Book: Ветер в твоих крыльях



Ветер в твоих крыльях

Кэтрин Полански

Ветер в твоих крыльях

1

Что-то мешало Валери Мэдисон почувствовать себя счастливой. Вроде бы все хорошо: возвращение домой, где не была полтора месяца, в перспективе — красивая нью-йоркская осень, плавно перетекающая в зиму, и грядущее Рождество. Но заноза в душе оставалась. Валери повозилась, устраиваясь поудобнее в кресле салона бизнес-класса, и посмотрела в иллюминатор. Все то же: ослепительная облачная равнина и колючее солнце над нею. Валери отвернулась, опустила шторку на окне и бросила взгляд на своего спутника.

Макс спал. Он всегда спал в самолетах: входил, садился, требовал кофе и газету, а когда ему все это приносили, он уже видел сны — сладко посапывал и совершенно не реагировал на внешние раздражители. Даже взлета не дожидался, а ведь взлет — самый увлекательный момент воздушного путешествия, Валери была свято в этом уверена. Поначалу она пыталась его будить, но успеха так ни разу и не достигла и вскоре бросила это бесполезное занятие. Макс просыпался за две минуты до посадки, вкусно и уверенно зевал, потягивался и осведомлялся о дальнейших планах. Чем занимались окружающие во время полета, его совершенно не волновало. Лайнер могли захватить террористы, стюардессы могли исполнять стриптиз — все это Макса не занимало. Ему хорошо спалось в воздухе, и этого было совершенно достаточно.

Вообще-то полностью его звали Максимилиан, но никому и в голову не пришло бы называть его так длинно и претенциозно. Он никогда так не представлялся и очень редко называл свою фамилию, когда знакомился. Он и с Валери точно так же общался, когда нанимал ее на работу. «Привет, я Макс», — сказал он тогда и сразу же стал называть ее по имени, хотя и назначил две стандартные недели испытательного срока. Две недели закончились, и начались другие недели, которые сейчас плавно складывались в почти четыре года. Валери могла бы точно сказать, сколько дней работает с Максом Эвершедом. Могла бы, но никому и никогда не говорила. То, что она считает дни, слегка ее компрометировало.

— Желаете чего-нибудь, мисс? — Стюардесса с рекламной улыбкой слегка наклонилась к Валери и говорила почти интимным тоном, чтобы не потревожить спящего Макса. Она не знала, что того и пушкой не разбудишь.

— Минеральную воду без газа и кофе, — подумав, сказала Валери. Лететь еще долго.

Она задумчиво посмотрела на экран ноутбука, который стоял перед ней на откидном столике. Валери не любила терять драгоценное время и работала практически всегда и везде, даже в ванную, бывало, таскала лэптоп, хотя кузина Рейчел и уверяла, что рано или поздно Валери его там утопит. Пока катастрофы удавалось избежать, но предусмотрительная Валери все равно раз в неделю делала несколько копий файлов, чтобы при случае можно было легко восстановить потери. Ее ноутбук со стратегией работы Макса казался молодой женщине чуть ли не самой ценной вещью во Вселенной.

После любви, конечно. Хотя нельзя с точностью утверждать, что любовь — это вещь.

— Любовь — это фикция, — любила говорить кузина Рейчел, когда впадала в меланхоличное настроение и курила тонкие сигареты одну за другой. От сигарет в комнате становилось душновато, и Валери распахивала окно, выходившее на шумную улицу, но Рейчел ничего не замечала. — Ее придумали, чтобы обеспечить успех длиннющим мыльным операм и всем этим слащавым фильмам, где снимаются неотразимые красавчики с ненастоящими глазами. Да-да, и твой тоже, сестренка. И не надо на меня так смотреть.

Валери каждый раз возражала, что глаза у Макса самые что ни на есть настоящие, она проверяла не раз и не два, так как ведала всем, что касалось его, — от услуг парикмахера до записи к дантисту, и точно знала, что линзы он не носит. Глаза Макса были глубокого, почти невозможного синего цвета и завораживали, как завораживает немигающий взгляд нильского крокодила. Обманчиво медлительный крокодил лежит на мелководье, растопырив корявые лапы и глядя снизу вверх на глупых туристов, а едва они зазеваются, молниеносно срывается с места и хватает какого-нибудь умника за ногу. И ест вместе с фотоаппаратом и кепочкой с логотипом туристической компании, с путеводителем и деревянными сувенирами, купленными за бесценок у туземцев. Так и с Максом: некоторое время жертвы завороженно смотрели в его прекрасные глаза, а за это время Эвершед успевал получить все, что хотел. Сопротивление бесполезно. Как там было у Льюиса Кэрролла? Валери совсем недавно читала Адриану по телефону «Алису в Стране чудес» и хорошо помнила содержание книжки.


Крокодилушка не знает

Ни заботы, ни труда.

Шевелит его чешуйки

Быстротечная вода.

Милых рыбок ждет он в гости

На брюшке средь камышей:

Лапки врозь, дугою хвостик

И улыбка до ушей.


Лапки врозь и улыбка до ушей — это Макс умел делать виртуозно.

В ноутбук смотреть было скучно, но необходимо: там плавал график работы Макса до начала нового года, и следовало его подлатать, найти дырки и склеить так, чтобы все делалось будто само собой, по мановению волшебной палочки. Валери знала, как будет склеивать, однако иногда на нее нападала необъяснимая лень. Чтобы еще немного потянуть время и отодвинуть любимую работу, она отпила кофе, принесенный стюардессой, повернулась к Максу и принялась беззастенчиво его разглядывать. Занятие совершенно бесполезное: Валери и так знала его черты наизусть и, если бы умела рисовать, изображала бы на бумаге за три минуты.

Макс Эвершед был красив. Очень. Недаром поклонницы начинали вздыхать, едва завидев его имя в титрах. Его красота не была слащавой, лакированной, похожей на конфету; не тянул он и на мачо, за которым можно чувствовать себя как за каменной стеной, ибо любую угрозу он сметает одним взмахом внушительного кулака. Макс был красив естественной мужской красотой, которая заставляла большинство женщин утробно мяукать и топорщить шерсть на загривке — в иносказательном смысле, конечно. Он с равным успехом мог играть отца семейства, честного или нечестного полицейского, супергероя, спасителя мира, ученого, сумасшедшего или шахтера — ему всегда верили, пресса взрывалась восторженными откликами, и Валери не могла объяснить это ничем, кроме потрясающей Максовой… настоящести, что ли. Он был самим собой, даже когда играл, даже когда не походил на себя повседневного. Все равно это всегда был Макс, и даже если у него взгляд становился словно безумный, а сценарий диктовал совершенно дикие поступки, Валери при взгляде на Эвершеда казалось, что все будет хорошо. Он будто говорил это — и ей лично, и всем. Эй, говорил герой Макса, ну и пусть я сумасшедший, ну и пусть я маньяк. Все равно в конечном итоге все будет хорошо.

У Макса был классический подбородок, который принято называть твердым, яркие губы и брови с интригующим изломом. У правого уха пряталась большая коричневая родинка — Макс то хотел от нее избавиться, то не хотел, и пока она оставалась на месте. А волосы были очень темными и очень мягкими. Если Валери удавалось прикоснуться к ним, она чувствовала приятную щекотку — на ладони и почему-то еще глубоко в груди. На ту, что в груди, она старательно не обращала внимания. Слишком хорошо Валери все про нее знала.

Макс спал, чуть приоткрыв губы и слегка нахмурившись. Наверное, ему снилось что-то не слишком приятное, так как он вдруг завозился, помотал головой и снова затих. Валери поправила на нем плед и, вздохнув, вернулась к своему разноцветному и чрезвычайно эффективному графику.


В Нью-Йорке шел дождь — об этом объявили перед посадкой. Валери закрыла ноутбук, спрятала его в сумку и покосилась на Макса. Лайнер снижался, уши закладывало, и, по идее, Эвершед как раз должен был проснуться.

Он и проснулся. В точном соответствии с законами собственной природы и разноцветным графиком.

— Ммм? — промычал Макс, открывая заспанные глаза, и Валери немедленно сунула ему под нос бутылочку «Эвиана». Проснувшись, Макс всегда хотел пить. — О. Спасибо.

Он отхлебнул минеральной воды, отдал бутылочку Валери и приступил к традиционному потягиванию.

— Там льет, — предупредила Валери.

— И черт с ним. Нас же встретит Джейкоб?

— Конечно.

— Тогда не вижу проблемы.

— Это не проблема, — улыбнулась Валери, — это просто информация.

— И что мне с ней делать? — Макс почесал за ухом. Почему-то в этот момент он напоминал Валери большую собаку.

— Принять к сведению, только и всего.

— Принять. Ага, понятно.

Он любил такие бессмысленные игры в слова, а Валери любила ему подыгрывать. Максу требовался подобный треп, чтобы ориентироваться в окружающей действительности. Он объяснил это примерно на третий день после их с Валери знакомства. Он вообще многое про себя объяснил, и еще больше она поняла сама. Макс даже не подозревал, насколько много.

— На вечер у нас что-нибудь запланировано?

— Бога ради, Макс, мы полтора месяца провели в Сингапуре. Надо хоть немножко отдохнуть.

— Влезть в сброшенную нью-йоркскую шкурку, — вздохнул Эвершед. — Это хорошо. Я хотел провести вечер с Адрианом и Шеррил.

Валери постаралась не поморщиться.

— Конечно. Они наверняка по тебе ужасно соскучились.

— Адриан и тебя захочет видеть. Не заедешь?

— Я тоже полтора месяца не была дома. Хотелось бы посмотреть, во что Рейчел превратила квартиру за время моего отсутствия. К тому же тебе и твоей семье наверняка захочется побыть вместе без присутствия посторонних.

— Валери, с каких пор ты посторонняя? — заметил Макс с некоторым раздражением. — Это что, невыветрившийся комплекс неполноценности?

Валери помолчала. Самолет уже катился по посадочной полосе, пассажиры аплодировали, но ее не тянуло отбивать ладони.

— Можешь считать так, если это объяснение тебя удовлетворит, — наконец произнесла она. — Но это просто неэтично, Макс.

Он скривился — терпеть не мог, когда ему намекали на неэтичность, — отстегнул ремень безопасности и зашарил под креслом в поисках ботинок. Настаивать, к счастью, не стал: Валери не была уверена, что сможет отказаться дважды.

— Я приеду завтра утром и увижу Адриана. Передай ему это, пожалуйста.

— Мы будем ждать. Во сколько начинаем завтра?

— В одиннадцать у тебя первая запись на телевидении. Значит, ты должен быть готов в девять. Я приеду в восемь и проверю, как ты завязал галстук.

— Угу.

Временами Эвершед бывал поразительно немногословен — именно тогда, когда Валери хотелось услышать от него более развернутый комментарий.

Четыре года — немалый срок. Четыре года она занималась тем, что совмещала обязанности его агента и помощницы. Нет, конечно, у знаменитого киноактера был личный агент, и Валери с ним прекрасно ладила. Первоначально ее брали на должность ассистентки и секретаря — этакая смесь из двух должностей, означавшая «я делаю все, что пожелает мой белый господин». Белый господин желал всякого, но под руководством Валери научился разбираться в своих желаниях. Она оберегала его репутацию и вела карьеру, как пиратский корабль среди рифов, и пока ей удавалось выруливать. За эти четыре года она научилась жить в жестких временных рамках, молниеносно завязывать галстуки Максу и читать по телефону сказки его сыну Адриану.

О том, что у Макса есть еще и жена, Валери старалась не думать. И конечно же думала. Не постоянно, но частенько — от пяти до тридцати раз в день.

— Мистер Эвершед, — рядом стояла давешняя стюардесса, — можно ваш автограф?

Макс немедленно нацепил выражение лица «известный киноактер снисходит до поклонников».

— Ну конечно.

Валери подождала, пока Эвершед распишется во всех протянутых ему блокнотиках, сердечно распрощалась со стюардессами и вышла вслед за Максом под мелкий моросящий дождь. После солнечного, хотя и душноватого Сингапура нью-йоркская осень хлестнула по лицу, словно влепила пощечину. Валери даже зажмурилась от серости и непроницаемости вечера.

— Не споткнись… — Макс стоял ступенькой ниже и протягивал ей руку. — Здесь скользко.

Он всегда был рассеянно-галантен — ровно настолько, чтобы его нельзя было заподозрить в особом отношении. Насчет себя Валери никогда не обольщалась, она сразу поняла, какой тип женщин нравится Максу, и она сама в этот тип решительно не вписывалась. Холодные стервы со взглядами наследных принцесс — вот кто ему нравится. И с этим ничего нельзя поделать, как нельзя заставить солнце всходить на западе. Может, и существуют способы, но Валери их не знала.

Под руку с Максом она спустилась по трапу, вошла в гофрированную тубу перехода и покорно отдалась на волю толпы, несущей ее к выдаче багажа. Макс давно заработал на своих фильмах столько, что мог без зазрения совести купить личный самолет, но предпочитал летать регулярными рейсами. То ли ему казалось, что это приблизит его к народу, то ли просто любил толпу.

С просьбами дать автограф больше никто не приставал, и Валери достаточно быстро углядела среди встречающих Джейкоба — водителя семейства Эвершедов. Тот немедля перехватил багаж, взял под козырек и осведомился о планах. Валери велела водителю везти Макса домой, а сама заявила, что возьмет такси.

— Никаких такси, — пресек Макс ее попытку вырваться на свободу, теряя перья. — Сначала мы отвезем тебя домой, и по дороге ты мне все расскажешь о планах на завтра.

Машина у Макса была классическая представительская — большой черный «мерседес», казавшийся от роскоши своей раскормленным и медлительным. Впечатление это было обманчивым, да и Джейкоб был классным водителем. Макс и Валери устроились на заднем сиденье, и блестящая машина, слопавшая их, рванула с места.

Валери даже не нужно было открывать ноутбук, чтобы пересказать Эвершеду весь его график на завтра. Макс слушал вроде бы рассеянно, глядя в окно, но Валери знала, что он все запомнит. На память Макс никогда не жаловался, хотя и любил временами поиграть в рассеянного профессора — делал вид, что все забыл или потерял, и мисс Мэдисон, принимая эту игру, начинала хлопотать. Кажется, Максу это было приятно. Иначе зачем бы он все это затевал?

— И ты должен подумать, что ты будешь делать дальше, — закончила Валери. — Филипп еще на прошлой неделе прислал несколько сценариев, которые нужно срочно просмотреть. Один из них, кстати, опять от «Мэтьюс пикчерс».

— Тони времени зря не теряет, — хмыкнул Макс. — Ладно, я посмотрю их прямо завтра, в машине. Не забудь захватить.

Валери мысленно сделала себе пометку.

— Ты хотел сделать перерыв.

— Это зависит от Шеррил, — не глядя на помощницу, ответил Эвершед. — И от наших планов, конечно. В любом случае, отпуск не будет слишком длинным.

— Хорошо. Но мне нужно знать об этом как можно быстрее.

— Конечно, Валери, ты узнаешь первой.

Капли дождя сердито бежали по стеклу.

Джейкоб остановил машину у подъезда дома, в котором жила Валери, и помог выгрузить багаж. Макс поцеловал ее в щеку на прощание. «Мерседес» медленно отплыл от бордюра и уехал, а Валери постояла некоторое время, глядя ему вслед, и, развернувшись, вошла в подъезд, волоча за собой объемный чемодан на колесиках.



2

В квартире на первый взгляд было тихо и пусто. Но это только на первый взгляд: апартаменты простирались так далеко, что в них легко можно было заблудиться. Когда квартира была еще только куплена, Макс спросонья заблудился один раз по дороге в ванную и до сих пор переживал по этому поводу.

Несмываемое пятно на биографии. Позор на все времена.

Хорошо, что никто не знает: такие тайны уносят с собой в могилу.

Макс не стал дожидаться, пока Джейкоб втащит все чемоданы, а сбросил ботинки, дабы не наследить на светлых коврах, и направился в глубь чудовищно большой квартиры. Перед ним, как панорамные пейзажи, простирались комнаты. Макс позвал Адриана и был вознагражден: из глубин апартаментов послышался топот, и спустя минуту темноволосый мальчишка уже висел у Макса на шее. Эвершед подхватил сына, покрепче прижал к себе и уткнулся в него носом. От Адриана тепло и по-домашнему пахло сдобным печеньем.

— Пап, ты вернулся! Ух, как хорошо!

— Я тебе подарки привез, — сообщил довольный отец, поудобнее устраивая Адриана на руках так, чтобы с сынишкой можно было разговаривать.

Адриану было почти шесть, и в развитии он опережал большинство своих сверстников, чем Макс чрезвычайно гордился.

— Здорово! А Валери где? — Адриан вытянул шею, выглядывая свою верную подругу.

— Валери отправилась домой. Она приедет завтра.

— У-у… — разочарованно протянул Адриан, и тут вдалеке снова послышался топот, на сей раз напоминавший слоновий. Спустя полминуты на пороге комнаты нарисовалось чудесное явление немаленьких размеров, облаченное в форменное платье и белый передник. Шеррил любила, чтобы прислуга носила форму. Это показывало, что у них в доме все «как у больших».

— Вот как, — высказался Макс, во все глаза взирая на незнакомую кудрявую девушку. Та, узрев великого актера, заволновалась, покраснела, попыталась сделать книксен, не преуспела и оттого залилась краской еще жарче. — Вы кто?

— Это моя новая няня, — сообщил Адриан. — Ее зовут Бетти.

— Очень мило. Здравствуйте, Бетти. А где Симона?

— У, папа, Симона была давно! После нее еще была Аурелия, но ее мама быстро уволила. И теперь у нас Бетти. Мы много играем.

— Здравствуйте, мистер Эвершед, — пролепетала няня (которая по счету?), и Макс с тоской подумал: вот сейчас она попросит автограф. Непременно попросит.

Няня глубоко и несчастно вздохнула и не попросила.

— Так, — глубокомысленно сказал Макс, который хотел дарить подарки, а потом разговаривать, есть и спать, — а мама где?

— Я здесь, Максим.

Она одна называла его Максимом. Никому другому такое не позволялось. Это имя он не любил едва ли не больше, чем тяжеловесное полное Максимилиан, и все же терпел. От Шеррил он вообще много терпел. Может, зря.

Он обернулся. Жена стояла в дверях, прислонившись плечом к косяку и скрестив руки на груди, и была хороша, как картинка из модного журнала. Шеррил всегда выглядела так, будто в любой момент в дверь могут постучаться журналисты и нужно будет с ходу давать интервью. Максу иногда страшно становилось от ее ухоженности. Когда-то он поверить не мог, что это все досталось ему, а теперь иногда задумывался: может, и хорошо было бы, если б не поверил?

Но тогда у него не было бы Адриана.

Шеррил отошла от двери, сухими губами коснулась щеки мужа. Макс сообразил, что это спектакль для прислуги. Так и есть: Шеррил улыбалась, а глаза оставались холодными. Встреча любящих сердец после долгой разлуки. Как мило.

Макс честно хотел бы, чтобы это было так. Он до сих пор сильно этого хотел.

— Как ты долетел?

— Не помню. Я спал. Наверное, хорошо. — Он покачал Адриана, млея от теплой тяжести на руках. — Как вы тут без меня жили?

— Вы свободны, Бетти, — холодно сказала Шеррил ему за спину — недогадливая прислуга не уходила, а спектакль играть надоело.

Бедная Бетти затопотала прочь. Шеррил поморщилась.

— Что случилось с Симоной и Аурелией? — поинтересовался Макс.

— Все как обычно. Они не умеют выполнять свои обязанности. Нормальную няню почти невозможно найти.

— Занималась бы воспитанием сама, — предложил Макс.

— Ты же знаешь, что у меня нет времени.

— Конечно.

Шеррил всегда умела показать, как она занята, — хотя ее занятость не могла равняться с графиком Макса. И, тем не менее, она умудрялась поставить все так, что у нее нет времени. Ни на что. Ни на воспитание сына, ни на дом, ни на любовь.

Настроение вдруг испортилось. Макс аккуратно ссадил Адриана на пол, кивнул показавшемуся в дверях Джейкобу и предложил:

— Пойдем разбирать багаж?

— И ты даже не спросишь, как мои дела? — осведомилась Шеррил.

— А ты мне ответишь? — В последний раз, когда Макс спросил, как ее дела, все закончилось разбитой о стенку вазой династии Мин. Или Бин? Нет, мистер Бин — это из другой области. Макс ничего не понимал в вазах.

— Я думала, ты все-таки рискнешь. — Шеррил аккуратно уселась в кресло, положила руки на подлокотники и превратилась в парадное фото английской королевы. А Макс, соответственно, в пейзанина на аудиенции. Королева снисходительно выслушает про неурожай и голодных детей и, может, велит отписать пять золотых из казны. Или порекомендует есть пирожные, если нет хлеба.

— Хорошо. — Максу не хотелось вот так, с порога, ссориться. — Как твои дела?

— Я закончила съемки у Луи и теперь жду предложений. — Она поморщилась. — Но нынче мертвый сезон. Может, у тебя что-нибудь найдется для меня?

— Я спрошу у Валери. — Макс терпеть не мог таких просьб, но Шеррил все-таки его жена и мать его сына. За Адриана он и не такое готов был для нее сделать.

Повод его неусыпной благодарности нетерпеливо потянул Макса за руку.

— А что ты мне привез, пап?

— Сейчас покажу. — В конце концов, с Шеррил можно поговорить и позже. — Увидимся за ужином, дорогая. Или ты тоже хочешь посмотреть, что я тебе привез?

— А ты привез? — неискренне удивилась жена. — Тогда приноси к ужину.

Макс развернулся и вышел, ведя за собой подпрыгивающего от радости и возбуждения Адриана. Иногда Эвершеда так и подмывало притащить с очередных съемок скунса-вонючку и подсунуть его Шеррил в качестве экзотического животного. Только скунса было жалко.

Когда-то все было по-другому. В иной жизни, наверное. Макс, как актер, проживал в год несколько жизней, не считая своей собственной. Собственная иногда терялась за ролями, которые он играл. Раньше его это беспокоило, а потом он привык. Привык, что так и надо, что жена может кинуть в него вазой, что у нее отдельная спальня на другом конце чертовых апартаментов и что они не спали вместе вот уже год. Хотя весь свет уверен: супруги трепетно любят друг друга. Шеррил старалась поддерживать семейную репутацию на Высоте.

Она неожиданно появилась на пороге его комнаты, когда Макс совал Адриану очередную купленную в Сингапуре игрушку, и спросила:

— Что ты собираешься делать в ближайшие дни?

— Зависит от многих факторов, — пожал плечами Макс. — У тебя есть конкретные предложения?

— Есть, но какой толк сотрясать воздух, если ты все равно откажешься?

Не хотел он затевать при Адриане разговор, к которому готовился три дня, а потому поморщился и промолчал.

— Максим, я должна знать.

— Утром приедет Валери. У нее мой график. Тогда я смогу сказать точнее.

— Послезавтра премьера нового фильма… — Шеррил назвала фамилию достаточно известного режиссера. — Я хотела бы, чтобы мы пошли. Мы два месяца не появлялись в свете.

— Чуть меньше, — педантично напомнил Макс. — В последний раз мы были на свадьбе Тони в начале сентября.

— Там было столько народу, что нас вряд ли запомнили. Я даже ни разу не видела нас с тобой вдвоем на фотографиях с мероприятия. Поэтому нужно пойти на премьеру, Максим. И не надо так на меня смотреть, это не заседание коллегии адвокатов.

Шеррил всегда знала, куда бить.

— Пап, — Адриан дернул помрачневшего Макса за рукав, — а как эта штука разбирается?

— Сейчас покажу… Я подумаю, Шеррил. Мне правда хотелось бы, но я не уверен, что вечер ничем не занят.

— Так освободи. — Жена развернулась и вышла.

Макс молча смотрел ей вслед. Он ничего не мог с собой поделать: даже такая, чужая, недоступная, практически абсолютная незнакомка, она ему нравилась. Он злился на нее и терпел ее выходки, ненавидел, когда она выматывала его душу длинными нервными разговорами, но до сих пор любил.

Если бы он разлюбил Шеррил, все сразу стало бы гораздо проще. Но Макс до сих пор не мог заставить себя стать равнодушным.

И жена знала об этом. Это были два ее главных козыря — его любовь и Адриан.


— Ого, — сказала Рейчел, распахивая дверь, — да ты похудела, сестренка.

— А это хорошо или плохо? — весело осведомилась Валери, втаскивая в прихожую чемодан.

Кузина оглядела ее критически.

— Ну… тебе идет, хотя и вызывает беспокойство. Твой капризный красавчик совсем тебя замучил?

— Он не мой и не капризный, Рейчел. — Валери засмеялась. — Как же я по тебе соскучилась!

Кузина порывисто обняла ее. Валери была так рада, что Рейчел оказалась дома, что слезы навернулись на глаза. Ей просто необходимо было оказаться сейчас в отрезвляющем обществе кузины — после того, как машина Эвершеда растворилась в промозглых сумерках. И то, что Валери провела с Максом полтора месяца, ничего на самом деле не значило. Она начинала скучать по нему, едва он выходил за дверь.

Какое счастье, что он об этом не догадывается.

В квартире, конечно же, был немыслимый бардак: Рейчел умудрялась наводить его за три дня, что уж говорить о полутора месяцах! Впрочем, окружающая обстановка не ввергла Валери в ужас, а необъяснимым образом успокоила. Это было так здорово и по-домашнему, что она даже не стала на Рейчел ворчать. Зачем портить чудесный вечер?

Они с кузиной сидели на кухне, пили чай с бергамотом, и Валери рассказывала о Сингапуре. Кухня стала любимым местом кузин с момента, когда Валери переехала в эту квартиру, а Рейчел попросилась пожить. Валери тогда обрадовалась предложению: с кузиной они всю жизнь прекрасно ладили, и та могла присмотреть и за квартирой, и за любимым котом Стефаном во время частых отлучек Валери.

Рейчел была старше ее на полтора года — высокая, статная черноволосая женщина, на которую заглядывались мужчины практически всех возрастов. Она была свободной художницей, то есть занималась тем, что в голову взбредет, как-то умудрялась прилично на этом зарабатывать и вызывать уважение всей многочисленной семьи Мэдисон. Она писала статьи для глянцевых журналов, занималась дизайном интерьера небольших квартир, иногда выступала с рок-группами в клубах (Рейчел отлично играла на синтезаторе) и, бывало, покуривала марихуану — но понемногу и исключительно в творческих целях, как это называла она сама. В отличие от Валери, строившей карьеру с педантизмом чиновника, Рейчел не задумывалась о завтрашнем дне и предпочитала жить сегодняшним, порхая, словно бабочка, с цветка на цветок. Ее невозможно было не любить, и Валери любила… и прислушивалась, потому что при всей ее кажущейся безалаберности Рейчел была трезвомыслящей женщиной и всегда высказывалась честно и по существу. В частности, Рейчел была единственным человеком на свете, который знал, что Валери по уши и безнадежно влюблена в Макса Эвершеда.

Знала, не одобряла, но поддерживала как могла.

И сейчас, сидя на высоком стуле и болтая ногами, Рейчел внимательно слушала рассказ кузины, безошибочно определяя самые важные моменты.

— То есть он снова работал с тобой бок о бок в течение шести недель и никак не дал тебе понять, что ваши отношения можно перевести в нечто большее, чем простое «подай-принеси»? — уточнила она, когда Валери закончила говорить. — Дорогая, но это совершенно невозможно терпеть! Тебе нужно бросить эту работу и найти новую, где начальником будет какой-нибудь старый пень. Он точно не станет волновать твое воображение, а ты наконец сможешь обратить внимание на других мужчин. На Стивена, к примеру.

Стивен был их соседом по лестничной площадке, давно влюбленным в Валери. Раз в две недели он непременно являлся с букетом и предложением руки и сердца. Букет Валери принимала, а предложение отвергала, чем приводила Стивена в состояние жесточайшего уныния. Но он был упорным и пробовал снова. Поэтому в доме не переводились свежие цветы.

— Рейчел, я не могу его бросить. Просто не могу. Он пропадет без меня.

— Да ладно! — Кузина помахала рукой, в которой была тонкая сигарета. — Подумаешь! Что он, твой Макс, ребенок, что ли? Он отлично справится сам или наймет себе нового секретаря.

— Не могу я, — с тоской повторила Валери, испытывая черный ужас при мысли о перспективе оставить работу у Эвершеда. — Мне самой это нужно, понимаешь?

— Я понимаю, что ты влипла, — вздохнула Рейчел и отхлебнула остывший чай. — Скажи, пожалуйста, почему бы тебе не разлюбить его и не влюбиться в кого-нибудь еще? Если бы твой Макс хотел обратить на тебя внимание, он сделал бы это много месяцев назад.

— Иногда мне кажется… — пробормотала Валери и прикусила губу.

— Что? — насторожилась Рейчел.

— Ничего. Миражи.

Иногда ей и вправду казалось, что Макс относится к ней по-особенному. Он ведь не только требовал от Валери безукоризненного исполнения обязанностей помощницы, он еще и развлекал ее по мере сил. Жена бывала рядом с Эвершедом, только когда он возвращался в Нью-Йорк, или ездила с ним на лос-анджелесские премьеры и церемонии вручения кинопремий. Все остальное время Макс так или иначе проводил с Валери, просто потому, что она ведала этим временем. И в те минуты, когда одна работа заканчивалась, а новая еще не начиналась, Макс бывал с Валери чрезвычайно мил. Он водил ее в перерыве между съемками в рестораны и гулять по незнакомым городам, ходил с ней в театр и даже иногда дарил цветы — как самому ценному своему сотруднику. Он так говорил. Преподнося ей цветок, Макс склонял голову набок, словно любопытный журавль, и следил за реакцией Валери. Она радовалась, потому что ей было приятно его внимание, и старалась не показать, насколько огорчена тем, что это просто внимание хорошего друга и начальника. Кажется, такое отношение его полностью удовлетворяло. Может, Макс опасался, что она в него влюбится и тогда хорошим отношениям конец? Работа встанет, все сведется к томным взглядам и выяснениям, почему он не может ответить ей взаимностью… За четыре года Валери ни разу не дала ему понять, насколько глубоко увязла в своих чувствах к нему. Она считала, что ей уже пора давать «Оскар» за лучшую женскую роль второго плана. Именно второго — потому что на первом плане должна быть жена.

— Что-то ты недоговариваешь, — протянула Рейчел и затушила сигарету в пепельнице, доверху набитой окурками. — Я же тебя знаю, сестренка. Давай, выкладывай.

— Я просто невольно трактую события в свою пользу, — печально улыбнулась Валери. — Все это ничего не значит. Все эти цветы и рестораны. Мы просто партнеры и хорошие друзья. Так было четыре года, и почему что-то должно измениться?

— Твой Макс — ужасный тугодум! — объявила Рейчел. — За столько времени уже можно было бы что-нибудь понять.

— И уволить меня, — подхватила Валери. — Нет уж, спасибо большое.

— Может быть, тогда бы он понял, какого ценного человека теряет, и сообразил, что без тебя давно разучился дышать.

— Не преувеличивай, Рейчел. Что-что, а дышать без меня Макс уж точно может.

Для того чтобы дышать, у него есть Шеррил и Адриан, а она, Валери, всего лишь ценный сотрудник и друг семьи.

— Ладно, — сказала Рейчел, поднимаясь, — уже поздно, а тебе вставать ни свет ни заря. Добро пожаловать в Нью-Йорк, сестренка. Завтра одевайся потеплее.

3

Валери застала Макса на кухне пьющим кофе. Вообще-то Эвершед употреблял кофе литрами, и Валери безуспешно пыталась ограничить его порывы, разглагольствуя о вреде кофеина и его негативном влиянии на актерское дарование. Макс только посмеивался. Кофе — одна из немногих позиций, которые он не собирался уступать.

На сей раз любимое тонизирующее средство трудоголиков плескалось в сине-белой кружке, имевшей странную форму: будто сразу после изготовления кто-то взял ее, еще мягкую, и несильно сжал. На изогнутом боку красовалась надпись: «Мои друзья ездили в Вену, и единственное, что они мне привезли, — эта бракованная кружка!». Валери улыбнулась. Она сама притащила Максу этот сувенир, когда вняла просьбам матери и слетала с ней в Европу на пару дней, чтобы развеяться. Эвершед дня три наигранно ныл и уверял, что Валери его бросает. Она привезла эту кружку, и Макс был счастлив.

Или не был? Что для него все эти кружки и ее ненавязчивая забота? Он же актер, лицедейство у него в крови.



Рассердившись на себя, Валери громко спросила:

— И какая это по счету?

— Привет! — Макс улыбнулся. Если бы каждый раз, когда он улыбался для нее, у Валери останавливалось сердце, она была бы уже пару триллионов раз мертва. Улыбки Макс раздавал чаще, чем автографы. — Как всегда, вовремя.

— А ты, как всегда, не отвечаешь на вопрос.

— Конечно. Налить тебе чаю?

— А где твоя вездесущая прислуга?

— Ловит Адриана, я полагаю. Скверный мальчишка с утра капризничает.

— Валери-и-и-и!!!

Скверный мальчишка, о котором шла речь, действительно, вел себя из рук вон плохо. Воспитанные дети не прыгают с разбега на спину отцовским ассистенткам. Валери рассмеялась, выполнила несложный маневр — и Адриан с ее спины переместился на руки, обнял за шею и прижался. От его темных, как у отца, волос вкусно пахло немудреным детским шампунем.

