала, что лучше было сделать это вне стен отеля, чтобы не вызывать лишних сплетен.

С этой мыслью она неохотно толкнула Чейза в грудь, и он ее отпустил.

— Увидимся завтра, — пробормотала она, восстанавливая дыхание. — Точнее, через несколько часов.

— Спасибо за сегодняшний вечер, Лорел, — серьезно произнес Чейз. — Спокойной ночи.

Легко сказать. Как может быть спокойной ночь, когда на губах оставался вкус его поцелуя?


В субботу утром Лорел первым делом позвонила Брайсу и попросила его к ней зайти. Его не было на месте, и ей удалось связаться с ним только в десять часов. Вскоре он уже был в ее кабинете, гладко выбритый, энергичный и полный оптимизма.

Сев в кресло напротив, он с любопытством посмотрел на нее.

— Ты хотела меня видеть?

— Да. Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

— Я весь внимание, — улыбнулся он.

— Я собираюсь устроить себе выходные.

Брайс пожал плечами.

— Я бы сказал, это хорошая новость. Ты это заслужила. Ты столько времени работала как сумасшедшая, готовясь к приезду Чейза Беннетта, каждый день ездила в больницу к отцу, помогала бабушке и сестрам.

— Я хочу, чтобы ты пообещал, что позвонишь мне, если на это будет хотя бы малейшая причина.

— Разумеется, позвоню. — Брайс внезапно посерьезнел.

— Девочки навестят папу завтра и послезавтра. Если что-то случится, они свяжутся с тобой.

— Езжай спокойно. Обещаю, что с отелем все будет в порядке.

— Спасибо тебе, Брайс. Мой мобильный не будет работать, но я оставлю тебе номер стационарного телефона.

— Желаю хорошо провести время. Кстати, куда ты собралась?

Вопрос повис в воздухе.

— На северное побережье Калифорнии, — наконец ответила она. — У Чейза там дом.

Лицо Брайса так резко побагровело, что Лорел испугалась, как бы с ним не случился удар.

— Брайс…

— Черт побери, — спокойно произнес он, сжимая кулаки. — Так вот, значит, почему тебе удалось так быстро продать отель. Не мое дело, каким образом ты уговорила Беннетта, но, будь твой отец здоров, он бы этого не допустил.

— Хватит, Брайс! — не выдержала она. — Перестань защищать меня, потому что мой отец в больнице. Я уже давно самостоятельная.

— Черт побери, — повторил он. — Будь твой отец здоров, ты не продала бы отель и никуда бы не поехала с этим мерзавцем. Ты променяла отель на выходные с ним, — добавил он с горечью и вскочил на ноги.

Лорел тоже поднялась.

— Брайс, все не так уж плохо.

— Просто ужасно! — воскликнул он, измеряя шагами кабинет. — Я знаю тебя с трехлетнего возраста. Мне следовало обо всем догадаться и предотвратить это.

— Нет, не следовало, — твердо произнесла Лорел. — Во-первых, я взрослый человек. Во-вторых, я все тщательно взвесила. В-третьих, я делаю то, что хочу. В-четвертых, он сделал мне очень выгодное предложение. В-пятых, Чейз Беннетт нравится мне как мужчина.

— Он такой же, как Эдвард, нет, намного хуже. Черт побери, как же все это возмутительно! Я чувствую себя абсолютно беспомощным. Контракт уже подписан.

— И я не собираюсь его разрывать. Брайс, помимо денег за отель он заплатил мне лично три четверти миллиона долларов, — спокойно сказала Лорел.

Лицо Брайса вытянулось.

— Семьсот пятьдесят тысяч и покупка отеля в обмен на выходные с Чейзом Беннеттом?

— Чуть подольше, чем выходные. Чейз обаятельный мужчина, и мне с ним хорошо.

Брайс запустил пальцы в волосы.

— Сколько времени ты проведешь с ним?

— Месяц.

Он накрыл глаза ладонью.

— Я должен был это предотвратить. На днях ко мне приходил Тай. Он сказал, чтобы я дал ему знать, если у тебя возникнут неприятности из-за Чейза Беннетта. Тай переживает из-за того, что тебя некому защитить, пока твой отец в больнице.

— Тай Карсон говорил с тобой обо мне? — Ее возмущению не было предела. — Вы оба слишком старомодны. Я самостоятельная взрослая женщина и могу делать что хочу. Месяц с Чейзом не самая плохая перспектива.

Брайс пристально посмотрел на нее.

— Он разобьет тебе сердце так же, как Эдвард.

— Нет, не разобьет.

— Я должен был этому помешать. Теперь об этом будет судачить весь город.

— Весь город будет думать, что я просто влюбилась в Чейза.

— Думаю, тебя ожидает серьезный разговор с Таем.

— Я бы предпочла, чтобы это осталось между нами, Брайс.

— Раз ты так хочешь, я не стану ему звонить, но люди начнут болтать, и все выйдет наружу. Ты прекрасно это знаешь.

Лорел пожала плечами.

— И что с того? Городок у нас маленький. Здесь все постоянно друг о друге сплетничают.

Брайс посмотрел на нее.

— Я чувствую себя так, словно подвел тебя.

Подойдя к нему, она с улыбкой потрепала его по плечу.

— У меня все отлично, Брайс. Прошу тебя, не беспокойся. Тебе пора встречаться с инспекторами.

— Мне следовало что-то предпринять, — повторил Брайс.

Когда он открыл дверь, на пороге неожиданно возник Чейз.

Яростно сверкнув глазами, Брайс резко метнулся вперед и нанес мощный удар.

Глава седьмая


Чейз не удержал равновесие и ударился челюстью о дверной косяк. Потирая ушибленное место, он с недоумением уставился на Брайса.

— Что это значит, черт побери? — спросил он, доставая носовой платок, чтобы вытереть кровь.

— Брайс, ради бога, извинись! — воскликнула Лорел, в ужасе глядя на своего служащего.

Стиснув зубы, Брайс перевел взгляд с нее на Чейза. Тот небрежно махнул рукой.

— Ничего страшного. Забудь об этом, — сказал он Лорел.

— Брайс, пожалуйста. — Она схватила Брайса за руку, словно боялась, что он может снова ударить Чейза.

— Прости, Лорел, если я тебя расстроил. — Нахмурившись, Брайс развернулся на каблуках и удалился, закрыв за собой дверь.

Она подошла к Чейзу и коснулась его щеки. Ее прикосновение было легким, словно взмах крыльев бабочки.

— У тебя кровь. Нужно обработать ранку. Пойдем.

Он с радостью проследовал за ней в глубь кабинета, желая как можно скорее заключить ее в объятия.

— У твоего менеджера отличный удар, — усмехнулся он. — Я так понимаю, ты сказала ему, что собираешься провести со мной выходные.

— Да, дело именно в этом. — Лорел закусила губу. — Я пыталась убедить его, что сама так решила, что мне хорошо с тобой.

Чейз покачал головой.

— Впредь я буду осторожнее. На меня больше никто не нападет, защищая твою честь?

Немного помедлив. Лорел ответила:

— Я никогда бы не подумала, что Брайс на такое способен.

— Не уклоняйся от ответа. Кто еще? Тай Карсон? — спросил Чейз, проходя вслед за ней в ванную, примыкающую к кабинету.

Она достала из шкафчика пузырек и марлевую салфетку.

— Не стоит так беспокоиться, — сказал он. — Дай мне только вытереть кровь. — Он взял полотенце и, намочив его под краном, промокнул порез. — Это Тай? — снова спросил он.

— Тай зол на тебя, но я не думаю, что он до такого опустится. Позволь мне обработать рану как положено, — сказала Лорел, забирая у него полотенце.

Смочив салфетку жидкостью из пузырька, она прижала ее к его щеке. При этом воротник ее блузки слегка съехал, и в нем показались соблазнительные округлости.