— Привет, цыпленок. Ты хорошо себя вел?

— Ты же знаешь, что он вел себя из рук вон плохо, — сурово начал Макс, изображая добродетельного родителя.

— Ты приехала! — не обращая внимания на ворчание отца, завопил Адриан прямо в ухо Валери. Она невольно поморщилась. — Как здорово! Ты обещала мне рассказать все подробно! Ты расскажешь?

— Конечно, цыпленок, но не сейчас. — Валери взъерошила Адриану волосы. — У твоего папы прямой эфир в утренней передаче, так что мы должны ехать.

— Но вы ведь вернетесь? Вернетесь, пап? Да? И мы пойдем есть мороженое? Ты обещал!

— Какая милая сцена.

Валери обернулась, покраснела, мысленно проклиная свои щеки за мерзкую способность наливаться румянцем при любом удобном случае, и поспешно ссадила Адриана на пол.

— Доброе утро, миссис Милборроу.

Не отвечая, Шеррил прошла мимо Валери, как будто та была предметом мебели, и сухо чмокнула Макса в щеку.

— Ты опять уезжаешь рано, дорогой?

Как же Валери ненавидела это ее небрежное «дорогой»! За фальшь, за умение сказать это когда нужно и более всего — за право это говорить.

— Мы вернемся к обеду. — Макс разговаривал с женой гораздо теплее, чем она с ним. — Вечером у меня запланирована пара мероприятий, но в середине дня есть свободное время.

— Как мило, что ты решил потратить его на семью.

— Шеррил, — предупредил Макс, — не начинай.

— А что? — Она поджала губы, подошла к кофеварке и сунула чашку под краник. Спина Шеррил выдавала холодное негодование. — Разве это не так, Максим?

— Поговорим об этом после, — с нажимом произнес Макс.

— Пойдем посмотрим, какие мне папа привез игрушки? — Адриан настойчиво потянул Валери за руку — в сторону детской.

— Пойдем. Только на пару минут.

Позорное бегство, учитывая то, что сама она эти игрушки для Адриана и выбирала. Вместе с Максом, конечно, который никогда не отказывался ходить по магазинам, когда это касалось сына. Если же Валери требовалось платье или что-то в этом роде, и при том она не желала упускать из виду Эвершеда, то он входил следом за ней в магазин, садился на стул и засыпал. Как в самолете. Может быть, в магазинах Макса тоже укачивало.

Валери выразительно постучала пальцем по запястью с наручными часами, просигнализировав Эвершеду что у него есть несколько минут, и пошла вслед за весело болтавшим Адрианом. Интересно, заметил ли мальчик, что родители ссорятся, или же возможность показать взрослой подруге игрушки заслонила от него все остальное? Адриан еще маловат, чтобы как следует разобраться в ситуации, но скоро он подрастет, и тогда простыми объяснениями никто не отделается.

Как Макс может ее любить? Ну как?


Мобильный телефон зазвонил, когда «мерседес» уже сворачивал к телецентру. Макс бросил взгляд на экранчик и шепотом выругался. Сидевшая рядом Валери выгнула бровь.

— Это Кристиан, — хмуро объяснил Макс. — Придется ответить.

— Хочешь, я сделаю это за тебя?

— А ты можешь? — Максу всегда было неловко просить Валери помогать ему в личных вещах, к тому же это выставляло его слабаком перед ней. Но Валери видела его всяким — слабым, сильным, пьяным в стельку и балансирующим на вершине под названием успех, так что стесняться давно пора бросить.

— Давай. — Ассистентка забрала у него трубку и нажала на кнопочку. — Валери Мэдисон слушает. Нет, мистер Эвершед сейчас не может с вами говорить.

Она слушала, кивала, отвечала на вопросы, а Макс смотрел на ее профиль и думал: Господи, спасибо тебе, что она у меня есть.

Спасибо, что есть ее гладкие волосы, подстриженные под каре, что придавало Валери сходство с актрисами пятидесятых. Спасибо, что есть ее голос, всегда такой спокойный, как океан под жарким тропическим солнцем. Спасибо, что есть эти трогательные сережки-капельки, взбрызгивающие колючими искорками, и тонкие пальцы с безупречным маникюром, и удивительно изящные запястья, и вся она — живая, настоящая. Его помощница. Его друг.

Валери закончила разговор, выключила телефон и протянула его Максу.

— Что он хотел?

— Сказал, что твоему отцу исполняется шестьдесят пять и неплохо бы позвонить старикану и помириться. — Валери поразительно точно воспроизвела интонации Кристиана. — Что семейное сборище намечается в следующую среду, и если бы ты появился там, все бы тебя поняли.

— Святой Кристиан, — буркнул Макс, затолкал телефон в карман и отвернулся. — Он все не оставляет надежды нас помирить.

— А ты бы взял и помирился.

— А ты бы не…

— Макс, Макс, прошу тебя. Не надо говорить то, о чем позже пожалеешь.

Он посмотрел на нее: сидит прямо, смотрит прямо и вообще вся такая прямая и правильная, что его затошнило.

— Ты в этом ничего не понимаешь.

— Если бы я в этом ничего не понимала, ты бы не дал мне с ним разговаривать.

— Ну конечно. Спасибо, что спасла меня. — Это прозвучало с изрядной долей сарказма.

— Будьте любезны, возьмите себя в руки, мистер Эвершед.

Макс дернулся.

— Терпеть не могу, когда ты меня так называешь.

— Тогда прекрати вести себя по-дурацки. Это всего лишь твой брат.

— Мой брат и прочие родственники. — Макс потер лоб. — Проклявшие меня навеки. Хорошо, хоть род не прокляли до седьмого колена. Крис-то пока оправдывает их надежды. Только они и его проклянут, если прознают, что он якшается со мной.

— Макс, ты разошелся. — Прохладные пальцы Валери коснулись его запястья. — Пожалуйста, успокойся, мы уже въезжаем на парковку, и сейчас будем работать.

Он схватил ее ладонь и крепко сжал.

— Извини. Это все выводит меня из себя.

— Я знаю, — произнесла Валери с буддистским спокойствием. Откуда оно у нее? Откуда она его берет?

«Мерседес» остановился у неприметной двери — типичный «вход для своих», у которого уже дежурила пара подхалимов. Макс не очень любил телевизионщиков, он слишком хорошо знал, как работает информация и те, кто поставляет ее массам. Но, позволяя себе относиться к акулам пера и телекамеры снисходительно, Эвершед не отказывался от участия в шоу. Чертова популярность. Чертово желание быть на виду. И чертов Кристиан, напомнивший о себе в неподходящий момент.

Впрочем, для семьи Эвершед у Макса никогда не было подходящих моментов.

— Я вижу, о чем ты думаешь, — прошипела Валери. — Прекрати немедленно.

— Лоботомия — вот наш выбор! — провозгласил Макс, распахивая дверцу машины. Валери права. Он вызвал из глубин воображения картинку: пляж, синее вечернее море, рядом — любимая женщина и сын. Это всегда помогало.

Жаль только, что черты любимой женщины стирались. Чем дальше, тем больше.


— Ну, как идут дела? — прошептал кто-то Валери в ухо. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать Филиппа.

— Пока все хорошо, — шепнула она в ответ. — Никаких провокационных вопросов. Это же утренняя передача.

На мониторы транслировался прямой эфир: Макс и ведущая, очаровательная блондинка, сидели в уютной студии под прицелами телекамер. Эвершед, улыбаясь, только что начал отвечать на последний заданный вопрос: о съемках в фильме «Стальной ангел», которые закончились в сентябре. Никаких подводных камней там не было, поэтому Валери не беспокоилась.

— Да, это же смотрят чувствительные домохозяйки, беременные женщины и немощные старики, — хмыкнул Филипп. — Нужно играть в сладкий чупа-чупс, и никаких проблем.

Валери хихикнула и тут же зажала рот ладонью.

— Пойдем поговорим? — предложил Филипп, она кивнула, и они начали выбираться из студии.

Филипп Ливенс вот уже пятнадцать лет был агентом Макса и одним из самых преданных ему людей. Валери его обожала. Филиппу было за пятьдесят, но его энергии мог позавидовать любой двадцатилетний. Он умудрялся находить для Макса самые выгодные контракты, организовать любые интервью и заботиться о том, чтобы гонорары Эвершеда были достойны его славы. Проще говоря, Филипп добывал для Макса славу и деньги в перспективе, а Валери обеспечивала появление Эвершеда там, где требовалось, в точно установленные сроки. С Филиппом она сработалась сразу, и уже четыре года у них была потрясающая команда.

В коридоре можно было разговаривать нормально. Ливенс отыскал закуток, где обычно курили сотрудники телестудии, и немедленно полез за сигаретами.

— Рад, что вы наконец вернулись. Как вам Сингапур?

— На удивление хорошо. В какой-то момент Макс даже не хотел возвращаться.

— Могу его понять. — Филипп кинул взгляд за крохотное окошко. Дождь лил как из ведра. — Нью-Йорк в начале ноября — не самое привлекательное место в мире.

— А как твои дела? Как жена, Сьюзи?

— Спасибо, все хорошо. Сьюзи в следующем году заканчивает колледж, так что Мэри есть чем заняться. — Филипп с нежностью улыбнулся: жена и дочь были для него важнее любых дел. — Приезжайте к нам на ужин в конце недели. Как такое предложение?

— Отлично. Я скажу Максу. Может, — Валери кисло улыбнулась, — он захочет взять с собой Шеррил.

— Так у него очередной всплеск семейственности? — хмыкнул Филипп. — Будем называть вещи своими именами, Валери. Я не хотел бы видеть Шеррил за нашим семейным столом. В ее присутствии даже молоко киснет.

— Пойди объясни это Максу.

— И объясню. Я хочу видеть его, тебя и Адриана, а без его прекрасной жены можно обойтись. На мой взгляд, ему давно нужно с ней развестись.

— Не вздумай ему это сказать, — вздохнула Валери.

— Ему я не скажу. Это его личная жизнь, и пусть решает сам, как хочет. Но я имею право не приглашать эту женщину в свой дом.

— Филипп, Филипп. — Валери коснулась его рукава. — Не заводись.

— Как я могу не заводиться, если у Макса снова крыша поехала? — Подростковым сленгом Ливенс, как пить дать, был обязан дочери. — И как не вовремя! У меня для него есть пара интересных контрактов.

— Интересных? Ого! — Все, что Филипп называл интересным, таковым и являлось. — А подробнее?

— Во-первых, любопытный сценарий от мистера Сэнсома. — Тим Сэнсом был одним из лучших сценаристов Голливуда. — Ходят слухи — но я почти уверен, что это правда, — что этот сценарий покупает «Нью Лайн» и отдает кому-то из верхнего эшелона. Точно буду знать через два-три дня. Сэнсом хочет Макса на главную роль, и, просмотрев сценарий, я с ним согласился. Эта роль написана для нашего Макса. Что-нибудь он за нее получит — либо «Оскар», либо «Золотую малину».

Валери рассмеялась.

— Во-вторых, можно прямо на следующей неделе улететь в Тунис. Там роль второго плана, а у Баффало актер ушел. Был большой скандал, потеряны большие деньги, но съемочный простой им обойдется еще дороже. Они прислали мне предложение, нужен ответ немедленно. Съемки на три недели.

— Боюсь, Макс откажется. Мы только что прилетели, а он сказал, что хочет посвятить побольше времени семье.

— Побольше? — прищурился Филипп. — Черт. А ведь я еще не все рассказал. Нас также хотят в шоу Линдси Эдвардс «Об этом говорят». Линд-си — та самая красотка, что теперь блистает и на «Макси-5».

— Каналы Тони Мэтьюса, — припомнила Валери. — Как же.

— Ну так у них бешеный рейтинг, и они хотят увидеть Макса.

— Я ничего не могу обещать, Филипп. Он и сам мне ничего толком не сказал.

— Валери, мне тебя учить выбивать из него информацию? Ты же профессионал.

— Профессионал.

— Вот и покажи класс. Мне нужно знать о его планах самое позднее — к сегодняшним шестичасовым новостям.

— Блеск, — оценила Валери. — Макс ненавидит, когда его вынуждают спонтанно принимать решения.

— У него была уйма времени в Сингапуре, чтобы подумать об этом. Ты же знаешь наш бизнес. Либо мы популярны, либо нет. Середины не существует.

— Я понимаю, Филипп. Но ты его тоже пойми: ему важен Адриан и важна Шеррил.

Филипп усмехнулся, но от дальнейших комментариев воздержался.

4

Когда они вернулись к Максу после эфира, Шеррил дома не оказалось. Постоянно краснеющая Бетти поведала, что миссис Милборроу уехала и не вернется до вечера — именно эти сведения Шеррил сообщила прислуге. Куда подалась жена, Макс понятия не имел, а звонить почему-то не стал, даже, кажется, обрадовался.

— Вот и хорошо. Валери, ты составишь компанию нам с Адрианом?

— Конечно.

— Конечно. — Он засмеялся. — Бетти, оденьте Адриана, пожалуйста.

В итоге они втроем поехали в любимое кафе. Здесь было людно, шумно, много родителей с детьми, и Макса обычно никто не узнавал, так как он надевал темно-зеленые очки и взъерошивал волосы.

— Пока шла съемка, приезжал Филипп, — сообщила Валери, когда принесли заказ — три огромные порции мороженого. — Он хочет знать о твоих дальнейших планах.

— Я не знаю. — Макс нахмурился.

— Я все понимаю, но Филипп настаивает. — Было малодушно сваливать ответственность на Ливенса, однако в данном случае Валери не хотелось, чтобы инициатива исходила от нее. Она по возможности старалась не лезть в семейную жизнь Эвершеда и тешила себя надеждой, что ей это удается.

— Я тоже все понимаю… но, Валери, я так хотел бы провести побольше времени с Шеррил и Адрианом. — Мальчик, болтая ногами, разглядывал людей вокруг и не прислушивался к разговору, и все же Макс невольно понизил голос. — Я хотел отвезти их куда-нибудь. Взять небольшой творческий отпуск.

— То есть ближайшие проекты тебя не интересуют? — уточнила Валери.

— Что значит — ближайшие?

— Улететь на съемки в Тунис на следующей неделе. Например.

— Нет. Так не пойдет. Мы только что приехали.

— Макс, просто скажи мне, чего ты хочешь.

— Я хочу получить некоторое время в свое личное распоряжение, разве не ясно? — сказал он в некотором раздражении. — Почему бы тебе не помочь мне подобрать тур?

— Тур?

— Да, поездку в теплые страны, подальше от этой стылой мороси. Недели на полторы, я думаю. Для меня, Шеррил и Адриана.

— Что, пап? — Ребенок наконец услыхал свое имя и немедля заинтересовался происходящим.

— Ты хотел бы поехать к морю со мной и мамой? — ласково спросил Макс.

— Ура! Конечно! — Адриан подпрыгнул. — А Валери поедет?

Вот так, мстительно подумала вежливая ассистентка, любуясь растерянностью, отразившейся на лица Макса. Отвечай теперь на этот вопрос, благородный Робин Гуд.

— Боюсь, это невозможно, — мягко сказал Эвершед. — Мы поедем втроем. Разве тебе не хочется побыть только со мной и с мамой?

— Вы опять будете ссориться.

— Не будем.

— Ты всегда так говоришь.

Макс умоляюще посмотрел на Валери, и та, вздохнув, пришла на помощь незадачливому отцу:

— Если папа обещает, Адриан, ты должен ему доверять.

— Мы покатаемся на яхте, — немедленно пообещал Макс, — и посмотрим на дельфинов. И будем собирать ракушки и купаться с утра до вечера. И есть туземную пищу.

— Стоп! — прошипела Валери. — Макс, остановись! Иначе с подбором тура могут возникнуть проблемы.

— Но ты же специалистка по улаживанию вопросов подобного рода, — засмеялся Эвершед. — Я уверен, ты справишься.

— Ну спасибо, — буркнула Валери, стараясь показать, насколько у нее испортилось настроение.

К чему весь этот фарс? Даже тараканам на кухне ясно, что эту разбитую чашку бесполезно склеивать. Разве что найдется волшебная палочка хотя бы с одним желанием, только вот палочки нет. Адриан замечает гораздо больше, чем думают Макс и Шеррил. Они оба могут сколько угодно играть в великую любовь, и Валери не сомневалась, что со стороны Макса это не совсем игра, только вот от ребенка истинные отношения скрыть не удается. Адриан так радуется, когда отец звонит ему со съемок, и с таким удовольствием и подолгу болтает с Валери. Она даже читает ему сказки по телефону и рассказывает волшебные истории. Интересно, чем в это время занимается Шеррил? Валери и хотелось, и не хотелось это знать.

Иногда ее посещало нецивилизованное желание выцарапать Шеррил Милборроу глаза. В духе неандертальских женщин, сражавшихся за место у огня в своей пещере. Только вот пещера не ее; ее — подстилка у двери, и то, пока добытчик мамонтов это терпит. А если однажды Валери ему надоест, ее выставят. Вместе с подстилкой — или вообще без всего.

— Хотите еще порцию? — осведомился добытчик мамонтов.

Обитатели пещеры ответили, что да, хотят, и Макс, чтобы не дожидаться официанта, пошел делать новый заказ к прилавку. Адриан, вздыхая, выводил по растаявшему мороженому загадочные иероглифы.

— Валери, а ты правда не можешь поехать?

— Не могу, цыпленок. Вы должны побыть вместе всей семьей.

— Но ты же семья.

— Нет, я всего лишь работаю у твоего папы.

— Я же всегда тебя помню, — рассудительно заметил Адриан. — Иногда мне кажется, что моя мама ты. Может, это правда?

Валери почувствовала, что сердце проваливается в желудок. Этого еще не хватало.

— Адриан, — произнесла она как можно мягче, — забудь то, что ты сейчас сказал, и не повторяй этого никогда. Никогда, никогда, никогда. Я не твоя мама, и ты очень огорчишь свою маму и папу, если будешь так обо мне говорить.

— Но мама со мной почти не бывает. — Адриан всхлипнул. — Когда папа уезжает, он звонит. А мама не звонит, и я не знаю, когда она вернется. И она не читает мне на ночь. Она просила не набрасываться на нее и не врываться в спальню. Она меня не любит.

— Ну что ты, цыпленок, не плачь. Мама очень тебя любит. Она просто очень занята и переживает по поводу своей работы. Вы съездите к морю втроем, и все наладится. Вот увидишь.

— Ты так думаешь?

— Уверена. Могу поклясться самой страшной клятвой.

— Ой! А как ею клянутся? — Слезы мгновенно высохли.

Валери огляделась, стараясь придать своим словам больше таинственности, и понизила голос.

— Ну… это могут делать только настоящие путешественники. Ты такой?

— Я очень хочу!

— Тогда слушай. Вот так сцепляешь пальцы, — Валери показала, — и говоришь волшебные слова. Запоминай! «Клянусь всеми океанами, всеми островами и всеми неоткрытыми кладами, что говорю правду!» Повтори.

Адриан послушно повторил; его голубые глазенки сияли от восторга.

— А еще, — на плечо Валери легла теплая тяжелая рука, и Макс склонился к столу, — можно клясться всеми китами и пингвинами. Честно тебе говорю, Адриан.

— Верь папе, — кивнула Валери, — он-то у нас настоящий путешественник!

Макс не отодвигался, она чувствовала его близость, тепло, чувствовала, как он дышит. По спине побежали мурашки, и Валери еле удержалась, чтобы не передернуть плечами, — так сильно подействовало на нее прикосновение Макса. Как же он не понимает, что ей больно, когда он вот так себя ведет?! Впрочем, почему он должен понимать…

Эвершед убрал руку, обошел стол и сел.

— Я заказал еще много мороженого, кофе для взрослых и кока-колу для молодежи. Во сколько мы должны быть у Филиппа?

Валери взглянула на часы.

— Через полтора часа.

— Так быстро? — Адриан уловил опасность. — У-у-у… Папа, а можно мне с вами?

— Нет, — ответил Макс не слишком уверенно. Валери видела, как ему хочется побыть с Адрианом еще, но долг перед родиной перевешивал. Обычно Валери была на стороне своего работодателя — работу и частную жизнь смешивать не стоит, — но сегодня, после откровений Адриана, ей остро не хотелось расстраивать мальчика.

— Думаю, мы могли бы сделать исключение из правил. — Она просигнализировала бровями опешившему Максу. — Ведь мы только вчера прилетели. В офисе Филиппа полно людей, которые с удовольствием повозятся с Адрианом, пока мы будем обсуждать текущие дела. Но решать, конечно, тебе, Макс.

— Я… хм. — Он оценивающе посмотрел на Валери, как будто увидел впервые. Такой взгляд означал, что она имела неосторожность его заинтересовать. — Ладно. Если ты считаешь, что так можно…

— Положись на меня в вопросах воспитания, — сказала Валери. — У меня полно племянников.

— Это заметно. — Было непонятно, одобряет он ее или нет, но рассерженным Макс не выглядел. Скорее… благодарным?

— Доедаем все, и на выход, — скомандовала Валери. — С учетом пробок, времени у нас в обрез.


Адриана сдали с рук на руки секретарше Ливенса, смешливой девице по имени Рози, и она мгновенно отвлекла мальчика, предложив ему горячий шоколад и доступ к компьютеру. Удостоверившись, что с сыном все будет в порядке, Макс прошествовал в кабинет Филиппа.

Как же все-таки Эвершед любит сына, рассеянно подумала Валери. Как последний островок привязанности и свободы чувств, надо полагать. Он цепляется за Адриана руками и ногами — непосильная ноша для шестилетнего ребенка, если бы тот не отвечал отцу взаимностью. Но Адриан, глубоко уязвленный невниманием матери, жаждет отцовской ласки не меньше, чем Макс хочет ее дать. Пока они еще пытаются вовлечь в это Шеррил. И чем дальше, тем тяжелее даются попытки.

Валери тряхнула головой. Все это не ее дело. Она аккуратно поставила на колени лэптоп, открыла его и приготовилась вносить изменения в свой красивый график. В том, что изменения будут, она не сомневалась.

— Я слышал, ты хочешь взять отпуск. — Филипп без экивоков приступил к делу.

— Верно. Я даже попросил Валери найти нам подходящий семейный тур. — Макс сдвинул свои зеленые очки на затылок и выглядел теперь, как подросток, которого ругает директор школы. — Ты что-то имеешь против?

— Нет, не имею, я ведь у тебя работаю, а не ты у меня, — вздохнул Филипп. — Так что придется приспосабливаться. Хорошо, Тунису я отказываю. Но, может быть, прежде чем улететь, ты согласишься на небольшую роль? Три дня, не больше.

— Действительно, небольшая роль, — подала голос Валери. — Неужели Макса Эвершеда теперь зовут играть «кушать подано»?

— Очень смешно, — сказал Филипп грозно. — Рад, что юмора вам не занимать, юная леди. Это сборник новелл уже снискавших себе славу режиссеров, обычная фестивальная штучка. Рекомендую согласиться — такого рода проекты делают неплохую рекламу, а работы немного. Но с полной отдачей.

— Концептуальное нечто?

— Естественно. — Филипп протянул Максу папку со сценарием. — Ознакомься. Умирающий от рака отец пятерых детей пытается найти выход, чтобы после его смерти они не умерли с голоду и их не забрали в приют.

— Жестко. — Макс сосредоточенно листал сценарий. Валери наблюдала за Эвершедом: в такие моменты, когда он погружался в работу, его невозможно было не любить еще сильнее. Он был таким… настоящим, таким талантливым, и так на своем месте. — Десять минут, как я вижу.

— Все верно. Режиссер — Стэнли Кейз. В прошлом году его фильм «Акварель» получил «Оскара» за лучший сценарий.

— Я хочу участвовать.

— Я так и думал, — довольно улыбнулся Ливенс. — Сразу, как увидел сценарий. Отлично. Начало съемок в понедельник, к вечеру среды будешь свободен. После этого мы можем тебя отпустить. Скажем, на десять дней.

— То есть на десять дней у нас нет никаких срочных предложений? — уточнила Валери. У нее начал болеть желудок — верный признак, что настроение испорчено окончательно. — А как же Линдси Эдвардс?

— Они готовы подождать.

— В таком случае, я готова искать тур со следующей пятницы, — ровным голосом сообщила Валери.

— Это было бы замечательно, — пробормотал Макс, вчитываясь в сценарий. Окружающий мир для него перестал существовать, темные волосы упали на лоб, очки сидели криво. Валери подумала, что однажды, наверное, захочет его убить. Или просто уйдет, не оглядываясь. Да, Рейчел в чем-то права.

5

Тур Валери подобрала и вправду замечательный. Мальдивы. Острова, затерянные в лазури Индийского океана, — тишина, покой, умиротворение — любой каприз за ваши деньги. Рекламные картинки впечатляли, да и Макс, насколько знала Валери, еще не посещал те дивные места. Значит, Мальдивы. Там им с Шеррил и Адрианом будет хорошо.

А она останется в Нью-Йорке, сбрызнутом ноябрьским морозцем, и попробует не повеситься и не сойти с ума за эти десять дней.

Он ведь и раньше уезжал, говорила себе Валери. Он беспечно просил ее забронировать ему билеты на самолет, брал в охапку сына, иногда — если съемочный график тому не мешал — и Шеррил, и они уезжали. Только раньше сердце почему-то болело меньше. Или это сейчас так кажется?

Когда же она влюбилась в него? Когда он в первый раз сказал это свое: «Привет, я Макс», или все-таки пятью секундами позже? Иногда Валери казалось, что она любила Макса всегда, как всегда умела дышать. Что она родилась с этой любовью к Максу в крови. Она росла, играла с братьями, кузенами и кузинами, смеялась, бегала, говорила, — и все это было для него, вдохновлено им, без него не обходилась ни одна минута, просто до поры до времени Валери не знала, что именно без него. А когда она впервые его увидела, поняла: так и есть, вот он, человек, для которого я дышу.

Только ему ее дыхание не нужно. Ну дышит и дышит кто-то рядом. Подумаешь.

— Валери. — Макс помахал перед ее лицом ладонью. — Ты спишь?

— Нет. — Она вздохнула. — Просто задумалась.

— Не спи, пожалуйста. — Он выглядел очень уставшим. Так как все сцены с ним требовалось отснять за три дня, работать приходилось напряженно. Маленькая студия в ста двадцати милях от Нью-Йорка, где работал Кейз, казалось, не простаивает ни минуты. — Стэнли обещает закончить через пятнадцать минут. Я хочу, чтобы ты посмотрела. Если что-то не так, скажи мне, ладно?

— Хорошо, Макс. Хорошо.

Валери еле удержалась от попытки потереть лицо, чтобы проснуться, — вспомнила о макияже, — и прошла вслед за Эвершедом к съемочной площадке, залитой жарким светом софитов. Несмотря на работавшие вентиляторы, в павильоне было душно. Снимали уже четырнадцать часов, а ведь еще обратно ехать. Валери рассчитывала, что все закончится раньше. Они с Максом приехали сюда на одной из его машин — иногда Эвершед любил сам сесть за руль, но обратно рулить, как пить дать, придется ассистентке. Макс заснет сразу же, как сядет в машину.

Кивнув знакомому помощнику режиссера, Валери аккуратно устроилась в сторонке, чтобы никому не мешать, и попыталась сосредоточиться. Макс помотал головой, подвигал плечами, разминая мышцы, и гример прошлась широкой мягкой кисточкой по его лицу.

— Готовы?

— Да, — спокойно ответил Макс, нашел глазами Валери и подмигнул: дескать, следи, чтобы все было в порядке. Она была его индикатором, зашкаливавшим, если он что-то делал не так.

— Приготовились! Тишина на площадке! Мотор! Начали!

Сумрачная комната, шатающийся стол, стул, на нем сидит человек, которого играет Макс. У окна стоит подросток — его старший сын. Долгое молчание.

— Сонни спрашивал: а правда, что египетские пирамиды построили инопланетяне?

— Правда, — говорит Макс и аккуратно соединяет крохотные проводки. Он служил в армии, был сапером. Он знает, как изготовить взрывчатку. Он сейчас ее доделает и выйдет на площадь, требуя справедливости. — Все правда, во что ты поверишь.

Они говорят не о пирамидах, и оба это знают.

— Почему ты уходишь?

— Потому что я хочу, чтобы с вами все было хорошо.

— Ты нас бросаешь.

— Нет, Джейми, я вас люблю. Я вас никогда не брошу.

— Ты говорил по телефону, что умрешь. Я слышал.

Макс резко поднимает голову.

— Я никогда тебе не врал. Посмотри на меня и скажи, что ты не хочешь, чтобы я умер.

Бомба уже готова.

— Я всегда тебя ненавидел, — буднично говорит Джейми, — но сейчас не хочу.

Макс протягивает ему бомбу.

— Если ты меня ненавидишь так, как раньше, дерни за красный провод и пойдем со мной, черт тебя дери.

— Ты псих, — говорит Джейми, отступая в угол. — Ты псих, папа.

Макс аккуратно кладет бомбу на стол и тихо говорит ему:

— Да, я псих. Только ты не ненавидишь меня, Джейми. Ты меня любишь. Хотя нет. Это больше, чем любовь: мы друзья. Так что ты меня простишь.

— Дурак! — кричит Джейми и выбегает из комнаты.

Макс встает, берет бомбу и аккуратно кладет ее в карман.

— Стоп! Снято.

Валери моргнула. Как всегда, когда Макс играл, она словно проваливалась в иную реальность. Она не могла переключаться так легко, как он. А Эвершед уже смотрел на нее вопросительно, прищурившись. Валери кивнула и подняла большой палец.

— На сегодня все. — Стэнли Кейз, приятный человек лет тридцати, был на этой съемочной площадке одновременно лучшим другом всем и кинобогом. Через несколько лет его картины будут в золотом фонде американского кинематографа, сомнений нет. — Спасибо, дамы и господа, работа с вами доставляет мне истинное удовольствие. Поаплодируем же друг другу.

Валери похлопала в ладоши, наблюдая, как гример усаживает Макса, чтобы смыть грим. Нужно срочно увозить Эвершеда, пока он не заснул прямо в этом кресле. Валери двинулась к Кейзу, чтобы узнать расписание на завтра.

— Не раньше двенадцати, я думаю, — ответил задумчивый режиссер. — Утром у нас немного другие планы, так что мистер Эвершед может выспаться.

— Мечтайте, — фыркнула Валери, — у него привычка вскакивать ни свет ни заря.

Еще четверть часа ушло на то, чтобы вытряхнуть Макса из костюма, запихнуть в свитер и джинсы и усадить в машину. Валери села за руль и задумчиво посмотрела сначала на приборную доску, потом на готовящегося заснуть Эвершеда. Сто двадцать миль до Нью-Йорка — многовато при нынешнем раскладе. Есть два выхода: искать поблизости отель или… Валери ткнула Макса в бок.

— Подожди, не засыпай. Я предлагаю не ехать домой.

— А куда? — Макс изо всех сил таращил слипающиеся глаза.

— Мы можем колесить по округе в поисках отеля, но, учитывая, что я не знаю местность, а спросить на студии забыла, будем делать это до утра. Или… в десяти милях отсюда на север живут мои родители. Если ты не против…

— Разумеется нет. Если у них найдется койка. Или хотя бы коврик у двери.

— Не беспокойся, — засмеялась Валери, — найдется.

Теперь оставалось не заснуть по дороге.


Макс проснулся, увидел над собой солнечный дощатый потолок и удивленно заморгал, потом поднес к глазам руку с часами, которые редко снимал. Семь утра. Семь утра, и он не дома. А где же он, черт побери?

Вчерашний вечер вспоминался смутно. Макс еще помнил, как он садился в машину, но дальше в памяти зияла преогромная дыра. Дырища. Эвершед сел.

Просторная комната, выходящая окнами на восток: вот почему в ней так много солнца. И солнце — это хорошо, значит, ноябрьский дождь перестал. Широкая кровать, тканые половики в деревенском стиле, дубовая мебель, осенние, тоскливо пахнущие цветы на тумбочке… Одежда Макса была аккуратно сложена на стуле. Узкая дверь в углу оказалась дверью в ванную.

Проблемы Эвершед привык решать последовательно. Так как в ванной обретался его несессер, логично было предположить, что находится он тут на законных основаниях, а потому вполне можно принять душ, побриться и уже после этого отправляться исследовать местность.

Он проделал все вышеупомянутые процедуры, натянул джинсы, свитер и — что свидетельствовало о близком присутствии Валери — чистые носки, после чего открыл дверь и прислушался. Тишина. Коридор, куда выходят еще двери, пуст. Макс увидел у порога свои чистые кроссовки, рассеянно сунул в них ноги и, накрепко завязав шнурки, пошел искать жизнь.

Для начала он обнаружил лестницу, ведущую вниз; она тоже была дубовой, добротной и приятно поскрипывала, когда Макс спускался. Лестница привела его в холл, где Эвершед немедля учуял запах кофе и пошел к его источнику, как загипнотизированный. Если кто-то в этом доме варит кофе, с этим кем-то можно подружиться и выпросить себе чашечку.

На просторной кухне за большим круглым столом сидела женщина в широких мягких брюках и полосатом свитере; ее сколотые на затылке седые волосы переливались неисчислимыми оттенками серебра. Заслышав шаги, женщина подняла голову и улыбнулась. Рядом с ней исходила паром большая оранжевая чашка с кофе.

— Доброе утро, мистер Эвершед. Валери сказала, что вы встаете рано, и тоже порывалась вскочить, но я решила, что до поры до времени могу вас развлечь.