— Придется мне остерегаться здешних мужчин. Они ревнуют, и я их понимаю. Что тут поделаешь, ты сама выбрала меня. Никто не заставлял тебя со мной ехать, — сказал он, желая, чтобы эти несколько часов пролетели как можно скорее.

— Именно это я и сказала Брайсу, — спокойно ответила она, выбросив салфетку в мусорную корзину. — Вот. Я закончила, Чейз. Еще раз извини.

Чейз глуповато улыбнулся.

— Можешь поцеловать, и все заживет.

— Я рада, что ты так спокойно к этому отнесся. Ты ведь не станешь создавать Брайсу проблемы, правда? Он отличный управляющий.

— Я не стану ничего предпринимать против него, — ответил Чейз. Ему было безразлично, продолжит Брайс управлять отелем или нет. Пусть пока остается на своем месте. — Через двадцать минуту меня встреча, — сказал он, посмотрев на часы. — Я буду занят до двух часов. Сюда заглянул ненадолго. Хотел тебя повидать.

— Я закончила тебя лечить, так что нам больше нечего здесь делать.

Они вернулись в кабинет, где он тут же сгреб ее в охапку и поцеловал. Эта женщина сводила его с ума. Ей не очень хотелось ехать с ним в Калифорнию. Вчера она чуть было не передумала подписывать контракт, нервничала, когда они вчера вернулись с ранчо. Он планировал соблазнить ее сегодня, сделать так, чтобы она так же сильно его возжелала, как он ее. Лорел Толсон была горячей и желанной. Его ждут тридцать дней наслаждения. Он подозревал, что потом могут быть слезы и обиды, но она с самого начала знала, на что шла. Он расстанется с ней без всяких сожалений. Но пока еще слишком рано об этом думать.

Не переставая ее целовать, Чейз запустил руку ей под юбку и погладил нежную шелковистую кожу бедра. Он представил себе, как ее длинные стройные ноги переплетаются с его на шелковых простынях, и по его телу разлилась новая волна желания. Казалось, его брюки вот-вот треснут в паху.

Сделав над собой невероятное усилие, он отстранился. Ее губы стали ярче и припухли от его поцелуев, глаза затуманились.

— Ты хочешь заставить меня пропустить встречу, но она очень важная. Мы планируем заключить соглашение с одной местной компанией, специализирующейся на грузоперевозках. Ее руководство скоро будет здесь, так что мне пора, — сказал он, направляясь к двери. — Увидимся в два, дорогая.


Ворвавшись в конференц-зал, он обнаружил там только Люка.

— Они будут минут через десять. На шоссе пробки, — предупредил его тот.

— Какого черта я так спешил? — пробормотал Чейз.

— Мне нужно кое-что с тобой обсудить. Как ты смотришь на то, чтобы назначить дату закрытия отеля на четвертое сентября?

— Меня это устроит. Думаю, Лорел тоже.

Люк пристально посмотрел на него.

— Что у тебя с лицом?

— Брайс постарался.

— Ничего себе! Разве он не знает, что ты его новый босс?

— Ему все равно. Местные жители отличаются независимостью. Наверное, это витает в воздухе Монтаны, — усмехнулся Чейз.

Люк стал еще мрачнее.

— Это не смешно. Почему он тебя ударил? Дай догадаюсь. Это из-за Лорел Толсон. Должно быть, Брайс узнал, что ты собираешься увезти ее на выходные.

— Она сама ему сказала. Я и не заметил, как это случилось. Я собирался войти к ней в кабинет, как вдруг дверь открылась, и он налетел на меня, после чего я ударился о косяк.

— Вчера вечером ты ездил к ней домой, а сегодня один из ее сотрудников тебя ударил. Эта женщина не для тебя, Чейз. Она не из тех, кто меняет партнеров с той же легкостью, что и ты. Таким, как она, нужно обручальное кольцо.

— Она знает, что я не создан для брака. Я с самого начала дал ей это понять.

— Ты начал за ней ухаживать вскоре после ее расставания с Эдвардом Уорнумом. По правде говоря, не знаю, как тебе удалось ее заполучить. Разве что ты предложил купить у нее отель по заоблачной цене. Давай я найду тебе другую женщину.

— Не надо. Спасибо за добрый совет, но я буду делать то, что хочу, и эта дама проведет выходные со мной.

— Зачем ты вчера ездил к ней домой? — поинтересовался Люк.

— Лорел хотела, чтобы ее бабушка познакомилась с человеком, который купил отель.

— Ты хорошо провел время?

— Можешь быть спокоен, между нами ничего не было, но я действительно хорошо провел время, — ответил Чейз, теряя терпение. — Ее бабушка отлично готовит, а сестры не хотели меня отпускать.

— Будь осторожнее, Чейз.

— Не беспокойся, я не собираюсь влюбляться в Лорел. Она знает, что это временно.

— Женщины вроде нее не понимают, что такое временные отношения. Они другие.

— Послушай, папаша, — сказал Чейз, улыбаясь, — ты уже достал меня своими советами. Когда дело касается женщин, я сам могу о себе позаботиться. Разговор закончен.

— Ладно, давай сменим тему. Итак, мы передали Таю Карсону твои новые условия. Он отказался их принять, но мы дали ему два дня, чтобы он как следует все обдумал.

— Черт бы побрал этого Карсона, — выругался Чейз. — Он упрям как осел. Через территорию его ранчо проходит кратчайший путь от Афин до нефтяного месторождения. — Чейз вспомнил слова Лорел. Она сказала, что разозлится на него, если он будет давить на Тая. — Деньгами его не соблазнишь, но должно же быть что-то. Я хочу заполучить его ранчо. Мы сможем пользоваться водой.

— Он несгибаем. Я уже дважды с ним разговаривал.

— Возможно, Тай Карсон будет следующим, кто попытается защитить Лорел от меня. Он знает ее всю свою жизнь. Его дочь лучшая подруга Лорел.

— Вот видишь, эта женщина тебе не подходит.

— Люк… — предостерегающе произнес Чейз.

В следующий момент раздался стук в дверь, и в зал вошли трое мужчин в костюмах.

Чейз изо всех сил пытался сосредоточиться на делах, но едва понимал, о чем говорили остальные. К счастью, Люк взял инициативу в свои руки и отвечал на вопросы потенциальных партнеров. Время тянулось мучительно медленно.


Закончив в половине двенадцатого все свои дела, Лорел собралась в больницу. Она зашла в кабинет Брайса, чтобы оставить ему номер телефона, по которому он сможет с ней связаться.

Когда он подошел к ней, его лицо было непроницаемым.

— Брайс, прошу тебя, перестань обо мне беспокоиться.

— Прости меня за сегодняшнее утро, Лорел. Я был ужасно зол на Чейза Беннетта. Я знаю, что ты пошла на это лишь ради своей семьи.

— Меня никто не заставлял. Я сама согласилась.

— Черт побери, кто смог бы отказаться продать отель по такой выгодной цене и получить сверху еще почти миллион? Лэйн в полном восторге.

— Я не удивлена. К сожалению, мне придется его расстроить. Я снимаю ранчо с продажи.

Брайс нахмурился.

— Я думал, ты хочешь освободить своих родных от лишней ответственности.

— Теперь все изменилось, — мягко сказала она. — Я могу нанять людей, которые будут управлять ранчо до тех пор, пока отец не решит, что с ним делать.

Он еще больше помрачнел.

— Хорошо, что ты передумала продавать ранчо. Кстати, я принял предложение «Барклай Чемпион-отель», но не начну там работать, пока ты здесь.

— О Брайс! — воскликнула Лорел. Ей было больно слышать, что он покидает «Толсон» после стольких лет. — Я знаю, что ты действовал в моих интересах, и ценю это. Мне очень жаль, что ты уходишь. Ты отлично выполнял свою работу. Я думала, Чейз не захочет с тобой расстаться.