— Мм… доброе утро. — Макс огляделся, пытаясь все-таки понять, где находится. — А Валери еще спит?

— Думаю, скоро проснется. Она сказала, вам нужно приехать обратно на студию к двенадцати.

Макс присмотрелся к женщине: тонкие черты лица, выразительные карие глаза… До него наконец дошло.

— А вы миссис Мэдисон, верно? Мама Валери?

— Ха! Я выиграла. Валери утверждала, что утром вы не вспомните, где находитесь, и будете долго и вежливо выяснять это у меня. — Она засмеялась, но не обидно. — Хотите кофе, мистер Эвершед?

— Называйте меня Макс. И да, хочу. Я за кофе готов заложить душу.

— В таком случае, садитесь. И называйте меня Барбара.

Она захлопотала у плиты, поставила на огонь турку — спокойная, выдержанная женщина. Так вот от кого у Валери эта благородная сдержанность, эти точные движения. Почувствовав, что Макс наблюдает за ней, миссис Мэдисон обернулась.

— Сравниваете меня с дочерью?

— Конечно. Это всегда любопытно.

— Ну ладно, можете смотреть сколько угодно, я люблю мужское внимание. — В ушах у нее переливались небольшие серьги в виде сердечек, и Макс улыбнулся.

— Обычно это меня так разглядывают. Слава летит впереди нас, знаете ли… — Он неопределенно помахал рукой.

— Все мы люди, Макс. И если вы пьете кофе на моей кухне, я не должна с визгом бросаться вам на шею.

— Еще не пью, — возразил он, принюхиваясь.

— Пока закипает, будьте любезны, достаньте из холодильника сыр.

Выполняя несложные указания, Эвершед поинтересовался:

— Значит, это и есть родной дом Валери?

— О да. Его построил прапрадед моего мужа, в те невероятные времена, когда люди могли сами соорудить себе жилье, а не заказывать по каталогу у строительной фирмы. Строил надолго, на века, для большой дружной семьи. Иногда мне кажется, что он это заложил в стены, так что нам всем здесь всегда хорошо. Все мои дети с большой неохотой уезжали отсюда.

— Но вы же их не выгоняли, нет? — засмеялся Макс, с ужасом осознав, что не помнит, сколько у Валери братьев и сестер. Вернее, не знает. Как-то так получилось, что он никогда ее не спрашивал, а она сама не рассказывала. Иногда упоминала вскользь о родственниках, как вот о племянниках недавно, но подробностей не выдавала, а Макс не спрашивал. Что же он за скотина невнимательная такая?..

— О, разумеется, нет. — Миссис Мэдисон сняла турку с огня, налила Максу полную кружку восхитительно пахнувшего кофе и села напротив. — Первым, по старшинству, уехал Рандольф. Он решил, что хочет поступать в Итон, и только в Итон… и поступил. Потом сбежала Сесилия — ну она всегда была вздорной девчонкой, и не перестает ею быть, несмотря на то что сейчас ведет свое дело. Что-то связанное с информационными технологиями, я в этом ничего не понимаю. Потом была Валери, про нее вы наверняка все знаете. — Макс прикусил язык, чтобы не ответить чистую правду — «нет». — Ну а уж последним уехал Барт, этого потянуло изучать иностранные языки, и сейчас он — непревзойденный знаток каких-то сложных индийских диалектов. Пишет вторую книгу. Но все мои дети периодически возвращаются сюда, привозят мужей и жен, своих детей, друзей, новых родичей или вот даже работодателей, как вас.

Мысль о том, что он воспринимается всего лишь как работодатель Валери, почему-то уколола Макса. Он-то считал себя ее другом.

— А Валери часто к вам приезжает? Иногда она отпрашивается у меня, но, честно говоря, я…

— Конечно, вы не следите за всеми ее перемещениями. Не так часто, как хотелось бы, но не забывает нас с отцом. Жаль, что не могу вас с ним познакомить, Макс, ему очень нравятся ваши фильмы.

— А где он? — дипломатично поинтересовался Эвершед.

— В море. Он ихтиолог. Вернется только через несколько дней, а пока я тут одна. Осень — не сезон для визитов, вот к Рождеству тут будет не протолкнуться от родни. Кстати, если вам никто не сделает более выгодного предложения, приезжайте погостить.

— У меня сын, — неизвестно зачем уточнил Макс.

— Я знаю, — кивнула миссис Мэдисон. — Уж это-то Валери о вас рассказывала. Ему пять, если я не ошибаюсь?

— Почти шесть. Он очень любит на этом настаивать.

— Почти шесть. Ну да. И его обязательно привозите. Ему будет с кем поиграть. — Она улыбалась так, что у глаз собирались тоненькие морщинки. Вот как будет выглядеть Валери в старости. Вот как… Незнакомое доселе ощущение притронулось к сердцу.

— А какой она была в детстве? — Макс не удержался от этого вопроса. Но это всего лишь интерес друга, тем более что он вдруг обнаружил, что ничего не знает про свою ассистентку.

— Валери? Да вот, взгляните. — Барбара сняла с полки над плитой большущую фотографию в респектабельной светлой рамке. — Здесь ей двенадцать. Это мы с Бобом. — Она указала на себя и представительного мужчину, обнимавшего ее за плечи. — Это Рандольф, ему восемнадцать — как раз решил про свой Итон, видите, какой хмурый. — Молодой темноволосый парень, действительно, изо всех сил старался казаться поважнее. — Это Сесилия. — Рыженькая девочка улыбалась во весь рот. — Ей пятнадцать. Вот Барт, ему восемь, видите, какой сосредоточенный. — Мальчишка на фотографии держал обеими руками разноцветный мяч. — Ну… и Валери. Ее-то всегда можно узнать.

— Действительно, — пробормотал Макс и взял снимок из рук миссис Мэдисон.

Невысокая девочка смотрела с фотографии открыто, весело и немного удивленно. Макс помнил, что такое выражение обычно появляется на лице Валери, когда ей хорошо. Очень хорошо. Когда они вдвоем гуляют по городу, где проходят съемки и где раньше оба не были. Когда он ее смешит. Когда она рядом с Адрианом… С Адрианом она такая почти всегда.

Фотография была сделана, похоже, у этого самого дома, видимо, у террасы. Цветы карабкались по стене, и наверняка где-то в саду есть качели, и к ужину будет пирог с кленовым сиропом… Большая дружная семья, которая любит собираться вместе. Макс вдруг понял, что завидует. Банально, искренне, жгуче завидует. Он аккуратно положил фотографию на стол.

— Мама! Ты уже успела познакомить Макса со всей историей нашей семьи?

Эвершед обернулся: Валери стояла в дверях кухни и выглядела в этом доме тоже иначе. Раньше он приводил ее в свой дом, не задумываясь, и ни разу не спросил, какой дом у нее. И даже когда они оба смертельно уставали, работая, Валери всегда поддерживала представительский стиль. Весь ее гардероб был продуман до мелочей, так, чтобы начальник не задумывался об этом. Он и не задумывался. Пока не увидел ее сейчас.

На Валери были старенькие спортивные брюки и веселая футболка с Кенни из мультфильма «Южный парк», на ногах — толстые пушистые носки. Это была другая Валери, из другого, домашнего мира, и от ее вида Максу вдруг стало жарко.

Шеррил совсем другая. Она в жизни не надела бы даже дома футболку с Кенни. Она предпочитала шелковые простыни, шелковое белье и тончайшие чулки, даже если ужинала, посадив Адриана на колени.

— Привет! — Валери прошла мимо Эвершеда по кухне, остановилась за спиной у матери, обвила ее шею руками и чмокнула в макушку. — Макс, ты выспался?

— Да, спасибо, — пробормотал он, пытаясь разобраться, почему ему вдруг стало неловко, как будто он, десятилетний мальчишка, подсмотрел в замочную скважину за занимающимися любовью родителями.

— Кофе, дорогая? — спросила Барбара.

— Нет, мама, чай. И Максу ты зря столько налила.

— Макс взрослый мальчик и сам все решит.

— А мне потом кормить его витаминами, — буркнула Валери, и Эвершед вдруг захохотал. Обе женщины подозрительно уставились на него.

— Простите, — выдавил Макс. — Это все… Простите.

Они так спокойно обсуждали его, его здоровье и витамины, что ему стало очень легко. Как дорого бы он дал, чтобы в его собственной семье были такие же простые отношения! Чтобы можно было посреди ночи притащить в дом незнакомого человека и уложить спать, и это не вызвало бы у родителей никаких возражений. Представить свою мать подающей Валери кофе Макс не мог никак.

Валери покачала головой и направилась к холодильнику.

— Ты будешь омлет с помидорами? Мы сейчас приготовим.

— Буду, — сказал Макс, во все глаза наблюдая за ней. — Конечно буду.

6

Косой дождь барабанил в стекла, обиженно шуршали «дворники», и от этого тоскливого звука Валери хотелось повеситься.

Они с Максом возвращались в Нью-Йорк со съемок. На сей раз вел он, так как закончили неприлично рано; Кейз попрощался с ними и выразил надежду на встречу в будущем.

После визита в родительский дом Валери стало совсем кисло. Когда она утром вошла и увидела Макса на кухне, куда выбегала еще девчонкой, чтобы попросить утренний стакан сока, ей захотелось умереть — вот тут, прямо на месте. Валери даже не стала играть в причиняющую боль игру «вообрази, что этот мужчина принадлежит тебе» — Макс в тот момент и так принадлежал ей, дальше некуда. Он сидел, пил кофе, ел бутерброд и выглядел на этой кухне так, будто имел полное право там находиться и появится на ней еще не раз. Обмануться легче легкого.

Только вот надлежит помнить, что это обман. И ничего больше.

Можно повеситься, но смысл? В загробной жизни рядом с ней все равно не будет Макса.

— Завтрашний день тебе отводится на сборы, — буднично сказала Валери, как будто в ее голове не было этих мрачных мыслей. Короткий день мерк, шоссе заливали густые мокрые сумерки. — В пятницу утренним рейсом вы вылетаете на Мальдивы. Я передам Джейкобу все инструкции.

— Кристиан звонил, — сказал Макс ни к селу ни к городу.

— Когда? — напряглась Валери.

— Когда ты уходила позвонить Филиппу. Крис настаивал, чтобы я объявился у родителей недельки через две, раз уж не соизволил приехать на торжество по поводу папиного юбилея.

— И что ты ему сказал?

— Послал его подальше с такими предложениями.

— Макс, — осторожно начала Валери, — если каким-то боком к этому причастно то, что мы заехали в дом моих родителей…

— Причастно, черт возьми! — Он не смотрел на нее, но пальцы, вцепившиеся в руль, побелели. — Все это… ненормально. Я посмотрел на нормальную жизнь. И мне не хочется портить впечатление.

— Ты видел всего лишь мою мать.

— И слышал. И чувствовал. Да брось, Валери. В вашем доме стены построены из взаимопомощи.

— Ты что, завидуешь? — догадалась она.

Макс помолчал несколько секунд.

— Ну да, завидую, — сознался он уже более спокойно. — Чертовски, глупо, пошло завидую. Я всю жизнь пытался построить такую вот идеальную семью. С родителями это не получилось, и я попытался сам. Ты видишь, что из этого выходит.

Валери сидела, боясь пошевелиться. Такие откровенные разговоры случались у нее с Максом очень редко. Раз в полгода, не чаще.

— Мои родственнички Мэдисоны вовсе не идеальны, и ты бы это быстро понял, узнав их поближе. Да, мы держимся друг друга, но многие живут иначе. А тебе грех роптать на судьбу. У тебя есть Адриан, и Шеррил есть, просто вы, наверное, отдалились друг от друга. — Валери следовало откусить бы себе язык за эту ложь, но она знала, что именно сейчас Макс хочет от нее услышать. — Сейчас вы слетаете вместе на острова, и все будет лучше прежнего.

— Надеюсь, — хмыкнул Макс, и Валери заметила, что пальцы его слегка расслабились. Крепкие мужские пальцы на руле большой машины. Валери заставила себя не смотреть. — Потому что с родителями этот номер не прошел бы.

— Ты просто перестань считать себя виноватым перед ними.

— Разве я считаю?

— Да, Макс.

— Тогда ты знаешь меня лучше, чем я сам. — Он снова выдержал паузу, потом продолжил тихо: — В детстве я все это ненавидел. Выматывающие душу дни, недели молчания, если я что-то сделал не так. Меня наказывали тем, что не говорили со мной. Молчал отец, мать, даже прислуга. Этим мне давали понять: стоит тебе ошибиться, и никто с тобой не будет общаться. Ты проклят, ты навсегда заклеймен. — Макс хмыкнул. — Ну и, когда я решил стать актером, меня заклеймили навсегда. Ведь быть актером — значит быть шутом, позорить благородное имя Эвершедов. Я сказал, что предпочитаю быть шутом, а не зомби. Несколько лет жрал убогие продукты быстрого приготовления, но все-таки выкарабкался. Только Кристиан со мной и общается из всей нашей… высокомерной семейки. Но и ему не миновать террора, если отец об этом узнает.

Валери не видела родителей Эвершеда ни разу. У него даже фотографий их в доме не было, только снимок брата — и тот старый. Кристиан пару раз возникал за эти годы: приятный молодой человек, младше Макса лет на семь, дипломированный и успешный юрист. Семья, члены которой вот уже три поколения работали на ниве юриспруденции, не простила Максу того, что он не захотел продолжать традицию. Падающее знамя подхватил младший сын, и иногда Валери задумывалась — насколько добровольно он это сделал. Но Макс уверял, что Кристиан рад выбранной стезе.

— Это все в прошлом, — сказала Валери, так как Эвершед ждал от нее ответа. — Сейчас ты сам по себе и можешь строить свои семейные отношения, как захочешь. У тебя есть любимая работа. Ты же счастлив.

— Да. Во всяком случае, я так про себя думаю.

— Продолжай думать так дальше, и все будет хорошо.

Его рука на мгновение стиснула ее ладонь.

— Спасибо, Валери. Ты настоящий друг.

Друг, думала она, глядя, как «дворники» размазывают воду по стеклу. Валери Мэдисон — настоящий друг Макса Эвершеда.

Может, все-таки повеситься?..


Они заехали к Максу: Валери должна была забрать кое-какие документы и оставить список вещей, которые нужно обязательно сделать до отъезда. Пока пробирались по пробкам, стрелки часов сползли в позицию «страшное опоздание», и Валери торопилась. Ей еще нужно было поймать такси, доехать до дому и как следует нареветься. Подходящий вечер, чтобы пореветь в компании кузины Рейчел и флегматичного кота Стефана.

Шеррил вышла навстречу, когда Макс и Валери вошли. Судя по тишине, царившей в доме, Адриан уже спал. Зато Шеррил выглядела мрачнее тучи. Предчувствуя грозу, Валери заторопилась.

— Максим, — заявила Шеррил без приветствия, — мне нужно с тобой поговорить.

— Ты можешь подождать десять минут? — Макс выглядел спокойным. — Мы с Валери завершим дела, я ее отпущу, и будем разговаривать сколько угодно.

— Если я подожду еще десять минут, я взорвусь. Я жду тебя вторые сутки.

Макс выглядел озадаченным.

— Ты знала, где я. Ты могла позвонить.

— Такие вещи не говорят по телефону!

— Макс, я подожду тебя в гостиной. — Валери смирилась с мыслью, что придется задержаться, и не желала стать свидетельницей скандала. О том, что намечается скандал, не догадался бы только тупой.

Не дожидаясь ответа Эвершеда, Валери быстро прошла в гостиную и пожалела, что не может закрыть за собой дверь. В квартире Макса и Шеррил большинства дверей не было — только арки между комнатами.

Супруги переместились из прихожей куда-то в сторону кухни, и, к сожалению, это сделало слышимость лучше. Валери пожалела, что не ушла в ванную и не заперлась, тогда ей точно не пришлось бы подслушивать. Громкие голоса разносились в тишине огромного помещения. Зажать уши? Или все-таки не строить из себя пай-девочку?

— Что это?! — Высокий голос Шеррил ввинчивался в уши, как звук бормашины. — Объясни мне!

Раздался шлепок, будто пачку бумаги с размаху кинули на стол.

— Это журнал «Жизнь знаменитостей», — спокойно произнес Макс.

— Вот здесь! — Зашелестели страницы. — Читай!

— Хм… «Истинная жизнь идеальных супругов». — Макс, видимо, взял журнал в руки. — «Что скрывается за кулисами жизни прекрасной пары — Максимилиана Эвершеда и Шеррил Милборроу? Как стало известно нашему специальному корреспонденту, все не так гладко, как супруги пытаются показать общественности. Даже присутствие пятилетнего сына Адриана не удерживает их от скандалов. На недавней премьере нашумевшего фильма «Сто сорок шагов» супруги появились вместе, мило улыбаясь, однако больше получаса громко ругались в туалете. Заметим — в женском…». Шеррил, ты действительно считаешь, что эта ересь имеет значение?

— Это не ересь! Это общественное мнение!

— Да брось, — усмехнулся Макс. — Это жареные горяченькие сплетни. Ничего серьезного.

— Но мы действительноругались в туалете! Значит, за нами пристально наблюдают! А ты не хочешь даже пальцем пошевелить, чтобы обеспечить нам определенную репутацию!

— Определенную репутацию. О боже. — Макс помолчал. — Послушай, послезавтра мы улетаем на Мальдивы. Все втроем. Это обеспечит определенную репутацию на ближайшие полгода. Хочешь, я скажу Валери, чтобы она посовещалась с Филиппом и мы все вместе повлияли на общественное мнение? Если уж оно для тебя так важно. Договоримся о паре совместных интервью. Попозируем для какого-нибудь журнала об интерьере. Многое можно придумать.

— Лучше бы ты был со мной везде.

— Я не могу быть с тобой везде, и ты это прекрасно знаешь, — отрезал Макс. — У меня есть работа, как и у тебя.

— У меня никогда нет такой работы, как у тебя! — почти закричала Шеррил. — Тебя везде зовут, отбоя нет от предложений! А я сижу и жду, когда ты приедешь с очередных съемок!

— Дорогая, может, стоит сменить агента?

Валери сидела и кусала пальцы. Ей так хотелось вмешаться, но она и не думала этого делать. Она здесь ни при чем. Совсем ни при чем. Ей было только очень жалко Адриана.

— Ты же не хочешь, чтобы Филипп мной занимался!

— Не хочу. Это может быть воспринято двусмысленно, а ты так дорожишь общественным мнением. Но мы можем подыскать тебе другого хорошего агента.

— Ты все врешь! Ты не хочешь мне помогать!

— Шеррил…

— Тебе нет никакого дела до моей работы и моей репутации!

— Шеррил!

— Я полечу на эти чертовы острова, а потом я не знаю, что буду делать! Мне надоело это все! Надоело! Ты только над Адрианом трясешься, а я тебе не нужна! Ты даже не хочешь со мной нигде появляться! Ты забываешь, кто мы, а мы звезды, и мы должны поддерживать определенный статус! И я заставлю тебя это делать, черт возьми.

— Шеррил, не говори того, о чем можешь пожалеть.

— Я никогда ни о чем не жалею, ясно тебе? Хотя нет, жалею иногда, что не вышла замуж за Тони Мэтьюса. Он-то позаботился бы о моей репутации.

— Он тебе предлагал? — саркастически осведомился Макс.

— Нет. Но мне ничего не стоило его окрутить. А я предпочла тебя. Господи, какой дурой я была.

— Я стараюсь, если ты не заметила. Мы улетаем отдыхать втроем, несмотря ни на что.

— Несмотря ни на что! — передразнила его Шеррил. — У нас есть сын, и мы много лет выступаем вместе, как звездная пара! Несмотря ни на что! Господи, ты жалок, Макс.

— Ну спасибо.

— Ну пожалуйста. Я пойду укладывать вещи. Надеюсь, эта поездка выполнит свою функцию, и мы выберемся из этого кокона… мерзкой информации в газетах!

Простучали каблуки, вдалеке хлопнула дверь. Валери сидела, закусив костяшки пальцев, и ждала. Через несколько минут Макс появился на пороге гостиной.

— Извини, — буркнул он.

— Тебе незачем извиняться.

— Черт те что. — Он сел в кресло, уперся локтями в колени и запустил пальцы в густые волосы. — Почему непременно нужно устроить скандал? Я ведь и так не делаю ничего поперек.

— Может быть, и следовало бы, — не удержалась Валери и, поймав мрачный взгляд Эвершеда, мгновенно исправилась: — Прости. Это все не мое дело. Давай обсудим список мероприятий?

7

— Ого, — сказала кузина Рейчел, созерцая Валери, стоявшую на пороге, — да ты сегодня в отменно плохом настроении, сестренка.

В руке у Рейчел был длинный мундштук с дымящейся сигаретой, у ног мыкался соскучившийся Стефан, а из гостиной доносились громкие голоса. Кузина принимала гостей.

— Отменно плохое, — согласилась Валери, уронила сумочку на пол и принялась вяло стаскивать пальто.

— Не иначе, твой неотразимый Макс снова что-то учудил.

— Не думаю, что тебе сейчас до меня, Рейч. — Валери выразительно кивнула в сторону комнаты.

— Да брось! Это все свои люди. А мне ты изложишь вкратце. Идем на кухню, десять минут все проведут и без меня… Эй, ребята, я скоро вернусь!

На кухне Рейчел усадила Валери за стол, всунула ей в руки чашку с чаем, пододвинула тарелку с домашним печеньем и велела:

— Рассказывай.

Валери рассказала — кратко и неохотно. По мере того как она излагала события, лицо кузины становилось все мрачнее. Когда же Валери завершила свое повествование, Рейчел проговорила:

— Позволь, я резюмирую. Этот чудесный человек улетает на десять дней в теплые страны, взяв с собой ребенка, который то и дело порывается назвать тебя мамой, и скандалистку, которая по капризу природы называет себя его женой, а о тебе и думать не хочет. Несмотря на твое живейшее участие, заботу о нем и кофе тетушки Барбары. — Валери кивнула. Рейчел вздохнула и закончила: — По-моему, он полный идиот.

— По-моему, тоже, но я его люблю.

Толстощекий британец Стефан вскочил на стол и потерся мордой о лицо Валери, утробно урча. Она отставила кружку, подхватила кота и зарылась носом в его густую шерсть.

— У меня так много друзей, — прошептала она, — почему бы и Максу не считать себя просто моим другом?

— А тебе почему бы не реветь из-за него, да? — Рейчел все прекрасно понимала. — Нет, так не годится. Я знаю, что нужно делать.

— Выпить еще чаю и лечь спать? — предположила Валери.

— Отнюдь. — Рейчел отняла у нее кота, опустила его на пол и потянула кузину за руку. — Идем. У меня в гостях как раз куча специалистов по тотальному исправлению кармы.

— Рейчел, я не хочу! — сопротивлялась Валери, но кузина ее не слушала. Она практически вытолкнула сестру на середину комнаты, полной народу.

— Ребята, это Валери. Валери, это ребята. — Гости нестройным хором поприветствовали новоприбывшую. — У нее скопилось много дерьма в жизни, и ей нужно очистить карму. Только не предлагайте поехать в Тибет — Валери у нас слишком занята для этого.

Очень занятой мисс Мэдисон оставалось только моргать, ошеломленно глядя на разношерстную компанию и слушая дикие советы, которые давали со всех сторон.

— Уехать на тринадцать дней в горы и там медитировать, сидя на краю обрыва!

— Искупаться три раза в молочной ванне! И прочитать заклинания! Я научу!

— В полночь выйти на перекресток, три раза повернуться вокруг своей оси, и обязательно через левое плечо…

— Не говорите ерунды, — прорезался сквозь шум чистый высокий голос, и все вдруг примолкли. — Она же не верит во все это, значит, ей не поможет.

Валери улыбнулась и встретилась глазами с говорившей — молодой женщиной с белокурыми волосами, задорно торчавшими во все стороны. В волосы были вплетены цветные тонкие косички и крохотные бубенчики. Глаза у женщины были зеленые и очень живые — как ртуть.

— Все правильно, — подтвердила Валери. — Это вряд ли поможет. Мне нужно быстрое сильнодействующее средство.

— Меня зовут Хельга, — представилась блондинка, — и я настоящая шаманка. Можете улыбаться, но я знаю верное средство.

— Какое? — Присутствующие с любопытством уставились на женщину.

— Очень простое. Ей всего лишь нужно подстричься.

— Нет! — воскликнула Валери и невольно притронулась ладонями к волосам. Они лежали привычно, элегантно и гладко, и ей было страшно подумать, что это может измениться.

— Вы хотите что-то менять или нет? — спросила «настоящая шаманка».

— Хочу, — вздохнула Валери, вспомнив об усталых глазах Макса. — Но при чем тут мои волосы?

— В волосах хранится информация. Пока вы поддерживаете длину и форму, карму вы не переломите. Нужно измениться, и тогда изменится ваша жизнь. Это проверенное средство.

— А сила не пропадет? — съехидничала Валери. — Если вспомнить Самсона.

— Он был мужчиной, — отрезала Хельга. — У мужских волос свои законы. Не бойтесь, я вас не изуродую, у меня дядя — первоклассный парикмахер.

— Соглашайся, — подтолкнула кузину Рейчел. — Хельга плохого не посоветует.

— Это так спонтанно… — промямлила Валери.

— По-моему, именно спонтанности тебе и не хватает.

Валери вспомнила ночную дорогу, и крик Шеррил, и то, что она, благополучная мисс Мэдисон, — настоящий друг Макса Эвершеда. Все то, что отравляет ее кровь и заставляет плакать ночами. Это нужно отрезать. Любовь можно оставить, а стесненность и осколки, ранящие сердце, — уничтожить любыми доступными способами.

— Хорошо, — дивясь собственной смелости, сказала Валери. — Только не слишком экстремально, ладно? Моя работа…

— Я поняла, — засмеялась Хельга. — Пойдем.


Ножницы щелкали, Рейчел размешивала краску для волос в мисочке, и Валери чувствовала резкий химический запах. Она сидела, закрыв глаза, чтобы не увидеть результат раньше времени. Словно в омут прыгала: изменить прическу для нее значило так много. Хельга напевала что-то на неизвестном Валери языке, может быть, страшные заклинания индейских предков. Хотя какие у нее могут быть индейцы в роду, у этой белокурой красотки… Но мало ли на свете племен, сгинувших и ныне живущих, которые хранят страшные магические тайны! Валери приоткрыла глаз, увидела, что масса в мисочке приобрела бледно-сиреневый цвет, и снова зажмурилась. Нет, пока она не хочет ничего знать.

Валери все думала и думала о Максе. О его руках, которые иногда прикасались к ней — в шутку, по-дружески, но ее словно огнем обжигало, и потом она, забравшись в темный угол, зализывала ранки. Он ничего не замечал. И не должен был заметить, и все же в глубине души Валери жило тайное желание: пусть бы он заметил, и, может, тогда смог бы полюбить ее. Но если этого не случилось за четыре года, глупо надеяться. Иначе она так и умрет одинокой старой девой, потому что никогда не сможет полюбить кого-нибудь еще.

Как можно полюбить кого-то, кроме Макса Эвершеда?..

Через полтора часа Хельга выключила фен и торжественно произнесла:

— Готово.

— Мы притащили большое зеркало в гостиную, — таинственно сообщила Рейчел, — и обставили все, как нужно. Ты увидишь себя обновленную, а мы прочитаем заклинание. Готова?

— Нет, конечно, — огрызнулась Валери, которая отчаянно трусила. Все, что угодно, только не ирокез, подумала она. — Но выбора у меня нет, не так ли?

— Именно. Давай руку, глаза пока не открывай.

Хельга и Рейчел под локотки сопроводили Валери в гостиную, где слышалось нестройное пение гостей. Видимо, гости вслух пели магическую песню, потому что ни слова Валери не понимала, только чувствовала ритм — странный, завораживающий.

— Теперь открой глаза, — прошептала Рейчел.

Валери выполнила указание. В дальнем конце комнаты стояло зеркало, едва заметное в полутьме. Свет было погашен, к зеркалу вела дорожка, образованная двумя рядами горевших свечек-«таблеток». Такие же свечки держали все присутствующие; учитывая то, что одновременно они раскачивались и пели свою песню, выглядело все жутковато.

— Черная месса какая-то, — шепотом прокомментировала Валери.

— Черная месса — это когда кошек режут, а у нас маленькое бытовое волшебство, — хмыкнула Рейчел. И действительно, кот Стефан сидел у дверей, спокойно глядя на творившееся безобразие. Кузина подтолкнула Валери в спину. — Иди.

— И не обращай ни на что внимания, — посоветовала Хельга. — Просто останься сама собой и пойми, что твоя жизнь с этого момента принадлежит одной тебе и меняется навсегда.

— Ну… хорошо.

Валери сделала первый шаг, стараясь не оглядываться на домашний электрический свет, льющийся из кухни. Пламя свечей колыхалось, когда женщина осторожно шла мимо. Песня показалась ей успокаивающей, и происходящее больше не выглядело фантазией ребенка-аутиста. Валери нестерпимо захотелось посмотреть на себя, поверить Рейчел и ее странным друзьям, поверить, что отныне и навсегда у нее все будет хорошо.

Она медленно приблизилась к зеркалу, и вот из сумрака комнаты на нее взглянула женщина — одновременно знакомая и чужая. Хельга действительно не зря гордилась дядей-парикмахером, а он не терял времени, обучая племянницу. Никакого ирокеза или дредов. Стрижка стала короче, появилась острая челка, были полностью открыты уши. Никакого каре — строгая, элегантная красота. Кончики волос еле заметно золотились: их немного осветлили, так что голова казалась окутанной легким сиянием. Огромные шоколадные глаза незнакомки в зеркале смотрели на Валери пристально и слегка испуганно. Кто эта женщина?

— Это я? — прошептала Валери. — Это на самом деле я?

Губы отражения зашевелились, и оно вдруг улыбнулось — и Валери поняла, что улыбается она сама, широко и радостно. Перестала ныть спина, куда-то делась головная боль, и пришло ощущение безграничной легкости и счастья.

— Это я, — сказала она и засмеялась.

Щелкнул выключатель, комната осветилась, и шаманская песня заглохла.

— Ну? — сказала кузина Рейчел, подошла к Валери сзади и обняла. — Так легче?

— Еще бы!

— В таком случае, предлагаю отпраздновать. Кто что будет пить?


Макс проснулся от ощущения, что закрылась входная дверь. Он ничего не слышал, но, когда долго живешь в каком-то месте, начинаешь чувствовать его, как еще одну кожу. Приподняв голову, Макс прислушался. Тишина. Лежат на полу длинные ночные тени.

Помнится, жил в Австрии такой немного ненормальный архитектор — Хундертвассер. Он строил дома, больше похожие на сны, чем на строения, в которых живут. У него была теория, называвшаяся «Право на третью кожу», в которой он утверждал, что человек окружен тремя слоями — кожа, одежда и стены дома.

Иногда Макс очень хорошо его понимал.

Электронные часы на тумбочке показывали шесть утра. Рановато для шастания по улицам, а грабителей в этом доме сроду не видали, поэтому, скорее всего, дверью хлопнул кто-то свой. Макс сел, включил настольную лампу и снова прислушался. Ни звука, ни движения.

Он натянул джинсы, сунул ноги в тапки и пошел исследовать местность, включая по дороге свет. Дверь в спальню Шеррил была, как всегда, закрыта, и Макс, разумеется, не стал ее открывать. Шеррил давно не спала вместе с ним, особенно после ссор, хотя иногда у них и случались еще приступы буйного секса.

Никого нигде не было. Наверное, показалось. Макс прошел на кухню, чтобы сделать себе кофе — если проснулся в такое время, заснуть уже не удастся, — зажег там свет и сразу увидел длинный белый конверт. Он был прислонен к вазе с цветами, стоявшей в центре стола. Даже с порога Макс мог разглядеть на нем свое имя.

Почерк Шеррил. Ничего хорошего.

Эвершед постоял несколько секунд, потом подошел к столу, взял конверт, открыл его и быстро пробежал глазами написанное. Аккуратно положил распечатанное письмо на стол. Затем подошел к висевшему на стене телефону, снял трубку и набрал известный до последней цифры номер.

Трубку взяли после десятого гудка.

— Валери, — сказал Макс, — извини, пожалуйста, что я тебя разбудил, но ты мне очень нужна. Да, приезжай ко мне. Немедленно.

8

Валери всю дорогу умоляла таксиста ехать быстрее; к счастью, утренние пробки еще не успели толком сформироваться, поэтому удалось добраться до дома Макса без особых проблем. Судя по его голосу, в квартире произошло стихийное бедствие, и, выходя из лифта, Валери опасалась увидеть обугленную дверь, например. Но ничего такого не было. Дверь оказалась на месте, в целости и сохранности, и холл за ней был пустынен и прекрасен, как всегда. Мечта дизайнера.

— Макс! — негромко позвала Валери, не дождалась ответа и пошла исследовать квартиру.

Эвершеда она нашла в большой светлой комнате — одном из салонов, как их называла Шеррил. Там частенько принимали гостей и устраивали развеселые вечеринки, на которые съезжалась уйма знаменитостей. Макс стоял у окна, держа в руке стакан с виски. Открытая бутылка стояла на столе.

— Макс, — сказала Валери, — что случилось?

— Хорошо, что ты приехала, — ответил он, не оборачиваясь. — Адриан еще не проснулся. Я бы хотел решить, что говорить ему.

Неужели она его бросила, подумала Валери. Неужели эта женщина наконец сделала им всем такой подарок? Может, Шеррил Милборроу и не так плоха, как кажется, но Валери не могла ей простить многих вещей.

— Я буду благодарна, если ты объяснишь мне суть дела.

Макс обернулся, хотел что-то сказать, но застыл. Валери недоумевающе смотрела на него.

— Что с тобой?

— Что ты сделала со своими волосами? — спросил он, сглотнув. — Что это такое?

— Ах, это… — Она коснулась волос. — Вчерашние шаманские игрища Рейчел и ее сумасшедших друзей. Они меня подстригли. Тебе не нравится?

— Я в шоке, — сообщил Макс. — В приятном. Ты какая-то другая.

— Это мы сможем обсудить позже. Объясни, что происходит.

Он кивнул на валявшийся на столе белый конверт.

— Прочитай.

— Я не уверена, что…

— Прочитай.

Валери покорилась и взяла письмо. Развернув плотный листок бумаги, она пробежала глазами по строчкам.


«Дорогой Максим!

Не хотела будить тебя, хотя новости у меня потрясающие. Только что позвонил мой агент и сообщил, что Кевин Ворхауз хочет меня на роль второго плана. Съемки начинаются завтра. У них актриса ушла, представляешь? Я быстро собралась и уезжаю, вернусь недели через три. Бетти, кажется, справляется со своими обязанностями, поэтому не беспокойся об Адриане. Извини, что так получилось с Мальдивами, но ты ведь понимаешь, как много съемки значат для меня.

Шеррил».


— Она могла бы тебя разбудить, — выдавила Валери.

Чудовищно! Ничего удивительного, что Макс в таком шоке. Он так старается склеить семью, идет на поводу у жены, требующей идиотских публичных выходов и заявлений, хотя настоящая семья состоит вовсе не в этом. И он так хотел поехать на Мальдивы с ней и Адрианом. Понятно, почему он растерялся, найдя это письмо. Непонятно, почему он позвонил Валери. Она его друг, но… не настолько. Она всегда стояла на определенной дистанции, и Макс старался не вмешивать ее в свою личную жизнь. Нежная дружба с Адрианом — вот все, что Валери было позволено.

— Она этого не сделала, — процедил Макс. — И я не хочу говорить сейчас о Шеррил. Единственное, что меня волнует, — это что скажет Адриан, когда узнает, что мамочка никуда не полетит. Он этого так ждал.

— Вы можете поехать вдвоем, — успокаивающе произнесла Валери. Ей было стыдно, что она радуется тому, как все сложилось, но она радовалась. — Проведете десять чудесных дней на берегу океана. Ты же только и твердишь, как хочешь побыть с Адрианом подольше, вот и поезжайте. Отель заказан, билеты тоже, мы отменили все дела. Десять дней в твоем распоряжении.

— Конечно, я не собираюсь лишать моего сына этой поездки! — раздраженно воскликнул Макс. — Просто…

— Конечно, просто. Он огорчится из-за того, что мама уехала, но дети в его возрасте быстро все забывают. Вот увидишь, уже в самолете он будет смеяться и задавать тебе тысячу вопросов.

Макс поставил стакан, его донышко глухо стукнуло о столешницу.

— Валери, — негромко сказал Эвершед, — поехали с нами.

Она молчала.

— Я все думал об этом, пока ты ехала сюда. Думал и думал. Адриану ты нравишься, а ты заслужила отдых не меньше, чем мы все. Я не имею в виду ничего… недостойного для тебя. Просто я буду рад, если ты согласишься.

Лучше бы ты имел в виду недостойное, с болью подумала Валери. Лучше бы ты заявил, что хочешь закрыться со мной в номере на все эти десять дней и непрерывно вести себя недостойно. Лучше бы ты прятал глаза, двусмысленно ухмылялся или строил мне глазки, чем делать подобное деловое предложение.

Ладно. Новая Валери глубоко вздохнула и ответила:

— Ты мой друг и мой работодатель, Макс. Мне отлично работается с тобой в паре. Но ты должен понимать, как может все это выглядеть со стороны, если посмотрят люди… неискушенные.

— Мне плевать.

— Ну а я работаю для того, чтобы твоя репутация была такой, какая нам нужна, и я…

— К черту! — проорал он, внезапно приходя в бешенство. — Если бы ты знала, как меня бесит это слово, как я его ненавижу! Репутация! Почему она так важна? Потому что я — общественная личность, звезда Голливуда? Я человек — в первую очередь! И я хочу, чтобы мой сын был счастлив, если уж у меня самого не получается! Я желаю, чтобы ты не смотрела на меня такими глазами! Поехали со мной на острова, я не хочу, чтобы ты сидела в этом холодном городе, пока я там отдыхаю, и к чертям репутацию! Валери, ты столько для меня делаешь, неужели я не могу сделать что-то для тебя? Считай это простой человеческой благодарностью.

Он резко выдохнул и скрестил руки на груди.

— Не спорь со мной. Я могу тебе приказать.

— Вот этого не надо, — холодно сказала Валери. — Иначе я с легкостью уволюсь.

— А я не дам тебе уволиться.

— Макс, тебя заносит. Тебе действительно так нужно, чтобы я поехала?

— Иначе бы я на тебя не орал.

Она невесело посмеялась.

— Очень милое выражение доверия, спасибо, я ценю. — Он предлагает ей ни больше ни меньше как окончательно разодрать свое сердце в клочки. Быть с ним в тропическом раю десять дней. Играть с Адрианом. Загорать на пляже. Может, Макс даже вотрет ей в спину крем для загара. Идиотизм. Полный, совершенный идиотизм. — Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Потому что я — нет, не понимаю.

— А что ты собираешься сделать? — Он склонил голову на бок, как любопытный пингвин.

— Макс, ты ужасный эгоист, а я во всем тебе потакаю. — Нужно делать вид, что все это — большая шутка, иначе она с ума сойдет. — Если тебе так это необходимо, я поеду. Поменяю билеты Шеррил на свое имя, закажу еще один номер в отеле. И надо предупредить Филиппа, чтобы он держал оборону, пока нас не будет.

— Спасибо. — Макс подошел, взял Валери за плечи и поцеловал в щеку. — Спасибо тебе.

— Ну мы ведь друзья, — сказала она, лучезарно улыбаясь. Если она не будет улыбаться, то точно сойдет с ума. А сумасшедшая ассистентка Максу не понадобится.


Адриан, разумеется, пришел в восторг, а кузина Рейчел — в ужас. Когда Валери позвонила ей около полудня и попросила собрать чемодан, так как сама отчетливо не успевала это сделать, кузина встретила заявление об отлете на Мальдивы гробовым молчанием. И лишь после долгой паузы, призванной, чтобы обозначить всю глубину осуждения, кузина завопила:

— Ты чокнулась?! И это называется — новая жизнь?! Тебе надо было увольняться, как только он это предложил, а ты…

— Рейч, ему это нужно, — твердо ответила Валери. — И я это сделаю.

— А если ему нужно будет, чтобы ты прыгнула с крыши небоскреба или утопилась в этом проклятущем океане? Ты это тоже сделаешь?!

— Не знаю. Будет зависеть от обстоятельств.

— Заезжай за чемоданом к вечеру, чудовище! — рявкнула Рейчел и положила трубку.

В результате очень утомленная Валери в пятницу утром сидела в кресле самолета, следующего чартерным рейсом на Мальдивы. Макс, как обычно, заснул, едва шасси оторвались от земли, Адриан последовал примеру папы — всем пришлось встать ни свет ни заря, — а Валери лихорадочно перебирала в уме дела, которые нужно было сделать, и вещи, которые нужно было взять. По всему выходило, что с оставшимися делами вполне разберется Филипп, если что-то и забыто, то оно уже забыто, и нужно перестать об этом беспокоиться. Просто наслаждаться полетом и неожиданным отпуском.

Десять дней с Максом и Адрианом, десять дней отдыха… Конечно, Рейчел не зря называла ее чокнутой, но кузине не понять, как много это значит для Валери. О таком роскошном подарке судьбы она и не мечтала. Когда прошел первый шок, она оценила сюрприз в полной мере: даже если после этого ничего не изменится, все равно у нее останется память об этих днях. Пусть что угодно потом. Сейчас есть вот это.

Она с нежностью посмотрела на спящих отца с сыном. Самолет набирал высоту, закладывало уши, а двое Эвершедов, старший и младший, беззаботно дрыхли, предоставив оставшейся бодрствовать женщине решать все проблемы. Как типично. Но в данном случае Валери была им благодарна, ей не хотелось засыпать. Чем меньше чудесных мгновений она упустит, тем лучше.


Пока шасси самолета не коснулись посадочной полосы, Валери казалось, что они садятся прямо в лазурную воду. Аэропорт на Северном Мале Атолле был небольшим, так как Мальдивские острова славились тем, что сюда могут прилететь отдохнуть люди, уставшие от повседневной суеты. Больше тысячи коралловых островов — и далеко не все обитаемы.

— Ты чем вдохновлялась, подбирая эту поездку? — спросил Макс, во все глаза глядя на темно-синий Индийский океан, ближе к атоллу становившийся непередаваемо голубого цвета.

— В основном рекламными проспектами, — буркнула смертельно уставшая Валери, которую измотал долгий перелет. — И обещанием полного покоя. Но до него еще надо долететь.

Макс внимательно посмотрел на нее и решительно взял на себя руководство. Он нес Адриана, заботился о багаже и выискивал проводника.

Проводник был с машиной. Обычно туристов возили на автобусе, но Валери устраивала все так, чтобы Макс и его семья как можно меньше общались в этой поездке с другими людьми. Потребовалось несколько минут, чтобы погрузить в багажник чемоданы и сумки, и джип, грозно рыча, побежал по шоссе.

Адриан проснулся и вовсю оглядывался, указывая пальцем на красоты, мимо которых проезжала машина. Макс поддерживал разговор одновременно с сыном и с водителем, а Валери честно старалась не заснуть. Она так изнервничалась о том, что будет, что у нее не осталось особых сил передвигаться.

— А сейчас куда мы едем?

— Я отвезу вас к гидросамолету, который доставит вас на ваш остров. — Проводник был американцем, жившим здесь уже достаточно долго и потому до черноты загорелым. — Там останется только зарегистрироваться в отеле, и можно отдыхать.

— Долго лететь? — Макс бросил взгляд на устроившуюся на заднем сиденье Валери.

— Минут сорок, не больше.

Веселенькие гидросамолеты, каждый вместимостью на двенадцать человек, поджидали у кромки берега. Выгрузка и погрузка силами летчиков из местных заняла считанные секунды, тем более что Валери снова заранее побеспокоилась о приватности, и других пассажиров не было. Смешливый летчик-араб, со вкусом жестикулируя, объяснил гостям атолла, что нужно надеть наушники. Их выдали всем, и Адриан с удовольствием нацепил свои, полагая это новой игрой, а Макс стал похож на Винни Пуха. Валери развеселилась и почти проснулась.

В самолете, несмотря на то что места было хоть отбавляй, они трое сели тесно и рядом. Адриан предпочел устроиться на коленях у Валери.

— А мы сейчас поедем по морю, да?

— Нет, цыпленок, мы полетим.

— Прямо с воды?

— Да, это гидросамолет, и, кстати, тебе хорошо бы пристегнуться, как и нам.

— Ладно. — Адриан даже заважничал оттого, что ему нужно делать что-то, как взрослому.

Самолет долго дрейфовал до взлетной полосы, а потом поднялся в воздух и заложил крутой вираж, и сразу стало ясно, зачем выдали наушники. Стрекотание пропеллера было ужасающе громким. Валери вспомнила еще одну сказку, которую недавно читала Адриану: сочиненную шведской писательницей Астрид Линдгрен про смешного человечка Карлсона, живущего на крыше. У человечка имелся пропеллер на спине. И как этот Карлсон умудрился не оглохнуть? Только сказкой такое и объяснимо.

Валери бросила взгляд на Макса: блаженно улыбается, смотрит в окно, проявляя чисто мальчишеский интерес… Эвершед оторвался от иллюминатора и громко сказал:

— Я и не думал, что на свете бывает столько островов!

— Это потому, что ты обычно спишь, когда мы над ними пролетаем! — со смехом ответила Валери.

— Смотри, вон тот! Похоже на лицо.

— А этот — на яйцо!

Они разглядывали разбросанные в лазури островки — подумать только, ведь на многих из них живут люди! Часто встречались маленькие чудеса уединения: единственный домик на крошечном острове, причал, а к причалу пришвартована яхточка. С высоты катера и самолеты казались игрушками, которые беспечный ребенок побросал в бассейн.

Наконец гидросамолет снизился и сел у того острова, который приглянулся Валери на рекламных проспектах. Большой для Мальдивских островов — почти полтора километра в длину — он был весь покрыт буйной растительностью и представлял собой отель. Один-единственный. И очень, очень уединенный.

Эвершеда и компанию снова встречала машина, хотя ехать было всего пару минут. Новоприбывших туристов подвезли к ресепшен, Валери и Макс завершили формальности, и Валери осторожно осведомилась насчет отдельного номера.

— Боюсь, все номера заняты, — огорченно сообщила милая девушка-администратор. — Это не означает, что вам будут мешать, но я не могу предложить вам отдельный номер. Однако ваше бунгало достаточно велико, там три комнаты, как вы и заказывали. Вас это не устраивает? — Она выглядела искренне расстроенной.

— Устраивает, конечно, — заявил Макс прежде, чем Валери успела возразить, и бросил на ассистентку предупреждающий взгляд. — Забудем об этом разговоре, просто проводите нас туда, где мы будем жить.

— О, конечно! — тут же расцвела администратор. — Пауль проводит. Ваш багаж уже отнесли в бунгало. Приятного отдыха!

— А репутация? — прошептала Валери, когда они вышли на улицу.

— А тебе не все равно? — пожал плечами Макс и водрузил на нос солнечные очки.

Валери вздохнула. Не объяснишь же ему, насколько ей не все равно…

Все ее сомнения улетучились, когда она увидела бунгало. Крытый тростником просторный дом стоял в двух шагах от небольшого песчаного пляжа, украшенного тройкой лежаков, и буквально рядом плескался океан — ласковый и теплый даже на вид. Растительность буйствовала по всей округе, не было клочка земли, из которого что-нибудь да не росло бы. Среди всего этого великолепия тянулись узенькие тропиночки, вымощенные белыми камнями. Комнаты оказались просторными, Валери тут же заняла одну из них, Адриан и Макс выбрали другую, и Валери порадовалась, что ей не досталась комната с широченной кроватью. Можно было бы почувствовать себя неловко.

Она распаковала вещи, переоделась и вышла из бунгало ровно в тот момент, когда наступила темнота. Ночь упала на плечи внезапно, будто повернули выключатель, и на небесах тут же зажглись гроздья роскошных звезд, но луны не было — так что Валери еле дошла до пляжа, спотыкаясь на ровном месте. Она не могла оторвать взгляда от звездного великолепия.

— Вот в такие минуты точно понимаешь, что живешь в обитаемой галактике. — Макс подошел очень тихо, а вот Адриан не был столь благороден: он с восторженным воплем промчался мимо, к кромке прибоя.

— Цыпленок, далеко не уходи! — крикнула ему Валери.

— И температура не меняется, — продолжил Макс. — Весь год приблизительно одна и та же. Представляешь?

— Ты что, тоже читал рекламные проспекты? — подозрительно спросила Валери. — Это я должна была тебе рассказывать.

— Я просто знаю, — засмеялся Эвершед. — Моя голова хранит множество разнообразных сведений. Где-то читал и об этих островах.

Валери оглянулась на него: Макс стоял, задрав голову, и смотрел в королевское небо. Если сделать шаг назад, то она коснется спиной его груди… Валери потребовалась вся выдержка, чтобы не сделать этот шаг.

— Пойду лягу спать, — пробормотала она. — Ужасно устала.

— Да, я вижу. Конечно иди. — Макс устроился на лежаке и снова уставился в небо. — А мы тут немного побудем с Адрианом.

— Смотрите, не засните тут, — предупредила Валери и побрела к бунгало. Спать снова захотелось невыносимо.

9

Еще не открыв глаза, Валери улыбнулась. Море плескалось совсем близко, и его теплое ворчание сделало ночные сны похожими на крылья бабочек. Валери снилось что-то успокаивающее, как будто в ее жизни не было и быть не могло никаких трещин. Такие сны снятся счастливым женщинам. А сейчас она счастлива, разве нет?

Валери засмеялась и открыла глаза.

Косые плотные лучи солнца пробивались сквозь полузакрытые ставни, и свет был таким сочным, что, казалось, его можно потрогать и надкусить, как грушу. И пахло вкусно — незнакомыми цветами, солью, горячим песком. Часы показывали семь по местному времени. Тем не менее Валери выспалась, как давно уже не высыпалась на съемках и в Нью-Йорке. В Сингапуре был очень напряженный график, а последующие нью-йоркские дни вымотали не хуже многодневного променада по горам. И вот теперь — островок свободы, предложение рая со скидкой.

Валери спустила ноги на теплый пол, с удовольствием коснувшись его ступнями, встала и прошла к окну. Ставни распахнулись легко — и вот он лежит перед нею, бирюзовый океан, окаймленный белоснежной полосой прибоя. Над домиком качались пальмы, их широкие листья гладили чистое небо. Валери постояла несколько минут, глядя на всю эту красоту, а потом отправилась в душ и одеваться.

Макс и Адриан, похоже, еще спали за соседней стенкой — в кои-то веки Валери проснулась раньше Эвершеда. Вот и ладно, пусть спят. Ей очень хотелось сначала оказаться один на один с океаном.

Не позаботившись надеть босоножки, Валери пошла к кромке прибоя и через пару шагов наткнулась на здоровенную разлапистую раковину, наполовину утопленную в песок. Раковина торчала наружу перламутровыми лапами и делала вид, что так и надо. Присев на корточки, Валери откопала ее, тяжелую, бугристую, и поднесла к уху. Шум моря сразу раздвоился, загудев в лаковом нутре.

— Что бы я делала сейчас в Нью-Йорке? — прошептала Валери.

Она бы уже несколько часов как работала, за окнами лил бы беспросветный дождь — ноябрь в этом году оказался на редкость дождливым, — а даже если бы перестал, то полоски от него не скоро бы высохли, и собственное отражение в зеркале казалось бы мертвым. Никакой новой жизни. А сейчас — вот она. Одна раковина чего стоит.

Валери забрала находку с собой и пошла дальше. Прибой ласково лизнул ее ноги, и вода оказалась теплой, такой теплой, что женщина снова засмеялась. Это было настоящее чудо. Как просто, оказывается, его получить: просто купить билет на самолет.

— Радуйся, — подсказал внутренний голос, — большинству людей это недоступно.

— Возможно, у других есть свои чудеса, — возразила ему Валери, — а мое — вот такое.

Может, это было эгоистично, может, как раз сейчас следовало подумать о том, как плохо живут многие люди, и что все деньги хорошо бы отдать бедным… но Валери не могла. Ей так давно не было легко и спокойно. Она это заслужила.

Она уселась на песок, положив рядом раковину, и подставила лицо утреннему солнцу. Вокруг кипела жизнь: тараща глаза на стебельках, пробежал по песку деловитый маленький краб, пролетела пара толстых чаек, и неизвестная птица орала на пальме. Настоящая музыка.

— Доброе утро, — послышался голос Макса. — Я увидел тебя из окна.

— Привет… — Валери обернулась. Эвершед стоял рядом с ней, тоже босиком, в льняных брюках и светлой тенниске. — Ты мне солнце загораживаешь.

— Извини. — Макс сел на песок на расстоянии вытянутой руки. — Я давно проснулся и просто лежал, а потом взглянул в окно и увидел, что ты вышла.

— Адриан еще спит?

— Как сурок.

— Он устал после перелета и вечерних впечатлений. Пусть. Выспаться — это счастье. Чем старше становишься, тем меньше возможностей.

Макс засмеялся.

— Да, взрослая жизнь, к которой в период самоутверждения стремятся подростки, сопряжена с трудностями. Например, всегда не хватает времени поспать.

— Адриану еще можно подождать немного.

— Да, хотя к нему и приходят учителя, времени на игры и сон остается достаточно. — Макс почесал заросший темной щетиной подбородок: видать, поленился бриться. — Однако он уже попросил меня, чтобы, когда ему исполнится шесть, я разрешил ему посещать тренировки по теннису. Как ты думаешь, это разумно?

Валери ушам своим не могла поверить.

— Ты спрашиваешь совета у меня? Вообще-то это тебе и Шеррил решать.

— У Шеррил нет племянников, как у тебя, и я некоторое время назад обнаружил, что она совершенно равнодушна к вопросам воспитания. А тебя, по крайней мере, интересует будущее Адриана. Или ты талантливо притворяешься, чего я за тобой не замечал. — Макс взял лежавшую между ним и Валери раковину и поднес к уху. — Шумит… Ребенок будет в восторге.

— Он будет еще в большем восторге, когда узнает, какая программа его ожидает.

— Кстати, ты ничего не говорила о программе.

— О, я бы оставила вам список мероприятий, и вы бы сами решили, куда идти. Но раз уж я здесь… Можно покататься на лодке со стеклянным дном. Можно покормить дельфинов и скатов. Арендовать яхту с ненавязчивым экипажем и на денек выйти в море… Не говоря уже о дайвинге. Все, что вы пожелаете, мистер Эвершед.

— Не называй меня так, — немедленно возмутился Макс.

— Я просто тебя дразню.

— Просто дразнишь. Потрясающе.

Валери, прищурившись, посмотрела на него: Макс баюкал в ладонях раковину и обозревал горизонт, как будто высматривал пиратский парус.

— Думаю, теннис — это отлично, — сказала Валери. — Особенно если Адриан сам этого хочет.

— Я никогда не заставлю моего сына быть тем, кем он не желает быть, — вполголоса заметил Макс.

Валери кивнула.

— Да, я знаю.

— Как хорошо, что на свете есть хотя бы один человек, который меня понимает, — усмехнулся Эвершед. — И не менее приятно, что это ты. — Он поднялся, отряхнул песок с задней части брюк и протянул Валери руку. — Пойдем? Адриан скоро должен проснуться, и он испугается, не найдя нас в незнакомом месте. А потом можно будет поговорить и о дельфинах.

— Ну нет, — возразила Валери, поднимаясь и на мгновение оказываясь слишком близко к Максу, так, что пришлось поспешно отступить, — дельфины — это завтра. Сегодня я намерена валяться на пляже, и вы меня с места не сдвинете.


Обычно Макс засыпал на ярком солнышке, поддаваясь хроническому недосыпу и лишь периодически переворачиваясь, чтобы загорать равномерно, однако сегодня сон от него сбежал. И не в последнюю очередь потому, что рядом была Валери.

Она и раньше была рядом, только вот ни разу за эти четыре года они не летали отдохнуть вместе. Разумеется, в выдававшиеся между съемками паузы Валери таскала Макса и на пляж, если тот был в досягаемости, и в бассейн, потому что Эвершеду нужно было в бассейн, и на необременительные прогулки, чтобы отвлечься. И в то время он воспринимал ее как друга. Что же изменилось сейчас?

Может быть, эта новая прическа так на него влияет и — чего греха таить — возбуждает? А может, все дело в том, что сейчас между ними не стоит жесткое расписание, нет вокруг множества знакомых, которые затрагивают их жизнь каждый день? Только он, она и Адриан, с хохотом носившийся сейчас по берегу.

— Папа! Папа, смотри! Смотри, как я могу!

— Вижу! Ты молодец! — прокричал в ответ Макс и снова покосился на Валери, лежавшую в соседнем шезлонге. Она не реагировала на внешние раздражители, большие солнечные очки закрывали ее глаза, так что было непонятно, спит она или нет. Во всяком случае, видеть, как Макс ее разглядывает, она уж точно не могла.

А он взгляда не мог от нее оторвать — от гладкой, чуть золотистой кожи, от длинных стройных ног, плоского живота и изящных плеч. Макс не менее десяти минут потратил, разглядывая ее лодыжки — чудо что такое, совершенство. Почему он раньше этого не видел? Да нет, видел, просто старательно не замечал.

Сразу, когда она вошла в кабинет Филиппа, приглашенная на собеседование, и посмотрела исподлобья, и нервно заправила за ухо прядь гладких волос — Макс сразу понял, что она для него опасна. Не подумал отчетливо, а именно понял, звериным вековым инстинктом, таившимся в районе лопаток. И сразу же захотел себе ее, потому что привык играть с опасностью. Четыре года он был вместе с нею — настолько, насколько позволял его и ее статус, и никогда не думал переступать черту. Просто запрещал себе думать об этом. Потому что если бы не запретил…

У него была Шеррил, которую он любил, — впрочем, чем дальше, тем меньше. У него был Адриан, которого он любил чем дальше, тем больше. И друзья были, и Валери, всегда вежливо державшая дистанцию. Уж она точно его лодыжки не разглядывает. Как приличный работодатель, Макс должен бы возмутиться, если бы узнал, что разглядывает. Но при мысли о том, что такое с Валери может случаться, он испытал не возмущение, а радость.

Пусть бы это случалось с ней. Пусть бы она думала о нем как о мужчине, а не как об объекте приложения своего профессионализма. Пусть бы хоть иногда мечтала о нем, и тогда он смог бы надеяться…

На что?

На то, чтобы провести с ней ночь? Но Валери заслуживает большего, а большее он не может ей дать. Макс так хотел, чтобы у него была нормальная семья, всегда хотел. И то, что он имеет сейчас, — скандалы с Шеррил, нервное обожание Адриана, выматывающую, но любимую работу, — это не позволяет надеяться, что его мечта когда-нибудь сбудется раз и навсегда.

Конечно, надеяться на такое может только глупец, подумал Макс, жадно изучая пальцы ног Валери. Она не шевелилась, так что можно было предаваться этому упоительному занятию сколько угодно. Макс старательно запрещал себе хотеть ее все годы знакомства, потому что это противоречило куче его собственных правил и представлений о порядочности, и, если приспичит, заводил интрижки на стороне. Это в его понимании не означало измену Шеррил. Если бы Шеррил была другой… Но ведь она была другой раньше.

Он помнил их свадьбу до мелочей. Они оба были бесстыдно счастливы, а их медовый месяц до сих пор был одним из лучших воспоминаний для Макса. И когда она забеременела и родился Адриан, все было хорошо. А потом начало портиться. Когда? Почему? С каких пор они с Шеррил стали чужими?

Или она всегда такой была, а он просто не замечал? И, если уж на то пошло, был ли он сам другим? Таким невыносимым, как жена говорит о нем сейчас?

— Папа, смотри, что я нашел! — На живот Максу плюхнулась горсть разноцветных камешков, и Эвершед подавил инстинктивное желание завопить. Камешки посыпались. — Правда, красивые?

— Очень, — хмыкнул Макс.

— Валери, посмотри, посмотри!

— Не трогай Валери, Адриан, она спит, — предупредил Эвершед.

— С чего ты взял? — откликнулась ассистентка совсем не сонным голосом, и Макс вздрогнул. Вдруг она заметила, как он ее разглядывал? Да нет, вряд ли. — Покажи свои камешки, Адриан. — Она села и сдвинула на лоб солнечные очки.

— Вот! Разноцветные. — Ребенок понес и ей полную горсть.

— Пожалуй, стоит искупаться. — Макс встал. — Присоединишься?

— Позже, — кивнула Валери. — Мы пока побудем здесь с Адрианом, а ты плыви.

Сынишка возбужденно рассказывал о том, как собирал камни, задавал вопросы, Валери же отвечала поистине с ангельским терпением. Шеррил в таких случаях раздражалась и отсылала Адриана поиграть. Макс вздохнул и направился к воде.

— А правда, что мы завтра поедем смотреть на дельфинов, мам? — услышал Макс тонкий голосок сына.

— Адриан! — прошипела Валери. — Я тебя просила так меня не называть.

— Ой, извини.

Но, конечно, он не осознавал своей вины. Да и был ли он виноват?

Макс сделал вид, что ничего не услышал, вошел в воду, оттолкнулся и поплыл. Его сын называет Валери мамой, потому что настоящую мать видит редко, а когда видит, она не обращает на него особого внимания. С самого начала так было, только Макс не хотел этого замечать. Он всегда возился с Адрианом, всегда старался находить для него время, а Шеррил исполняла материнские обязанности, и только. Нет, разумеется, она любит сына. Но себя она любит больше.

И что ему, черт возьми, делать со всем этим?


— Ты уверен, что мы можем пойти прогуляться? — шепотом осведомилась Валери, глядя на мирно спящего Адриана. — А если он проснется?

— Он очень редко просыпается по ночам, — тихо ответил Макс. — Думаю, если нас не будет часа два, это никому не повредит.

— Давай сделаем вот что. — Она подошла к телефону, набрала номер и вполголоса заговорила, а Эвершед склонился над сыном и поправил на нем одеяльце. Адриан спал, обнимая большого плюшевого зайца. Этого зайца пришлось привезти из дому, потому что Адриан заявил, что без него не заснет. Да ладно, и так вес их багажа можно было смело вносить в Книгу рекордов Гиннесса.

Валери положила трубку и обернулась.

— Я договорилась. Сейчас придет женщина, няня, и посидит здесь, а если Адриан проснется, она объяснит ему, куда мы делись, и немедленно сообщит нам, если он заплачет или испугается.

— Они и такую услугу предоставляют? — рассеянно спросил Эвершед.

— Макс, ты, наверное, смеешься.

— Да, смеюсь. Извини.

Они дождались няню — миловидную женщину средних лет с кофейными глазами — и, надавав ей совершенно ненужных инструкций, наконец вышли из домика. Уже стемнело, и звезды роскошными гроздьями висели в торжественной тишине неба.

— Пойдем, пропустим пару стаканчиков? — предложил Макс.

Издалека доносилась веселая музыка: бар располагался чуть дальше, на соседнем пляже, и там можно было пообщаться с другими обитателями отеля.

— И поужинаем. Только не будем налегать на туземную пищу! От нее у меня желудок болит.

— И кто-то мне все время твердит о правильном питании!

— Макс, ты же знаешь правила игры. Это моя работа.

Он кисло поморщился.

— Валери, давай так, — сказал Макс, пока они под руку шли к островку цивилизации, — мы забудем о работе на эти несколько дней. Если ты мне будешь напоминать о ней каждые пять минут, я сдохну.

Валери слегка растерялась.

— Но, Макс, я твоя ассистентка…

— Сейчас ты мой друг. И все. Мы отдыхаем. Договорились?

— Да, мой белый господин.

— О, может, давно следовало принять ислам. Так бы сразу!

— Перестань шутить. Тут все коренное население — мусульмане.

Рядом с баром располагался и ресторанчик под открытым небом, где гостей обслужили быстро и качественно. Местная еда была острой, но очень вкусной, а принесенная монументальная корзина с фруктами ввергла Валери в глубокий шок. Макс настоял на том, чтобы перепробовать хотя бы четверть коктейльной карты, однако на шестой адской смеси Валери сдалась. Она уже глупо хихикала и ощущала не только вращение Земли, но и ее стремительный полет по орбите вокруг Солнца.

Макс был в ударе. Он рассказывал веселые истории и смешил ассистентку так, что она едва не падала из ротангового кресла. Наконец Эвершед решил, что хватит.

Поддерживая друг друга, они побрели по тропинке в сторону своего бунгало. Стоило отойти метров на тридцать, и звуки пляжной вечеринки отдалились, придвинулась ночная тишина. Впрочем, относительная: активно шуршали в зарослях их исконные обитатели, покрикивали ночные птицы, шумел прибой… Валери потянула Макса за руку и заставила остановиться.

— Посмотри.

Между пальмовыми листьями открывался клочок неба, сплошь усыпанный звездами, и два человека застыли, глядя на это великолепие. Макс стоял так близко, что Валери чувствовала его дыхание, и когда он опустил голову, посмотрел ей в лицо и положил на плечи ладони, это было так правильно и естественно.

— Валери…

От него пахло фруктами и коктейлями, а выражение лица было не различить в темноте. Зато о том, чего он хотел, проинформировали действия: Макс сгреб Валери в охапку и поцеловал так, будто сто лет не целовался с женщиной. Земля завращалась еще быстрее.

Валери столько думала об этом, столько раз представляла, как это будет, что сейчас не могла понять — как же. Ей стало так хорошо, как не бывало уже давно, и губы Макса, настойчивые, жаркие, смяли ее губы. Валери ответила. Как ее руки оказались скрещенными у него за головой? Почему между ней и Максом еще пара слоев ткани? Да что же, черт побери, она делает?!

— Макс, что ты делаешь?!

Он, тяжело дыша, чуть отстранился, но из объятий ее не выпустил.

— То, что хочу.

— Утром мы пожалеем.

— Это будет утром.

— Макс…

— Я все помню. — Он со стоном разомкнул объятия и даже слегка оттолкнул Валери. — Я обещал. Надавал дурацких обещаний, как последний идиот! Ну ладно, пользуйся! Беги, пока я их не нарушил!

— Ты пьян, — пробормотала Валери и ухватилась за его руку, чтобы не упасть, — и я тоже.

— Может, мы сейчас более настоящие, чем думаем.

Это была удивительно трезвая мысль, но Валери не хотелось ее обдумывать — слишком силен стал страх. Страх, что утром Макс будет вести себя, как ни в чем не бывало, или еще хуже — отводить глаза. Что все это обман. Алкоголь. Ненастоящее.

— Адриан может проснуться.