— Возможно, он предложит мне миллион долларов, если я останусь, — усмехнулся он.

Лорел покачала головой.

— Жаль, что все так вышло. Мне было бы спокойнее, если бы отель был в твоих руках.

— Но ты оставляешь его в цепких когтях Беннетта. Мне лучше уйти. Я не стану на него работать. Уверен, наша неприязнь взаимна. Если он причинит тебе боль, я вышибу ему мозги.

— Я очень признательна тебе за заботу, Брайс. — Она посмотрел на часы. — Мне нужно в больницу. К двум часам я вернусь, и мы с Чейзом уедем.

— Смотри не влюбись в него. Он не подарит тебе обручальное кольцо.

— Чейз с самого начала меня предупредил, но мне это и не нужно. Я не изменила своего мнения о богатых плейбоях.

— Я чувствую себя так, словно предал тебя и твоего отца. Береги себя.

Затем они обнялись как старые друзья.

В больнице она села у постели отца и рассказала ему о продаже отеля и уходе Брайса. В его состоянии по-прежнему не было никаких изменений.

Вернувшись в отель, она приняла душ, собрала вещи и стала ждать Чейза.

Без пяти два раздался стук в дверь. Отворив ее, Лорел затаила дыхание. В джинсах, белой рубашке и черной ковбойской шляпе Чейз был неотразим. Заметив, что она оставила волосы распущенными, он одобрительно кивнул.

— Ты очень красивая, — улыбнулся он, повесив ее сумку на плечо.

Спустившись вниз, они сели в черный лимузин и отправились в аэропорт, где их ждал личный самолет Чейза. Скоро они уже были в Калифорнии. Там у него имелся свой ангар и взлетно-посадочная полоса.

В машине Лорел не стала пристегиваться.

— Ты рискуешь, — сказал Чейз, положив руку ей на колено.

— Я тебе доверяю, — ответила она. — Кроме того, это твоя дорога, и здесь нет других машин.

Шоссе, по которому они ехали, проходило вдоль океана, и Лорел залюбовалась разбивающимися о берег волнами.

— Красивое место, — произнесла она.

— Я тоже так думаю. Хорошо, что ты увидела его в ясную погоду. Скоро может сгуститься туман и закрыть эту красоту. В любом случае здесь хорошо отдыхается. — Впереди показались высокие кованые ворота, которые открылись при их приближении. — Мой дом с трех сторон окружен забором. С четвертой — океан. Помощники по хозяйству живут отдельно. Здесь есть люди, следящие за безопасностью, но ты их не увидишь.

— Похоже, ты предпочитаешь отдыхать в одиночестве.

— Да, я люблю уединение и никого сюда не привожу. — Он посмотрел на нее. — Ты первая.

— Я польщена, — ответила Лорел, поглаживая его бедро, — но позволь узнать, почему для меня ты сделал исключение?

— Мне захотелось побыть с тобой наедине там, где нас ничто не отвлекало бы друг от друга. У меня есть планы на выходные.

— А твоя семья была здесь? Твои кузены?

— Нет. Я же сказал, ты первая.

Лорел удивленно посмотрела на него.

— Я узнаю о тебе столько разных вещей. Например, тебе нравится быть одному.

— Да. Я говорил тебе, что нас у родителей было шестеро — четыре мальчика и две девочки. К счастью, на ранчо были места, где я мог уединиться.

— Удивительно, как в одном и том же человеке уживаются общительность и любовь к уединению. Ты можешь быть веселым и очаровательным. Впрочем, ты сам прекрасно это знаешь.

Он рассмеялся.

— Рад слышать, что ты находишь меня очаровательным.

— Ты знаешь, что женщины от тебя без ума. Тебе даже удалось завоевать расположение моей бабушки. И все же ей не слишком понравилось, что я поехала с тобой.

— Она очень проницательна, и я, признаться, рад, что мне не придется с ней часто видеться. Я давно уже ни в чьем присутствии не чувствовал себя так, словно мне шестнадцать лет.

Лорел мягко рассмеялась.

— Да, бабуля у нас такая. Привыкла всех держать в узде. Именно она всегда была у нас главной, а не мама с папой.

— Странно, что она при всей своей строгости позволяла твоему отцу так много развлекаться.

— Думаю, он очаровал ее, как ты.

— А твоя мама? Она была строгой?

— С нами иногда, но не с отцом. Она так любила его, так боготворила, что не замечала его недостатков. — Лорел смотрела на океан, но перед ее глазами стояли образы отца и матери. — Надеюсь, что никогда так сильно не полюблю ни одного мужчину.

— Какие страшные слова, — сказал Чейз, вернув ее к реальности.

— Тебе нечего беспокоиться. Нам с тобой это не грозит.

— Я не хочу жениться, а ты не хочешь влюбляться. Как интересно.

— Я хочу оставаться сама себе хозяйкой и видеть в своем партнере человека с его достоинствами и недостатками, а не идеализировать его.

— Похоже, ты не одобряешь стиль жизни своего отца.

Лорел пожала плечами.

— Он мог быть легкомысленным, и, возможно, ей иногда следовало ставить его на место.

— Такая любовь достойна восхищения. Наверное, мои родители тоже друг друга любят. Я никогда об этом не задумывался. Они уже много лет вместе, но у каждого своя жизнь, и они проводят вдвоем только пару часов в конце дня.

Лорел посмотрела на него.

— Я никому этого не говорила, Чейз. Даже бабушка не знает. После того как с отцом случился удар, он признался мне, что погряз в карточных долгах.

— О черт, — пробормотал Чейз. — Значит, вот почему ты все продаешь.

Лорел кивнула.

— Да. Отец взял заем, чтобы погасить долги. Они с Митчем Энсоном давние друзья, поэтому тот помог ему. Моя мать в течение долгих лет ездила с ним в Лас-Вегас. Он сказал мне, что, пока она была жива, не играл по-крупному. Несколько лет назад она умерла, и он наделал долгов. Тогда он заложил часть ранчо и взял в банке заем под оставшуюся часть и отель. К счастью, этого займа хватило, чтобы выплатить карточные долги, и мне не пришлось иметь дело с его кредиторами. Я приняла твое предложение, чтобы вернуть его заем.

— Тебе это удалось?

— Да, наконец-то, и все благодаря тебе. Это одна из причин, по которой я не могла тебе отказать.

— Ты многим пожертвовала ради своих родных. Это похвально.

Лорел пожала плечами.

— Я люблю их, они любят меня, и я несу за них ответственность. — Посмотрев в окно, она увидела большой приземистый дом. Другие постройки прятались в кипарисовой роще. — Океан и кипарисы… Просто сказка.

Они припарковались на заднем дворе и уже через несколько минут очутились в просторной гостиной с окнами во всю стену, массивным камином и бордовой кожаной мебелью.

— У меня нет слов, — произнесла Лорел, глядя на белые гребни волн за окном.

— Проходи наверх. Я покажу тебе нашу спальню.

Бросив на кресло шляпу, он провел свою гостью в холл с винтовой лестницей. Затем они оказались в большой комнате с полом из кленовой древесины и мягкими коврами. Сквозь приоткрытую дверь она увидела спальню с огромной кроватью.

— Лорел, — обратился к ней Чейз. — У меня кое-что есть для тебя.

Он достал коробочку, перевязанную голубой ленточкой.

Хотя она знала, что это не обручальное кольцо, ей вдруг на мгновение захотелось его там обнаружить.

Да, ее проблемы оказались серьезнее, чем она думала.

Глава восьмая


С замирающим сердцем Лорел открыла коробочку и обнаружила там бриллиантовую подвеску.

— Чейз, какая красота! — воскликнула она, изумленная тем, что он сделал ей такой дорогой подарок.

Чейз подошел сзади и надел подвеску ей на шею.

— Тебе очень идет. Я хочу, чтобы ты запомнила сегодняшний день.