— Да. — Эвершед скрипнул зубами, подхватил Валери под руку и практически поволок к бунгало. — Адриан. И правила приличия. Они тоже могут проснуться.

Валери молчала. Она так к этому стремилась — и остановилась, когда могла получить все. Здравый смысл. Да пусть он провалится, этот здравый смысл! Но момент был упущен.

В бунгало Макс и Валери вежливо отпустили няню, виновато разбрелись по своим комнатам и сделали вид, что спят.

10

Последующие несколько дней прошли прекрасно, если учитывать то, что Макс и Валери старались больше не оставаться наедине так опасно и опрометчиво. Опасно — это значит выпить слишком много сладких тропических коктейлей, опрометчиво — гулять за руку по ночным джунглям или сидеть рядышком на пляже, когда Адриана нет поблизости. Валери не знала, что думает по этому поводу Макс, но она сама ощущала возросшее напряжение. Ситуация требовала разрешения или выхода, и чем дальше, тем сильнее. Валери кожей чувствовала взгляды Макса, которые он бросал на нее, когда думал, что она не видит. С тем же успехом он мог к ней прикасаться.

В остальном же это был точно такой же, как раньше, Макс. Он таскал Адриана на плечах, с неуемным любопытством наблюдал за красотами природы, едва не уговорил Валери съездить понырять, но она отказалась, и тогда он съездил один — провел с дайверами целый день и вернулся, полный новых впечатлений. Притащил Валери разлапистый коралл, а Адриану — невероятной красоты раковину. Он смеялся, кормил дельфинов, дал парочку автографов тем людям, которые имели несчастье его узнать, рассказывал анекдоты и сыпал сведениями о Мальдивах — и где только поднабрался?

Никогда еще Валери не любила его так сильно.

Вечерами, говоря Максу «спокойной ночи» и закрывая дверь в свою комнату, она думала о том, что совершает ошибку. Ей стоит войти к нему и сказать… да нет, можно даже ничего не говорить, он сам все поймет. И будет ослепление, и желание, и такая необходимая близость, и — самолет в Нью-Йорк, где все вернется на круги своя.

Только после этого Валери уволится и потеряет Макса навсегда.

Ей было уже все равно, что подумают окружающие, что они думают сейчас, когда видят ее, Макса и Адриана вместе. Что сказал бы Филипп. Что проорала бы кузина Рейчел. Валери было точно известно лишь одно: Макс, с его патологической преданностью семье, не оставит Шеррил. Он считает, что ребенку нужна мать, и не его вина, что биологическая мать так мало внимания уделяет своему сыну.

А Валери не сможет быть рядом с ним после того, как они станут близки, и понимать, что он — не ее… и никогда ей принадлежать не будет.


Вечером шестого дня Адриан так утомился после экскурсии на лодке со стеклянным дном, через которое можно было наблюдать упоительно яркую жизнь подводного мира, что заснул совсем рано — еще до того, как на остров обрушилась тропическая ночь. Валери вышла из домика и села на крыльце, пока Макс дочитывал уже почти спящему сыну сказку. Облака были фантастические, куда там компьютерным гениям всех киностудий, пытавшимся нарисовать подобное: словно нанесенные на глубокое небо кистью гениального импрессиониста, тучки быстро и деловито шли на запад, своей жемчужной мягкостью еще более подчеркивая лазурную синь океана. Пробежал по песку деловитый сизый геккон, в ветвях кокосовой пальмы завозилась гигантская летучая мышь, которые, бывало, и днем не стеснялись летать. Ровный ветер мягко гладил волосы Валери.

Услышав шаги Макса, она, не оборачиваясь, спросила:

— Заснул?

— Да. Даже не дослушал. — Макс остановился рядом, облокотившись на перила, и, подняв голову, Валери увидела его профиль. На монетах бы чеканить, подумала она во внезапном приступе веселья. Новая валюта — «золотой эвершед». — Хочешь, сходим в бар?

— Нет, не хочу. — Валери действительно не жаждала куда-нибудь идти. Настроение было спокойным и немного грустным, и при мысли о том, что придется улыбаться чужим, пусть и дружелюбным людям, внутри наступала гулкая пустота.

— Тогда, может, выйдем на пляж?

— Сейчас ночь наступит.

— Да и черт с ней.

Валери поднялась, отряхнула юбку и ступила на песок. Белый, мягкий, он был похож на шелковый ковер. Валери не оглядывалась, чтобы проверить, идет ли Макс за ней, да это было и не нужно. Он догнал ее и взял за руку.

— Не потеряйся.

Вокруг стремительно темнело, пара минут — и земля погрузилась во тьму. Уютно светилось окошко бунгало в комнате Макса и Адриана — там горел ночник. Спокойно шелестело море. Валери осторожно отпустила руку Макса и устроилась на лежаке. Из-за облаков звезд почти не было видно, только иногда они вспыхивали в разрывах — острые иголочки, чужие солнца, с которых, возможно, кто-то сейчас смотрит на их звезду…

— Не хочется возвращаться. — Макс устроился на соседнем лежаке, заложив руки за голову. — Так бы и жил здесь всегда.

— Прошло шесть дней, — философски сказала Валери, — на восьмой тебе начнет надоедать, а на десятый ты будешь поглядывать на часы, чтобы побыстрее погрузиться в самолет в Нью-Йорк.

— Верно. Ты слишком хорошо меня знаешь.

— Угу. А в Нью-Йорке все завертится с новой силой. Через две недели после прилета нас ждут на «Мэтьюс пикчерс» в Лос-Анджелесе, начинается озвучка «Стального ангела».

— Я совсем забыл.

— Не твоя обязанность — это помнить.

— Мы обещали друг другу не говорить о работе, — напомнил Макс. Голос его прозвучал глухо.

— Хорошо. О чем ты хочешь поговорить?

— Я вообще не жажду разговаривать.

Валери слегка обиделась.

— Почему?

— Потому что в некоторых случаях разговоры излишни.

Джунгли странно влияют на мужчин, поняла Валери в следующее мгновение, когда Макс неведомо как очутился рядом и подхватил ее с лежака так, будто не человек ее поднял, а божественная сила. Джунгли делают мужчин дикими и непредсказуемыми. Как странно влияет на противоположный пол шуршание гекконов в зарослях и крики ночных птиц…

— Все, Валери, — вполголоса сказал Макс, — хватит. Мне надоело.

Он не дал ей права на ответ, поцеловав так, что Валери забыла дышать, хотя обычно не забывала. Обычно — это когда давным-давно целовалась с поклонниками, когда у нее случались мужчины, к которым она, впрочем, не привязывалась. Каждый раз у нее в голове оставалась искорка здравого смысла, позволявшего будто наблюдать за собой со стороны и оценивать свои действия. С Максом здравый смысл отсутствовал напрочь.

Это было дико и идеологически неправильно — целоваться с ним, и поэтому же являлось самой правильной вещью в мире. Парадокс: руки встречаются, губы встречаются, скользят по губам другого, по коже, и слегка колется отросшая щетина Макса, — и конечно же, так нельзя поступать, это противоречит всем правилам на свете и здравому смыслу, но оторваться нельзя. Кажется, что если оторвешься, тут же и умрешь. Разучишься дышать, ходить, упадешь на мягкий песок и превратишься в него. Растечешься, исчезнешь. А пока Макс целует тебя и его руки что-то такое делают с тобой, отчего хочется смеяться и плакать, все будет хорошо. Хотя не может быть и не должно. Однако в этот миг Валери поверила: все будет лучше некуда.

Она даже зарычала от облегчения, которое принесла ей эта вера, и вцепилась в Макса, и он удивленно охнул — не ожидал подобного напора, видимо. Но Валери было все равно, чего он там ожидал, она наконец поняла: вот он с ней, сейчас и здесь, и ничего не может быть прекрасней. Она так давно к этому стремилась, что сейчас вопрос о будущем просто растворился. Остался вопрос, почему на обоих еще есть одежда. Видимо, Макса он тоже занимал: его руки лихорадочно искали «молнию» летнего платья Валери.

— Не на спине, — прошептала она и отстранилась, чтобы помочь ему. — Сбоку.

Вжикнула «молния», Валери подняла руки, и Макс снял с нее платье — и вот она стоит перед ним, почти обнаженная, осталось только невесомое кружевное белье, а на Максе еще джинсы и футболка — несправедливо!

Где расстегиваются джинсы, Валери прекрасно знала. Где расстегиваются джинсы Макса, она знала еще лучше, так как собственноручно их и укладывала в чемодан — как часто бывало и раньше. Она вообще отлично знала его гардероб, определенно лучше, чем Шеррил.

Так что через несколько секунд его джинсы тоже отправились в полет к подножию ближайшей пальмы, футболка спланировала на песок, и все остальные преграды оказались устранены. Валери едва видела Макса в темноте, но ей не нужно было отчетливо его видеть — она и так знала его до последней черточки, и можно было закрыть глаза и просто ощущать его всего — так близко, так жарко, так… правильно. Оказалось, у его шепота столько оттенков, которые она еще не знает, у его прикосновений — столько цветов, вспыхивавших радугой под закрытыми веками. И если Макс рядом, можно ничего не бояться, совсем ничего.

Она не помнила, что они делали и как, мысли исчезли вовсе, осталось то, что было между ними и ими самими — и лучше этого, пожалуй, во всем мире не найти.


Через некоторое время Валери обнаружила себя лежащей на Максе, а Макса — на лежаке, который жалобно поскрипывал, когда взгромоздившиеся на него люди пытались пошевелиться.

— И мы его не развалили?! — это был первый вопрос, который ее посетил.

— Не уверен, что мы все время были на нем, — пробормотал Макс, — хотя я бы на это и пяти долларов не поставил. — Он крепко прижимал к себе Валери.

— М-да. Ну… пока он цел, а если все-таки развалится, спишем на террористов-дайверов.

— Не думаю, что в этом отеле мы вообще должны кому-либо что-либо объяснять.

Последовала пауза, и Макс несколько стесненно начал:

— Валери, я…

— Макс, — предупредила она, — если ты сейчас скажешь «Я не должен был», я убью тебя, честное слово.

— Нет, — засмеялся он, — наоборот. Я должен был намного раньше. Прямо тоска берет, как подумаю, сколько времени мы потеряли!

Валери усмехнулась и поцеловала его в ключицу — до подбородка она не дотягивалась.

— Я же не в твоем вкусе.

— Валери Мэдисон, ты что, на комплименты напрашиваешься?

— Да, — кивнула она, — бесстыдно напрашиваюсь.

— А я тебе их толком никогда не говорил, да? — тихо и нежно спросил Макс.

— Ты говорил. И даже говорил их именно мне, а не выдавал дежурные фразы, которые разбрасываешь другим. Только это было в прежней жизни.

— А теперь началась новая? И это хорошо. — Макс зевнул. — Если я засну, это будет слишком невежливо?

— Это будет нормальной реакцией шовинистического мужского организма, — вздохнула Валери и с сожалением сползла с Макса. — Только предлагаю переместиться в бунгало. Твой храп распугает всю местную живность, объясняйся потом с представителями Гринписа…

— Я же не храплю. Или храплю?

— Бывает, — безжалостно сообщила Валери. — У тебя в мобильном телефоне есть фонарик? Я очень хочу найти белье.

— Для начала надо найти мобильный телефон, — пробормотал Макс, — а он, кажется, в кармане джинсов. А где джинсы?

— Сейчас найду, — вздохнула Валери.

В итоге с пляжа они ушли не сразу. Сначала весело искали предметы гардероба, потом, покидав их небрежно на лежак, снова занялись любовью, потом валялись в полосе прибоя и брызгали друг на друга теплой водой. Валери умудрилась чуть не раздавить локтем маленького полупрозрачного краба, который, чудом избежав гибели, поспешно удрал в набегавшие волны.

— Спать давно пора, — напутствовал его Макс.

Все было так хорошо, лучше, чем в самых смелых мечтах. Валери не хотелось думать о том, что будет, когда наступит утро. Придется выстраивать отношения заново, и что это будут за отношения? Кто она теперь Максу? Любовница? Уж точно не кандидатка в супруги, он по-прежнему женат и ни слова не сказал о Шеррил. Может, не хотел портить эту ночь. Безжалостный утренний свет все расставит по своим местам.

Но пока был прибой, очистившееся от облаков небо, откуда любопытно подмигивали звезды, направленные на берег острова телескопы других цивилизаций — и Макс, который, казалось, отныне принадлежит Валери навсегда.

11

Уснули оба только под утро: на кровати в комнате Валери, тесно прижавшись друг к другу и поставив будильник на семь, чтобы встать раньше Адриана. Валери счастливо сопела, уткнувшись Максу в шею, а он прижимал ее к себе и спал глубоким спокойным сном, и даже не храпел. Впрочем, может, и храпел, Валери не знала: она сама уснула так крепко, что вряд ли ее потревожил бы Максов храп.

Пробуждение оказалось гораздо менее приятным, чем было запланировано. Валери услышала, как с грохотом распахнулась входная дверь, которую, конечно же, никому и в голову не пришло запереть. Послышались быстрые шаги, и громкий голос сказал:

— Так я и знала!

Валери сонно заморгала и села, натягивая на себя простыню. Макс — тот вообще на шум предпочел не реагировать, глубоко и умиротворенно вздохнул и попытался перевернуться на другой бок.

Посреди комнаты стояла разъяренная Шеррил. На ней были легкие брюки и элегантная блузка, в руке раскачивалась сумочка. Глаза у миссис Милборроу были совершенно дикие, и Валери мгновенно проснулась и потрясла Макса за плечо, понимая, что ничего хорошего от этого утра ждать уже не приходится.

— Макс, проснись.

— «Макс, проснись»! — передразнила ее бледная до синевы Шеррил. — Да как ты могла, сучка! Я давно тебя подозревала, но ты была такая паинька, я никак не могла застукать вас вместе! А теперь голубки воспользовались случаем и воркуют, устранив меня с пути! Признавайся, это ты все подстроила?!

— Шеррил?! — Эвершед наконец расслышал сквозь сон громкий голос жены и тоже сел в постели. — Как ты здесь оказалась?

— Прилетела на самолете! Я же знаю, в каком отеле мы должны были остановиться. Думала, ты меня будешь здесь ждать. Но, как вижу, у тебя нашлось занятие поинтереснее. — Голос Шеррил был полон сарказма.

Валери молчала. Любое ее слово могло сейчас только повредить: Шеррил ее ненавидит, а у Макса есть шанс договориться с женой. Если он захочет договариваться.

— Так, — сказал Эвершед, тщетно пытаясь начать соображать без утреннего кофе. — Сейчас мы оденемся и поговорим.

— Не будет никаких разговоров! — завизжала Шеррил. — Никаких! Ты грязный кобель! И ты посмел притащить моего сына сюда, отправившись весело проводить время с любовницей!

— Не орите, — не сдержалась Валери. — Вы разбудите Адриана.

— И очень хорошо! Потому что я немедленно забираю его и улетаю. А тебе, Максим, потребуется долго ползать на коленях, чтобы вымолить прощение!

— С чего ты взяла, что я стану это делать? — холодно спросил Макс. Он, прищурившись, так пристально посмотрел на Шеррил, что та сделала полшага назад, но не сдалась.

— С того, милый мой, что если ты этого не сделаешь, весь этот восхитительный скандал станет достоянием прессы. И поверь мне, я сумею это подать. Я буду оскорбленной матерью, Адриан — несчастным сыном, а ты — подлым муженьком, который весело проводит время с сомнительными девицами! — Шеррил презрительно скривила губы. — Не думаю, чтобы тебя это на самом деле волновало, но подумай, как может повлиять громкий скандал на Адриана.

Макс поднялся — легко, пружинисто, и оказался рядом с Шеррил прежде, чем она успела выскочить за дверь. Эвершед был полностью обнажен, но это его ни чуточки не смущало. Его жена застыла, словно загипнотизированная его взглядом.

— Не понял, — обманчиво спокойно произнес Макс, — ты что, пытаешься шантажировать меня Адрианом?

У Шеррил хватило ума сказать:

— Нет.

— Очень хорошо, — продолжил Макс все с тем же пугающим спокойствием, — потому что если бы ты попыталась это сделать, я бы свернул тебе шею, невзирая на последствия.

— Конечно, — прошептала Шеррил, и глаза ее наполнились слезами — все-таки она была неплохой актрисой. — Теперь ты готов меня убить. А раньше, когда говорил, что любишь, что мы с Адрианом — самые важные для тебя на свете люди, ты целовал мою шею и не пытался говорить гадости. Конечно, кто мы для тебя теперь…

Макс от такого подхода явно растерялся. Валери чувствовала себя хуже некуда: каждое слово Шеррил словно вбивало гвоздь в крышку гроба, где покоились отношения Макса Эвершеда и его непутевой ассистентки.

— Шеррил, послушай, давай разберемся нормально.

— Нет, Максим, я не хочу ни в чем разбираться. Все предельно ясно. Кому-то ты врешь — либо нам с сыном, либо ей. — Она кивнула на Валери. — Если ты врешь ей, то объяснись, как мужчина, и больше с ней не встречайся. Если ты врешь нам, ты нас потеряешь. А ведь мы так старались быть семьей. Мы так старались ради тебя.

Шеррил была умной женщиной: она прекрасно знала, где находится слабое место, и била туда с прицельной точностью. Плечи ее поникли, она теребила ремешок сумочки и выглядела теперь не разъяренной фурией, а очень несчастной обманутой женой.

— Я подумала, что это она все подстроила, — миссис Милборроу указала на неподвижную Валери. — Я приехала на студию Ворхауза, и оказалось, что меня там никто не ждет. Пока я выясняла, в чем дело, пока обнаружилось, что это подлог и никто со студии мне не звонил, прошло уже больше суток, и ты с Адрианом улетел. Я не сразу вернулась в Нью-Йорк, а когда поняла, что ты захватил с собой эту женщину, немедленно забронировала билеты и добралась сюда. Но, увы, слишком поздно.

— Тебя разыграли? — нахмурился Макс. — Но кто?

— Не знаю, — всхлипнула Шеррил. — Мы так и не выяснили. Кто-то позвонил моему агенту на личный номер — а он есть у очень, очень немногих! — и сказал о съемках, и я поехала, как дурочка.

Макс молчал. Валери в чем-то понимала его: ему предстояло сделать выбор прямо сейчас, и после слов Шеррил о семье этот выбор стал гораздо более трудным.

— В общем, так, Максим, — сказала миссис Милборроу и утерла слезы, — я даю тебе время подумать и разобраться. Не хотелось бы разрушать семью из-за минутной прихоти, и я готова закрыть на это глаза. Сейчас я забираю Адриана и улетаю в Нью-Йорк, и не спорь, потому что я имею право это сделать. Он не должен понять, что произошло. Через несколько дней я немного успокоюсь, и мы все обсудим. Что делать с нею, решай сам. — Еще один кивок в сторону Валери. — Это твоя проблема.

Он мог сказать, что это не проблема. Что это женщина, которая ему нужна. Хоть что-нибудь сказать. Однако Макс промолчал, и Шеррил вышла, закрыв за собой дверь. Через некоторое время из-за стены послышался громкий голосок Адриана:

— Мама, мамочка! Это ты?

Макс молча подошел к стулу, на котором висели извалянные в песке джинсы, и принялся их натягивать. Валери наблюдала за ним сухими глазами.

— Она действительно его увезет? — спросила она. — И ты ничего не сделаешь?

— Я не буду ей препятствовать. — Макс надел футболку. — Меньше всего я хочу, чтобы Адриан видел наш скандал. Он уже навидался достаточно.

— И как же ты будешь решать… проблему? — усмехнулась Валери уголком губ.

Эвершед постоял, глядя на нее, потом подошел, склонился и крепко поцеловал в губы.

— Послушай, — сказал он, — ты — не проблема. Проблема — это Шеррил, и то, что мне теперь делать с ней. Пока у меня нет решения, но я его придумаю. Что же касается нас двоих, я хочу, чтобы ты знала: я не жалею ни об одной минуте, что провел с тобой.

Валери почувствовала, что сейчас заплачет.

— Правда? — шепотом спросила она.

— Правда. Я тебе ни минуты не врал. Я просто пока… не могу ничего обещать.

— Мне ничего и не нужно.

— Вот это зря. — Он стиснул ее ладонь и отстранился. — Зря. Пока не спрашивай ни о чем. Я должен подумать.

Он вышел и прикрыл за собой дверь, а Валери, просидев еще несколько минут в неподвижности, наконец встала и принялась за поиски чистого платья. То, что вчера побывало на пляже, выглядело совершенно неприлично.


Шеррил с Адрианом уехали немедленно, а Валери и Макс задержались на полдня, чтобы собрать вещи, заказать обратные билеты и распроститься с отелем, который вынуждены были покинуть столь поспешно. Они почти не разговаривали, Макс замкнулся и ушел в себя, и Валери молчала, не надоедая ему вопросами. Вот тебе и новая жизнь, обещанная домашними шаманами кузины Рейчел. Обещали перемены, однако Валери и предположить не могла, что они будут столь кардинальны.

Все, что она могла сделать в данный момент, чтобы помочь Максу, — это отойти в тень и не мешать. Она знала, что примет любое его решение, даже если он выберет остаться с Шеррил. Эвершед слишком зациклен на семье и положил много сил, чтобы ее создать и удерживать в рамках собственных понятий об идеалах. Он не станет так легко отказываться от достигнутого. И чем это обернется для Валери, пока неизвестно.

Но и от своих слов в отношении нее Макс не отказывался. Весь долгий, изматывающий путь до Нью-Йорка он был рядом, не отстранялся и держал Валери за руку, хотя и молчал, как надгробие. Валери сидела тихо, словно мышь, не мешая Максу думать. Она знала, как тяжело принимаются этические решения подобного рода, особенно если примера нормальной семьи перед глазами нет, а есть только отчаянная тоска по ней и собственные призрачные понятия — как должно быть правильно.

Ах, если бы у него были нормальные родители, с горечью думала Валери, глядя в иллюминатор на белоснежные копны облаков. Если бы они, как приличные люди, жили вместе потому, что им хорошо вместе, а не потому, что того требует долг перед человечеством. Ссорились, мирились, смеялись и плакали, но — любили друг друга и своих детей. Или не любили, но честно. Макс так мало получил родительской любви, что теперь не знал, кому дарить свою и сколько. Он привык к терроризирующему молчанию, к тому, что стоит оступиться — и ты потеряешь все. Если бы у него была обычная семья, он развелся бы с Шеррил давным-давно, и это не казалось бы ему такой трагедией. Валери мнилось, что она знает Макса лучше, чем он сам знает себя, но она не произносила ни слова, боясь нарушить хрупкое равновесие его мыслей.

И все же то, что его пальцы стискивали ее ладонь, давало некоторую надежду.


В Нью-Йорке было пасмурно, но довольно тепло. Джейкоб встретил прилетевших в аэропорту, погрузил багаж в машину, и Макс настоял, чтобы сначала отвезти Валери домой. Эвершед был нетороплив, будто обдумывал каждое последующее действие тщательнее, чем оно того заслуживало. Возможно, так оно и было.

— Может, мне следует уволиться? — спросила Валери вполголоса, пока «мерседес» пробирался через вечные пробки.

— Не говори глупостей, — рассеянно откликнулся Макс. — Где я найду такую помощницу? Это во-первых. А во-вторых, я не хочу, чтобы ты увольнялась. Только некоторое время, думаю, тебе не стоит появляться у меня дома и видеться с Адрианом.

Это было больно, но понятно.

— Конечно, Макс.

— Как бы я хотел, — сказал он после продолжительного молчания, — как бы я хотел все переиграть и понять, где же я ошибся.

— А ты не думал, что мог не ошибаться? — осторожно спросила Валери.

— Мужчина берет ответственность на себя. Иначе какой же он мужчина? — невесело усмехнулся Эвершед. — Только я все время думаю о том, чьи интересы в данной ситуации для меня важнее всего.

— Адриана, — убежденно сказала Валери. Конечно. Адриана.

— Да, его. Он ведь не понимает, что происходит, и пока не поймет.

— Все просто, Макс. Ты сделаешь то, от чего Адриан будет счастливым.

— М-да. Осталось определить, что именно. У меня всегда были трудности с такими вопросами.

— Я знаю, — сочувственно произнесла Валери.

Эвершед посмотрел на нее внимательно.

— Ты необыкновенная женщина. И не заслуживаешь того, что происходит. Ты большего заслуживаешь.

— Но мы имеем то, что есть.

— Да. — «Мерседес» остановился. — Я позвоню тебе завтра.

— У тебя еще есть пара свободных дней, ведь мы вернулись раньше. Хотя с Филиппом я свяжусь и деликатно объясню ему ситуацию. Без личных подробностей.

— Я уверен, что ты сумеешь правильно все подать.

При Джейкобе Макс ограничился тем, что поцеловал Валери в щеку. Хотя бы так.

Дома было пусто и непривычно тихо. Валери втащила чемодан в прихожую, сбросила пальто и ботинки и отправилась на поиски Рейчел. Кузина отсутствовала. На столе обнаружилась записка следующего содержания:


«Привет! Так позавидовала твоему отлету в теплые края, что не удержалась и отправилась на две недели на фестиваль в Мексику. Кота отдала Стивену, можешь забрать, когда вернешься. Впрочем, они неплохо уживаются вдвоем — Стивен и Стефан. Надеюсь, ты привезешь с Мальдив приятные воспоминания. Целую. Рейчел».


Валери печально улыбнулась. Воспоминания — приятные и неприятные — легли на душу непомерным грузом, заставляя непрерывно прокручивать в голове все случившееся. Это так утомляло, что Валери, не раздеваясь и не разбирая вещей, прошла в свою комнату, легла на кровать и уснула, словно ее выключили.

12

На пороге квартиры Макса встретила застенчивая няня Бетти.

— Где Адриан? — спросил он, не поздоровавшись.

— В детской, — пролепетала няня, пунцовея на глазах.

— А моя жена?

— Ее нет дома.

Странно. Макс думал, что Шеррил ждет его у дверей, пылая праведным гневом. Он никак не ожидал, что жена немедленно по возвращении куда-то денется. Впрочем, рано или поздно она появится, можно не сомневаться. Макс поспешил в детскую.

Совершенно спокойный Адриан играл с железной дорогой, катая разноцветные вагончики. При виде отца он издал боевой вопль вождя краснокожих и немедленно запрыгнул Максу на руки.

— Как вы долетели с мамой? — спросил Макс, любуясь на загорелую веселую мордашку. Слава богу, что бы ни задумала Шеррил, она не стала срывать злость на Адриане; и на том спасибо.

Сынишка тут же выдал гору информации, которую слегка успокоившийся Макс выслушал очень внимательно.

— А куда мама ушла, ты не знаешь? — осторожно поинтересовался он.

— Нет. Мы сидели тут, я играл, а она читала журнал. А потом бросила его и сказала, что уходит и скоро вернется, и чтоб я вел себя хорошо.

— Ты вел?

— Конечно!

— Угу. — Макс опустил Адриана на пол, обратно к железной дороге, и кивнул появившейся няне: — Присматривайте за ним.

Журнал. Он валялся на столе среди игрушек и оказался «Жизнью знаменитостей». Опять это бульварное чтиво, и зачем только Шеррил его просматривает? Рассеянно прихватив глянцевое издание, Макс вышел из детской, добрался до кухни и запустил кофеварку, после чего принялся перелистывать страницы.

Искомый материал был на восемнадцатой странице. Статья, озаглавленная «Истинное лицо безупречности», занимала больше половины полосы и была посвящена ему, Максу Эвершеду. Писавший не поскупился на дифирамбы. Кто-то из редакции его очень сильно любит, только вот кто? Имени корреспондента не было. Макс пробежал глазами статью, где автор вовсю спекулировал мыслью «Безупречный человек идеален и в жизни», для чего ему, автору, явно не хватало материала. Или хватало? Макс вчитался внимательнее. «…Эвершед так старается быть внимательным мужем и отцом, что иногда его усилия вызывают сочувствие. Особенно когда понимаешь, что они частенько пропадают впустую. Сыновняя любовь ему обеспечена, а вот насчет жены возникает все больше сомнений. Напомним, что актер, названный, по опросам, секс-символом года, женат на актрисе Шеррил Милборроу, чья звезда, похоже, неумолимо клонится к закату».

Куда бы ни подалась Шеррил, Макс готов был поспорить на полмиллиона долларов, что с места ее сорвали именно эти строчки. Он хмыкнул, еще раз перечитал их, забросил журнал подальше и отхлебнул кофе. За теми, кто сидит на самом верху, постоянно наблюдают, и Эвершед иногда забывал, что не является исключением. Он настолько любил свою работу, что побочные эффекты оставались в стороне. За этим следили Валери и Филипп, а Макс появлялся в положенное время на пресс-конференциях, давал интервью, улыбался телекамерам или встречался с фанатами — словом, исполнял свой долг не только перед миром кино, но и перед миром людей. Он не мог не играть, и это было важно, а остальное прилагалось к его игре.

Шеррил устроена по-другому. Для нее нет ничего важнее внимания прессы, броских заголовков в газетах, шумихи вокруг ее персоны. Макс знал, что ее агент специально подсовывает журналистам дополнительные сведения и ведет активную пиар-кампанию, направленную на постоянное раздувание интереса. То, что Макс получал играючи, Шеррил доставалось тяжким трудом. Если бы она относилась к этому легче… Но она так устроена, тут ничего не поделаешь. Он и сам не лишен честолюбия, хотя тяжелую форму у него никогда не диагностировали.

Эвершед попробовал набрать номер мобильного телефона жены, однако та не отвечала. Ладно, появится рано или поздно. Им еще предстоит длинное и муторное выяснение отношений по поводу Мальдив и Валери.

Валери… Макс боялся думать о ней, отчаянно трусил, ругал себя… и, конечно, думал непрерывно. О той единственной ночи, которая ему досталась, — а он хотел тысячу. О неповторимом спокойствии Валери, ее мужестве, ее готовности быть с ним, что бы ни случилось.

Неужели она любит его? Великий боже…

Не может этого быть.

Как можно любить его вот так — преданно и чисто, не мешая, стоя в тени, в ожидании, когда он позовет? Он такого не заслуживает, он вообще ничего не заслужил, нарушив договор с судьбой в самом начале и пойдя по кривой дорожке. Он обманул надежды своей семьи, и сейчас обманывает доверие Шеррил, и как еще может навредить Адриану — никто не ведает. Макса надо запереть в клетку и выставлять в зоопарке, как диковинный образчик никудышного семьянина.

Или он все себе придумал, и Валери бросила в его объятия тоска, желание, скука. Но она не скучала рядом с ним. Или нет? Как же плохо он знает женщин…

Если поверить в то, что Валери хоть немного его любит, что она хотя бы способна на этот шаг, все меняется. Надо было спросить, чтобы знать точно. Ответила бы она? И что, черт побери, ответил бы он, если бы она задала ему тот же вопрос?

Макс не знал.

Он знал, что его тянет к ней, что при мысли о ней в груди становится шероховато и гулко, как в ржавой бочке, и сердце колотится о железные ребра, и все слышат его стук. От этого бывает немного больно и временами так страшно, что перехватывает дыхание. Если это и есть любовь, Макс ничего в ней не понимает.

Что и требовалось доказать.


Шеррил появилась только к вечеру, усталая, бледная и очень злая.

Утомившегося после перелетов Адриана Бетти уже уложила спать, дверь в детскую была плотно закрыта, поэтому Макс приготовился поскандалить без помех. Каково же было его удивление, когда Шеррил, не ответив на его приветствие, прошла в свою спальню и с грохотом захлопнула дверь. Эвершед прислушался: ему показалось, что до него донеслись звуки рыданий.

Застонав, он встал с удобного дивана и пошел выяснять отношения — как угодно, лишь бы поскорее покончить с этим.

На стук в дверь жена не реагировала, и Макс, надавив на ручку, обнаружил, что Шеррил не заперлась. Он вошел; дорогая супруга, с которой у него теперь было что угодно, только не любовь, сидела на кровати и неподвижным взглядом смотрела в дальний угол.

— Что случилось?

Она молчала.

— Шеррил, что произошло?

Жена всхлипнула и вытерла нос крохотным платочком. Все это — и приглушенный свет, и кусочек белоснежного батиста, и растрепанные волосы Шеррил — вдруг показалось Максу сценой из мелодрамы, в которой они оба снимаются. Он подавил желание оглянуться и проверить, не маячит ли поблизости съемочная группа.

Вместо этого он закрыл дверь, прошел к кровати и остановился, нависая над Шеррил.

— Ты будешь разговаривать или нет?

— Зачем? — Она отвернулась, чтобы не смотреть ему в лицо. — Разве тебя это волнует?

— Хороший вопрос. Чтобы получить на него ответ, тебе нужно для начала все мне рассказать.

— Вот. — Она сунула Максу в руки листок бумаги.

Эвершед, нахмурившись, прочитал послание, составленное из вырезанных газетных букв.


«Ты отвергаешь меня, сука, ты молчишь и отвергаешь меня! О, как же ты порочна, как сладка! Я знаю, ты всего лишь хочешь распалить мое воображение, хочешь подразнить меня, нехорошая девчонка! Но мы будем вместе. Я сделаю все, чтобы мы были вместе. А если ты не захочешь, я убью твоего гадкого мужа, твоего мерзкого сына, а потом убью и тебя!»


— Присылают на адрес агентства? — деловито осведомился Макс, переворачивая послание. Другая сторона листка была пуста.

— Д-да, — всхлипнула-вздохнула Шеррил. — И говорят, это не первое. Максим, что мне делать?

— Выбросить эту гадость в мусорное ведро и забыть. — Он поморщился, услышав «Максима». — Филипп получает подобные послания для меня трижды в день. На свете полно ненормальных.

— Я боюсь! За Адриана в первую очередь! — Шеррил наконец подняла на мужа заплаканные глаза. — И за тебя! Не говоря уже о себе.

— Конечно, — согласился Макс, — не говоря уж о тебе.

— Я поехала в агентство, — продолжала жена, — чтобы побеседовать об этой дурацкой статье в «Жизни знаменитостей»… А потом Синтия показала мне вот это, и я совсем растерялась. И еще ты уходишь от меня.

Макс пришел в замешательство.

— Разве я ухожу?

— А разве нет? Разве твой вызов, твоя поездка на острова с этой ассистенткой не говорят сами за себя?

— Шеррил, послушай. — Он не хотел дотрагиваться до нее и утешать, потому что это означало бы, что он сдался, а Макс сдаваться не хотел. — Совершенно очевидно, что наша семейная жизнь пошла псу под хвост. Я тебе не слишком интересен, и ты с каждым днем все менее интересна мне. Но я думаю об Адриане. Как он себя поведет, если мы разойдемся?

— Я сумею его утешить, — прошептала Шеррил. — Мы заживем с ним лучше прежнего.

Макс почувствовал, как в нем, словно горячее молоко, вскипает раздражение.

— Вы? Вместе? Что за ерунда. Если мы вдруг решимся на развод, Адриан останется со мной. Это не обсуждается. Ты не способна позаботиться о нем так, чтобы он был счастлив.

Вот он это и сказал — и оказалось, что произнести правду гораздо легче, чем предполагалось.

— Я не отдам его просто так. — Вот теперь Шеррил говорила как обычно, этот тон Макс отлично знал. — Я ни за что не отдам его без боя.

— Шеррил, помилуй тебя бог, — тихо произнес Эвершед, — неужели тебе совсем его не жалко?

— Жалко! — выкрикнула она. — И себя мне жалко! Потому что ты меня обманул, ты обещал заботиться обо мне и принимать участие в моей судьбе, а теперь только и ждешь, когда сможешь сбежать! Так вот, никогда! Я не отдам тебе Адриана просто так! Я устрою показательный процесс! Я всю душу из тебя вымотаю!

Ого, подумал Макс.

— Шеррил. — Он помолчал. — Шеррил… Ты же знаешь, что я не позволю тебе это сделать. В крайнем случае Адриана увезут, за ним присмотрит кто-нибудь, пока мы не разберемся между собой. Я не хочу таскать ребенка по судам.

— Значит, ты все-таки решил со мной развестись?

— Ты сама это сказала. Я не думал говорить это тебе… сегодня. — Он еще немного подумал, взвесил так и этак, и понял, где прав. — Но ты просто ускорила события. Да, я хотел бы с тобой развестись.

Развестись с ней. Снова обрести свободу, которая была у него до того, как он встретил Шеррил Милборроу. Забрать Адриана и быть вместе с ним. Больше не будет скандалов из-за пустяка, больше не будет молчания, которое нервировало его больше всего. Макс не станет учить Адриана молчать, если что-то случилось. Лучше выяснить все сразу. И навсегда.

— Господи, — прошептала Шеррил и уткнулась лицом в ладони; Макс отстраненно смотрел на ее макушку. — За что мне все это? Меня бросает муж, он отнимает у меня сына, какой-то маньяк грозится меня убить, а пресса пишет унизительные статьи…

— Как забавно, что ты ставишь все эти события на одну полку.

— Я ничего и никуда не ставлю, Максим.

— Не называй меня так! — взъярился он. — Мне надоело!

Шеррил подняла заплаканные глаза, окинула мужа взглядом с головы до ног и встала. Ее губы насмешливо искривились.

— А как мне тебя называть? Макс? Этой собачьей кличкой? Этим коротеньким именем для плебеев? Ты ведь мог так многого достичь, Максимилиан Эвершед, человек из хорошей семьи. Не то что я, мне-то пришлось все зарабатывать своим горбом.

— Ты знаешь, что мне тоже.

— Ты врешь. Я всегда подозревала, что ты врешь. Можешь рассказывать свои сказки кому-нибудь другому. На тебя же целый штат трудится, они сочиняют тебе хвалебные оды и продают за большие деньги, и пресса тебя любит. Конечно, все любят доллары. И хорошеньких девушек. Скажи, с кем спит твоя Валери, чтобы все тебя так любили?

Он еле удержался, чтобы не дать Шеррил пощечину. Отец часто раздавал затрещины — ему самому, его матери, брату, — и Макс однажды поклялся, что ни за что, никогда не поднимет руку на слабого. Даже если об этом никто не будет знать.

— Не смей говорить так о Валери.

— А что ты мне сделаешь? — Она тряхнула блестящими волосами — водопад антрацита. — Ты ведь и так лишаешь меня всего, что мне дорого.

— Если тебе дорог Адриан, за столько лет ты могла бы потрудиться это хоть немного продемонстрировать.

— Отлично! Я плохая жена, я плохая мать, и актриса я тоже плохая — вышвырни меня из своей жизни и забудь, словно страшный сон!

— Мы ведь были с тобой счастливы, — негромко произнес Макс. — Что же случилось?

— Не знаю. — Шеррил отвела взгляд. — С кем-то ты был счастлив, но, видимо, не со мной.

— Тогда нет смысла продолжать.

Он сунул руки в карманы брюк и направился к двери. На пороге остановился.

— Ты понимаешь, что Адриана тебе не получить. Тебе он и не нужен, Шеррил. Давай договоримся. Информация в прессе значит для тебя намного больше, чем сын, и я меняю Адриана на информацию в прессе. Мы подадим наш развод так, как это будет удобно тебе. Хочешь — будь покинутой и несчастной женой, у которой изверг-муж отобрал единственного сына. Хочешь — гордой победительницей, которая ушла, чтобы не терпеть издевательства. Мне все равно, как выглядеть. Филипп постарается и найдет тебе выгодный контракт, даст твоему агенту возможность организовать ряд интервью. Сыграй свою роль, как тебе угодно, а что останется между нами, никому знать не следует. — Шеррил молчала. Макс кивнул на валявшийся на кровати листок. — Что же касается этих угроз, обещаю тебе, что не начну дела о разводе, пока не выяснится, кто этот шутник. Филипп займется им завтра же утром, я скажу ему, чтобы позвонил Синтии. У нас есть связи в полиции, думаю, его быстро найдут. И… мне жаль, Шеррил. Действительно жаль.

Он вышел.

13

Они перезванивались несколько раз на дню, и однажды Валери видела Макса в офисе Филиппа — он кивнул и быстро прошел мимо, явно куда-то торопясь. Он ни слова не сказал о том, как прошел разговор с женой; но, судя по тому, что Валери в дом не звали, Шеррил удалось-таки настоять на своем.

Неприятный расклад. Может быть, и следует уволиться.

Филипп совершенно точно знал больше, чем говорил, и опасливо поглядывал на Валери, видимо ожидая, когда она начнет его расспрашивать, — но она не расспрашивала. Ливенсу придется изворачиваться, а ставить немолодого человека в неловкое положение Валери не могла. Макс велел ей ждать — она и ждала, хотя с каждым днем раздражение и злость на судьбу — и на Шеррил Милборроу — становились все серьезнее.

Валери очень скучала по Максу, по его постоянному присутствию, наигранной рассеянности, смешным разговорам ни о чем. А теперь, после Мальдив, еще и по его запаху, вкусу его кожи, его поцелуям и страсти — по всему, чего ей досталось так мало и неизвестно, достанется ли еще.

И как там Адриан? Валери не решалась звонить прямиком в квартиру Эвершеда, опасаясь, что трубку поднимет Шеррил. Жена могла устроить Максу очередной скандал, а Валери оказалась бы виноватой. Ах, если бы только знать, что там происходит!

На четвертый день после возвращения в Нью-Йорк Валери позвонил Питер Сайфер, режиссер фильма «Стальной ангел», в котором Макс снимался летом. Студия, готовившая фильм, принадлежала медиамагнату и приятелю Эвершеда — Тони Мэтьюсу, и потому работать там было сплошным удовольствием. Услышав голос Питера в трубке, Валери улыбнулась.

— Приветствую, мисс Мэдисон. Готовы ли вы к озвучке?

— Да, Питер, однако, если мне не врет календарь, до нее осталось полторы недели.

— Все верно, моя хорошая, только у меня маленькая просьба. Можно ли выкроить пару часов в напряженном расписании господина Эвершеда и подъехать переснять один крупный план? В связи с той историей на студии у нас пострадала одна бобина с пленкой, и нет крупного — а он позарез нужен.

Во время съемок. «Стального ангела» один член команды, подкупленный конкурентами, сознательно вредил группе, а перфекционист Питер, конечно, теперь не мог обойтись имеющимся материалом.

— Пит, я тебя очень люблю, но вылететь сейчас в Лос-Анджелес мы не сможем. — Валери пролистала расписание. — И стоит ли это делать ради одного крупного плана? Полторы недели это не подождет?

— Не подождет, цветок моей души, не подождет. Но вам совершенно не нужно никуда лететь. Я сам в Нью-Йорке, а здесь, слава богам, достаточно студий, где имеется синий экран.

— Тогда, думаю, без проблем. Как насчет послезавтра?

— Отлично. Записывай адрес.

Валери заполнила имеющееся «окно» в расписании Макса, положила трубку и вздохнула. Хочется или не хочется Эвершеду им придется увидеться.

Макс при встрече вел себя спокойно: поцеловал Валери в щеку, усадил рядом с собой в машину и — вот чудо из чудес! — взял ее руку в свои ладони. Джейкоб внимательно смотрел на дорогу и делал вид, что он глухой.

— Как ты? — поинтересовалась Валери, вкладывая в этот дурацкий вопрос множество других, не менее дурацких.

— Все идет не совсем так, как мне хочется, но я надеюсь, что получу желаемое. — Слишком туманный ответ.

— А Адриан?

— О, с ним все в порядке. Передавал тебе привет и велел сказать, что скучает. Кстати, почему ты ему не звонишь?

— Я опасаюсь сделать хуже.

— Не опасайся.

— В таком случае, обязательно позвоню, уже сегодня вечером.

Валери улыбнулась. Насколько легче знать, что мир все-таки не разлетелся на осколки окончательно — есть спасательный круг, за который можно ухватиться. Несправедливо требовать от Макса ответов или обещаний. Ему и так нелегко. Но знать, что происходит, хотелось нестерпимо.

— Макс, я не понимаю, что делать мне. Ты ничего не говоришь.

— Подожди некоторое время. — Он перебирал ее пальцы, как струны арфы. — Сейчас я не готов ни обещать, ни даже говорить об этом. Я в свое время надавал множество обещаний и теперь вижу, чем это может обернуться против меня.

Валери закусила губу. Отлично, просто отлично. Даже если он разойдется с Шеррил, вполне возможно, он не захочет кому-либо еще принадлежать. Теперь Макс может рассматривать брак как клетку, куда его пытается завлечь женщина. Если Валери захочет чего-то под названием «отношения», то может потерять Макса в одно мгновение. Блестяще.

И это если он разойдется с Шеррил — а он пока ни слова об этом не сказал.

Валери почувствовала, как устала от лавирования в лабиринте своих и чужих обид, страстей, комплексов и жажды счастья. Почему не бывает просто и легко? Почему все это так изматывает, тянется годами, и нет никаких шансов вырваться?

Губы Макса коснулись ее виска, и Валери вздрогнула.

— Все будет хорошо.

— Ты же сказал, что не даешь обещаний, — невесело усмехнулась она.

— А это не обещание — так, небольшое пророчество.

— О, ты в пророки записался? С каких пор?

— Надо же подрабатывать. Кручусь как могу.

Разговор свернул на привычную тропинку, и можно было подумать, что все действительно хорошо — как всегда.


На студии их встретил Сайфер — в модных драных джинсах, немыслимой рубашке и с неизменной улыбкой на губах. Режиссер слыл парнем не от мира сего и подавал большие надежды.

— Давно не виделись, — сказал он, пожимая руку Максу и старомодно целуя ладонь Валери. — Эвершед, тебя ждут гримеры. А тебя, Валери, ждет кофе.

— И Эвелин. — Валери помахала рукой знакомой девушке. — Мы поговорим, пока Макса гримируют, идет?

— О'кей, только не слишком долго.

— Привет! — Эвелин Хедж, исполнительница главной женской роли в фильме, не стала обниматься с Валери, чтобы не помять прическу и не испортить грим. — Рада видеть вас обоих.

— Взаимно. — Сайфер откопал Эвелин на каком-то кастинге и не пожалел — девушка оказалась очень талантлива, ее ждало большое будущее. Она умудрялась совмещать съемки в кино с учебой в Гарварде. — Как твои дела?

— Неплохо, если не считать того, что спать я стала еще меньше. Но ради удовольствия поцеловаться с Максом лишний дубль я и не на такие жертвы готова пойти.

Ночь в отеле на Мальдивских островах вспомнилась в один миг и до мелочей — Валери и не знала, что так бывает. Ее передернуло.

— Эй! — забеспокоилась Эвелин. — Что случилось? Я всего лишь пошутила!

— Прости. — Мисс Хедж действительно была ни в чем не виновата. — Я тоже мало сплю.

— Это из-за того, что у Макса неприятности в семье? — понизив голос, осведомилась Эвелин.

— С чего ты взяла, что у него неприятности?

— Да об этом все газеты пишут. Ну не все, так многие. А сегодня в «Кино» появился разгромный обзор последнего фильма, в котором снималась Шеррил. Думаю, им обоим это нелегко. С учетом того, что «Жизнь знаменитостей» прилипла к ним, как банный лист.

— Я и не знала, что ты так этим интересуешься, — неприятным голосом сказала Валери.

— Это не я. Это мама моего… моего парня. Она читает все бульварные издания и знает, что я снималась с Максом, и прожужжала мне о нем все уши. Поэтому извини, но я в курсе.

Эвелин сочувственно коснулась руки Валери и отошла — ее ждали на площадке. Ассистентка Эвершеда обессиленно опустилась на ближайший стул. Итак, о том, что у Макса нелады с Шеррил, теперь знает широкая общественность. Валери представила, какой скандал жена способна закатить Максу по этому поводу, и схватилась за щеку, будто зуб заболел. Вот почему Эвершед такой странный. Он все думает об Адриане — а что делает в это время Шеррил? И станет ли Макс окончательно разрывать с ней отношения?

Ничего, подумала Валери, ничего. Ждать — это мы умеем. Мы, кто так вот любит, еще и не такое умеем.

Мы можем до посинения ждать, пока о нас вспомнят. До позеленения — пока позовут. Мы можем мучиться, терзаться, обижаться… мы много что можем. Мы способные. Мы можем просто молчать (как и делаем обычно), а в груди — боль, как тупая иголка, которой кто-то ковыряет сердце.

Также мы можем утрировать, делать из мухи слона и помидоры из киви. Это хуже, но кто отберет у нас право?

Кузина Рейчел осуждала Валери. У нее были другие правила.

— Когда о тебе забыли однажды, Валери, — ты простишь и забудешь, — говорила Рейчел. — Когда о тебе забыли снова — ты простишь и заставишь себя забыть. Когда о тебе забыли опять — ты простишь и будешь помнить. И отношения станут… осторожнее. С оглядкой. Когда о тебе забыли в несчетный раз — ты простишь. И оставишь за собой право забывать. Когда о тебе вспомнили, ты улыбнешься и придешь. И забудешь. До тех пор, пока не натолкнешься на те же самые грабли. Но одной шишкой на лбу больше, одной меньше… Кого это волнует в данном мире, простите?! Ведь — самое страшное — ты не перестаешь от этого любить.

— Любовь не выбьешь граблями, — отвечала Валери. — Мою — нет.

И все это по-прежнему оставалось с ней.

Может, она и была неправа. Может, ей тоже следовало закатить Максу скандал, попробовать отбить его у Шеррил, короче говоря — активно вмешаться в процесс. Так поступают волевые, уверенные в себе женщины, готовые бороться за свою любовь. И — разрушают ее, потому что Валери знала совершенно точно, что разрушить их с Максом хрупкую связь легче легкого. Рейчел говорила, что она строит воздушные замки, но, кажется, кузина мало что понимала в архитектурных вкусах и дизайнерских устремлениях других людей.

Говорят, что строить воздушные замки — одно из самых бесполезных занятий на свете, вроде войны с ветряными мельницами. Это не так.

Если ты строишь замок, а тебе кажется, что он создан из ветра, — может оказаться, что он прочно врос в землю. Если ты строишь замок, и тебе кажется, что он из камня, — он может прикинуться облаком. Но это не умаляет ценности архитектурных решений.

Жалеть — не надо. Ни о секундах свысока, ни о коварных свойствах строительных материалов. Что было, то было, а кирпичей осталось еще много. Какая разница, если обрушилась или улетела с дождем одна башенка: все можно сделать заново, еще лучше и красивее.

Оттого, что мы строим замки, мы становимся лучше и добрее, полагала Валери. Созидание еще никому не вредило. А если кому-то не хватает раствора, можно и поделиться.

Максу как никогда нужны ее знания в том, как молча поддержать. Значит, так она и будет делать.

Загримированный Эвершед нашел взглядом Валери и махнул ей рукой; она немедленно замахала в ответ и улыбнулась.

Ничего. Она умеет ждать.


Неделя прошла в обычных хлопотах. Валери и Макс теперь работали, как раньше, только Эвершед по-прежнему ничего не говорил. Он не предпринимал попыток остаться с Валери наедине, не напрашивался к ней домой и вообще вел себя так, как раньше. Только иногда она ловила на себе его жадные, наполненные опасной тьмой, взгляды, и каждый раз ей казалось, что ее завернули в клок жаркой ночи. Ее и Макса, и в этой темноте больше никого нет, кроме них двоих. И там они наконец-то могут сделать друг с другом все, чего хотят…

Это было тяжелее, чем если бы Макс прикасался к ней, а ей этого так хотелось, что иногда приходилось стискивать зубы и до боли вцепляться в то, что держала в руках, чтобы не повести себя неправильно. Хотя Валери-то казалось, что подобное поведение будет единственно правильным, оно было неуместно сейчас.

Она приезжала вечерами в пустой и темный дом (Рейчел позвонила и сообщила, что задержится в Мексике еще на неделю), кормила утробно мурлыкавшего кота и не открывала дверь, если видела в «глазок» унылого влюбленного из соседней квартиры. Валери вообще почти не зажигала света: в уютной полутьме большой квартиры ей думалось лучше. Раз за разом прокручивая в голове события последних недель, она приходила к одному и тому же выводу. Надо ждать. И вести себя тихо, как мышь под метлой.

Вечерами, бывало, звонил Макс и давал трубку Адриану, и Валери долго разговаривала с мальчиком, который постоянно повторял, как он по ней скучает. Она вспоминала, как он называл ее мамой — по рассеянности, по ошибке, по желанию? — и все пыталась себе представить, как себя должна вести Шеррил, чтобы собственный сын принимал ее за незнакомку. За более далекую женщину, чем ассистентка отца.

Бред. Так не бывает.

Звездные браки просто обязаны быть счастливыми. Он и она — блестящие, успешные, талантливые. Неужели Шеррил не могла хотя бы притвориться, что любит сына? Разве это так трудно? Валери не понимала, как Адриана можно не любить.

Иногда она позволяла себя помечтать, что Адриан — ее ребенок. Что она, Валери Мэдисон, имеет право укладывать его спать, покупать ему одежду и игрушки, возить на занятия теннисом и есть с ним мороженое в кафе. Не так, как они это делали раньше, а по-другому. Это было таким огромным счастьем, что Валери жмурилась от него. И, представляя рядом Макса, зарывалась лицом в подушку, плача и смеясь — благо никто не видел.

…Оставалось три дня до отлета в Лос-Анджелес на озвучку «Стального ангела». Валери подготовила билеты, отель и — во избежание — отдельные номера для себя и Макса, причем расположенные на разных этажах. Нечего искушать судьбу. Хотя если Макс захочет, чтобы она была рядом, его не остановит такая мелочь.

Был уже поздний вечер, но Валери еще работала. Стефан терся рядом, елозил теплым боком по локтю Валери; она же, постукивая карандашом по губам, просматривала график Эвершеда и вносила коррективы. Полосатая чашка с травяным чаем из шаманских запасов Рейчел стояла рядом. На Валери был теплый свитер и уютные толстые носки, и ей было хорошо и спокойно. Она запретила себе думать о плохом. Пусть все идет так, как идет.

Звонок мобильного телефона разорвал кисею тишины; Валери дотянулась до трубки и, не глядя на экранчик, нажала на кнопку приема вызова — только на звонки Макса у нее стояла вместо стандартной мелодии песня «Ветер в моих крыльях» в исполнении Бетт Мидлер. Макс эту старую песню очень любил.

— Привет. — Валери отогнала назойливого кота. — Хорошо, что ты позвонил. Мне нужно с тобой обсудить декабрьский…

— Валери, — голос Эвершеда звучал глухо, словно из-под крышки гроба, — приезжай ко мне. Немедленно. Ты мне нужна.

— Что случилось? — У нее мгновенно пересохло во рту. Валери резко села, отпихнув оскорбленно мяукнувшего Стефана.

— Адриана похитили. Пожалуйста, сию секунду приезжай.

14

Дверь в квартиру Макса была нараспашку, в прихожей виднелись следы грязных ботинок. Следы тянулись в сторону гостиной, и Валери пошла туда же, не позаботившись снять обувь. Нынешние визитеры правы, тут не до церемоний.

В большой светлой комнате было немноголюдно, но казалось, что она заполнена людьми. Филипп Ливенс стоял у бара и наливал в стакан виски — Валери заметила, что бутылка, которой полагалось быть полной, уже почти пуста. Двое джентльменов весьма полицейского вида сидели на диване, и видно было, что им тоже хочется виски, но устав не позволяет. Седоусый человек в гражданской одежде, но с военной выправкой устроился в просторном кресле и, положив руки на подлокотники, созерцал происходящее со спокойствием удава. Макс стоял у окна спиной к присутствовавшим, вглядываясь в темноту и засунув руки в карманы джинсов. Валери знала, что он делает так всегда, когда сильно волнуется, — это помогает ему сдерживаться.

— Здравствуйте, господа, — произнесла мисс Мэдисон.

К ней обернулись все, и в первую очередь Макс. По его лицу Валери прочитала все, что нужно, прошла через гостиную, пачкая ботинками дорогой светлый ковер, и остановилась рядом с Эвершедом. Он вынул руки из карманов, ладонями ухватил Валери за затылок и на несколько мгновений прижал ее голову к своей груди. Дух захватило от этой доверительной ласки. Валери подышала в свитер Макса, пахнувший знакомым одеколоном, и позволила себя отпустить.

— Как это произошло? И, — она огляделась, — где Шеррил?

— С ней медсестра, — хмуро ответил Филипп, а Эвершед скривился и промолчал. — Все случилось при миссис Милборроу. Теперь ей требуется отдых и чертова куча успокоительного.

— В твоем голосе слышится неуместное ехидство, Ливенс, — заметил седоусый мужчина. — А между тем, оснований у тебя никаких нет. Может быть, ты лучше представишь мне эту молодую леди?

— Я Валери Мэдисон, ассистентка мистера Эвершеда. — Она решила, что представиться можно и самой.

— Очень приятно. А я — Эндрю Коппард, капитан полиции Нью-Йорка. Это мои помощники, мистер Данн и мистер Вильсон. — Сидевшие на диване полицейские закивали.

— Мистер Коппард — старый друг Филиппа, — хмуро пояснил Макс. Голос у него был еще глуше, чем по телефону. — Он любезно согласился помочь нам в этом деле.

— Не только в любезности смысл моего присутствия здесь, — протянул капитан. — Кроме лучших чувств, питаемых мною к моему другу Ливенсу, мною руководит обостренное стремление к справедливости. И оно подсказывает мне, что я должен приложить все усилия к тому, чтобы отыскать сына столь замечательного человека. Мистер Эвершед периодически дарует мне несколько часов тишины — пока моя дорогая и, несомненно, горячо любимая супруга смотрит фильмы с его участием.

Валери невольно улыбнулась — так мил оказался капитан Коппард. Макс взял ассистентку за локоть, и даже сквозь ткань куртки и свитер Валери ощутила, какие холодные у него пальцы. Когда головы касался — не заметила, а теперь словно льдом обожгло.

— Кто введет Валери в курс дела? — спросил Филипп у присутствовавших.

— Уж точно не я, — отказался Макс.

— Значит, мне придется взять на себя почетную обязанность, — вздохнул Ливенс. — Может быть, вы сядете, оба?

Эвершед увлек Валери за собой к дивану, стоявшему напротив того, на котором устроились полицейские, и заставил снять куртку. Ливенс вопросительно приподнял брови, и Валери кивнула; тогда он налил и ей виски и передал стакан.

— Итак, я приехал к Максу, чтобы обсудить с ним новый сценарий перед отлетом. Мы пили кофе, когда появилась Шеррил. Вид у нее был ужасный: растрепанная, грязная, еле стоявшая на ногах… Мы ее усадили и принялись выяснять, что произошло.

Филипп глотнул виски, как воду. Валери отстраненно отметила, что надо бы отобрать у него стакан: у Ливенса было слабое сердце.

— Понемногу Шеррил нам все рассказала. Она решила пройтись по магазинам, а так как Адриан канючил и просился гулять, то взяла с собой и его. Они побродили по бутикам на Сорок восьмой, перекусили в небольшом кафе, и Адриан запросился домой. Шеррил вышла и стала ловить такси, через некоторое время рядом затормозила машина, оттуда выскочил какой-то человек. Он схватил Адриана, бросил на переднее сиденье, толкнул Шеррил так, что она упала в грязь лицом, и умчался прежде, чем она поднялась.

— Обычное нью-йоркское такси, — прибавил капитан. — К сожалению, миссис Милборроу не запомнила номер; а так как кафе находится в середине улицы и час был уже не ранний, поблизости, как назло, не оказалось прохожих. К миссис Милборроу подбежали, когда было уже поздно. Один приятный молодой человек помог ей добраться до дому; он очень любезен, но не видел машину и, естественно, не может нам помочь.

— Но зачем это сделали? — прошептала Валери. — Кому нужен Адриан?

— О, вот это уже предыстория, — невесело усмехнулся Филипп. — Некоторое время назад на адрес агентства Шеррил начали приходить анонимные письма с угрозами. Синтия, ее агент, уже передала их полиции, сейчас с ними работают эксперты.

— И что именно было в этих письмах?

— Бред сумасшедшего, — прорычал Макс, причем одержимого Шеррил. Он требовал, чтобы она принадлежала ему, а если не согласится, он убьет меня и Адриана. К сожалению, мы с Филиппом придали этим письмам меньше значения, чем следовало бы.

— Такого рода сумасшедшие чрезвычайно изобретательны и хитры, — снова заговорил капитан. — Их извращенный разум придумывает самые дикие сценарии, он же подсказывает, как воплотить их в жизнь. Непредсказуемые люди.

— Спасибо, вы нас очень утешили, — буркнул Эвершед. Впервые Валери увидела воплощение фразы «на нем лица не было». Казалось, обычно жизнерадостную физиономию Макса заменила странная и страшная маска — землистого цвета, с кривым ртом углами вниз и вертикальной морщиной на лбу. Только глаза оставались глазами Макса — темными, грозно-синими и слишком живыми.

— Не спешите отчаиваться, мистер Эвершед. Я сказал — непредсказуемые, и все же в действиях таких людей есть определенная логика. Во-первых, я почти уверен, что вашего сына он не тронет: об этом свидетельствует и характер, и тон присланных писем. Адриан — всего лишь ключ к сундучку под названием Шеррил Милборроу; именно ее наш таинственный похититель больше всего жаждет заполучить. Он отдает себе отчет в том, что она должна прийти за сыном, ее поведет материнский инстинкт, ведь, как пишут в газетах, семья у нее идеальная.

Макс исподлобья взглянул на капитана: похоже, до прихода Валери тот не позволял себе высказываний подобного рода. Да и сейчас нельзя было понять, иронизирует Коппард или нет. Он еле заметно улыбался, но это была скорее улыбка профессионала, которому досталось интересное дело.

— Во-вторых, — продолжал капитан, — этому типу нужно завершить начатое. Он хочет получить вашу жену, значит, он позвонит и потребует ее, или как-то иначе даст о себе знать. Вот поэтому мы здесь все и сидим, мисс Мэдисон, — обратился он непосредственно к Валери. — Мобильный телефон миссис Милборроу у нас, эксперты подключили аппаратуру, чтобы определить, откуда станут звонить. Стоит похитителю набрать номер домашнего или мобильного телефона, и мы его засечем. А дальше все зависит от нашей расторопности и его изобретательности.

— Я надеюсь, что вы окажетесь расторопнее и изобретательнее, чем он, — негромко заметил Филипп.

— А в-третьих, — сказал капитан, не обратив внимания на замечание друга, — поймать его гораздо проще, чем кажется.

— У вас есть описание его внешности? — обрадовалась Валери.

— Увы, нет. Миссис Милборроу не разглядела его лица: он надел бейсболку и надвинул ее на лоб. Но я работаю в полиции Нью-Йорка уже тридцать пять лет и могу сказать вам, что подобные случае редко заканчиваются печально.

— Только ты забываешь об одном неприятном обстоятельстве, Эндрю, — сказал Филипп. — О журналистах.

— Ах да. Но мы ведь можем повернуть это в свою пользу.

— А что журналисты? — с опаской спросила Валери и снова покосилась на Макса. Он держал ее руку так, что Валери не оставляло ощущение, будто ее пальцы сунули в тазик с медленно сохнущим бетоном.

— Когда Шеррил добралась до дому, у подъезда, как назло, отпивалась парочка папарацци, — заговорил Эвершед. — Видимо, они вынюхивали что-то. Им несказанно повезло. Шеррил была не в состоянии не отвечать на их вопросы, она разрыдалась и сказала, что похитили ее сына; а наивный юноша, который ее привез, не имея опыта в общении с прессой, выдал все, что знал. В итоге журналисты получили информацию из первых рук, и я не удивляюсь, если она уже есть в Интернете.

— Черт. — Валери свободной рукой вцепилась в край дивана. — Черт, черт!

— Мы ждали тебя, чтобы обсудить заявление, которое нужно сделать для прессы утром, — сообщил Филипп.

— Зависит от того, чего хочет полиция. — Валери вопросительно посмотрела на капитана.

— А что скажет полиция, в свою очередь, зависит от того, что скажет преступник, когда даст знать о себе. Не будем ускорять события, позволим им идти своим чередом.

— Вы! — Макс стиснул руку Валери так, что она еле слышно пискнула. — Вы позволяете событиям идти своим чередом, а мой сын там, наедине с незнакомым человеком, который неизвестно что делает с ним!

— Мистер Эвершед, — жестко сказал Коппард, — возьмите себя в руки. Вы нам нужны в адекватном состоянии. Что случилось, то случилось, и не пытайтесь взвалить на меня вину за это. Я делаю, что могу.

Макс не стал извиняться, только отвернулся. Валери лихорадочно соображала. Как жаль, что сейчас Макса некому поддержать, кроме нее! Шеррил в шоке, мужчины заняты делом, и нет семьи, которая могла бы обнять и утешить. Хоть кто-нибудь, кто смог бы наговорить кучу глупых слов и тем самым отвлечь.

— Может быть, позвоним твоим родителям? — осторожно предложила Валери.

— У меня нет родителей, — отрезал Макс.

— Сомнительное утверждение. Все на свете люди — чьи-то дети. Непорочное зачатие случилось всего однажды за несколько тысяч лет, и то с помощью Святого духа. Может быть…

— Никаких «может быть». Никого из моей так называемой семьи здесь быть не должно.

— Поздно, — послышался голос от дверей, — раньше надо было беспокоиться, братишка.


Кристиана Эвершеда Валери видела не в первый раз. Высокий, подтянутый, очень похожий на Макса, младший брат выглядел потрясающе. На нем был темно-синий костюм, легкий плащ, свидетельствовавший о том, что Кристиан передвигается по городу в основном в машинах, и блестящие даже в такую погоду ботинки. Эвершед-младший сделал пару шагов, поставил дипломат на журнальный столик и подошел к брату; Макс поднялся ему навстречу, увлекая за собой Валери.

— Откуда ты узнал?

— Об этом трубят на всех углах. — Кристиан усмехнулся уголком рта. — Если хочешь сохранить все в тайне, братишка, не стоит даже намекать об этом прессе.

— А всего-то три с половиной часа! — иронично покачал головой капитан. — Быстро работают.

— Зачем ты приехал? — спросил Макс, не обращая внимания на Коппарда.

— Поддержать тебя. И, может, окажусь полезен в чем-нибудь. На ближайшие сутки у меня нет совершенно никаких планов.

— Надеюсь, тебя не мать прислала?

— Что ты. — Кристиан горько улыбнулся. — Ты же знаешь наших стариков. Нет, на семейном фронте все как обычно.

По виду Макса было понятно, что он и братца выгнал бы взашей, но никак не мог придумать предлога. Помаявшись некоторое время, Эвершед неохотно представил Кристиана тем из присутствующих, кто его не знал.

— Я сварю кофе и чай, — предложила Валери, — а то виски, похоже, заканчивается.

— Осуждаешь? — хмыкнул Ливенс.

— Забочусь.