Повернувшись, она крепко его обняла.

— Спасибо тебе! Разве я смогу когда-нибудь забыть этот день? Я позабочусь о том, чтобы ты тоже его не забыл.

Его глаза превратились в два бездонных черных омута.

— Я ждал этого целую вечность. Я хочу тебя сильнее, чем ты даже можешь себе представить.

Когда его губы накрыли ее рот, она забыла о его подарке. Его поцелуи были обжигающими, прикосновения — нежными и страстными. Она мысленно дала себе слово, что сделает все возможное, чтобы он не ушел от нее в конце месяца.

— Лорел, любовь моя, — прошептал он, но она знала, что эти слова ничего для него не значат. Они просто сорвались с его губ в порыве страсти. — Я хочу покрыть поцелуями каждый дюйм твоего тела. Ты сводишь меня с ума.

Эти слова подействовали на нее как афродизиак, и она принялась срывать с него одежду. Он проделал то же самое с ней, после чего отнес ее на кровать.

Здравый смысл подчинился зову плоти. Накрыв загорелыми руками ее груди, Чейз начал поглаживать большими пальцами ее затвердевшие соски.

— Ты само совершенство, Лорел, — простонал он. — Ты даже не представляешь, что делаешь со мной. — Наклонившись, он обвел кончиком языка ее сосок.

В ответ ее тело, так жаждавшее его ласк, выгнулось дугой. Она слегка раздвинула ноги, и его рука заскользила по внутренней поверхности ее бедра.

— Чейз, — прошептала Лорел, наблюдая за тем, как с каждой секундой его возбуждение нарастает. Она не могла отвести взгляд от символа его мужского естества, сгорала от желания почувствовать его внутри себя.

Не переставая ее ласкать, Чейз слегка отстранился и выдвинул ящик туалетного столика. Лорел схватила его за запястье.

— Не нужно. Я принимаю таблетки.

Положив руки ему на ягодицы, она притянула его к себе и прошептала:

— Люби меня, Чейз.

Тогда он, не теряя пи секунды, вошел в нее, и она, застонав от наслаждения, обхватила ногами его бедра.

— Я хочу тебя! — воскликнула она, устремляясь ему навстречу.

Тогда он задвигался быстрее и наполнил ее собой. Закрыв глаза, она стонала от наслаждения. Окружающий мир разлетелся на тысячу осколков, а бешеный стук сердца заглушил остальные звуки.

— Лорел! Любовь моя! — воскликнул Чейз, задрожав одновременно с ней в экстазе освобождения.

Его сердце колотилось так же громко, как ее собственное. Она поглаживала его по спине, упиваясь его близостью.

Повернувшись, он принялся покрывать поцелуями ее висок.

— Ты восхитительна. Мне кажется, что моя жизнь была пустой, пока в ней не появилась ты.

Лорел отчаянно хотелось ему верить, но внутренний голос подсказывал ей, что это обычная любезность, не более.

Не отпуская ее, он перекатился на спину.

— Я мог бы целую вечность заниматься с тобой любовью.

— Я была бы не против, — ответила Лорел, чувствуя, как волоски на его груди приятно щекочут ее нежную кожу, — но сначала мне нужно принять душ.

— Одно другому не мешает. — С этими словами он высвободился из ее объятий и, подхватив ее на руки, понес в ванную комнату. Оказавшись внутри, он опустил Лорел в мраморное джакузи, частично наполненное водой, после чего присоединился к ней.

Его набухшая плоть прижалась к ее животу, отчего ее желание разгорелось с новой силой. Заглянув в его глаза, она поняла, что Чейз хочет ее не меньше.

Обняв за шею, она поцеловала его. Он слегка приподнял ее, так что она оказалась сверху. Затем, покрывая поцелуями грудь Лорел, он снова наполнил ее собой, и они оба вознеслись на вершину чувственного наслаждения.

После этого она сидела между его ног, прислонившись к нему спиной.

— Я никогда не получал такого удовольствия, принимая ванну, — пробормотал Чейз, лаская губами ее шею.

— Полностью с тобой согласна, — ответила Лорел, поглаживая его бедро. — Ты фантастический любовник.

— Спасибо, — сказал он. — Я рад, что тебе понравилось. Ты тоже была великолепна. Ты еще более страстная и сексуальная, чем я ожидал. Воспламеняешься от каждого моего прикосновения, и это меня заводит.

— Ты мне льстишь, но все равно спасибо, — промурлыкала она, осознавая, что начала влюбляться в этого мужчину. Единственный способ уберечь свое сердце — сегодня же уйти от Чейза. Но это означало бы нарушить условия сделки и потерять все.

Глубоко вдохнув, она взяла его руки в свои.

— Что ты будешь делать с моим отелем, Чейз?

— Размещу в нем сотрудников, которые не собираются постоянно жить в Монтане. Скорее всего, я оставлю Брайса. Он много лет отлично справляется со своей работой, и я не вижу смысла искать ему замену.

— Рада, что ты не держишь на него зла, но сегодня утром он сообщил мне, что устроился на работу в «Барклай Чемпион-отель». Он уйдет, когда я передам все дела тебе и больше не буду в нем нуждаться.

— Когда мы вернемся, ты переедешь ко мне в номер? — спросил Чейз.

— Мы же обо всем договорились, — сухо заметила она.

— Надеюсь, что со временем ты перестанешь рассматривать наши отношения как часть сделки. А еще больше я жду, когда ты перестанешь на меня злиться.

Ее гнев улетучился, едва она переступила порог его дома. Ей придется иметь дело с яростью и болью через месяц, когда ее сердце будет разбито.

— Мы сегодня будем есть? — спросила она, кладя голову ему на плечо.

— Я знаю занятие поинтересней, — хрипло произнес Чейз, поворачивая ее и кладя поверх себя.

Уже перевалило за полночь, когда они в банных халатах устроились на диване у камина. Чейз поднял бокал вина.

— Я пью за лучшую ночь в своей жизни.

Улыбаясь, Лорел покачала головой.

— Не говори ерунды, Чейз. Мне почему-то кажется, что ты произносил этот тост, заработав свой первый миллион.

— Нет, сегодняшняя ночь лучшая. Не спорю, мне нравится зарабатывать деньги, но это не может доставить столько удовольствия, сколько ты доставила мне за эти несколько часов.

Боясь ему поверить, Лорел опустила глаза и перевела разговор на другую тему:

— Я понимаю, почему ты любишь здесь отдыхать. Но, наверное, по вечерам здесь одному скучно.

— Я рад, что ты согласилась поехать со мной. — Он помедлил. — Ты уже решила, что будешь делать теперь, когда продала отель и сняла с торгов ранчо?

— Пока отец не поправится, я останусь в Монтане, но буду время от времени наведываться в Даллас.

— Я бы с удовольствием взглянул на твои проекты. Возможно, я тебя найму.

— Мои услуги дорого стоят.

— Я достаточно богат.

— Что ж, в таком случае можешь посмотреть мое портфолио.

— Жду не дождусь, — ответил Чейз, соблазнительно улыбаясь. — Я готов смотреть все, что ты мне покажешь. — Придвинувшись ближе, он развязал пояс ее халата и уставился на ее грудь. — Ты прекрасна, — добавил он и приник губами к розовому соску.

Застонав от удовольствия, она запустила пальцы в его волосы и позволила ему любить ее.

* * *

В понедельник утром они, приняв вместе душ, снова лежали в объятиях друг друга. Положив ладонь Чейзу на грудь, она прислушивалась к его дыханию.

— Чейз, с момента нашего приезда мы только и делали, что занимались любовью, — заметила она. — Какая распущенность!

— Ты жалуешься? — спросил он, улыбаясь.

Приподнявшись, она погладила его потемневший от щетины подбородок.

— Не жалуюсь, удивляюсь.

Чейз довольно ухмыльнулся.

— Это было великолепно. — Он намотал на палец прядь ее волос. — Я не представляю себе лучшего способа времяпровождения, — добавил он, пристально глядя на ее губы.

— Я знаю, что бывает, когда ты вот так на меня смотришь. Я хочу позавтракать прямо сейчас. Не известно, когда мне удастся поесть в следующий раз.

— А я уже не вызываю у тебя аппетит?

— Много десерта есть вредно, — кокетливо улыбнулась Лорел.

Чейз пристально посмотрел на нее.

— Ты прекрасна, и я никак не могу тобой насытиться. И с каждым днем мне хочется все больше.

Это прозвучало очень убедительно, но Лорел запретила себе мечтать о несбыточном.

— После завтрака мне нужно будет позвонить домой, — сказала она.

— Хорошо, — ответил Чейз и так страстно ее поцеловал, что она забыла обо всем.

* * *

Был уже почти полдень, когда Лорел наконец прошла в гостиную и позвонила Брайсу и бабушке. В ее отсутствие проблем в отеле не убавилось, отец все еще не пришел в себя. Она невидящим взглядом уставилась на свое отражение в зеркале и прошептала:

— Ты влюбилась в него?

Она искренне полагала, что по истечении месяца сможет спокойно уйти, но в то же время мысль о предстоящей разлуке приводила ее в ужас.

— Надеюсь, что нет.

Когда месяц закончится, я уйду. Его слова не шли у нее из головы. Каковы бы ни были ее чувства к нему, он не собирается на них отвечать.

Посмотрев на свои заметки, которые она сделала во время разговора с Брайсом, Лорел пошла искать Чейза. Проблема с землей Тая Карсона требовала немедленного решения.

Он читал газету у себя в кабинете.

— Ты не занят? — спросила она, заглядывая в комнату. — Мне нужно с тобой поговорить.

Глава девятая


Лорел сидела напротив Чейза и, любуясь его широкими плечами, обтянутыми вязаной рубашкой, представляла его обнаженным. Ее захлестнула волна желания, и она тут же забыла о цели своего визита.

— В чем дело? — спросил он, с любопытством глядя на нее.

На ее щеках вспыхнул румянец.

— Чейз, я связалась с Брайсом, чтобы проверить, все ли в порядке в отеле. Он сообщил мне, что Тай Карсон звонил дважды. Я ему позвонила.

— Полагаю, он все еще злится на меня. Точнее, на моих людей.

— Да. Они скупают землю вокруг его ранчо и грозятся усложнить ему жизнь, если он не станет сотрудничать. Я возмущена вашими методами.

Он холодно посмотрел на нее.

— Послушай, Лорел. Я, кажется, не учу тебя, как управлять твоим бизнесом. Мне нужна эта земля. Ты сама сказала, что видела карту и понимаешь, зачем мне ранчо Карсона.

— Чейз, не мог бы ты на время перестать смотреть на мир через призму своих желаний? — вспылила она. — Отбрось свой эгоизм, подумай о Карсонах, которые прожили всю жизнь на этой земле, и постарайся найти другое решение.

Он смерил ее взглядом.

— Это что-нибудь изменит в наших с тобой отношениях?

— Нет. У меня нет эмоциональной привязанности к тебе, так же как у тебя ко мне.

В комнате воцарилась тишина. Уголок его рта слегка дернулся. Было видно, что он злится на нее.

Его реакция была непредсказуемой. Тяжело вздохнув, он сел в кресло, достал мобильный телефон и позвонил Люку Перкинсу.

— Люк, перестань давить на Тая Карсона. Назначь ему встречу на следующей неделе. Я сам с ним поговорю. Я решил зять у него в аренду участок земли и платить ему за пользование его водой. В этом случае чертово ранчо останется его собственностью и будет приносить ему прибыль.

Зная, что он это делает специально для нее, Лорел встала и подошла к нему.

— Да, именно так, — произнес он в трубку.

Когда он закончил разговор, Лорел уже сидела у него на коленях и крепко его обнимала.

— Спасибо тебе! — Она поцеловала его в губы.

Пока он отвечал на ее поцелуй, его пальцы расстегивали пуговицы на ее блузке. Мгновение спустя он отнес ее на диван и избавил их обоих от одежды.

Через час после их близости Лорел, лежа в его объятиях, вспомнила про звонок.

— Еще раз спасибо тебе, Чейз.

Он улыбнулся ей.

— Ты слишком чувствительна, дорогая.

— Я знаю, что ты делаешь это ради меня. Не заставляй меня в тебя влюбляться.

Его улыбка сделалась шире.

— Разве это было бы плохо? Я по уши влюблен.

— Нет, это не так, — ответила она, поправляя ему волосы. — Ты меня хочешь, а это большая разница.

— То, что я негативно отношусь к браку, еще не означает, что я не могу влюбиться.

— Ты сказал мне, что никогда в жизни не влюблялся.

— Влюблялся, но не настолько, чтобы думать о браке, — сухо ответил он.

— Понятно. Ты не испытываешь ко мне той любви, какая приводит к браку, не так ли? Твои чувства — это обычное вожделение.

— Называй это как хочешь, но я влюблен и хочу тебя.

— Но это ненадолго, — бросила она с раздражением. — Чем больше мы говорим, тем больше я убеждаюсь, что это так.

— В таком случае, — произнес Чейз, вставая, — давай прекратим этот разговор и пойдем в душ. Я хочу, чтобы ты была мне благодарна, хотела доставить мне удовольствие и хоть немного любила меня.

— Вижу, ты привык получать все и сразу, — улыбнулась Лорел.

Она знала, что он только хочет ее, но была признательна ему за то, что он перестал давить на мистера Карсона. Это доказало, что он не такой безжалостный эгоист, каким казался сначала.

За ужином этим вечером Лорел, потягивая вино, смотрела сквозь высокое окно на океан, над которым начал сгущаться туман.

— Мне очень нравится это место, Чейз, — призналась она.

— Мне тоже. Из всех моих домов этот самый любимый. Я считаю его своим убежищем. — Протянув руку, он погладил ее по волосам.

— Я звонила в отель. Брайсу пришлось не по душе, что я решила здесь задержаться. Уверена, твои люди тоже не в восторге.

— Мне все равно, — ответил Чейз. — Люк потрясен. Обычно я не устраиваю себе такие долгие выходные. — Он поднял свой бокал. — Ты заставляешь меня делать то, чего я не делал раньше. Я пью за тебя, Лорел.

Растроганная его словами, она чокнулась с ним бокалом.

Брайс хотел, чтобы она вернулась, да и бабушка о ней беспокоилась.

— Этот дом действительно чудесный, — ответила она, не желая уезжать.

После ужина Чейз на руках отнес ее в спальню, и они занялись любовью.


Во вторник днем они собрали вещи и полетели назад в Монтану. В самолете Чейз взял Лорел за руку.

— Я распоряжусь, чтобы твои вещи отнесли ко мне в номер.

— Зачем? Наши номера расположены напротив друг друга. Я могу переодеваться у себя.

— Можешь оставаться обнаженной. Я буду только рад.

— Я нисколько в этом не сомневаюсь, Чейз, — рассмеялась она. — Но, боюсь, нам не удастся теперь проводить вместе много времени. У нас обоих много работы.

— На следующие выходные я опять собираюсь в Калифорнию. Ты со мной?

— Посмотрим, будет ли у меня свободное время. Но еще на неделю точно не останусь.

Он кивнул.

Лорел посмотрела в иллюминатор. Первая часть месяца пролетела так быстро, что она не успела опомниться. Еще три недели, и они друг с другом распрощаются.

Вспоминая прошедшую неделю, она посмотрела на Чейза и поняла, что влюбилась в него. Это оказалось невозможно предотвратить. Но он не узнает о ее чувствах. Она постарается его забыть, как забыла Эдварда.

Но сердце нельзя было обмануть. Оно подсказывало, что эта любовь останется с ней до конца жизни.


В среду утром в кабинет Лорел зашел Брайс. Судя по выражению его лица, он был чем-то обеспокоен.

— Лорел, позволь мне сразу перейти к делу. Сегодня меня вызывал к себе Чейз. Сказал, что увеличит втрое мое жалованье, если я буду на него работать.

Первой ее реакцией была радость за Брайса. Чейз снова поступил как хороший человек, и это приятно ее удивило. Она не понимала, что так тревожило Брайса.

— По-моему, это отличная новость. Чейз не держит на тебя зла и ценит как хорошего сотрудника. Я рада, что он может платить тебе больше. Не вижу причин для беспокойства.

— Именно поэтому мне и нужно с тобой поговорить, — серьезно произнес Брайс. — Скоро ваш с ним месяц закончится. Если он разобьет тебе сердце, мне будет невыносимо на него работать.

Ей все стало ясно.

— Брайс, он не разобьет мне сердце. Обещаю, — ответила она, сама в это не веря. С каждым днем она все больше привыкала к присутствию Чейза в своей жизни. Ей будет очень непросто сказать ему «прощай».

— Ты не можешь этого обещать, — ответил Брайс, пристально изучая ее. — Сейчас ты вся сияешь, и это означает, что тебе с ним хорошо. Ты провела больше времени в Калифорнии, чем планировала. Возможно, ты не хочешь это признавать, но, думаю, ты в него влюблена, Лорел. Когда встречалась с Эдвардом, ты не выглядела такой счастливой. — Немного помолчав, он добавил: — Вот только Чейз вряд ли по-настоящему влюблен. Если он причинит тебе боль, я его возненавижу.

— Это все глупости. Смело соглашайся на предложение Чейза. Бабушка будет рада, если ты останешься. И не беспокойся обо мне. Я не собираюсь влюбляться в Чейза. Он богатый плейбой, а я не изменила своего отношения к ним.

— Дай-то бог, чтобы это было так, девочка, — сказал Брайс.


Посмотрев на календарь у себя в кабинете, Лорел с ужасом подумала, как быстро закончился август и начался сентябрь. Срок их соглашения истек четвертого сентября, а было уже седьмое. Она решила, что так больше продолжаться не может. Сегодняшняя ночь станет прощальной. Завтра она поговорит с Чейзом, и все будет кончено.

Для ужина она надела элегантное черное платье с глубоким декольте и распустила волосы. Когда Чейз увидел ее, ужин был забыт, и они остались в номере и занялись любовью.

Затем, когда они отдыхали в объятиях друг друга, Чейз перевернулся на бок и внимательно посмотрел на нее.

— Лорел, у меня возникли неотложные дела, и завтра мне придется срочно вернуться в Хьюстон. Люк справится здесь без меня.

У нее защемило сердце.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной, — сказал Чейз, поправляя ей волосы. — Я могу помочь тебе переместить твой бизнес в Хьюстон. Ты согласна? — спросил он, и ей отчаянно захотелось сказать «да». Но разве она могла?

Глава десятая


Лорел посмотрела на красивое лицо, ставшее для нее таким дорогим. Она знала, что скоро их с Чейзом роман закончится, и ее сердце будет разбито.

— Чейз, нам было хорошо вместе, но я уже говорила тебе, что семья для меня на первом месте. Я не хочу ехать в Хьюстон и быть твоей любовницей.

Он крепко ее обнял.

— Я хочу, чтобы ты была рядом. То, что было между нами, — это просто фантастика, Лорел.

— Часть меня хочет сказать «да», — призналась она, едва сдерживая слезы, — но я знаю, что когда-нибудь все равно придется уйти, так что лучше сделать это сейчас, пока еще не так больно. — К горлу подступил комок.

— Дай мне, по крайней мере, еще месяц, — попросил он.

Выскользнув из постели, она надела белый шелковый пеньюар.

— Думаю, между нами все кончено. Это был чудесный месяц, но пришло время расставаться. Я не могу поехать с тобой в Хьюстон. Моя семья во мне нуждается. У меня бизнес в Далласе, но я не могу к нему вернуться из-за отца. Мне еще нужно найти дом для бабушки и девочек. Благодаря нашей с тобой сделке я могу себе это позволить. — Она заглянула ему в глаза, но они ничего не выражали. — Я должна остаться здесь, а ты уезжай. Мне было хорошо с тобой, но я больше не могу быть твоей любовницей.

Взяв свою сумочку, она повернулась и быстро ушла, чтобы он не видел ее слез. Оказавшись у себя в номере, она включила свет. В коридоре было тихо. Это означало, что Чейз ее отпустил и все действительно закончилось.

Рухнув в изнеможении в кресло, она закрыла лицо руками и разрыдалась. С ней произошло то, чего она больше всего боялась. Она влюбилась в Чейза Беннетта, а он разбил ей сердце. На этот раз боль была сильнее, чем при расставании с Эдвардом. Чейз был любовью всей ее жизни.

Она понимала, что ни при каких обстоятельствах не оставила бы семью, но ее мучил один вопрос. Если бы она поехала вместе с Чейзом, захотел ли бы он в конце концов постоянных отношений?

Она проворочалась всю ночь, забывшись сном лишь на рассвете.


Утром в ее дверь постучали. Открыв ее, Лорел увидела Чейза. Он был, как всегда, умопомрачительно красив, и ей стоило огромных усилий сохранять самообладание.

— Я хотел увидеться с тобой перед отъездом, — серьезно сказал он. — Вылетаю прямо сейчас. — Он протянул ей ключ. — Это ключ от одного из моих номеров. Можешь пользоваться им, когда захочешь.

— Спасибо, — ответила Лорел, взяв ключ. — Я буду по тебе скучать, — мягко добавила она, не в силах сдерживать свои эмоции.

— Я все еще хочу, чтобы ты поехала со мной в Хьюстон. Ты сможешь хоть каждый день летать в Монтану на моем самолете.

Лорел душили слезы.

— Спасибо, но мое решение остается неизменным. Такая жизнь мне не подходит. К тому же у меня есть обязательства перед семьей.

Воздух между ними наэлектризовался. Мгновение спустя Чейз подошел ближе, крепко ее обнял и поцеловал. Обняв его за шею, Лорел вложила в ответный поцелуй всю свою любовь в надежде, что он все поймет и передумает уезжать. У Чейза зазвонил мобильный телефон, но он не обратил на это никакого внимания. Тогда она высвободилась из его объятий.

— Кто-то хочет с тобой поговорить. Ступай.

На его щеке дернулся мускул.

— До свидания, Лорел. Ты знаешь, как меня найти.

С этими словами он повернулся и ушел. По ее щекам покатились слезы.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

Ей не хотелось никого видеть, поэтому она сообщила Брайсу, что поработает у себя в номере. К пяти часам она, немного успокоившись, вышла из дома и долго бродила по тихим улицам.

Ночь была долгой и мучительной. Когда пришло время вставать, Лорел испытала облегчение.

Вдруг зазвонил телефон. С замирающим сердцем она побежала к нему, в надежде, что это Чейз.

— Лорел Толсон? — послышался в трубке незнакомый голос.

Ее охватило разочарование.

— Да, это я.

— С вами хочет поговорить доктор Керквуд.

Ее сердце снова замерло. Неужели что-то с ее отцом?

— Лорел? Это Бретт Керквуд. Ваш отец пришел в себя. Он еще очень слаб, но самое страшное позади.

— Слава богу! Я немедленно выезжаю.

От радости она забыла обо всех своих переживаниях.

— Вы уже сообщили моей бабушке?

— Нет. Думаю, вы сами с удовольствием это сделаете.

— Спасибо, — ответила Лорел, надевая туфли. Положив трубку, она схватила сумочку и выбежала из номера.

Через десять минут она ворвалась в палату отца. Он все еще был подключен к аппаратам, но его глаза были открыты и смотрели на нее.

— Папа! — воскликнула она, едва удержавшись от того, чтобы не заключить его в объятия. Вместо этого она взяла его за руку.

— Лорел, дорогая, — еле слышно пробормотал ее отец.

Он узнал ее! Она была вне себя от радости.

— Я позвонила бабушке и девочкам. Они уже выехали. Мы все так рады, что ты наконец пришел в себя. Поправляйся скорее.

Он был лишь бледной тенью себя прежнего, но Лорел знала, что все будет хорошо.

В палату вошел доктор, пощупал у ее отца пульс и сказал, что кризис миновал и пациент быстро пойдет на поправку.

Через двадцать минут прибыли ее бабушка и сестры. Отец немного поговорил с каждой из них. Проведя рядом с ним весь день, они отправились ужинать в кафе.

— Где Чейз? — поинтересовалась Диана. — Не хочешь пригласить его поужинать с ними?

— Нет. Он сейчас в Техасе, — ответила Лорел.

Бабушка с тревогой посмотрела на нее.

— Он мне очень нравится. Надеюсь, вы поженитесь, — сказала Диана.

Лорел лишь рассмеялась в ответ. Она еще не была готова сказать им, что между ней и Чейзом все кончено.

Вернувшись в отель, Лорел первым делом проверила сообщения на автоответчике, но от Чейза не было вестей.

Чтобы немного отвлечься, она начала готовиться к переезду отца в Биллингс, где он должен был пройти курс физиотерапии. Теперь, имея в распоряжении деньги, вырученные за отель, плюс щедрый бонус Чейза, можно было не считать каждое пенни.

Но даже несмотря на это, ее продолжали преследовать мысли о Чейзе. Ей очень его не хватало. Что он сейчас делает? Скучает ли по ней или уже ее забыл?

— Чейз, — прошептала она, вспоминая незабываемые дни на калифорнийском побережье.


Чейз долго плавал в бассейне в надежде, что усталость поможет ему притупить душевную боль. Перед этим он провел два часа в спортзале, а утром пробежал десять миль. Он очень тосковал по Лорел, видел ее повсюду, даже в своей большой пустой постели.

Когда стало невмоготу терпеть мышечную боль, он выбрался из бассейна и понял, что все еще думает о Лорел.

У него зазвонил телефон, и он бросился к нему в надежде, что это она. Поэтому, когда в трубке послышался голос Люка, его охватило разочарование.

— Мы заключили контракт на покупку офисного здания, — сообщил тот.

— Хорошо, — ответил Чейз, который едва понял, что сказал ему Люк. — Как Лорел?

Немного помолчав, Люк ответил:

— У нее все хорошо. Я слышал, что ее отец вышел из комы и она большую часть времени проводит в больнице. Она собирается везти его в Биллингс на физиотерапию, так что ей некогда заниматься отелем.

— Я рад, что мистер Толсон пошел на поправку. Признаться, я в это не верил.

— Я тоже, но чудеса иногда случаются. Весь персонал отеля остается, так что нам не придется набирать новый штат. Если ты не против, я назначу Брайса управляющим, и он будет подчиняться непосредственно мне. Он много лет проработал в «Толсон» и знает его как никто другой.

— Делай как считаешь нужным, — сказал Чейз, продолжая думать о Лорел.

Они еще немного поговорили о делах, но его мысли были где-то далеко. Он стиснул руки в кулаки. Что такое с ним творится? Он никогда так не переживал из-за разрыва отношений. Впервые этот разрыв произошел по инициативе женщины. Ему хотелось, чтобы Лорел передумала и приехала к нему в Хьюстон.

Прошло два дня, а он до сих пор места себе не находил. Искал ее по ночам в своей постели и неоднократно поднимал телефонную трубку, чтобы ей позвонить. Но он знал, что звонить бессмысленно. У них нет будущего.

Раньше его связывало с женщинами только сексуальное желание, но на этот раз все было по-другому. Он тосковал по Лорел. И с каждым днем все сильнее.

Он подумал о своих родителях, которые всем пожертвовали ради семьи. О том, как он боялся на всю жизнь привязать себя к одной женщине. Но что, если этой женщиной будет Лорел? Рядом с ней он не чувствовал себя связанным по рукам и ногам. Напротив, весь прошлый месяц у него было приподнятое настроение. Лорел подарила ему незабываемые ночи и, к всеобщему удовлетворению, помогла разрешить ситуацию с землей Тая Карсона.

Мысль о браке с ней не казалась ему ужасной. Он хотел просыпаться рядом с ней каждое утро, спешить домой после работы.

Неужели он впервые по-настоящему влюбился?

Глава одиннадцатая


С каждым днем состояние здоровья отца Лорел улучшалось, и она была этому несказанно рада.

Утром тридцатого сентября она разговаривала в вестибюле отеля с Брайсом. Вдруг ее взгляд упал на входную дверь, и она замерла как вкопанная. На мгновение ей показалось, что это сон. У нее перехватило дыхание. Брайс попрощался с ней, но она его проигнорировала.

Перед ней стоял Чейз. В темно-синем костюме он был хорош как никогда, и ей понадобилось все ее самообладание, чтобы не броситься ему на шею. Вместо этого она просто улыбнулась ему.

Когда он приблизился, у нее пересохло во рту.

— Я удивлена. Не Думала, что ты вернешься.

— Мы не могли бы где-нибудь поговорить наедине?

— Конечно. Пойдем ко мне в кабинет.

Они направились по коридору.

— Ты только что прилетел?

— Да. Никто не знает, что я здесь.

Она с удивлением посмотрела на него.

— Значит, это не деловая поездка?

— Не совсем, — ответил он, открывая дверь ее кабинета и пропуская ее вперед.

Заинтригованная, Лорел вошла внутрь. Ее ноздри уловили аромат его одеколона, и на нее нахлынули мучительные воспоминания. Она стиснула руки в кулаки, чтобы устоять перед искушением и не коснуться его.

— Отлично выглядишь, — сказал он, положив руки ей на плечи.

— Спасибо. То же самое могу сказать о тебе, — ответила она, кладя руки ему на пояс.

— Я скучал по тебе, — признался он, и ее сердце пропустило удар.

Под его горящим взглядом ее губы сами приоткрылись. Тогда он наклонился и крепко поцеловал ее.

Зная, что только мучает себя, она ответила на его поцелуй. Ей хотелось заняться с ним любовью, но она знала, что это невозможно. Из последних сил она оттолкнула его.

— У меня куча всяких планов, но я о них забыл. Черт побери, Лорел, я не могу без тебя. Выходи за меня замуж.

Лорел ошеломленно уставилась на него. Ее сердце снова замерло, затем бешено заколотилось. Но секундная вспышка радости быстро погасла, потому что это было дежа-вю. Вместо Чейза она на миг увидела Эдварда.

— Чейз, я помню твои долгие рассуждения о том, что ты не хочешь связывать себя обязательствами и нести ответственность за чужих родственников. А я не могу бросить своих родных на произвол судьбы. Диана и Эшли еще дети. Бабушка неважно себя чувствует. Отец вышел из комы, и скоро его отправят в Биллингс на физиотерапию. Я собираюсь снять там квартиру, чтобы быть рядом с ним. Черт побери, Чейз, ты огорошил меня своим предложением.

— Я люблю тебя, Лорел, — серьезно произнес он. — У меня много денег, и мы вместе со всем этим справимся. — Ты упоминала, что после окончания курса физиотерапии перевезешь их в Техас. Они могли бы жить с нами.

— Ты же говорил, что тебе не нужна обуза в виде чужих родственников, — сказала Лорел, удивленная столь внезапной переменой.

— Это было до того, как я по-настоящему полюбил. Не думаю, что они будут обузой, — ответил Чейз. — Я начинаю понимать, что мои родители все эти годы были по-настоящему счастливы.

— Но ты ведь был так уверен…

— Я уверен, что не могу жить без тебя. Я люблю тебя, — повторил он, заключил ее в объятия и поцеловал.

На этот раз Лорел забыла все свои тревоги и целиком отдалась во власть желания.


Час спустя, когда Лорел лежала в объятиях Чейза на диване в своем кабинете, она заметила:

— Этот диван не такой большой, как тот, что у тебя в кабинете.

— Значит, надо его поменять, — улыбнулся Чейз.

— Ты останешься на выходные?

— Я мог бы взять тебя с собой в Техас. Посмотришь мой дом в Хьюстоне.

— Я не могу сейчас уехать, — ответила она, ожидая, что он начнет спорить.

— Хорошо, тогда я останусь. К черту работу. Давай поднимемся ко мне в номер, — сказал он.

— Не думала, что ты когда-нибудь снова его займешь.

— Я тоже, — ответил он, глядя на нее. — Мы можем провести вместе остаток дня.

— Сначала я должна отменить кое-какие дела, а ты встретиться с Люком.

— Ну, раз ты настаиваешь… — Чейз тяжело вздохнул. — Хорошо.

Они оба стали одеваться. Обнаружив, что он за ней подсматривает, Лорел махнула ему рукой.

— Отвернись!

— Я не сделал бы этого даже за миллион долларов, — ответил он. — Лорел, ты так и не дала мне ответ. Ты выйдешь за меня?

— И тебе безразлично, что у меня есть родные, о которых мне надо заботиться?

— Разве я не ясно дал тебе это понять?

— Да, я выйду за тебя замуж. Я люблю тебя, Чейз, — серьезно сказала она, обнимая его.

— Я тоже люблю тебя и хочу всю оставшуюся жизнь тебе это доказывать. — Он засунул руку в карман пиджака и достал оттуда розовую коробочку. — Я привез тебе кое-что из Техаса.

— Спасибо, — Лорел с улыбкой взяла у него подарок.

Внутри оказалось кольцо со сверкающим бриллиантом.

— Чейз! Оно великолепно! — Обхватив любимого руками за шею, она отблагодарила его страстным поцелуем.

— Черт побери, давай поднимемся наверх, а то я не сдержусь и овладею тобой снова.

Рассмеявшись, она взяла его руку и вложила в нее кольцо.

— Надень мне его.

Он заглянул ей в глаза.

— Лорел, ты станешь моей женой?

— Да, Чейз, — ответила она, сияя от радости. Он надел кольцо ей на палец. — Не могу дождаться, когда сообщу своим родным.

— Ты можешь немного подождать, — сказал Чейз. — Давай завершим дела, а потом пойдем в номер и закончим начатое здесь.

Лорел посмотрела на кольцо.

— Теперь Брайс точно перед тобой извинится.

— Именно для этого я и сделал тебе предложение, — пошутил он. — Давай поженимся как можно скорее. Я не хочу долго ждать.

Снова рассмеявшись, Лорел взяла его за руку.

— Хорошо, но сперва я хочу познакомиться с твоими родными.

— Я сегодня же позвоню им, и мы к ним съездим, как только твой отец пройдет курс физиотерапии. — Он привлек ее к себе. — Я люблю тебя, дорогая. Ты даже представить себе не можешь, как сильно. Ты сделала меня самым счастливым человеком на свете.

Эпилог


В погожий октябрьский день Лорел стояла у входа в церковь. Ее бабушка в длинном розовом платье из органзы, Диана, Эшли, Бекки Карсон и сестры Чейза Мэдисон и Эмма уже прошли внутрь.

Лорел посмотрела на Чейза, и ее охватила безудержная радость. Через несколько минут она станет его женой. Ей все еще не верилось, что он изменил свое мнение о браке.

Три его брата Грэхем, Джастин и Гэвин и кузены Джаред и Мэтт были шаферами. Когда оркестр заиграл свадебный марш, Лорел поправила вуаль и, взяв за руку отца, сидящего в инвалидной коляске с мотором, направилась к алтарю.

Там отец передал ее Чейзу, и она обменялась свадебными клятвами с мужчиной, который любил ее всем сердцем.

После церемонии они отправились в клуб на свадебный прием. После бесконечных тостов и поздравлений Чейз пригласил Лорел на первый в их совместной жизни танец.

— Это мой самый счастливый день, — сказала она.

— Ты читаешь мои мысли.

— Мне все еще не верится, что ты добровольно отказался от своей свободы.

— Потому что мне было очень плохо без тебя, Лорел.

— Где мы проведем медовый месяц?

— Надеюсь, тебе понравится побережье Франции.

— С тобой мне будет хорошо везде.

— Отлично! Боюсь, после этого танца мы долго не сможем поговорить. Мой отец, братья и кузены уже спорят, кто следующий тебя пригласит.

— У тебя замечательная семья. Мне понравилась Меган, жена Джареда. У них славный малыш.

Чейз улыбнулся ей.

— Я бы хотел побыть с тобой наедине.

— Я тоже. Потерпи. Время пролетит быстро.

Когда музыка закончилась, к ним подошел Уилл Беннетт, отец Чейза. Он был красив, несмотря на то что в его каштановых волосах поблескивала седина, а кожа загрубела после многочисленных часов, проведенных на солнце.

— А вот и папа. Пойду поболтаю с твоей бабушкой, — сказал Чейз и удалился.

— Могу я потанцевать с невестой? — Уилл широко улыбнулся Лорел. — Добро пожаловать в клан Беннеттов, дорогая, — сказал он, глядя на нее такими же зелеными глазами, как у его сына. — Я уже и надеяться перестал на то, что Чейз когда-нибудь женится. Я очень о нем беспокоился.

Лорел рассмеялась.

— Мне трудно представить, что кто-то может беспокоиться о Чейзе. Он всегда уверен в себе.

— Тем не менее мы с его матерью очень тебе благодарны за то, что ты помогла ему измениться. Ты хорошо на него влияешь, Лорел.

Болтая с мистером Беннеттом, она заметила, что Чейз пригласил на танец Эшли. Диана с нетерпением ждала своей очереди.

После отца Чейза Лорел перетанцевала со всеми его братьями и кузенами.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем гости начали разъезжаться. Попрощавшись со всеми, они сели в белый лимузин, и Чейз тут же привлек ее к себе.

— Где мы проведем нашу первую брачную ночь? — спросила она его.

— В нашем доме на калифорнийском побережье, а завтрашнюю — в Нью-Йорке. Затем мы на две недели отправляемся во Францию. Как тебе такой маршрут?

— С тобой я поеду хоть на край света.

Когда они вечером приехали в свой дом в Калифорнии, Чейз помог ей выбраться из машины и повел к двери.

— Не забудь про багаж, — сказала она, обнимая его за шею.

— Сегодня он тебе не понадобится, — ответил Чейз, доставая ключ.

Открыв дверь, он подхватил Лорел на руки и понес в спальню. Там они в считанные секунды освободились от оков одежды и упали на кровать.

— Я люблю тебя, Чейз, — прошептала она между поцелуями. — Теперь я твоя жена, но мне до сих пор в это не верится. Раньше ты убеждал меня, что ни за что не женишься.

— Это было до того, как я в тебя влюбился, Лорел. Ты даже не представляешь, как плохо мне было без тебя, — признался он, и ее сердце затрепетало.

— Не хуже, чем мне без тебя. Но теперь все страдания остались позади, потому что мы вместе. Клянусь, до конца своих дней не пожалею, что стала твоей женой.

Он поцеловал ее.

— Это исключено. Я позабочусь о том, чтобы твоя дальнейшая жизнь была такой же счастливой, как медовый месяц.


home | my bookshelf | | Укрощение плейбоя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.7 из 5



Оцените эту книгу