Она вышла на кухню, чтобы отвлечься немного и переварить полученную информацию. Коленки подло дрожали, и Валери постаралась успокоиться. Сейчас она нужна Максу, как никогда: он цепляется за ее спокойствие, ее выдержку, за все то, за что он иногда ее благодарил.

Макс появился на кухне через пару минут, подошел сзади к хлопотавшей у плиты Валери и обнял. Она замерла с чашкой в руке.

— Как хорошо, что ты есть, — прошептал Макс ей в ухо, — и как хорошо, что ты смогла приехать сразу. Я думал, что умру от разрыва сердца, когда услышал, что говорит Шеррил.

— Ты драматизируешь, Макс. Ты — один из самых стойких людей, которых я знаю.

Он поцеловал ее в шею над воротом свитера.

— Спасибо. Спасибо тебе.

— Я ничего не делаю.

— Ты просто есть, этого достаточно.

Он отпустил ее, чтобы она могла продолжить готовить кофе, и прислонился к столу. Валери звенела чашками, кофеварка успокаивающе гудела. Привычные звуки, будто ничего не случилось. Валери сунула Максу его любимую «помятую» кружку, остальные поставила на поднос.

— Почему я не могу быть просто счастлив, как все люди? — тихо сказал Эвершед через пару минут. — Почему нужны все эти шекспировские страсти? Раньше, играя в боевиках и триллерах, я ставил себя на место своего героя и ужасался, понимая, что сам растерялся бы, если бы мне предстояли такие испытания. А потом думал — чем черт не шутит, это же кино, я могу все! — и играл так, что сам себе верил. А это, — он обвел рукой кухню, — не кино. Это настоящее. Мой настоящий любимый сын в руках какого-то мерзавца. Моя жена… — Он скривился. — Не будем пока о ней. И я совсем не знаю, что делать. Сценария у меня нет.

— Я думаю, что, когда настанет время решать, ты все решишь правильно, — сказала Валери. — Что же касается счастья… Может быть, твое — в том, чтобы быть не таким, как все?

— Не знаю. Я не знаю.

— Знаешь, — продолжала Валери, выкладывая на тарелку печенье, — когда говорят о счастье, я вспоминаю одну старушку из Берлина.

— Какая старушка? Не помню.

— А ты и не знаешь. Помнишь, позапрошлой весной мы были в Берлине на съемках? — Макс кивнул. — Тебя ангажировали на целый день, и ты меня отпустил на пару часов. Я решила пройтись, к тому же мне необходимо было поработать. Взяла с собой лэптоп, сидела в каком-то маленьком скверике, проверяла почту, и ко мне подошла крохотная такая старушка. Я по-немецки говорю плохо, она не говорила по-английски, но мы друг друга поняли и даже сумели побеседовать о красоте окружающего мира. А потом оказалось, что старушка почти бездомная, живет непонятно где. Естественно, я предложила ей сколько-то там евро, сколько было в кармане. А она отказалась. «Лучше, — говорит, — дайте мне булочку». У меня круассан был в пакетике… Я дала. Она села рядом, начала жевать круассан и спросила, знаю ли я Гейне. «Лично нет», — улыбнулась я. Она засмеялась и начала читать мне стихи. Почитала минут пятнадцать и ушла. Так вот, эта старушка — одна из самых счастливых женщин, которых я встречала.

Макс медленно покачал головой.

— Однако…

— Пей кофе, — посоветовала Валери. — А то остынет.

15

Звонок раздался без пятнадцати двенадцать, когда полицейские уже начали потихоньку засыпать, несмотря на кофе, а Валери, сидевшая на диване рядом с Максом, чувствовала, как неумолимо смыкаются веки. Домашний телефон зазвонил резко и обреченно — так кричит сломавшая спину лошадь. Все дернулись, и полицейские немедленно задвигались, настраивая аппаратуру, а взгляд капитана превратился в оптический прицел снайперской винтовки — такой же точный и равнодушный.

— Всем тихо. — Голос Коппарда тоже был негромкий, с металлическими нотками. — Готовы, ребята? — Полицейские кивнули. — Мистер Эвершед, возьмите трубку.

Макс подчинился, и капитан немедленно переключил телефон на громкую связь, после чего прижал палец к губам. Но все и так сидели, не шевелясь.

— Слушаю, — деревянным голосом произнес Макс.

— Кто это? — нервно воскликнули на том конце провода. — С кем я говорю?

— Я Макс Эвершед, вы звоните ко мне домой.

— А-а, так это ты. Ее муж. Нехорошая грязная девчонка, она якшается с кем ни попадя, — хихикнул незнакомец. — Тем лучше. Тем слаще она будет. Позови ее. Позови Шеррил.

— При всем желании, я не могу этого сделать. — Казалось, Макс еле подавляет желание расколошматить ни в чем не повинный телефон. — Она спит. Ей вкололи снотворное.

— Разбуди ее!

— Это невозможно.

Капитан делал знаки своим людям.

— Ну тогда передай ей, передай, когда проснется, что я ее жду. — Мужчина вновь захихикал — больной смех. — Что она должна прийти ко мне завтра. И пусть наденет то красное платье, в котором была в фильме «Незнакомка». Тогда-то я и влюбился в нее. Хочу, чтобы она была такой, такой страстной и соблазнительной…

— Куда ей нужно прийти? — Макс задавал вопросы, как было договорено с Коппардом, и Валери видела, каких усилий ему это стоит.

— Пока не скажу. Это ты узнаешь завтра, за час до встречи. И если она придет не одна, я сверну мальчишке шею!

— Что с моим сыном? — прорычал Макс.

— Пока все в порядке, о да. Сладкий мальчик спит. И с ним ничего не случится, если мои условия будут выполнены. Иначе я все уничтожу. У меня есть пистолет и есть бомба. Будем играть по моим правилам!

Вильсон показал капитану большой палец — это значило, что звонившего засекли.

— Ты все понял? — осведомился мужчина.

— Да, я все понял.

— Тогда передай ей. Передай, что жду и вожделею. Завтра в восемь вечера, а в семь я позвоню и скажу, где ее жду. — И понеслись короткие гудки.

— Где? — коротко спросил Коппард.

— Судя по всему, телефонная будка… Да, телефонная будка на станции метро Симпсон-стрит. — Данн покачал головой. — Боюсь, это гиблое дело, сэр. Через минуту он будет уже далеко оттуда.

— И все равно следует проверить. Звоните.

— Бомба, — пробормотала Валери. — О господи.

— Успокойтесь. Не факт, что она у него есть, — произнес капитан.

— А если есть?

— Нам понадобится чуть больше людей. Только и всего.

— Ваше спокойствие меня ужасает. — Макс встал и принялся ходить по гостиной. — Это же псих, он на что угодно способен. И он сказал, чтобы Шеррил была одна. Не думаю, что она сможет туда пойти.

— Я и не думаю, что она туда отправится. Мистер Эвершед, доверьтесь нам…

— Я не могу вам довериться! — заорал Макс. Его наконец прорвало. — Я не могу вам верить, потому что вы ни черта не знаете! Не знаете, один он или их несколько, кто он, почему он это делает и на что способен! Все, что у вас есть, — это показания моей жены и один-единственный звонок! Ваши эксперты ни о чем не доложили — значит, по письмам его вычислить не удается! Почему я был уверен, что вы можете это сделать? У нас тут не детектив, где полицейские благородны и всемогущи!

— Макс, Макс! — осуждающе произнес Филипп; Кристиан же наблюдал за братом с большим интересом.

— Все ваши упреки в какой-то мере справедливы, — флегматично сказал капитан, на своем веку повидавший, похоже, и не такое. — Если вы желаете отказаться от наших услуг — ваше право. Только вот мы уже не можем отказаться от данного дела. Мистер Эвершед, я все же советую вам успокоиться. Мы не в первый раз занимаемся подобными делами. У меня была только одна осечка в подобной ситуации за всю мою службу.

— Молитесь, чтобы не было второй. — Макс вышел.

Валери проводила его взглядом.

— Послушайте, капитан Коппард, — негромко начала она, — возможно, нам следует привлечь неофициальных помощников?

— Кого вы имеете в виду? — нахмурился Коппард.

— Видите ли, Макс немного дружен с Тони Мэтьюсом, а служба безопасности «Мэтьюс лимитед» славится своей способностью улаживать подобного рода вопросы. Если вы не сочтете оскорблением их вмешательство, они могут помочь. Нужно сделать пару звонков…

— А кому вы собрались звонить? Самому Мэтьюсу? — вдруг подал голос Кристиан.

— Да, у Макса есть его прямой номер.

— Боюсь, на этой неделе вам не светит с ним побеседовать. Да и служба безопасности корпорации занята другим.

Кристиан скрестил руки на груди.

— Что вы имеете в виду? — нахмурилась Валери.

— То, что Тони Мэтьюса не могут отыскать уже неделю. Это пока не просочилось в прессу, я знаю по неофициальным каналам. Он славится своими театральными исчезновениями и появлениями, и, будем надеяться, это ловкая манипуляция с его стороны, бог знает на что направленная. Но пока что его собственная служба безопасности занята тем, что ищет босса. Похоже, на сей раз он не оставил координаты никому, даже своей жене.


Валери все-таки позвонила Оливии Хедж — помощнице Тони — и задала пару конкретных и пару уклончивых вопросов. Насчет Мэтьюса Оливия отвечала туманно, отчего у Валери сложилось впечатление, что его якобы исчезновение может оказаться очередной игрой больших бизнесменов. В пользу этой версии говорило и то, что Оливия спокойно согласилась прислать пару специалистов в помощь полицейским, за что капитан Коппард, кажется, не испытывал к ней большой благодарности.

Заснуть Валери так и не удалось. Всю ночь она просидела на кухне рядом с Максом, поглощая кофе и размышляя о чем угодно — только не о том, что может сейчас происходить с Адрианом. Психу не нужен ребенок, но кто знает, что ненормальный способен сотворить с мальчиком.

Филипп тоже уехал домой, обещав звонить, и выполнил обещание несколько минут спустя, сообщив, что у подъезда сидят в засаде журналисты. Капитан Коппард вызвал подкрепление, и к середине ночи у дома Эвершеда навели относительный порядок. В четыре часа утра прибыли обещанные Оливией люди и заперлись с капитаном и его людьми в одной из комнат. Валери не мешала им, только иногда стучалась и приносила сандвичи и кофе. В шесть утра Коппард уехал, сказав, что вернется в три часа дня и объяснит всем, что им предстоит делать.

Медсестра сидела у Шеррил, только один раз вышла, сказав, что миссис Милборроу будет спать до завтрашнего вечера; а Макс так ни разу и не зашел к жене. Он словно прирос к стулу на кухне и, когда Валери оказывалась рядом, притягивал ее к себе, сажал на колени и обнимал. Они почти не разговаривали, так как Валери боялась нарушить обманчивое спокойствие Макса, а он, видимо, опасался расплескать надежду. Полицейские и люди Мэтьюса выглядели такими уверенными в благополучном исходе дела, что поневоле можно было заподозрить неладное.

Один Кристиан проспал несколько часов на диване в гостиной, хотя Валери предлагала Эвершеду-младшему перейти в гостевую комнату. Почему он не отправился домой и зачем продолжал оставаться в доме брата, оставалось загадкой. Макс его не прогонял, лишь махнул рукой — если Кристиану хочется, пусть сидит. Валери подозревала, что в глубине души Макс рад присутствию брата. Все-таки это доказывало, что хоть какие-то семейные связи и родственные чувства у него есть.

Занялся рассвет, несправедливо солнечный, хотя город был весь мокрый после ночного дождя. Поздним утром Валери незаметно подсунула Максу пару таблеток, подождала, пока голова Эвершеда начала клониться от усталости, и уговорила пойти поспать пару часов. В результате Макс улегся напротив Кристиана на диване и спал уже через несколько мгновений; Валери укрыла его пледом и отправилась обратно на кухню — сама она спать не хотела и не собиралась.

Через некоторое время в дверном проеме замаячил проснувшийся Эвершед-младший, поинтересовавшийся расположением ванной комнаты и полотенцем. Валери показала ему все, выдала полотенце, зубную щетку, бритвенный прибор и чистую рубашку, чувствуя себя хозяйкой гостиницы. Из комнаты, где продолжалось выездное заседание криминалистов, снова потребовали кофе и завтрак, если можно.

Кристиан появился снова, когда Валери жарила сразу две монументальные яичницы на двух сковородках, и предложил свою помощь. Валери попросила его распаковать лоточки с нарезанным сыром и ветчиной — уж на это, по ее скромному мнению, мужских способностей должно было хватить. Кристиан с энтузиазмом принялся за дело.

— Значит, вы по-прежнему вытираете сопли моему брату, мисс Мэдисон? — осведомился Кристиан через некоторое время.

— Боюсь, сегодня утром я плохо воспринимаю шутки, мистер Эвершед, — сухо ответила Валери.

— Для вас просто Крис и — извините. Я понимаю. — Он ловко раскладывал сыр на тарелке. — Дурацкая манера выражаться, но я так устаю от юридического сленга, что в обычной жизни предпочитаю вспоминать колледж и тамошний говорок. Наверное, вы гадаете, почему я тут застрял, а?

— Не без того.

— Давайте отнесем все это нашим бравым сыщикам, вы поделитесь со мной кофе, и я расскажу.

Он помог Валери оттащить подносы по месту назначения, после чего заслуженно получил свою чашку кофе и порцию яичницы. Ел ее Кристиан с неподражаемым аристократизмом, хотя и объявил, что голоден, как лев. В этом он изумительно был похож на Макса. Валери оставалось только удивляться, как схожи братья, которые почти не общаются.

— Видите ли, — сказал Кристиан, прожевав особо большой кусок, — из всей нашей гордой семейки одному мне всегда было плевать, кем работает Максимилиан, на что он живет, с какими женщинами спит и почему не отчитывается перед отцом каждый раз, как ему вздумается чихнуть. Я люблю своего отца, он умный и незаурядный человек, но, между нами говоря, большая задница. В детстве для нас с Максом не было дней хуже тех, когда у родителей собирались гости.

— А чем они были так ужасны, эти дни?

— О, нас заставляли притворяться перед чужими людьми, что у нас все хорошо. Играть в счастливую дружную семью, если вы понимаете, о чем я. Нас выводили к гостям, причесанных, в отглаженных костюмчиках, и мы должны были улыбаться и изображать непосредственность, чтобы наша матушка могла заметить с достойной миной: «Ах, эти невозможные дети! Не шалите, мальчики!». Я совершенно точно знаю, откуда у Макса этот чудный дар к лицедейству. Мать — актриса, каких поискать; жаль, что ее таланту не суждено быть признанным публично, отец этого не позволит, да и поздновато карьеру делать.

— Вы ни слова не говорите о том, почему сейчас находитесь здесь… Крис.

— А я плавно подвожу к этому. Мы были очень дружны. На Макса возлагались надежды отца, мой старший брат должен был стать продолжателем династической традиции, достойным сыном своего отца, звездой на небосклоне. Но Макса это никогда не привлекало. И каждый раз, когда он нарушал схему, любовно нарисованную отцом, ему влетало. И как! Сначала отец применял физические методы воздействия, а потом — моральные. Наш общительный, жизнерадостный Макс до смерти боялся молчания. Молчат — значит осуждают. Когда нас наказывали, то запирали в разных комнатах, и не было никакой возможности общаться друг с другом. Нас дрессировали, словно лабораторных мышей. Думаю, если бы родители применили тактику пряника, а не кнута, то скорее бы добились от Макса того, чего хотели. Он ведь, по сути, мягкий человек, которому только дай любить весь мир — так он полюбит. — Кристиан аккуратно подобрал с тарелки остатки салата. — Его можно было бы уговорить. Но к двадцати годам родители так его достали, что он сбежал, оставив самое уничижительное письмо, которое я читал в своей жизни. Жаль, что не могу пересказать его дословно: удалось прочесть только один раз, потом отец отобрал и сжег. Ну родители и заявили, что у них нет больше старшего сына, и взялись за меня. А у меня папочкины гены, так что я был не прочь податься в юристы.

Валери молчала.

— Таким образом, — Кристиан отхлебнул кофе, — мы все оказались разбросаны по разным углам вселенной. Родители строго-настрого запретили мне общаться с Максом, но я ведь его любил, а потому счел возможным пренебречь запретом. Моя новая работа дала мне возможность спокойно разъезжать по миру — я специалист по международному праву, как вы знаете. Правда, Макс старается говорить со мной поменьше; полагаю, таким образом он оберегает меня от гнева богов. Только боги состарились и стали помягче, и я слышал, как мать однажды вслух пожалела, что с Максом так вышло, а отец, против обыкновения, ничем в нее не швырнул, только прошипел, что жалеть уже поздно. Последние полгода я уговариваю брата все-таки позвонить старикам. Ему самому будет легче, если он их простит. Не знаю, простят ли они его, так что в том, что он им не звонит, есть определенная доля рационализма.

— Значит, вы сидите здесь…

— Потому, что я его люблю и хочу поддержать. Как и вы, Валери.

Она смешалась. Кристиан внимательно наблюдал за ее лицом.

— Вы думали, это большой секрет? — сказал он. — Не для меня, во всяком случае; полагаю, что мистер Ливенс тоже давно все понял. А у меня сомнения рассеялись окончательно сегодня ночью, когда я увидел, как Макс за вас цеплялся. Так он обнимал плюшевого медведя, которого ему подарили как-то на день рождения, а потом отбирали каждый раз, когда он умудрялся провиниться. То есть часто. К тому же, говорят, что геи лучше видят гетеросексуальные отношения; черт его знает, но про вас мне все с самого начала было ясно. Можно мне еще кофе?

Валери стояла, не шевелясь, под пристальным, искристым взглядом Эвершеда-младшего; его глаза не просто смеялись — они хохотали.

— Так вы гей? — уточнила она зачем-то, отмерев, и потянулась к кофеварке. Сумасшедший мир, если приходится переспрашивать про такое.

— Ну да, — непринужденно подтвердил Кристиан. — Если бы мои родители узнали об этом, их обоих немедля хватил бы удар, так что я приберегаю сию сногсшибательную новость до тех времен, когда окончательно обеднею и мне понадобится отцовское наследство. Пока же им совершенно необязательно знать, с кем я сплю.

— А Макс знает?

— Макс все знает. Мы общаемся не так много, как нам хотелось бы, но знаем друг о друге разные подробности.

— Почему вы вдруг решили быть со мной откровенным?

— Потому что вы — гораздо больше, чем плюшевый мишка, — резко сказал Кристиан. — И уж точно гораздо больше, чем Шеррил. Я надеюсь, когда отыщется мальчик, Максу хватит ума довести до конца начатое.

— Вы о чем? — не поняла Валери.

Кристиан пожал плечами.

— Позвольте, я не отвечу на ваш вопрос.

Валери покачала головой, переваривая услышанное. Подумать только! Максимилиан и Кристиан. «Наивысший» и «христианин» — один миру, один богу. Родители назвали так сыновей — что это иное, как не гордыня? — Только все оказалось пародией на совершенство. На то совершенство, которое они себе представляли. Они хотели сделать из сыновей свои собственные идеалы, и что в результате? Первый не общается с ними и выбрал совсем не тот путь, который для него планировали. Второй вроде бы прогнулся, но все равно решает сам. И ни один не уважает людей, благодаря которым появился на свет. Ни один не доверяет. Конечно, как же можно ждать от Макса доверия с первого взгляда? Валери четыре года была рядом, и только сейчас, кажется, Макс перестает бояться того, что она… отплатит ему молчанием за все.

— Простите, мэм, — раздался от дверей кухни вежливый голос полицейского, — эта женщина утверждает, что она — няня вашего сына, Адриана.

16

— Адриан не мой сын, — машинально уточнила Валери.

— Извините, я не знал. — Полицейский посторонился, пропуская вперед няню Бетти. — Мы сначала не хотели ее впускать, но она настаивала, правильно ответила на вопросы, и мы решили уточнить у вас.

— Да, это няня Адриана. Благодарю вас.

— Не за что, мэм. — Полицейский козырнул и удалился.

— Доброе утро, — сказала Бетти.

— Доброе, — кивнула Валери. При виде няни у нее немедленно появился ряд интересных вопросов. — Полагаю, вы уже знаете, что случилось?

— Да, — вздохнула Бетти, — и очень хочу побеседовать по этому поводу с вами и с мистером Эвершедом.

— Я здесь! — Кристиан помахал ладонью. Няня бросила на него удивленный взгляд.

— Не с вами. С Максом Эвершедом.

— Он спит, — сказала Валери. — Может быть, вы удовлетворитесь разговором со мной?

— Нет, — неожиданно твердо заявила няня. — То, что я хочу сказать, мистер Эвершед просто обязан услышать.

— Ого! — Кристиан изумленно покачал головой. — Когда я слышу подобные заявления, мое адвокатское чутье просто вопит, что дело нечисто. Я думаю, Валери, вам действительно лучше разбудить Макса.

— Если вы так считаете…

Макс по-прежнему спал каменным сном, ни на миллиметр не изменив позы — Валери его так и оставляла. Она мельком глянула на часы — три минуты второго — оказывается, уже середина дня. От бессонницы Валери совсем потеряла счет времени. Присев рядом с диваном на корточки, она осторожно коснулась заросшей щетиной щеки Макса.

— Проснись.

Никакой реакции.

— Макс, просыпайся. — Она потрясла его уже ощутимее.

Он открыл глаза — синие, бездонные и совершенно не сонные, как будто закрывал их лишь на секунду.

— Что случилось? Есть новости об Адриане?

— Не знаю. Только что явилась его няня, Бетти, и требует разговора с тобой. Кстати, ты мне не сказал, где ее-то носило, когда Адриана увезли?

— А, я просто забыл. — Макс сел. — Шеррил отпустила ее до сегодняшнего обеда; у няни были какие-то неотложные дела. Именно поэтому моя жена и взяла Адриана с собой, когда отправилась бродить по магазинам. Иначе она просто оставила бы его под присмотром Бетти.

— Понятно. — Валери закусила губу. — Бриться будешь?

— Может, потом. Пока что я буду благодарен за чашку кофе.

— Да, и сегодня я даже не стану ругаться по этому поводу.

Макс бледно улыбнулся, притянул к себе Валери и поцеловал — коротко, но жарко.

— Я проснулся, а ты по-прежнему здесь. Это ли не чудо? — Он отпустил ее, пробормотал, что надо бы умыться, и пошел в ванную.

Через пять минут все собрались на кухне.

Няня Бетти сидела на стуле, положив ногу на ногу, и курила сигарету, любезно предложенную Кристианом. Тот тоже дымил и выразительно помахал пачкой при виде Валери и Макса. Переглянувшись, оба пожали плечами и взяли себе по сигарете.

— Так, — сказал Эвершед, глядя, как непринужденно сидит Бетти, — это что-то новенькое.

Валери поведение няни тоже показалось странным: когда они собирали Адриана в поездку на Мальдивы, Бетти вела себя куда как скромнее. Она до смерти боялась знаменитого Макса и жалась по углам, и из нее можно было выдавить только классическую формулу «не имею чести знать». Валери закурила; она с колледжа не брала в руки сигареты и теперь едва не закашлялась. К счастью, Кристиан предпочитал не слишком крепкий табак.

— Я должна перед вами извиниться, мистер Эвершед, — произнесла няня глубоким контральто, не имевшим ничего общего с ее обычным почтительным лепетом. — К сожалению, я слегка увлеклась в своем стремлении сообщать миру правду, и, может, слегка напакостила вам. Но, — она перевела насмешливый взгляд на Валери, — похоже, это только к лучшему.

— Что вы имеете в виду? — подозрительно спросил Макс. — Кто вы?

Няня порылась в сумочке и достала небольшое удостоверение, которое небрежно бросила на стол. Кристиан взял кусочек пластика и прочел вслух:

— Мисс Элизабет Харрис, специальный корреспондент журнала «Жизнь знаменитостей». Потрясающе. Сногсшибательно.

Няня Бетти скромно улыбнулась, а Макс выругался.

— Так вот откуда журнал получал такую подробную информацию о моей жизни!

— Но я ни в коем случае не хотела вам вредить, — сказала Бетти, выпуская к потолку струю сигаретного дыма. — Наоборот, я хотела отблагодарить.

— За что? — спросила Валери и взяла Макса за руку — казалось, еще немного, и Эвершед взорвется, как склад боеприпасов, заминированный ушлыми партизанами.

— За вашу любезность, мисс Мэдисон.

Валери заморгала.

— Но я вас не знаю.

— Вы меня просто не помните, — улыбнулась Бетти. — Мы с вами познакомились на вечеринке, куда меня привел один приятель. Исключительная удача для меня, потому что предоставлялась возможность завязать полезные знакомства. Только у меня ничего не выходило, никто не желал разговаривать со мной. И я разревелась в туалете, и тут вошли вы. Вы спросили, в чем дело, и я вам рассказала. Тогда вы дали мне свою тушь и велели перестать рыдать, и сказали, что сейчас порекомендуете меня главному редактору «Жизни знаменитостей», только я сама должна буду его очаровать. Вы исполнили свое обещание, я приложила все усилия, чтобы понравиться редактору, и он взял меня на работу. Это изменило мою жизнь. — Взгляд Бетти стал серьезным. — Мой брат употреблял наркотики и практически разорил нас; он умер год назад от передозировки, и я искала новую приличную работу. Эта стала для меня спасением. Так что я вам сильно обязана.

— Вы могли бы прислать ей по почте коробку шоколада или корзину цветов с благодарственным письмом, — весело заметил Кристиан, — почему вас сюда-то понесло?

— Ну… я увидела мисс Мэдисон вместе с мистером Эвершедом, — хмыкнула Бетти, — а потом увидела и его жену, и подумала — какого черта? Она же его не любит, эта Милборроу. А вы мне показались такой искренней, мисс Мэдисон, и мистер Эвершед тоже производил впечатление хорошего человека. И я устроилась к вам в дом няней. Это оказалось легче легкого, они тут менялись, как носки. Я убедилась, что была права, и написала несколько статей о миссис Милборроу. Ну и еще мы немножко разыграли ее с несуществующими съемками. Она бесилась, но она это заслужила.

— Журналистское понятие о такте и этике, — сообщил в пространство Кристиан, — всегда казалось мне чем-то исключительно прекрасным.

— Почему вы решили, что имеете право так поступать? — холодно спросила Валери.

Бетти пожала плечами.

— Интуиция. Предчувствие. Да и материалы имели бешеный успех. В редакции меня очень ценят.

— Ну-ну, — высказался Макс. Он не выглядел особо огорченным откровениями лженяни; его больше занимала судьба Адриана.

— А почему вы пришли сознаваться сейчас? — поинтересовалась Валери. — Вы же видите, что момент неподходящий.

— Как раз подходящий, — возразила журналистка, уминая окурок в пепельнице, любезно подсунутой Кристианом. — Я знаю, где может находиться Адриан.

— Что?! — выдохнули одновременно Макс и Валери; даже Кристиан выглядел удивленным.

Бетти явно наслаждалась произведенным эффектом.

— Дело в том, что я не одна собираю материалы. Со мной в паре работает помощник, который выкапывает информацию, и фотограф, который… ну, вы понимаете, что делает фотограф. Так как за вами, мистер Эвершед, нам было незачем следить, мы следили за вашей женой. Не всегда, разумеется, а чтобы раскопать что-нибудь горяченькое. Через некоторое время мы заметили, что за теми машинами, в которых она ездит, часто следует такси. Мы решили, что это ревнивый поклонник преследует свою экранную возлюбленную, или же работают такие же папарацци, как и мы. Нам ни разу не удалось заснять водителя, но номер такси был на одном из снимков.

Валери глубоко вздохнула, пытаясь успокоить сердце, бешено бьющееся от волнения и — да чего уж там — от кофе.

— Вчера я уехала по своим делам, миссис Милборроу меня отпустила. И тут мне звонит Бобби, это мой помощник, и говорит, что у нас сенсация: вашего сына похитили, ваша жена в обмороке, полиция, шумиха! Я приехала к Бобби, туда же подкатил Джек, наш фотограф, и мы начали думать. Ведь это настоящее журналистское расследование! Мы могли только мечтать об этом, а тут оно само пришло нам в руки. Мы нашли фотографию с такси и предположили, что это то самое такси, на котором увезли Адриана. У Бобби есть приятель в полиции, он пробил для нас номер. Мы выяснили, что машина не приписана ни к одному таксопарку, она зарегистрирована на мистера Арчибальда Ли. Полицейский дал нам его адрес. Мы не постеснялись постучаться к нему в квартиру ночью и обнаружили девяностолетнего деда, который себя уже не помнит, не то что тех, кто берет кататься его машинку. Впрочем, сомневаюсь, что он на ней когда-нибудь ездил. — Бетти перевела дыхание и продолжила: — Тогда мы поняли, что идем по верному следу. Мы снова позвонили приятелю Бобби, который, к счастью, был на ночном дежурстве и потому не слишком ругался, и попросили узнать, не встречается ли имя сэра Арчибальда еще где-нибудь. Через некоторое время мы выяснили, что, кроме той квартирки, где дед живет, он снимает еще и комнату на Пятьдесят шестой улице. Мы приехали туда, но уже более осторожно, потому что в три часа ночи в гости не ходят. Света не было. На стук нам не открыли. Тогда Джек поковырялся в замке и отпер дверь…

Кристиан даже тихонько взвыл от восторга.

— Да вы настоящие ковбои, ребята! И не побоялись туда лезть? А вдруг вас там бы поджидала банда вооруженных до зубов террористов?

— Кто не рискует, тот не пьет шампанского, — презрительно фыркнула Бетти, — тем более что террористов там не было. Зато комната от пола до потолка оказалась оклеенной фотографиями Шеррил Милборроу, так что мы сразу поняли, что попали куда надо. К сожалению, хозяин отсутствовал и, судя по всему, появлялся там нечасто. Наверное, только чтобы помолиться. Знаете, там и алтарь есть.

— Фильм «Телохранитель», — вспомнила Валери, — с Кевином Костнером и Уитни Хьюстон. Там у поклонника певицы тоже был алтарь. Кажется.

— Все они одинаковые. Ну мы сфотографировали все это и начали искать хоть какую-то зацепку. И тут нас накрыл хозяин дома, заметивший вспышки и решивший, что к постояльцу пробрались воры. Как будто воры стали бы сначала фотографировать добро, а потом уже его красть… У Бобби есть фальшивое удостоверение частного сыщика, так что нам удалось выйти сухими из воды. Более того, мы приперли хозяина к стенке и начали расспрашивать. Кажется, он и сам нечист на руку, потому что грозился вызвать полицию только первые две минуты. Он почти ничего не знает про своего жильца, думает, что тот таксист, и вроде бы жилец как-то обмолвился при нем, что он часто ремонтирует свою колымагу в старом ангаре в Гарлеме. То ли на Сто тринадцатой, то ли на Сто одиннадцатой улице. Нам ничего не оставалось, как отправиться туда. Мы прошатались по Гарлему почти до полудня, рисковали жизнью, потому что местное население не то чтобы очень дружелюбное к белым, но в десять минут первого мы его засекли. — Бетти победно улыбнулась. — Он действительно там, в доме на Сто двенадцатой улице. Там раньше был склад. Номер тридцать четыре. Его машина, во всяком случае, находится именно там.

— Почему вы не пошли в полицию? — спросил Макс. — Почему вы сразу не отправились в полицию, как только нашли его комнату?

— Разве не понимаешь, братишка? — хмыкнул Кристиан. — Их могли задержать за незаконное проникновение. Они ни с кем не хотели делиться информацией. Им хотелось раскрыть «преступление века» самим. А главное — и это действительно главное — они хотят и закончить все сами. С нашей помощью. Поэтому очаровательная девушка сидит тут и соблазняет нас рассказами в стиле Брюса Уиллиса, чтобы мы потанцевали под ее дудку. Верно, мисс Харрис?

— Угу, — сказала няня Бетти, очень довольная собой.

— Так, — Макс зашарил по карманам в поисках мобильного телефона, — я немедленно звоню капитану Коппарду.

— А ирония состоит в том, — продолжал Кристиан, словно не расслышав восклицания брата, — что нам действительно лучше поехать туда самим.

Макс прекратил искать телефон, а Валери осторожно поставила чашку на стол.

— Крис, что за бред вы несете? Полиция…

— Полиция в данном случае только помешает. Вы же понимаете, как они могут все испортить. Адриан к ним не пойдет, не станет их слушаться, а какую бы гениальную операцию ни планировал наш доблестный капитан Коппард, для нас всех в ней отведены роли наблюдателей. Он не позволит нам рисковать, он за нас головой отвечает. Если же Адриан увидит знакомого, можно будет забрать мальчика без лишнего шума и уже после вызывать полицейских. Мы не знаем, где он содержится и как, и стоит чем-то привлечь внимание того психа… Вдруг у него там и вправду бомба?

— Бомба? — жадно спросила Бетти.

— Эксклюзивная информация, милочка. Меняемся на помощь.

— Кристиан, ты спятил, — произнес Макс.

— В таком случае, я спятила тоже. — Валери расправила спину. — Я согласна на эту авантюру, только едемте сейчас же. Макс, ты ведь именно этого хотел. Ты хотел действовать, и ты не слишком доверяешь полиции. Почему…

— Потому что я не хочу рисковать всеми вами, — буркнул Эвершед.

— Но мы не против, чтобы ты нами рискнул.

— Ладно. — Макс потер лоб. — Ладно… Вы правы. Ненавижу сидеть и ждать, и у нас вполне может получиться. Если у нас тут все, как в кино про крутых ребят, то мы и будем действовать, как в кино. Причем быстро. Капитан Коппард обещал вернуться в три, а сейчас уже половина третьего. Через четверть часа нас тут быть не должно.

17

— Ну что? — спросил Кристиан, вглядываясь в сгущавшиеся сумерки.

— Машина на месте, — вполголоса ответил Макс. — Наверное, он там.

Улица была пустынна — погода снова начала портиться, да и обитатели Гарлема не были любителями прогулок по вечерам. Никто из редких прохожих не обращал внимания на здоровенный джип, припаркованный у тротуара на Сто двенадцатой улице, рядом с домом номер тридцать. Да и вряд ли можно было что-либо разглядеть за тонированными стеклами.

После недолгого совещания решили воспользоваться автомобилем Кристиана. Когда добрались до места, номера заляпали грязью — вдруг капитан Коппард принял меры предосторожности и посоветовал патрулям поискать джип. Макс надеялся, что записка, оставленная на кухонном столе, немного придержит полицейских.

Бетти, сидевшая на заднем сиденье рядом с Валери, приоткрыла дверь и еле слышно свистнула. Из-за угла дома номер тридцать выскочила тощая тень и скользнула в машину, оказавшись молодым человеком, одетым в темное.

— Это Бобби, — представила приятеля журналистка. — Ну? Что там творится?

— В ангаре свет, — сообщил Бобби, разминая озябшие пальцы. — Я подобрался к окошку и заглянул внутрь, но ничего не увидел. Запотело изнутри. Вокруг все тихо, можно попробовать войти.

— А где ваш чудо-мальчик с отмычкой? — осведомился Кристиан.

— Ждет около ангара.

— Идем. — Макс бросил быстрый взгляд на Валери, она кивнула, и они вышли из машины, постаравшись не хлопать дверьми.

Мужчины были одеты во все темное, а вот костюм Валери смотрелся вызывающе: светлое пальто, из-под которого виднелся подол алого платья, притягивало взгляд. Образ дополнял черный парик и широкополая шляпа с вуалью — ужасная безвкусица, но она давала слабую надежду, что подделку не опознают хотя бы пару минут.

Вся компания сосредоточенно двинулась к дому номер тридцать четыре, представлявшему собой двухэтажный ангар, где в лучшие его времена была авторемонтная мастерская. Потом она закрылась по неведомым причинам, и здание принадлежало неизвестно кому — может быть, даже городу, только у муниципальных властей до него не доходили руки.

У дверей ангара за выступом прятался еще один молодой человек, лицо которого сложно было разглядеть в темноте — фонари на улице не горели.

— Мистер Джек, человек-отмычка? — насмешливым шепотом спросил Кристиан.

— Он самый, — хихикнул фотограф. — Хотите войти?

— А вы нам откроете ворота? — Макс окинул взглядом здоровенные створки. — Они же заскрипят на весь район.

— Нет, я открою вам дверь, которая находится сбоку от ворот; через нее наш друг и проникает в ангар. — Джек позвенел связкой железок и выбрал нужную. — Вы готовы?

— Да.

— Только помните, вы дадите нам сначала его сфотографировать!

— Сначала мы заберем моего сына и обезопасим себя от психов, — резко сказал Макс, — а потом можете фотографировать сколько угодно.

Больше не пререкаясь, фотограф поманил ударную команду за собой. Они остановились у железной двери, и Джек, ловко подцепив отмычкой язычок замка, приоткрыл створку. Тишина, ни скрипа, ни стука: видимо, тот, кто избрал ангар своим местом обитания, смазал петли. Валери ощутила, как Макс прикоснулся к ее спине, потом сжал ее руку и тут же отпустил. Было страшно, сердце колотилось, и ее не оставляло чувство полного безумия происходящего. Всего сутки назад Валери спокойно валялась на диване, и дела шли паршиво, но не настолько. Все познается в сравнении. Она сглотнула, пытаясь справиться с собой.

— Я не дам тебя в обиду, — шепнул Макс.

Валери ничего не ответила, только кивнула.

— Идем.

Они вошли; свет струился из дальнего конца ангара, большая же часть помещения тонула во мраке. К сожалению, здесь почти не осталось мест, чтобы укрыться, — только несколько остовов машин без колес, словно скелеты динозавров, покоились в бывшей мастерской. Валери сделала первый шаг, второй дался уже легче. Пятно света от нескольких ламп лежало на полу и на паре древних автомобилей, освещая широкую площадку, в конце которой кто-то был. Валери слышала гнусавый напев и щелканье, будто стучала печатная машинка.

Повинуясь знакам Макса, Валери двинулась дальше. Обогнув оказавшийся на пути автомобиль, она наконец увидела то, что было в конце ангара.

Приземистый мужчина возился, прикрепляя роскошный кружевной балдахин над широкой кроватью, смотревшейся в окружающей обстановке дико. Около кровати стояли вазы, полные цветов, и лежали мягкие коврики. Мужчина напевал, и эта песенка, негромкая, нежная, заставила Валери вздрогнуть.

Потом она чуть не закричала: на кровати лежал Адриан. Он спал или был без сознания, или — Валери не хотелось об этом думать — мертв. Во всяком случае, он не шевелился.

Мужчина, видимо, уловил движение у себя за спиной: он обернулся и увидел силуэт Валери в полумраке.

— Кто здесь? — хрипло спросил он, перестав петь. — Кто пришел?

— Это я, — негромко, стараясь подражать голосу Шеррил, произнесла Валери. — Я нашла тебя и пришла к тебе.

Она сделала еще шаг и оказалась на освещенной площадке; опустив голову так, чтобы вуаль закрывала лицо, Валери стояла, не шевелясь, и глаз не спускала с незнакомца.

Тот бросил клепальный молоток на кровать рядом с Адрианом, выпрямился и, недоверчиво щурясь, прошел пару метров. Теперь Валери могла как следует разглядеть его. Невысокий, крепкий, за сорок — он был бы приятным с виду мужчиной, если бы не искривленные губы и блуждающий взгляд. Казалось, этот человек не может смотреть в одну точку: глаза его все время рыскали, словно маленькая яхта в неспокойном море.

— Ты? — недоверчиво переспросил он. — Неужели это вправду ты?

Да, без сомнений, именно этот голос доносился прошлой ночью из телефонной трубки. Валери глубоко вздохнула, стараясь держать себя в руках. Адриан там, на кровати, и надо быть сильной ради него.

— Я, — ответила она полушепотом, стараясь придать своему голосу эротический оттенок. — Не могла больше ждать. Зачем ты унес ребенка? Я бы и так к тебе пришла.

— Но ты же… но мы же… мы договорились! — выкрикнул незнакомец. Вид у него был совершенно безумный. — Все должно идти по плану! Я должен позвонить тебе! И только после этого ты придешь! Только тогда!

— Я решила поменять план, — успокаивающе пропела Валери. Господи, только бы ничем его не разозлить, только бы он не кинулся на нее или — что еще хуже — не причинил вреда Адриану. Она слишком много смотрела фильмов, в которых снимался Макс, и боялась буквально всего. — Разве тебе не нравится?

— Нет! Не нравится! Сэму не нравится! — Он был почти в истерике.

— Послушай, Сэм, все будет хорошо. Я же здесь. — Валери краем глаза заметила мелькнувшую тень — кто-то из мужчин пытается подобраться к Адриану, но, учитывая то, что вокруг кровати метры и метры освещенного пространства, это не так и просто.

— Ты сучка! — сказал он нежно. — Ты глупая сучка, но ты моя! А как же твой муженек? Его надо прикончить! И мальчишку! Он будет мешать!

— Нет, нет, Сэм! Не надо их убивать. Мальчишку просто отдадим им, и все. Я и так буду с тобой.

— Раньше ты говорила иначе. — Он вдруг подозрительно посмотрел на нее, потом назад, на кровать, где лежал Адриан. — Что-то тут не так.

Сумасшедший, которого звали Сэмом, запустил руку за пояс джинсов и вытащил небольшой пистолет. Валери постаралась устоять. Значит, по меньшей мере, про пистолет он не врал. Вороненое дуло заплясало и уставилось куда-то за спину Валери.

— Выходи, — сказал Сэм почти нормальным голосом. — Я тебя видел. Не выйдешь, убью ее.

— Хорошо. Я выхожу, медленно. — Послышались тяжелые шаги, и Макс вышел на освещенную площадку. Значит, там, у кровати, затаился Кристиан. Гении от журналистики участия в штурме не принимали, они несли вахту снаружи.

— Остановись там, — велел Сэм.

Макс встал метрах в трех от Валери, параллельно с ней. Такой вариант развития событий они тоже предусматривали. Нужно теперь отвлечь внимание психа, а Кристиан постарается подобраться к нему сзади. Ах, если бы Сэм стоял ближе к кровати или здесь хотя бы было потемнее!

— Значит, решили играть со мной, так? Решили обмануть Сэма?

— Никто не собирается тебя обманывать, — спокойно произнес Эвершед. — Но ты обещал, что если Шеррил придет, ты отдашь мальчика. Отдай его мне, и я уйду, а она пусть достается тебе. Она сама этого хочет.

— Нет, не-ет, — протянул Сэм. — Теперь все будет еще интереснее. О да, еще интереснее. Видишь, дорогая, все идет по плану.

— Давай пощадим их, Сэм, — сказала Валери. — Давай отпустим. Пускай идут. Зачем они нам нужны?

— Нет, мне хочется посмотреть, как это будет.

За его спиной Кристиан бесшумно, в одних носках, пересек часть освещенного пространства и затаился за машиной в нескольких метрах от Сэма. Все еще слишком большое расстояние.

— Ведь мой сын ничего тебе не сделал, — сказал Макс, — он просто ребенок. Отпусти его.

— Ну уж нет.

— Сэм! — вскрикнула Валери.

— А ты умрешь первым! Или нет, он!

Сэм начал поворачиваться, чтобы навести пистолет на Адриана, и Макс дернулся вперед. Боковым зрением сумасшедший уловил это движение, молниеносно развернулся обратно, вскинул пистолет, целясь Эвершеду в лицо, и выстрелил. Макс как подкошенный рухнул лицом вперед и остался лежать неподвижно.

Валери проглотила крик. Вполне возможно, если она сейчас заорет, то станет следующей.

Сэм, казалось, был ошеломлен собственным поступком; взгляд его затуманился, руки задергались.

— Он умер? — слабым голосом спросил псих. — Я его убил? Я его убил!

Кристиан, видимо, решил, что выжидать бесполезно. Словно черный вихрь пронесся — Валери и заметить не успела, как Эвершед-младший выбил у Сэма пистолет, отлетевший метров на десять, и заломил убийце руки. Тот не сопротивлялся, стеклянными глазами глядя на неподвижного Макса.

— Убил, — повторял он. — Я его убил!

— Валери! — прохрипел Кристиан. — Шнур!

Она стряхнула липкое оцепенение, бросилась к нему и помогла связать руки Сэму заранее приготовленным шнуром. Все это заняло несколько секунд. Сумасшедшего уложили на пол, после чего Кристиан и Валерии бросились к Максу.

Валери с ужасом смотрела на недвижное тело. Если сейчас Кристиан его перевернет, подумала она, и Макс уставится в потолок стеклянными неживыми глазами, а во лбу будет дымящаяся аккуратная дырочка, она найдет пистолет и застрелится. Вот прямо здесь, на месте.

— Макс! — Кристиан осторожно тронул брата за плечо.

— Чего? — буркнул Эвершед, совершенно самостоятельно перевернулся и сел. — Я слишком долго валялся? Я подумал, что если восстану из мертвых, этот придурок окажет тебе сопротивление, а ты как раз прекрасно справлялся, я видел.

Валери всхлипнула от облегчения.

— Ты не ранен?

— Естественно, я не ранен, потому что упал раньше, чем он выстрелил, и пуля прошла надо мной. Старый киношный трюк, я его триста раз проделывал на площадке.

— Ну ты мерзавец, — сказал Кристиан с восхищением. — А я повелся.

— Что с Адрианом? — резко спросил Макс.

Все трое, не обращая внимания на завывавшего Сэма, которого воскресение жертвы из мертвых повергло в абсолютно невменяемое состояние, бросились к кровати. Макс подхватил Адриана на руки, и Валери пощупала пульс. Они синхронно выдохнули: пульс был нормальный, щеки у мальчика — розовые, он просто спал.

— Спит, — выдохнула Валери. — Он в порядке, Макс!

— Снотворное. — Кристиан склонился над пузырьком, стоявшим на туалетном столике рядом с шикарной кроватью, но трогать благоразумно не стал. — Так, кажется, у этого типа нет сообщников. И все же пора звонить дядюшке Коппарду. Наверное, он носом землю роет.

— Улыбочку, господа! — послышался возглас, они обернулись, и сверкнула вспышка фотоаппарата.

Макс растерянно заморгал.

— Вот они, энтузиасты своего дела! — провозгласил Кристиан. — Готовы работать и днем, и ночью! А вы не боитесь, что полиция вас сцапает, ребята?

— Да она нам ноги лизать будет! — сказала Бетти, появляясь из темноты. — Это же сенсация, дамы и господа! Самая настоящая сенсация!

18

Это действительно оказалось сенсацией — хотя немного и не такой, как предполагали Макс и Валери.

Приезд полиции и триумфальное возвращение в квартиру Эвершеда было омрачено хмурыми взглядами капитана Коппарда, который долго и уныло ругал команду героев за самодеятельность. Журналистам удалось вывернуться, и наутро сенсационная статья вышла на первых страницах «Жизни знаменитостей». Бетти, Бобби и Джек постарались, отлично подали материал. Героизму всех участников предприятия отдавалось должное. Впрочем, для Макса и Валери статья прошла практически незамеченной по ряду причин.

Когда над Адрианом, принесенным в детскую, начали хлопотать доктора, уверявшие, что все в порядке и мальчик скоро проснется, а капитан Коппард почти закончил свою обвинительную речь, Макс, оглядевшись, поинтересовался:

— А где моя жена? Она уже должна была проснуться. Наверное, ей захочется узнать, что все в порядке.

Капитан закашлялся и посмотрел на Филиппа, сидевшего в кресле и снова пившего виски.

— Макс, — сказал Филипп, отставляя стакан, — Шеррил здесь нет… и в ближайшее время не будет.

— Почему?

— Она арестована.

Кристиан, чьи бессмертные подвиги уж точно заслуживали большей награды, чем чашка кофе, удивленно хмыкнул.

— Арестована? — недоумевая, переспросил Макс. — За что?

Филипп и капитан снова переглянулись.

— Мне неприятно сообщать вам это, мистер Эвершед, — сказал Коппард, — но именно Шеррил наняла Сэма и собственноручно отдала ему Адриана, организовав эту пародию на похищение.

— Что?! — Макс побелел.

— Сэм Бигхед — действительно не слишком адекватный человек. Мы пока не знаем, как с ним познакомилась миссис Милборроу. Факт тот, что она вскружила ненормальному голову и пообещала, что будет с ним навсегда, если он станет выполнять ее поручения. Он ходил за ней, как на привязи. Она велела ему сделать вид, что он следит за нею, и письма тоже составлял он. Миссис Милборроу была весьма озабочена тем, что ее карьера складывается менее удачно, чем у мужа, и решила сыграть на его любви к сыну. А то, что мистер Эвершед объявил ей о разводе, сильно ускорило события.

— Ты сделал… что? — шепотом спросила Валери.

— Я собирался с ней развестись, — объяснил Эвершед. В комнате было полно людей, но Валери знала, что Макс говорит для нее одной. — Я сказал ей это сразу, как мы вернулись с Мальдивских островов. Шеррил восприняла все в штыки, разумеется. Тогда она и рассказала мне о письмах.

— Она хотела сделать из этого «утку» для прессы, разыграть партию по-другому, — сказал Филипп. — Но ты сказал, что разводишься, и она решила пойти ва-банк. Подождала, пока няня попросит выходной, или сама ее выставила — это нам еще предстоит выяснить. Потом взяла Адриана и пошла гулять, а когда они пришли в кафе, заставила его выпить воду с растворенными таблетками снотворного. Как она пояснила нам, не хотела, чтобы мальчик испугался. Она отдала его Сэму, они разыграли сценку на улице. Дальше оставалось лишь изображать убитую горем мать и ждать. Кстати, журналисты у подъезда толкались не случайно, их предупредили, что сегодня у дома Эвершеда будет чем поживиться, и появившаяся несчастная Шеррил оправдала их ожидания. Ей нужно было внимание прессы. Она подставила Сэма: к словам сумасшедшего никто не отнесется всерьез, он не мог ее выдать.

— Так вот о каком плане он твердил все время! — воскликнула Валери.

— Да, у него был с Шеррил уговор. На всякий случай она оставила ему пистолет, который неизвестно где купила; пули там были холостые, все-таки миссис Милборроу не хотела рисковать. Она рассчитывала, что полиция накроет Сэма и вернет Адриана, это обеспечит шумиху, а на Макса можно будет давить и дальше — ведь он такой ответственный, и если бы перенервничавшая Шеррил попросила его дать отсрочку и не разводиться, он бы наверняка уступил.

— А потом вы решили поиграть в супергероев, — желчно отметил капитан Коппард. — Исчезли, вышли через черный ход. Миссис Милборроу уже проснулась, и я пришел выяснить, не знает ли она, куда вы пошли. Она немного испугалась при виде меня, а когда я сказал, что вас нет, и вовсе сильно занервничала. Это показалось мне подозрительным. И тут мои эксперты заявили, что на мобильный телефон миссис Милборроу несколько раз звонили с того самого автомата на станции Симпсон-стрит, и я ее прижал. Она не из тех, кто сопротивляется до конца, поэтому созналась сразу. Мы взяли ее под арест, но пока не выдвигали обвинений. Это зависит от вас.

— От меня? — уточнил Макс. — Почему именно от меня?

— Я попросил Эндрю сначала посовещаться с тобой. В твоей власти выдвинуть обвинения, Макс, но, может быть, ты не захочешь.

— Если он захочет, то тут есть один адвокат, который готов утопить ее навсегда, — ни к кому не обращаясь, произнес Кристиан.

— Валери? — Эвершед смотрел только на нее. — Что ты думаешь по этому поводу?

— Я… не кровожадна. — Разумеется, хорошо, если Шеррил проведет некоторое время в тюрьме — это пойдет ей на пользу, только нужно учитывать и другие аспекты. — Не нужно делать этого ради меня. Просто подумай, хочешь ли ты так поступить… для семьи.

Макс молчал. Валери понимала, что даже сейчас ее отделяет от него большое расстояние, и все же он смотрел на нее — значит, она ему важна. Значит, они по-прежнему друзья. Значит… он ведь хотел развестись. Это что-то значит — или нет?

— Я не хочу, чтобы Адриан, когда вырастет, узнал, что я посадил его биологическую мать в тюрьму, — медленно произнес Макс. — Хотя она этого и заслуживает. Но только интересы Адриана важны в этом деле, и я не хочу, чтобы это причинило ему боль. — Он посмотрел на Ливенса. — Какие еще есть перспективы, Филипп?

— Дело будет проведено тихо, выдвинут минимальные обвинения — в подстрекательстве, например. Дадут пару лет условно. Но карьеру Шеррил делать больше не будет, мы настоятельно посоветуем ей уехать подальше и выращивать настурции в каком-нибудь уединенном коттедже.

Кристиан хмыкнул.

— Это станет для нее наилучшим наказанием. Безвестность вместо славы, пусть даже криминальной.

— Я не хочу, чтобы она приближалась к Адриану. Никогда.

— Не беспокойся, Макс. — Кристиан постучал себя по груди. — Этим займусь я. Мы составим такие бумаги, что Шеррил поостережется. Ручаюсь, ты ее больше не увидишь.


Прошло немало времени, прежде чем удалось выставить всех за дверь и запереть ее за гостями. На кухне громоздились горы немытых чашек, а напуганная событиями уборщица вряд ли появится раньше завтрашнего утра. Ну и пусть, у Валери не было сил все это мыть, а чашек в доме достаточно. Она пошарила по шкафчикам, нашла травяной чай и заварила себе, потом, подумав, заварила и Максу.

Эвершед появился на кухне через несколько минут.

— Спит, — сообщил он. — Теперь уже нормально. Медсестра его покормила и уверяет, что к завтрашнему утру все будет хорошо.

— Я так испугалась, — созналась Валери. — Мне кажется, что у меня вообще нервов не осталось, все сгорели.

— Хочешь, дам тебе отпуск? — Не обращая внимания на чай, Макс подошел к Валери и обнял ее. — И сам с тобой поеду.

— О, спасибо, в один мы уже съездили.

— Нет, серьезно. Возьмем Адриана и улетим на Мальдивские острова. В прошлый раз мы так быстро их покинули, что мною владеет чувство незавершенности.

— Ты невозможен, — вздохнула Валери. — Макс, пойми, все не так просто.

— А как? — Он отстранился, внимательно глядя на нее. — Как, Валери? Зачем все усложнять?

— Я, кажется, тебя поняла, — буркнула Валери и вывернулась из его объятий. — Чертова кузина Рейчел! Обещала мне перемены, но мужчина, с которым я жажду что-то поменять, не хочет сложностей.

— Так. Теперь я ничего не понимаю, — спокойно проговорил Макс. — О чем ты?

Валери обернулась к нему — он стоял, опираясь на стойку у плиты, и смотрел невозмутимо.

— О чем я? Да так, Макс, о ерунде. Ты предлагаешь мне поехать с тобой и твоим сыном на Мальдивы, спать с тобой в одной постели, так я полагаю, и при этом не хочешь ничего усложнять. — Ей хотелось заплакать, громко, навзрыд. Наверное, так и начинается истерика. — Я готова быть с тобой как угодно и кем угодно — ассистенткой, любовницей, как тебе захочется! — но, пожалуйста, будь любезен, сам обозначь мой статус. Можно ничего не обещать. Просто назови мою должность как-нибудь.

— Жена, — сказал Макс, пристально ее разглядывая, будто впервые увидел.

Валери словно на стену налетела.

— Что ты сказал?

— Ты попросила меня обозначить твой статус, и я сказал «жена». — Он хмыкнул. — Если ты захочешь, разумеется. Весь этот дурдом слегка выбил меня из колеи, но я затеял развод с Шеррил, чтобы предложить тебе стать моей женой. Я понял это сразу, как объяснился с ней. Только сначала очень боялся.

— Чего? — тихо спросила Валери.

— Что ты посмотришь на меня как на безумца и откажешься. Что ты не захочешь со мной жить. Ведь я, — он скривился, — как видишь, не могу построить нормальную семью. Единственное, что у меня получилось пока, — это имеющийся в наличии бардак. Я и сейчас очень боюсь, но все-таки рискну. Я всегда тебя хотел, только запрещал себе думать о такой возможности. Ты для меня — все. Ты была со мной рядом, когда мне было хорошо и плохо, когда я сомневался, когда был уверен — ты была рядом всегда. Без твоей поддержки — не знаю, как я пережил бы последние годы. С тобой я все могу, и мне страшно подумать о том, что ты можешь уйти. Не хочу тебя отпускать. Ты выйдешь за меня замуж?

Валери прошла разделявшие их два шага, вцепилась в Максов свитер на груди и уткнулась носом в большую голубую полосу. Эта полоса была самой прекрасной полосой на свете. Пожалуй, даже посадочная полоса на Мальдивах ей уступала.

— Выйду. — Валери шмыгнула носом в свитер.

— Выйдешь, значит. — Его руки стиснули ее так, что не хватало воздуха, но это продолжалось лишь мгновение, а потом Макс ослабил хватку. — И тебя не пугает то, что у меня есть родители, которые меня ненавидят, брат-гей, пятилетний сын и никакого положительного опыта в построении семейных отношений?

— Во-первых, — сказала Валери, любившая все расставить по своим местам, — ты еще толком не познакомился с моими родственничками, так что неизвестно, чьи экзотичнее. Во-вторых, Адриану почти шесть. И, в-третьих, опыт — дело наживное. Его можно приобрести, только делая что-то.

— Удивительно мудрая мысль, — похвалил ее Макс и поцеловал.

Как все правильно, думала Валери, удивляясь себе — что еще может в такой момент думать. Она здесь, с этим мужчиной, и наконец-то мир закрепился в нужном положении. Теперь можно жить так, как хотелось давно. Все на своих местах.

— Кузина Рейчел обрадуется, — сказала Валери после, когда они с Максом уже лежали в постели, тесно прижавшись друг к другу. — Все родственники будут в восторге. Они непременно захотят большую свадьбу.

— А ты чего хочешь?

— Мне все равно. Если ты не против, можно и красиво пожениться, чтобы мама могла потом хвастаться перед подругами. Но логичнее будет сбежать.

— Можно пожениться на Мальдивах.

— Отличная мысль. Делаете успехи, мистер Эвершед.

— Опять дразнишься? — грозно спросил Макс.

— Конечно. Имею законное право.

Он хмыкнул.

— И все же, — задумчиво продолжила Валери, — как минимум одного человека все это очень огорчит.

— Кого ты имеешь в виду? — нахмурился Макс.

— Ты его не знаешь, — засмеялась Валери. — Его зовут Стивен, и он живет в моем доме в квартире напротив.

Эпилог

— Валери! Валери! — Вопль за дверью был почти нестерпимый — хотелось зажать уши и спрятаться под одеяло, но взрослые девочки так не поступают. Вздохнув, Валери распахнула дверь, и Адриан влетел в комнату.

— Что случилось? — осведомилась жертва акустической атаки. — Почему ты так кричишь?

— Мы нарядили елку! Идем, посмотрим!

— Ух, ты. Елку нарядили, надо же. Ну идем.

Елка стояла посреди гостиной дома Мэдисонов и сверкала мишурой, хрустальными шарами, цветными подвесками и золотистыми ангелами. Вокруг нее толпились дети. Ну толпились — это сильно сказано, их было всего четверо, не считая Адриана, однако активность в этой маленькой компании превышала все мыслимые и немыслимые пределы. Казалось, что в доме не пятеро детей, а, по меньшей мере, полсотни. Они окружили Валери и загалдели — всем не терпелось поведать о своем вкладе в украшение елки.

Дерево было монументальным. Интересно, где отец добыл эту ель? Валери, ведомая за руки племянниками, племянницами и собственным приемным сыном, обошла вокруг елки, не переставая восхищаться. Да и было чем: таинственный блеск золотых орехов и сияние мишуры завораживали, заставляли поверить в самые странные сказки и волшебные сны. Все-таки рождественская елка — это чудо что такое.

На кухне загремели противни.

— Валери! — крикнула мать. — Иди сюда, поможешь мне с печеньем!

Оставив детей любоваться на дело рук своих (впрочем, явно не только своих — вряд ли Адриан или кто-либо из его сводных кузенов и кузин способен дотянуться до верхушки, царапающей потолок, и насадить на нее звезду), Валери прошла на кухню. Там смешивались запахи имбирного печенья, жареного мяса и свежей зелени, которую миссис Мэдисон умудрялась добывать среди зимы — и не в супермаркетах, следует заметить. Один противень с готовым печеньем уже стоял на столе, и мать доставала второй.

— Сложи его в эту миску, пожалуйста. Перекладывая толстые пластинки печенья, Валери улыбалась.

— Вот так. — Миссис Мэдисон захлопнула дверцу духовки и отрегулировала газ. — Пусть пока готовится следующая партия. Макс еще не приехал?

— Нет. У него интервью утром, и он обещал явиться сразу, как только закончит.

— Дикость — работать в сочельник. Хорошо, что тебя отпустил.

— Ну… я ему сказала, что если он оставит меня при себе, то сам будет заворачивать всю сотню подарков. Он забеспокоился.

— А их правда сотня? — осведомилась миссис Мэдисон, нюхая пучок петрушки.

— Девяносто шесть, если быть точной. Да и нас немало, и все друг другу что-то дарят, так что все логично. Только упаковать не успели и свалили это дело на нас. — Валери уложила в миску последнее печенье и взялась за второй противень. — Макса все это слегка нервирует. Он привык к большим сборищам, но не когда эти люди — твои свежеиспеченные родственники.

— Я заметила, что у него нервы не на месте по этому поводу.

— Это мягко сказано. Но мы над этим работаем.

Макс, натура впечатлительная, действительно переживал — картинно, словно байроновский герой. Тихая свадьба на Мальдивах его не расстроила, а вот перспектива быть представленным семье Валери на Рождество ввергла в почти настоящую депрессию. Валери уговаривала, умасливала, льстила и даже иногда рычала, но Эвершед оставался верен своим страхам. В конце концов Валери отступилась, поставив Макса перед фактом, что Рождество они встречают у Мэдисонов, а ему отведена почетная роль Санта-Клауса. Брось ученика в воду и надейся, что он поплывет, — кажется, так гласит старинная народная мудрость, только Валери никак не могла вспомнить, какой именно народ ее изобрел. Нынче, со смешением культур, это, наверное, и не важно.

Макс приехал в сумерках, когда большинство родственников уже собрались и обретались в гостиной — кто просто беседуя, кто помогая накрывать на стол, кто приглядывая за детьми. Подарки были перенесены под елку и, сложенные аккуратными кучками, едва не закрыли дерево. Родственники не скупились, как обычно. Валери сидела на кухне у окна, выглядывала машину Эвершеда и наблюдала, как медленно падают пушистые хлопья снега. Настоящее уютное Рождество, счастливое Рождество.

Черный «мерседес» вынырнул из полутьмы и остановился у крыльца, на свободном месте. Макс приехал один — Джейкоба он, разумеется, отпустил к его семье. Валери набросила куртку и выскочила встречать мужа.

Тот достал из багажника большой пакет с подарками и помахал Валери.

— Удивительно вовремя, — резюмировала она, затаскивая Макса в прихожую, освобождая от пакета и куртки и подталкивая к лестнице на второй этаж. — Практически все здесь, ждем еще пару человек и нашего Санта-Клауса. Пойдем, пойдем, костюм наверху.

— А ты разве не представишь меня сначала?

— Хочу сделать сюрприз. Давай, Макс. Я понимаю, что Санта-Клаус — это не та роль, которую ты привык играть, но постарайся ради нас с Адрианом. Он целый день ходит гордый, потому что у него есть секрет: папа будет Санта-Клаусом.

В их комнате было полутемно, и Макс, соблазненный подходящими условиями, немедленно притянул к себе Валери. Несколько минут поцелуев, и она с сожалением отстранилась.

— Нас там ждут не дождутся. Остальное потом. Давай, я помогу тебе переодеться.

— У меня такое ощущение, что это самая главная роль в моей жизни, — буркнул Макс, стягивая свитер.

— Может быть, так оно и есть, — кивнула Валери. — Там, внизу, благодарная публика. Куча взрослых и детей, и все они ждут тебя.

Макс хмыкнул.

— Как ни странно, детей я боюсь меньше всего. — Он стянул джинсы и принялся надевать красные штаны Санта-Клауса. — И не теряю надежды прибавить к ним парочку наших. Может, подумаем об этом в следующем году? Адриан обрадуется.

Валери молчала, с преувеличенным вниманием изучая костюмную шапку. Макс, заподозрив неладное, бросил застегивать неудобную куртку с пришитым изнутри мешком, имитирующим объемистый живот рождественского деда.

— Валери?

— Мм?

— Ты хочешь что-нибудь мне сказать по этому поводу?

— Вообще-то да. — Она помолчала. — Помнишь, тогда, в первый раз на Мальдивах, нашу совсем первую ночь? Ты еще набросился на меня на пляже.

— Кто на кого набросился еще! — проворчал Макс.

— Это неважно. Важно то, что все произошло так быстро… И мы не предохранялись.

— Ну и что?

— Ну и все.

Макс решительно стянул дурацкую куртку, подошел к Валери и взял ее за плечи.

— Таким замысловатым образом ты хочешь мне сообщить, что ты беременна?

— Вроде того, — вздохнула Валери и застенчиво посмотрела ему в глаза.

Как он ее любил в эту минуту! — и эту трогательную застенчивость, и румянец на щеках, и даже шапку, которую она теребила! Волна любви была такой огромной, что Макс подумал, что захлебнется, — но нет, выплыл и остался жить.

— И ты молчала.

— Да я сама только несколько дней назад сообразила. И все прикидывала, как бы тебе это преподнести.

— Все, — сказал Макс, торжественно запечатлев на губах Валери поцелуй. — Теперь мне нипочем твои родственники. Кстати, если ты не приготовила мне подарок, то уже можешь и не беспокоиться.

— Издеваешься? — обиженно спросила Валери. — Я приготовила. Надеюсь, что и ты не забыл.

И засмеялась вместе с ним.

…Несколько минут спустя, стоя рядом с Максом перед закрытыми дверями гостиной, откуда доносился радостный гул голосов, она уже была совершенно спокойна.

— Ух, кажется, я себя переоценил, — пробормотал Эвершед. — Душа в пятки уходит.

— Это же твоя стихия, Макс. Сыграй так, как будто на тебя смотрят все зрители мира.

— Ну да, всего-то. Я не этого боюсь, а того, что они меня не примут.

— Так. Хватит. — Валери подтолкнула его. — Единственный способ это узнать — пойти и проверить.

— Точно. Как я раньше не догадался? И потом, кто сказал, что я должен быть традиционным Санта-Клаусом?

Макс поцеловал ладонь жены и, вскинув мешок на плечо и ухмыляясь в искусственную бороду, ногой распахнул двери гостиной.


home | my bookshelf | | Ветер в твоих крыльях |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу