Book: Фру Великая



Орехова Дарья Александровна

Фру Великая

Фру Великая

Название: Фру Великая

Автор: Орехова Дарья

Издательство: Самиздат

Год: 2012

Страниц: 267

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Гениальный волшебник был тайно захоронен вместе со своими изобретениями. Стремясь заполучить ушедшие вместе с ним знания, другой маг вскрыл гробницу, но вместо знаний выпустил в мир его демонов. Сам он погиб, а его семья по решению всемогущего Совета магов была отправлена в ссылку. Теперь его дочери Верее по прозвищу Великая предстоит вернуться в облике маленькой девочки и, любой ценой искупив поступок отца, вернуть своей семье имя и достойное положение в обществе.

Глава 1. Малышка

   Фру бежала по берегу реки, воинственно размахивая длинным стеблем рогоза и, время от времени, подпрыгивая от бессильной злости. Ее ярко-розовая беретка с громадным лохматым помпоном на макушке сбилась на бок, из-под неровной челки яростно поблескивали голубые глаза. Тщательно прополосканное уже белье продолжало уплывать от нее по течению. Довольный собою водяной булькал водою от смеха.

   - Обманщик, верни имущество! - прокричала Фру и метнула в него рогозом. Стебель упал в воду и, повернувшись по течению, поплыл следом.

   - Не кипятись, Верка! - ответил водяной. - Тебе не идет!

   Ну да, конечно, такая злобная коротышка с помпоном. Но сам то хорош, что он маленьких обижает?

   - Вер! Буль-буль-буль... - водяной первым заметил молодого мага, медитирующего на берегу у самой воды. Он тут же замолк и растворился, будто и не было его.

   - Верни, говорю! - Фру резко остановилась всего в нескольких шагах от сидящего волшебника и в ужасе закрыла рот руками. Тот вздохнул, открыл глаза и взглянул на нее. Девочка тут же устремила взгляд на уплывающее вдаль господское добро и простерла к нему руки. - Верни-ись!

   - Что случилось, малышка? - улыбнувшись, спросил маг.

   - Господин, бельишко из воды не достанете, оно уже совсем чистое, - попросила Фру невинно.

   Заполучив обратно простыни, она поспешила убраться подальше, пока ее не разглядели хорошенько. Поступая на службу к господам, она не подумала о том, что повсюду будут шнырять посланцы Совета. И как будет стирать, тоже не подумала. Пришлось просить помочь водяного. Вот чуть и не попалась.

  

   Трудности на ее пути множились, но Фру не собиралась отступать. Как только все уснули, малышка осторожно покинула дом. Перебежала через сад, ловко пролезла под оградой. Укрывшись в лесу, который здесь почти вплотную подходил к обжитой территории, она остановилась, помедлила и исчезла.

   Всего через пару минут Фру оказалась стоящей на неровной усыпанной камнями площадке около входа в пещеру. Зажженный фонарь на большом валуне словно был оставлен специально для нее. Она скинула свой теплый плащик, и вытащила из-под ворота платья пряслице, висящее у нее на веревочке на шее. Сжав его в ладони, она начала стремительно меняться. Из маленькой светлой девочки она вытянулась в высокую черноволосую женщину, умилительные детские черты ушли, и лицо ее приобрело чуть надменное хищное выражение. Это превращение происходило на глазах вольготно устроившегося на каменной скамье отшельника.

   - Да, Верея, недаром в Академии тебя прозвали Великой, - с неподдельным восхищением произнес он из темноты.

   Женщина кивнула ему в знак приветствия и без спроса прошла прямо в пещеру. Отшельник покачал головой и последовал за ней.

   - Дорогая, твой брат прислал мне вот это, - отшельник подошел к одному из сундуков, выстроившихся вдоль неровной стены его темного неуютного обиталища, и осторожно двумя пальцами достал из него небольшую статуэтку, изображающую умывающегося кота. - Вы состарили ее? Кажется, я видел такую в коллекции Всемира. Мне полагается послать ее семейству Ризент, я ничего не перепутал?

   Верея еле заметно кивнула.

   - Меня беспокоит во всем этом один момент. Общеизвестно, что я долгое время был близким другом вашей семьи. Если я пошлю этот предмет вашим врагам, они проверят его и обязательно поймут, от кого на самом деле такой подарок, и что я до сих пор помогаю вам. Я отношусь к вашему семейству с большим уважением, но мне совсем не улыбается нарушить решение Совета и стать изгнанником.

   Верея грозно улыбнулась, отшельник рассмеялся.

   - На что ты все-таки надеешься, моя девочка? Уж мне то ты можешь сказать. Ни одна сила мира не вырвет у меня эту тайну.

   Верея улыбнулась уже мягче. Осторожно перехватив у него статуэтку, она поставила ее на стол. Произведя какой-то неуловимый жест над головою бронзового кота, она величественно присела на стул, положив ногу на ногу. Отшельник вздохнул и примостился с другой стороны стола.

   Статуэтка потихоньку отмирала, вскоре псевдометаллический кот уже испуганно озирался вокруг безумными глазами.

   - Это страж! - воскликнул отшельник и пристально посмотрел на нее. - Он будет охранять семейство Ризент в их доме? А сама ты будешь охранять их младшенькую Агату, маскируясь под эту милую маленькую представительницу кирати? Это слишком сложно, думаешь, они не раскроют тебя?

   Верея презрительно улыбнулась.

   - Что, прости? Какая еще елка? - Он непонимающе уставился на нее, стараясь понять мельтешащие по ее воле образы в своей голове. - Ах, не елка. Дерево, корень. Все ушло в корень? Нет, хорошо, конечно, когда женщина молчит, но иногда это бывает утомительно. Я понял, их дед был единственным гением в семье, а на потомках природа отдохнула, и им никогда не раскрыть Верею Великую! Как же, как же. Только ты забываешь о Совете! И о том, что он не прощает тех, кто не исполняет его решения. Совет выслал вашу семью в долину Проклятых за то, что сделал ваш отец. И теперь, когда его люди тебя поймают, да еще и в непосредственной близости от Ризентов, тебя с удовольствием оставят в Столице, на всю оставшуюся жизнь, в подземной ее части, в комфортабельной комнате десять на десять. Шагов.

   - Мяу, - ужаснулся страж.

   - И никто не вступиться за тебя, все только рады будут тебя утопить. - Отшельник продолжил увещевания, не обращая внимания на темно-рыжего уже кота, скребущего когтями каменный стол. - И все из-за твоей отвратительной заносчивости и нелюдимости. Вкупе с блестящими способностями - это тоже нелегко простить. И никто не знает, какая ты на самом деле замечательная.

   Мужчина опять замер, стараясь уловить очередной из образов, которыми мысленно общалась немая от рождения Верея. Через мгновение он поморщился и громко чихнул.

   - Кажется, у меня аллергия на твои мысли!

   Верея довольно усмехнулась.

   - Я понял, понял. Не милая, не замечательная. Вредная холодная стерва. Я понял, - проговорил отшельник, утираясь рукавом. - Я сделаю, как ты хочешь. Всегда делал.

  

   Когда Верея со всеми предосторожностями вернулась домой, уже начало светать. Этот поход ужасно вымотал ее, и необходимость поддерживать образ маленькой кирати Фру, находящейся в услужении младшей дочери Ризентов Агаты, сейчас раздражала ее как никогда. Собственный план перестал казаться таким уж разумным. На кирати, которые во множестве населяли дома богатых семей и занимались хозяйством, готовили, нянчились с детьми, ухаживали за стариками, никто особенного внимания не обращал, не стеснялся при них обсуждать семейные проблемы. Но хозяйственность, заботливость и другие непременные качества кирати в характере самой Вереи, а значит и Фру, полностью отсутствовали и не обещали появиться. Самое простенькое задание становилось для нее большой проблемой. Да еще матери Агаты, Элоизе, вздумалось одевать компаньонку дочери как куклу! Последнее раздражало больше всего.

   Наконец Фру проникла в свою уютную коморку под лестницей, ведущей в комнату ее драгоценной Агаты. Вот только стоило ей блаженно закрыть глаза, натянув на нос одеяло, как послышался режущий скрип приоткрывающейся двери.

   - Фрушенька, ты мне не поможешь? - заискивающе спросила заглянувшая в открывшуюся щель девочка. Одеяло удачно скрыло всю глубину нахлынувших на кирати эмоций. - Маманя, только что разбудила меня, - продолжила Агата. - Мне необходимо скорее привести себя в надлежащий вид.

   Девочка вздохнула и, влетев в комнатку, бухнулась на кроватку Фру, поджав под себя ноги.

   - Она говорит, что через час к нам будет человек из Коллегии! Правда, волнительно! Ведь в Коллегии состоят только самые-самые лучшие маги! И один из них будет заниматься нашей охраной! Интересно, как он выглядит? Он, наверное, очень суровый и немногословный и наверняка очень старый, как ты думаешь? А может наоборот, молодой, и, может быть, даже симпатичный. Такой высокий, статный и уверенный в себе!

   Фру еле удержалась, чтоб не просветить ее, как высокий и статный представитель Коллегии Магов сурово и немногословно вот уже две недели как минимум шастает по кустам вокруг владения Ризентов. Сама же Коллегия состояла при Совете, и в ней только предполагалось, что должны были состоять именно лучшие из лучших, на самом деле - лишь лучшие из желающих. Кроме того, коллеги занимались в основном слежкой друг за другом, и вот эта игра в узком кругу и казалась обывателям важной и таинственной.

   Следующие полчаса Фру помогала Агате принять подходящий для торжественной встречи высокого гостя вид. Стараясь не заснуть и между нарядом и прической понять, что этому гостю здесь понадобилось именно сейчас, а не два года назад, когда демоны рода Ризент оказались на свободе. За следующий час Фру успела помочь Агате поменять выбранный наряд четыре раза, прическу три раза, украшения несметное количество раз. И между делом возненавидеть высокого гостя.

   Наконец их позвали вниз, но счастье лицезреть Агату в платье из лилового атласа и в фамильных драгоценностях выпало на долю толстого неопрятного мужика, который принес посылку. Очевидно, визит члена Коллегии Магов откладывался на неопределенный срок. Всю истерику Агаты Фру проспала в кухне на мешке с крупой.

  

   Разбудило беспечно уснувшую кирати неожиданно установившаяся тишина. Фру поправила свой дикой расцветки наряд, чтобы Элоизе не пришло в голову отвлекаться на нее, и пошла искать господ. Те в полном составе обнаружились в гостиной. Элоиза со старшей дочерью Беатой занимали диван, Агата расположилась в кресле напротив них, на кофейном столике в стороне находилась все еще не распечатанная посылка. Женщины сидели молча, углубившись в свои мысли. Фру прекрасно понимала почему, тем не менее, она подошла и сняла завернутую в бумагу коробку со стола.

   - Я распакую ее для вас, - заявила она, ожидая бурю негодования, но ее никто не остановил. Агата отвернулась с оскорбленным видом, Элоиза недовольно чуть повернулась к столу, продолжая при этом смотреть в другую сторону. По лицу Беаты пробежала тень облегчения, ей давно уж не терпелось открыть посылку.

   Фру разобралась с упаковкой и вынула обернутую в плотную ткань фигурку кота. Осторожно, стараясь не дотронуться до металла, она высвободила его окончательно, поставила на стол, оставив на всякий случай тряпицу у себя, и оглядела лица хозяев. Женщины смотрели на милого котенка, как на крысу, неожиданно решившую отправиться в последний путь с их кофейного столика.

   - Мама, это страж, - прервала молчание Беата. - Для охраны дома еще не придумали ничего более мощного!

   - Я знаю, - взорвалась Элоиза. - Но его прислал отшельник Прет, который якшался с Антоном Лейтом.

   - С ним и еще с половиной людей нашего круга, - возразила Беата. - Я считаю, он просто хочет нам помочь.

   - Можно попросить одного из мальчиков, которые сторожат снаружи, проверить, не касался ли кто-нибудь из Лейтов этого стража. - Оживилась Агата.

   - Закатай губу обратно, сестра.

   - Беата, как грубо! - возмутилась мать. - Агата не имеет видов ни на одного из этих молодцов, посланных Советом. Она ведь прекрасно понимает, что они не из нашего круга, правда, доченька?

   - Почему это не из нашего? Дед был великим волшебником и, если бы ты снизошла и попросила принять меня в Академию...

   - Перестань! - оборвала ее Элоиза. - Прикажи позвать кого-нибудь из магов. Пора уже, наконец, разобраться с этим подарком, - она подозрительно взглянула на неподвижного кота.

   Агата вскочила и унеслась из комнаты. Фру поспешила спрятаться за диван.

   Младшей Ризент в самый короткий срок удалось заарканить одного из молодых магов, дежуривших в тот день. Смущенный, он долго сосредотачивался на бронзовой фигурке, прежде чем вынес свой отрицательный вердикт. Фру торжествовала - она потратила много времени и нервов, чтобы стереть все следы причастности своей семьи к этому стражу.

   Статуэтка, наконец, превратилась в живого рыжего котенка, и, когда сестрам надоело его тискать, страж получил имя Дум и отправился в свой первый обход владений.

  

   Фру стояла в коридоре, собираясь с силами. Дум по-кошачьи скользнул боком по ее ноге и, приоткрыв перед нею дверь, преданно заглянул в глаза.

   - Ты меня первый раз видишь! - шепотом напомнила она ему. - Должен подозревать и проверять.

   Дум подозрительно прищурился и, подсунув лапу под дверь, закрыл ее обратно. Фру отодвинула его ногой, вошла в кладовую и огляделась. Высоченные битком забитые всякой снедью стеллажи высокомерно взирали на нее. Но ни на одной из полок, как и ожидалось, не стояла большая чашка горячего шоколада. Фру злилась, не представляя даже, что ей искать. Она могла по памяти приготовить десятки ядов, кое-какие лекарства и массу других полезных субстанций, но вот про шоколад способна была сказать лишь то, что он сладкий.

   Если бы Агате понадобилось зелье для имитации смерти, тонизирующий эликсир или, на худой конец, обычное снотворное! Но нет, ей приспичило выпить чашечку дурацкого шоколада и закусить бутербродом с идиотским клубничным вареньем! И где теперь это все достать? Опять придется прибегнуть к помощи третьих лиц.

   Фру вбежала в кухню и начала по очереди открывать дверцы всех шкафчиков. Она объездила на стремянке все полки, заглянула во все укромные уголки, но никого живого не обнаружила. К ее счастью маленький повар выдал себя, громко всхрапнув. Малышка со всей дури саданула ногой по мусорному ведру, и бородатый кирати вывалился на пол, весь усыпанный картофельными очистками.

   - Ах, что б тебя! - адресовал он ведру и тут же заметил Фру, которая в нетерпении уже полезла за чашкой. - Опять ты! Я занят. Обед готовлю, - он призадумался, - вот, картошку чищу.

   - Силк, Агата хочет шоколад и бутерброд с вареньем, - пояснила девочка.

   - Вот еще, аппетит только испортит, - проворчал кирати, принимаясь за веник.

   - Не твоя забота, Силк, просто сделай.

   - Вот еще, суп не доест, к биточкам не притронется, колбаску рыжему скормит, - Силк вытащил из ведра стража, не вовремя решившего устроить в нем инвентаризацию.

   - Ничего, крысы твои биточки моментом сожрут, не поперхнуться.

   - Вот еще, ты их же вывела всех? - испугался кирати.

   - А что им мешает вернуться? Да с подкреплением?

   - Шоколад говоришь? - покладисто переспросил Силк. - Это мигом. Ты пока хлеба отрежь. - И выскочил из кухни.

   Фру вздохнула с облегчением, хлеб девочка уже где-то видела. Буханка оказалась большая - нож она взяла тоже не маленький. Вздохнула и принялась за дело. Продвигалось тяжело. Хлеб пилился неохотно, со странным хрустом, и, по здравому размышлению, был жестковат для еды. Что же они потом с ним делают, размачивают что ль? Фру порадовалась, что Верея сама никогда не употребляла хлеб.

   - О, молодец, нашла, - похвалил ее вернувшийся Силк. - Я его уже месяц ищу. - И отобрал у нее каменную буханку. - Вот, я сейчас все сделаю, а ты пока посмотри, эти, хвостатые, ничего еще, опять? Да?

  

   Довольная Фру тащила поднос с угощением в комнату Агаты, прикидывая, как объяснить, что она так припозднилась с заданием. Но из библиотеки послышался шум, и она тут же свернула туда, готовясь представить поднос как предлог. Двое магов методично перерывали стеллажи, еще один вел какие-то записи за столом. На кирати особо внимания никто не обратил, так что она укрылась за креслом и затаилась.

   Некоторое время маги работали молча, но неожиданно один из них вскрикнул и уронил книгу на пол.

   - Демон, она меня укусила! - послышался удивленный возглас.

   - Да это не книга! - ответил ему другой волшебник. - Это страж.

   - Мелкая пакость. Он мне руку парализовал!

   Фру поспешила мысленно отозвать Дума, кот спрыгнул с полки и шмыгнул под кресло.

   - Подозрительная игрушка, - не унимался маг. - Слишком сильная.

   - Я сам ее проверял. Она из коллекции Всемира, то есть, сделана кем-то из слушателей Академии. Слишком хорошо получилось, но это, должно быть, случайность. А, может, сам Отшельник доработал. Его отпечаток самый отчетливый.

   - Хватит болтать, работайте, дом большой, - оборвал их диалог третий, видимо, главный.

   Снова воцарилась молчание. Фру поняла, что больше ловить нечего и выскользнула за дверь.

   Агата сидела у открытого окна, наблюдая за копошащимися в саду людьми. Кирати, наконец, избавилась от подноса, шмякнув его на стол - пролилось совсем чуть-чуть.



   - Фрушенька, что ты там принесла? - удивилась она, позабыв. - А, покушать, это очень кстати!

   Девушка схватила чашку и вернулась на свой наблюдательный пункт.

   - Госпожа, я думала, эти маги из Совета охраняют вас, а они роются тут везде, - пожаловалась кирати.

   - Все правильно, Фру. - Отмахнулась Агата. - Они ищут штучку одну, которую дедушка сделал, чтобы своих демонов созывать. Бутербродик передай!

   Фру задумчиво смотрела, как та жует свой бутерброд, в свою очередь, наблюдая за магами, перерывающими имение. Вот и появился тот шанс, на который она надеялась, затевая всю эту авантюру с превращением. Деда Ризентов действительно можно было назвать великим волшебником, скончался он неожиданно, и похоронили его не в семейной усыпальнице да с доброй частью его изобретений. Совет хорошо знал почему и наложил дополнительный запрет на посещение захоронения, понимая, что желающих будет много. А найти его сумел отец Вереи - Антон Лейт. Хотел раскрыть тайну Афанасия Ризента, а выпустил его демонов. И демоны эти за неимением лучшего вились теперь около дома Ризентов, будто им тут медом было намазано. Если бы Верее удалось найти эту, как выразилась Агата, штучку, она смогла бы созвать демонов и исправить ошибку отца. И исправить положение всей семьи.

   Но в доме этого приспособления точно нет. Зря маги здесь рыщут, не в характере это Афанасия.

  

   Вечера Агата посвящала занятиям магией и мечтам. Не имея таланта, она держалась на упрямстве и горячем желании. Элоизе это нравилось все меньше и меньше, но все ее сопротивление выражалось в несогласии посылать в Академию просьбу о принятии ее дочери в слушатели.

   Зная, что три часа как минимум у нее есть, Фру снова улизнула из дома. На сей раз, она оказалась в коридоре Академии в специальном закутке. В этот час весь этаж был пуст, но нужный ей человек должен был находиться в своем кабинете, перебирая очень важные бумажки. Он вскочил при ее появлении. Верея подошла к его столу и пожила поверх всего листок, на котором была написана лишь одна фраза: "Я хочу, чтобы ты послал приглашение в Академию для Агаты Ризент". Человек некоторое время просто стоял и глядел на эти слова, будто бы не в силах вникнуть в их смысл.

   - Что ты здесь делаешь? - спросил он, еле оторвавшись от текста.

   Верея жестом показала, что вопрос неуместен.

   - Ей не место в Академии! - попытался он возмутиться, но тут же сник под ее уничижительным взглядом. - Думаешь, ты можешь помыкать мной, как хочешь? - спросил он шепотом.

   - "Ты сделаешь это, и будешь молчать обо мне", - написала Верея.

   Он так и не смог отказать своей мучительнице. На секунду он пожалел, что когда-то обратился к ней за помощью, словно душу продал. Впрочем, тогда у него выбора то и не было - кроме нее никто не согласился бы и не сохранил его тайну.

   - Змея, - злобно прошипел он ей вслед, когда она уже не могла его слышать.

  

   - Тень от вазы похожа на краба, - подумала Фру засыпая. Ее уже понесло по извилистым тоннелям блаженного сна, когда в сознание вторгся своевременный вопрос. - Что?! - Девчушка вскочила как ошпаренная. - Какая еще к лешему тень?!

   Фру оказалась сидящей на полу под упавшим вместе с нею одеялом в кромешной, как и полагалось, темноте. Естественно, крабом даже не пахло. Должно быть, приснилось. Чего только в полудреме не привидится. Ага, как же! Чудится, мерещится! В наше время успокаивать себя этим смерти подобно!

   Воинственно выпутавшись из одеяла, Фру поднялась на ноги и, пораскинув мозгами, прикинула, откуда должен был идти свет, чтоб породить краба за вазой. Конечно, из-за занавесочки в горошек, будь он неладен. Кто-то подходил вплотную к окну, наверняка, чтоб убедиться, что она спит. "Полундра! Свистать всех наверх!"

   В одной белой ночной рубашке, словно маленькое оголтелое привидение, Фру выскочила на лестницу. На самом верху явно кто-то стоял, явно примеряясь к двери в спальню Агаты. Развив необыкновенную прыгучесть девчушка бросилась этому кому-то на спину, что есть мочи заверещав: "Караул! Убивают!". Психологическая атака вышла на славу, злоумышленник растерялся и потерял драгоценные секунды. Правда, затем Фру ощутила разливающуюся по телу волну, кажется, ее пытались парализовать. Ха, не на того напал! "Волна" вернулась к хозяину, жалобно подвывая. Следующей попыткой маг-взломщик попытался оторвать ее от себя, помогая себе левитацией. Да, пожалуйста! Фру использовала необыкновенную легкость в теле, чтоб занять более удобную позицию, и запустила руки в его шевелюру. Почувствовав, что с него пытаются сорвать скальп, налетчик удвоил усилия по своему освобождению, уже безо всякой магии. И тут, наконец, всю эту безобразную сцену осветили лампой.

   - Фру, перестань! Это же представитель Коллегии! - крикнули ей снизу.

   - Ой! - вырвалось у кирати. Фру спрыгнула на пол и поспешила укрыться за выглянувшей из спальни Агатой. Вроде как ей стыдно. На самом деле, незачем представителю коллегии магов сверлить ее злобным взглядом. Еще заметит, чего не надо.

   Маг в принципе соответствовал ожиданиям Агаты в оптимистичной их части. Не во всем, конечно. Он был довольно высок (но она допрыгнула!), крепкого телосложения (но с ней не справился!), правда, его черные волосы стояли теперь дыбом, а темные глаза источали злость, напополам с удивлением.

  

Глава 2. Вампир

   Фру ожесточенно теребила в руках кисточку от своего ярко красного колпачка, провожая взглядом каждый сундук, коробку и сумку, загружаемые слугами в большой ящик позади закрытой повозки, в которой Агата (о, восторг!) наконец отправлялась в благословенную Академию. Георг, представитель Коллегии Магов, которому прыткая кирати достопамятной ночью пыталась оторвать голову, нагло влез с ногами в ее план поиска приспособления для вызова демонов Афанасия Ризента (Призыватель, как окрестила его Фру). Впрочем, этого следовало ожидать. Теперь он все время будет мельтешить где-нибудь неподалеку, делая вид, что охраняет Агату.

   Последняя, наконец, появилась на крыльце, веселая и сияющая, в сопровождении двух кирати-горничных. Недельная эпопея по укладыванию-перекладыванию самого необходимого в пути благополучно завершилась, так что они были счастливы не менее своей хозяйки. Затем показались разнесчастная Элоиза и старающаяся казаться безразличной Беата. Георг явился, леший знает откуда. "И демон знает зачем", - добавила про себя Фру.

   Еще полчаса, на удивление терпеливо, Агата выслушивала последние напутствия от чуть не плачущей матери. Когда уже девушка собралась забираться в повозку, Фру подскочила к ней и подергала за платье, чтобы обратить на себя, маленькую, внимание.

   - Госпожа, - начала она, - я хочу...

   Кирати-конюх предупредительно чихнул. Ну да, к ней, неумехе, некоторые кирати относились покровительственно, помогали, заглаживали промахи. Разве что повара приходилось немного шантажировать. Совсем чуть-чуть.

   - Разрешите мне поехать с кучером, а то меня внутри повозки укачивает, - заныла Фру. И тут же переменилась в лице, предостерегающе зыркнув на опешившего мага. Георг закрыл рот, не став предлагать свою посильную помощь. Все правильно, пусть думает, что она на него злиться. И не лезет к маленькой грозной кирати.

   Агата пожала плечами и огляделась.

   - А что, больше никто из магов не едет?

   - Не беспокойтесь, ваша безопасность в надежных руках, - успокоил ее Георг.

   "Конечно, с одним магом спокойнее", - подумала Фру. - "Ущерб меньше".

   И вот повозка тронулась. Послышались одобрительные возгласы остающихся. Фру помахала им кисточкой от колпачка. Следующая остановка - Центр-Юг.

  

   Городок лишь недавно получил новое значение и новое название и начал усиленно расти. А расти ему оказалось удобнее в сторону Некрополя, и улицы уже почти дотянулись до самой стены города мертвых. Где-то за ней находился родовой склеп Ризентов, одно из мест, где имело смысл искать Призыватель демонов.

   Их повозка остановилась у новенькой трехэтажной гостиницы. Агата удивилась, разочаровано глянула на Георга, но ничего не сказала. Фру подозрительно огляделась. Она была уверена, что маг отвезет их в поместье своей Школы Магии, и ей придется отпрашиваться "погостить у своей тетушки" или что-то вроде этого, чтобы не иметь счастье путаться под ногами у пары десятков довольно приличных колдунов. Разве что сама гостиница принадлежала Школе.

   Георг сразу же развил бурную деятельность по устройству, и все закружилось вокруг них. Наконец, все было улажено, багаж перетаскали в их комнаты, прибывающая в радужном настроении Агата приняла ванную и спустилась вниз на обед с хозяевами гостиницы. Присутствие Фру на этом мероприятии, к счастью, было не обязательно, так что она просто заказала еду и забрала ее наверх. Быстро перекусив, кирати вернула поднос и спокойно вышла на улицу, отправившись на скорую разведку. Собственно, ей всего лишь нужно было узнать, как этой ночью ей быстро попасть в Некрополь - в наскоро отстроившемся городке старые дороги исчезли, и почуять верное направление оказалось не просто. Да и зачем мучаться, если можно просто спросить?

   - Простите, господин, подскажите, пожалуйста, в какую сторону Некрополь? - спросила Фру у представительного мужчины, только что вышедшего из лавки часовщика. Тот удивленно посмотрел на невинную детскую мордашку, но указал направление. - Значит, мне в обратную сторону! - кокетливо улыбнулась девочка и уверенно пошагала прочь. Мужчина весело усмехнулся и вернулся к своим делам.

   Вернувшись в гостиницу, довольная кирати было отправилась наверх ждать Агату, но тут поняла, что атмосфера в общем зале немного иная, нежели когда они только приехали сюда. Она насторожилась и, так и оставшись стоять на лестнице, оглядела зал. Ничего подозрительного Фру обнаружить не удалось. А тут как раз появилась ее хозяйка под руку с представителем Коллегии. Агата весело помахала ей, крикнув, что они направляются на прогулку. Проводив ее взглядом, кирати побежала наверх.

   Вечером Фру спустилась за чашкой молока для своей госпожи. Теперь в общем зале народу было намного меньше, чем за обедом, но шуму этот народ производил гораздо больше, методично потребляя разнообразное, хоть и не крепкое горячительное. Предчувствуя закономерное развитие событий, охранники у входа с обреченностью во взгляде напряженно следили за двумя веселыми компаниями, занявшими соседние столы. Они явно мешали друг другу, взрывами хохота реагируя на шутки своих и злобно оглядываясь на ерничанье чужих. С других столов на них всех поглядывали неодобрительно, прикидывая, уйти или допить.

   Фру это все не должно было бы волновать, но какая-то тревога все же донимала. Она сделала заказ, и села ждать за крайний стол, по другую сторону которого за пивом шла оживленная беседа двух мужчин.

   - ...После этого он таки повысил плату до пяти!

   - Что, правда? Ты бумажками помахал, и он сдался?

   - Я ж тебе говорю, бумагу легко подделать, но именно ей люди верят больше всего. Скажешь - человек я, на морду твою посмотрят и не поверят, а сунешь бумажку, что ты, типа, тролль, и смотреть не станут, раз написано тролль, значит тролль.

   - Это верно, только сути то это не изменит. Что ты с вампиром то делать собрался? И ему бумажки свои предъявишь? А если он неграмотный?

   - То-то я и говорю, ты свои страшилки про вампиров откуда взял?

   - Ну, говорят...

   - А они откуда? Из книжек всяких, да газет. Да только пока писатель факты до бумаги донесет, пока через мозги свои прокрутит, там к ним столько нового прицепиться, что сам писака не вспомнит, что сказать хотел. А люди почитают, поверят, вот им и начинают мерещиться... новые факты.

   Фру слушала в пол уха разговор, время от времени поглядывая вокруг. Неподалеку сидело еще два приятеля. Один что-то пил, не обращая на нее никакого внимания, но другой постоянно оглядывался, и во взгляде его чувствовалось брезгливое любопытство. Фру его прекрасно понимала. Почти все кирати выглядели умилительно, даже мужчины были похожи на человеческих детей (конечно, если не отращивали бороду), и у большинства вызывали приятие. Тем не менее, некоторым они казались отвратительными, именно потому, что были похожи на людей, но имели в облике нечто неуловимо чуждое.

   Фру тащила ненавистный поднос с теплым молоком по коридору, когда ее нагнал тот самый угрюмый тип, что пялился на нее внизу. Она посторонилась, чтобы пропустить его. Но вместо того, чтобы поскорее обогнать, ну и, может быть, недовольно зыркнуть в ее сторону, он подхватил ее и выкинул в открытое окно. Они с чашкой полетели с третьего этажа в заросли шиповника.

   - Ничего себе! - подумала Фру, выкарабкавшись из кустов, и с опаской посмотрела на окно, из которого только что так неожиданно выпорхнула. - И с чем же связан данный акт беспричинной агрессии?

   - Бах, - брякнувшись ей под ноги, ответил поднос, заплутавший, было, где-то в ветвях.

   Кирати подняла его, отыскала чашку и вернулась в гостиницу.

   - Повторите заказ! - сказала она слуге, уже принявшемуся за наведение порядка в общем зале. Слуга удивленно посмотрел на нее, на лестницу, по которой она поднялась несколько минут назад, на дверь, через которую она только что вошла, словно прикидывая ее маршрут, промямлил что-то и, схватив чашку, умчался на кухню.

  

   Со второй попытки Фру все-таки удалось напоить Агату молоком, и та, довольная и счастливая, быстро заснула. Кирати же терпеливо обошла занимаемые ими комнаты, тщательно зачаровав все окна и двери от любого проникновения. Это должно было уберечь хозяйку от демонов. В принципе, о защите должен был позаботиться Георг, но Фру не собиралась полагаться только на него.

   Кирати тихонько прокралась к входной двери, отперла ее и вышла на улицу. Уже через полчаса хода она начала чувствовать Некрополь. Дальше жилых домов уже не было, только магазины, склады, различные конторы и службы. Стены домов, выходящие на его сторону, не имели окон. От города мертвых город живых оказался дополнительно отгорожен не слишком широким водным каналом. Перейдя мостик, девочка перелезла через ворота и углубилась в темноту знаменитого кладбища.

   От ворот вела широкая аллея, по сторонам которой ровными рядами располагались могилы. Дальше должны были находиться большие семейные склепы, но их сразу было не увидеть из-за деревьев, которые часто высаживали родственники усопших в день их погребения. Никаких надписей снаружи склепов не делалось. Конечно, Георг и Агата днем уже посетили семейную усыпальницу Ризентов, но маг тщательно затер следы, по которым Фру могла бы пройти их путем. Она и не собиралась. Георг, конечно же, тщательно обыскал там все, но Афанасий мог спрятать Призыватель и не в семейном склепе. Без прикрытия семейных проклятий и заклинаний, ловушек и замков. Там, где не будут искать, и там, где случайно не найдут.

   Найдя подходящее место, почти чистое от призраков и неупокоенных, Фру остановилась и закрыла глаза. Верея по прозвищу Великая еще с Академии научилась почти всегда обходиться без сложных ритуалов. Все нужные компоненты магического действия складывались у нее в голове, а из-за гибкости сознания, эффективность таких ее действий зачастую оказывалась выше и возможности шире. Так и сейчас, не проводя серьезной подготовки, хотя она и не обнаружила сразу же искомый предмет, но смогла почуять несколько мест, где могло быть упрятано нечто существенное примерно в нужный отрезок времени.

  

   За пару часов кирати успела проверить несколько таких мест. От них уже кружилась голова. Но, собравшись с духом, Фру нырнула в очередное сооружение. В этот раз вниз вела длинная металлическая, привинченная к стене лестница. Рухнув с последней ступеньки, девочка, не поднимаясь с пола, осветила крохотное помещение. Впереди была дверь, а справа находился большой рычаг. Навалившись всем телом, она перевела его в нужное положение - внутри должен был загореться свет. Действительно, через дверь она попала в широкий тускло освещенный коридор.

   По обе стороны в стенах были сделаны ниши, более половины из них оказались замурованы. Перед каждым из захоронений на полу была выполнена сложная пиктограмма, везде одна и та же, лишь надписи в центре различались.

   У Фру не осталось сомнений, она попала в склеп Проклятых. Здесь хоронили наиболее опасных преступников, проклятых при жизни по совместному обряду не менее двух Школ Магии с разрешения Совета. После довольно мучительной смерти тело проклятого вмуровывали в стену и перед нею проводили обряд Упокоения, чтобы дух несчастного не вернулся на землю ни под каким видом: ни привидения, ни фантома.

   Склеп также украшали "жизнеутверждающие" скульптуры мертвецов, корчащихся в физических и нравственных муках. Фру в ужасе замерла перед одной из них, будто повернувшей к ней свое отталкивающее лицо с одним вытекшим глазом и протянувшей к ней костлявую руку с пооблетевшей как осенняя листва плотью. Скульптура не отличалась реалистичностью, но для ночных кошмаров была в самый раз. Фру почувствовала, как оседает на пол. После этого она не чувствовала уже ничего, просто продолжала лежать, не в силах пошевелиться. Даже перевести взгляд она не могла, так что ей приходилось смотреть на отвратительных червей, пожирающих ноги статуи. С большим трудом ей удалось перекинуться в Верею.



   Теперь девушка чувствовала себя прекрасно, словно освободившись из тесной оболочки. Она вновь оглядела статую, но та ничуть не тронула ее.

   Что ж, маги, занимавшиеся упокоением здешних мертвецов, проделали прекрасную работу. Но вот скульпторы привнесли в свои творения слишком много эмоции. Да и доморощенные некроманты здесь, видно, табунами паслись. Нет, если она начнет колдовать в этом склепе, то к ней как по команде сползется вся здешняя энергетическая грязь. Так и заболеть не долго. Хотя, быть может, это как раз и была причина скоропостижной смерти Афанасия Ризента? Если он спрятал свой Призыватель именно здесь? Нет, вряд ли, со здешним мусором он бы справился. Надо поискать в других местах, заключила Верея.

  

   Следующий склеп имел надземную часть. Фру подошла ближе - черная громада оказалась большим высохшим деревом без единой ветви. Она начала обходить вокруг, ведь среди корней просто обязан был прятаться вход в очередную гробницу. Но тут ее ждал сюрприз - рядом с деревом к колышку оказалась привязана худая нервная коза. Некоторое время они смотрели друг на друга. Она на козу, коза на нее.

   Вдруг послышался тяжкий вздох. Они с козой оглянулись. На валуне сидела маленькая пушистая зверушка, на вид простой комок шерсти с глазами.

   - Ох, вот горюшко то, - пропищал монстрик печально.

   - Что случилось то? - спросила Фру.

   Зверушка подпрыгнула и повернулась к ней.

   - Что ты делаешь на кладбище, крошка? - поинтересовалась она тонким голосочком.

   - Гуляю, воздухом дышу, - ответила девочка грубо. - А ты что причитаешь, громила?

   - Крутая значит. Все вы сначала такие, а потом козу приводите, - пожаловалось создание. - А что мне с ней делать? Молочка хочу, хлебушка. Я голодный!

   - Кто тебе козу привел? - попыталась выяснить Фру.

   - Да приносят мне гостинцы, - стушевалась зверушка. - А я, как бы, желания взамен исполняю.

   - И что, как бы, исполняются? - спросила девочка иронично.

   - Откуда ж мне знать? Мне не докладывают.

   - Как же в народе тебя величают, чудо?

   - Дык, Ивар Могучий.

   - Да, с прозвищем прямо в точку попали.

   - Ну не совсем меня, - признался монстрик. - Ивара сейчас нет, пока я за него. Ниточку от савана просителю на сучок повяжу, угощение заберу, и все довольны.

   - И много от того савана осталось?

   - Так, есть, все равно скоро из моды выйдет. А у тебя горбушечки хоть не будет?

   - Не думала, что на кладбище нужно с харчами идти.

   Может, это издевательский тон кирати окончательно довел миниатюрное чудовище до ручки, или оно совсем отчаялось утолить голод иначе - это козе было все равно.

   - Ироды проклятые, прикормили и бросили! Есть хочу, есть! - заверещала зверушка и кинулась на несчастное животное. Коза забилась на привязи, зверушка прыгала вокруг, силясь укусить.

   Фру подскочила к ним и схватила распоясавшегося монстрика за шкирку. Ее охватило такое отвращение, что ей нестерпимо захотелось размазать своего пленника о какую-нибудь твердую стенку. Зверушка раскачивалась в ее руке и истошно пищала. Разум Фру захлебывался неожиданно сильными эмоциями, пока не смог ухватиться за спасительную догадку. Должно быть рядом он - один из демонов Ризента. Увязался за Агатой, напакостил в гостинице. А потом пошел за Фру на кладбище? Почему?

   На то, чтобы отогнать демона, сил еще хватило, но он вернулся, напав снова. И теперь она хорошо прочувствовала его мощь, впервые столкнувшись со столь сильной тварью. Магов она знавала и круче, но чтоб демон так давил, с таким напором, буквально разрывая защиту, пробивался к сознанию, никогда.

   Отступая к мертвому дереву, Фру споткнулась и кубарем скатилась в незамеченную раньше яму меж его корней. Демон отстал, то ли не смог войти в гробницу Ивара Могучего, то ли не стал связываться. Кирати сидела на холодной сухой земле в кромешной тьме, да зато в безопасности, приходя в себя, пока не услышала тяжкий вздох. В одной руке она все еще сжимала загривок кладбищенского монстра.

   - Так и не покушал! - пожаловалась зверушка.

   - Землицы пожуй, полезная! - рявкнула Фру и поползла выбираться. Карман сарафана неожиданно потяжелел. Осторожно нащупывая путь, кирати пробралась к поверхности и высунула голову из ямы. В это же время в яму, раздвигая траву, сунулась чья-то когтистая лапа.

   - Гав, - сказала Фру.

   Хозяин лапы отпрянул от неожиданности, причем резко так отпрянул и далеко.

   - Возвращайся в ад, тварь! - выкрикнула замахнувшаяся мечом тень, но, не ожидая от своей жертвы такого маневра, промахнулась.

   - Только после вас, - спокойно отреагировала Фру, выкарабкиваясь из ямы.

   - А-а, не убивайте! - взмолилась тень справа, скрючившись на земле.

   - Какого демона?! - возопила тень с мечом.

   - Хлебушек есть? - пропищал карман на всякий случай.

  

   Вампир в некрополе поселился несколько лет назад. До этого он трудился в мясной лавке на прижимистого хозяина фермы, зарабатывал гроши, умудряясь отсылать часть семье, а сам жил впроголодь. Наблюдая пышные похоронные процессии магов, принадлежащих к разным Школам, их молодых адептов в богатой одежде и со скучающим взором, медленно следующих за ними, он мечтал открыть в себе дар и поступить в Академию. Потом проложили какую-то новую дорогу, и в их городок начали приезжать не только на похороны. Город начал быстро расти, словно распухая от количества приезжих, торговля пошла намного лучше, и хозяин на радостях выдал работнику премию.

   В тот день солнце палило нещадно. Стояла такая духота, что горожане ощущали себя в городе словно в ловушке и, наскоро покончив с делами, а еще охотнее отложив их, старались всеми правдами и неправдами покинуть его. Стоять в лавке было бессмысленно, в кармане лежали деньги, и он каким-то волшебным образом оказался в харчевне. Начал он с пива. Зачем он пил в такую жару, зачем вообще потратил деньги, а не отослал своим, он не помнил. Заснул прямо за столом, должно быть, именно пока он спал к нему и подобрался вампир.

   Проспал он не долго, когда выполз на улицу, солнце еще грело. Чувствовал себя отвратительно, но не мог себе даже представить, что все настолько ужасно. Окунувшись в жар улицы, он прошел немного, свернул на площадь и тут понял, что не может больше терпеть. Ему было не просто очень жарко, его кожа словно горела огнем. Он бросился в тень дома, стало легче, но не намного. Кинулся к фонтану, прыгнул в воду, но и та не уменьшила его мук. Редкие прохожие вжимались в стены, когда он бежал мимо них обратно в лавку, еле сдерживаясь, чтобы не кричать, вопить от боли. Только в подвале боль, наконец, утихла.

   Трясущимися руками он отыскал в хламе, населяющем чулан, осколок зеркала и разбил его об пол. Его лицо стало не узнаваемым, кожа сморщилась и потемнела. Первая же женщина, вошедшая в лавку, выскочила из нее как ошпаренная. Он не успел попросить вызвать лекаря, позже эта мысль больше не посещала его. Женщина, бегущая по улице, истошно кричала: "Вампир!" Стражу он ждать не стал, выскользнул из лавки и прятался в переулках, пока не стало совсем темно. С той ночи он живет на кладбище. За эти несколько лет он совершенно утратил человеческий облик. Та женщина, что в ужасе выбежала из его лавки, иногда приносит ему еду, она не подходит и не говорит с ним. Когда стража или наемники пытаются его найти, он прячется в яме под деревом.

  

   - Тяжело тебе пришлось, - признал наемник с сочувствием, выслушав исповедь вампира.

   - Губу обратно закатай, - кирати так мрачно посмотрела на него, что мужчина поспешил убрать руку с рукояти меча.

   - Ты то сама что тут делаешь?

   - Грибы собираю, - отрезала Фру.

   - А они, видимо, верткие, - наемник демонстративно оглядел растрепанную девочку в перепачканном сарафане. Не так уж он был и удивлен увидеть кирати ночью на кладбище, полагая, что, возможно, кто-то из жалостливых горожан послал ее с едой для вампира. Весь день он отирался по тавернам и площадям, собирая слухи о "кладбищенском упыре", и смог заключить, что тот вполне себе безобиден. Но нашелся таки богач, которому приспичило заполучить вампирью голову на камин. Дело плевое, но убивать упыря на виду у кирати он как-то стеснялся.

   - Зато на живца ловить не надо, - окрысилась Фру. Наемник покосился на задумчиво жующую козу.

   - Так вот кто ее сюда привел, - догадалась зверушка, пытаясь подпрыгнуть в кармане.

   - Это еще что? - Рука мужчины вновь скользнула на меч.

   - Ивар Могучий, - представила его кирати с сарказмом.

   - Исполняю желание за пропитание! - срифмовал монстрик.

   Наемник удивлено покосился на могилу знаменитого колдуна.

   - Теска, - пояснила Фру.

   - И мое желание сможешь выполнить? - спросил вампир без энтузиазма.

   - Э-э, за дыньку, - ответил монстрик осторожно. Дыню то на кладбище не сыскать.

   - Цыц, - кирати прихлопнула карман. - Кровь пить пробовал? - спросила она строго. - Контролируешь себя всегда? Приступов ярости не было?

   - Нет-нет, что вы! - испугался вампир.

   Фру перебрала в памяти своих должников и удовлетворенно кивнула сама себе.

   - Попробуем тебя вылечить раз не психованный. Кожа немного разгладится, уродом, конечно, останешься, но будешь не хуже него, - Фру ткнула пальцем в наемника. Тот попробовал возмутиться, но вместо этого свалился без сознания. - Однако, какой чувствительный, - прокомментировала она с издевкой.

  

   Ночь уже подходила к концу, а Фру еще нужно было взвалить заботу о вампире на чужие плечи. Пока они шли к выходу с кладбища, она расспрашивала Ивара Голодного, тот оказался весьма осведомлен, но ничего, что хоть как-то могло относиться к Призывателю, он не знал. На этом Фру мысленно поставила точку и тут ощутила неприятное давление. Нечто серьезное происходило где-то там, за очередным склепом. Она не смогла пройти мимо.

   Казалось, на площадке перед склепом стоит мужчина, не понятно для чего вытянув руки вперед. Но Фру "видела" зависшего перед ним монстра - демона. В отличие от нее неизвестный колдун рискнул вступить с ним в схватку, но оказался в очень не приятном положении. Одолеть его не хватало сил, уйти тоже. Так они могли простоять много часов, пока человек не умрет от истощения сил, подсасывающий же энергию демон, хоть и на пределе, но уйдет победителем.

   - Только попробуй хлебушка попросить, - пригрозила Фру шепотом и вышла вперед. Подумав, она атаковала демона множеством маленьких энергетических сгустков. Демона оторвало от колдуна, и он тот час же унесся куда-то прочь.

   Колдун издал тихий стон и, коротко оглядевшись, припал на одно колено передохнуть. Теперь Фру его вспомнила - с Филиппом они поступили в Академию в один год, на Играх Колдунов были в противоборствующих командах. Потом он ушел в Лесную магическую Школу, а она закончила Академию и через несколько независимых лет оказалась в изгнании.

   Пока колдун переводил дух, ошеломленно разглядывая девочку, вполне можно было, не теряя достоинства, удалиться за склеп, а затем уж удариться в стремительное бегство с перепутыванием следов и наведением сбивающих с толку иллюзий. Так что кирати гордо усмехнулась, повернулась и врезалась в вампира.

   - Это же... Я его уже видел!

   - Теперь ты его два раза видел, - оборвала Фру и повисла на руке вампира, стараясь заставить сдвинуться с места, но оказалось легче убить.

   - Лесная Школа, вы показывали мастер-класс на площади! - С благоговением обратился он к колдуну.

   - Нет, ты все-таки психованный, - переменила мнение Фру. Ей все-таки удалось столкнуть его с места, но было уже поздно.

   - Верея, подожди! - сказал колдун вставая. Кирати повернулась, выкинув вперед руку ладонью к противнику, но первым атаковал Филипп. Сотни тонких игл воткнулись в ее защиту, высасывая силу одновременно во множестве направлений, создавая сумятицу в сознании. Скинуть их и нормализовать потоки энергии для Фру не составило бы труда, но на это ушли бы секунды, достаточные даже для физической атаки. Вместо защиты она ударила, проделав в его щите прореху и на пару мгновений пригвоздив к месту. Раскидав иглы, выставила новый щит за место решета первого, но Филипп перекрыл ей доступ к источнику в земле. Собственной энергии Фру вполне хватало, чтобы, дотянувшись до колдуна через прореху в защите, медленно его душить. Издевательски улыбаясь, она сделала несколько шагов в сторону, обходя блок. Собрав остатки сил, Филипп нанес весьма мощный удар, и тут Верея сплоховала, не привыкнув еще использовать в драках тельце кирати. Ее ощутимо тряхнуло, чуть из этого самого тельца не выкинув.

   - У-у, уби-вя-яют, - прохрипела зверушка, забытая в кармане сарафана. И этот предсмертный хрип вышел столь ужасным, что поединщики забыли обменяться подлянками.

   - Может, теперь поговорим? - тяжело дыша, но со снисходительной улыбкой, словно делая одолжение, предложил колдун.

   Фру и присесть бы не отказалась, но ответила лишь злобным взглядом, предоставив право выбора ему самому.

   - Что ты здесь делаешь? - задал он все тот же дурацкий вопрос.

   - Место для могилки присматриваю, - озвучила Фру новый вариант.

   - Это ты зря. Уверен, Совет выделит тебе уютную камеру века на полтора. К тому времени многое успеет поменяться.

   - Зато тебя можно прикопать уже сейчас.

   - Ну, зачем ты так, я же к тебе со всей душой, хотел предложить взаимовыгодную сделку. Нас тут осведомили о твоем благородном начинании по искуплению грехов. На сходе в Золотой Долине было решено тебе в этом помочь.

   - Что вам с этого?

   - Демоны Афанасия Ризента - штука серьезная, как я только что имел возможность убедиться. Но куда важнее сама технология их создания и контроля. Наша Школа такими вещами не занимается, но попади она не в те руки, к тем же Воронам, и наши проблемы умножаться. Да и в подвалах Совета бродит много полусумасшедших ученых, готовых развить любую сумасшедшую идею. На благо Велиции, конечно же. Занимайся, чем хочешь, делай, что считаешь нужным, проси и пользуйся нашей поддержкой и ресурсами. Но созданные Ризентаом артефакты и один особый...

   - Призыватель демонов.

   - Вижу, знаешь, о чем речь. Передашь нам. В бескрайних лесах мы и сами плутаем. А уж чужие не только не найдут артефакты, но и себя потеряют.

   - Мне что с этого будет?

   - Как ты знаешь, наша Лесная Школа - одна из немногих, что полностью независимы от Совета и Коллегии Магов.

   - Конечно, ни туда, ни туда представителей не затесалось.

   - Ни туда, ни туда представителей не направляли, - поправил колдун. - И мы не обязаны выполнять принятые Советом решения. Наши владения обширны. Конечно, это не полная свобода, но многие так живут.

  

   Негромко ругаясь себе под нос, лекарь подошел к входной двери, в которую кто-то настойчиво долбил. Вздохнул, зевнул и, отомкнув щеколду, впустил прохладу раннего утра. Подумав, перевел взгляд ниже. Фру не решилась просто оставить вампира на крыльце, перевязанного ленточкой, поэтому лекарь имел счастье лицезреть ее умилительную, отмытую во рву, мордашку.

   - Что случилось, малышка? - спросил он.

   - Меня послала госпожа Верея Лейт с нижайшей просьбой, - заискивающе улыбнулась Фру.

   Мужчина резко побледнел. Фру не стала вставлять ножку между дверью и косяком, побоявшись ее лишиться, и дверь захлопнулась у нее перед носом под невнятные комментарии лекаря.

   - Какой сильный ветер! - воскликнула кирати с фальшивым удивлением. - Уважаемый, вы бы нас впустили, пока соседи не выглянули.

   Пару секунд за дверью лихорадочно размышляли. Через минуту первый бастион все-таки был взят, и Фру со съежившимся вампиром оказались внутри.

   - В Еланьевских Палатах, помнится, есть специалист, который берется за излечение вампиризма, - начала Фру.

   - Только внешних признаков и то, если пациент не буйный, - уточнил лекарь с опаской поглядывая то на одного, то на другую.

   Кирати, словно с сомнением, пригляделась к вампиру, который от страха сжался в комок, облезлый и дурно пахнущий.

   - Да этот вроде смирный, - Фру повернулась к лекарю, - госпожа хочет, чтобы вы его там устроили.

   Вот теперь лекарь ощутил истинный ужас.

   - Так ведь подобные исследования больше не финансируются Школами, за лекарства придется платить из своего кармана!

   Фру понимающе усмехнулась. Если б лекарь не был патологически скуп, Верея в свое время разминулась бы с ним на жизненном пути, и Фру сейчас бы перебирала в уме список с другими должниками.

   - Хорошо в этом кармане деньги ЕСТЬ, - ответила она многозначительно.

   Лекарю ничего другого не оставалось, как охотно согласиться.

   - Хорошо, что мы здесь не покушали, - заворочалась в кармане зверушка, как только Фру вышла на улицу. - Хорошая еда так не пахнет.

   - Да нет, зря, - кирати резко остановилась, словно размышляя, не вернуться ли. - У него наверняка есть средство от твоего волчьего аппетита, мышьяк, кажется, называется.

   - А я бы лучше щец сейчас навернул. Средство надежное, проверенное!

   - И зачем я тебя вообще с кладбища унесла? - спохватилась кирати.

   - Покормить? - с надеждой предположила зверушка.

  

Глава 3. Слуга

   Фру удалось проспать почти целый час. Но и этот краткий сон оказался неспокойным - Ивар Голодный кусался во сне. Отселить его тоже не удалось, поскольку, оставшись в одиночестве, он начинал ходить по комнате и топал при этом ужасно. Противным шепотком навязчиво поминал козу, так что под конец она приснилась кирати с упоением пережевывающей кладбищенского монстра.

   Агата проснулась без чьей-либо помощи, собралась в пять минут и умчалась вниз. Фру поднялась с трудом и очень медленно спустилась в общий зал с подпрыгивающим от нетерпения монстром в кармане. Там она обзавелась миской каши с молоком и примостилась в самом дальнем углу.

   На кирати никто не обратил бы внимания - все спешили, так что необходимые дела по всеобщим сборам проводились с максимальной сосредоточенностью.

   - Смотри, не утони, - предупредила Фру и, вытащив Ивара на свет за шкирку, опустила его перед миской. У монстра загорелись глазенки. Она отвернулась и посмотрела в окно.

   - Фру-у, где же ты? - закричала Агата.

   - Не повезло тебе, - вздохнула кирати, жалея, что так и не успела избавиться от голодного монстра в кармане. Может, как-нибудь еще удастся сдать его на местную кухню? Но рядом с нею уже стояли вылизанная дочиста миска и маленькое взъерошенное приведение, усеянное комочками каши. С шерсти капало молоко, зато глазенки уставились на нее с обожанием. Видимо, ей все-таки удалось немного вздремнуть, не мог же он так угваздаться за две секунды!

  

   Они ехали уже целую вечность. Агата зябко поежилась, хотя и всячески старалась не подавать виду, что замерзла. Начинающей магичке было стыдно признаться, что она не может справиться с банальным холодом. Хотя "начинающей" - это сильно сказано. Наверняка Георг полагает эти ее самостоятельные занятия баловством и ничем более. Но перед ним девушке хотелось казаться талантливым, многообещающим дарованием, самородком, каким когда-то был ее дед, в свое время прибывший в Академию на собственном драконе.

   - Нам ехать всю ночь, - неожиданно произнес Георг. - Надо достать одеяло.

   Он заметил! Агата раздосадовано кивнула. И тут же обрадовалась, что, наконец, согреется. Правда, одеяла остались запакованными в багаж. Придется попросить кучера их достать, чтобы не выходить под проливной дождь.

   - Эй, остановите! - прокричал Георг.

   Кучер, который уже с полчаса никуда не ехал, а пытался вытолкнуть повозку из вязкого болота, в которое превратилась дорога, удивленно пожал плечами. Разозленный Георг открыл дверцу, глянул в темноту и выскочил под дождь в отвратительное месиво. Они о чем-то поговорили с кучером, довольно громко, но за шумом дождя Агата не разобрала ни слова. Она терпеливо ждала, наслаждаясь маленьким приключением, ей даже стало немного теплее. Через некоторое время маг вернулся.

   - Боюсь, нам придется переночевать здесь, - сказал он виновато.

   - А где мы? - спросила Агата, с готовностью выбираясь из повозки. Георг подхватил ее на руки, чтобы ей не пришлось пробираться по глубокой грязи, но от водопада воды, льющейся с небес, не мог защитить даже ее, казалось бы, непромокаемый плащ. Он выбрался с дороги в высокую траву, и девушке показалось, что они попали в густые щи, разве что холодные. Агата прикрыла нос ладошкой, побоявшись захлебнуться, и забыла, про свой вопрос.

   На перекрестке Георг свернул направо на хорошую нераскисшую дорогу, покрытую мелким гравием. Некоторое время они шли по ней, вскоре достигнув большого заколоченного дома.

   - Это был постоялый двор, - пояснил маг.

   - Нам придется остаться тут? - растеряно спросила Агата, воображая какой уют ее ожидает.

   - Нет, - коротко ответил Георг.

   Долго идти не пришлось. Красивые чугунные ворота преградили им путь.

   - Не волнуйся, это всего на одну ночь. - Сказал Георг. - И ничего от них здесь уже не осталось.

   Агата ничего не поняла и спросить не успела. Ворота уже отворял для них какой-то человек.

   - Добро пожаловать в поместье Черный Глаз, - поприветствовал он.

  

   Они шли по коридору за смотрителем поместья, и каждый из них был очень не доволен этим обстоятельством. А вот смотритель был рад, словно с десяток лет просидел здесь в полном одиночестве, развлекаясь лишь игрой в шахматы с самим собой. Георг злился, что его в его планы вклинился какой-то глупый не поддающийся влиянию дождь. Агата была в панике и смотрела вокруг круглыми глазами - никак не могла она поверить, что судьба забросила ее в бывшее поместье презренных отвратительных Лейтов. Фру шла по собственному дому, раскуроченному, вывернутому на изнанку, и по памяти проклинала всех сорока четырех членов Совета, каждого по очереди в порядке рассадки в зале Великого Суда.

   В доме осталась только мебель. И то далеко не вся, а та, что подешевле. Картины, вазы, гардины, ручки свинтили с дверей. Комнаты стояли открытыми, и было видно, как обои свисают клочьями со стен. А пыль то чего не собрали, может она тоже зачарованная? Или эти вековые слои уже приблудные?

   - Сюда, - требовательным голосом оповестила Фру, остановившись у своей бывшей спальни.

   - Но это комната... - тихо запротестовал смотритель.

   - Подойдет, - закончила за него Фру.

   Привыкший уже к ее мерзкому характеру Георг вошел первым. Все равно Агата потом будет настаивать на варианте, предложенным именно ее кирати-злючкой. В комнате сохранился массивный комод (из которого зачем-то умыкнули ящики), кровать, на которой подразумевался балдахин (но и он, и прозрачные белоснежные занавески с летящими кораблями, конечно, исчезли), и крошечный диванчик (с прожженной обивкой) - как раз для Фру.

   - Подойдет, - повторил маг отрывисто. - А я устроюсь в соседней. - Широким быстрым шагом маг вышел, зашел в следующую комнату, вышел оттуда, зашел в другую, проверил все комнаты в крыле этажа. Агата любопытства ради тоже заглянула в несколько.

   - Зачем же вы тут смотрите, - негодующе обратилась она к смотрителю, - если все здесь уже...

   - ...разграблено, - продолжила про себя Фру.

   - Так ведь я смотрю, чтоб они, - он поник, - не вернулись.

   - А могут? - спросила Агата с волнением.

   - Исключено! - встрял Георг. - Из долины Проклятых лишь два пути, и они перекрыты лучшими магами Совета.

   - А пространственный переход?

   - В силу природных особенностей этой долины, этого еще никому не удавалась. - Георг улыбнулся. - Приготовьте здесь все и подайте ужин! - Приказал он сварливо.

  

   Ужин подали донельзя простой. Хлеб, сыр, луковые перья. Фру с опаской надавила на свой хлебный ломоть, но он оказался мягким и аппетитно пах. Кроме смотрителя в небольшой комнате оказался еще один слуга и женщина, раскладывавшая съестное. Чуть позже она ввела и затолкала в дальний угол какую-то мелкую девчонку, сунула ей кусок и засуетилась вокруг Георга, предлагая послать в деревню за какой-нибудь настойкой. Этих людей Фру прекрасно помнила, а вот девочку видела в первый раз.

   - Как тебя зовут? - спросила жалостливая Агата, вознамерившаяся угостить ее потом конфетой или печеньем из багажа.

   - Ой, никак ее не зовут, госпожа, - закудахтала женщина. - Не обращайте внимания, это бродяжка слабоумная. Раньше все в деревне отиралась, а вот этой ночью, как видите, к нам пришла.

   Девочка жевала хлеб, глядя пустыми глазами перед собой.

   - Господин маг, - заискивающе вступил слуга, до сих пор хранивший молчание. - Мы же теперь ничейные получается, беззащитные выходит. Вы бы, как представитель Совета...

   - Коллегии, - поправил маг сурово.

   - Ну да. Извините. Вы не помогли бы нам... Чудовище у нас завелось. Каждую ночь почти приходит. Мы уже и в город человека посылали и в Совет обращались. Мы бы и сами справились, но со всей деревни мужиков соберем, пойдем с вилами то, да найти его не можем, все облазили. Так мы каждую ночь и на осадном положении получается. Устали уже, сил нет, а ведь и работать надо. А оно хитрое, то тут то там появляется, овечек, курочек, хрюшек наших...

   - Я доложу в Совет.

   - Так ведь докладывали уже! - не выдержал смотритель.

   - Посмотрим, что можно сделать, - сказал Георг безразлично.

   - ...одиннадцать человек уже прикончило, - закончил перечислять слуга.

   - Самое ужасное, - сказал смотритель, заметив, что Агата слушает их со вниманием, - что оно убивает безо всякой цели, пройдет, кого разорвет на куски, на кого даже не взглянет. Не потому что голодно, не защищаясь, не забавляясь даже. Словно бесчисленные убийства - единственный смысл, или даже способ его существования.

   - Вам было бы легче, если бы между убийствами оно курило трубку и писало мемуары? - поинтересовалась Фру.

   - Распорядитесь выставить охрану! - приказал Георг.

   - Да оно в само поместье носа не кажет! Словно заговоренное тут все. Мы бы сюда все переехали, если б можно было. Да Совет запрещает, приезжают время от времени и ищут что-то. А на нас всем наплевать.

   Георг не стал спорить с последним утверждением.

   - А вы все здесь жили... при Лейтах? - осторожно спросила Агата.

   - Так, госпожа, - ответил слуга, встрепенувшись, понадеявшись, наверное, воздействовать на мага через нее.

   - А какие они были?

   - Сложные они были. Господин кроме изысканий своих ни о чем думать не мог. Бывало, дом ходуном ходил от его экспериментов. Но бесталанный видать, не то что ваш дедушка, госпожа. И завистливый очень, гордый, на все готов был пойти, чтобы очередной свой замысел воплотить. Госпожа тоже не подарок. Всюду свой нос совала и требовала, чтобы все по ее было. Дочки две у них было, стервочки. Старшая, хоть и немая, но шуму от нее было! Любила предметами разными в слуг швырять. И вся в папочку - хотела быть лучше всех, по головам готова была идти. Младшая - слезливая дура. Что ни так - сразу слезы в три ручья. Замуж за бедняка вышла и бегала вокруг него на цыпочках, пылинки сдувала. А он, голодранец и неумеха, ее, госпожу, Академию закончившую, ни в грош не ставил, за волосы по всему дому таскал, противно смотреть было. Еще сын у них был, ну да тот еще малой совсем, что про него скажешь.

   Фру очень хотелось вспомнить былые дни и покидать в слугу разными, как он выразился, предметами. Но под рукой подходящих предметов не нашлось. Она вгляделась в лица женщины и смотрителя. Они мрачно смотрели в стороны, явно не одобряя вытряхивание сора за столом с чужими, но и ложью сказанное похоже не считали. Кирати обиделась.

  

   Фру аккуратно неслышно затворила дверь в спальню. Вокруг царила тишина покинутого дома. Еще каких-то несколько лет назад так тихо здесь не было никогда, даже глухими ночами. Старый дом полнился шорохами, дыханием своих многочисленных обитателей. У них было четыре собаки, восемь кошек, множество мелких птиц и один большущий попугай, который беспрестанно ворчал и ругался с домочадцами, включая кошек, но все равно не улетал. Здесь жил домовой, два стража, шесть кирати и старый гном-звездочет на чердаке. Никого из них Фру больше не увидела. Зато сюда переселилось несколько слуг из деревни, но они вызывали у нее только ненависть, словно построили свои дома на ее кладбище. Она злилась даже на Агату, ни в чем не повинную Агату, которой сейчас снился мутный тревожный сон в ее бывшей спальне. Надо было бы подойти к изголовью кровати и навеять ей какие-нибудь радужные бессмысленные сновидения, чтобы посреди ночи девочка не проснулась от страха и не побежала искать у кирати сочувствия. Но сейчас Фру могла создать лишь липкий и мерзкий кошмар, который потребовал бы срочно зажженной свечи и валерьянки.

   Стиснув зубы, чтобы случайно не выпустить вырывающееся злое отчаяние, кирати спустилась на пустую затхлую кухню. Ее до сих пор использовали, но запахи стояли неаппетитные, словно повар специально позволил чему-то сгнить и чему-то стухнуть.

   Сжав в ладони свое пряслице, Фру перекинулась в Верею.

   - Вот что значит хорошо кушать! - уважительно прокомментировал монстрик, когда она с удовольствием вытянулась в полный рост. Оглядевшись, Верея сняла платок со стоящей в стороне корзины и затолкала Ивара между яблок.

   Дом был настолько пуст, что казался чужим. Верея спустилась по лестнице к черному ходу. Здесь на лавке всегда проводил ночь один из кирати, тот, что так странно храпел, будто его душили. Он любил вставать очень рано, выскакивал во двор, обливался водой из колодца и уходил встречать рассвет.

   Сейчас на лавке сидела та безумная бродяжка. Сидела она неподвижно, словно спала с открытыми глазами, и все же, проходя мимо, Верея встретилась с нею взглядом и снова подивилась, насколько энергетикой та схожа с этой самой лавкой.

   Идти знакомыми тропами оказалось восхитительно приятно, но шататься по поместью чисто из сентиментальных соображений было не в ее характере. Она точно знала, куда надо было идти, и, увы, это было не далеко. Путь шел в гору, вскоре он стал настолько крут, что пришлось карабкаться, но Верея прекрасно помнила расположение уступов, формировавших почти не заметную "лестницу", по которой она в пять минут поднялась наверх, протиснулась сквозь узкую трещину в скале и оказалась на берегу почти идеально круглого озера - Черный Глаз.

   Местные сюда не лезли - только для магов, посторонним вход запрещен. Иногда молодежь, конечно, пыталась, забиралась и, ничего толком не увидев, только озеро и скалы с редкой растительностью, убиралась восвояси. После чего кто-нибудь из Лейтов устраивал страшный скандал "с метанием молний", и на пару десятков лет желающие разгадать "великую тайну" переводились.

   Верея спустилась к озеру, разулась, отшвырнула сапоги в чахлые кусты, села на берегу и опустила ноги в воду. По всему периметру озера берег уходил вниз отвесно, глубоко, глубоко, очень глубоко. Держась за край скалы, девушка опустилась в воду, нашаривая ногами небольшой выступ-ступеньку. Ступенька все никак не находилась. И куда же она могла деться, эта каменная ерундовина? Перебирая руками, Верея продолжила поиски, и озеро смилостивилось, выплюнув выступ ей под ноги. Вдохнув, девушка отпустила руки. Плавала она не очень, но не как топор. Отталкиваясь от выступов, она все же опускалась все ниже и ниже, пока вместо скальной стены не почувствовала пустоту. Как могла быстро, она нырнула в проход, сделала несколько судорожных гребков, теперь снова вверх и смогла вздохнуть.

   Пещера была не такой уж и большой, но и в ней чудовище не заставило себя искать. Человекообразное существо поджидало ее у воды. Она сразу поняла, что это оно, с энергетикой табуретки.

   Верея выбралась из воды в нескольких шагах от него. С кухни она прихватила нож, тупой, но какой уж был. Она высвободила его и сжала рукоять. Оно не спешило нападать, пока они не взглянули друг другу в глаза. Оно узнало ее и атаковало, тихо, безразлично, словно не убить хотело, а пройти насквозь. Верея отбросила его от себя. Оно отлетело и шваркнулось о камень, чуть не переломившись пополам. Нож оно забрало с собой.

   Она подошла поближе, раздумывая, что с ним делать дальше. Оно силилось отползти, корчилось от боли, оглядывалось на нее, хваталось за вонзившийся в живот нож, словно держалось за свою бессмысленную жизнь, но глаза, как и раньше, ничего не выражали, глаза табуретки. Верея наклонилась над ним и вытащила нож.

   Хорошо было придумано, табуретку так сложно заметить. Должно быть, она пряталась за одним из камней. И эта вторая табуретка оказалась намного сильнее. Ей не понадобилось встречаться с нею взглядом. Впрочем, с ножом в сердце даже она вряд ли жить останется.

  

   В поместье для пространственных переходов был отведен специальный зал, удобный и надежный. Но теперь Верее нельзя было здесь задерживаться. Удостоверившись, что путь свободен, она поползла к выходу, но и на это сил уже не хватало. Обернувшись, она увидела, что оставляет за собой красноречивый кровавый след на полу. Кажется, она потеряла сознание.

  

   Агате снился дождь. Как и днем он лил как из ведра. И все бы ничего, но за его завесой пропал сначала отец, потом бабушка. Когда она уже почти перестала видеть мать, Агата смогла заставить себя проснуться. Она не сразу поняла, где находится. А когда поняла, чуть не задохнулась от ужаса. Девушка бросилась к Фру, но той не было.

   Агате понадобилось срочно кого-нибудь найти, убедиться, что они все еще существуют. Она зажгла свечу и вышла в коридор. Он ухмылялся ей множеством дверей. Ей показалось, что она все еще во сне.

   Агата побежала вперед, сквозь множество одинаковых дверей, с одинаковыми ручками, ведущими в одинаковые коридоры или одинаковые пустые черные комнаты.

   Потом она устала. Она заставила себя успокоиться и словно проснулась. Двери вокруг стали совершенно обыкновенными, они перестали смеяться над нею.

   Переведя дух Агата толкнула очередную дверь. Пятно света пробежало по полкам, печи и неловко примостилось на большой корзине.

   - Мы-ышь! - заверещала Агата, заметив маленькое пушистое тельце. Свеча вывалилась из руки и погасла. Девушка ринулась было назад, но не попала в дверной проем, врезавшись во что-то твердое. Нащупывая в кромешной тьме выход, она продолжала истерически всхлипывать.

   Выбравшись все же из кухни, Агата обнаружила ту же беспросветную черноту, из которой почему-то ее никто не спешил спасать. На всякий случай она дважды позвала на помощь, прислушалась, тщетно. Она оказалась совершенно одна в этом насквозь враждебном поместье Лейтов. Они играли с ней, поняла Агата. Пока спала, они забрали у нее Фру и теперь со злорадством наблюдают, как она ходит по этим темным коридорам и боится, и кричит. Пусть она еще ничего не умеет, подумала Агата, пусть находится в полной их власти, пусть ее некому защитить - она не унизится перед ними, она должна держаться с достоинством, что бы ни было бы.

   Рядом по-прежнему никого не было, в доме по-прежнему было тихо. Агата нашарила свечу на полу, трясясь от страха и напряжения, зажгла ее. Первым делом зачем-то вновь осветила корзину. Шерстяной комочек все еще был там.

   Агата подошла. Присела на корточки и поднесла свечу совсем близко. Блеснули глаза. Маленькое непонятное существо застряло между яблок, но это была явно не мышь. Девушка совсем забыла бояться, она пожалела зверушку и попыталась вытащить ее из западни.

   Но зверушка, как оказалось, не застревала между плодов. Она вгрызлась в яблоко и не смогла вытащить зубы.

  

   Верея очнулась в приятном тепле и очень этому удивилась. Наверное, это удивление и придало ей сил, чтобы открыть глаза и повернуть голову. На некотором расстоянии от нее стояли люди: та женщина, что собирала на стол, смотритель, деревенский лекарь и один из слуг, которого она в своей прошлой барской жизни терпеть не могла - Микита. От него никогда ничего нельзя было добиться, поэтому она его старательно игнорировала. Это он открывал им нынче ворота, он провожал кирати таким мутным взглядом, словно узнал.

   Теперь они все стояли и пялились на нее со смесью эмоций, которую ей не удалось сходу расшифровать. Она облила их презрением и попыталась сесть. Лекарь на это презрение не обратил никакого внимания и бросился ей помогать.

   - Не извольте беспокоиться, госпожа, - вдруг затараторил он. - Раны ваши я обработал, как положено. И зелье вашей матушки приготовил, все как она говорила. - Женщина поднесла ей кружку. - Вы сейчас в летнем домике, господин представитель Коллегии, сюда не войдет, будьте уверены. И незачем ему, да и мы костьми ляжем.

   - "Ну раз костьми, то конечно," - подумала Верея и понюхала зелье. Вообще-то она считала лекаря идиотом, но запах оказался "правильным". - "Вот как вы теперь забегали, когда поняли, что кроме нас вы никому не нужны. Да и нам вообще-то тоже уже без надобности. Но я то знаю, как вы меня ненавидите, знаю, что переметнетесь, чуть что".

   - А как там оно, чудовище? - со страхом задала женщина главный вопрос.

   Верея не смогла ей ответить. Она вспомнила, почему так любила кидаться в них предметами. Большей частью они ее никогда не понимали. Она объяснялась с ними жестами, которые они тоже не понимали. Трудно держать себя в руках, когда тебя не понимают!

   Верея с рычанием откинулась обратно на подушку. Сейчас зелье начнет действовать, она еще немножечко полежит и уйдет. Надо учесть, что про нее становиться известно все большему количеству людей. И надо разобраться с бродяжкой-наводчицей. Похоже, ночью чудовища убивали только тех, на кого она успела положить глаз днем. Некий механизм управления. Пока она бродила по деревне, чудовища и убивали лишь в деревне, и только теперь она добралась до поместья. Кто-то испытывал на оставшейся ничейной деревне новое оружие? Придется найти его и объяснить, как он ошибся. Но это потом, сейчас она чуточку полежит.

  

   - Фрушенька, душечка, где же ты была? - Плакала Агата, пока Фру вела ее обратно в спальню. - Я так испугалась, никого не могла найти. - Монстр на ее руках осторожно жевал печенье пострадавшей челюстью.

   - А! Что?! - выскочил в коридор Георг.

   Кирати посмотрела на него с такой ненавистью, будто это он заставил Агату ходить во сне.

  

   Утром труп бродяжки выловили из колодца - последняя гадость с ее стороны.

   Их быстро собрали в дорогу, Фру подозрительно всматривалась в каждое лицо, ожидая предательства. Но про Верею никто не обмолвился, хотя все из тайного клуба ее спасителей отметились рядом с Георгом.

   Кирати все еще чувствовала себя плохо и не представляла, как будет забираться наверх. Ехать внутри повозки она не хотела - даже привыкнув к ней, Георг просто от скуки мог проверить ее.

   Микита неожиданно подхватил ее как куклу и посадил рядом с кучером. Она испугалась, удивилась, но не удостоила его взглядом.

  

Глава 4. Остров

   Вообще-то дорога оставалась еще очень и очень сырой, несмотря на водоотводы и палящее с утра уже солнце. Повозка продвигалась медленно. Агата подняла шторки и наслаждалась светом, окончательно забыв испытанный ночью ужас.

   - Совет правда поможет этим несчастным? - спросила она Георга.

   - Я доложу, - ответил тот снова. Но теперь, когда за себя можно было уже не переживать, девушка прониклась чужой проблемой, и такой ответ ее не устроил.

   Повозка пошла резвее.

   - Эти люди ведь ни в чем не виноваты! Им обязаны скорее помочь. Может быть, передать другой семье магов?

   - В принципе семья Антона Лейта тоже ни в чем не виновата. - Чему-то улыбнулся маг. - Но таковы правила игры. Когда кто-то смеет нарушить волю Совета, страдать должны все: семья, слуги, да хоть случайные знакомые. Чтобы люди боялись не только участвовать, но даже думать об этом, знать, стоять рядом, случайно подслушать в харчевне. Как итог, любой поспешит донести. Даже просто хороших магов - тысячи. Совет не может проконтролировать всех. Куда лучше, чтобы всех контролировали все. Ты должна понимать, никто даже не почешется, чтобы помочь этой деревне, и уж тем более никто не возьмет о них ответственность, присоединив к своим владениям, разве что лет через пятьдесят, когда Совет расправится с демонами твоего деда и все забудут об инциденте.

   - Инциденте, - шепотом повторила Агата, вжавшаяся в спинку сидения. Убитые демонами бабушка, отец - это для Совета неприятный инцидент - попыталась заставить себя понять она. Сидящий напротив маг вмиг перестал быть таким симпатичным, и даже Академия утратила часть своего блеска. Но девушка сдержала вырывающуюся из раненного сердца истерику. Мир не такой, каким она его себе представляла, так что не время кричать, не время рыдать. Надо затаиться и наблюдать, пока не станет ясно - какой он, мир. И Агата промолчала.

   Некоторое время они так и сидели молча, пока под сложенным одеялом, лежащем на сиденье справа от девушки, не произошло некое шевеление. Георг взял в руку увесистый томик баллад и попросил Агату замереть. Та покосилась на одеяло и упала на него в обморок. Маг попытался ее поднять, но бесчувственное тело сопротивлялось до тех пор, пока маленькое чудовище не укрылось в складках широкой юбки.

   Георг взбил несчастное шерстяное одеяло, но никого там не нашел. Заглянул под оба сидения, еще раз подозрительно огляделся и в недоумении сел. Юбка чихнула. Маг укоризненно уставился на Агату.

   - Я не могла его там оставить, - повинилась девушка. - Он так изголодал, что за один присест слопал больше печенья, чем сам весит!

   Монстр выбрался к ней на колено, жалостливо взглянул на мага и собрался представиться, но не успел. Георг сгреб его в ладонь и раскрыл на ходу дверцу повозки.

   - Пошла отсюда, мерзкая тварь! - крикнул он, замахиваясь монстром в колючие придорожные заросли.

   - Ой, нет! - не согласилась с ним Агата, бросаясь на помощь Ивару Страдальцу.

   Ивар на этот раз промолчал, поскольку успел уже вцепиться зубами в рукав мага.

   В итоге Георг оказался в неудобном положении. Правой рукой он продолжал держаться за ручку широко раскрытой двери, левая нога смогла зацепиться за вторую закрытую дверцу. Правая нога висела над убегающей дорогой, левая рука все никак не могла стряхнуть с себя мелкое зубастое существо. Не то чтобы маг боялся убиться на такой скорости, но покидать повозку в сырые заросли ему все же не хотелось.

   - У-у, - тоненько провыл монстр, негодуя на грязные манжеты Георга.

   - Ы-ы, - прорычал Георг, пытаясь привлечь внимание кучера.

   Но последнему было не до него. Одним глазом он следил за дорогой, другим - как Фру отрывает большой белый бант с живота своего поросячьего цвета платья.

   Кое-как с помощью Агаты Георг втянулся обратно в повозку, но настроение это ему не улучшило.

   - Он никакого отношения к Лейтам не имеет, - поспешно уверила его девушка. - Сами посудите, проверявшие поместье маги не могли не заметить такое общительное существо. Оно приблудилось само!

   - Ладно, - внял маг сердито. - Только забери его!

   Монстр с облегчением перешел в руки Агаты.

   - А завтракать когда будем? - поинтересовался он.

  

   Агата всерьез обиделась на Георга за бездушие Совета, которое, как ей казалось, во всей красе открылось перед нею в их последнем разговоре. Но перестать помогать ему она все же не могла, поскольку, как не крути, избавление от демонов деда именно ей и ее семье было необходимо в первую очередь. Эту вещь, их призывавшую, действительно нужно найти. И она знает, где еще она может находиться.

   Однажды дед взял Агату с собой в Столицу. Только ее, они путешествовали вдвоем. По дороге он показал ей удивительный остров, волшебный остров Жизни. Это место было очень важно, а почему, знала только она. Чем больше она о нем думала, тем крепче становилась ее уверенность, что вещица спрятана именно там. Ведь она была любимицей деда, и это место, эта тайна - только для них двоих. Теперь придется показать его Георгу.

  

   - Ты уверена, что не заблудилась? - спросил Георг, обозревая окрестности. В нескольких десятках шагов от него протекала довольно широкая река с пологими берегами. На другой ее стороне начинался лес. С этой - от реки с размахом уходили поля с пятнышками небольших уютных рощиц. На берегу стоял накренившийся ветхий дом. Две колеи дороги шли мимо него вдоль реки на запад.

   - Нет, здесь мы тогда брали лодку, - ответила Агата и уверенно пошла к широкому просвету в остатках плетня. Фру двинулась следом, с головой укрывшись в высокой траве. Во дворе такого раздолья у растительности не было. Он оказался завален растрескавшимися досками с торчащими ржавыми гвоздями, битым кирпичом и прочим хламом. Большой частью все это, видимо, было останками каких-то других построек, уже слабо угадывающихся в стороне. Часть отвалилась и от самого дома. На верху самой высокой груды гордо возвышалась словно замок на холме грубо сколоченная собачья будка. На двух покосившихся столбиках висели ошметки рыболовецкой сети. Никаких признаков лодки не наблюдалось.

   Агата растерялась. Фру осторожно пробралась к крыльцу, переступила через вонючий грязный ватник, брошенный на пороге, и из узких сеней заглянула в дом.

   - Эй, хозяин! - позвала девочка. - Хо-зя-ин! - В единственной душной комнате воняло нестерпимо. Вошедший за нею Георг брезгливо поморщился.

   - Нет, сюда заходить не надо! - Маг подхватил кирати на руки и попытался покинуть помещение, желательно ни во что не наступив. Но ватник шевельнулся и открыл взгляду босые почти черные от грязи ноги. Потом чудовище село и на свет показалась заросшая физиономия с глазами пронзительно голубого цвета.

   - Ще-о? - поинтересовалась чудовище, сфокусировав взгляд на мужчине с ребенком на руках. Опомнившийся Георг буквально вылетел из сеней, остановившись лишь в паре метров от крыльца.

   - Лодочку бы нам, - сама не зная зачем, пролепетала Агата, продолжавшая стоять по середине двора.

   - Где бл... бу.. ка? - прорычало чудовище. Видимо, оно захотело что-то взять, так как потянулось вперед, упало назад и так несколько раз, пока не сжало между пальцами осколок стекла.

   - Вот бл.. бу, - огорчилось оно, - блу..ка!

   - Он пить хочет. - Пояснила кирати, встретившись с испуганным непонимающим взглядом Агаты. - А бутылка разбилась. - Добавила она издевательским тоном.

   - Пусть из речки попьет! - сказал Георг с отвращением. - Пойдемте отсюда!

   - А как же лодка? Мы ее с дедом у него брали, - спросила Агата растеряно. - Как же мы теперь?

   - Я лучше плот свяжу! - рявкнул маг. - Чем отсюда что-то брать.

   - Я бы тут кушать не стал, - поддержал его Ивар, которого Агата судорожно прижимала к себе.

   Все посмотрели на монстрика, а потом на Фру, будто ожидая от нее финальной реплики.

   - А меня можно отпустить, - сказала кирати. Георг спохватился и поставил ее на землю.

  

   Рыжий Крыс задумчиво почесал затылок и отхлебнул еще пива. Паренек рядом с ним все пытался выудить из кошелька единственную ценную монету, затерявшуюся в горсти мелочи, дабы расплатиться за плотный ужин, который они с тремя товарищами только что уничтожили. Одна медяшка выскочила из его рук и, брякнувшись на пол, укатилась под табурет, на котором восседал Крыс. "Вот олух", - подумал тот, - "а ведь еще маг." Он мог дать руку на отсечение, что вся их компания принадлежит к Лесной Школе Магии. Крыс был опытный. И очень себя за это ценил. О своем городе он знал все и иногда этой информацией делился. За деньги. На жизнь хватало, но и только. Вот были бы у него настоящие деньги, он поехал бы путешествовать! Он хотел знать все не только о городе, город он перерос.

   К пареньку подошел другой маг, постарше, и что-то начал ему тихо втолковывать. Крыс наклонился и подобрал монетку. Плохая примета поднимать мелочь, но в приметы Крыс не верил. Медяшка к медяшке...

   - Да они ж на Остров Жизни сейчас едут, завтра только будут, я знаю! - сказал паренек громче, чем следовало. Старший товарищ сердито шикнул и увел его в сторону.

   Про Остров Жизни Крыс тоже знал. Только что в нем особенного? Не на рыбалку же маги собрались. И вдруг Крыса осенило - там что-то спрятано, что-то ценное! Остров маленький, если пойти туда сейчас, до завтра с двумя товарищами можно успеть перекопать его полностью. Шмель - дурачок, с ним делиться не придется, за просто так поможет. Хотя, пожалуй, его и в путешествие с собой можно взять - веселый и положиться на него можно. А вот у Крота жена своего не упустит. Зато он выносливый - все же и поискать придется и тащить потом. Все равно ему, Крысу, большая часть причитается, так что вперед.

  

   На то, чтобы собрать команду, у Крыса ушло больше времени, чем он рассчитывал. Красноречием он не страдал, и никак ему не удавалось убедить своих старых товарищей, что клад существует, пока машинально он не нащупал в кармане подобранную монетку. Стоило ему подержать ее немного, зажатую между пальцев, и Шмель нехотя согласился. Когда Крыс начал обрабатывать Крота, то уже держал ее в руке как талисман. А вот старый выпивоха лодочник наотрез отказался дать свою худую лодку, хотя раньше давал, не спрашивая. Пришлось тащить ему припасенную на сороковины матери бутыль дорогой водки, но Крыс был уверен, что компенсирует это с лихвой.

   В общем, пока то, пока се, когда добрались до острова, уже была глубокая ночь. Развели костер и обшарили все вокруг. Наконец заметили, что дерево в центре острова веткой, словно пальцем, указывает на полянку перед собой. "Лесники любят такие фокусы", - подумал Крыс, и они начали копать там.

   - Слышь, Крыс, а куда мы с тобою сначала поедем? - Размечтался Шмель, давая себе очередную передышку. - Давай в Столицу, а? Там, говорят, деревья прямо на крышах растут, а стража патрулирует на драконах.

   - Можно и в Столицу, - согласился Крыс. Сам он не копал, стоял рядом с ямой и следил за товарищами. Яма становилась все глубже и шире, и он уже начал беспокоится, что, может, и правда нет никакого клада.

   - Да куда угодно! - пробасил Крот, не отрываясь от работы. - Лишь бы жена пилить перестала. Со своей этой вечной песней. "В дыре родились, в дыре и помрем", - передразнил ее он.

   Крот снова вынул свою монету-талисман и сжал в ладони.

   - По представлениям всяким будем ходить, и как там это в столице называется - барам, да?

   - Отдам ей все, и пусть проваливает!

   Вот это уже Крысе не понравилось. Шмель собрался транжирить его деньги, а Крот вообще вознамерился рассказать про клад своей ненасытной жене!

   И тут лопата ударила обо что-то твердое. Забыв обо всем, отпихивая друг друга, они бросились освобождать найденное от земли. Даже Крыс со своей единственной рукой спрыгнул в яму, словно боясь, что его бывшие товарищи уведут сокровище прямо у него из-под носа. И никто не заметил, как вдруг полыхнул огонь в костре, словно демон пролетел.

  

   - Там лодка! - вскрикнула Агата, указывая на покачивающуюся у самого берега плоскодонку. Единственное весло уже самостоятельно пришвартовалась к илистому бережку. Кирати хмыкнула - позаботились лесники, угнали, то есть добыли им транспорт, осчастливили. Еще бы записочку с наилучшими пожеланиями на дно подложили.

   Георг смотрел на несчастное корыто с нескрываемым подозрением. Вытащил из воды и с час ходил вокруг, пока не решил, что подношением будет воспользоваться безопасно. Судя по всему, он понял, что за ними следят, но отнесся к этому философски - обычное дело, главное, когда придет время, успеть схватить первым.

  

   Шмель сидел на земле, сжавшись в комок, и дрожал. Выпученными глазами он следил за могучей фигурой Крота, мечущейся взад вперед с одним оставшимся веслом в огромных руках. Первое, что пришло им в голову, после того как они осознали произошедшее, это убраться подальше от роковой ямы, но лодки на месте не оказалось. Вплавь они не решились, опасаясь за свою жизнь, хотя оба прекрасно плавали. Казалось, что сама смерть стоит рядом, Шмель даже мог бы сказать, где именно стоит, но на нее он смотреть боялся и следил за метаниями Крота. Тот то так то эдак перехватывал бесполезное весло и пытался представить, что Крыса больше нет. Но ничего у него не выходило, и он бы совсем не удивился, если б услышал сейчас его негодующий голос.

   - Как же это так вышло то? - спросил Шмель и заплакал. Смерть тихонечко подошла к нему и села рядом.

   Крот остановился и долго смотрел на товарища, чьи горькие всхлипывания со временем перешли в захлебывающееся рыдание, а потом и в удушье. Крот долго еще не двигаясь смотрел на него уже и после того, как тот затих.

   Крот не мог понять, как же это так вышло, что он ударил Крыса и тот умер. Ведь он вовсе не хотел этого. Они все же нашли этот клад, целый сундук, он собирался его вытащить, а Крыс это увидел, прыгнул в яму и начал мешать. Чем больше Крот думал об этом, тем хуже помнил. Он просто не мог ударить друга, он раскапывал сундук. А тот, наверное, упал и ударился головой. Трагическая случайность. Крот не виноват.

   - Крот не виноват, - повторил он вслух. Ничего нельзя изменить, а там, в яме, лежит сундук, клад. Он сможет уехать отсюда, зажить по-другому, лучше. А о том, что случилось, никто не узнает.

   Крот подошел к Шмелю. Тот в неудобной какой-то скрюченной позе лежал на земле и, похоже, уже не дышал. Это было даже хорошо, никто не узнает. Разве что, знает лодочник, но за бесплатно он выпьет что угодно. А Крот уедет, он даже может уехать один - понял он вдруг. Крот вдруг осознал, НАСКОЛЬКО лучше все теперь будет! А друзья... В их смерти он не виноват. Да и не такие уж они были друзья, если разобраться. Так вышло. Товарищи, соседи, собутыльники. Такие же неудачники, как и он. В их смерти он не виноват, а у него теперь есть шанс! Но тут на острове послышались голоса.

   Крот бросился к яме. Он просто не мог позволить кому-то забрать клад после всего того, что случилось. Забрать свою лучшую жизнь, тем более что свою худшую жизнь, беспросветную, безнадежную, с пилой-женой и друзьями-неудачниками, он, похоже, уже успел потерять.

   Их было трое. Он подбежал к ближайшему и замахнулся веслом.

  

   Фру сладко зевнула, прикрывшись маленькой ладошкой. Первая спокойная ночь закончилась очень рано, Георг потащил их на остров еще до рассвета. Какие-то у него были свои соображения насчет слежки. Агата щебетала как птичка, хотя залезала в лодку тоже сонной и недовольной. Но посреди реки маг предложил ей рассказать, что же они собственно забыли на острове Жизни, и она преобразилась.

   Если опустить подробности и описание погоды, природы и особого душевного единения, возникшего между дедом и внучкой во время их путешествия на остров, выходило, что дыбы спасти тяжело заболевшую в младенческом возрасте Агату, Афанасий посадил на острове Жизни рябинку и связал ее с Агатой. (В строжайшей секретности, хотя, лесники, надо полагать, об этом все же должны были знать и прочесать уже весь остров тридцать раз.) Рябинка выросла, девочка выздоровела, и деревце стало их милым общим секретом. Теперь девушка полагала, что Афанасий спрятал Призыватель, где-то у дерева, чтобы только дедушкина любимица Агата могла его при необходимости найти.

   Пообщавшись с демонами Ризента, Фру была уверена, что дед сделал все возможное, чтобы его бесценная внучка никогда даже близко с этим Призывателем не оказалась, и на остров переться не имело смысла. Но решила со своим мнением не высовываться, все равно разбудили и доспать не дадут.

   Свою рябину Агата приметила сразу и из сентиментальных, надо полагать, соображений запросила пару минут остаться с ней наедине. Георг с кирати немного отошли в сторону и наткнулись на большую, довольно глубокую яму, на дне которой ничком лежал человек. Рядом с ним, а также поодаль от ямы валялись две лопаты.

   - Теряюсь в догадках, - сообщил Георг, разглядывая странного землекопа сверху.

   Они оба, и маг, и кирати, среагировали на движение и обернулись на Агату. На нее, замахиваясь веслом, несся огромный грязный человек. Оба они среагировали одинаково и вместо чудовищного удара на голову девушки пришелся просто довольно сильный. Агата упала.

   Георг и Фру снова одновременно нанесли удар по неожиданному агрессору, и их обоих отшвырнуло назад в яму. И Фру нечаянно перекинуло обратно в Верею.

   Маг тут же подскочил, готовый снова ринуться в бой, и застыл, удивленно вытаращившись на девушку. Выглядела она не лучшем образом, в старом залатанном во многих местах черном дорожном костюме, с бледным худым покрытым ссадинами лицом.

   - Великая! - все же прошептал маг чуть ли не с благоговением.

   Верея саркастически улыбнулась. "Она самая, можешь падать ниц и лобызать мои сапоги", - передала она ему, издеваясь.

   - Успеется, - маг машинально опустил взгляд на ее ноги. Одной из них она не преминула пнуть его под колено. Чисто символически, поскольку в следующую секунду тому понадобилось начать отражать удары лопаты от исполина наверху. - Какая силища! - восхитился он.

   - "Он одержим демонами, по крайней мере, двумя".

   - По крайней мере, им там не тесно. Какой здоровячок! - Георг успел подхватить вторую лопату и бодро отмахивался от противника, стараясь не наступить на труп. - Ну что, какой план, Великая?

   - "Дождусь, когда вы устанете, и убью обоих", - Верея удобно сидела на дне ямы. Энергию копила.

   - Нет, мне такой план не нравится. Другие варианты есть? - Маг сам провел атаку, но не удачно.

   Верея не соизволила ответить.

   - Я уже начал уставать.

   - "Сейчас откроется второе дыхание", - Верея расслабленно улыбнулась, но в следующее мгновение вскочила и ударила. Громила вздрогнул, потерял равновесие и завалился в бок. И остался лежать, бестолково шевеля конечностями.

   Георг живо выбрался из ямы и галантно подал Верее руку.

   - В знак дружбы, - пояснил он.

   Из ямы девушка выбралась без его помощи.

   - Ты ведь не уничтожила их? - спросил маг, оглядываясь. Он подошел к лежащей без сознания Агате и склонился над нею. Пока он занимался девушкой, Верея пыталась обнаружить демонов, но тщетно.

   - С ней все в порядке, она скоро очнется, - сказал Георг через минуту и посмотрел на Верею с глупой восхищенной улыбкой. - За такой талант можно простить что угодно!

   - "Не за что меня прощать".

   - Никому не нужные детали, - отмахнулся маг. - Не знаю, что ты задумала, да и ты мне не скажешь. Но у меня тут возникло к тебе предложение. Взаимовыгодное. Мы вроде ищем призыватель демонов деда Ризента, но на самом деле он бесполезен. Ведь мы не можем этих демонов уничтожить. Как я понимаю, даже ты не можешь? Так что прежде всего нам нужны записи его экспериментов, его так называемые дневники. Он не мог их сжечь. Он же ученый, он не мог уничтожить дело своей жизни, свое открытие! Если ты поможешь их добыть, Совет отыграет все назад: вернет вам права, титулы, а возможно и собственность.

   - "Ты не можешь говорить от имени Совета", - возразила Верея, хотя уже решила согласиться. Ежу ясно, что когда она найдет записи, Совет позаботиться, чтобы возвращать собственность было бы некому, и тема будет закрыта. Но пока будет даже забавно пользоваться помощью представителя Коллегии.

   - Мой отец состоит в Совете, - напомнил Георг.

   - Вы говорите о демонах, здесь были демоны?! - встрял пришедший в себя верзила. Он смог встать и теперь очумело озирался, словно только что здесь очутился.

   - Да, и, боюсь, какое-то время ты находился под их влиянием, - лениво объяснил Георг, сетуя, что тот так быстро оклемался.

   - Значит это не я! Это все ваши колдовские разборки! - будто бы даже обрадовался великан.

   - Ты кто, и какого лешего ты делаешь посреди наших колдовских разборок? - спросил маг с издевкой.

   - Я не знаю, как мы тут очутились, - соврал Крот, - мы с товарищами живем вон там, в деревне у городской стены. Я не знаю, как мы оказались здесь, но теперь мои друзья погибли и все из-за ваших демонов!

   - Спасибо за комплимент, но эти демоны не наши! - возразил Георг.

   - "Никакого клада здесь нет", - Верея без труда считала правду с непривыкшего скрывать свои мысли громилы.

   - Никакого клада здесь нет, - повторил за нею маг, слабо представляя, о чем речь.

   - Как нет? - Крот почувствовал, что уже близок к помешательству.

   - Как нет? - повторил Георг, обращаясь к Верее.

   - "Они отрыли плиту с названием острова".

   - Откуда ты знаешь? Хотя, конечно, у тебя было время оглядеться, пока я мужественно сражался с двумя сильнейшими демонами тысячелетия одновременно! - Что-то уж слишком сильно развеселился маг при виде изгнанницы. Георг повернулся к Кроту. - Вы откопали плиту с названием острова.

   Крот не поверил и кинулся в яму.

   - Полагаю, нам здесь больше нечего делать, - Георг снова огляделся. - Нас уже могли обнаружить эти, кто бы они ни были. - Видимо он имел в виду магов Лесной Школы, что с такой предусмотрительностью подогнали им вчера лодку. - Я перенесу Агату, а ты пока прими свое... более компактное обличье.

   Когда несчастный Крот вылез из ямы, Фру уже искала что-то в траве.

   - Не видели тут такой мячик с глазами? - было спросила она, но Ивар Могучий уже щекотал ей ногу подвижными косматыми ушами.

   Погрузившись в лодку, они только начали отплывать, когда Крот решился еще раз уточнить.

   - Выходит, в меня демоны вселились, и я ничего с этим поделать не мог?

   - Мог, но для этого нужен навык, - тут же ответила Фру. - Рядом с нами постоянно находится множество демонов. Вопрос в том, наловчились ли вы им сопротивляться или постоянно находитесь под чьим-нибудь влиянием.

   Георг посмотрел на маленькую энциклопедию осуждающе.

   - Те демоны гораздо слабее. - Быстро добавил он. - Если бы вы попытались противодействовать этим демонам, вы бы просто погибли!

   Крот из этих объяснений ничего не понял. Он подумал о Крысе, о Шмеле и о лучшей жизни и решил постараться обо всем забыть. У магов свои разборки, а Крот ни в чем не виноват.

  

Глава 5. Долг

   Агата пришла в ужас от произошедшего, когда ей рассказали, почему у нее так раскалывается голова. Потом передумала и повеселела, ведь, как никак, ей довелось участвовать в битве с демонами, хотя она и выбыла в самом начале. Девушка даже настояла на том, чтобы на следующее же утро снова пуститься в дорогу.

   К отъезду объединенным силам Фру и Георга так и не удалось уморить ее своей заботой. Агата вскочила очень рано, растолкала всех, заставила быстро собраться, погрузиться, узнала, как быстрее выехать на тракт, и вот они отъехали. Вспомнили, что не позавтракали. Обнаружили, что забыли Голодного Ивара. Вернулись. Успокоили служанку. Вытащили Ивара из ведра с водой, в которое та его вытряхнула, убирая постели. Высушили Ивара. Позавтракали. Отобрали Ивара у служанки. Выехали на тракт. Пожалели, что не оставили Ивара служанке. Дали Ивару леденец. Некоторое время ехали в тишине.

   Путь вел большей частью через поля. Они быстро миновали пару весьма зажиточных деревенек и вскоре оказались в виду следующей городской стены. Уже на подъезде город показался богаче, хотя и намного меньше того, который они покинули с утра. Агата заявила, что хочет заехать в этот город, найти приличную гостиницу и там, наконец, умереть, поскольку дорога ужасна-ужасна-ужасна и ей теперь очень-очень-очень плохо.

   В общем Агате повезло с местом предполагаемой преждевременной кончины. Это был знаменитый Драгоград - чистый и красивый, единственный город, который полностью находился под влиянием лишь одной единственной Школы Магии - Косоголовых, поскольку вырос из их замка. Школа эта была самая неконфликтная, город был открыт для всех, всех магов и богачей, гостеприимно предлагая любые услуги, плати - не хочу. А дело все в том, что вся философия этой Школы была направлена на украшательство жизни, на наилучшее в ней обустройство. Из-за чего она частенько нарывалась на презрительное к себе отношение со стороны других Школ. Зато никто не мог превзойти их в организации различных соревнований, турниров и конкурсов, которые были в большом почете у молодых магов, а также сопутствующих празднеств и торжеств, которые были в почете абсолютно у всех. Вот и город их славился своей приятной глазу, продуманной до мелочей архитектурой, множеством разнообразных лавочек и чуть ли не каждодневными увеселительными мероприятиями. Обеспеченные гости с удовольствием приезжали сюда покутить, малообеспеченные оставить с трудом накопленное, маги - показать себя. Так и жили.

   Надо полагать, ритуальные услуги здесь тоже должны были быть на высоте, но рассуждения Георга на сей счет Агата оборвала с возмущением.

   Про гостиницу спросили прямо у стража у ворот, и тот ткнул пальцем в близлежащее здание с цветущей стеной, увитой, по крайней мере, тремя видами каких-то ползучих растений. Там и сняли две комнаты на третьем этаже для господ и лавку для кучера. Ивара Георг сдал прислуге вместе с багажом. Агате уже было ни до чего, Фру было все равно, лишь монстр оказался не вполне доволен.

   Когда Агата уснула, Фру оставила мага сторожить ее сон, а сама направилась на разведку. В городе было на что поглядеть, но кирати не успела даже оглядеться, как ее буквально втянуло в какую-то дверь, над которой нависала какая-то вывеска. Фру приготовилась защищаться до последней капли крови, но тут оказалось, что втянуло ее отнюдь не мощным магическим воздействием, а лишь неописуемым энтузиазмом хозяйки магазина готового платья, в который "буквально вчера завезли новую коллекцию одежды для кирати!!!" Обуздать ураган, который представляла собой эта женщина, миллионом слов затягивающий сознание в воронку бессмысленности, не представлялось возможным, зато от него удалось укрыться за дверью одной из комнат, заваленной маленькими платьицами, накидочками и прочими тряпочками. Но даже из-за двери хозяйка продолжала трещать без умолку, пока не отвлеклась на новую клиентку, зашедшую в это логово беспощадной торговли по собственной воле. Но и то с извинениями и обещаниями подойти через минутку.

   Первый шок прошел, и Фру решила, раз уж так сложилось, подобрать себе среди этого вороха разнообразного шмотья что-нибудь не розовое, не лиловое и не салатовое, без бантиков и оборочек. Но одежду для кирати шили явно не кирати. От нечего делать она натянула простое черное платье с белыми рукавами и посмотрела на себя в большое напольное зеркало.

   - Я похожа на большую шахматную фигуру, - проговорила Фру.

   - Сожравшую другую фигуру, - продолжил Микита, с кряхтением вылезая из-под заваленного тряпками стола.

   Кирати резко обернулась.

   - А что делать? - спокойно сказал мужчина и поправил висящий за поясом топор. - Следят за мной.

   - Да кому ты сдался?! - выкрикнула Фру, сердясь, что теперь не может обратно переодеться.

   - Я то никому. - Согласился тот. - Им всем ты нужна.

   - Не смей так ко мне обращаться! - Взъярилась кирати еще больше.

   - А как еще? На вы что ли? Так ты мне больше не госпожа с тех пор как... - он улыбнулся, - так уменьшилась. Во всех смыслах.

   - Какого лешего тебе еще надо от меня? - процедила Фру.

   - Я тебе того чудовища волосы принес, ногти, крови на тряпочке, что там еще вам для поиска обычно надо. Но с собой их не таскаю, припрятал неподалеку.

   - Обалдеть, - удивилась кирати вполне даже искренне. - И что мне со всеми этими сокровищами прикажешь делать?

   - Как что? - разозлился Микита. - Искать его хозяев! То есть их хозяев.

   - И зачем? Я вам больше не хозяйка! У меня своих проблем полно, чтобы еще благотворительностью заниматься!

   - Вот так значит?! Значит, нам самим прикажешь эту проблему решать. Хорошо. Наверное, мне тогда стоит рассказать господину представителю Коллегии магов, что за шмакодявка у него под ногами все время путается!

   - Ух ты, шантаж! Здрасьте, давно не виделись! Даже не знаю, что теперь делать! Вот только учти, он не будет удивлен!

   Микита некоторое время зло смотрел на нее исподлобья, потом тихо сказал:

   - А ты учти, что те, кого ты так брезгуешь искать, тебя то как раз таки очень ищут. И ради того, чтобы тебя найти, не поленились наслать чудовище на твою бывшую деревню. И не поленятся наслать еще раз.

   - Кто? - спросила Фру шепотом.

   Микита не успел ответить. Снаружи послышались дикие крики. Они выбежали из комнаты и наткнулись на беснующуюся женщину в порванном платье. Она выкрикивала проклятья, швырялась, чем под руку попадется, в скрючившуюся в углу служанку, с неожиданной силой рвала лежащие рядом наряды, комкала их и топтала ногами. Хозяйка, вжавшись в стену, причитала, плакала, и уже даже не пыталась урезонить разбушевавшуюся клиентку. Та нашарила рукой деревянную статуэтку и тоже швырнула ее в бедную служанку. Она вскрикнула от боли, статуэтка отскочила от нее и покатилась по полу.

   Микита ринулся было скрутить дебоширку, несмотря, что богачка. Но Фру схватила его за руку.

   - Статуэтку подбери! - приказала она.

   Мужчина неожиданно для себя самого повиновался. Защищаясь рукой от неизвестно чем рассерженной женщины, он подхватил деревяшку. Фру бросила к ногам хозяйки магазина деньги за платье и кинулась на улицу. Ничего не понимающий Микита за ней.

   Подхватив длинную черную юбку, кирати пронеслась вниз по улице и остановилась домов за десять от магазина. Как только Микита подбежал к ней, она забрала у него статуэтку и швырнула в кусты.

   - А теперь вернись и посмотри, все ли в порядке, - сказала она.

   Микита не стал спорить, сам хотел удостовериться. Когда он вернулся, в его глазах читалась нечто вроде уважения.

   - Все улеглось. Фурия сидит тихонько, плачет, извиняется.

   - Иногда помогает, - сказала Фру.

   - Что?

   - Деревяшка эта там как оказалась? - спросила кирати ядовито.

   - Вообще-то, это я фигурку ослицы вырезал, пока тебя ждал, - признался Микита.

   - И чем?

   - Ножом.

   - А откуда нож?

   - Один путник подарил. Через нашу деревню проходил. Странноватый такой, козу за собой вел.

   - Ах, козу... Молодец, это ты демона сюда привел! Так что за тобой теперь должок!

   - Может, объяснишь хоть что-нибудь?! - вскричал Микита.

   - Платье мне нормальное найди! - крикнула кирати в ответ. Проходивший мимо прохожий хрюкнул от смеха.

  

   "Хорошая гостиница, а двери отворяются на раз", - посетовала кирати, входя в комнату Георга.

   - А постучать? - спросил маг, не вставая с подоконника. Тонкие вышитые занавески были варварски раздернуты в стороны.

   - Я бы постучала, но тебе полагалось быть не здесь, - проворчала Фру.

   - Я и через стену могу следить за Агатой. А в чем дело? Ты что, не умеешь?

   - Боюсь, ТЫ не умеешь.

   Секунд десять они таращились друг на друга.

   - Ты что-то хотела? - первым сдался Георг.

   - Каковы наши дальнейшие планы? - поинтересовалась Фру, только чтобы поддержать разговор.

   - Ну, мы приедем в Столицу - это пункт первый. Снимем вам удобную квартиру - это два.

   - Очень удобную?

   - Очень. Я прослежу, чтобы вы сняли именно самую удобную квартиру. И, наконец, третий пункт - ты находишь записи экспериментов Ризента, отдаешь нам и уничтожаешь демонов. Потом посмотрим.

   - Я так понимаю, у вас есть основания полагать, что разгадка как-то связана с Агатой?

   - Я так понимаю, у ТЕБЯ есть основания полагать, что разгадка как-то связана с Агатой. - Георг довольно улыбался. - Какое у тебя платьице! Я то лишь один из тех, кто занимается этой проблемой, а вот ты бросила себя всю именно на это направление. Не находишь мысль интригующей? - Тут маг заметил краем глаза какой-то непорядок и посмотрел в окно. - К нам лезет какой-то мужик, - оповестил он.

   - Это ко мне, - заявила девочка и потянула Георга за руку, чтобы тот освободил подоконник.

   Микита проворно влез в окно, хотя его могучие габариты заставляли сомневаться в возможности этого.

   - День добрый! - поприветствовал он мага и сунул кирати в руки свою котомку. Фру ее тут же уронила. Пока девочка вытаскивала и рассматривала два маленьких платья из некрашеного полотна, мужчины разглядывали друг друга. Фру сходила в комнату к Агате, переоделась и вернулась, а они продолжали стоять.

   - Ну и? - поинтересовалась девочка. - Может, потом доиграете? Нам с Микитой надо кое-что обсудить.

   - Чего тебе обсуждать с этим холопом? - неожиданно выдал Георг. - Поместье больше не твое. Приказов отдавать не о чем.

   - А поговорить есть о чем, - пробасил Микита.

   Маг с ненавистью смотрел на соперника. Георг происходил из знатной уважаемой семьи, он был богат, умен и хорош собой. Легко окончил Академию, имея рекордные пять предложений от разных Школ Магии. Быстро шагал по карьерной лестнице, вступил в Коллегию магов. Изучал боевые искусства. Трижды становился чемпионом по фехтованию и шахматам в этом самом проклятом Драгограде! Но, пожалуй, здесь и сейчас вот этот угрюмый деревенщина с тяжелым внимательным взглядом имел неплохой шанс скрутить его в бараний рог. Все же он рискнул бы помериться с ним силами, да повода не находил. А больше всего его раздражало, что этот огромный бородач, в лаптях и грязной рубахе, имел наглость быть для чего-то нужным Верее, обсудить им, видите ли, есть что!

   Микиту ничего не раздражало, он просто был жутко зол. Этот маг ему сразу не понравился и с каждой секундой он ему нравился все меньше и меньше. Неплохо было бы проверить на прочность его черепушку, да повода ее обладатель все никак не давал.

   - Какие вы одинаковые, уму непостижимо! - воскликнула Фру. Оба взглянули на нее, как на досадную помеху. - Не понимаю, как вы еще общий язык то не нашли! Оба свалили свои проблемы на хрупкие женские плечи, - кирати передернула худенькими детскими плечиками и надула губки, - а помогать не хотите! - добавила она плаксивым голоском.

   Кажется, Георгу не осталось ничего другого как пойти проведать Агату. Он вышел, но кулаки его чесались нестерпимо.

   Микита подошел ближе, нависнув над кирати. Фру пришлось смотреть на него снизу вверх, запрокинув голову.

   - Может, превратишься обратно? - сказал он. - Ведь невозможно так разговаривать.

   - А что тебя не устраивает? - спросила она насмешливо. - Можешь встать на колени.

   Но Микита, видимо, придерживался другой философии. Он поднял ее и поставил на комод. Фру сделала вид, что именного этого она и добивалась.

   - В общем, так, - начал Микита, - как только вы уехали из поместья, до нас добрел странный человечек, ведущий на поводу худую облезлую козу. Готов был на любую работу. Вот мы его и приспособили как бы чудовище ловить. Наняли мага сыграть. Я трупы достал. Залез уж в ваш этот тайник, и зачем он только вам? Узкий - не развернешься, да и душный. - Проворчал он. - Короче, пошли в деревню. Там этот человечек натрепал, как монстра ловил, специально заговоренной водой поливал - трупы же мокрые были, а дождь то кончился давно, не сошлешься. Ну, как водится, в честь избавителя накрыли столы. Тут другие гости пожаловали, расспрашивать начали. А рожи то не человеческие, я таких вообще не видал. Мы нашего мага под стол спрятали, вроде как дела у него, посидел с нами и будя. Про его доблести гостям сами сочинили. Может, и поверили, только про вас допрос учинили. Ну мы, не таясь, правду сказали - в Проклятой Долине сидите, вестей не шлете. Они опять вроде поверили и ушли. Вот и думай, правильно я рассуждаю али нет. Узнали они как-то, что вы из долины вылезли и выманить вас решили - я так считаю.

   - Про рожи их подробнее расскажи, - попросила Фру, раздумывая.

   - На людей похожи, - попытался он описать увиденное, - только как бы не на живых, а на мертвых что ли. Вот как если бы отошел человек... в мир иной и сам на себя не похож стал. Мертвяки какие-то. И к угощению не притронулись.

   Фру поняла о ком речь. Только вот эти личности такого монстра создать не сумели бы.

   - Сказали еще, что должок у вас к ним. То есть у тебя. Это о чем речь то была? Не похоже уж больно на вас.

   - Да нет, правда. Должна я им осталась за услуги. - Призналась кирати. - Только долг отдавать не хочу.

   - Как так можно то? - удивился Микита.

   - Да вот бывают долги, что никак не отдашь, - сказала Фру.

  

   Вампиры бывают разные. Одни рядятся в мертвецов, собираются по ночам в подвалах городских домов или на кладбищах, пьют друг у друга кровь и что покрепче, шумят, а потом с улюлюканьем, воем и матом разгоняются толпой стражников. Природа других почти неизвестна. Неожиданно самый обычный человек превращается в уродливого монстра и, будучи растерзан толпой, уносит свою тайну в могилу. Но есть еще и третий вид - вампиры потомственные. Быть может, и в правду бессмертные, живущие во мраке подземелий Долины Проклятых, использующие в пищу кровь и плоть разумных существ.

   И эти последние вампиры оказались рады новым соседям и приняли семейство Лейтов в своих владениях, можно сказать, с распростертыми объятиями. От их гостеприимства невозможно было отказаться.

  

   Верея сидела, склонив голову и положив ладони на землю, неподвижно уже второй час. Ипат не хотел смотреть на нее, но все время натыкался взглядом. Он всегда боялся своей свояченицы, и теперь, волею бездушного Совета оказавшись в Долине Проклятых, старался находиться подальше от нее, но и одновременно поближе, так как ее боялись и те косматые человекообразные хищники, что преданно бродили вокруг них все это страшное время. Так что все это время он старательно соблюдал до нее компромиссную дистанцию в пятнадцать шагов или сидел в землянке с взведенным арбалетом.

   Его жена, Федосья, сидела рядом с ним, укачивая на руках маленького Вышату. Она все еще была на взводе из-за того чудовищного предложения, что сделали им вампиры. Она не спала всю ночь, хотя они дежурили по очереди. Ипат успокаивающе положил руку на плечо жены, но Федосья как будто и не заметила.

   Антонина Матвеевна, дорогая нелюбимая теща, варила что-то в котелке. Хорошо бы если суп, так нет - очередное зелье. Она отпаивала ими дочь, которая плохо чувствовала себя после родов.

   Акакий как всегда суетился вокруг. Ипату было уже даже не интересно, чем он на этот раз занят. Деревенский пьяница, добровольно увязавшийся за ними в изгнание. Здесь в Долине он почувствовал себя нужным и развил бурную деятельность, устраивая семейный быт на пустом месте. Все он знал, как делать, все самое необходимое сумел с собой прихватить из деревни в небольшом, казалось бы, тючке. Он им и землянку соорудил и даже мебель кое-какую сварганил. Магами помыкать начал на свое усмотрение, только его, Ипата, он так и не заставил еще что-нибудь сделать.

   Ипат с раздражением некоторое время следил за Матвеем, своим шурином, который был намного моложе него, но при этом ни в грош не ставил. Парень занимался протаптыванием тропинки от березы до клена. Вряд ли для конкретной цели, хотя у этих магов не разберешься. Все же скорей всего он чего-то нетерпеливо ждал.

   - А слышали ли вы когда-нибудь про Виктора Стеноборца? - Неожиданно спросил Матвей, в очередной раз пустившись в поход к березе. - О, это великий ученый! Сорок лет он безвылазно провел в этой самой долине, стремясь покинуть ее. В смысле не теми двумя общеизвестными путями, а как-нибудь еще. Но у него ничего не вышло, он вернулся в Столицу и всего за четыре месяца написал толстенный труд - "Сто четыре провала". Не думаю, что это потрясающее произведение кто-нибудь осилил, но какую он прочитал лекцию в Академии! Огромный актовый зал ломился от слушателей! Ему кричали "Браво"! Его просили повторить на бис историю, как на Пыльном перевале колесо его самоходной телеги сорвалось с оси и укатилось вниз, а пока он догонял его на своих двоих, неведомая сила свинтила остальные три. Какие эмоции испытал зал, слушая, нет, внимая, истории про потерявшего сознание дракона и жесткой посадке на воду!

   - На воду он садился не на драконе, а на самолетной машине, - грустно поправила его Федосья.

   - А потом он снова вернулся сюда, чтобы закончить начатое! - продолжил Матвей. - Это было лет десять назад. Наверное, он и сейчас бродит где-то здесь. Интересно, знает ли он уже про тоннель?

   - Про тоннель придется забыть раз вход в него находится в замке вампиров, - оборвал Ипат недовольно. - И не будем бередить душу несбыточными надеждами!

   - А я считаю, нам нужно принять их любезное предложение им воспользоваться! - возразил Матвей.

   - Я никогда не отдам им своего сына! - заявил Ипат. - Лучше остаться здесь навсегда! - его голос дрогнул.

   - Эту часть сделки я предлагаю проигнорировать!

   Все замерли. Под землей послышался странный гул. Он начал быстро нарастать, и тут совсем рядом с ними грохнуло. И в этом грохоте можно было разобрать: "Го-лем!" Земля перед Вереей обрушилась, образовав довольно большую дыру. Гул умчался вдаль.

   - Итак, один против, двое - за, остальные воздержались, предложение принято большинством голосов! - быстро проговорил Матвей и осторожно подошел к провалу, края которого продолжали тихонько осыпаться вниз.

   Антонина начала переливать отвар в бутылочку.

   Начав испытывать некоторую надежду, Ипат мелкими шажками подобрался к шурину и заглянул вниз.

   - И вы предлагаете туда спуститься? - возмутился он, ничего не разглядев в темноте. - Вы удивитесь, но я лично летать не умею!

   - Я тебе помогу, - уверил его Матвей и дружески хлопнул его по спине. Ипат взмахнул руками и, не удержавшись, с криком нырнул в провал. - Ну, как там? - спросил парень, услышав слабый плюх.

   - Да чтоб ты провалился, гад! - послышалась из темноты.

   - Это я мигом! - крикнул Матвей и сиганул вниз.

  

   Тоннель оказался не шибко облагорожен, иногда он сужался до щели, иногда поднимался или спускался так круто, что приходилось карабкаться, пробираться по нему было не так уж и легко.

   - Одно греет, с каждым шагом мы все дальше от их замка, - проговорил Акакий, в очередной раз споткнувшись.

   - Э, не совсем, - возразил Матвей, страхуя Федосью. - Мы сейчас, должно быть, как раз где-то рядом с ним.

   - Что?! - переспросил Ипат, который тоже пытался поддерживать жену с младенцем на руках, так чтобы не очень уж мешать ей идти.

   - Мы свалились не в тот тоннель, - пояснил Матвей. - Теперь нам нужно пробраться в замок и где-то в его подвале найти нужный.

   - Этот дурацкий замок и есть большой подвал! - закричал шокированный Ипат. - И он кишит вампирами, которые, по вашим словам, слишком сильны для вас! Почему только наша драгоценная Верея сразу не пробила нам нужный тоннель! Вы что, маги, так развлекаетесь?!

   - А ты что, видел там наверху указатели?! - спросил Матвей и тут же умолк, уставившись в темноту. Верея все это время шла первая. Сейчас, оповестив брата, она кралась вперед, осторожно подбираясь к некому существу, которого пока не могла идентифицировать. Оно не замечало ее. Оно не заметило ее, даже когда она невежливо помахала рукой у него перед носом.

   Подошел Матвей и, осветив существо лампой, с интересом заглянул ему в лицо.

   - Обалдеть, - обрадовался парень. - Это же Виктор Стеноборец собственной персоной! Круто, вы все-таки нашли выход!

   - Выхода нет, - безапелляционно заявило существо.

   - Ну все, мы погибли! - сказал Ипат, сохраняя дистанцию в пятнадцать шагов.

   - Не могу поверить, эти гады превратили его в зомбяка! - расстроился Матвей и посмотрел на Верею. - Ну ладно, - изумился он и с серьезным видом уставился на Виктора. - Где выхода нет? - спросил он медленно.

   - Выхода нет, - повторил тот грустно, повернулся и пошел куда-то. Все ринулись за ним в лабиринт. Виктор шел целеустремленно и упорно, на лице его появилось некое выражение, что давало надежду на то, что он ведет их, по крайней мере, к чему-то конкретному, а не просто гуляет. Оставалось только поспевать за ним.

   Через несколько часов Ипат понял, что идти дальше не в его силах. Он упал, не очень удачно выбрав место, и попытался позвать свое неутомимое семейство, но этого не потребовалось. Собрав остатки сил, он приподнялся, чтобы узнать все же, почему они остановились все как по команде. Лампа Вереи освещала огромную каменную глыбу, поразительно похожую на голову какого-то чудовища, безволосую, с большим ртом и массивным приплюснутым носом. Когда глыба прорычала "Пароль!", Ипат свалился обратно без чувств.

   Верея, понятно промолчала, тогда вперед выбрался Матвей.

   - Э, пароль - тупое уродливое чудовище? - предположил он.

   - Нет, - проревел монстр.

   - Лысый пень? Вонючее страховидло? - посыпались варианты.

   - Нет! Нет! - загрохотал тоннельный сторож и с неожиданным проворством набросился на парня. Он перехватил его своей огромной ручищей поперек туловища и поднес к лицу, словно собираясь откусить голову.

   - Матвейчик, пожалуйста, не дай ему себя съесть! - забеспокоилась Антонина.

   - Хорошо, мама, - согласился Матвей, упираясь руками в подбородок и нос монстра.

   Акакий с ужасом следил за происходящим, не понимая, почему маги так спокойно воспринимают сложившуюся ситуацию. Он решил вмешаться и, выбрав камушек побольше, бросил его в чудовище. Камень угодил тому ровнехонько между глаз, чудище зарычало, опасно размахивая Матвеем. При этом к нему, видимо, пришла прекрасная идея немножко стукнуть свою несговорчивую добычу о стену, что он и попытался проделать, но безрезультатно.

   Верея подняла маленький камешек и кинула его в Виктора, который продолжал безразлично топтаться рядом, не имея возможности обойти тушу великана.

   - Выхода нет, - покладисто повторил Стеноборец.

   - Да! - вынужден был признать сторож. Подумал, повернулся и кинул Матвея в открывшийся за ним тоннель. Антонина поспешила за сыном.

   - Ипатьюшка! - Федосья подошла к валяющемуся мужу.

   В виде исключения Верея решила помочь сестре и попыталась улучшить состояние Ипата парой пинков в бок. Немного помятый Матвей протиснулся мимо сторожа обратно.

   - Извините, я тут вещички забыл забрать, - пояснил он. Взвалив Ипата на плечи, он снова обогнул монстра.

   - Вот вроде и не нужен, а бросить жалко, - пожаловался он, проходя.

  

   Рассказывать дальше Фру, в общем, и не собиралась, так что не очень расстроилась, когда ее прервали. Агата влетела в комнату, держа на руках страдающее тельце Ивара.

   - Фрушенька, он умирает! - закричала она. Кирати не хотя взяла у нее косматый шарик.

   - Он, наконец, обожрался, - заключила девочка.

   - Они оставили его на кухне, - всхлипнула Агата.

   - Не знаю, как так получилось, - проговорил несчастный Ивар. - Я немножко покушал совсем.

   - А с острова ты ничего не брал? - спросила кирати сурово.

   - Там монетка валялась ничейная, - признался монстрик.

   - И где она сейчас?!

   - В сумочке, - пролепетал Ивар из последних сил. Откуда-то из его шерстяного покрова выпала монета и покатилась по полу, стремясь завалиться куда-нибудь в щель, Микита накрыл ее лаптем.

   Фру подошла и, когда Микита убрал ногу, брезгливо как дохлую мышь подняла монету и выкинула ее в окно куда-то в шикарную ухоженную клумбу.

   - А кто это? - спохватилась Агата, разглядывая Микиту.

   - Портной, - коротко соврала кирати, не считая нужным присовокупить к этой лжи какие-либо объяснения. Почти с состраданием она глядела на несчастного Ивара, и под этим ее недобрым взглядом тот совсем сник.

  

   Фру все же удалось отбиться от многочисленных вопросов своей подопечной, а потом и Георга, который к вечеру успел обегать пол города в поисках лекаря, готового лечить маленькое чудовище непонятного происхождения. Теперь Агата уже спала, прижав к себе обеими руками Ивара Проглота, готового уже к новым гастрономическим подвигам, но посаженного на жесткую диету из питательных дырок от бубликов. Георг бдительно охранял их из-за стены, поминутно проверяя, что больше ни один великан в лаптях не лезет в окно. Микита ушел, но, видимо, не далеко, собираясь на всякий случай контролировать свою бывшую хозяйку.

   Фру сидела на удобном широком подоконнике, облокотившись на мягчайшие пуховые подушки, и наблюдала за ночной улицей, освещенной мягким светом фонарей. Мимо гостиницы прошли двое косоголовых со своими удивительными претенциозными прическами. Они, было, остановились, но так ничего и не поняли и пошли дальше. Под окном около клумбы витали трое демонов. Фру воспринимала их как клубы черного дыма. Двоим из них она дала имена, чтобы потом не путать. Того демона, с которым они схлестнулись на кладбище и что заставил Ивара покусать козу, она назвала Агрессией, а того, что пытался выдать старую табличку за клад и позволил Ивару схомячить целую гору оладий, того она назвала Алчностью. "Специализацию" третьего демона она пока не раскусила и он занимал сейчас все ее мысли, словно красуясь перед нею там внизу, но не в силах пройти сквозь общими с Георгом усилиями зачарованные проемы дверей или окон.

Глава 6. Теплый прием

   По прибытии в Столицу Георг сразу повез их к дому, присмотренному для них Коллегией. Часов пять они тащились по запруженным телегами и экипажами улицам, так что их новое временное прибежище впервые предстало перед ними укрытое таинственным мраком ночи.

   В доме оказалось две квартиры с отдельными выходами на разные улицы. Соседние дома отделялись узкими переулками, их плоские крыши соединялись мостами, объединяясь в большей частью пешеходные улицы верхнего яруса.

   Хозяин их не ждал, видимо, не дождался. Их встретила на пороге служанка. Уставшая Фру обрадовалась этому несказанно, потому как предстояло разбирать несметное число чемоданов, тюков и коробок, прихваченных Агатой с собой в новую жизнь. А в этом вопросе кирати, увы, была не компетентна.

   Впрочем, этим вечером так толком ничего и не разобрали. Служанка показала им комнаты, снарядила ужин, приготовила для Агаты ванную, расстелила постель. При этом Фру всюду ходила за ней, выспрашивая, где можно найти прачку, портного и других полезных в хозяйстве личностей, где заказать еду и так далее. Ивар бегал за ними, стараясь, чтобы на него не наступили.

   Георг покинул их сразу после того, как ушла служанка. Уходя, он разразился многословными напутствиями и пожеланиями, но, наконец, его все же выгнали.

  

   Фру долго не удавалось заснуть. Она ворочалась с боку на бок, вспоминая, все ли удалось предусмотреть, чтобы демоны не смогли попасть в дом. Ивар из-за этого все время скатывался и горестно всхлипывал, придавленный, или бродил по одеялу, выискивая себе место на маленьком узком диванчике.

   Наконец, кирати удалось задремать. Через некоторое время она ненадолго выскользнула из сна, подтянула свесившийся край одеяла, немного приоткрыв глаза, и тут же вскочила, заметив силуэт человека прямо посреди комнаты. При этом девочка так завизжала, что испугала саму себя. Все же Верея была гораздо более уравновешенна, чем ее новое маленькое Я.

   Человек метнулся к стене. Тут все находящиеся в комнате свечи разом вспыхнули, ослепив его. Он заметался, потеряв ориентацию. Разбуженная Агата села в кровати, удивленно огляделась и, увидев незваного ночного гостя, завизжала. Впрочем, быстро это дело прекратила, поняв, что тот если и не безобиден, то, по крайней мере, не представляет, что ему делать дальше. Действительно, вжавшись в стену, мужчина растеряно переводил взгляд с одной девушки на другую. Он поднял руки, как бы пытаясь показать, что пришел с миром.

   - Кто вы такой? - спросила Фру сурово.

   - Я Малькольм, - признался человек заискивающим тоном. - Это мой дом, госпожа, я его сдаю, а сам живу наверху.

   Учитывая, что они сейчас находились в спальне на втором этаже, тот должен был проживать на крыше. В какой-нибудь пристройке - вполне обычное явление для Столицы.

   - И что же вы не спустились встретить своих гостей, Малькольм? - поинтересовалась кирати недоверчиво.

   - Я немного нелюдим, госпожа, общение со мной не доставило бы вам никакого удовольствия. Но я в курсе вашей неприятной ситуации, и я обещал господину представителю Коллегии Магов по мере сил заниматься вашей охраной. Мне показалось, что я слышал какие-то непонятные звуки и спустился проверить.

   - Это был всего лишь наш Монстр! - объяснила Агата, укутанная в одеяло, словно в плащ. Ивар уже спрыгнул с диванчика и просеменил к Малькольму.

   - Плюшечки с чайком кушали? - спросил он инквизиторским тоном, принюхавшись к нему.

   В следующее мгновение дверь в комнату с грохотом отварилась, впуская огромного человека с занесенным топором. В этот раз громче всех визжал Ивар, оказавшийся к нему ближе всех. Он подскочил на полметра и, не прекращая тоненько оглушительно верещать, поскакал под кровать.

   - Все в порядке Микита, мы уже разобрались! - прорычала Фру сердито.

   Микита опустить топор не успел - в комнату влетел Георг, не замедливший тут же нанести по нему самый мощный энергетический удар, на который только был способен. Микита буквально отлетел от удара, врезавшись в большой трехстворчатый шкаф, который в свою очередь наехал на Малькольма. Последнего отбросило на стену, которая, предательски отъехав в сторону, пропустила его дальше, надо полагать, в его же потайной ход.

   Топор тем временем отлетел под кровать, и не ожидавший преследования Ивар зашелся в крике с новой силой.

   Фру подошла к фальшивой стене и, отодвинув ее, с интересом заглянула внутрь. Малькольм, держась за сердце, сидел, прислонившись к двери, судя по всему тоже не настоящей. Справа от него находилась ведущая на крышу лестница.

   - Георг! - кирати повернулась к магу. - Вы по какому такому принципу квартиру выбирали?! Может, поведаешь нам, каких еще сюрпризом нам ожидать? Чертей в подвале?! Скелета в шкафу?! - Фру демонстративно распахнула одну из створок шкафа. Мужчины вздрогнули, Агата взвизгнула и укрылась одеялом с головой.

   Кирати обернулась, с замиранием сердца заглянув в шкаф. Оттуда торчал рукав позабытого кем-то старого пальто.

  

   Георг вернулся рано утром. Фру открыла ему сама еще до того, как он успел забраться на крыльцо, резко отворив дверь и чуть не сбив его взглядом с ног.

   - Я гляжу, ты уже поуспокоилась.

   - Агата уже проснулась, - прошептала кирати, так и не пустив его в дом, - а служанка еще не пришла.

   - И не придет, - так же тихо ответил Георг, пытаясь протиснуться мимо девочки. - Я ее нанимал только встретить.

   - И кто теперь всем этим займется? - девочка смотрела на мага глазами, полными такого ужаса и безысходности, что тот, забывшись, почти уже проникнув в дом, остался стоять на пороге.

   - Вообще-то, полагалось, что у Агаты есть ты, - напомнил Георг неуверенно. - Я не могу нанять еще кого-то, это будет выглядеть подозрительно.

   - Все подумают, что это замаскированный агент для слежки и охраны.

   - Этот агент тоже будет так думать, и в его глазах подозрительной будешь ты! И впусти меня наконец! - разозлился Георг. Поскольку к этому моменту он уже стоял одной ногой в помещении, а кирати наоборот выбралась на крыльцо, ей оставалась только помахать ему вслед, показывая, что не смеет его долее задерживать.

   Услышав, что Агата возиться наверху, маг остановился посреди коридора.

   - Ты же как-то все это делала в поместье?

   - В поместье были слуги! Не хочешь их нанимать, дай мне денег, я буду делать заказы в городе!

   - Если ты будешь пользоваться услугами работников постоянно, то мои личные расходы сильно возрастут, и это заметят!

   - Хорошо, я сама найду деньги, - согласилась кирати недовольно. - Ну хотя бы на кофе и на погладить платье бедному представителю Коллегии Магов наскрести удастся?

   - Кофе я сварю сам, - прорычал Георг, развязывая кошель.

   Фру просияла и протянула ладошку.

   - Какой ты хозяйственный, - сказала она сладким голосочком.

   - Смотри, на леденцы не потрать! - Георг положил монету на раскрытую ладонь.

   Детское личико Фру тут же забавно нахмурилось, и маг чуть было не улыбнулся, но стул, с которого кирати сдернула платье Агаты, грохнулся ему на ногу.

   Фру же обнаружила в себе неожиданную отходчивость, довольная она выбежала на улицу и, споткнувшись обо что-то, полетела с крыльца. Вокруг нее тут же столпились сочувствующие утренние прохожие, охами-вздохами помогающие подняться, а вот труп на крыльце никого почему-то не заинтересовал. Уверив людей, что из-за чуть кровоточащей коленки она скоропостижно не скончается, Фру подошла к лежащему на ступенях ничком телу. Наверное, все принимали его за пьяницу, так и не смогшего вчера до отключки добраться домой, потому и не обращали никакого внимания. Зря. Мужчина умер. Только что. Пока они выясняли денежный вопрос. Фру явственно ощущала, что без знакомых ей демонов и здесь не обошлось. Словно они оставили какой-то след, который можно было бы и не заметить, если б они уже столько времени не занимали все ее мысли. Карманы мужчины уже кто-то успел обыскать. Если там и был некий предмет, послуживший демону вместилищем, то мародер забрал его с собой. Ну и удачи ему!

  

   Принятие новичков в Академию должно было произойти уже сегодня. Чисто по-деловому, без особых торжеств. На Дворцовый остров, где она собственно и находилась, пропускали через кордон на мосту: только пеших или по особым пропускам - а то на острове было бы не развернуться. Так что Агате в своих модных маленьких туфельках пришлось хромать дальше самой. Причем пока они шли через этот не иначе как заколдованный мост мимо столичных богачек эти туфельки из тайной гордости успели превратиться в немодные колодки, старательно прикрываемые поминутно одергиваемым подолом длинного платья.

   По началу казалось, что остров отличается от остального города лишь особой чистотой и ухоженностью. Роскошью в высших кругах увлекаться было не принято, дорогие подарки, присылаемые главами соседних держав, складировались в нерабочих залах царского дворца, в кои послов этих держав водили на короткие экскурсии, дабы знали: помним, ценим, бережем.

   Чтобы добраться до Академии, первым делом надо было пройти по тихой пустынной улочке мимо скрытых каменными стенами дворов веритов - поверенных царя. Этим пристанищем те пользовались редко, в большинстве своем стараясь сохранять этот свой статус в относительной тайне. Потом надобно было обогнуть большое квадратное здание представительств школ магии, глядящее на огибающих его сотней широких витрин, призванных в щадящей форме продемонстрировать конкурирующее могущество этих школ. Понукаемая Георгом Агата успела протиснутся лишь к одной. Там за стеклом под редким снегопадом на склоне холма стояла миниатюрная деревенька, по дорожкам между домиками ходили укутанные румяные человечки, их еще более маленькие детки лепили снеговичка и катались с ледяной горки. Если кто-то прилипал к витрине слишком надолго, человечки собирались в кучу, показывали на него пальчиками и смеялись, некоторые до упаду в сугроб.

   Оторвавшись от витрин, можно было выйти на небольшую площадь перед главным входом в Академию, который представлял собой огромные ворота, высотой с трехэтажное здание, со сложным меняющимся узором. На этой площади собралась толпа не столько из принимаемых в Академию новичков, сколько из родственников и друзей, которых в этот день тоже пропустят внутрь.

   Люди в нетерпеливом ожидании глазели на ворота. Агата чуть ли не поскуливала от предвкушения, нервно комкая в руках Ивара. Георг со скучающим видом поглядывал то на самые точные в государстве часы над воротами, то вокруг, представляя как обычно серьезные и чуточку надменные маги, носятся сейчас по коридорам и залам Академии, как всегда, не успев или позабыв перед открытием сделать что-то важное. Фру размышляла над тем, кто она: самоубийца или самонадеянная идиотка, что собирается войти в Академию. Худенький молодой дракончик, просачивался сквозь толпу, нацелившись на золотой хвостик кирати, так обворожительно блестящий на солнце.

   Когда кто-то осторожно, но чувствительно потянул ее за волосы, Фру медленно, но угрожающе обернулась, готовясь дать шутнику решительный отпор, желательно кулаком в глаз. Увидеть зубастую физиономию дракона, тут же расплывшуюся в неком подобии улыбки, она не ожидала.

   - У-урсик, - сказал дракончик, недвусмысленно тыкая в себя темным острым когтем. - Хозя-айка? - спросил он.

   - Хм, - вырвалось у удивленной кирати. Драконы ненавидели Верею - это был непреложный не единожды проверенный факт. Гордые существа всегда относились к ней как к пустому месту. Вообще-то этот вид драконов был специально выведен человеком в качестве подспорья, но признавали они верховенство далеко не каждого, обычно для этого надо было стать неплохим магом. В случае Вереи и этого оказалось недостаточно. Над чем злорадно посмеивалась вся Академия. В Столице драконы использовались для охраны. Часть городской стражи, патрулирующая на драконах, комплектовалась из выпускников Академии. Хотя вот этот конкретный мелкий дракончик скорее всего еще находился на обучении, поскольку страж верхом на этой чешуйчатой метле выглядел бы мягко говоря не солидно. И впрямь к ним подбежал слегка взволнованный мужчина в легком доспехе.

   - Не волнуйтесь, обычная проверка, - соврал он, утягивая дракончика за лямки, составлявшие не хитрую экипировку того.

   - Хум! - выкрикнул дракончик напоследок, соединив и разъединив когти на поднятой правой лапе, видимо он решил, что кирати так представилась. Фру непроизвольно помахала ему в ответ. Георг уже открыл рот, чтобы съязвить какую-нибудь глупость, но тут ворота отворились, угу, маленькие, на полторы телеги. Народ разочаровано вздохнул, зато как слажено это у него получилось.

   Переварив такой удар, толпа с новым энтузиазмом рванула во двор Академии, старательно маскируя снедающее всех любопытство. Двор оказался абсолютно пуст, но ворота самопроизвольно закрылись за последним вошедшим, щелкнув запором ровнехонько у него за спиной, заставив того удвоить прыть, так что под колоннадой он оказался первым. Неспешно шедшие до этого перед ним, начали было посмеиваться, но с криком бросились ему вдогонку, окаченные из неоткуда взявшейся ледяной водой. Смех смехом, а до услужливо отворенной двери добирались уже наперегонки. В этот раз галантно пропустивший дам вперед Георг оказался последним на вход, и эта самая дверь захлопнулась у него перед носом.

   Внутри гостей поджидал длинный коридор с высокими потолками, освещенный тусклыми оранжевыми светильниками лишь настолько, насколько было необходимо, чтобы народ не тормозил у дверей, а проходил дальше. Агата остановилась, но Фру потянула ее за руку.

   - Не волнуйся, догонит, - сказала кирати, - так и было задумано.

   Девушка снова улыбнулась, поежилась и поспешила вперед. Пол был кое-как виден лишь по середине коридора, по углам чернело, и оттуда слышался чей-то шепот. Очень тихий, но кое-что удавалось расслышать. Какие-то существа со странным шипяще-свистящим акцентом беззастенчиво и бестактно обсуждали проходящих мимо людей. Судя по доносящимся иногда вскрикам, эти же существа кое-кого и ухватить пытались. Один из них потянулся из темноты и ущипнул Агату за ногу. Фру резко отставила руку, из ладони выбросилось длинное невидимое энергетическое лезвие и тут же убралось. Судя по донесшемуся из темноты ругательству, она попала, никому, впрочем, серьезно не навредив, а то б такой вой поднялся. Пыльные монстры - винкели одно время повадились досаждать Верее: запирали ее в комнатах, где она любила заниматься одна, меняли местами страницы в книгах, добавляли всякие пахучие ингредиенты в ее зелья, пока однажды она не переловила их всех и не заперла в часовой башне. Оттуда их выпустили лишь через три дня, когда стало уж совсем очевидно, что в Академии кого-то не хватает (к тому же часы пошли вспять). С тех пор при виде нее скандальные винкели бросали свои шалости и удирали со всех конечностей, голося и отплевываясь. Последнее особенно не нравилось уборщику, грозящемуся позатыкать им глотки половой тряпкой.

   В общем, до следующего, на сей раз прекрасно освещенного помещения люди дошли уже не такие радостные и трех магов, стоящих у начала широкого холла, далеко уходящего вперед, встретили уже не с таким восторгом.

   - Не все коту масленица? - спросил молодой маг с улыбкой. Все с облегчением заулыбались, поняв, что такое представление было устроено специально, и не стоит принимать оскорбления нечисти на свой счет. Особенно женская часть, тут же обстреляв симпатичного магистра (судя по нашивке на дорогом камзоле) заинтересованными взглядами.

   - Ну что ж, дорогие гости, - начал маг постарше. - Не будем затягивать наше волнующее общение, тем более что все вы прекрасно знаете, где вы и зачем здесь собрались. В этот раз желающих оказалось больше, чем может вместить наше скромное заведение, - кто-то нервно хихикнул, - так что сейчас вы пройдете небольшой и очень легкий проверочный тест, - кто-то упал в обморок.

   Толпа немного разошлась, давая место родственникам упавшей девушки похлопотать вокруг нее. Фру инстинктивно затесалась подальше, признав в только что говорившем маге того, кого она так удачно уговорила принять Агату в Академию. Алекс какой-то там, кажется.

   - А пока вы морально готовитесь, - вступил старший маг с красивой метровой бородой, - я все же коротенько напомню вам о целях и задачах нашей славной Академии! - Кое-кто предусмотрительно сел.

   Пока маг углублялся в славную историю, морально подготовиться к испытанию успели абсолютно все. Когда он подошел вплотную к современным реалиям и перспективам, все уже пылко мечтали его, наконец, начать! Когда он торжественно завершил речь и предложил к нему преступить, о нем уже все забыли. Молодой маг отлип от стены, открыл журнал, закрыл журнал, потом вспомнил и показал на холл и два отнорка по сторонам от него.

   - Здесь находится множество ценных и не очень предметов, - сказал он. - Ваша задача найти среди них нужный и принести нам.

   - Не задавая лишних вопросов, - поспешно добавил средний маг, тот который вроде бы Алекс.

   Толпа тихо заволновалась.

   - Сочувствующих просим оставаться на месте, - громко сказал младший. Старший молча уселся в кресло, справедливо полагая, что на сегодня наговорил достаточно.

   Фру надоело прятаться, она взяла Ивара у Агаты и нагло встала у самого начала левого отнорка, так что ей было видно все предлагаемое к обыску помещение. Она могла бы разозлиться, но стойко держалась. "Найди то, не знаю что", - это называется. Умный Алекс вроде бы и выполнил ее смиренную просьбу, пригласил Агату, но устроил такое испытание, которое можно пройти, а можно и не пройти, доказывай потом. В принципе, во что-то подобное они играли в Академии. Игроку неожиданно посылается образ какого-либо объекта. И попробуй отличи, что это: извне пришло или память подкинула. Возможно, правила и сейчас именно такие, если так, Агата испытание вряд ли пройдет. Если Фру попробует подыграть ей и перехватит предназначенный ей сигнал, Алекс это тут же засечет, скорее всего, на это и надеется. Больше он ей ничего не должен, втроем они размажут Верею по стенке, разделят награду от Совета и заживут дальше счастливо и злорадно.

   Фру сосредоточенно думала, не забывая разыгрывать волнующуюся за хозяйку кирати. Новички потеряно бродили вдоль нагромождений разномастной мебели, заваленной интригующими приборами непонятного назначения, старой рухлядью и всякой всячиной, какой бывают богаты гостиные и кабинеты. Пара человек все же рискнуло и, подобрав что-то, неуверенно подошли к ожидавшим магам. Еще несколько примеривались кто к чему, нервничая, что могут оказаться в последних рядах и не пройти испытание. На бедную бледную Агату было страшно смотреть. Алекс и молодой маг чуть отвлеклись. В тот же момент кирати чихнула. Агата невольно взглянула на нее. Фру одними глазами показала на карты, лежавшие на комоде рядом с ней, и на клюющего носом в кресле бородача. Девушка замерла, вовсе не уверенная, что в этом вопросе стоит доверять мнению кирати. Но напряжение между новичками-соперниками уже возросло настолько, что Агата решилась. Она взяла колоду, подержала в руке и подошла к старшему магу. Тот обнаружил, что около него кто-то стоит, и недовольно открыл глаза, намереваясь отослать девицу к своим младшим товарищам. Но заметил "предмет", который никак нельзя было назвать "нужным", в его случае скорее даже очень "НЕ нужным", зато его можно было назвать "тем самым", так что маг покраснел, кивнул Агате и поспешно убрал компрометирующий предмет подальше.

   Алекс не мог не заметить удручающий факт, что его старший коллега признал Агату прошедшей вступительное испытание. Кирати радостно бросилась обнимать хозяйку, Ивар вскарабкался той на плечо. В общем, отыграть назад было уже нельзя.

  

   Георга все же впустили в здание Академии до того, как он пришел к решению впустить себя сам. Но за дверью его ожидала парочка магистров, которые настойчиво попросили его поприсутствовать на совещании Совета Академии, где ему пришлось много оправдываться и самую чуточку врать. Так что Агату он встретил уже после испытания.

   - Меня приняли! - огорошила она его.

   - То есть за эти три часа ничего не изменилось? - недоуменно уточнил маг.

   - Изменилось, но потом изменилась обратно, - проворчала Фру.

   - Сначала мы прошли испытание, - начала рассказывать Агата.

   - А когда Валлий закончил свою лекцию, новичкам пришлось пройти еще одно, но уже гораздо проще, - продолжила кирати.

   - Уж не тот ли Валлий, что проиграл в карты свою тещу? - Прервал ее Георг. - Я думал он еще не скоро осмелиться вернуться в Столицу.

   - Мне кажется, нам с тобою нужно серьезно поговорить, - сказала Агата Фру, старательно копируя интонации своей матери.

   - Обязательно, - отмахнулась кирати. - Георг, Агате нужно взять книги в библиотеке, но ей дали сложное задание на завтра. Может быть, я заберу книги, а вы поедете домой, и ты ей поможешь?

   - Да, мы слышали, что местный библиотекарь на редкость не расторопен и очередь к нему может растянуться на несколько часов, а я так устала, - заныла Агата, как будто ее хоть кто-то разубеждал. - Можно ведь потом прислать кого-нибудь за Фру?

   - Конечно, - согласился Георг, глядя в голубые требовательные глаза кирати. - Я пришлю извозчика.

   Незаметно для Агаты Фру жестом показала, что этого делать не надо. Отослав их, она бросилась по холлу в противоположном направлении, очень надеясь по дороге никого не встретить. Действительно в дни принятия новичков Академия обычно почти полностью пустовала. Пронесясь почти до конца, она выскочила в дверь, ничем себя не выдававшую, но все же в отличии от других выходившую на винтовую лестницу, вверх, вверх, комната, комната, небольшая зала и узкий переход в здание библиотеки, замаскированный деревом в кадке. Бегом, отдернуть край пыльного ковра, теперь вниз, широкий коридор и дверь, которую Верея в свое время всегда штурмовала на бегу. Но в этот раз массы кирати не хватило, и злопамятная дверь выкинула ее обратно.

   Со второй попытки Фру протиснулась мимо нее и первой оказалась в огромном темном зале со специфическим запахом библиотеки. Справа от двери за широким столом сидел человек, бледный и очень худой, казалось, что кожу натянули прямо на череп, из нее в стороны торчали тонкие седые волосы полукругом, оставив верхнюю часть головы неприкрытой, зато в бордовых пятнах. Так же торчали и кустистые брови, обрамляя яркие глаза, до того злые, что в пору было ставить двойную защиту, а то и прикрываться чем-нибудь материальным вроде стены. Фру молча положила перед ним список требующихся книг и уставилась на точку между этих самых глаз. Увы, в отличие от бронебойного взгляда Вереи взгляд ангельских глазенок кирати не обладал способностью прожигания и дробления. Поединок злых и добрых глаз продолжался минут пятнадцать, за дверью уже начали скрестись другие желающие разграбить библиотечные сокровища. И тут добро не выдержало, со злости саданув кулачком по разделявшему их столу. Стол словно только того и ждал всю свою многовековую жизнь, он не треснул, а практически развалился на куски. Аккуратные стопки ветхих бумаг рассыпались, баночка засохших чернил укатилась прочь через приоткрытую дверь. Еще долго после того, как Фру вышла из зала, с трудом таща огромную для нее стопку книг, никто из притихшей очереди войти не решался.

  

   Кирати выползла из библиотеки на последнем издыхании. Прижавшись щекой к корешкам книг, она не смотрела, куда идет. Она и так могла сказать, что и где именно призвано помешать ей пройти по прямой, и ненавидела каждый атом этих препятствий. Встречные люди расступались сами, и ни у кого и в мыслях не возникло помочь этому очаровательному комку ненависти с хвостиком.

   Выбравшись все же на улицу, кирати столкнулась с новым, неожиданным и несговорчивым препятствием с противно знакомой аурой. Фру постояла рядом с ним еще секунд десять, прежде чем с негодованием обрушить всю стопку на мостовую ему под ноги. Микита продолжал невозмутимо смотреть на нее, даже с некоторым интересом.

   - Мог бы и помочь! - возмутилась Фру.

   - Я и сейчас могу, - с издевательской покладистостью согласился мужчина. Не спеша, он присел на корточки и, собрав разъехавшиеся в стороны книги, аккуратно сложил их в свою гигантских размеров котомку. - Куда пойдем? - благодушно поинтересовался он.

   - Полагаешь, не домой?

   - Полагаю, нет. - Ответил Микита. - Я ж тебя еще вот такусенькой знал, - он показал ладонью, какого роста была маленькая Верея, когда он впервые ее увидел. До этого уровня Фру не хватало совсем чуть-чуть. Она поднырнула под ладонь и поддела ее макушкой, приподнявшись на носки.

   - Вот разберусь с демонами, сам такой рост примеришь! - огрызнулась кирати.

   Мужчина беззвучно расхохотался. Верея ненавидела эту его особенность, она была настолько неестественной, что мешала воспринимать Микиту как обычного, серого, заменимого, как одного из тысяч никчемных незначимых для нее людей. Фру захотелось пнуть его под колено, но это дало бы ему лишь еще один повод посмеяться над ней.

   - Я понял, - заявил Микита, потрепав кирати по растрепанной головке. - Ты перепутала заклинание и вместо кирати превратилась в маленькую безмозглую девчонку!

   Вокруг ходили люди, книги были тяжелыми и громоздкими, а Фру еще необходимо было заглянуть в пару мест - в общем, жестокое убийство явно откладывалось чисто по техническим причинам. Удовлетворившись пока планами на будущее, кирати схватила Микиту за палец и поволокла вперед. Проходя мимо ворот Академии, она посмотрела на часы - времени оставалось мало. Тем лучше, ей не придется ждать.

  

   Она оставила Микиту слоняться вдоль канала, а сама подошла к Городскому Управлению. У здания была небольшая огороженная довольно высокой стеной территория. При необходимости здесь можно было занять оборону, но сейчас ворота были открыты, на посту рядом с ними находился всего один раздраженный стражник, покрикивающий на извозчиков и снующий туда-сюда народ.

   Фру нашла подходящее место на улице, где она никому не мешала, и прислонилась к стене, время от времени поглядывая вокруг. Никто не обращал на нее внимания - мало ли кого она ждет. Вскоре из Управления вышел молодой мужчина в дорогом официальном костюме. Он выглядел чем-то сильно озабоченным. Сделал несколько быстрых шагов к воротам, но остановился, словно о чем-то вспомнил. Его усталое лицо приняло совсем другое выражение, глаза загорелись, на бледном лице проступил небольшой румянец. Он вынул трубку и, не выходя с территории, прислонился к стене. Провел рукой по короткой модной нынче бородке, которую отпустил лишь недавно. С удовольствием раскурил трубку.

   - "Триф, спасибо, что помог".

   - "Все в порядке, Вер? Ты слишком рискуешь".

  

   Фру пронеслась мимо Микиты. Тот ухмыльнулся и не сдвинулся с места. Ей пришлось вернуться.

   - Извини, я тебя не заметила, - сказала кирати.

   - Где теперь мне тебя подождать? - бесстрастно пожал плечами великан. - Или с любовными визитами на сегодня покончено?

   Фру оценила свои шансы по скидыванию тела в канал. Низенькая оградка не внушала опасений, а вот книги бы намокли.

   - Какие мы, однако, слова то знаем! - восхитилась кирати. - Неужели по ночам развлекаем богатых барышень? Как они тебя называют, "мой бородатый мишка"? - Фру неожиданно вознеслась над оградкой, увеличив свою собственную скидываемость до отметки "только руки разжать". От воды тянуло приятной свежестью, но купаться почему-то не хотелось. - А маленьких обижать стыдно!

   Последняя фраза, бездумно брошенная кирати, заметно смутила Микиту, и он поставил Фру на место.

   - Подожди меня ниже по течению, у того розового здания! - показала она победно.

   Оставив Микиту, кирати прошла через распахнутые ворота и подошла к дому, на крыльце которого стоял неприметный внешне, но явно охранник. Он грозно посмотрел на нее, она открыла рот, чтобы объяснить цель своего неожиданного визита, и быстро вошла, проскользнув мимо. Дверь захлопнулась, кажется, припечатав охранника по лбу. А что? Расторопнее надо быть, а то привыкли тут к вежливым посетителям, видишь ли. Уже поднимаясь по лестнице, она столкнулась еще с одним медлительным субъектом. Он удивился, хотел, было, что-то спросить, но его отвлек стук во входную дверь, которой, полагалось быть открытой. Фру пошла дальше, и никто с ней драться не стал. Ну что за люди?! Просто, приходи, кто хочешь.

   На этаже оказалось множество дверей и всего пару человек.

   - Мне нужен Филипп, - заявила Фру, стараясь все же, чтобы это прозвучало не совсем уж нагло.

   Тип справа подозрительно улыбнулся, как будто ее узнал, и показал на одну из дверей. Поборов желание на всякий случай отвернуть ему голову, кирати вошла в указанную комнату. Там оказался очень приличный кабинет, посреди которого в огромной кадке стояло нечто габаритное, на сколько она могла судить, растительного происхождения. Незнакомый Фру мужчина за письменным столом смотрелся менее внушительно, но разговаривать с деревом она все же не стала.

   - Мне нужен Филипп, - повторила кирати.

   - Догадываюсь, - загадочно улыбнулся хозяин кабинета, вставая. Он подошел к ней ближе и чуть наклонился, рассматривая. - Это действительно удивительно! Но не могли бы вы для разговора все же принять свой истинный облик?

   Прелестно, похоже, большая часть Лесной Школы в курсе ее авантюры. Кирати мило улыбнулась, начиная догадываться о возможностях своей маленькой ипостаси. Попробуй сказать ребенку нет!

   - Где Филя?

   - Не знаю точно, - мужчина разочаровано распрямился. - Но может быть, Я смогу вам помочь?

   - Легко, мне нужны деньги, - согласилась кирати. Мужчина сел.

   - Догадываюсь, - опять сказал он немножко обескуражено.

   - Вы очень догадливы, - не сдержалась Фру. - Небольшая сумма помогла бы мне гораздо больше украденной лодки.

   - Догадываюсь, - заело мужчину. Он все же вытянул на свет кошель.

   - Ну не настолько небольшая, - поправила его Фру.

   Всю дорогу до дома Микита молчал. Похоже, действительно обиделся. Раньше ей было бы абсолютно все равно, а теперь почему-то потянуло извиниться, точнее, заставить себя извинить. Фру взяла его за руку и несколько раз подергала, но он не обратил на нее внимания, даже руку не вырвал.

   - "Свинья", - подумала Фру.

   - "От хрюши слышу".

   Ну, правильно, он из слуг чуть ли не единственный был, с кем худо бедно возможно было мысленно общаться. Ему же хуже! Вот так.

Глава 7. Дверь в никуда

   Они остановились в переулке. Фру вытащила один из увесистых кошелей, полученных от вынужденно щедрой Лесной Школы магии.

   - Это тебе, - сказала она.

   - Не нужны мне твои деньги, сам могу заработать! - отрезал Микита.

   - Ты и так работаешь. На меня. И раз уж ты мне больше не слуга, я оплачиваю твои услуги, - возразила кирати.

   - Я на тебя не работаю, - сказал Микита. - Я тебе помогаю. А ты не забудь про вампиров. - Он повернулся и пошел прочь.

   Фру осталась стоять в переулке, глядя ему вслед. Того, кто наслал чудовище на ее деревню, она могла бы найти без труда. Микита принес ей достаточно материала, с которым можно работать. Но это означало и выдать ему себя, и этим поставить под угрозу свое дело. Что до вампиров - не стали бы они гоняться за ней из-за долга. Вокруг полно беззащитных детей, именно Вышата им не нужен. Нет, они объединились с кем-то, с кем-то достаточно могущественным и беспринципным, ради другой цели. И понятно какой, сейчас у всех в голове одна мысль. Демоны Афанасия Ризента.

  

   Агата сидела на кровати и болтала ногами. Она пыталась выполнить свое первое учебное задание, но не могла сосредоточиться. Точнее могла, представляла перед собой широкий белый экран, на нем начинало проступать изображение, но потом его заслоняли другие изображения, которые прыгали, бегали по экрану, а иногда и вообще пытались его подвинуть. Агата знала, это значит, она теряет концентрацию. Самое лучшее сейчас было ненадолго на что-нибудь переключиться, поэтому она сидела и болтала ногами.

   Ивар сидел рядом и грыз пирожное, которое они купили в небольшой кондитерской по дороге. Наверное, такие пирожные предполагалось размачивать перед употреблением, но Ивар и так справлялся, хотя дело шло медленно.

   Агата встала и медленно прошлась по комнате. Внезапно ей стало немножко грустно, и, чтобы развлечься, она надавила на фальшивую стену, открывая маленькую потайную комнатку с таинственной дверью. Вблизи эта удивительная дверь представляла собой просто глубокие борозды в кладке. Девушка провела по ней ладонью, прислушиваясь к ощущениям. Ей показалась, что она чуть теплее окружающих стен. Дверь была настоящей! Затаив дыхание, Агата коснулась горизонтальной неровности, представлявшей собой дверную ручку, нажала, но, конечно же, ничего не произошло. Вот если бы она умела по-настоящему надолго концентрироваться, то смогла бы увидеть, почувствовать, кто и зачем создал эту дверь, кто и куда проходил через нее. А может быть даже узнать, куда она ведет. Агата приложила к ней ухо и стала внимательно слушать. Всего лишь какой-то гул, но любознательная, полная надежд девушка, простояла так довольно долго. И вдруг она услышала, как кто-то из-за стены явственно зовет ее по имени! Сердце Агаты забилось чаще. Не дыша, она продолжала слушать. Голос снова глухо повторил ее имя! Сомнений нет, за дверью кто-то есть!

   - Я слышу тебя! - крикнула ему Агата, нажала на ручку, вновь безрезультатно, и снова прильнула к стене, но вот прошла минута, две... Больше ничего было не слышно. Девушка еще постояла, прислушиваясь, и отошла, не зная, что и думать. Все это могло ей просто пригрезиться. Если сказать Георгу, он просто посмеется над ней, а Агате вовсе не хотелось показать себя наивной дурочкой. Но с другой стороны, для чего-то же создали эту дверь, этот потайной ход, и, может быть, даже их создал нынешний хозяин дома, а он маг!

   Расстроенная Агата села обратно на кровать, решила взять на руки Ивара, но его на подушке не оказалось. Она удивленно огляделась. Дверь была закрыта, так что уйти он не мог. И тем не менее... Агата заглянула под кровать и тут поняла - чемоданы, тюки и коробки, которые они при приезде распихали по углам, исчезли! На подоконнике не лежала ее заколка для волос, дверца шкафа оказалась закрыта, и тем более на ней не висела вешалка с ее платьем. Сама комната осталась вроде бы прежней, старая мебель, покрывало на кровати... О нет, на ее покрывале были вышиты цветы, а здесь какие-то птицы, и выгоревшее пятно на обоях исчезло! Она выглянула из окна: мостовая, здание напротив. Но улица пуста, разве так может быть?

   - Где же я? - прошептала девушка. Она медленно подошла к ведущей из спальни двери и повернула торчащий в замке ключ. Что и, главное, кто находился за ней, она боялась даже предположить.

  

   Как только Фру вошла в дом, ее словно ударило. Она сделала резкий вдох, концентрируясь, и в состоянии полной боевой готовности пошла вперед. Георг расслаблено развалился на диване в гостиной с какой-то книгой. По-видимому, ему было очень удобно и хорошо. Пока она не пришла.

   Пока Фру обводила тяжелым взглядом комнату, а на самом деле проверяя этим весь дом и даже улицы вокруг, маг, заслонившись книгой, нервно молчал. Но как только она закончила, и детские голубые глазенки вперились в него самого, он вскочил и отрапортовал:

   - Все тихо, Агата наверху выполняет задание, Ивар с ней. Никто не приходил, все входы зачарованы. И чего ты там еще хочешь знать...

   - Я хочу знать, какого демона здесь происходит?!

   - Да о чем ты? Агате задали простенькую задачку - попытаться увидеть, какая буква начертана на закрытом тряпкой экране. Я ей все объяснил, несколько раз, после чего был изгнан. Мелкого почему-то оставили. Агата работает, все хорошо, если б что, я бы почувствовал!

   Фру молча хмурилась, проверяя свои ощущения.

   - Глаголь, - наконец, назвала она букву.

   - Только не вздумай ей этого говорить, дай девочке самой до всего дойти, у нее получиться!

   Но кирати уже бежала по ступенькам наверх. Взлетев по лестнице, она резко отварила дверь. Та ударилась обо что-то забытое на полу, но это что-то даже не пикнуло. Комната оказалась пуста. Фру вошла, вытянув руки вперед. Ее пальцы подрагивали, словно перебирая невидимые нити.

   - Ничего, - удивленно сказала она, подошедшему Георгу.

   - Давай, я попробую, - сказал маг ошарашено. Он развел руки в стороны и, закрыв глаза, начал медленно поворачиваться в разные стороны.

   - Она ушла, - пропищал пришибленный Ивар, выползая из-за двери.

   - Я не мог ее пропустить! - не выдержав, вскричал маг, оторвавшись от этого своего занятия.

   Фру как подрубленная рухнула на пол. Она поводила руками по ковру, нашла след и, держа лицо очень близко к полу, поползла прямо к потайному ходу, сердито отодвинула фальшивый фрагмент стены и подобралась к двери, суетливо ощупывая составляющие ее бороздки.

   - Она прошла через эту дверь, - наконец заключила она.

   - Но она же не настоящая! - возразил Георг неуверенно. Он все же подошел и тоже начал водить ладонями по стене. Фру тем временем встала рядом с ведущей на крышу лестницей, посмотрела наверх, вытянула руку и повелительно поманила кого-то пальцем. Через мгновение открылся люк, и хозяин дома, Малькольм, начал очень быстро спускаться вниз. Хорошо, он тоже был каким-никаким, но магом, и мог кое-как противиться внушению маленькой ведьмы, а то его спуск закончился бы еще быстрее и сломанной ногой, например.

   Все же он удачно проделал опасный спуск и непонимающе уставился на них.

   - Мне. Нужен. Ключ! - сказала кирати.

   - От двери? Но она же не настоящая! - вскричал Малькольм, все же сразу поняв, о чем шла речь.

   - Убью! - прошипела девочка и повернулась к Георгу. - Обоих!

   - Давай повременим с этим, - предложил маг и вскинул глаза на хозяина. - Уважаемый, наша Агата каким-то образом прошла через эту дверь. Скажите, куда она ведет и как нам туда попасть?

   - Вы уверены? Дело в том, что эта дверь действительно никуда не ведет.

   - Я убью тебя, а потом выбью эту демонову ненастоящую дверь! - сказала кирати.

   - Что это за дверь? - спросил Георг нервно, начиная серьезно беспокоиться за здоровье Малькольма. - Она правда может, - добавил он, не находя такого беспокойства в лице хозяина дома. - И я не смогу вам помочь, так как мой труп будет лежать рядом.

   - Но это дверь просто вырезана на стене! За ней ничего нет, там улица! Эта дверь больше никуда не ведет! - выкрикнул хозяин ключевое слово.

   - Куда. Она. Вела. Раньше?

   Малькольм старался не смотреть в глаза кирати, но эта предосторожность не помогала. Он больше не мог противиться.

   - Раньше она вела в наш мир. Наш с женой, - в его голосе послышались слезы. Мы с ней из Школы Созидателей, мы создали множество таких миров, писали вместе работу по защитным структурам. В общем, неважно, это сложно и было очень давно.

   - Но это какой-то особенный мир? - продолжала давить Фру.

   - Да, этот особенный, - вынужден был признать Малькольм. - В нем Виточка прожила пятнадцать лет, когда... когда осталась одна. Но она умерла, и мир должен был исчезнуть. Понимаете, так не бывает, чтобы мир существовал просто так. Это было много лет назад, понимаете?

   - Но за дверью что-то есть, и там Агата. - Сказала Фру. - Проведите нас туда.

   - Хорошо! - сдался Малькольм. - Я попробую.

   Он подошел к двери и положил ладонь на ручку. Какое-то время он так стоял, не двигаясь. Фру ждала результата сбоку от него, Ивар глазел снизу, Георг позади. Наконец, дверь и вправду открылась, пропуская их внутрь, но очень не надолго, захлопнувшись перед носом у мага.

   - Да что за день сегодня такой! - Вскричал Георг, ударив кулаком по стене. - Даже мелкий прошел! Меня то почему опять?!

  

   - Генерал, у нас потери, - сказала кирати насмешливо. Малькольм обескуражено обернулся. Отсутствие Георга его абсолютно не устраивало, поскольку он в итоге оказался наедине со сварливой кирати и глазастым лохматым колобком. Он попытался вернуться, но все его попытки провалились.

   - Я ничего не могу сделать, мир слишком изменился за это время!

   - Втяните его отсюда что ли, - предложила Фру недовольно.

   - Но... это безответственно. Если мы не можем вернуться, то затягивать сюда еще кого-то нельзя!

   - А мне кажется, Георг предпочел бы войти сюда даже при таком раскладе, - возразила Фру, старательно сдерживая раздражение. - Мы все равно отсюда позже выберемся, но с ним мы разберемся со всем этим гораздо быстрее. Извините, конечно, но вы сами, я полагаю, не в форме.

   - Да, я не практиковался с тех пор как...впрочем, неважно, я попробую.

   Мероприятие по втягиванию коллеги в мир неприятностей прошло гладко, даже слишком, потому как один из ударов Георга, причитавшихся несговорчивой стене, чуть не пришелся Малькольму по лбу. Георг влетел в комнату, довольно осмотрелся и быстро остыл.

   - Все в порядке, я снова с вами, - успокоил он общественность. Кирати вздохнула и демонстративно оглядела комнату.

   - Мда, - критически оценила Фру интерьер. - Не впечатляет.

   - Мы специально сделали полную копию дома и окрестностей, чтобы сохранить связь с реальностью, - объяснил Малькольм чуть оскорбленным тоном.

   - Чтобы сохранить связь с реальностью лучше из нее не вылезать, - проворчала кирати.

   - Вы говорите, как наши оппоненты в Совете! - Мужчина смотрел на нее очень подозрительно. - И вообще, вы не похожи на обычную кирати, это что, какой-то эксперимент? - Он выжидательно поглядел на Георга.

   - Как видите, неудачный, - пошутил маг.

   - Вашей школы или Совета? - уточнил Малькольм нервно, приняв все за чистую монету.

   Георг поспешил исправить ситуацию, или хотя бы сгладить на время их вылазки, чтобы потом Верея, применив гипноз, вообще заставила бы его все забыть.

   - Природы, увы или к счастью, только она способна на подобные эксперименты. - Сказал он. - К тому же, ее все равно нельзя было бы использовать в качестве шпиона, она слишком болтлива и не сдержана.

   В искусственном и неизвестном ему мире Георг не смог быстро сориентироваться и правильно поставить защиту, свалившись от удара в колено. Не ожидавшая такого поворота Фру скуксилась, ласково поглаживая ушибленную об его ногу ручку. Удивленный Малькольм помог магу подняться.

   - Вы оказались правы, мир несмотря ни на что продолжает существовать, - признал он очевидное. Но он безопасен, Агате ничего здесь не угрожает, нам нужно просто ее найти.

   - Но ведь мир не может существовать без хозяина, правильно? - возразила Фру.

   - Да, но... Быть может, Виталина уделила ему слишком много внимания или... После аккуратного изучения...

   - Или в мире поселился сильный демон! - прервала его кирати.

   - Виталина - это ваша жена? - быстро спросил Георг.

   - Да! - ответил Малькольм раздраженно и злобно посмотрел на девочку. - Это место абсолютно защищено, я прятал в нем Виточку, когда был на войне! Никакой демон не мог сюда пробраться.

   - Его могла создать ваша жена, - предположила Фру, не пытаясь даже как-то щадить чувства вдовца. На секунду повисла тишина, которую прервал шум от приближающегося экипажа. Когда он проезжал под окном, послышался звук удара, ржание лошади. И тихий стон Малькольма. Он побледнел и прикрыл ладонью глаза.

   Георг выглянул в окно, но улица оказалась абсолютно пуста. Фру даже не дернулась, обождав несколько секунд, она спросила на удивление вежливо:

   - Не могли бы вы все же рассказать нам все? О том, в какой такой войне вам пришлось участвовать, почему пряталась ваша жена и как она погибла. Боюсь, не разобравшись в этом нам отсюда просто не выйти. - Она говорила тихо и мягко, понимающе, успокаивающе и очень убедительно.

   Малькольм вытер лицо рукавом и сел.

   - Вы, Георг, конечно, знаете, что когда-то нашей Школе Созидателей пришлось схлестнуться с Черными Оборотнями, то есть с одними из многочисленных приспешников Школы Черного Ворона. Если ее вообще можно назвать школой. Что именно им тогда было нужно от нас мне неизвестно, большая политика, это знали лишь наши магистры. Но никто из нас не смог остаться в стороне, каждый был в опасности. С разрешения Совета была устроена так называемая Большая Охота на оборотней, в которой участвовало несколько Школ, и мы, Созидатели, в первых рядах, конечно. Жену я спрятал и не видел несколько лет. Я попал в плен, меня считали погибшим. Смог вернуться только, когда Оборотни оказались полностью уничтоженными. Но когда я вернулся, оказалось, что Виточка... не выдержала, она ждала меня, но...стала другой, понимаете? И однажды бросилась под мчащийся экипаж.

   - Другой? В нее вселился демон? - сказал Георг.

   - Она сошла с ума! - констатировала Фру, укоризненно глянув на мага. - Демон получился в результате деятельности ее больного сознания. Нам нужно его найти.

   - Вот только еще одного демона нам и не хватало! - проворчал маг.

   - Это нас ему не хватало! - поправила Фру с плотоядной улыбкой.

  

   Вся улица оказалось отображена очень точно, вплоть до мелких деталей, до времени года, до времени суток, до трещинок на фасаде соседнего дома, до окон в разводах грязи. Только вот ветра не было. И тишина стояла гробовая.

   - И почему за столько лет вы не населили мир какими-нибудь существами? - спросила Фру, недовольно оглядываясь. - Здесь весело как после чумы.

   - Мы воевали с оборотнями! - напомнил Малькольм с отвращением. - Они могли прийти в любом обличии, открыться далеко не сразу - любили поиграться со своей жертвой. И мы ждали их, знали, что они придут обязательно. Вы не можете себе представить, какого это, подозревать каждого: почтальона, молочника, соседа, лучшего друга. Кошка с забора посмотрит на тебя косо, и ты уже в панике. Вы спрашиваете, почему здесь пусто? Каждый, каждый мог оказаться врагом!

   - Или другом! - пискнул Ивар, радостно делясь своим личным опытом.

   - Так где в этом мире вы бы прежде всего искали свою жену? - спросила кирати.

   - Вы предлагаете искать там и демона?

   - Конечно, - ответила Фру, ничуть не смущаясь негодующего взгляда несчастного вдовца.

   - Тогда далеко идти не надо, это здесь. - Малькольм медленно перешел улицу и направился к зданию напротив. Кирати подозрительно посмотрела по сторонам.

   - Не хотелось бы погибнуть шмакодявкой в расцвете лет под копытами коня-призрака! - проговорила она и, решившись, рванула через улицу прямо в открытую Малькольмом дверь.

   Георг пожал плечами, но стоило ему ступить на мостовую, как снова послышался цокот копыт. Маг отпрянул и мимо него пронесся черный, словно сотканный из клубов дыма экипаж, по ощущениям запряженный самой смертью.

   - Наверное, он очень спешил, - предположил Георг, вставая с тротуара. - План по задавленным не довыполнил.

   Фру нетерпеливо махнула ему рукой. Еще и ножкой притопнула для острастки.

  

   По крутой лестнице Малькольм поднимался первым. Следом за ним лез Ивар, Фру услужливо подталкивала его ногой, если у него не получалась вскочить на следующую ступень с первого раза. Впечатленный Георг замыкал, все время оглядываясь на случай, если конь-убийца все же ковыляет следом. Но, похоже, тот так и не смог протащить на узкую лестницу свой экипаж.

   Поднявшись, наконец, в комнату, Малькольм остался стоять в дверях. Тяжело дышащий Ивар пролез мимо него в первый ряд и тут же перестал дышать вообще, стараясь прикрыть глаза ушами. Фру подвинула обоих, за нею прошел и Георг.

   Перед ними во всей своей сюрреалистической красоте предстал демон. Очертаниями он походил на женщину, сгорбившуюся в кресле. Распущенные волосы женщины патлами свисали по плечам, оплывшее лицо с безгубым ртом, двумя провалами на месте глаз, резко очерченными надбровными дугами и длинным носом было обращено к ним. Тонкие старушечьи руки упирались в подлокотники кресла, как будто она хотела встать, но на это не хватало сил. Больше всего женщина походила на восковую фигуру, вылепленную мастером, во время дружеских посиделок с "белочкой".

   - Виточка! - позвал демона Малькольм так нежно, словно признал в нем свою жену. Фру с опаской покосилась на вдовца. Демон явно проявил интерес. - Я вернулся, Виточка. Это я - Малькольм, - продолжил вдовец, подходя ближе. - Ты узнаешь меня?

   - Тебе не удастся обмануть меня, презренный! - ответил демон красивым женским голосом. - Мой муж погиб, сражаясь с вами! Лучше сразу убей меня, но знай, я постараюсь забрать тебя с собой! - Женщина вскочила, в ее руке оказался кинжал.

   - Будь добор, вынь Агату из шкафа, - попросила Фру Георга, неотрывно следя за происходящим. Пока Малькольм отчаянно пытался убедить демона в своей истинности, маг подошел к гардеробной и осторожно приоткрыл дверцу. Агата сначала взвизгнула, но в следующую секунду вся в слезах бросилась Георгу на шею.

   - Если ты и вправду мой муж, сыграй, сыграй так, как играл для меня, - предложил демон. Малькольм оглянулся. На столе лежал футляр из-под скрипки. Дрожащими руками он раскрыл его и достал инструмент. Он долго готовился, Фру в качестве моральной поддержки, все это время не сводила с него пристального взгляда своих голубых глаз.

   Наконец, Малькольм начал играть и сам остановился, с ужасом глядя то на скрипку, то на демона. Прекрасные звуки сложились в столь чудовищную комбинацию, что ей, пожалуй, можно было убить.

   - Этого следовало ожидать, - сказала Фру бесстрастно.

   - Ты не мой муж! - выкрикнул демон с отчаянием. - Вы, оборотни, пришли за мной! Но вы просчитались, вы никогда не выберетесь отсюда!

   Агата зарыдала.

   - Малькольм, извини, но нам нужен ключ, - крикнула кирати и подошла к демону. Георг ринулся ей на помощь. Маг вырвал у женщины кинжал и держал ее, чтобы она не порвала Фру на кусочки. Кирати же схватила ее за руку и подключилась к демону, на несколько мгновений оторвавшись от всего остального.

   Единственный способ получить ключ от мира, это понять его создателя. Демон не стал закрываться от Фру. Если сама Виталина пыталась сбежать, укрыться от всего и от всех, то смысл существования ее демона наоборот заключался в том, чтобы рассказать, поделиться всей болью и одиночеством своей хозяйки. Чувства несчастной женщины нахлынули на Фру столь бурным потоком, что чуть не смыли ее собственное сознание.

   Виталина была очень мнительна и панически боялась смерти. Чем больше она узнавала про оборотней, про то, что они делают с людьми, как добиваются своего, тем больше она замыкалась в себе, отказываясь доверять кому-либо, кроме своего мужа. Ему единственному она верила безоговорочно. Ей уже было не важно, оборотень человек или нет, все равно она видела в нем врага. Снедаемая постоянным ни на минуту не отпускающим страхом, Виталина искала убежище. Она думала, что они укроются в нем вместе с мужем, и она сможет, наконец, вздохнуть спокойно. Но когда убежище было готово, Совет объявил охоту и Малькольм ушел. Она осталась одна. Потом ей передали, что он пропал, пропал после нападения на Логово, что шансов найти его живым нет. Она и этому не поверила. И поверила одновременно. Она осталась одна, наедине со враждебным миром, желающим ей зла и смерти. Укрытая лишь тонкой оболочкой своего убежища. И никто не смог разубедить ее в этом, даже вернувшийся муж. Она пыталась снова жить, вышла из своего мира. Но взращенный, выпестованный в нем страх, держал ее как на цепи и тащил обратно.

   Только смерть могла вырвать Виталину из ее убежища.

  

   С трудом Фру удалось вырвать свое сознание из тяжких объятий чужого безумия, забрав лишь драгоценную крупицу понимания. Зря она сетовала на отсутствие местной фауны - словно из воздуха в комнате образовались два темных пятна, пугающе быстро трансформирующиеся в огромных псов. Под громогласное слаженное рычание последних они скатились вниз по лестнице, вылетев... в узкий столичный переулок, где двое неприятного вида громил как раз угрожали ножичком вжавшемуся в стену прохожему. Оба бандита с некоторым удивлением повернулись к ним, но сказать, а тем более, сделать ничего не успели, потому что кирати им ласково улыбнулась и сообщила радостно:

   - А теперь мы будем вас грабить! - и подняла повыше тоненько, зато грозно зарычавшего Ивара.

   Не сговариваясь, бандиты рванули прочь, но, вырвавшись на улицу, столкнулись с неожиданным препятствием в виде проходящего мимо Микиты. Они бы его, может, и обогнули, но тот, видимо, задумался, и чисто рефлекторно сбил их на землю. Фру в припрыжку подбежала к ним.

   - Посмотри, Ивар, какие вкусные разбойники! Дня на два тебе хватит, как ты думаешь?

   Один из бандитов приподнялся и просипел:

   - Сумасшедшие! Я буду жаловаться! В Управу!

   - Не уверен, что рассмотрю вашу жалобу! - надменно возразил пришедший в себя прохожий и поочередно пожал руки своим спасителям. - Благодарю за содействие. Я позову стражу!

   Вошедший во вкус Ивар снова зарычал и сделал страшные глаза.

  

   Как были, всей толпой они завалились в спальню, то ли охраняя Агату, то ли утешая. Малькольм сразу отошел к двери, ведущей в мир его Виточки. Ивар вытащил из-под подушки недогрызенное пирожное и презентовал Агате, но ее и это не успокоило. Ей хотелось знать правду.

   - Фру, ты немедленно должна мне все объяснить! - потребовала она.

   Микита с Георгом обеспокоено переглянулись, но тут же опомнились и сердито отвернулись.

   - Ты должна мне объяснить, как ты все это делаешь? Как ты узнала про карты и там, - девушка указала на дверь. - Это ты нас оттуда вытащила! Я же не дура, объясни мне!

   - Мне кажется, в Академии тебе все это объяснят гораздо лучше. В свое время. - Возразила кирати. Агата несколько секунд стояла, не понимая.

   - Ты что же, получается, маг? - заключила девушка.

   - Не вижу в этом ничего зазорного, - улыбнулась Фру.

   - Разве кирати могут быть магами?

   - А почему бы и нет? - резонно заметила девочка.

   На лице Агаты последовательно отразилась вся гамма чувств от растерянности до ликования.

   - Но это же прекрасно, ты сможешь многому меня научить!

   Судя по кислой физиономии Георга, он представил себе вторую Верею.

   - Отлично, с этим разобрались. - Фру подошла к сидящему в потайной комнатке Малькольму. - Мне жаль, что пришлось вам напомнить... - начала она, но тот горестно покачал головой.

   - Я думал, она отмучалась, моя Виточка, - сказал он тихо. По его щеке покатилась слеза.

   - Не глупите и не мучайте себя напрасно, вы видели всего лишь демона!

   - Нет, я узнал ее!

   Фру недовольно поморщилась.

   - Ну хорошо, тогда освободите ее, она ведь сама намекнула, как это сделать. Сыграйте так, как играли для нее раньше.

   - Я так долго не прикасался к инструменту, вы сами слышали, чего теперь стоит моя игра.

   - А вы не играйте там, даже птицы в клетке не поют. Сыграйте на свободе, как раньше.

   Не доверяя себе, Малькольм поднялся на крышу и достал футляр. Но стоило лишь ему прикоснуться к скрипке, как его лицо прояснилось. И там, стоя на крыше, он начал играть, и эта его музыка оказалась воистину прекрасна. Люди на улицах останавливались и замолкали. Тучи разошлись, и ему показалось, что оттуда прямо с небес на него смотрит его Виталина. Она снова красива и спокойна. Она манит его к себе. И он пошел к ней.

   Георг бросился вперед, но Фру ухватилась за его ногу, так что он чуть не навернулся.

   - Стой, если не хочешь тоже впечататься в мостовую, - прошипела кирати.

   - О чем ты? Он же маг, он не мог убиться с такой высоты!

   - Если бы знал, что падает, - сказала Фру. - Георг, мы совсем забыли о преследующих Агату демонах.

   - Неужели один из них заставил его шагнуть вниз?

   - Не знаю, что именно это был за демон, но он убил его, - прошептала кирати. - Демон смерти.

Глава 8. Немного помощи со стороны

   Может и кощунство так говорить, но смерть Малькольма положительно повлияла на Агату. Она уверилась в том, что Коллегия Магов бессильна против демонов, и сделала логичный вывод, что должна ими заняться сама. Как представительница рода Ризентов, обязана защитить невинных простых людей, на которых Совету наплевать и т.д. и т.п. Фру пришлось лишь немножко намекнуть, что именно ей нужно искать и где. Так что этим утром Агата уехала в Академию, вооруженная новыми целями и задачами.

   Фру возлагала большие надежды на девушку, но и сама не могла сидеть без дела, собираясь отправится в Академию чуть позже, когда занятия уже начнутся. А пока сидела и ждала, сомневаясь и размышляя.

   Георг уверен, что она точно знает, где искать решение проблемы демонов Афанасия Ризента. Призыватель, дневники мага, если они действительно существуют. Быть может, он даже прав. Отец оставил Верее ключ, но от той ли двери?

   Считается, что Антон Лейт покончил с жизнью из-за позора, провала - ограбил могилу, выпустил демонов, это стало известно. Говорят, что он сошел с ума, пытаясь повторить великие достижения Ризента, и сотворил все это, отчаявшись. Это, конечно же, все чушь собачья, но что произошло на самом деле, она не знает до сих пор. Оказалось, он скрывал большую часть своей жизни от всей семьи, скрывал долго и до самой последней минуты. И только перед смертью оставил ключ. О чем он думал в этот момент? О демонах или о чем-то более личном?

   И все же, и все же. И все же у Агаты тоже есть такой ключ, хотя она и не знает об этом. Верее досталось пряслице, у Агаты же было кольцо. И, насколько она успела заметить, с теми же странными надписями по ободку.

   В дверь постучали. Вернее нанесли несколько увесистых ударов кулаком. Наверное, пришел Микита. Фру заранее запрокинула голову, открывая дверь. Она не ошиблась. На крыльце стоял мрачный великан, держащий на весу за шкирку не менее мрачного рыжего кота. Поперек кота висел футляр для писем.

   - Почта, - прогремел Микита.

   Фру приняла хвостатую посылку и поспешила захлопнуть дверь.

   - Ты что тут делаешь?! - прошипела кирати.

   - "А он что тут делает?" - возмутился кот, очевидно имея в виду Микиту. - "Нам что, никогда от него не отделаться? Единственный плюс в нашей увеселительной поездке в Долину..."

   - Цыц, он нам нужен, - прервала его Фру. - А вот ты тут явно лишний. Ты должен был охранять остальных Ризентов! Тебя что, выгнали? Оттуда тоже? - спросила она, состроив фальшиво участливую улыбку.

   - "Что значит тоже?! Из Академии меня не выгоняли! И пусть теперь докажут, что собирались! Не успели! Поставь меня!"

   Фру разжала руки, и кот мягко приземлился на лапы.

   - "Как твой любимый, обожаемый Трифончик?" - поинтересовался кот. - "Ты с ним уже виделась? Он хорошо заботиться о нашей семье?"

   - Конечно, он делает то, что обещал. В отличие от некоторых.

   - "А ты здорово выглядишь! А давай ты такой и останешься? Я всегда мечтал иметь младшую сестренку!"

   - Матвей!

   - "Хорошо! Меня вышвырнули. И все из-за этих придурков из Коллегии. Но это ничего. В поместье уже все перерыли - Призывателя там нет. А от демонов отмахаться и эти недоумки смогут. Здесь я нужнее! Вот, я даже письмо написал к Агате. То есть письмо настоящее, от ее матери, я только про себя несколько строк добавил. Печать, тайная печать, подпись - все как положено. Так что я здесь легально!"

   Кот развернулся, направившись было на разведку новых владений, но кирати ухватила его за хвост и потащила обратно. Тащился кот неохотно, со скрежетом и глубокими бороздами в досках пола.

   - Что за глупости, кто будет посылать стража во временную городскую квартиру?!

   - "Может и глупости, да если стирать надпись второй раз будет грязно!" - кот отвоевал пару шагов.

   - Новое письмо напиши!

   - "Думаешь легко?! Мне лапами неудобно!"

   - Это тебе без хвоста будет неудобно!

   - "Пусти, жестокая!"

   - Дело сделаешь, отпущу! С тебя еще одна личина, правда, не такая капитальная, всего на час-другой.

   - Мяу? - заинтересовался кот.

   - На нашу... в прошлом деревню натравили монстра, какой-то экспериментальный образец, вряд ли зарегистрированный. Есть основания полагать, что этим нападением некто хотел меня выманить. Я могу этого некто найти, но...

   - "Тогда тебе нужен не столько новый образ - ведь они рассчитывают, что ты их будешь искать - сколько удобное место на проведения заклинания, безлюдное, никак на тебя не указывающее, с которого можно быстро смыться".

   - Личина тоже. По образу тоже можно прекрасно искать. Короткое время, но даже закрытый.

   - "Ладно, личину я тебе сварганю, а подходящее место можно в Комнате Перемещений в Академии поискать", - кот устало зевнул. - "А теперь оставь меня, девочка. Волшебнику нужно набраться сил". - Он встряхнулся и, безошибочно определив направление на кухню, потрусил туда.

   Фру попыталась прикрыть царапины от когтей брата на полу ковриком. Но последний там глупо смотрелся, так что она вернула коврик на место и поспешила в Академию, сразу к тайному входу.

   Прежде чем начать поиски, необходимо убедиться, что тебе никто не будет мешать. Неплохо также составить план поисков или хотя бы решить с чего эти самые поиски начать. К счастью, ответы на все эти вопросы скопом явились самостоятельно и, что особенно приятно, незамедлительно. Из полутьмы углов, из-за портьер, из отбрасываемых мебелью теней с тихим шипением вылезали мохнатые грязно-серые винкели. По-кошачьи грациозно они подбирались к ней, не отрывая от девочки злорадного взгляда, оставляя за собой цепочки следов из хлопьев пыли.

   - И кто же тут у нас? - прохрипел вожак игриво, остановившись в метре от Фру. - Это же та самая девочка!

   - Да, это я! - подтвердила кирати воодушевленно. Вообще-то после вчерашней маленькой демонстрации силы на поступлении, она ожидала, что винкели будут держаться от нее подальше, и использовать их никак не удастся.

   Вожак застыл на секунду, размышляя. И, приняв весьма разумное решение, бросился стремглав прочь. За ним ринулась и вся стая, воя и бормоча, используя для отступления все имеющиеся поверхности, т.е. в том числе стены и потолок. Фру кинулась следом, прикрываясь ладошкой от поднявшейся пыльной бури. Коридор, в который нырнули винкели, заканчивался дверью в один из безымянных кабинетов. На эту дверь вся стая и набросилась, истошно вопя и дергая за ручку, пока не всосалась в замочную скважину. Боясь, кабы все же кто не выглянул из соседних кабинетов, кирати поспешила за ними, благо дверь оказалась не заперта, а просто открывалась внутрь помещения.

   А внутри кабинета уже успел воцариться хаос. Хотя это только на первый взгляд. Пара десятков винкелей в виде больших серых комьев носились по комнате, мебель валялась, картины не упали, но висели теперь под углом, и, в общем, присмотревшись, можно было все-таки выделить некое общее направление закручивания бардака.

   Фру подняла с пола небольшую бутылочку и кинула ее об стену. Разлившаяся жидкость начала быстро испаряться. Кутерьма разом прекратилась. Винкели попадали на пол и забились в конвульсиях. Притворных, конечно же. Конечно же, если она не перепутала бутылочку.

   - Погиба-аем, - простонал вожак, бессильно уткнувшись головой в распахнутую книгу.

   - Умира-ем, - согласился еще один винкель, дрыгая лапками.

   - Теперь вы готовы к переговорам? - спросила кирати жестко.

   - Мертвые не заключают сделок, - заявил вожак трагическим тоном.

   Пришлось поискать еще какое-нибудь средство. Жидкость в маленьком флакончике с прилепленным к нему сердечком показалась достаточно безобидной. Фру попрыскала из него на каждого винкеля, и комнату заполнил удушливый аромат дешевых духов.

   Винкели дружно воспряли и начали преданно подползать к кирати поближе, в то время как она мужественно боролась с неимоверным желанием чихнуть. Справившись с этой нелегкой задачей, она окинула своих новых помощников суровым взглядом.

   - Видите эти знаки? - Фру сунула под нос вожаку свое пряслице, с помощью которого она быстро перекидывалась из Вереи в Фру и обратно. - Найдите мне их!

   Винкели согласно закивали и начали один за другим спешно исчезать в тенях. Кирати прислушалась и сразу поняла, почему они так спешили - по коридору приближались неприятности. Она еле успела спрятаться за опрокинутым креслом, как в кабинет вошли двое. Пару секунд стояла тишина.

   - А я думал, мы друзья! - сказал один из магов без особого сожаления. - Что ж ты меня на свою вечеринку не пригласил?

   - Не расстраивайся, меня тоже не пригласили, - ответил второй. - Давай-ка лучше проверим кто из нашей талантливой молодежи это все учинил.

   "Проблемка", - подумала кирати, тихонечко заползая под кресло.

   - Заметь, все вверх дном, ни одну мелочь не пропустили! А я ведь всего на минуточку отошел! Талантливая у нас все-таки молодежь!

   - Звучит как тост! - послышался звук чокающихся фляжек.

   "Для кого-то каждый день - праздник".

   - Но, надеюсь, до тайника молодежь все же не добралась! Нет, вроде бы закрыт. Ну что, друг, тебе одному покажу, гордись! Смотри и, как говорится, учись. Только не мешай, очень сложное заклинание.

   Заклинание оказалось действительно очень сложным и длинным. Маг тараторил очень быстро и непонятно что, то взыгрывая голосом, то бормоча себе под нос. Этого ему показалось мало, и он добавил к декламации сложные пассы и странные телодвижения. Его товарищ пытался повторять за ним, держась одной рукой за каминную полочку.

   "Пьяные маги, слабонервных просьба не смотреть".

   Наконец, маг устал.

   - Странно, не открывается.

   - Может быть, еще надо на что-нибудь нажать? - предположил его товарищ.

   - Ах, точно, нажми на головку того чудного нежного создания справа от тебя, - опомнился маг. Второй маг обернулся, с сомнением уставившись на поясной портрет царя.

   - Я сказал справа! То есть слева! - поправился маг и указал на бронзовые фигурки, украшавшие полочку.

   Второй кивнул и вцепился в голову близлежащей горгульи.

   - Вот как, оказывается, я тебя совсем не знаю! - прокомментировал маг выбор товарища.

   "Выпей еще!"

   - Я лично имел в виду русалку. Эта та, которая с хвостом. Нет, следующая. Нет, следующая в другую сторону. Эй, не оторви моей любимице голову!

   Тайник открылся. В нем вряд стояли разноцветные бутылки.

   - О, мои драгоценные! Выбирай!

   - А вот эта, насыщенного рубинного цвета, это что?

   - На листьях вишни!

   - А вон та, изумрудная?

   - Кажется, на мухоморах. Не помню точно, но это бабушкин рецепт!

   - А та... слова не подберу. Давай еще бирюзовую и пойдем!

   Довольные маги удалились, приятно удивив этим кирати.

  

   Комната Перемещений в Академии - большой зал, где хранились сотни увесистых томов, содержащих координаты различных мест - находилась в том же крыле, что и лекционные залы. Мимо последних проходить стоило с большей осторожностью, поскольку заскучавшего или опоздавшего слушателя, тихонько выползающего или наоборот пробирающегося в лекторий, возле них можно было повстречать в любой момент.

   Но кирати повезло, на протяжении всего пути ей никто не повстречался. На чем везение и закончилось. Фру смело толкнула знакомую дверь и очутилась в огромном прекрасно освещенном помещении. Кирати оно сейчас показалось намного больше, чем ей запомнилось. Потолок оказался чудовищно высоко. На установленных вдоль стен стеллажах, простирающихся до самого верха, толпились одинакового размера книги-великаны, различающиеся только цветом корешков в зависимости от секции, в которой они находились. Все столы, на которые можно было бы взгромоздить эти массивные фолианты для пристального изучения, оказались заняты. Волшебники поодиночке и небольшими группами корпели над книгами, усердно делая выписки и расчеты. Пол был усеян скомканными обрывками бумаги. Во времена, когда Верея училась в Академии, это место было не столь популярно. Все же пространственные, многопространственные, иномерные или попросту быстрые перемещения (каждая Школа использовала свой термин) - искусство сложное, немногим подвластное. Требующее внимания и сосредоточенности, так что при появлении Фру никто и головы не поднял. Тем не менее она не рискнула рыться в книгах в их присутствии.

   В преддверии первого перерыва между лекциями девочка поспешила укрыться в знакомом закутке на лестнице. На всякий случай она залезла на широкий подоконник и завернулась в занавеску. Вскоре коридоры заполнились людьми и взволнованными голосами. В своем убежище кирати не удалось остаться в одиночестве. Сначала ей пришлось выслушать нуднейшую дискуссию по демонологии (ей бы их проблемы!), но потом новоявленных демонологов шуганули ребята постарше. И их разговор оказался небезынтересен.

   Сюда наверх они привели девчонку-новичка, собираясь провернуть с ней старую как мир шутку. Беднягу под гипнозом направляли к кому-нибудь из Совета Академии и заставляли сказать ему какую-нибудь ерунду, типа "у вас вся спина белая". После чего гипноз спадал, и несчастный оказывался стоящим перед одним из самых сильных магов государства, не понимая, как мог ляпнуть такое. Так вот, эта загипнотизированная дурочка стояла и слушала, как эти парни, смеясь и ничуть ее не стесняясь, совещались, что именно она должна сказать Главе Управления Академии, предлагая такие дурацкие и пошлые варианты, что Фру не устояла. Они были так самоуверенны и беспечны, что она просто не могла не считать их имена.

   Но перерыв подходил к концу, так что они остановились на варианте: "Фи, господин, как воняет ваша борода, вы давно ее стирали?" и с хохотом убежали занимать зрительские места. Лично Фру эта фраза не показалось забавной, но она успела внести лишь небольшое уточняющее исправление, прежде чем Глава Управления вышел в коридор. Загипнотизированная девушка спустилась по лестнице и направилась к нему. Он успел заметить ее пустые глаза уже на подходе и начал с досадой оглядываться, надеясь хоть на этот раз распознать в толпе хулиганов-заговорщиков. Увы, на эту сцену с интересом взирало пол коридора.

   - Господин, Корнелий, Аспидус и Эсмеральд хотели бы постирать вашу бороду, - сказала девушка и, очнувшись, с ужасом уставилась на бороду Главы Управления, кончик которой оказался заляпанным чернилами.

   Господа Корнелий, Аспидус и Эсмеральд убежать не успели.

  

   Наконец в коридорах снова стало пусто и тихо. Фру выпуталась из занавески и поскорее закуталась обратно. Кто-то быстро приближался к ее убежищу. Что-то смутно знакомое было в аурах этих двоих. Гадая, кто бы это мог быть, кирати ждала, куда же они повернут, но вскоре стало очевидно, что направляются они именно в ее закуток, именно к ее окну и зачем-то радостно копаются в тяжелых складках именно ее занавески.

   - Хум! - довольно возопил дракончик, отыскав кирати.

   - Извини, малышка, - прохрипел молодой страж, силясь оторвать своего дракона от Фру. - Такое с ними бывает, с драконами. Но, наверное, скоро пройдет. Урсик, фу!

   - Что ему от меня вообще нужно?! - вскипела кирати, оттолкнув дракончика. - Зачем он за мной ходит?

   - Да кто этих тварей разберет, - пожал плечами страж. - Иногда, молодой дракон выбирает кого-то из толпы и начинает за ним повсюду таскаться. Почему, неизвестно, только вину все равно на меня свалят, скажут, не уследил. Нам бы убраться отсюда поскорей, да вот как?

   - Как вы здесь оказались? - спросила Фру, с удивлением глядя в большие преданно взирающие на нее глаза дракончика.

   - Надо полагать, также как и ты, - ухмыльнулся страж. - Через лаз в стене. Только Урсик в нем застрял. Я его еле-еле внутрь пропихнул, обратно никак.

   - Ладно, проведу вас в башню, - решила кирати. - Летать то ты уже умеешь, чудовище?

  

   Рассерженная Агата влетала в дом и прямо в плаще тот час же бухнулась в кресло. Зло рванула тесемки, стаскивая шляпку.

   - Фрушенька, они ужасны! - пожаловалась она. - Ну эти, которые уже проучились в Академии какое-то время. Все подшучивают над нами, разыгрывают, как будто мы сюда пришли токмо их развлекать. Пытаются выставить нас неумехами и незнайками. Смотрят сверху вниз. И ведь никаких шансов поставить их на место! Меня, кажется, вообще записали в разряд безнадежных и ничему путному учить не собираются!

   - И из чего ты это заключила? - рассеяно спросила кирати, заканчивая сервировать стол. Важно восседающий на диване кот, с трудом перелистывая страницы, искал в книге главу про салфетки.

   - Первым делом, всех новичков разделили на группы по пять человек. - Начала рассказывать Агата. - Каждую группу закрепили за Мастером. Я попала в группу к Теодору Дарку.

   Кот ехидно улыбнулся. Фру чуть не перевернула супницу.

   - Какой аппетитный запах! - восхитился Георг, входя. Он обошел стол и удобно устроился на диване. Удивленно узрел рядом кота. Кот презрительно окинул его взглядом и отвернулся.

   - Он долго говорил с каждым из нас, - продолжила Агата, - и составил расписание лекций и занятий, которые мы должны посещать. Так вот, мои лекции никакого отношения к магии вообще не имеют! Я должна буду ходить на алгебру, геометрию, ботанику и начала философии!

   - А другие?

   - Я не спросила. Это ужасно, Мастер меня презирает!

   - Где Ивар? - спросила кирати, обдумывая, как будет осуществлять переброску щей в тарелки.

   - Забыла совсем! - воскликнула Агата и побежала за своей брошенной где-то сумкой.

   Кот и Георг снова повернулись друг к другу.

   - Разве это не тот страж, которого прислали Ризентам? - поинтересовался маг. Кот продолжал холодно взирать на него. Фру не ответила, бесстрастно мешая щи половником. - Ты знаешь, я начинаю замечать некое фамильное сходство между вами.

   - "Ты мне тоже не нравишься", - заявил кот.

   - Ой, как вкусно пахнет! - Агата вернулась к столу с Иваром на руках. Выговорив свое горе, она значительно повеселела. Присаживаясь, заметила кота на диване и удивленно посмотрела на Георга. Тот покосился на стража и пожал плечами.

   Фру сосредоточенно орудовала половником, не обращая ни на кого внимания. Первую тарелку наполнила без эксцессов, расхрабрилась и без передышки наполнила еще четыре. Ивар спрыгнул на стол и посеменил к своей отдельной тарелке.

   - А это госпожа Ризент прислала. В помощь. - Кивнула кирати на кота, обратив, наконец, внимание на возникшее за столом недопонимание. Агата кивнула и вернулась к первоначальной теме.

   - Потом нас водили по всей Академии, все показывали, - продолжила она. - Но пока ничего ценного мне обнаружить не удалось. Зато я видела настоящий перемещательный порт. Там все стены были покрыты такими сложными узорами. Нам сказали, что они имеют очень большое значение, но не стали пока ничего о них объяснять, дескать, все равно не поймем.

   - Это что-то вроде координат, - прокомментировал Георг и сунул горшочек со сметаной коту под нос. - Сметанки?

   - "Спасибо, я сыт", - вполне мирно отозвался Дум, слегка оттолкнув его руку.

   Георг неловко развернулся.

   - "Твое животное парализовало мне руку", - пожаловался маг.

   - "Кушай другой".

   - А у нас в поместье таких портов нет. - Сказала Агата. - Дедушка ими не пользовался. Мог переместиться из любого места. Скорее бы тоже научиться! Это же как получается, если кто-нибудь попробует мне что-нибудь сделать, я просто перемещусь и оставлю всех с носом!

   - Не стоит на это рассчитывать, - проворчал Георг.

   - Действительно, Агата, - поддержала его Фру. - Даже сильному магу на это требуется время и большой психоэнергетический ресурс. А уж в бою маг сможет вытащить тебя обратно или последовать за тобой, а воин, пока ты настраиваешься, успеет вышибить тебе мозги.

   - Кроме того, - добавил Георг, - переместиться можно далеко не из любого места и не в любое место, обе точки необходимо хорошо знать, нужно рассчитать весь путь и...

   - Я поняла! - прервала его Агата. - Нам говорили, все это очень сложно, - она вздохнула. - Фрушенька, а ты перемещаться тоже умеешь?

   - Умею. Георг, вы сметанкой не поделитесь?

   - Да уж заберите, сделайте одолжение.

   - Фрушенька, а ты не покажешь?

   - Легко! - кирати вырвала из рук Георга горшочек и поставила на стол. - Куда?

   - На соседний стул.

   - Хорошо! - Фру приосанилась. - Ты готова?

   Агата радостно кивнула.

   - Смотри внимательно! Раз, два, три! - кирати встала и пересела на соседний стул.

   - И это все? - разочаровано протянула девушка.

   - В данном случае такой путь короче всего.

   - Вся эта поездка сплошное разочарование! - резюмировала Агата.

Глава 9. Незнакомые

   Фру протирала пыль в гостиной, действуя весьма агрессивно, так что из комнаты время от времени доносились звуки падающей мебели. Ивар с прижатыми ушами бегал за нею, стараясь своим молчаливым укором ее немного успокоить, но не смог обратить на себя внимания, даже бросившись ей под ноги.

   Георг вошел, излишне театрально пригибаясь и прикрывая голову подносом, так что кирати просто вынуждена была кинуть в него тряпкой, от которой он красиво увернулся. Маг удовлетворенно выпрямился, хотя на расстоянии вытянутой руки от Фру находилась еще целая ваза карамельных боеприпасов.

   - Ненавижу вашу вредоносную организацию! - процедила девочка сердито. - Мало того, что из-за этой дурацкой слежки за нашим домом мне пришлось всю эту идиотскую уборку-готовку делать самой, мы еще и потеряли два драгоценных дня!

   - Радуйся, что я вообще узнал о секретных планах Коллегии, хотя меня и не собирались ставить о них в известность. - Георг с гордым видом расположился на диване и посмотрел на кирати. Осознав, что этим своим выдающимся достижением впечатления не производит, он продолжил: - Кроме того, больше всех пострадал именно я, поскольку вынужден был не только тебе во всем этом помогать, но и постоянно выслушивать по этому поводу твои довольно резкие замечания. Благодаря чему, смог еще раз убедиться, что природа несравненно мудра и поступила предусмотрительно, не одарив тебя с самого начала возможностью говорить.

   - Жаль, она о тебе так не побеспокоилась, и руки у тебя изначально начали расти не из того места, - посетовала кирати, разворачивая конфету.

   - Вредина, - сказал маг ласково.

   - Между прочим, - кирати швырнула в мага конфетой и принялась разворачивать другую, - пока эти ваши недоумки из Коллегии заседают в булочной напротив и наливаются про запас кофе с маковыми рогаликами, Агата вынуждена одна-одинешенька искать лабораторию деда. А мои таинственные враги, напустившие монстра на мою деревню, в это время вообще занимаются леший знает чем, а я не могу начать их поиск без доступа в Комнату Перемещений Академии.

   - Угу, тебя ждут, например. - Маг отряхнул конфету и засунул в рот. - И очень волнуются.

   - Не только волнуются! Но и строят коварные планы.

   Вторую конфету Георг поймал на лету.

   - Хватит жрать! Начинай думать!

   - Я не жру, а восстанавливаю силы после блестяще проведенной диверсии. Тебе будет интересно узнать, что кофе в булочной больше не подают, и наши недоумки пошли есть рогалики в другое место?

   - Что ж ты молчал?! - Подхватилась кирати, так и не поинтересовавшись, как на самом деле Георг избавился от опостылевшей слежки, на что маг на самом деле сильно рассчитывал. - Ивар, ищи кота, я позову Микиту!

   - Микиту?! - Георг вскочил, намереваясь при необходимости начать за ней погоню. - Кота, я еще понимаю - можно по дороге у какой-нибудь харчевни забыть. Но Микита тебе зачем? В столице ночью, между прочим, не безопасно, а этот остолоп справится разве что с двумя начинающими грабителями. Я сам с тобой пойду, охрану Агаты я организую максимум за час.

   - Георг, - необыкновенно спокойно начала Фру, - я уверена, что ты мастерски сможешь объяснить охране, куда на всю ночь смылась кирати и все последующие события... но тебе еще силы восстанавливать. - Она сунула ему вазочку с конфетами и убежала.

  

   Вернув себе свой естественный облик, Верея недовольно поморщилась. Раны уже практически не напоминали о себе, и днем она приняла прекрасную ванную с травами. Раздражал ее только старый, плохо заштопанный дорожный костюм, в котором через несколько минут она собиралась появиться на людях.

   - Надо было и тебе платье какое-нибудь найти, - спохватился Микита.

   - "Надо было, мог бы и сам догадаться", - фыркнула девушка.

   - Думаешь, они тебя не узнают? - спросил мужчина с сомнением, имея в виду пост стражи на мосту, через который они собирались проникнуть на Дворцовый Остров к Академии.

   - "Думаешь, у каждого из них под подушкой лежит мой портрет, который они всякий раз целуют перед сном?" - она насмешливо улыбнулась и бесцеремонно полезла в его суму за свитком. - "Это царская стража, им нет дела до наших магических дрязг. К тому же Матвей добыл нам замечательную редчайшую вещь - царскую верительную грамоту. А потрепанный верит - дело обыденное, мой вид только добавит нам достоверности".

   - "Давай тогда для полноты картины обваляем Микиту в пыли", - предложил кот, - "и пару клоков из бороденки давай вырву". - Примериваясь к Миките, он изобразил готовность к прыжку.

   Микита не удостоил такое предложение комментариями, молча схватив Матвея за шкирку и запихнув его в суму.

   Пост стражи они действительно прошли без каких-либо проблем. А вот у стен Академии их ждал сюрприз - тайный вход оказался замурованным.

   - "Значит, они моего дракона все же поймали на месте преступления", - предположила Верея.

   - "Дракон бы нам сейчас пригодился", - заметил Матвей, задрав морду. Одно из окон третьего этажа было открыто.

   - "Для кого-то его оставили".

   - Что тут думать? - сказал Микита. - Нужно провести разведку.

   - "Не все так просто", - возразил Матвей. - "Оставить открытым окно Академии мог только маг. Если мы попытаемся его засечь, он это сразу почувствует".

   - А я и не предлагал использовать ваши магические выкрутасы, - прошептал Микита, подняв кота за шкирку до уровня глаз. - Я имел в виду старую добрую разведку боем, то есть разведку котом. - Он размахнулся и швырнул обалдевшего Матвея в открытое окно.

   - Мя... - тихонечко затянул кот, подлетая к третьему этажу. - Уй, - взвизгнул он, прежде чем врезаться в чье-то лицо.

   - "Свидетеля я обезвредил", - с грустью уведомил он Верею секунд через пять. - "Можешь лезть".

   - Помочь? - предложил Микита.

   - "Только попробуй!" - пригрозил кот, свесившись с подоконника.

   Верея ловко забралась по стене и оказалась в темном коридоре Академии. Чуть не наступила на лежащую на полу женщину. Кот со скорбным видом сидел у лица незнакомки, обернувшись хвостом.

   - "Какой кошмар", - посетовал он, - "я ударил женщину. И все из-за Микиты. Как ты считаешь, я могу вызвать его на дуэль?"

   - "Боюсь, теперь ты не дотягиваешь по статусу для дуэли".

   - "Вот еще, я маг"!

   - "Мелковат ты для мага".

   - "Преврати меня обратно"!

   - "Вот еще, ты же маг"!

   Кот взревел, отпрыгнул подальше, встал поудобнее, наклонил голову, сосредоточился, начал увеличиваться в размерах и... окаменел.

   - "Мо-ло-дец", - похвалила Верея и постучала по его твердому лбу. - Наиграешься, дай знать.

   Кот отмер.

   - "Вообще-то, незачем мне превращаться сейчас", - как ни в чем не бывало начал он. - "У нас есть более важные дела. Позже с Микиткой разберусь, никуда он не денется".

   Верея безразлично отвернулась и осветила лицо женщины, но та оказалась ей незнакома.

   - "Она кого-то ждала", - сказала она.

   - "И точно не меня", - добавил кот. - "Надеюсь, она не успела меня разглядеть".

   Нужно было приниматься за дело. По пустым коридорам они поспешили к Комнате Перемещений. Матвей бежал впереди и первым попал в облако пыли.

   - Мы нашли! - прокричало облако, трансформируясь в десятки пылевых монстров, носящихся вокруг девушки. У ее ног быстро образовалась горка мусора. Довольные собой винкели разбежались обратно по углам.

   Верея присела на корточки и с отвращением поворошила кучку. В грязи валялись в основном обрывки старой бумаги, а также осколки и какая-та тряпка. На каждом кусочке действительно были видны искомые символы, винкели постарались. Вот только откуда они все это оторвали?

   - "А ты чего от них ожидала? Письменный отчет с подписью и печатью?" - съязвил кот и пошел вытираться от осевшей на нем пыли об обивку кресла.

   На всякий случай Верея все же перебрала все обрывки, на одном из них кроме символов сумела уместиться еще и надпись: "огонь теплиться".

  

   Куда отправиться, Верея выбрала практически наугад, но довольно удачно. Место оказалось холодным, темным и совершенно безлюдным. Жаль только, оно было уже занято. У костра в виду места перехода сидел незнакомый ей мужчина. Когда она появилась, он встал. Удивления на его лице не читалось, только некоторая настороженность.

   - Магнолия? - спросил он.

   - "Лютик", - не согласилась Верея.

   - "Не смешно", - разозлился незнакомый маг, - "мы тут серьезным делом занимаемся".

   Верея не стала интересоваться, каким.

   - "Это вы специалист по драконам? Авдей что, так и не смог прийти? Легко мою подсказку в книге нашли? Кстати, скажите пароль".

   - "Огонь теплится", - предположила Верея и угадала.

   - "Ну что ж, идемте, я знаю дорогу". - Мужчина поднял с земли свою суму и, не став тушить костер, пошел вперед. Верея решила следовать за ним. Очевидно, она сподобилась открыть книгу координат на той самой странице, что была заложена для неведомой Магнолии, специалиста по драконам. Отсутствующую закладку, должно быть, утянули винкели. А почему тогда на этой закладке были символы Ризента? Как бы так ненавязчиво поинтересоваться?

   Куда ее собственно вел сейчас этот серьезный человек, можно было легко догадаться. Специалист по драконам не помешает в драконьих пещерах, где те обитают свободно от людей и от того дичают и наглеют.

   Маг шагал впереди, не оборачиваясь. Они быстро удалялись от костра, и вскоре темнота стала кромешной. Сначала почва под ногами была мягкой, попадались корни деревьев, потом начался крутой подъем, открылось небо. Пришлось проламываться через колючий кустарник, сворачивать, выбирая путь попроще. Наконец, они достигли широкой площадки, уходящей под высокий свод пещеры. Здесь они остановились перевести дух и послушать. Пока они стояли, из пещеры не донеслось не звука - то ли и вправду не было никого, то ли драконы затаились, решив коварно пропустить их внутрь.

   Как бы то ни было, стоять и ждать не имело смысла. Они пересекли условный порог драконьей вотчины и пошли по широким коридорам. Пол под ногами был относительно ровным, только немного мешались раскиданные повсюду различные предметы человеческого обихода, драконам ненужные, но зачем-то принесенные ими из их прошлой зависимой от людей жизни.

   - "Странно это, не находите?" - спросил маг. - "По правде говоря, я не рассчитывал зайти так далеко незамеченным. Неужели никто нас не услышал?"

   Верея промолчала. Несколько драконов следовало за ними по пятам почти от самого входа. Мужчина не заметил их, так как был сосредоточен на том, что лежало впереди. Она собиралась и дальше держать его в неведении. Драконы не любят Верею - это непонятный, но не единожды проверенный факт. Для специалиста по драконам это очень неудобно.

   - Нам все равно придется вступить с кем-то из них в контакт. - Сказал маг вслух. - Без их подсказки нам Скрима не найти.

   Верея остановилась. Скрим был драконом Афанасия Ризента. На нем он в свое время прилетел в Академию, и уже тогда тот был очень стар. Совет Магов не мог не проверить Скрима, тут ловить уже было нечего.

   Маг резко обернулся. Он не видел в темноте, но почувствовал, что кто-то появился позади него. Кто-то маленький. Фру оказалась быстрее уже потому, что была готова, и маг свалился без чувств.

   Кирати немного постояла над телом, размышляя, как можно выцарапать из него информацию. Возможно, маг знал что-то, чего не знали другие.

   Преследовавшие их драконы тем временем подошли совсем близко, намереваясь уже обеспечить им запрашиваемый магом контакт, но тут по коридорам пронеслось оглушительное "Хум!", и сотни могучих разбуженных тел заворочались в своих опочивальнях. Кто-то зажег фонари, и Фру смогла разглядеть, как ее быстро окружают. Урсик растолкал своих старших товарищей и подлетел к кирати, пританцовывая от восторга. На сей раз она ему искренне обрадовалась.

   Один из драконов подошел к лежащему без сознания магу, понюхал его и потыкал когтем. Другой подбежал к кирати и безапелляционно заключил: "Не человек, игрушка!"

   - На себя посмотри, ящерица резиновая! - обиделась Фру.

   - Я - дракон, кукла! - рассердился тот и толкнул ее носом так, что она упала. Урсик пригнулся, зашипел и цапнул агрессора за ногу. Большой дракон отскочил и раззявил огромную пасть. При желании он мог бы откусить Урсику голову. Но дракончик взъярился еще больше, он расправил крылья, подскочил и вцепился своему противнику в морду. Тот упал на спину и начал отдирать от себя малютку всеми четырьмя лапами.

   - Урсик, назад! - крикнула кирати. Дракончик нехотя отскочил. Большой дракон перекатился, попытавшись его достать, но был отброшен в сторону прямо на своих товарищей. Уразумев, что кукла на самом деле маг, сразу несколько драконов вцепилось в платье Фру.

   - Порвете же, придурки! - закричала кирати. Драконы переглянулись, но, не договорившись, отпустили ее сразу все.

   - Урсик, мы уходим! - Фру юркнула между ними в какую-то узкую расщелину. Дракончик проломился туда следом за нею. Больше никто не пролез, но энергично попытался. Кирати бодренько выбралась в соседний зал.

   - Урсик застрял, - пожаловался дракончик. - За шею не тяни! Не тяни.

   - Лапу дай тогда! - кирати схватила его и дернула изо всех наличествовавших сил. Дракончик вывалился из щели, чуть не повалив девочку.

   - Урсик помялся, - всхлипнул он, отряхнувшись, и осторожно расправил крылья.

   - Мне нужно найти Скрима, - заявила Фру.

   - Скрим отдыхает, - возразил Урсик.

   - Ничего, разбудим, я же теперь спец по драконам. Пошли.

   - Полетели, - поправил ее дракончик. Кирати с этим спорить не стала и с опаской забралась ему на спину.

   - Урсик взлетает, Хум держится?

   - Хум держится, а Урсик летит быстро и молча. И ровно. Иначе Хум придушит Урсика. Чисто случайно.

   - И дальше Хум полетит один?

   - Хум молчит, Урсик летит.

   Удовлетворенный своей словесной победой дракончик разбежался и взлетел. Фру с ужасом вцепилась в него. Она не могла видеть в темноте, зато четко ощущала, как пространство вокруг то стремительно сужается, то распахивается, как то нарастает, то стихает шум, как они то взмывают вверх, то падают, или резко уходят в сторону. Как только она приноровилась и успокоилась, дракончик совершил резкую посадку, и она, перелетев через его голову, прокатилась по камням.

   - Урсик потерял Хум, - пожаловался дракончик и завозился в темноте. Оказалось, что он искал фонарь, потому что вскоре тот осветил недовольную мордочку кирати.

   Фру огляделась. Помещение было на удивление небольшим, зато с другой его стороны находился просторный выход, судя по запаху, куда-то в лес. Большую часть пространства занимал крупный дракон, лежащий неподвижно на груде камней. Как и в других залах драконьих пещер повсюду были разбросаны созданные человеком предметы, но, на первый взгляд, многие из этих могли оказаться довольно ценными.

   - Скрим, просыпайся, Урсик пришел! - нагло позвал молодой дракончик, взбираясь к старику. Тот довольно долго игнорировал его, хотя Урсик умел быть надоедливым, так что Фру пришлось подождать в сторонке. Как только дракончик с визгом вылетел из пещеры, кирати осторожно подошла поближе. Великан словно бы и не менял положения. Кирати немного смутилась, не зная, как начать разговор. Да и как продолжить она, правда, тоже не знала.

   - Ты... Вы узнаете этот предмет? - Она поднесла пряслице к его голове. Дракон чуть дернулся. Пару секунд больше ничего не происходило.

   - Сила заключенная должна помочь, - наконец прошипел Скрим очень тихо.

   Фру воодушевилась. Дракон выглядел очень немощным, но готовым отвечать, так что она решила задавать только главные вопросы.

   - Афанасий говорил при вас о своей последней работе?

   - Чтобы вернуть их, должен быть один, - прозвучал странный ответ после длительной паузы.

   Фру ничего не поняла, но понадеялась, что у них все же происходит диалог и старый дракон не бредит.

   - Где находилась лаборатория, в которой он работал?

   - Место, где они должны собраться вместе.

   - Он предполагал, как можно избавиться от демонов?

   - Молчать, - прохрипел дракон едва слышно. Фру вгляделась в его глаза. Проблеск сознания вновь исчез.

   - Прекрасный совет, надеюсь, он не умер, - сказала она недовольно.

   - Нет, он отдыхает, - Урсик вернулся в пещеру все такой же жизнерадостный и самоуверенный.

   - Ладно, нам пора уходить. - Вздохнула кирати разочарованно. - Ты можешь отвезти меня к тому входу, ну, который... с другой стороны? И еще нам надо подобрать... не знаю, кто это был, но его нужно тоже забрать.

   - Все входы выходят на эту сторону, Хум, - проинформировал дракончик. - А твой друг лежит вот там, я видел.

   Кирати стремглав бросилась из пещеры. Уже начинало светать, а площадка, с которой они начинали поход по драконьим пещерам, оказалась совсем близко. Неизвестный маг лежал там ничком головой к лесу - похоже, его тоже подвезли. Драконы не стали издеваться над человеком, просто выкинули его со своей территории. Как раз, когда Фру добралась до него, мужчина пришел в себя и, с трудом подняв голову, посмотрел на нее.

   - Извини, - попросила кирати, и его голова тут же рухнула обратно. - Урсик, хватай его и пошли.

   Дракончик с энтузиазмом приступил к этой сложной задаче, но Фру пришлось помочь ему вгромаздить бесчувственное тело на спину. Урсик без труда нашел их костер, а кирати удобно устроила мага возле него.

   - Урсик, послушай меня внимательно, - кирати попыталась остановить радостно пританцовывающего дракончика. - Ты теперь не можешь здесь оставаться. Я сейчас уйду, а ты должен без меня добраться до резиденции Лесной школы в Столице. Ты ведь был стражем и помнишь, где это? Справишься?

  

   Вернувшись в Академию, Фру сразу же помчалась обратно в Комнату Перемещений. Уже настало утро, но у нее еще, должно быть, оставалось в запасе несколько часов до наплыва основной массы народа. Почти уже достигнув своей цели, в одном из коридоров она наткнулась на брата. Из насыщенно-рыжего Матвей превратился в грязно-серого, но при этом казался весьма довольным собой. Не считая его самого, все вокруг сияло идеальной чистотой.

   - Прости, тебе было так скучно, что ты решил протереть пыль? Или это тобой протерли?

   - "Побочный эффект общения с винкелями", - важно пояснил кот, проигнорировав издевку. - "Хотел исправить твою оплошность. Я сумел узнать, что кусок камня с символами они откололи от фонтана в одном из внутренних дворов Академии, а листок с надписью они вытащили из книги координат".

   - Догадываюсь, - отмахнулась кирати. - Про фонтан расскажешь мне позже, а пока мне нужно найти другое место для проведения поиска.

   - "Как бы уже Солнце встало", - возразил Матвей.

   - Не уверена, что в следующий раз кто-нибудь снова любезно оставит нам открытое окно. - Прошипела Фру и понеслась дальше.

   Кот проводил ее взглядом до поворота, потом достал откуда-то салфетку, послюнявил и попытался оттереть ею морду от грязи. За этим занятием он не заметил приближения опасности. Магистр Магии, бывший наставник Вереи и Матвея, а также нынешний Мастер Агаты Теодор Дарк неслышной походкой вошел в зал, посреди которого беспечно восседал страж. Поняв, что что-то не так, Дум обернулся и встретился с мастером взглядом. Серый кот с рыжей мордой вызвал у Теодора некоторое удивление, которое он продемонстрировал соответствующим изгибом бровей. Продолжая смотреть на мастера круглыми глазами, кот затолкал компрометирующую салфетку под ковер.

   - Как ты пробрался сюда, дружок? - обманчиво дружелюбно спросил Теодор и Дум поехал по направлению к его протянутой руке.

  

   На этот раз Верея очутилась в действительно безлюдном месте на берегу какой-то реки. Все же предварительно укрывшись в подступающих к воде зарослях, она вытащила принесенный Микитой сверток и сосредоточилась. Ей почти сразу удалось нащупать нужною ниточку, но та привела ее не к хозяевам монстра, напавшего на ее деревню. Ее сознание оказалось в старом темном сарае, откуда вело множество равноценных следов. Определить, где находиться это место не представлялось возможным, а идти дальше по какому-либо из следов уже не хватало сил. Тогда она решила как следует осмотреться в этом сарае. Как только она обратила на них внимание, на стенах загорелись выжженные на досках надписи.

   "Самое ценное для тебя у нас" - было написано на одной стене. "Проверь и узнаешь", - на другой. "Эксперименты Ризента", - дальше. "Найдешь их - дай знать".

  

   Мастер Теодор размеренным шагом продолжал шествовать по коридорам Академии, собирая свои случайные жертвы. Следующей на его пути оказалась та женщина, в которую врезался влетевший в окно Матвей. Она только что очнулась и была немного дезориентирована. Увидев мастера, она испугалась не сразу. Только обратив внимание на все еще открытое окно, она вспомнила, что произошло, и на чем ее поймали.

   - Магнолия! - воскликнул Теодор. - Что вы здесь делаете в столь ранний час? - Кот в его руках попытался слиться с темно-серым рукавом мастера, прикрыв чистую рыжую морду.

   - Я работала всю ночь, почувствовала себя плохо и вышла подышать воздухом, - пролепетала Магнолия. Теодор великодушно не стал напоминать ей про окно в ее кабинете, выходящее во внутренний двор.

   - Вы плохо выглядите, Магнолия. Уж не порчу ли на вас навели? Вы знаете, сейчас это стало чуть ли не модно. Идемте в мой кабинет, я проведу диагностику. Это не займет много времени.

   Женщина не стала спорить и поспешила вслед за мастером, хотя ее тревога усилилась. Пропустив ее первой в кабинет, Теодор плотно притворил дверь и, высадив кота на кресло у массивного письменного стола, занялся своей пациенткой. Он посадил ее на стул, встал рядом и простер над нею левую руку, полностью сосредоточив свое внимание.

   Решив воспользоваться моментом, Дум мягко спрыгнул на пол и попытался улизнуть через дверь. Дверь его разочаровала. Других путей отхода он обнаружить не смог и запаниковал. Через минуту он взял себя в руки. Минут через пять заскучал. Через десять - решил, что останется шпионить. Через двенадцать Теодор отпустил Магнолию восвояси. Она с облегчением выскочила из его кабинета, но, закрыв за собою дверь, вновь встревожилась.

   Некоторое время Теодор размышлял, глядя сверху на нагло развалившегося в его кресле клоками рыжего кота. Потом он схватил Дума в охапку и вышел в коридор. Теперь он шел быстро, глядя себе под ноги, словно выискивал что-то на полу. Кот постарался сдержать волнение - казалось, мастер направился прямиком в Комнату Перемещений. Но тут им навстречу прошла оживленная группа молодых людей. Они здоровались с мастером, но тот не обращал на них внимания. Разминувшись с толпой, Теодор прошел дальше, покружил по коридорам и всюду слышал все новые и новые приветствия. День начался.

Глава 10. Бегство

   Агата была в полнейшем восторге. Перед нею на столе стояло столько колбочек и баночек со всяческими жидкостями и порошками! Она с интересом полистала книгу с позолоченной надписью на обложке "Алхимия, свойства веществ", но не смогла выбрать с какого эксперимента начать. Автор использовал неизвестные ей названия и непонятные слова. Должно быть, вначале следовало прочитать внушительную первую теоретическую часть, но на это не было времени. Поколебавшись, она выбрала наугад две жидкости с таинственными названиями на темном стекле и максимально осторожно налила в свободную колбу сначала немного одной, потом добавила другой. Ничего не произошло. Агата беспомощно огляделась.

   К счастью, она догадалась занять самый дальний от входа стол, так что от неожиданно вошедшего в зал Мастера Теодора ее загораживали человек пятнадцать начинающих экспериментаторов. Похоже, пока он ее не успел заметить и спокойно разговаривал с пожилым магом, который присматривал за занятиями. Не придумав ничего лучшего, она юркнула под стол.

   - Доброе утро, ты хорошо позавтракала? - заботливо спросила Фру, которая, как оказалось, уже сидела под этим же столом, обхватив руками колени.

   - Очень вкусные булочки принесли, - ответила Агата шепотом, - Фрушенька, ты такая лохматая, что ты тут делаешь?

   - Я помогаю Георгу искать лабораторию твоего деда. - Бойко соврала кирати. - Мы, кирати, такие хозяйственные, ты же знаешь. Можем найти все, что угодно: зонтик, ключи, кольцо. Кстати, а что это у тебя за кольцо?

   - Думаешь, Мастер сильно разозлиться? - Агата попыталась подглядеть через щель в задней стенке стола.

   - На что ему сердиться? - беззаботно прошептала кирати.

   - Он же рекомендовал мне другие занятия. А мне сказали, что здесь не проверяют, кто пришел, и я вот решила попробовать. Может быть, он не рассердится?

   - Нет, он, должно быть, уже привык, - сказала Фру, хищно поглядывая на кольцо Агаты.

   - Что значит, привык?

   - Скорей всего, ваш Мастер всем новичкам назначает только общеобразовательные предметы, - поспешила объясниться кирати, - и ты не первая, кто решает эту проблему...алхимией.

   - "Удобно?" - поинтересовался кот, разбавив их чисто женскую компанию.

   - "Тесно", - ответила Фру, отодвигая его ногой.

   - А ты что тут делаешь? - удивилась Агата и взяла Дума на руки. - Плохой страж. Гулящий.

   - "Страж то я может и плохой, зато я тут единственный на легальном положении", - улыбнулся кот Фру. - "Похоже, Мастер Теодор тебя ищет, сестра. Бегите, я прикрою". - Дум вывернулся из рук Агаты и с хитрым выражением морды убежал. Фру быстро осмотрелась, выбирая путь отхода.

   Всего через несколько секунд послышался громкий хлопок. Началась суета, и они гуськом поползли под столами. Помещение быстро заполнялось дымом.

   - Фрушенька, а почему мы ползем не к выходу? - спросила Агата, стараясь поспевать за проворной кирати.

   - Вот там нас как раз и ждут, - успела ответить Фру и в то же мгновение оказалась замеченной одним из замешкавшихся юных алхимиков. Сначала она ему улыбнулась, по возможности мило, но тот понял это превратно и попытался эвакуировать малышку. Агата потянула кирати в другую сторону, завязалась короткая драка, привлекшая столь нежелательное сейчас внимание, и в густом дыму показался силуэт, слишком сильно для хрупких нервов кирати напоминающий Мастера Теодора. Она не сдержалась, и ни в чем не повинный алхимик отлетел к выходу, увлекая за собой сбитый с ног силуэт Мастера. В том же направлении промелькнул и силуэт кота.

   Фру подтолкнула Агату к окну. Та безропотно выбралась на карниз и стала там как вкопанная.

   - Фрушенька, а я не умею летать, - пожаловалась девушка.

   - Академия магии всегда славилась особенной мягкостью произрастающих на ее территории кустов, - проинформировала кирати, вылезая из окна, и надавила на Агату плечом, так что ей пришлось сделать несколько шагов в бок. Ставни за ними захлопнулись, браво лязгнув щеколдой. Фру быстро затолкала девушку за угол здания. Подождала, прислушиваясь, но все было тихо.

   - Фрушенька, а нам говорили, что окна в Академии снаружи не открываются, - прошептала Агата, стоя с зажмуренными глазами.

   - Да, нам тоже что-то такое говорили, - отмахнулась кирати, пытаясь заглянуть в ближайшее окно. Еще чуть-чуть подвинув Агату, она смогла разглядеть помещение. - Агата, там, кажется, твоя ботаника!

   - Хочу на ботанику, - заныла девушка, продолжая судорожно цепляться за стену.

   - Сейчас устроим, - согласилась Фру, прислонившись к стеклу. Внутри находились только новички, шумно сгрудившиеся у исписанной доски. Она выбрала одного с краю и требовательно постучала в окно. Он обернулся.

   - Агата, смотри, главное веди себя естественно! - сказала Фру, неотрывно глядя парню в глаза. Тот помедлил и, как на веревочке, пошел к ней.

   Агата открыла один глаз и скептически посмотрела на кирати, но тут окно отворилось, и парень галантно, хотя и немного неуверенно подал девушке руку. Агата шустро воспользовалась помощью, спеша слиться с галдящей толпой. Фру затворила за ними окно и поползла по карнизу дальше.

   Она не хотела слезать вниз по стене в виде кирати, тем более что дальше должно было произрастать удобное чуть ли не опирающееся на здание дерево. Проползая мимо очередного кабинета, она всякий раз вначале осторожно заглядывала внутрь и не зря. В одном из них она обнаружила весьма подозрительную личность. Мужчина сидел в кресле в пол оборота к двери в расслабленной позе. Его руки лежали свободно на подлокотниках кресла, традиционный для магов плащ был небрежно отброшен с плеча, но ту его часть, где полагалась находиться гербу Школы магии, к которой принадлежал незнакомец, Фру было прекрасно видно. А никакого герба не наблюдалось. Носить такой плащ, значит, привлекать внимание. Значит, быть вольным магом, то есть редким зверем. В свое время Верея тоже носила такой плащ. Отказавшись от тринадцати предложений от всех школ, входящих в Совет. Кажется, они все же немного на это обиделись.

   Незнакомец вскочил столь резко, что кирати чуть не свалилась с карниза, отпрянув от стекла. Она не успела даже встать с коленей, как окно беззвучно распахнулось, и на подоконник вспрыгнул огромный черный ворон. Его бусинки-глазки безразлично глянули на испуганную девочку, сидящую на карнизе, и он взлетел, быстро исчезнув в пасмурном небе.

   - А закрыть за собой?! - недовольно спросила Фру, отойдя от мгновенного шока. - Ползаю тут, закрываю. - Перед тем как захлопнуть ставни, она оглядела кабинет. Мастера-преподаватели менялись ими каждый год, даже книги на полках ленились переставлять. Хлам на столе, а тем паче в столе мог бы помочь в идентификации своего владельца, но для этого надо было бы к нему подойти. Можно стереть следы своего пребывания, но нельзя стереть следы стирания следов. Маг побегает по Академии, сложит два и два... Фру плюнула на это и поползла дальше.

   Дерево ее не подвело, и кирати довольно легко спустилась на землю. Она нырнула под пушистые лапы Дерева Наград и стала обдумывать свои дальнейшие шаги. Во дворе перед главным входом толпились новички. Похоже, их старшие товарищи решили продемонстрировать им сегодня, что двери Академии открываются не всегда. Поминутно кто-нибудь из собравшихся пытался дернуть за ручку, в сотый раз осмотреть хитроумную, но безнадежно незапертую систему замков. Как и в прошлом году, уже начали строить пирамиду для переброски через ворота. Бесполезно, какой-нибудь мастер сжалится и выйдет открывать дверь, только когда дело дойдет до взрывчатки из кабинета алхимии.

   Пока кирати разглядывала толпу, ее взгляд случайно остановился на веточке, на которой должна была висеть серебряная шишка с именем Вереи Лейт в честь ее победы в Играх Колдунов. Фру злобно посмотрела на пустую ветку.

   Девочка прорвалась сквозь толпу растерянных новичков к выходу и, толкнув дверь, без малейшего труда выскочила на площадь. Рассерженная кирати не обратила внимания на внезапно воцарившуюся за ее спиной тишину.

  

   Фру забралась на крыльцо и резко отскочила в сторону, чуть с него не свалившись. Промахнувшаяся мимо нее кошачья тушка недовольно мяукнула.

   - "Меня уже в дом не пускают, дожили", - пожаловался Дум, - "а у меня важные новости есть".

   - У меня тоже новости... есть, - мрачно ответила кирати, входя.

   Первым в коридоре их встретил радостно выбежавший Ивар. Но, столкнувшись нос к носу с большим разбойничьего вида котом, он предпочел на всякий случай притвориться мертвым, хлопнувшись на спину и замерев.

   Мужчины сидели в гостиной и пили подозрительно пахнущий чай, призванный, должно быть, разрядить обстановку, но в комнате все еще чувствовалось напряжение. Георг сидел на полюбившемся ему диване, Микита напротив него в большом кресле. Маленький столик, разделяющий их, стоял криво - видимо, пытался сбежать.

   Когда кирати вошла, Георг сразу же вскочил, Микита тоже медленно поднялся с кресла. Дум встал рядом с сестрой, презрительно разглядывая обоих.

   - Как все прошло? - спросил маг.

   Девочка попыталась рассказать, но сразу две обиды теснились в ее голове. Не найдя слов, она лишь зло топнула ножкой.

   - "Давайте, я начну", - встрял кот и для солидности вспрыгнул на столик. - "Мне удалось убедить мастера Теодора, что я обычный городской кот, который случайно забрался в Академию через оставленное открытым окно, и он решил оставить меня присматривать за винкелями. Так что теперь у вас есть свой шпион в Академии!"

   - А на самом деле ты... - начал Георг.

   - Это Матвей, - бросила кирати, обходя столик. За ним на полу стояла бутылка.

   - Так я и думал! - воскликнул маг, выдирая у кота свою кружку, которую он, изящно вспрыгнув на стол, уже с интересом обнюхивал.

   - "Кстати, сообщили, что этой ночью скончался дракон Афанасия Ризента, Скрим", - сказал Дум, провожая кружку взглядом. - "Подозревают демонов".

   - Что?! - взвизгнула кирати и, не найдя ничего лучше, сделала из бутылки большой глоток. - Ну все, с меня хватит! - прокашлявшись, заявила она, спешно возвращая себе свой первоначальный облик.

   - "Как же мне надоела эта маленькая истеричка", - сказала Верея, спокойно присаживаясь на диван. Бутылку, тем не менее, из рук она не выпустила. Георг подсел к ней, Микита опустился на свое кресло. Дум незаметно, бочком начал подкрадываться ко второй кружке.

   - "Объясни мне, почему Совет ищет Призыватель именно в лабораториях Афанасия?", - осторожно спросила Верея, подбираясь к тревожащей ее идее. Она заметила это, наблюдая за действиями людей Совета. Они забрали у ее семьи все, но только потому, что могли забрать, они ничего у них не искали. Словно и мысли не допуская, что, вскрыв гробницу, ее отец мог вынести оттуда Призыватель.

   - Его не могло быть в гробнице, - усмехнулся Георг, поняв, к чему она клонит. Один из минусов мысленного общения - передаешь собеседнику не только то, что собирался, но, неизбежно, как бы хорошо не контролировал себя, большую порцию своих чувств. Хорошие маги старательно прислушивается именно к этой "ауре" слов, она дает больше информации, чем сами слова.

   - Почему? - не выдержал Микита. Матвей тоже с интересом выглянул из его кружки.

   - "По договору с Советом, он должен был переправить Призыватель в свою лабораторию", - пояснил Георг исключительно для Вереи. Остальным же пришлось недовольно переглядываться, понимая, что дальнейший диалог происходит без них. - "Только, все думали про одну лабораторию, а он, очевидно, имел в виду некую другую".

   - "А можно теперь с начала и поподробнее", - угрюмо попросила Верея.

   - "Нельзя! Ни начала я не знаю, ни подробностей - с этим к Ризенту, да он не ответит. Вот все, что известно. Старик собирался похоронить себя заживо вместе со своими демонами. Не герой, на него конкретно надавили. Вместе с ним в гробницу положили пять парных демонам артефакта. Для переброса Призывателя у него было все готово, так что он должен был успеть прежде, чем... Хм".

   Верея задумалась, после смерти дракона ровнехонько после ее посещения она уже начала грешить на пряслице, которое получила от отца как подсказку, но на нем и вправду не было и следа энергетики Афанасия. Но если дряхлый дракон не выжил из ума и его повеление "молчать" не бред, возможно Призыватель не так уж необходим, чтобы привлечь к себе демонов Ризента. Достаточно сказать о них вслух, присовокупив к этому мысленный образ, соответствующий тому или иному демону.

   Про свои похождения Верея рассказала уже для всех. Только она закончила, как в дверь властно постучали. Маги переглянулись, только сейчас остро ощутив опасность. Ивар, пристроившийся у ножки дивана, снова побежал к двери. Но этот стук не требовал ответа. Дверь отлетела к стене. Ивар снова упал на спину, то ли решив повторить удавшийся с его точки зрения маневр, то ли на этот раз в обморок. Вошедший не обратил на него внимания.

   Он был один, но даже если бы было иначе, никого другого на его фоне просто не заметили бы. Он был ростом с Микиту и, по-видимому, так же силен, но гораздо более худощав. Плащ Совета скрывал его правую руку, а в левой он держал длинную тонкую трость. Он вошел, и дверь аккуратно встала на свое место.

   - Где она? - Спросил член Совета Вацлав Паст, встав на пороге гостиной.

   - Отец? Зачем вы здесь? - в смятении спросил Георг. Вереи рядом с ним уже не было, как собственно и кирати.

   - Считаешь, сложив два и два, я должен был получить шесть? - Вацлав прожег сына внимательным взглядом. - Кто только что вышел из этой комнаты?!

   - Компаньонка госпожи Агаты Ризент, - нашелся Георг, - она пошла в булочную.

   - Не пошла, а побежала, - уточнил Вацлав, пересек гостиную и вышел на лестницу. Черный ход оказался открыт, кладовка под лестницей напротив, заперта снаружи. Но именно последняя заинтересовала мага. Он подошел и провел набалдашником трости по двери сверху вниз. Кирати, сидевшая в углу кладовки, сжавшись в комочек и прижимая к себе кота, чуть не вскрикнула. Ничего не ощутив, маг не спеша вышел на улицу, а потом вернулся в гостиную. Георг к этому моменту уже весь взмок.

   - По крайней мере, Верея Лейт была здесь, - маг обличающее ткнул тростью в диван, - и я НЕ ВЕРЮ, что без твоего ведома.

   Отрицать было бессмысленно.

   - "Я помню, как ты был очарован этой девицей, когда увидел ее на заседании. Плохой вкус не лечится, но я надеялся, что с тех пор ты чуточку поумнел. Но ты покрываешь ее. Надеешься, что мой статус спасет тебя? Имей в виду, я не буду помогать, если разочаруюсь в тебе окончательно".

   - "Что глупого в том, чтобы помочь ей?", - вспыхнул Георг. - "У нас одна цель, она сможет справиться с демонами. Конечно, Совет не может оказать ей поддержку официально, но он должен, по крайней мере, закрыть глаза на ее действия".

   - "В ее положении у нее может быть только одна цель - спасти свою шкуру. А тут все методы хороши. У нее хватит сил уничтожить демонов, но у нее хватит сил и чтобы их использовать, использовать против нас".

   - "Она так не поступит! Мы заключили договор".

   - "Но он ничего не стоит. Совет не меняет своих решений. Она это знает, и ты это знаешь. Кто кого пытается обмануть, Георг?"

   Вацлав резко развернулся и пошел к выходу, снова наткнувшись взглядом на стоящего в стороне Микиту. Задержавшись на секунду, он смерил его презрительным взглядом, но Микита отреагировал на это абсолютно спокойно. Вацлав вышел через услужливо распахнувшуюся дверь.

   Георг в изнеможении опустился обратно на диван. Разговор с отцом забрал у него все силы. Девочка, появившаяся на пороге комнаты, также пребывала в полуобморочном состоянии. В руках она держала полупридушенного кота. Один Микита, который и не пытался что-либо скрыть от могущественного члена Совета, остался бодр.

   - Этот... член Совета оставил сигнальные метки на обоих выходах, - прорычала Фру. - Хотя и на чердаке, уверена, тоже. - Ткнула она пальцем вверх и поставила извивающегося кота на стол.

   - Значит, теперь ты не сможешь выйти отсюда в виде кирати, - констатировал Георг. - Иначе он все поймет. Я сказал, что компаньонка Агаты ушла за хлебом.

   - И что мне теперь в окно вылезать за этим хлебом?! - непонятно на что рассердилась кирати. Чтобы прийти в себя кот засунул морду в забытую кружку с чаем.

   - Вчера у тебя с этим проблем не было, - напомнил Микита.

   - То было другое окно, - прошипела Фру. Она встала на цыпочки и из-за занавески осторожно выглянула на улицу. У крыльца стояла абсолютно неприметная карета, около которой скучал кучер. В его лице было что-то такое, что заставляло даже самых смелых прохожих переходить на другую сторону улицы.

   Не вынимая голову из кружки, кот чихнул. Микита попытался стащить с него кружку, но голова категорически застряла.

   - Я полезу через верх. - Заявила кирати, вернувшись обратно в комнату, и критически оглядела свое платье, потерявшее за ночь свой опрятный вид.

   - Ты мне что-нибудь принес переодеться? - с надеждой спросила она, подняв на Микиту свои детские голубые глазенки.

   - Принес, - буркнул тот, не без азарта продолжая свои попытки разъять конструкцию кружка-кот. Из кружки донеслось что-то похожее на ругательство.

   Кирати порылась в большой сваленной у кресла суме и, вытащив из нее чуть мятый комбинезончик, удовлетворенно кивнула.

   - Отвернитесь, - скомандовала она, тут же принявшись стаскивать с себя платье.

   Микита развернулся вместе с котом. Мрачный Георг попросту схватил диванную подушку и уткнулся в нее лицом.

   - Ладно, я за хлебом, - переодевшись, предупредила Фру, - не хулиганьте и не забывайте закусывать.

  

   Она выбралась через окно спальни второго этажа и полезла на крышу по трубе водостока. Забравшись, она тут же скользнула за длинный ящик с землей. Никто вроде бы не обратил внимания на эти ее маневры, хотя при этом вездесущий Вацлав Паст оказался всего в нескольких метрах от ее укрытия. К ее счастью, все его мысли и силы занимали демоны, устроившие себе временное пристанище на этой самой крыше. И хотя в Совете слабых магов не было, преимущество явно было не на стороне Вацлава. Фру довольно улыбнулась. Забавно было думать, что член Совета может вот прямо сейчас тихо и бесславно сгинуть на заброшенной крыше посреди города, который, как считается, безраздельно контролируется Советом.

   Кирати проползла за ящиком и перелезла на крышу соседнего дома. Все здесь оказалось буквально завалено всяким хламом, была и статуя дракона - одно время, часто встречавшееся в городских домах украшение балконов. И в голову кирати пришла сумасшедшая идея. Она вполне могла считать демонов, напавших на него, хорошо ей знакомыми. Она могла их себе представить и даже, наверное, смогла бы к ним обратиться. Мстительно выбрав раздолбанное пианино, мысленно войдя в его растрескавшуюся крышку, она позвала их и, почувствовав, что они вняли и движутся к ней, она рванула прочь.

  

   Возвращаясь из булочной, Фру сначала осторожно выглянула из-за угла. Кареты - возмутительницы спокойствия - больше не наблюдалось, зато мостовая перед соседним домом оказалась усеяна щепой. Подойдя, кирати подняла одну покрупнее - она могла ошибаться, но похоже было на то, что эта щепка еще совсем недавно принадлежала знакомому ей старому пианино. Гадая, что могло здесь произойти, Фру вошла в дом через парадный вход, открыв дверь своим ключом. И только войдя, почувствовала что-то неладное. Вацлав Паст возник перед нею в дверном проеме гостиной, с обманчивой небрежностью облокотившись плечом о косяк. Кирати застыла перед ним с широко распахнутыми голубыми глазами, с двумя задорными детскими хвостиками на голове, с горячей хрустящей булкой в одной руке и пучком петрушки в другой, и представляла собой зрелище столь трогательное, что заслужила мимолетную улыбку. Которая, впрочем, ничего не значила и не меняла.

   - Здрасьте, - ляпнула Фру.

   В ту же секунду дверь позади нее распахнулась, являя того самого неприятной наружности кучера. В следующую на него откуда-то сверху уже падал кот. Парализованный кучер так и свалился с крыльца, не оказав выскакивавшей из дома Фру никакого сопротивления. Уже на ступенях в спину кирати что-то ударило с такой силой, что пробило все ее щиты, и она свалилась, неловко подмяв под себя хрустящую булку. Вскочив, она побежала вниз по улице. Вацлав вышел на крыльцо и посмотрел ей вслед.

Глава 11. Предатель

   Даже ее силуэт на стене дома казался грустным и беззащитным, но Георг не сразу решился зайти в подворотню, где Фру понуро сидела на бочонке, словно поджидая его. Они не знали, что придется искать встречи друг с другом на запутанных улицах ночной столицы. Но кирати позволила себя найти, и этого было достаточно. Очень рискованно с ее стороны, ведь отцу Георга с лихвой хватило тех нескольких секунд, чтобы скопировать ее ауру. Значит, сидящая с усталым и потерянным видом девочка успела подготовиться к агрессивной обороне. Правильно, Георг не ожидал от нее ничего другого и подошел не без опаски. Она только посмотрела на него, но ничего не сказала, предоставив ему и объясняться, и оправдываться без наводящих упреков с ее стороны.

   - Ты действительно сильный маг, Верея, - далеко не сразу начал маг, - твой новый облик безупречен, и даже аура иная. Но все равно, гляжу на кирати, а вижу тебя прежнюю. Отец уверен, что ты стремишься управлять демонами, и используешь меня, чтобы подобраться к Совету. Он почти убедил меня, но я увидел тебя, и теперь я снова не уверен.

   Кирати скривилась. Не только потому, что он упомянул этих проклятых демонов, из-за чего они теперь, возможно, понесутся к ним на всех парах. Его слова прозвучали практически как признание.

   - Ты сказал ему, кто я? - спросила она.

   - Не говорил, но после того как ты отозвала демонов, все стало очевидным. Я уговорил его дать тебе фору, и его слову можно верить. Но теперь он знает о тебе все, он найдет тебя, и с ним уже договориться не получится. Несмотря на то, что ты, должно быть, единственная, кто сможет справиться с демонами, Совет слишком боится тебя саму. Позволь мне помочь тебе скрыться. - Попросил он, при этом его голос сорвался и стал жалобным.

   - Это лишнее, - отрезала кирати, ее мордашка приобрела жесткое выражение. - Лучше скажи мне, что сделалось с остальными, где они?

   - Агата дома, - безразлично ответил Георг, - отец не стал с ней церемониться, заставив уснуть уже на втором заданном ею вопросе, а звери сбежали. Микиту отец просто уволил и выгнал.

   - Уволил?! - возмутилась кирати. - Моего Микиту! Какое свинство - уволить чужого слугу, и это благородный человек! - ее глазенки дьявольски сверкнули, но она тут же забеспокоилась. - Мой брат не пропадет, а Ивара надо найти. Он погибнет в городе! Ты должен найти его, Георг!

   - Не понимаю, зачем ты таскаешь за собой этого прожорливого хомяка, - рассердился маг. - Ты хочешь, чтобы я лазил по помойкам в поисках какого-то никчемного мутанта, у которого вместо мозгов желудок, когда на кону твоя и, кстати, не только твоя жизнь! Или ты хочешь избавиться от меня, пока занимаешься действительно важными делами? Не доверяешь мне?

   - А ты мне доверяешь? - спросила она с вызовом. - Ты глупо выглядишь, Георг, требуя доверия, не решив даже для себя, как долго будешь помогать мне, в чем будешь меня обманывать и когда, наконец, предашь.

   Такая проницательность покоробила Георга. Он действительно не решил еще этот важный вопрос, вернее решил и передумал, и наверняка зря передумал.

   - Найду твоего зверька, и поговорим, - сказал он.

  

   Ивар нашел в себе силы сохранить остатки мужества, когда страшный большой человек вновь ворвался в дом. Дверь в комнату захлопнулась за ним, но зверек попытался подслушать и подглядеть в щель, хотя тщетно. Он даже не успел отскочить в сторону, когда дверь вновь распахнулась, откинув его в сторону. Страшный человек выгнал всех из дома, запершись внутри, а его страшный помощник остановился у дома напротив, все время зыркая по сторонам, только на Ивара никто не обращал внимания. Он не побежал за остальными, а спрятался в палисаднике. Под кустиком фиалок он обнаружил странную покрытую с одной стороны лаком щепку и хозяйственно прибрал ее в свой мешочек.

   Ивар старательно следил за улицей, но люди сновали туда сюда и, должно быть, через некоторое время его внимание притупилось. Появления Фру он не заметил. Только услышав злобное рычание, он выскочил из палисадника на дорогу и увидел, как кирати, буквально скатившись по ступенькам, вскочила и побежала прочь в противоположную от него сторону, так и не заметив поджидавшую ее зверушку. Расплющенная булка, источающая божественный аромат свежего хлеба, осталась лежать на мостовой. Ивар облизнулся. Страшный человек сошел по ступеням вниз и подобрал что-то. Ивар шмыгнул обратно в палисадник.

   Страшный человек что-то замышлял против Фру. Ивар понял это по его довольный ухмылке, с которой тот ожидал карету. Но он не знал, что Ивар Могучий наблюдает за ним.

   Ивару пришлось всю дорогу ехать на ящике позади кареты Вацлава Паста, вцепившись в крышку крепкими коготками. Он порядком измучился, к тому же его боевой пыл давно успел пройти, а уверенность в успехе улетучиться. К сожалению, теперь ему ничего другого не оставалось, как осуществить задуманное, ведь ни обратную дорогу в уютный дом, где его так хорошо кормили и заботились, ни дорогую Фру, которая нашла бы ему другой уютный дом, где бы его хорошо кормили и заботились, он бы теперь ни за что не отыскал. Ему снова стало себя жалко, ведь он родился маленькой беззащитной тварью в мире всемогущих великанов, это его надо было защищать. Но даже Фру боялась этого человека. Карета въехала в охраняемый двор и остановилась перед широким парадным. Ивар с ненавистью смотрел, как Вацлав выпрыгнул из кареты и направился к огромному двухэтажному дому. Это чувство вновь придало ему душевных сил, он спрыгнул на землю и попытался незаметно прошмыгнуть за ним, но член Совета двигался столь стремительно, что Ивар не успел даже достичь крыльца, когда тяжелая входная дверь уже захлопнулась.

   Расстроившись, он посеменил вокруг дома, выглядывая другой шанс пробраться внутрь. Людей он не видел, но чувствовал, что кто-то наблюдает с вышек, разбросанных по периметру стены и делающих дом похожим на крепость. Пересекая мощеную дорожку, Ивар поглядел по сторонам, боясь оказаться слишком заметным на фоне почти белого камня. Как раз в этот момент из домика рядом с основным строением вышла непомерно большая женщина с корзиной в руках. Ее некрасивое лицо выражало хроническое презрение ко всему сущему. Один лишь раз зыркнув по сторонам, она с неодобрением скривилась и тяжелой походкой устремилась к хозяйскому дому.

   На некоторое время Ивар застыл, вжавшись в землю на сколько смог, но когда первый испуг прошел, он уразумел, что это его шанс проникнуть в дом, и собрался уже устремиться вслед устрашающей великанше, когда заметил с другой стороны лужайки одно из тех чудовищ, которых бесстрашные люди часто селят в своих дворах и даже называют друзьями. В этот момент их взгляды встретились. Чудовище вскочило и, сохраняя зловещее молчание, бросилось к Ивару.

   Великанша налегла на дверь могучим плечом, и Ивар влетел в начавший открываться проход. Он бежал, не разбирая дороги, и начал уже взбираться по какой-то лестнице, когда его оглушил жуткий грохот, и прилетевшая тяжелая корзина чуть не убила его на месте. Не видя ничего вокруг, Ивар несся вперед, пока дикие крики женщины-великанши, проклинающие взбесившуюся собаку, не стихли. Только тогда он остановился и, пытаясь отдышаться, огляделся. Богатая обстановка комнаты, в которой он оказался, поражала даже с его точки зрения. Но больше всего Ивара заинтересовала большая картина, чтобы оглядеть которую, ему пришлось отойти почти к самой противоположной стене. На картине была изображена пещера, со свода которой свешивались растения необыкновенной красоты. Прожилки на их голубых почти круглых листьях светились, от чего пещера вся принимала холодный голубоватый оттенок. На заднем плане, казалось, кто-то был и, вглядываясь в этот загадочный полуосвещенный силуэт, можно было забыть обо всем.

   Так Ивар и поступил, забылся. И не заметил, как рядом с ним оказалась новая опасность. Ему показалось, что клыкастый грязно серый котище образовался перед ним прямо из воздуха.

   - Демон! - завопил Ивар и, свалившись на пол, притворился мертвым. Он так испугался, что на минуту и впрямь потерял всякое ощущение реальности. Что произошло в это время так и осталось для него загадкой. Очнувшись, он сразу почувствовал запах гари, что заставило его подскочить прямо из лежачего положения - пожалуй, из всего спектра своих страхов именно огня он боялся больше всего. Все вокруг оказалось разворочено, и хотя жуткого кота поблизости больше не наблюдалось, Ивар не стал мешкать, инстинктивно желая поскорее сбежать отсюда и забиться в какое-нибудь тесное, но безопасное укрытие. Но тут он заметил, что дверь в ближайший кабинет оказалась выбита, и какая-то сила словно потащила его туда. По пути он нахватал кучу бесхозных клочков шерсти, которые, сложенные вместе, напоминали кусочек того самого кота, поэтому Ивар с ужасом выбросил находку еще за порогом.

   Ничто в самом кабинете не пострадало, да, в общем, и нечему было особо страдать. Из царящего в нем идеального порядка полупустого помещения выбивались только валяющаяся на полу дверь и грязные следы, которые Ивар оставлял за собой на чистейшем отполированном паркете. Большая часть пространства кабинета оставалась свободной, и смотреть там было не на что. Зато справа от двери находился письменный массивный стол с вычурными ножками, покрытыми позолотой. Ивар поскреб эту позолоту, потом вскочил на приставленный стул и оттуда на столешницу. Кроме чистой бумаги, чернильницы да нескольких книг здесь стояла небольшая шкатулка, точь в точь с той, в которую Вацлав положил ту щепку, что подобрал после бегства Фру. Это наверняка была она. Спрятав щепку, Ивар воодушевился до крайности. Позабыв думать о собственной ничтожности, он решился на большее. Он схватил перо и вскочил на стопку бумаги. Со сноровкой он вывел круглыми буквами короткую надпись и подпись и отошел полюбоваться. Кроме букв лист оказался украшен пятипалыми отпечатками маленьких стоп. Вытереть лапы и переписать свое послание начисто он не успел. В комнату ворвались двое вооруженных мужчин, Ивар замер у чернильницы, боясь, что его заметят. Выбрав момент, он вскочил на книжный стеллаж.

   Вацлав вошел в свой кабинет и знаком отпустил охрану. Затем он сразу же прошел к столу и проверил шкатулку, нахмурившись. Верея все-таки нашла способ забрать полученную им каплю крови Фру.

   Маг прислушался к себе, интерпретируя череду ощущений. Присутствие одного из демонов Ризента он определил лишь в коридоре перед кабинетом. Кто-то, Верея или ее слуга, привел его сюда и забрал с собою. Прислуга и охрана были тщательно проверены и проинструктированы - их она не смогла бы использовать. Скорее это был чужой, проникший в дом, он уничтожил стража этого дома, призвав демона из некоторого предмета, который принес с собой. Он должен был бы полностью контролировать этого демона, на что была способна только разве что сама Верея.

   Вацлав не уставал поражаться беспрецедентной силе молодого мага. Но ее разуму он не доверял и ожидал от нее только худшего.

   Неожиданно на него повеяло могильным холодом. Сердце забилось чаще, реагируя на новую подсказку. На столе нашлось письмо. "Оставь ее в покое или пожалеешь", - крупными печатными буквами. И подпись - "Ивар Могучий".

   Вацлав сел, собираясь тщательно изучить листок. Верея могла заручиться поддержкой кого угодно - секрет демонов Афанасия Ризента способен был заинтересовать любого достаточно могущественного мага. Но Вацлав не мог себе представить, чтобы двухсотлетний маг, основатель собственной школы магии, бывший член Совета, Ивар по прозвищу Могучий пробрался к нему в кабинет, дабы оставить записку подобного содержания. Хотя энергетика склепа, в котором много лет назад добровольно заточил себя великий маг, явно присутствовала.

   Скопировав энергетику письма, Вацлав воззвал к его автору, и чуть не испепелил последнего, когда его тушка камнем свалилась перед ним на стол.

  

   Фру нервно курсировала вдоль стены городского управления на участке между двумя кустами, куда почти не проникал свет уличных фонарей. Хотя она и почувствовала осторожное приближение Микиты заблаговременно, момент, когда он скользнул к ней в темноту, она пропустила и врезалась в него на очередном витке.

   - Какого... вы меня не предупредили про засаду Вацлава?! - с досады она сразу напустилась на него, хоть и понимая, что ее претензии не справедливы.

   - Собирались, но ты проскользнула мимо меня, - невозмутимо пояснил Микита. - Твой скоро должен выйти? - поинтересовался он нахально.

   - Либо скоро, либо никогда, - процедила Фру и с удивлением почувствовала на губах солоноватый вкус слезинок, без предупреждения ручейком полившихся из ее глаз. Вот уж здрасьте, приехали! С Трифоном, ныне работающим младшим советником при столичном управлении, они уже тайно встречались уже несколько лет, еще с Академии, и даже когда она самовольно вернулась из позорного изгнания, он без промедления предложил свою помощь. Именно в его поместье сейчас укрывалась ее семья. Но, несмотря на то, что только его, пожалуй, обществом она дорожила, на то, что ему единственному она, пожалуй, действительно доверяла - несмотря ни на что, не выделяла она ему особого места ни в мыслях, ни в сердце. Казалось бы. И тут такое предательство со стороны организма! Неужто и в прям Трифон - самое для нее дорогое? Но откуда бы ее неизвестным противникам знать про их связь?

   Впрочем, задумываться над этими вопросами ей пришлось недолго - Трифон, целый и невредимый, вышел через ворота управления на пустынную улицу. За спиной молодого человека страж поспешно затворил ворота, чтобы замкнуть их на ночь на замок.

   Как бы невзначай внимательно оглядевшись по сторонам, Трифон пошел в сторону Фру, которая поглядывала на улицу сквозь мелкие веточки куста, но остановился, так и не дойдя до нее шагов двадцать. Присутствие кирати он хорошо ощущал, хотя и не видел ее. Мог бы уже и подойти, или пройти мимо, в конце концов! Но он продолжал стоять, изображая из себя фонарный столб с подбитым фонарем. Придя в себя от охватившего ее при виде возлюбленного умиления, Фру спохватилась - действительно, над кустами как башня возвышался торс могучего крестьянина, которого Трифон ранее никогда не имел счастья лицезреть. Его то присутствие, должно быть, и смущало мага. Микита же без обиняков разглядывал избранника своей бывшей хозяйки суровым недовольным взглядом.

   Фру не стала радостно кидаться на шею любимому, хотя это и было ее первейшим побуждением.

   - "Все в порядке, это Микита - мой слуга", - быстро пояснила кирати. - "Нам нужно срочно с тобой поговорить".

   - Да, нужно, - согласился маг нервно, но без интереса, словно знал, о чем пойдет речь. - Идем, нас ожидают за углом.

   Кирати кивнула и последовала за Трифоном. Похоже было, что его все-таки решили использовать, но как посредника, а не заложника. Это не могло ее успокоить, такое положение тоже нельзя было считать безопасным.

   Карета уже стояла на месте, и возница готов был трогаться. Он даже не обернулся убедиться, что к нему залезли те, кого он ожидал, а не парочка молчаливых маньяков-грабителей. С третьим товарищем на запятках.

   Карета тронулась с места, как только Трифон, подсадив Фру, сел с нею рядом и захлопнул дверцу. Они катились по пустым улицам, куда-то в сторону от центра. Определив направление, кирати пристально посмотрела на своего соседа, но он сидел как чужой, безразлично наблюдая в окно ночной город, и она не стала задавать вопросов, ощутив, что все уже идет неправильно, а почему неправильно ей объяснят позже, спросит она или нет.

  

   Ивар сидел в клетке, сработанной для какой-то маленькой птички. Слишком низко подвешенная в центре жердочка мешала ему, покоясь у него на голове между ушами. Клетка стояла на столе перед членом Совета Вацлавом Пастом, сидящем в кресле. Рядом с сомнением глядя на узника, стоял его советник Теодор Дарк.

   - Он сам не знает, что сделал, - резюмировал Вацлав.

   - Принес сюда демона, вовремя высвободил его и снова куда-то спрятал, - перечислил Дарк. - При этом сам не ведая, что творит? Это интересно.

   - Это опасно, - возразил Вацлав.

   - Думаешь, это Верея его прислала?

   - С какой бы это целью? Нет, это была его собственная инициатива. Я правильно говорю, монстр?

   Ивар тяжело покаянно вздохнул.

  

   Карета остановилась у какого-то трактира в пригороде. Вместе с Трифоном в помещение вошла уже Верея Лейт собственной персоной. Незнакомый маг закрыл за ними дверь, оставив Микиту ждать на улице. Он встал у выхода, еще один маг находился у двери в смежное помещение. Больше никого в комнате не было. Трифон указал Верее на один из столов. Они сели напротив друг друга.

   - Выслушай меня, пожалуйста, - начал Трифон, глядя Верее в глаза. Сказал он это тем своим обычным тоном, который употреблял, когда хотел убедить ее в чем-то. Успокоительным тоном, предупредительным. Так он говорил с ней почти все время, как будто она могла взорваться по малейшему поводу. "Дорогая, тебе стоило принять это предложение ", "родная, почему бы тебе не взять пример с этой дамы", "малыш, ты могла бы сдержаться и не выкидывать магистра в окно". - Знаю, ты не поймешь меня и не простишь, но я должен был поступить так.

   Верея внимательно смотрела на возлюбленного. Каждое его слово она разбивала для себя на звук, взгляд, мимику, жесты, смысл, эмоции. Подмечала каждый нюанс, и от каждой мелочи было больно. Можно было абстрагироваться от того, как он говорил, почему, что чувствовал, пока произносил свой монолог, голый смысл воспринимать было бы легче. Но она хотела прочувствовать все, чтобы точно знать и не жалеть о решении, которое она собиралась принять в итоге.

   - Любовь туманит разум, не дает трезво взглянуть на поступки и помыслы любимого, заставляет принимать то, что иначе было бы противно твоей совести. Ты знаешь, как сильно и безоговорочно я любил тебя и готов был пойти на все, оказать помощь в любом твоем начинании. Прости, но пелена спала с моих глаз, я прозрел и понял, на что ты собираешься пойти. Я понимаю, что толкает тебя на такой поступок, и не виню тебя - такова твоя натура, ты не можешь мыслить и действовать иначе. Я понимаю, но не могу позволить тебе этого сделать. Ради тебя самой я вынужден принять меры, чтобы заставить тебя отступиться.

   Если бы Верея не чувствовала этой самой туманящей разум любви, она расхохоталась бы ему в лицо. К сожалению, ее чувства отобрали у нее все силы. Ей оставалось только тихо сидеть и смотреть на него убитым взглядом, ожидая, когда он своими речами добьет ее.

   - Познакомься, это Аиша, - Трифон встал, когда в зал вошла молодая, довольно красивая, ухоженная девица в простом, но явно дорогом платье, русыми локонами до пояса и наглым самоуверенным взглядом. Аиша не стала садиться за стол, а встала рядом с Трифоном, который сразу вернулся на свое место, и положила ладонь ему на плечо. Взглянув на эту парочку, Верея осознала, какова теперь была расстановка сил. И ужаснулась тому, как должно быть сама выглядит сейчас в глазах этой девицы.

   - Я понимаю, что ты не сможешь просто восстановить доброе имя своей семьи, как ты говорила мне. Уверен, что Совет не пойдет на это, что бы ты не сделала, но ты и не рассчитываешь на это, ведь правда? Ты собираешься уничтожить Совет, использовав с этой целью гениальные творения Ризента, полагая, что это будет справедливым возмездием. Но это безумие - без Совета, без сильной власти страна погрузиться в хаос. Все ради твоей личной мести?! Нет! Ты должна отказаться от этой идеи, должна отдать дневники Ризента и Призыватель его демонов, не воспользовавшись ими во зло!

   - "Кому отдать?" - на всякий случай уточнила Верея злобно.

   - Мне, - сказала Аиша с улыбкой.

   - Силы, стоящие за Аишей, смогут позаботиться об ужасающем наследии безумного мага. - Продолжил Трифон свой патетический рассказ. - И ради этого, как мне не горько это было, мы вынуждены были взять в заложники твою семью. Ты знаешь, каждый из них успел стать мне дорог, я считал их практически своей родней. И я гарантирую, что с ними будут обращаться соответствующе их в прошлом высокому положению, гарантирую их покой и безопасность.

   - "Выйдем, поговорим", - обратилась Верея к Аише.

   Улыбка девицы стала снисходительной. Вдвоем они перешли в смежный зал. Там тоже стояли столы, с которых еще не убрали остатки чьей-то вечерней трапезы. Аиша жестом предложила присесть, но Верея осталась стоять. Ярость частично вернула ей силы, но далеко не полные, и Аиша это прекрасно понимала, чувствуя себя вполне вольготно.

   - Они ведь у тебя, дневники? - спросила она. - Не волнуйся, как только ты принесешь их, я верну тебе и Трифона тоже.

   Верея не стала утруждать себя болтовней. Она молниеносно выкинула руку, схватив девицу за горло. Придушенная, та бессмысленно дергалась, но противопоставить что-либо разъяренному магу у нее не получалось.

   - "Где они?"

   - "Я не знаю, не знаю!" - только и могла пролепетать девица. Но тут появился Трифон, сокрушительным ударом отбросив бывшую возлюбленную от нынешней. Верея отлетела, буквально размазавшись по стене.

   - Так тебе ничего не добиться! - вскричал он с ненавистью. И получил удар в ухо от подоспевшего Микиты, который, не имея возможности пройти мимо охранявших вход магов, попросту выдавил окно.

   Теперь уже Трифон отлетел к стене и едва не увлек Верею за собой. Освободившись от его хватки, женщина вновь бросилась на Аишу. Та промедлила, ожидая, очевидно, что на шум в комнату ворвется охрана, но ее любовник после удара о стену повалился на пол и остался там недвижимый, и Микита, уже не обращая на него больше внимания, повернулся к двери. Двух магов влетевших в распахнувшиеся двери он застал врасплох, обрушившись на них как кувалда.

   Аиша выскочила в разбитое окно и проворно полезла на крышу по сбирающейся по стене лиане, на ходу меняя ипостась. Для постороннего наблюдателя она сейчас казалась бы пульсирующим размытым пятном. Оно быстро уменьшалось, начиная очертаниями походить на большую птицу.

   Верея вылезла из окна следом за ней. Лиана едва не обрывалась под ее весом, но она взбиралась вверх даже быстрее легкой и проворной Аиши. На крышу они выбрались практически одновременно, но девушка-ворон уже была готова взлететь. Верея выбросила вперед руку, и ее тут же сильно обожгло. Ворон кубарем покатился по скату крыши вниз и застыл на самом краю большим грязным кулем. Верея обернулась, перед нею стоял с видом полным превосходства Вацлав Паст.

  

   - Господин Дарк уже приехал, - объявил администратор, с подобострастием глядя на него снизу вверх. Вацлав Паст кивнул ему и нырнул за своим провожатым в узкие закопченные коридоры столичной темницы. Сюда привезли всех задержанных заговорщиков. Их допросы уже шли полным ходом, только с самой Вереей Лейт Вацлав собирался разобраться лично.

   Член Совета не ожидал получить столь богатый улов. Местоположение хорошего мага засечь не так уж просто. Но нечаянно или намеренно Верея потеряла концентрацию на несколько секунд, за которые он смог определить, где она находится. Эта таверна имела плохую репутацию, и он знал, как быстро туда попасть. Всего пара минут, и он разбавил собой довольно странное общество.

   Его путь закончился в вытянутом зале. Обстановка здесь была мрачно аскетичной. Грубые столы тянулись вдоль зала, с одной стороны от них располагались удобные, однако ж самые простые кресла. В стене напротив находились многочисленные узкие двери в пыточные. Оттуда не доносилось ни звука. За столами уже сидели советник Вацлава Дарк и писарь, продолжающий делать какую-то запись в большой книге. Кроме них в комнате находился еще один человек, хорошо известный Вацлаву. Этот тюремщик часто принимал участие в расследованиях, проводящихся в интересах Совета, и на данный момент вид имел донельзя довольный.

   - Одна из задержанных вела себя очень самоуверенно и даже плюнула палачу в лицо, - сказал он сразу, приторно улыбаясь. Воспоминания явно доставляли ему удовольствие. - Она же поделилась с нами наиболее интересной информацией. Господин Дарк лично разговаривал с ней. Назвала много имен.

   - Но эту информацию нужно будет еще тщательно проверить, - перебил его советник. - Большинство названных из Академии, так что я знаю их лично. Мне слабо верится, что они могли участвовать в заговоре против Совета.

   - Она могла назвать их намеренно, чтобы пустить нас по ложному следу, - согласился Вацлав. - Я поговорю с ней.

   - К сожалению, это больше невозможно. - Чуть ли не радостно среагировал тюремщик. Советник Дарк незаметно для него покрутил пальцем у виска. Вацлав раздраженно дернул головой, и тюремщик поспешил выйти из зала.

   - С каждой нашей новой встречей он становится все менее адекватным, - заметил Дарк, когда за ним закрылась дверь. - Не пора ли его заменить?

   - Займемся им позже, - отрезал Вацлав.

   Малозаметный писарь невозмутимо закончил свою работу и начал неспешно складывать писчие принадлежности в свой небольшой портфель. Советник Дарк притянул к себе книгу и наскоро проглядел записи допросов.

   - Ты знал, что у Вереи Лейт был сердечный друг? - спросил он Вацлава. - Выходит, что у него и прятались Лейты, после того как сбежали из Долины Проклятых. Он, кстати, оказался среди задержанных, но его сразу пришлось отпустить. Его тетка состоит в Совете.

   - Эмилия, знаю, она уже связалась со мной. Уверяет, что его вовлекли во всю эту историю обманом, и он не в курсе дел.

   - Вполне возможно. Я знаю его, парень - пустое место. Сам по себе он не интересен. - Отмахнулся Советник. - Итак, что поведали нам наши новые друзья. Ты, конечно, помнишь, были сообщения, что некая неизвестная группа магов занимается поисками дневников Ризента. Похоже, именно на них ты и напал вчера вечером. Они пригласили на встречу Верею Лейт, чтобы убедить ее найти эти записи и передать им в обмен на жизнь ее родственников.

   - Известно, где они теперь находятся?

   - Известно, скоро они будут в наших руках. Все кроме младшего Лейта, брата Вереи. О нем заговорщики ничего не знают.

   - Хватит и остальных. Как они смогли связаться с ней?

   - Удалось узнать в деталях. Сначала натравили монстра на бывшую деревню Лейтов. Думали этим выманить Верею Великую. Что им вполне удалось, но они ее упустили. Пустили по ее следу вампиров, которые, кстати, и помогли Лейтам выбраться из Долины - опять мимо. И тут они догадались использовать племянничка нашей Эмилии. Хорошенько его обработали, убедили, что Верея - зло воплоти, и он сдал им ее с потрохами.

   - Как они вышли на него?

   Советник пожал плечами.

   - Видимо, у них действительно есть свои люди в Академии, и эта, как ее там, Аиша, сказала правду. Верея и этот парень, Трифон, тщательно скрывали свои отношения. Только в Академии люди взаимодействуют так плотно, что рано или поздно всплывает любой секрет.

   - Может и так, - задумчиво согласился Вацлав, - но конкретного человека, который знал об этих отношениях, надо непременно найти. Ты проверишь всех, кого назвала эта Аиша. Мне нужно найти это звено.

   - Проверю, - сказал советник растерянно.

   - С Вереей Лейт я поговорю завтра вечером, - Вацлав встал и указал на книгу в руках Дарка. - Организуй мне точную копию этих записей.

   - План в отношении нее остается неизменным? - уточнил Советник.

   - Пока да, - кивнул Вацлав. - Тем более что у нас будут ее родственники. Это только укрепит наши аргументы.

  

Глава 12. Сделка

   В своем сне Верея оказалась в маленьком замкнутом пространстве, которое давило на нее со всех сторон. Она стояла и не могла пошевелиться, в то же время ощущая, как к ней подкрадывается грязное вонючее существо с большой столовой ложкой, которой, очевидно, оно собиралось выхлебать ее мозг, похожий на жидкую кашу с комочками. В панике и отвращении она очнулась, рывком перейдя в сидячее положение, но часть неприятных ощущений перешли с нею из сна в явь. Помещение, в котором она оказалась, было маленьким и грязным. В нем стояла сильная вонь, которая сочилась отовсюду, словно пол равномерно облили нечистотами. Она сама сидела на соломенном тюфяке, сплошь покрытом заскорузлыми пятнами. Вот мерзость! Верея медленно выдохнула, стараясь взять себя в руки. Все это походило на сцену из испытаний в Академии, когда всевозможными путями учеников пытались вывести из равновесия. В частности почему-то считалось, что среди магов не может быть неженок и чистоплюев, но при испытаниях большинство так и не смогло проявить достаточной выдержки, сильно ругалось и порывалось недостойно мстить.

   Женщина встала и обошла помещение вокруг. Непреступная на первый взгляд стальная дверь. Толстые стены, облицовка кое-где потрескалась и осыпалась. Отверстие в полу и расхлябанный водопроводный кран - редкое удобство даже для столицы, но Верея покрутила вентиль и воды не дождалась. Потолок над головой нависал очень низко, под ним находилось зарешеченное окно, из которого можно было увидеть кусочек тюремного двора. В стенах справа и слева было еще два окна, закрытые частой сеткой. Они вели в соседние камеры, в обеих кто-то находился. Сосед слева признаков жизни не подавал, сосед справа осторожно появился у окошка.

   - Очнулась, наконец, - прохрипел мужчина, с интересом рассматривая ее через сетку. - Какая тощая и некрасивая! - заключил он.

   Верея усмехнулась и мысленно потянулась к нему, намереваясь продолжить общение, но, только почувствовав это, тот тут же отстранился и исчез из ее поля зрения.

   - Нет, нет! - причитал он, забившись куда-то в угол. Удивленная такой реакцией, женщина придвинулась ближе к окошку, пытаясь оглядеть его камеру. Она была почти такой же, как ее, но стены с пола до потолка оказались исчерканы какими-то каракулями.

   Несколько минут Верея простояла у разделявшей их стены, прежде чем мужчина показался вновь. Он смотрел на нее укоризненно и с некоторой опаской.

   - Не делай так больше, - приказал он, - не пытайся проникнуть в мою голову!

   Верея показала на свою гортань и покачала головой.

   - Ты что, немая? - догадался узник. - Это хорошо, все, что ты скажешь, может быть использовано против тебя, - сказал он доверительно. - Но ты можешь писать, - посоветовал он, показывая на отколовшийся кусок облицовки стен. - Только нужно придумать собственный язык, иначе они все поймут.

   Пленник в камере напротив завозился и застонал. Почти сразу же эти стоны перешли в истошные крики боли, перемежаемые мольбами о милосердии. Будто там, за этой стеной, его жестоко пытают. Но Верея подбежала к окошку и кроме очень худого, высохшего мужчины, распластанного на полу, никого не обнаружила. Он бился и дергался, но ничего его не удерживало.

   - Эй, не смотри на него! - позвал первый узник требовательно и, когда Верея вернулась к нему, объяснил трагическим шепотом: - Они заперли его внутри его собственного сознания. Теперь он видит только картинки, созданные его мозгом, снова и снова. Его сны рождают чудовищ и страдания. И наслаждения, которые извращаются до состояния страданий. Что еще может создать разум таких людей, как мы? Мы ведь не ангелы, в чьих душах мир и покой.

   Так Верее пришлось провести весь день, под аккомпанемент стенаний с одной стороны и бормотания с другой. Она сидела, привалившись спиной к стене, и просчитывала все возможные варианты. Сил у нее оставалось совсем немного, это ее тело было уже и так слишком истощено - о том, чтобы вырваться отсюда силой не стоило и думать. Собрав последнее, она нанесла удар по массивной двери. Конечно, послушно вывалиться в коридор та и не подумала. Но Верею это отвлекло, мучительно хотелось пить.

   Ночь она провела в полудреме. В своем беспокойном мире сосед слева убегал от преследователей, кричал, умолял его куда-то пустить и спрятать, упрекал кого-то в предательстве. Время от времени он ненадолго находил себе очередное ненадежное убежище и тогда затихал. А вот сосед справа всю ночь спокойно проспал. Можно было бы предположить, что он свыкся со своим положением, но у него самого возникло другое объяснение.

   - Ты лекарка? - спросил он утром.

   Верея отрицательно покачала головой.

   - Как только тебя принесли, мне стало намного легче, - признался узник. - Словно мои страхи боятся твоего присутствия, - сказал он и тихонько злорадно засмеялся.

   Верея слушала внимательно. Ночью ей несколько раз казалось, что кто-то подкрадывается к ней, дремлющей, на этот раз без большой ложки. Можно ли доверять этим ощущениям, она сомневалась. И все же, что если за стеной прячется один из демонов Ризента? Боится ее и хочет напасть исподтишка? Демон - структура самообучаемая и на это вполне способна. Без конкретной цели, в связи с обстоятельствами может оказаться где угодно, особенно там, где выгодно Совету.

   - У тебя есть вода? - неожиданно поинтересовался сосед. - Они приносят ее мне раз в три дня. Зацикленный, ну тот, другой, пить сам не может, и они уводят его каждое утро. Ты хочешь воды? Подойди, я дам тебе немного.

   Мужчина поднес к оконцу грязную кружку и выплеснул через сетку воду в ее подставленные ладони. У нее был гадкий привкус, и все же это была ВОДА.

   Вскоре за вторым соседом действительно пришли, и на некоторое время, наконец, воцарилась тишина. Верея надеялась, что придут и к ней, предложат сделку, будут угрожать, пойдут на шантаж - что угодно, если это даст надежду на выход отсюда. Но Совет, поймав ее и осуществив свою кару за ослушание, мог уже спокойно забыть о ней. Положа руку на сердце, он был способен справиться с демонами и без ее неоценимой помощи.

   К счастью, ее худшие опасения не подтвердились. Ближе к вечеру кто-то попытался открыть дверь в ее камеру. Хотя Верее не хватило сил на то, чтобы в свое время эту дверь выбить, но на то, чтобы ее хорошенько заклинить хватило с лихвой. Тюремщик минут десять боролся с замком, скрежетал ключом, дергал за ручку, нервно обливаясь потом под уничтожительным взглядом Вацлава Паста. Когда дверь, наконец, поддалась, и тюремщик почтительно пропустил Вацлава в камеру, тот просто скромно вошел без самоуверенных улыбок и снисходительных взглядов, ведь эта заминка напрочь испортила пафосную сцену явления члена Совета к измученному узнику.

   Тюремщик вошел следом, внеся раскладной стул. Его он поставил в нескольких шагах от Вереи, которая продолжала сидеть у стены. Когда мужчина вышел, очень аккуратно притворив за собой дверь, чтобы избежать дальнейших эксцессов с нею, Вацлав вольготно устроился на стуле, глядя насмешливо на сгорбившегося заморыша, которого она теперь собой представляла. Женщина улыбнулась ему как можно радушней, ведь, как она успела усвоить за время пребывания в другом теле, улыбка - оружие пострашнее мрачного взгляда.

   - Удобно устроилась? - заботливо поинтересовался Вацлав.

   - "Можно без прелюдий?" - заботливо предложила Верея, сокращая время его вынужденного пребывания в камере.

   - "Конечно, дорогуша", - не стал спорить маг. - "Собственно, я пришел лишь для того, чтобы уведомить тебя об изменениях в твоем положении. Как тебя предупреждали, самовольное возвращение из ссылки карается тюремным заключением сроком от пяти лет, но в связи с открывшимися обстоятельствами, а именно с чуть не заключенной тобою сделкой с некой организацией, замыслившей покушение на Совет, тюремное заключение заменено на заключение сознания", - Вацлав указал в сторону камеры ее невменяемого соседа.

   - "Ничуть не сомневалась", - сказала женщина бесстрастно.

   - "Ничего не хочешь предложить?" - спросил маг ехидно.

   - "Предлагаю сначала вам озвучить свои предложения".

   - "Хорошо, не будем ходить вокруг да около", - посерьезнел маг. - "Как нам стало известно от присутствовавших на вашей встрече заговорщиков, их основная цель на данный момент состоит в том, чтобы заполучить лабораторные записи Афанасия Ризента. Они уверены, что эти записи находятся у тебя или, по крайней мере, что ты можешь их достать. Чтобы заставить тебя передать их им, они не без помощи твоего любовника похитили твоих дражайших родственников. Судя по выражению твоего лица, эта информации верна. Так вот, мы определили место, где заговорщики удерживали твою семью, и теперь они почти в полном составе пользуются нашими заботами. Надеюсь, ты представляешь, где сейчас находится твой младший брат?"

   Верея неопределенно передернула плечами. Вацлав довольно усмехнулся.

   - "Я предлагаю тебе полную реабилитацию твоей семьи. Им вернут всю их жизнь, включая имущество и людей. Это касается и твоего брата, если тебе хватило ума удержать его от других безумных поступков, и в других преступлениях он не замешен. Сама ты вернешь себе не только доброе имя. Твое прозвище также перестанут произносить с иронией. Люди будут считать, что одна ты смогла уничтожить демонов Ризента, чего не смог сделать даже сам их создатель. Но, к моему великому сожалению, твоя слава будет посмертной. Ты должна будешь забрать тайну их появления с собой. Чтобы больше никто их не искал".

   Верея оказалась просто убита таким предложением, хотя не совсем поняла, в чем конкретно оно состоит.

   - "Мы найдем новое место для вашей общей могилы. Я знаю, что ты можешь призвать демонов. Меня не интересует, каким образом: у тебя есть призыватель или ты и вправду Великая и можешь созвать их одной силой мысли. Ты созовешь их, как это сделал Ризент, и этим искупишь вину своего отца и своего рода. Это решит все проблемы".

   - "То есть вы закопаете меня живьем?" - зачем-то уточнила Верея.

   - "Опять твоя мания величия! К тому моменту, когда все демоны соберутся вместе, ты будешь давно и совершенно безнадежна мертва".

   - "Это утешает", - согласилась женщина.

   - "На раздумье тебе даю три часа", - Вацлав поднялся, но не успел сделать и шагу, Верея не настроена была заканчивать разговор.

   - "Стой!...те. Что тут думать, я готова высказать свои условия".

   - "Мне обязательно их выслушивать, или ты сразу примешь отказ?"

   - "Может, все-таки выслушаешь...шаете, или сразу примете мой отказ?!"

   - "Валяй", - Вацлав со всем возможным безразличием уселся обратно.

   - "Во-первых, мы переходим на ты. То есть я перехожу".

   - "Да пожалуйста. Желание смертника", - махнул рукой маг.

   - "Во-вторых, вы отпускаете моего слугу живым и здоровым и не имеете к нему никаких претензий".

   - "Вот это мимо, дорогая. Этот мужик, что был с тобой на встрече, тебе не слуга, а свободный человек. Оказался он в центре событий по своей воле, еще не известно, что он там замышлял. Я готов освободить только твоих родных, а список из всяких посторонних мне представлять не надо".

   - "Согласно царскому указу, крепостные, прислуживающие в доме, кроме вопросов наследования и привилегий могут считаться членами семьи", - покопавшись в памяти воспроизвела Верея.

   - "Ты его еще усынови", - предложил Вацлав насмешливо. - "Или можешь пожаловаться царю, к твоему сведению, у него прием каждый третий день с трех до шести. Успеешь добежать?"

   Вместо ответа женщина вперилась в мага тяжелым взглядом своих черных глаз. В нем не было конкретного посыла, и, согласно правилам, это считать прямым нападением было нельзя, и все же защита Вацлава серьезно пострадала. Он поспешил создать между ними дополнительный щит.

   - "Полагаю, это не последний человек, которому ты хочешь выхлопотать свободу, пока имеешь, на что ее поменять", - продолжил Вацлав. - "Твой глупый любовник, которого использовали против тебя. Ты хочешь избавить его от зацикливания? Именно такая участь его ожидает менее чем через сутки. Кстати говоря, это процедура практически не обратима".

   Верея не спешила реагировать, в ней боролось разочарование и обида с глубокой привязанностью, которую предательство любимого человека так и не разрушило до конца. Все же, он много сделал для нее и предал лишь под действием чужих любовных чар. Но, похоже, простить она это не могла.

   - "Если ты согласишься сотрудничать с нами, я разрешу тебе забрать одного из них: бывшего слугу или бывшего любовника. Второй составит компанию нашему постоянному постояльцу". - Вацлав кивнул в сторону и продолжил с интересом следить за ее метаниями.

   - "Освободишь Микиту", - Верея не доставила ему удовольствия, быстро дав ответ.

   Вацлав Паст не стал скрывать разочарования, словно счел такой выбор не порядочным. Она видела ситуацию иначе, но и ход его мыслей понимала прекрасно. Трагическая гибель жены члена Совета Вацлава Паста, произошедшая два года назад, широко обсуждалась в обществе. Точно так же как и их трепетные отношения в течение всего их долгого брака. Ведя с ним мысленный диалог, Верея могла окунуться и в те чувства, которые всколыхнул в нем их разговор. Каждый судит по себе, даже сильный и опытный маг.

   - "Я призову демонов, но Призывателя у меня нет. - Перешла к делу Верея. - Мне придется звать каждого по отдельности и для этого мне нужно выяснить их сущность".

   - "Можешь просмотреть отчеты по убийствам демонами, но много информации там не найдешь", - сухо сказал Вацлав.

   - "Я подозреваю, что демоны, которых призвал Ризент, - его собственные. Мне придется изучить его жизнь, мне нужны все отчеты ваших людей, которые занимались поисками Призывателя и дневников старика. Возможно, кое-куда мне придется съездить".

   - "Все будет тебе предоставлено. Но время не тяни", - сказал маг с угрозой.

   - "И этот человек мне понадобиться тоже", - Верея указала на своего соседа справа, который с жадным любопытством наблюдал за безмолвным диалогом двух магов через окошко в разделяющей их стене, не догадываясь, что всего через несколько часов станет свободным.

  

   Их высадили прямо перед все тем же домом, который в свое время выбрал для них с Агатой Георг, и без промедления препроводили внутрь. Уже в гостиной Верея первым делом бросила взгляд на часы, ее внутреннее чувство времени успело разладиться за период жизни в двух разных телах. До возвращения Агаты из Академии оставалось еще часа три минимум, если, конечно, на сегодня у нее не намечались какие-либо дополнительные занятия.

   Повернувшись, женщина строго оглядела собравшихся. Ее бывший сосед по камере в замешательстве топтался рядом. Ему она жестом приказала сесть, и тот поспешил упасть на ближайшее кресло. Вацлав стоял у выхода, облокотившись на свою вычурную трость. Его люди успели рассредоточиться по помещению и сосредоточенно взирали на нее со своих мест, будто ожидая, что она начнет колдовать прямо сейчас, где стоит.

   - "Вон!" - так рявкнула женщина, что маги чуть не повыпрыгивали из окон. Дернувшись, они вновь застыли, ожидая приказа от своего непосредственного начальства. Но Вацлав не спешил его отдавать. Верея посмотрела ему в глаза и несколько секунд они молча стояли, передавая друг другу чистые, не облаченные в слова эмоции. Все слова между ними были уже сказаны, этот обмен лишь ставил точку, печать на их договоре.

   Наконец Вацлав кивнул, и маги один за другим начали покидать дом, не позволив себе ни малейшего всплеска удивления. Сам член Совета повернулся, чтобы уйти, лишь после того, как за последним из его людей закрылась дверь.

   - "И почетный караул у дверей мне не нужен", - сказала женщина в спину удаляющемуся магу. - "Пусть перейдут на ту сторону улицы, там есть прекрасная булочная, не единожды оцененная вашими людьми".

   Больше всего Верее хотелось сейчас привести себя в порядок и нормально поесть. В глазах сидящего на краешке мягкого кресла мужчины тоже читался "легкий" звериный голод. Но играть в гостеприимную хозяйку женщина не собиралась. Впрочем, бутыль вина и миску с остатками какого-то блюда из кухни она принесла и бросила это перед ним на кофейный столик. Мужчина сразу же воспрял духом, отсутствие столовых приборов его не капельки не смущало. О существовании последних он уже и не помнил. Как только еда оказалась в его досягаемости, он тут же запустил в миску грязные пальцы, жадно запивая вином прямо из горла.

   Сама Верея позволила себе пока только немного воды. Она села на подлокотник дивана и наблюдала, как мужчина ест. Тот насытился быстро, но не успокоился, пока про запас не опустошил обе емкости: и миску, и бутыль. Закончив, бывший узник удобно устроился в кресле, забыв беспокоиться о его чистой и дорогой обивке.

   Верея мысленно потянулась к нему, но мужчина вновь не позволил этого. От него снова стало отчетливо разить страхом и недоверием. Женщина недовольно нахмурилась, хотя и сама не особо рассчитывала на его доверие. Конечно, можно было начать переписку, но она предпочла более удобный способ общения. Сжав в руке свой амулет, прямо у него на глазах высокая черноволосая женщина превратилась в маленькую белокурую девочку.

   - Как тебе фокус? - спросила кирати с лукавой улыбкой и покружилась на месте.

   - Ни...них...себе, - промычал пораженный мужчина, стекая на пол. Он медленно обполз на четвереньках кофейный столик и протянул к ней заметно трясущуюся руку. Фру милостиво позволила себя потрогать. - Не глюк, - заключил он, потрепав ее по плечу, и спросил сочувственно: - Это кто ж тебя в эту ведьму то костлявую превратил, малышка?

   Улыбка тут же исчезла с лица Фру, а глазенки враз посуровели.

   - Ты на себя самого в зеркало посмотри, скелетон завшивевший! - предложила она. - Как тебя самого звать-то, любитель пышных женский форм?

   - Да ты не злись, - спохватился мужчина, - Дрон меня звать.

   - Не злись, - передразнила кирати, - то я слишком худая, то костлявая, - можно подумать у тебя ко мне гастрономический интерес есть. Не от хорошей жизни, между прочим, как и ты!

   - Ну не злись, не злись, - сказал Дрон мягко, продолжая сидеть на полу, - скажи лучше, зачем меня сюда забрала? Придется мне обратно возвращаться или повезло?

   - Как сам решишь, - ответила кирати осторожно. - Сделаешь для меня одну вещь и свободен.

   - А если не сделаю?

   - Зачем, глупые вопросы задаешь? Ничего сложного я не попрошу. Всего несколько минут.

   - И ЭТИ не будут против? - спросил Дрон с сомнением. - Кто ты такая, что можешь моей свободой распоряжаться? - В его голосе послышались нотки агрессии.

   - Я и не могу. Но у меня есть то, что нужно ИМ, у тебя есть то, что нужно мне. Понятна цепочка рассуждений?

   С минуту Дрон напряженно думал, глядя на нее изучающе. Фру терпеливо ждала, практически не закрываясь.

   - То есть все это из-за стакана воды, - заключил он проницательно. - Вряд ли тебе будет так уж просто выторговать мою свободу, она не стоит того.

   - Мое дело предложить, - сказала кирати безразлично.

   - Ты даже не знаешь, что я сделал, - прорычал Дрон.

   - С муками совести не ко мне, - жестко отрезала Фру. - Я не растроганная подачкой маленькая добренькая девочка. Я бы и пальцем не пошевельнула ради тебя, если б не считала это возможным и осмысленным.

   - Что от меня нужно? - наконец задал мужчина самый щекотливый вопрос. Кирати замялась, ответ ему вряд ли понравится.

   - Мне показалось, что с тобою в камере был демон, которого я ищу, - сказала она мягко, пытаясь его не напугать. - Мне нужно понять, какая программа в него вшита. Для этого мне нужно знать, какие эмоции ты испытывал в последнее время, что тебя угнетало, какие чужеродные влияния ты испытывал, - перечислила она медленно, следя за его реакцией. Дрон углубился в себя, вспоминая, анализируя последние мучительные дни. Его лицо просветлело - все те параноидальные мысли, они действительно могли прийти извне! Он не сошел с ума. - И для этого мне нужно немножечко покопаться в твоем сознании. - Заключила кирати.

   Вот это уже ему не понравилось. Дрон яростно замотал головой и вскочил с места, озираясь, словно ища выход. Но снаружи дома в больших количествах паслись люди Вацлава Паста, о побеге не стоило и думать. Обратно в свою камеру теперь, когда его так вероломно поманила свобода, возвращаться было просто немыслимо. Но снова отдать на растерзание свой разум он не мог, пускай даже раньше над ним глумился ничтожный демон, а не реальность.

   - Будучи кирати, я просто не в силах проникнуть в твое сознание глубже, чем ты мне позволишь, - уверенно солгала Фру, дав ему пару секунд на панику. - Тебе нужно лишь вспомнить то, что ты испытывал в эти дни, самые сложные моменты, а я их с тебя считаю. Больше ничего я узнать не смогу и, честное слово, мне не интересно.

   Через два часа Верея, проводив Дрона по крыше, с чувством выполненного долга нежилась в ванне, лежа с закрытыми глазами. Вода была чуть теплой, но ей не хватило терпения ее достаточно нагреть, да и время поджимало. Все же, это было чудесно, чудесно настолько, что она не заметила, как в комнату ввалился Вацлав Паст. Спасибо, что один, а не с помощниками.

   - Спинку потереть? - спросил он глумливо.

   - "Лучше приготовь чаю", - ответила она в тон, не двинувшись с места.

   - Полагаю, своего товарища по несчастью ты отпустила, - сказал Вацлав, опасно присаживаясь на край ванны.

   - "И была при этом очень счастлива", - Верея продолжала лежать с довольной полуулыбкой на лице, так и не открыв глаз.

   - Он был полезен? - Поинтересовался мужчина, бесшумно закатывая рукава.

   - Весьма, - промурлыкала женщина.

   - Теперь ты знаешь сущность трех демонов из пяти? - уточнил Вацлав, примериваясь.

   - Возможно, - ответила она уклончиво, тихонько покачивая ногой, так чтобы брызги не летели в стороны. Пока не летели.

   - Вот как значит? - сказал Вацлав спокойно, неожиданно схватил ее за ногу и резко дернул, так что она с головой ушла под воду.

   Верея подскочила, откашливаясь и разбрызгивая воду, с твердым намерением вылить всю ванную ему на голову, но мужчина уже скромно стоял в сторонке.

   - Только попробуй, - погрозил ей пальцем. Верея недобро улыбнулась - стоял он далековато, много не долетит, зато, чтобы выйти отсюда, ему придется мимо нее пройти. Тут уж ему без подмоченной репутации не уйти.

   - Нападение на члена Совета - серьезное преступление, - напомнил Вацлав, разгадав ее намерения. - Полотенце? - предложил он галантно.

   Верея игриво поманила его к себе, но он с ухмылкой покачал головой и бросил в нее полотенце. Женщина встала, заворачиваясь в махровую ткань.

   - Только после вас. - Пока она не подошла к двери, он продолжал стоять в безопасном углу. Потом догнал и фактически вытолкал в коридор.

   - "Вообще-то пол холодный", - пожаловалась Верея, семеня голыми ногами и с тоской провожая взглядом разбросанные тапочки, - "вот заболею и умру раньше времени". Вацлав перестал подталкивать ее вперед, подхватил на руки и донес до гостиной, где грубо вывалил на диван.

   - "Так ты не уверена, что демон этого заключенного тот, что нам нужен?" - сердито спросил Вацлав, обнаружив, что рубашка в итоге все равно оказалась мокрой.

   - "А надо было дать мне нормально вытереться", - заметила Верея, поправляя разъехавшееся полотенце.

   - А не пошла бы ты со своими советами, - сверкнул глазами Вацлав.

   - "Грубо и некультурно", - огрызнулась женщина. - "А демоны Ризента не единственные в этом мире. Тот этот или не тот я смогу оценить только при личной встрече".

   - У тебя скоро будет такая возможность, - прорычал член Совета, слоняясь по комнате, вспоминая, где он мог оставить свою трость.

   - "Если встретишься с ним первым, я смогу убедиться в нем еще раньше", - сказала Верея деловито.

   - А покушать мне не оставили? - раздался нетерпеливый голос. Женщина вздрогнула, только сейчас заметив между подушек встрепанное мохнатое существо.

   - "Ты что, все время здесь сидел?!" - Верея перехватила зверя поперек туловища и перетащила его себе на колени.

   - "То есть это не ты его ко мне прислала?" - осведомился Вацлав, выудив свою трость из подставки для зонтов.

   - "Как прислала?" - опешила женщина. - "По почте?"

   - "По телеграфу", - мужчина устало опустился в кресло.

   - "Спасибо, что вернул", - поблагодарила Верея насмешливо и, ссадив Ивара обратно на диван, встала, чтобы пройти на кухню.

   - "Не могу себе позволить держать его в своем доме, накладно выходит", - проворчал Вацлав. Ивар хоть и не слышал их мысленного диалога, но шестым чувством догадывался о его предмете, так что, пока на кухне хлопали дверцы, он прятался между подушек.

   Свалив все найденное съестное на один поднос, Верея появилась обратно в комнате.

   - "В доме шаром покати, ты бы велел хоть булочек принести", - она поставила полупустой поднос на кофейный столик и схватилась за пустую бутылку, которая все еще стояла там.

   - "Принесут, а тут ты в таком пикантном виде", - сказал Вацлав задумчиво.

   - "Что ж мне в занавеску завернуться?" - она в очередной раз поправила полотенце и, подумав, убрала бутылку под стол. Туда же отправилась грязная миска. - "Старую одежду пришлось сжечь".

   - "Может пора тело поменять?"

   - "Нет уж, пока я это тело не накормлю, я его менять не буду", - отрезала Верея и плюхнулась на диван. Ивар выскочил из-под подушки и сразу же получил бутерброд в зубы.

   - "Сейчас принесут", - сказал Вацлав через минуту. - "Пока скажи мне, каковы твои дальнейшие шаги? Ты уже видела отчеты моих людей".

   - "Они мало что мне дали, придется поездить. Я хочу начать с места, где Ризент родился и вырос. Из детства много комплексов может вырасти".

   - "Разумно", - одобрил Вацлав, - "туда с тобой поедет Георг".

   - "Ты все-таки решил поделиться своим сыном?"

   - "Делиться им я не буду. Но как ты наверняка заметила, парень в тебя по уши влюблен. Простая влюбленность, каких у него еще будут тысячи. Это могло бы пройти со временем, но, учитывая ситуацию, времени как раз и нет. Твоя задача за время вашего маленького путешествия эту неприятность исправить. Я ясно выразился?"

   Верея безразлично кивнула.

   - Не советую тебе пытаться мне мстить через него, - прошипел Вацлав.

   - "Твоя судьба - последнее, что меня волнует", - не осталась в долгу женщина.

  

Глава 13. Демоны Ризента

   Очевидно, Вацлав посвятил своего сына не во все детали плана, поскольку тот отправился в путешествие в весьма приподнятом настроении. С собою он взял одного из драконов, принадлежавших роду Пастов, так что Фру послала за своим Урсиком, который, судя по гневной отповеди Филиппа, успел разгромить у лесников какую-то оранжерею. До деревни добрались быстро, а вот не месте пришлось поплутать.

   Драконы величаво вышагивали по дороге: Колотушка - из привычки сопровождать высоких персон, Урсик - в подражание своему опытному коллеге. Несмотря на то, что молодой дракончик имел нрав довольно безалаберный и безответственный, без возможности хоть как-то служить людям он зачах и осунулся, так что теперь, когда его наконец пристроили к делу, он хотел и старался быть на высоте. Поэтому он не интересовался придорожной растительностью и не гонялся за разноцветными бабочками, а строго слушался команд, то переходя на бег, то останавливаясь и вновь вынимая из висящей у него на груди сумки потрепанную карту.

   - Кому пришло в голову протоптать столько дорог, они что готовятся к войне? - сварливо проворчал Георг.

   В поисках Призывателя демонов и лаборатории Афанасия Ризента люди Совета наведывались и на его малую родину. Перед отъездом Георг снял копию карты, прилагавшейся к их отчету. Но сопоставить эту карту с окружающей местностью почему-то им никак не удавалось. Вдобавок, вокруг было на редкость безлюдно. Единственный прохожий, которого они догнали, что-то не так понял и скрылся от них в заболоченном лесу, и выкричать его оттуда не удалось.

   - Спросим в деревне, - снова предложила Фру сердито. Ей уже невмоготу было и дальше крутиться вокруг "того самого места". К тому же в ее фляге давно кончилась вода, и ее раздражало, что никого больше все это не раздражало.

   - Лодыри! Неужели сложно было нанести на карту какие-нибудь ориентиры?! - Георг словно ее и не слышал.

   - Георг! - прорычала кирати. - Я сейчас твою могилу как ориентир нанесу.

   - Куда ты его нанесешь? Здесь не понятно ничего...

   - Сейчас мы поедем в деревню, - медленно проговорила она, - найдем толкового человека, никуда он от нас там не денется, и попросим ткнуть пальчиком в нужном направлении. Хороший план?

   - Нет, то есть там идет кто-то, - маг попытался разглядеть движущееся темное пятнышко, то появляющееся, то скрывающееся в высокой полевой траве.

   - Ну-ка, спрячься, - замахала Фру на него руками, - никакого доверия ты одиноким путникам не внушаешь.

   - А кирати на драконе прямо-таки обычное дело, - проворчал Георг, все же пытаясь залечь вместе с Колотушкой в зарослях лещины.

   - Кирати на драконе - это безобидная диковинка, вселяющая любопытство и не более, - возразила девочка, но тут же спешилась и спихнула Урсика в крапиву, в которой он уже и так примерялся спрятаться по примеру старшего товарища.

   Кирати немного прошла вдоль дороги, следя, как постепенно растет и приближается темное пятнышко. Путницей оказалась веселая молодая селянка, бодрым шагом пересекавшая поле по узкой вертлявой тропинке. Яркая косынка сбилась с вьющихся темных волос, пустая корзинка задорно качалась из стороны в сторону.

   - Скажите, где здесь Старое Поместье Ризентов? - спросила кирати, когда та свернула на дорогу и поравнялась с ней.

   - Поместье Ризентов?! - переспросила женщина с какой-то излишней веселостью. - Да вон оно. - Махнула она корзинкой. - Поместье столь огромно, что самого дома с дороги то и не видно! - Добавила она с ехидцей.

   Фру недоверчиво уставилась на чистое поле. А женщина пошла дальше, смеясь и приговаривая что-то себе под нос. Но когда она дошла до места, где притаились драконы, ее обдало струей недожеванной крапивы. То ли Урсику такая закуска не пришлась по вкусу, то ли сама женщина ему не понравилась. Как бы то ни было, последняя дико завизжала и бросилась бежать прямо через заросли лещины. Опытный Колотушка притаился почти удачно, только его хвост оказался не в том месте. Женщина споткнулась, упала, заметила его когтистую заднюю лапу и завизжала с новой силой. Георг, прикрывающийся за неимением других вариантов двумя ветками, вздрогнул, раскрыв свое местоположение, за что и оказался бит корзиной по голове.

  

   Дом Ризентов действительно оказалось невозможно заметить с дороги, поскольку от него остались одни развалины. Остатки каменной кладки стен Ивар мог использовать для тренировки прыгучести. Но это как раз было не так уж и удивительно, учитывая, что после отъезда Ризента в Академию дом остался заброшен. Сомнения же вызывали невнушительные размеры старого "поместья". Места в периметре стен оставалось лишь для пары небольших комнат.

   - Ну что ж, некоторые вообще принципиально при строительстве камень не используют, - Фру нашла центр бывшей постройки и, скинув сандалии, удобно устроилась на траве. - В отчете дана справка о размерах собственно земельных владений?

   - Эти сведения должны иметься в магистрате Бреденниц, но не имеются, - Георг продолжал бродить вокруг со скептической усмешкой. - За время существования этого городка, местный магистрат успел потерять много документов, но, возможно, в этот раз им и нечего было терять?

   - Полагаешь, Ризенты несколько преувеличили состоятельность своих предков? - прищурилась кирати.

   - Возможно, - недовольно воскликнул Георг, вынужденный остановиться из-за вынырнувшего перед ним Урсика в каске из дорожного котелка и с Иваром на шее. - Нет, обедать мы сейчас не будем! Хотя травку какую-нибудь я бы, пожалуй, заварил.

   - У меня в мешке припрятан отличный восстанавливающий сбор, - быстро предложила кирати. Ивар фыркнул, по его мнению, быстро восстановить силы мог только хороший бутерброд.

   Пока Георг возился с костром и отваром, Фру занялась считыванием информации с облюбованного ею места. Оно оказалось достаточно энергетически чистым, и она беспрепятственно как по ступенькам начала опускаться в прошлое, все глубже и глубже, месяц за месяцем, год за годом. Солнце закрыли густые кроны деревьев, стены поднялись, вокруг заскользили тени, но они не подходили близко и не позволили приблизиться ей, скрываясь в опустившемся сером тумане.

   - Гады! - кирати открыла глаза и в бешенстве вскочила на ноги, - они тут все подтерли!

   - Кто они? - За то время, что Фру боролась с наведенной кем-то пеленой, Георг успел и сварить и продегустировать ее сбор и теперь с сомнением прислушивался к себе. - Ты что сюда положила?

   - Они - те, кому нужны эти демоны Ризента, и кто знал, что мне понадобиться информация о них! - Второй вопрос кирати тихо проигнорировала. - Кто еще знал о цели нашей поездки?!

   - Может, всю информацию стер сам Ризент, чтобы скелеты из его прошлого самовольно не вылезли на свет? - предположил Георг и, подумав, добавил: - Кажется, меня отравили.

   - Глупости, самые обычные травки, собраны и высушены по всем правилам, - насупилась кирати и втихаря укрылась мысленным щитом. Георг посмотрел на нее с удивлением, как будто заметил ее маневр. Кирати покраснела и исчезла... с грохотом провалившись в подвал.

   - Ты в порядке? - поинтересовался маг, осторожно подойдя к зияющей дыре.

   - Нет, - проворчала Фру из затхлой пустоты. - Я лежу в каком-то гробу.

   Георг наклонился, чтобы получше рассмотреть.

   - По-моему, это не гроб, а какой-то сундук или ларь, - заключил он и аккуратно соскочил вниз на кучу обломков и мусора. - Странно, что пол под тобой провалился, - маг помог ей выбраться.

   - Еще как странно, - согласилась кирати, с преувеличенным интересом посмотрев наверх.

   - А может, он не выдержал большой и толстой лжи? - прорычал Георг.

   - Скорее, здесь просто уже кто-то был, - пролепетала кирати свою версию, - потом они наспех залатали дыру и замаскировали дерном.

   - Что ты подмешала в этот сбор?!

   - Ничего особенного не подмешала. Успокойся, жить будешь.

   - А чего НЕ особенного подмешала?!

   - Что-что, сушеные мозги суслика и толченые зубы стегозавра, что еще я могла подмешать?! - рассердилась Фру.

   - Я больше ничего не чувствую!

   Фру резко пнула его в колено, Георг скривился.

   - Видишь, чувствуешь! Все нормально.

   - Ты прекрасно понимаешь, о чем речь! Я больше ничего не чувствую К ТЕБЕ!

   - И к лучшему, это лишнее.

   - Неужели я так надоедал тебе со своими чувствами?! - вскричал маг. - Не помню, что бы я даже говорил об этом в слух. Или ты перед отцом моим решила выслужиться, да? Это его идея?

   - Я лишь хотела быть уверена в тебе, в причине твоих поступков, - попыталась объясниться кирати нервно. - Влюбленность - не повод доверять человеку, но я поняла, как легко довериться, когда любишь. Я не хотела использовать тебя в слепую. Меня и так все упрекают в расчетливости, циничности, разве нет?

   - Только не я, - отрезал маг, отвернувшись от нее.

   - Так будет лучше, - сказала кирати неуверенно.

   - Это мне решать. Ты не имела права решать за меня. - Георг помолчал, а потом тихо признался: - Это чувство - лучшее, что у меня было.

   - Всего лишь химия, - возразила кирати. Ей хотелось подойти к нему, но она не посмела. - Закончим работу и, если захочешь, сможешь выбрать и полюбить кого-то другого, кого-то более достойного. Будет не хуже. - Пообещала она. Он продолжал стоять к ней спиной. - Разве можно жалеть о том, что приходит и уходит так легко?

   - Легко?! Да ты просто не понимаешь, чем ты была для меня! - Он обернулся, Фру показалось, что в его глазах блеснули слезы. - Ты говоришь об этом как о какой-то дурацкой влюбленности, которая приходит по тридцать раз на дню! А я любил тебя! Такое чувство может прийти раз в жизни! Я любил тебя как... как мой отец любил мою мать, такое не всякому дано! А ты отказалась от этого так походя...

   - Ты хнычешь как маленький капризный мальчик, у которого игрушку отобрали! - закричала кирати и тут же осеклась. Лучше бы она продолжала быть немой.

  

   Георг-конспиратор принял решение не тащить драконов с собой в деревню и самолично выбрал полянку, где те могли залечь, а при необходимости и провести всю ночь. Колотушка мгновенно понял задачу, сошел с дороги и быстро нашел себе удобное место для лежки. Урсик же посмотрел на них как на предателей. Не то чтобы ему претила мысль переночевать под открытым небом, но снова расставаться с Фру он не имел не малейшего желания. Была бы это еще воля самой хозяйки, а Георг для дракончика вообще не авторитет.

   Урсик продолжал стоять на дороге, глядя на мага своими непроницаемыми желтыми глазами. Намерение своенравного дракона оспорить приказ по его виду прочесть было невозможно. Но, хотя маленькую кирати длительное путешествие успело порядочно измотать, инстинкты мага от нее никуда не делись. Уловив в момент возросшее напряжение дракона, прекрасно понимая состояние отвергнутого и взбешенного этим мага (который без сомнений испепелил бы вышедшего из повиновения слугу, тем более ее слугу), Фру, намного более покладистая, чем Верея, наступила на горло собственной гордости, повторив приказ Георга.

   Урсик обиделся, но развернулся и пошел шуровать по полю, аккуратно пригибая высокие стебли чуткими трехпалыми лапами. Он долго назло им кружил, ворча себе под нос, громко, но не понятно, придирчиво выбирая себе удобное место. Георг попытался как-то сердито прокомментировать, но Фру не отказала себе в удовольствии от всего сердца наступить ему на ногу каблуком. Пока маг рычал на кирати, дракон нашел таки себе место и лег насколько можно далеко от "лизоблюда" Колотушки.

   Расставшись с компрометирующими их драконами, два свирепых мага, вынужденные терпеть друг друга только исходя из интересов общего дела, вошли в деревню. Больше вроде бы ничего так уж прямо с первого взгляда не выдавало их принадлежности к "высшей касте". Георг был одет скромненько, как все, кирати - не очень обычно, в комбинезон, но кто на них, на кирати, смотрит. Так и шли, не разговаривая, глядя по сторонам, как нормальные приезжие.

   Народу особо видно не было, так, мелькало что-то среди плодовых деревьев и сараев. Впереди по улице не спеша вышагивали коровы, возвращаясь с пастьбы. Подходя к своим воротам, они требовательно мычали, чтобы их впустили. Кто-то им открывал, торопливо скрываясь от глаз путников.

   Фру это наблюдение позабавило.

   - Интересно, на постоялом дворе хозяин тоже будет скромно тихориться от нас за печкой? - полюбопытствовала она.

   Георг не ответил. Он представлял, откуда ноги растут у такой застенчивости местных, и ему было немного неуютно, даже самую малость в глубине души чуть стыдно.

   Но смелые ожидания Фру все-таки не оправдались. Правда, когда они вошли, никто к ним предупредительно не бросился, но и прятаться не стали. В небольшом зале стояло два длинных стола, за одним из которых сидело несколько местных. Они обернулись на вошедших и выжидательно замолкли, но без особой неприязни. Женщина, что, сидя на табуретке возле печи, начищала горшок, молча встала и ушла за занавеску в смежную комнату.

   Не почуяв опасности, Фру прошествовала через зал, сев у конца свободного стола лицом к выходу. Георг опустился на стоящий в голове этого стола табурет. Из-за занавески появился хозяин и подошел к гостям.

   - Вечер добрый, - поприветствовал он хмуро, - чего изволите?

   - Информации, - сказал Георг тихо.

   - И пить, - добавила Фру твердо, выпуская Ивара резвиться на столе.

   - И омлет, - тут же начал зверек, боясь, что вечно неголодные маги забудут об ужине. - Какие-нибудь овощи, хлеб с маслом и молоко.

   - Именно, - не стала спорить кирати, не без удивления ощутив, что вообще-то тоже хочет есть.

   - Омлет - это взбитые яйца с молоком? - уточнил хозяин, напрочь проигнорировав запрос Георга.

   - И с зеленью, и с кусочками сыра, - поправил Ивар. Гулять, так гулять.

   Хозяин кивнул и удалился. Никто на них больше не смотрел, подсесть с разговором не пытался. Георг вздохнул и устроился удобнее, облокотившись на стол.

   Еду принесли быстро, и толсто нарезанный хлеб, и темно-зеленый омлет с желтыми сырными пятнами... Под это дело вошел незнакомец. Его появление было встречено с еще меньшим энтузиазмом. Хозяин дернулся, выдавая свое желание то ли спрятаться, то ли схватить прислоненный к печи ухват. Мужчины обменялись парой тихих неприязненных слов и исчезли за занавеской. Женщина, что подавала им еду, тут же выскочила оттуда в зал и побежала на улицу.

   Георг подтянулся, наглый и откровенно разбойный вид незнакомца его потревожил. Местные за соседним столом упрямо застыли на своих местах, хотя все вчетвером, пожалуй, выглядели хилее одного высокого поджарого незнакомца. Фру невозмутимо продолжила ковыряться вилкой в омлете, жуя огурец.

   За занавеской к консенсусу, похоже, не пришли, разговор резко перешел на повышенные тона. Вскоре гость выскочил из кухни, последовавший за ним хозяин был явно напуган, но, к чести своей, кажется, уступать не собирался, чего у него там ни просили уступить.

   - Я тя предупредил, - проорал незнакомец уже в зале, - хуже будет! - Дальше он продолжил уже на матерном, по одному вытягивая мужиков из-за стола и выкидывая прямо в дверь, отвечая на довольно слабое сопротивление пинками и ударами. Покончив с ними, он в несколько движений свалил на пол посуду и обернулся ко второму столу. Кирати смотрела на него широко распахнутыми невинными голубыми глазенками и привлекла его внимание. Мужчина подошел к ней, его лицо оказалось близко к ее личику.

   - Бу! - гаркнул он, очевидно, думая, что это напугает девочку. Не прерывая зрительного контакта, кирати с силой вонзила вилку в его ладонь, которой он очень зря оперся о стол. Длинные тонкие зубцы пронзили плоть насквозь. Мужчина дико закричал, отшатнулся, вырвал из себя неожиданное орудие, но использовать далее в бою решил длинный нож, который красивым отработанным (на публику) движением вытащил из ножен у пояса. Георг впечатлился, такой неоправданного бахвальства он не видел уже давно. Пришлось подняться и ударить его освободившимся табуретом. Мужчина отлетел в сторону, но выровнялся и подхватил второй табурет у печи. Бой на табуретках был красив, но краток.

   Когда в харчевню с поленом в руках зашел староста (или какой другой уважаемый в деревне человек, по крайней мере, его с почтением пропустили вперед) и за ним еще три дюжих молодца, Фру и Георг уже заканчивали прерванную трапезу. Хозяин стоял поодаль с кислым выражением на лице, словно зло не было повержено, а наоборот восторжествовало и теперь сидит за столом и поглощает продукты на халяву.

   - Здравствуйте, уважаемые, - первый поприветствовал Георг вошедших. Последние хором невнятно поздоровались, не зная кланяться им господину или навалиться всем скопом да прибить. - Мы представители администрации, путешествуем по вашему округу, собирая жалобы и предложения, - поспешил заговорить их маг, пока селяне не склонились к агрессивному варианту. - Проверяем, справляется ли местное управление с преступностью, - он кивнул на распластавшееся на полу тело.

   - Справляется, - хмуро ответил староста и добавил с вызовом: - И чужих нам не надо!

   Люди за его спиной насторожились.

   - Ну что ж, прекрасно, я так и понял, - улыбнулся Георг дружелюбно.

   - Разрешите забрать, - староста кивнул на распростертое на полу бесчувственное тело. Маг кивнул, но люди продолжили неуверенно толпиться у дверей. Посмотрев вниз, Георг понял причину их затруднения. Ивар лихо восседал у горла разбойника, продолжая угрожать ему вилкой, хотя тот был не в том состоянии, чтобы это оценить.

   - Уважаемый, а не могли вы познакомить нас с кем-нибудь из ваших старожилов? - Спросил Георг, сняв Ивара с его поста. - Возможно, они помогли бы нам восстановить кое-что из старых документов.

   - Не-не, нету, - грубо ответил староста, посмотрев на мага со странной ненавистью, - кончились, изошли, на кладбище все давно.

   - Что значит кончились? - Георг отбросил лишнюю вежливость. - Вы что с ними делаете?!

   - Мы то ничего. Эпидемия напала: чума, холера и стригущий лишай. Всех стариков покосила и ушла. - Развел руками староста.

   - Что это у вас за вирус такой, геронтофил?

   - Во-во, такой он. Ничего вам здесь больше не узнать. - Заключил мужчина и, наплевав на высокое положение Георга, растолкал всех и выскочил на улицу. Пришедшие с ним молча подхватили разбойника и вышли за ним.

   - Нет, ты это видела? - возмутился маг, обернувшись. Хозяина харчевни он тоже не обнаружил. - Ну, они у меня сейчас попляшут!

   - Давай ты полечишь свою уязвленную гордость потом? - предложила кирати нежно. - А для начала поподробнее расспросим старосту.

   - Я как раз и собирался его догнать и поподробнее порасспросить.

   - Я имела в виду залезть к нему в дом и расспросить без свидетелей.

   - А его господа потом выставят нам за это претензии. Согласно правилам, установленным Коллегией и одобренным Советом, при любых затруднениях с частной собственностью, которой являются эти люди, мы должны сначала обратиться к их хозяевам и уж только после этого бесчинствовать, как нам вздумается.

   - Я очень рада, что ты, как член Коллегии Магов, стремишься следовать этим прекрасным справедливым правилам, но, судя по тому, что местные жители расправились с этим хулиганом самостоятельно, их хозяева не принимают должного участия в их делах. И чтобы не бегать туда сюда, я хочу сразу выяснить, что тут происходит и почему у старосты, благо он показался мне вполне адекватным и разумным человеком.

   - Это он то адекватный?! Он хоть и не знал, с кем разговаривает, но, к твоему сведению, даже к простому чиновнику он обязан выказывать гораздо больше почтения!

   - Он просто был расстроен. Сам же слышал, у них большие потери, эпидемия.

   - Это у них мозгов потери, - проворчал Георг. - Хорошо, пошли, так и быть, перекину тебя через забор.

   Улица в обе стороны оказалась абсолютно пуста. Они постояли немного у дверей харчевни, дождавшись, что изнутри послышался шорох и звук задвигаемого засова. Тогда они повернули и наугад пошли вглубь деревни. Одноэтажные домишки вокруг почти не отличались друг от друга, разве что рисунком оконных наличников да мастью котов, которые единственные встречали их и провожали внимательным взглядом. Но дом, который вполне мог бы быть жилищем местного головы, нашелся достаточно быстро и имел отличительную деталь в виде колотушки у входной двери.

   Уходя, староста не стал оставлять дверь гостеприимно незапертой. Замок был простой, чисто символический, но Фру не стала с ним спешить. Она удобно расположила ладонь на поверхности двери и начала просматривать дом. Без помех она оглядела комнаты, широкий двор, коровник и другие постройки. Рядом также располагался большой огород, и находилась какая-то крупная конструкция, в которой кирати не сразу признала теплицу. В ней-то и копошилось некое существо, судя по отрывкам мыслей, пожилая женщина.

   - Не всех старушек поразил вирус, - улыбнулась кирати.

   Из-за угла появилась небольшая кудрявая собачка о двух головах. Заметив гостей, она дружелюбно гавкнула и завиляла хвостом. Одна ее голова смотрела прямо, другая искоса. Фру направилась к ней, та отскочила, играясь. Лишняя голова неуклюже заболталась из стороны в сторону.

   Фру с любопытством заглянула за угол. В заборе одна перекладина болталась на верхнем гвозде, отодвинув ее, собачка вернулась на свою территорию и остановилась в ожидании. Кирати последовала за ней, еле протиснувшись в узкую щель, и оказалась в огороде в двух шагах от теплицы.

   - Как удобно для воров! - восхитилась кирати.

   - Для очень маленьких воров, - поправил Георг. - Мне ты, видимо, предлагаешь оставаться здесь?

   Кирати не ответила, пошла вдоль грядок, пробираясь к своей цели. Обнаружив вход в теплицу, Фру тихо вошла, остановившись за спиной женщины, которая, ничего не замечая, возилась с какой-то рассадой, тихо напевая себе что-то под нос. Собачка застыла за порогом, но, поняв, что девочка собирается там остаться, потеряла к ней интерес и куда-то убежала.

   - Приятной работы, - кирати улыбнулась как можно более дружелюбно, но вышло не очень удачно. Женщина подскочила на месте и, увидев довольно скалящуюся малышку, схватила в руки в качестве оружия какой-то чахлый саженец.

   - Прочь отсюда, воровка, прочь, фу, кыш, - закричала она, замахиваясь на нее, но Фру даже не подумала отстраниться, со смешливым удивлением глядя на нее снизу вверх. Большие невинные глаза кирати не произвели на старушку должного впечатления, потому что она вдобавок кинула в нее лейкой.

   - Я не воровка, - поспешила девочка опровергнуть сложившееся о себе первое впечатление. - Я секретарь. - Представилась она. Это женщине понравилось, и она немного успокоилась. - Мой хозяин работает на администрацию области и проводит в ваших краях некоторое небольшое расследование. Я должна была передать промежуточные результаты в столицу с помощью быстрого перемещения, но немного заблудилась, оказавшись в вашем огороде. За что прошу прощения.

   - Ты использовала иномерное перемещение? - спросила женщина, неожиданно заинтересовавшись этим вопросом.

   - Да, именно, его и так называют, - Фру и сама оказалась заинтригованна.

   - Я знаю, как это сложно, - поведала старушка с гордостью. - Но я не думала, что и кирати могут пользоваться этим методом. Ведь для этого нужно долго учиться в Академии, - проявила она свою осведомленность.

   - Нужно, вот я и напортачила, - виновато улыбнулась девочка. - Но позвольте узнать, откуда вы так много знаете об этом?

   - О, мой мальчик Теодор, мой сын, учиться в Академии. А ведь он из простых, но он так талантлив.

   - Ему должно быть помогли поступить туда?

   - Мой старый друг, Афанасий, в свое время они с моим покойным мужем наперегонки ухаживали за мной, - на лице пожилой женщины появилась мечтательная улыбка.

   - Вы хорошо помните его?

   - Лучше, чем мужа, - засмеялась женщина. - Я отдавала предпочтение ему, он был красавец, умница, хотя и себе на уме. Но вскоре его матушка тяжело заболела, и ему пришлось все время проводить с ней, она же не отпускала его ни на шаг. Чуть что у нее начинались истерики, переходящие в припадки. Как он выдерживал это все, не представляю. В конце концов, мне и вовсе запретили навещать его. Много лет они провели вдвоем в своем доме посреди леса. Я не дождалась, - добавила она с сожалением. - Да и было ли чего ждать?

   - Что произошло потом?

   - Должно быть его мать умерла. Он покинул этот свой домик в лесу и улетел в Академию. Говорят, он смог приручить дракона, эта местная легенда, но никто его не видел. Тогдашний наш староста ходил посмотреть на дом, но он оказался пуст, никаких следов старухи Ризент. Наверное, Афанасий похоронил ее где-нибудь в лесу. Через много лет он вернулся и забрал в Академию моего Теодора...

   - И давно вы его видели? Своего сына, - спросила кирати, но не успела получить ответ. Неожиданно между ними проскочила большая черная птица. Огромный ворон приземлился на пол теплицы и, вперившись в старушку тяжелым взглядом, громко и тревожно закаркал. На этот шум в теплицу влетел староста с вилами наперевес. Всклокоченный, мокрый, с безумно вытаращенными глазами, он осмотрелся, но видимо не увидел того, чего ожидал, и напустился на старушку. Вперемешку с матом он нес какой-то бессмысленный бред, опасно потрясая вилами буквально у ее лица. Она закрывалась руками и пыталась его как-то образумить, пока ей не стало плохо, она схватилась за сердце и, другой рукой опираясь о стенку теплицы, сползла на пол.

   Староста же продолжал бушевать, но вдруг замолк и, аккуратно отведя вилы, рухнул на пол лицом вниз. За ним, довольно потирая руки, стояла кирати. Она кровожадно улыбнулась ворону, который бочком попытался покинуть место действия. Выскочив на свободное место, он взлетел, но поздно. Уже за пределами теплицы, куда-то в капусту приземлилась безжизненная тушка. Но для мага, который прикидывался птицей, это был явно не конец. Кирати было ринулась посмотреть, что будет с ним дальше, но тихий стон старушки вернул ее назад.

   К счастью, женщина оказалась достаточно крепкой, чтобы своим лечением Фру не угробила ее окончательно. Вскоре она уже совсем забыла о себе и начала хлопотать вокруг своего поверженного зятя. Кирати пришлось объяснить, что тот просто крепко спит и уже через час-два будет в полном порядке. Далее ей пришлось узнать много всего неинтересного, в соответствии с чем этот самый зять оказался просто таки с ног до головы золотой с платиновыми вставочками. А то, что напал на нее, так это у него чисто помутнение рассудка произошло, и никогда раньше такого не было. Ну, этому Фру охотно поверила, тщетно высматривая в капусте прервавшего их нормальный разговор злокозненного мага.

   Впрочем, между дифирамбами кирати смогла узнать и кое-что интересное. По словам старушки, выходило, что староста не соврал им, и в деревне за короткое время действительно скончались или попросту исчезли многие старики. Жители связали это с появление чужаков, которые вели расспросы о старых временах. Свою же тещу староста будто бы спас, собственной рукой пометив ее в книге регистрации как давно усопшую.

   Также старушка успела нажаловаться и на местных господ, часть которых разъехалась в разные стороны, а часть заперлась в своем господском доме и даже прислугу оттуда не выпускает. Предоставив тем самым деревню на растерзание всяким пришлым.

   Фру поспешила удалиться прежде, чем старушка вспомнит, с кем она собственно разговаривает. Ивара, облаянного двуглавой собакой, пришлось выуживать по дороге из грядки с клубникой.

  

   Утро выдалось хмурое, подстать господскому дому рода Олдов на холме. Он представлял собой вытянутое двухэтажное строение. Чтобы добраться до парадного, нужно было пройти по гравийной дороге через парк, ухоженный и продуманный, но дьявольски скучный. Георг позвонил в дверь, они долго ждали, но из дома не доносилось ни звука. Кирати, прильнув к двери, пыталась определить, что же там происходит.

   - Войдем? - Георг положил руку на дверную ручку и тут же одернул. Дверь распахнулась. Перед ними предстал высокий худой человек с неживым, потухшим взглядом.

   - Хозяин велел не беспокоить, - выдавил он из себя и попытался закрыть дверь, но Георг успел подставить ногу. Наткнувшись на препятствие, слуга щелкнул замком и, как ни в чем не бывало, повернулся и пошел прочь. Фру проскользнула в дом, опередив Георга, и прошла вслед за ним, но тот остановился всего в нескольких шагах, как будто о чем-то вспомнил, и так и остался стоять.

   - Какой смысл зомбировать слуг? - разочарованная кирати обошла его кругом.

   - Почему нет? Ходят тихо, ничего лишнего не замечают. - Георг быстро огляделся. Перед ним была просторная передняя, из которой через открытые проемы, практически не двигаясь с места, он мог видеть и другие комнаты. Это создавало приятное ощущение простора, но... Боковым зрением он заметил какое-то быстрое движение. Потом еще и еще. - Нам не стоит здесь ходить, попробуй позвать демона отсюда.

   - Ты сам знаешь, что без толку, - фыркнула кирати. - Так просто они появляются только когда не надо. Или вы все еще надеетесь, что я проговорюсь и Призыватель у меня? Но какой тогда смысл мне гоняться за каждым демоном по отдельности?

   - Может, ты время тянешь, - предположил Георг едко.

   - Да, это не лишено смысла, - пожала плечами кирати. - Пойдем прогуляемся, кто-то из хозяев должен быть здесь.

   - И не только из хозяев, - пробормотал маг, продолжая настороженно озираться. Он мог уловить только молниеносное движение какой-то явно охранной нечисти, но не определить, с чем ему предстояло иметь дело. - Фру, они не оставили дом без охраны, - предупредил он тихо.

   - Я не слепая, - огрызнулась кирати. Тем не менее, она уверенно пересекла переднюю и отворила единственную закрытую дверь. От отвратительной вони, хлынувшей в коридор, она поморщилась и закрыла нос рукой. Георг подошел и заглянул в комнату поверх ее головы. Раньше это помещение явно использовалось для приготовления пищи, теперь его оккупировало грязное нечесаное существо. Его тело полулежало на скамье, а желтые жилистые руки распростерлись поверх стола, на котором стояло несколько бутылей с мутной жидкостью. Длинные мышиного цвета волосы полностью скрывали лицо, но когда мужчина приподнялся, то стали видны черные выразительные глаза, смотрящие на гостей пристально и спокойно.

   - Кто здесь? - Спросил он. Голос у него был низкий и мощный. - Вы тоже пришли помешать мне спокойно закончить свое жалкое существование?

   - Георг, по-моему, ты вполне можешь поговорить с господином по-мужски, - Фру отступила обратно в переднюю. - А я пока осмотрюсь здесь.

   Георгу не понравились обе ее идеи, но возразить он не успел. Через секунду кирати уже была вне его досягаемости. До лестницы, ведущей на второй этаж особняка, Фру добралась почти бегом. Здесь она остановилась и посмотрела в сторону большой гостиной с широкими окнами и полукругом расставленной мягкой мебелью. Вновь быстрое движение, словно кто-то перебежал от дивана к креслу. Кирати нахмурилась. Если это был страж, то зачем ему понадобилось прыгать туда сюда? Она быстро обернулась, уловив другое движение у себя за спиной. Этот переход уже имел смысл. Фру осторожно перегнулась через перилла лестницы, но никого не увидела, кто-то хорошо маскировался. Она подняла голову - на верху просматривалась небольшая площадка, на которой можно было занять более удобную позицию.

   Фру рванула наверх, но на облюбованной ею площадке что-то промелькнуло, забрав на себя все ее внимание. И в следующее мгновение очередной ступеньки не оказалось под ножкой кирати. Тело успело среагировать, бросив весь свой вес на следующую. Которой тоже не оказалось в наличии. Фру зависла над провалом, зацепившись руками за третью ступеньку, чувствительно приложившись об нее головой и чуть не вышибив себе зубы. Из глаз прыснули слезы. В тумане слез, она кое-как выбралась и, прислонившись к периллам, поспешно вытерла лицо.

   Иллюзия развеялась, теперь она четко видела, что двух ступеней не хватает. Фру посмотрела вниз, в провал, куда она так мужественно старалась не упасть - обычный чуланчик под лестницей, полтора метра высоты. Если там кто-то поджидал, его было не видно.

   Кирати поднялась, перед нею на стене вдоль лестничного марша висели портреты. Она по очереди вгляделась в лица изображенных на них людей. Что-то в них показалось ей знакомым, но появление горничной заставило ее прервать это занятие.

   У женщины был такой же отсутствующий взгляд, как и у дворецкого внизу. Смотря прямо перед собой, она начала спускаться вниз. Фру пренебрежительно пожала плечами, не видя причин мешать зомби провалиться в чулан. Если это был очередной маневр неведомого колдуна по отвлечению внимания, тут он промахнулся. Атакуй открыто или проиграешь.

   Фру продолжила изучать портреты, ожесточенно роясь в памяти. Она не знала этих людей, но некие общие черты, присущие представителям этой семьи, она узнала. Кирати не успела додумать эту мысль, несчастная горничная, ведомая чей-то чужой волей, у края провала вдруг изогнулась, ухватившись за зазевавшуюся девочку. Фру вцепилась в перилла, отчаянно сопротивляясь падению. Пальцы женщины соскользнули, и она рухнула вниз одна. Кирати тихо выругалась и, несмотря на то, что теперь у нее болела каждая клеточка, поспешила вбежать на этаж.

   Тут же боль отошла на второй план. Галерея портретов продолжалась. Фру быстро дошла до конца коридора, боясь, что ее снова прервут, и не прогадала. Здесь висело изображение, которое сказало ей все - с последнего портрета на нее сурово взирал какой-то предок ее собственного Мастера. Кирати торжествующе засмеялась и показала портрету язык. Но тут же осеклась, вспомнив, как теща деревенского старосты называла Теодора Дарка своим сыном. Правда, тут на лицо фамильное сходство, но сама фамилия отсылала совсем к иному родству.

   Не обращая внимания на таинственное мельтешение теней, Фру смело подошла к окну, заметив, что оно лишь прикрыто, но не заперто. Ее неизвестный противник так и не спешил нападать открыто, видимо, полагал себя слабее и использовал методы, доступные без открытия собственной личности. Поворачиваться сейчас к нему спиной и, тем более, высовываться из окна, было опасно. Но кирати так и сделала.

   В кроне дерева, растущего прямо перед окном, что-то проглядывало. Фру попыталась левитировать этот предмет, но он зацепился за ветви и застрял. Мгновенно приняв решение, кирати побежала вниз. Позади послышался стук, словно кто-то, опомнившись, последовал за ней. Фру козой проскакала по лестнице и, чуть не сбив с ног неповоротливого дворецкого, выскочила в сад. Она обежала дом и понеслась к дереву, уже издалека разобрав, что за предмет застрял в его ветвях. Очевидно, в спешке кто-то выкинул из окна одну из картин галереи. Протащить картину вниз оказалось не сложно, кирати взяла ее в руки, с любопытством всматриваясь в черты незнакомого молодого мужчины. Пожалуй, того самого фамильного сходства на этот раз все-таки не было, хотя точно сказать было сложно.

   Фру вовремя отвлеклась от изучения портрета. К ней в полной тишине неслось два огромных пса. Глаза кирати округлились.

   - Георг! - заверещала она и бросилась наутек, предварительно закинув картину на спину, поскольку побоялась оставить важную улику без присмотра. Впрочем, далеко она и не убежала, так как, прячась, скатилась в неожиданный для такого парка заросший кустами овраг. Прижав к себе картину, Фру приготовилась к обороне, но тут обнаружила у себя на ладони какое-то едкое вещество. Пошуровав вокруг, она увидела множество костей и закатившийся в сторонку череп. Определить, есть ли фамильное сходство у него она не смогла.

   - Георг! - вновь позвала кирати.

   - Можешь вылезать, - донеслось сверху.

   Фру не хотела расставаться ни на секунду ни с картиной, ни с черепом. Она чувствовала, что невидимый колдун где-то рядом, и не хотела давать ему ни малейшего шанса забрать их, хотя с этими предметами в руках защищаться ей было бы гораздо сложнее. Выбираться из оврага оказалось тоже не просто. Она решила пройти немного вперед, туда, где склон казался более пологим. Частые ветви цеплялись, не давая продвигаться быстро. Фру пыхтела, проталкивая за собой тяжелую раму. Наконец, она выбралась на более-менее свободное место, откуда уже не сложно было подняться наверх.

   - Георг! - закричала она опять.

   - Поторопись, - крикнул маг в ответ, но все же двинулся к ней навстречу.

   - Георг, здесь еще один труп! - пожаловалась кирати скорбно.

   - Еще один? - переспросил Георг, появляясь рядом с нею. На дне оврага лежало тело женщины. Маг наклонился над ней.

   - Не похожа на госпожу, - сказала кирати, поправляя картину.

   - Скорее одна из зомбированных слуг, - Георг выпрямился. - Она задушена. Не знаю, что здесь происходит, но с нашей проблемой это никак не связано, так что я предлагаю быстренько убраться отсюда и не злить местных хозяев.

   Кирати помедлила, с сомнением оглядываясь вокруг. Георг посмотрел на нее с напускным негодованием.

   - Я всего лишь пять минут поговорил с человеком, что ты за это время успела натворить?

   - Просто хотела как следует осмотреться. - Ответила Фру. - Хотя мне настойчиво мешали, мне удалось кое-что найти.

   - Ты права, два трупа - это действительно кое-что. Надо уведомить старосту, чтобы придали тела земле. А нам пора отсюда убираться.

   - Но сначала посмотри на это, - кирати протянула ему изгвазданный портрет. Георг уставился на него с задумчивым видом, повертел в руках.

   - Что именно я должен здесь увидеть?

   - Эту картину выбросили в окно, очевидно, в спешке хотели избавиться от нее, чтобы она не попалась нам на глаза.

   - Но у кирати из разумных существ самая развитая интуиция, и ты догадалась выглянуть в окошко, увидела, схватила, у тебя ее попытались отобрать, потом пришел я и всех разогнал, - перечислил Георг.

   - Да, именно, - согласилась Фру. - Я думаю, в доме скрытно находиться маг, скорее всего из Школы Ворона, и он оказался здесь раньше нас. Когда я поднималась на второй этаж, он последовал за мной и только тогда заметил на стене этот портрет, который каким-то образом мешает его игре. Ему ничего не оставалось, как просто выкинуть его.

   - Всех из этой Школы уничтожили, - напомнил Георг раздраженно.

   - Не имеет значения, - отмахнулась кирати. - Портрет висел последним, следовательно, на нем должен быть изображен последний из рода. Ты только что разговаривал с этим человеком?

   - Трудно сказать, - Георг повернул к ней блестящую абсолютно черную поверхность.

   - Как?! - Фру торопливо выхватила картину из его рук. - Давай попробуем...

   - Уйти отсюда, - прервал ее Георг. - Мне не удобно, - он посмотрел вниз, - беспокоить бедную женщину.

   Они молча вылезли из оврага, благо тащить испорченную громоздкую картину Фру больше не приходилось. Но наверху кирати резко остановилась в задумчивости.

   - Георг, - позвала она, - такое чувство, что мне чего-то не хватает, кажется, я что-то потеряла.

   - Совесть? - небрежно предложил маг.

   - Ивара! - вскрикнула Фру, запустив руку в опустевший карман. - Постоянно забываю о нем, когда он засыпает! Он, наверное, выпал, когда я попала в дыру на лестнице.

   - Значит, он остался в доме, - нахмурившись, констатировал маг и широким стремительным шагом направился обратно к особняку. Фру побежала за ним. Обогнув угол дома, они заметили, что входная дверь открыта. Заглянуть внутрь они не успели, позади послышался шум, и они тут же бросились туда. Георгу пришлось обежать ряд причудливо подстриженных деревец, кирати проскочила под ними и первая увидела несущегося по лужайке Ивара. За ним в полуприсиде гналось двое зомбированных слуг, их руки свисали до самой земли, лица были опущены, и исподлобья они напряженно следили за каждым движением своей жертвы.

   - Помогите, - заметив девочку, пропищал Ивар на бегу. Было видно, что он уже порядком выдохся, но к ней, под ее защиту, бежать не рискнул. Перескочив через низкий бортик неработающего фонтана, он бросился в противоположную от нее сторону.

   Вне себя от ярости, девочка с разбегу врезалась плечом в ближайшего из его преследователей. Тот перелетел через бортик и упал в воду лицом вниз. Лежа на дне фонтана, он начал производить какие-то бессмысленные движения, и стало понятно, что без посторонней помощи он выберется оттуда не скоро. Георг же перехватил второго слугу и, пересиливая его активное, но беспорядочное сопротивление, поднес к фонтану, и, аккуратно саданув его головой о бортик, свалил тело на траву. Ивар выскочил из-под куста, в который успел забраться, и устало поплелся к ним.

   - Они хотели меня съесть, - пожаловался он. - И забрать твои вещи, - из его густой шерсти показался вышитый носовой платок и пряслице. - Они выпали из твоих карманов вместе со мной. Но я их схватил и побежал, а они решили меня поймать и съесть.

   - Вот, ты бы лучше за своими вещами следила, а не посторонние трупы откапывала, - посоветовал Георг ехидно, глядя, как Фру любовно устраивает зверушку у себя в кармане. Вдруг он резко обернулся, словно поймав на себе чей-то взгляд.

  

   - Вот так, теперь никто не подойдет незамеченным, - Георг вернулся к костру и устало опустился на одеяло рядом с Фру. - Эта та мертвая женщина из оврага, зачем? - поинтересовался он, заглянув ей через плечо. Кирати уже заканчивала портрет погибшей на обратной стороне одного из листов отчета.

   - Хочу узнать, кто она такая, - ответила она, не отвлекаясь.

   - Зачем мучиться? Деревенские уже, должно быть, забрали тело. Утром сходим в деревню и поинтересуемся у старосты.

   - Это если тот маг уже до нас не поинтересовался, - проворчала Фру. - Лучше набросай мне лицо того человека, с которым ты разговаривал в господском доме. А я попытаюсь воспроизвести портрет.

   - Как хочешь, - Георг покладисто потянулся за карандашом, - но из разговора с этим парнем выходит, что причиной его несчастий явился вовсе не демон Ризента. Все произошло гораздо раньше. Давным-давно один его предок серьезно повздорил с кем-то из Школы демонов Х и тот наложил на его род какое-то мудреное проклятье. До сих пор семья боролась с ним с переменным успехом, но снять так и не смогла. В итоге род благополучно захирел, и последний из их семьи, кто имеет какой-никакой магический дар, сейчас ожидает своего последнего часа в столичной больнице. Все остальные в этом плане безнадежны.

   - А семья без могущественного колдуна в роду не может владеть землей, - проговорила Фру.

   - Таково негласное правило, - признал Георг. - На практике у такой семьи просто не хватит связей и влияния, чтобы отстоять свои права. Этот пьяница, с которым я говорил, был последней надеждой рода; на услуги колдунов, обещавших поспособствовать тому, что он родиться с даром, ушли все деньги. А он вырос вот таким. Теперь он заливает горе самогоном в окружении безмолвных зомбированных слуг. Ведь на то, чтобы лишить человека разума, таланта не нужно. Зелье можно легко купить на черном рынке. Что касается остальных его родственничков, то они уехали в город, ищут, где можно хорошо пристроиться.

   - Мерзость, - прокомментировала кирати.

   - Не могу не согласиться, - вздохнул Георг. - Или ты про мой рисунок?

   Девочка отвлеклась от своей работы и с любопытством потянулась к магу.

   - Это что, шарж?

   - Я старался, но самое точное описание этого парня - грязная вонючая пьянь. Как прикажешь такое нарисовать?

   - Тогда взгляни на мой, - Фру протянула ему свой рисунок на странице из раздербаненного отчета.

   - Если сделать скидку на... Нет, не похож.

   - А на этого? - Фру поднесла к рисунку найденный ею череп.

   - Я мог бы сказать, что одно лицо. Но у одного из них как раз таки лица и не хватает.

   - Но логично предположить, что это именно он, - возразила кирати с энтузиазмом. Георг со вздохом повалился на одеяло.

   Некоторое время кирати смотрела на череп. С его помощью она могла бы вызвать духа, но чутье предостерегало ее от этого. Безошибочное чутье кирати на неприятности. Еще одна из особенностей маленького народа, благодаря которым люди предпочитали в качестве домашних слуг нанимать именно их.

   - Положим, кто-то убил настоящего наследника, а для нас устроил спектакль с переодеванием, зачем? - раздался голос Георга. Кирати пожала плечами.

   - Чтобы мы решили, что демона здесь нет, - предположила она, повернулась и подсела ближе, положив локоть ему на грудь. - Кто-то, кто знает, чем мы тут с тобой занимаемся, и для кого пленение демонов крайне не желательно.

   - То есть, мы на правильном пути и один из демонов родом отсюда.

   - Но искать его в хозяйском доме или в деревне нам не позволят, - тихо проговорила кирати. - Остается только этот старый дом, они уверены, что и здесь у них все схвачено.

   - А это не так? - спросил Георг с улыбкой.

   - Завтра, мы уберем из подвала всю эту кучу хлама, - ласково прошептала Фру, пристроив у его бока свою взлохмаченную головенку, - и попробуем снять верхний слой земли.

   - И нам это что-то даст?

   - Что-то даст, - Фру сладко зевнула и, немного поворочавшись, закрыла глаза.

  

   Утро порадовало приятной прохладой и своей продуктивностью. В деревне Фру успела не только обзавестись интересными сведениями, но и достать столько провизии к завтраку, что должно было хватить даже на то, чтобы Ивару зажевать весь стресс от вчерашней погони.

   Урсик довез ее до самого бывшего дома Ризентов, и с его спины она имела удовольствие наблюдать тут и там валяющиеся в высокой траве образцы нагромождения хлама из подвала. Всклокоченный Георг сидел на остатках стены и его взгляд, которым он ее встретил был слегка неприязненным.

   - Зря ты опоила меня отворотным зельем, потому что теперь я тебя ненавижу, - оповестил ее маг.

   - Ты что, уже выдохся? - довольно поинтересовалась кирати.

   - Нет, я достиг определенного результата и теперь предаюсь заслуженному отдыху, - Георг потянулся и заинтересованно посмотрел на Урсика. - Ты привезла воды?

   - Вода, - повторил дракон и, запустив лапу в сумку, начал вынимать провиант. - Молоко, яйцо, яйцо, булка, помидор...

   - У меня хорошие новости, - сказала кирати, - неизвестный маг опять попытался разделаться со старушкой Дарк, но снова потерпел фиаско. Вряд ли он к ней теперь еще раз сунется, тем более что всю возможную информацию я из нее уже выдоила.

   - А я в это время тяжелым трудом, потом и даже кровью, - Георг гордо продемонстрировал глубокие царапины на своих ладонях, - откопал под горой мусора прекрасно сохранившийся...

   - Пряник, - донеслось до них, - Ивар, Ивар, Ивар...

   Они оглянулись. Дракончик держал в руке пряник, стараясь стряхнуть с него посторонний элемент. Откромсав себе добрую половину огромного пряника, элемент отвалился в траву.

   - Колодец, - закончил Георг. - Стены испещрены параноидальными надписями, судя по которым можно предположить, что внутри там кто-то долго находился. Глубина там скорей всего небольшая, но до дна я пока не добрался, так что, думаю, нас ожидают еще сюрпризы.

   - Наверняка, - глазенки кирати алчно заблестели. Она подошла к краю дыры в полу, которую Георг успел значительно расширить. Теперь свет падал на место его раскопок, недалеко у подвальной стены. Маг одернул ее.

   - Сначала перекусим, - отрезал он. - Или дальше ковыряйся сама.

   Георг удобно устроился с краю устроенного Урсиком импровизированного стола, собираясь заняться делом. Фру пришлось вернуться к нему.

   - Нам повезло. Информацию с этого колодца стереть невозможно, поэтому кому-то пришлось просто закопать его и завалить мусором. Как ты догадалась, что там что-то есть? - поинтересовался Георг, наскоро утолив первый голод.

   - Я и не догадывалась. Я хотела, чтобы ты удалил лишь верхний слой почвы - иногда это помогает. Даже представить себе не могла, что ты займешься археологией.

   - Значит, это я молодец, - заключил маг. - Расскажи пока, что ты узнала от старушки Дарк.

   - Достаточно, чтобы предположить, как развивались события. Итак, смотри. Род Олдов изнемогает под гнетом древнего проклятья. В некоторых его ветвях дети не рождаются вообще, в других - способности к магии становятся все слабее. Во что бы то не стало им нужно заполучить одаренного наследника. И вот, очередной ребенок оказывается вообще без каких-либо способностей, но в то же время в принадлежащей им деревне в самой простой семье неожиданно рождается мальчик-маг. Дело за малым - поменять их местами.

   - Но, судя по тому, что мы видели, ничего у них не вышло, - скептически вставил Георг.

   - Как раз таки вышло, - возразила кирати, - но не так как они хотели. Старушка Дарк поведала мне, что семья Ризент считалась самой простой. Отец Афанасия был лесничим, да рано помер. Мать помогала в хозяйском доме, запасала травы, а также была неплохой повитухой. Но, кроме того, по деревне ходили слухи, что она ведьма, самоучка.

   - Тогда нет ничего странного, что Афанасий такой уникум.

   - И его сын мог стать таким же. Старушка Дарк вышла замуж за приятеля Ризента, но сына она родила от Афанасия.

   - Вот почему Ризент так помогал твоему Мастеру.

   - Он полагал, что тот его сын.

   - Но тебе втемяшилось в голову, что Дарк является не Ризентом, а Олдом? Потому что Олды непременно должны были бы воспользоваться открывшейся возможностью и поменять своего бесталанного ребенка, на гениального отпрыска Афанасия. Тем не менее, все наоборот. Дарк - один из лучших специалистов Академии, а Олд - печальный ошметок человека.

   - Ирония судьбы или последнее аккорд проклятья. Все-таки Мастер поразительно похож на портреты старых Олдов. Кроме того, он сам рассказывал нам, что дар проснулся в нем очень поздно. Возможно, как раз таки Афанасий и помог ему снять блок. Но это уже домыслы.

   - Как и все остальное.

   - Да, признаю, но вот еще деталь. Та задушенная служанка оказалась старшей дочерью старушки Дарк.

   - И, следовательно, сестрой твоего Мастера. Очень жаль его. Но куда ты пришьешь это к своей истории?

   - Пока не знаю. Но стоит учесть, что она единственная из зомбированных слуг, кто был убит. Учитывая их жалкое существование, такой поступок можно оценить как акт милосердия.

   - Дарк не был здесь с тех пор, как уехал в Столицу, если ты на него намекаешь

   - Да, и его мать до сих пор считает, что это произошло вчера. Может тогда Олд, который ошметок, прознал, наконец, кто он есть, раскаялся в том, что превратил родную сестру в ходячий труп.

   - И оставил ее труп в овраге? Хорошо раскаяние!

   - А похоронить не успел, его тоже убили, - Фру указала на череп, возлежащий на остатках кладки стены. - От него остались только кости, кто-то позаботился, чтобы мы ни при каких обстоятельствах не определили его личность.

   - Ты отбила мне весь аппетит, - пожаловался Георг, вставая.

   - Еда все равно закончилась, - отметила кирати.

   - Какие бы теории ты ни строила по поводу произошедшего или не произошедшего в те далекие от нас времена, - Георг перешагнул через стену и подошел к дыре в полу, с неохотой глядя вниз, - они ни на йоту не приближают нас к демонам Ризента.

   - Но мать Афанасия должна нам в этом помочь, - серьезно сказала девочка, подходя поближе. - А где еще, по-твоему, он мог ее закопать? - Добавила она, поймав удивленный взгляд мага.

   - Что, на кладбище здесь хоронить не принято? - взбеленился маг. Он спрыгнул вниз и, подхватив лопату, без лишних слов снова принялся за работу. Фру огляделась, не зная, куда себя деть. Далеко отходить ей не хотелась, так что она, тщательно выбрав место, примостилась на краю дыры, свесив в нее ноги. Отсюда ей хорошо было наблюдать за работающим товарищем.

   Георг работал быстро, но аккуратно. Через некоторое время позволил себе помочь. К вечеру работу уже можно было считать законченной. Колодец оказался глубиной всего в полтора человеческих роста. Почти до самого верха его стенки, представляющие собой кирпичную кладку, имели глубокие царапины, словно кто-то считал дни, месяцы, годы. Можно было различить и надписи. Фру разобрала такие слова, как "больно", "они рядом", "снова"... В самом низу "он ушел, ушел, ушел...".

   - Георг, я кое-что нашла, - крикнула кирати.

   Маг, который наверху укладывал на одеяле кости найденного на дне колодца скелета, прервался и спрыгнул к ней. Фру указала ему на последнюю очищенную ею надпись. Несколько секунд Георг молча смотрел.

   - Отсюда можно сделать далеко идущие выводы, - сказал он. - Но следует учесть, что его мать была очень больна, она пряталась от мира в этой яме, пыталась удерживать сына при себе. Ее состояние становилось все хуже и хуже. Он мог отойти на минуту за водой, а она сразу решить, что он бросил ее, и начертать эту странную надпись.

   - А мог не выдержать, уйти на несколько часов, вернувшись, найти мать мертвой, а потом всю жизнь испытывать чувство вины.

   - Да, вина действительно могла стать одним из его демонов, - согласился Георг. - Но тебе лучше проверить.

   - Мне хватит этой надписи, - кивнула кирати. Она села на корточки перед стеной и, сосредоточившись, закрыла глаза. Георг отошел в сторону, на сколько позволяло тесное пространство внутри колодца.

   Кирати быстро вошла в транс. Ее пальцы скользили по слагающим надпись царапинам всего несколько секунд. Потом она застыла, касаясь стены лишь самыми кончиками пальцев. Они начали мелко дрожать, и только по ним, Георг мог определить всю ту бурю чужих эмоций, которая овладела сознанием девочки.

   Вдруг лицо кирати повернулось к нему, глаза распахнулись, но взгляд не сразу сфокусировался на нем.

   - Он здесь, - прошептала кирати. - Уходи.

   Георг знал, что он должен делать, и сосредоточился на этом, стараясь не давать себе думать. Он почувствовал присутствие демона буквально через мгновение после того, как о нем предупредила Фру, но успел поставить защиту и не позволить ему вторгнуться в свое сознание. Подтянувшись на руках, он выскочил из колодца. Оттолкнувшись от старого ящика, чуть ли не вылетел из подвала. Подхватив Ивара одной рукой, благо тот нетерпеливо подпрыгивал на обломке стены, а не прятался в траве, другой он схватил за гребень Урсика и побежал прочь от старого дома Ризентов. Умный Колотушка поспешил за ним сам.

   Через несколько минут бега Георг остановился. Такого расстояния скорей всего уже было достаточно для того, чтобы демон, расправившись с кирати, не попытался напасть на них. Теперь оставалось только ждать.

   Прошло около часа, прежде чем маг заметил далеко впереди темный силуэт. Верея приближалась неспешно, и Георг сам пошел ей навстречу. Видимо, не достаточно быстро, поскольку Ивар чуть не прокусил ему от нетерпения ладонь.

   - "Демон слишком измотал кирати, так что некоторое время вам придется лицезреть меня собственной персоной", - предупредила Верея, подойдя.

   - Ничего, переживем как-нибудь, - сказал Георг, с интересом рассматривая ее. После отворотного зелья она смотрелась иначе. Старше, жестче, обыденней. У него больше не перехватывало дыхание, и сердце сладко не ныло. Обида всколыхнулась в нем с новой силой, но он постарался подавить ее.

   - "Можно считать, что с этим демоном я тоже познакомилась, и наше дело здесь сделано". - Верея протянула магу кулек из одеяла. - "Я взяла, чтобы не пришлось туда возвращаться. Некоторое время демон будет околачиваться там. Попросим деревенских похоронить или привезем родственникам?"

   Георг не сразу вспомнил, что именно находится в одеяле.

   - Возможно, стоит похоронить рядом с Афанасием, - предположил он.

   - "Помнишь меня?" - Верея протянула к Урсику руку.

   - Неа, - дракон посторонился, поглядывая на нее с непонятной неприязнью. Что делать, драконы никогда ее не любили. Придется подождать, пока кирати не придет в себя. По крайней мере Ивар, которому уже были известны обе ее ипостаси, проблем с общением с нею не испытывал и при первой же возможности прыгнул к ней на руки. Она ласково погладила его по голове и прижала к себе. Подходящего для него кармана в ее одежде не было. Видя такое дело, Урсик потянулся к ней и с брезгливым выражением на морде обнюхал ее. Она и его потрепала по голове. Дракон отстранился, глядя на нее с подозрением, словно она могла проглотить его хозяйку. Все время, пока они выбирали место и готовились к ночлегу, он следовал за ней как привязанный.

   - "Урсик!", - прорычала Верея, когда почти уже уснув, ощутила его мощное дыхание на своем лице. Дракончик нехотя подвинулся. Буквально на сантиметр. - "Да не съела я ее! Утром вернется".

   Урсик снова обнюхал ее и в полном недоумении положил голову обратно на лапы.

   - "Да, у меня два тела!" - раздраженно призналась Верея без малейшей надежды, что дракон поймет. Но тот этим объяснением вроде бы удовлетворился, с облегчением зевнул и начал устраиваться поудобней.

  

   Вацлав сидел за столом в своем кабинете. Его советник занимал кресло напротив, в молчании ожидая, когда старый слуга подаст ему бокал. Можно было продолжить разговор и при нем, учитывая безграничную преданность старика, но Теодор Дарк не хотел давать себе послабления и пренебрегать такой своей полезной привычкой как осторожность.

   Старик же не спешил, поднос меленько дрожал в его руках, вино плескалось в бокалах. Вацлав привстал, чтобы слуге не пришлось тянуться через стол. Избавившись от половины своей ноши, тот повернулся и мелкими шаркающими шажками направился к Теодору. Маг постарался сохранить терпеливое выражение лица ради Вацлава, для слуги он все равно представлял собой лишь большое расплывающееся пятно.

   - Я удивлен, - сказал Советник, дождавшись, наконец, момента, когда они снова остались одни, - что ты собираешься повторить тот же провальный ход и попытаться вновь замуровать демонов, помня, как быстро в прошлый раз такая могила была найдена и вскрыта.

   - Я помню, кем она была найдена, - Вацлав лишь пригубил вино, сразу же отставив стакан, и откинулся на спинку кресла.

   - У Лейта не было особых преимуществ. - Теодор почувствовал себя неуютно. Ему некуда было отставить бокал, и он вцепился в него обеими руками. - Нашел он, найдут и другие.

   - И ты абсолютно уверен, что у него никаких преимуществ не было? - спросил Вацлав спокойно, но взгляд у него при этом был нехороший.

   - Я уже говорил, все это время я продолжал близко общаться с Лейтом, я был мастером его детей. Я бы не пропустил ни малейшего намека на то, что они с Ризентом имеют какую-то связь. Никакой связи не было, я в этом абсолютно уверен, - повторил Теодор.

   - Но с тобой связь была? - сказал Вацлав.

   - Неужели ты считаешь, что это я мог указать Лейту местонахождение могилы? - Теодор невесело усмехнулся. - Сначала помогать тебе, потом ему. За кого ты меня принимаешь?

   - Нужно рассматривать все варианты, несмотря на личные отношения, - Вацлав, все время до этого смотревший на друга прямо, отвел свой убийственный взгляд. - Но этот вариант, пожалуй, действительно стоит отбросить. Я понимаю, что могилу рано или поздно найдут, но только если будут искать. Я позабочусь о том, чтобы уверить всех интересующихся, что искать больше нечего. Что Верея уничтожила и демонов, и саму тайну их появления.

   - Почему не позволить ей так и поступить? - спросил Теодор, одним махом осушив свой бокал и поставив его на пол, и продолжил: - Она может призывать демонов, ты сам был свидетелем. Она создала эту кирати, эту девочку из плоти и крови, всего лишь для маскировки. Ты сам смог бы такое повторить? Я нет. И демоны знают, на что еще она способна. Если б я ее не знал так хорошо, я бы подумал, что это она внучка Ризента, а не эта Агата. Почему бы не дать ей шанс, зачем продавать ее жизнь за столь малую цену?

   - Я понимаю, что ты привязан к ней, - только и сказал Вацлав.

   - Нет, друг, я вполне объективен, - возразил Теодор. - Она никогда не была моей любимой ученицей. И с семьей этой я общался лишь для того, чтобы быть в курсе их дел. Знаю, ты не доверяешь ей, но на ее стороне один лишь талант, а не опыт и коварство, если играть аккуратно...

   - Я так и делаю! Я изучил ее. Я дал ей стимул. Если она найдет дневники Ризента, она принесет их мне. Сможет уничтожить демонов - она сделает это для меня, и получит все. При этом ей не придется жертвовать собой. Она не знает точно, но она на это надеется. Так еще надежнее. А к нашему противнику она с этим не пойдет. Я достаточно ясно показал все его ничтожество и беспомощность.

   - К вам посетитель, - слуга, не расслышав монолога своего хозяина, случайно прервал его. - Фру Великая, кирати, - чинно доложил он срывающимся голосом.

   - Проводи, - приказал Вацлав громко и вышел вслед за слугой.

   Провожать кирати не было надобности - она уже стояла перед его кабинетом, увлеченно рассматривая картину с пещерой, увитой гирляндами голубых цветов. Слуга не заметил ее и медленно пошел за ней вниз. Вацлаву пришлось вернуть его.

   - Охрана тебя пропустила? - спросил маг недовольно, встав рядом с Фру.

   - Меня признали безобидной, - похвасталась кирати и, задрав голову, мягко улыбнулась ему.

   - Они изменят свое мнение, когда я им головы пооткручиваю, - пообещал Вацлав, мрачно взирая на нее сверху.

   - Твое право, - безразлично пожала плечами Фру, словно признавая его право самодурствовать, как ему вздумается.

   - Именно, - подтвердил Вацлав, начиная злиться.

   - Что это? - кирати указала на висящую над нею картину.

   - Одна из работ моей жены, - ответил он сдержано.

   - Очень красиво.

   - Согласен. - Маг несколько секунд смотрел на картину. - Зачем ты пришла?

   - Мне нужно кое-что обсудить, - Фру поджала губки.

   - Хочешь еще что-то выторговать у меня?

   - Хочу, - честно ответила кирати и без спроса прошла в кабинет. Войдя, она подозрительно огляделась. Вацлав тоже - в комнате никого не было. Меж тем, окна в кабинет не открывались в принципе, а обстановка была слишком аскетична, чтобы укрыться за нею от взгляда. Маг вскользь посмотрел на то место на полу, где ранее стоял бокал Теодора. Бокал не наблюдался.

   Удивление Вацлава прошло, когда он, предложив кирати присаживаться, вернулся за свой стол и наступил Советнику на руку. Стол в кабинете был большой, но все же не столь велик, чтобы Мастер мог под ним с комфортом разместиться. Тем не менее, он счел для себя необходимым скрючиться в узком пространстве между ящиков, и Вацлав не стал заострять на этом внимание.

   - Микита вернулся в деревню, - начала кирати, поерзав на кресле.

   - Здравое решение, - одобрил Вацлав. - Не будет путаться под ногами.

   - Ему пришлось вернуться, - сказала Фру с нажимом. - Пришло письмо от сестры подруги жены или кого-то там еще, что какие-то маги опять используют мою деревню для своих извращенных развлечений!

   - Этого следовало ожидать. Свое же добро никто портить не хочет, а чужое, и даже лучше ничье...

   - Но это моя деревня! - закричала кирати.

   - Она будет твоей, - напомнил Вацлав. - Вернее твоей семьи. И с учетом обстоятельств, лучше тебе поспешить, пока от нее хоть что-то осталось. Что-то кроме проблем.

   - То есть ты палец о палец не ударишь, чтобы защитить этих людей? - кирати сама не заметила, как по ее детскому личику заструились слезы.

   - По жалобе их владельцев я бы мог. Но у них нет владельцев. Формально они лишь подданные царя, для которого мы все равны. Но что он может реально сделать? Я бы на твоем месте не стал тратить время на бессмысленные жалобы, а занялся делом.

   - Я и занимаюсь делом! - Фру закрыла лицо ладонями. Жалкое маленькое тело не могло взять себя в руки и перестать недостойно реветь. Она попыталась сменить тело, но кабинет Вацлава оказался слишком хорошо защищен, и у нее не вышло. Ни спорить, ни торговаться в таком убогом виде не имело смысла, оставалось только уйти. Но у выхода она натолкнулась на какой-то предмет.

   Вацлав успел выставить трость и не дать кирати выскочить из кабинета. Фру отняла руки от мокрого опухшего лица и посмотрела на него с укоризной.

   - Предположим, я мог бы отрядить охрану в эту деревню, скажем, в качестве обеспечения залога твоего лояльного поведения, - сказал Вацлав, наслаждаясь моментом.

   - Обеспечь, - буркнула кирати, - а то мало ли что, - и вышла за дверь.

   Вацлав победоносно улыбнулся ей вслед.

   - Слабак, - прокомментировал Теодор из-под его стола.

   - Кто бы говорил, - Вацлав довольно развалился в кресле, ловко жонглируя тростью. - Спрятался от бедной маленькой расстроенной девочки!

   - Что может быть хуже расстроенной бабы? - Теодор оттолкнул его и с кряхтением выбрался на волю. - Ненавижу эти сопли и слезы. Но от нее я такого не ожидал. Ишь как ловко разнюнилась, ты сразу размяк - ей и напрягаться не пришлось.

   - Уверен, это положительно повлияет на результат. Такая услуга сильнее привяжет ее ко мне.

   - А если не привяжет, то появлюсь я - добрый друг, не имеющий к тебе, гаду и садисту, никакого отношения. Если, конечно, ты перестанешь сводить нас в своем кабинете.

  

Глава 14. Лесник

   По возвращении из резиденции Паста Фру столкнулась с Георгом в дверях. Он только что вернулся из Академии, куда провожал на занятия Агату. Кирати была зла как черт, в основном на себя, маг продолжал злиться, в основном на нее же, но, видя в каком она состоянии, попытался вести себя нейтрально. Бок о бок они прошествовали в гостиную.

   - Я просмотрела присланные тобою отчеты, - сказала кирати. Визуальным подтверждением этому по всей гостиной валялись стопки бумаги. - Итак, после смерти своей больной матери Афанасий Ризент верхом на драконе, которого он обрел неизвестно где, отправляется прямиком в Академию, где производит настоящий фурор.

   - И там знакомится со своей будущей женой, - продолжил Георг. - Согласно заверениям всех опрошенных, а я уверяю, опросили всех, кто когда-либо удостоился чести оказаться с ним хотя бы в одном помещении...

   - Не верю.

   - Тем не менее, по общему мнению, Ризент был тихим, спокойным и безумно талантливым. Весь его дальнейший путь - семейное счастье, научные открытия, почет и уважение коллег.

   - Вот так значит! Красиво и обезличенно. Да эти коллеги в Академии только и делают, что друг на друга зубы точат, а тут вдруг почет и уважение.

   - Видимо, он умел отгораживаться от людей, не заставляя их при этом себя ненавидеть, - предположил Георг, многозначительно глядя на нее.

   - Неужели ты все еще на меня злишься?

   - Продолжаю, ты не имела права, но я не хочу возвращаться к этому разговору.

   Кирати отмахнулась и начала собирать отчеты в кучу. Георг собрал бумаги с дивана, освободив себе место.

   - После окончания Академии Ризент остается там преподавать, в городе ему отводится жилье. Сейчас этого дома уже нет. Потом переезжает в собственное поместье.

   - И как он получил это поместье? - поинтересовалась Фру.

   - Он долгое время был в фаворе у Совета. Тихий, углубленный в собственные исследования, - начал перечислять Георг, - ни к какой Школе он так и не примкнул, ни в каком конфликте не участвовал. Выполнял поручения Совета.

   - Они же не пустырь ему отвели!

   - Раньше эти земли принадлежали другому человеку, - неохотно согласился Георг, понимая, куда клонится разговор. - Их конфисковали за измену. Я об этом не особенно осведомлен. Но Ризент в этой истории не был замешен, ему лишь перешел пустой кусок земли, фактически пепелище.

   Кирати прожгла его злобным взглядом.

   - И кому же в тот раз не повезло? Кто был хозяин? - спросила она едким тоном.

   - Знаю лишь то, что он принадлежал к Лесной Школе и в то время был очень близок к Совету, из-за чего к нему и отнеслись так жестоко. Не вдаваясь в подробности, его повесили, а его домочадцев, - Георг сделал чуть заметную паузу, - некоторое время их держали в тюрьме, но потом отпустили. Они проживают где-то на территории Школы.

   - То есть пытали, и отпустили, удостоверившись, что им ничего не известно, - глаза девочки пылали ненавистью. - Нам еще повезло, знать бы, почему.

   Георг казался ошарашенным, словно ему и в голову не приходило, что с семейством Лейтов могли обойтись гораздо хуже.

   - Хочу знать подробности этой "измены", - заявила кирати. - Даже если Ризент не имел фактического отношения к случившемуся, смерть этого человека могла оказать влияние на его тонкую душевную организацию.

   - Конечно, я могу попытаться разузнать, но вряд ли смогу получить доступ к документам, - растерянно покачал головой Георг. - Понадобиться особое разрешение, а отец просто пошлет меня куда подальше.

   - Попробуй, - сказала Фру оптимистично, - а я постараюсь добыть информацию по своим каналам. - В ее голосе зазвучал азарт.

   Молодой маг нехотя встал и направился к двери.

   - "Раз я оставляю тебя одну, мне придется вызвать охрану", - предупредил он.

   Девочка ангельски улыбнулась и кокетливо поправила непослушную челку. Вместе они подошли к выходу. Георг выглянул на улицу и жестом подозвал двоих мужчин, околачивающихся в подворотне напротив. Он пропустил их в коридор и коротко объяснил им их задачу, при этом они поглядывали на кирати один с опаской, другой, постарше, настороженно. Знали, значит, с кем дело имеют.

   - Ну, развлекайся, девочка, - сказал Георг на прощание и вышел за дверь.

   Тот из напарников, что пониже да помоложе, показался Фру каким-то уж слишком впечатлительным на ее вкус, второй был поинтересней.

   - Проходите, чайку попьем, - пригласила она радушно, переходя в гостиную.

   - Это лишнее, - сказал старший сурово, последовав за ней. Младший нехотя просочился последним, нервно оглядываясь вокруг.

   Фру, как вроде бы и положено кирати, засуетилась, собирая на стол, правда с гораздо большим шумом, чем, должно быть, полагалось, плюхая тонкий фарфор с опасным звоном на низкий кофейный столик. Из буфета появились аппетитные сушки и печенье. Когда она перестала носиться из кухни в гостиную и обратно, а устроилась за столом, напарники все же сочли возможным сесть напротив нее на диван. Продолжая приветливо улыбаться, кирати разлила чай и у них на глазах начала спокойно попивать из чашки, не глядя выбирая лакомства то с одного, то с другого блюда. Через минуту такой уверенной демонстрации того факта, что травить она их не собирается, напарники сочли возможным осторожно пригубить и из своих чашек. Вскоре чаепитие пошло увереннее.

   Некоторое время Фру снисходительно наблюдала, как быстро пустеют блюда, потом наклонилась и попыталась поднять на руки Матвея, делающего вид, что мирно дремлет на полу. От неожиданности кот намертво вцепился когтями в ковер, что оказалось очень не кстати, ведь на этом же ковре так же стояли стол и диван.

   - "Отцепись", - велела она, стараясь не менять выражения лица. - "Мне необходимы твои редкие умения".

   - "Мяу", - снизошел Матвей.

   Поглаживая кота, кирати пристроилась на подлокотнике дивана со стороны менее впечатлительного напарника, заметив, как тот едва уловимо приготовился к обороне.

   - Не волнуйтесь, - сказала она скучающе, - что-то у меня сегодня не боевое настроение. Давайте просто поболтаем.

   Кот вывернулся из рук кирати и пробежал вдоль дивана прямо по ногам напарников. Достигнув второго подлокотника, он обернулся, чтобы проверить произведенный эффект. Оба мужчины застыли, не в силах даже перевести взгляд. Один продолжал держать чашку, второй с брезгливостью чуть откинулся назад.

   - Простите, вынуждена вас покинуть, - спохватилась кирати. - Совсем забыла, у меня же назначена встреча с декоратором! Обои собираемся менять, знаете ли. - Затараторила она. - Такой мелкий цветочек нынче не в моде. А вы не стесняйтесь, угощайтесь, чувствуйте себя как дома. Матвей, ты за старшего. Вот, полезное чтение, чтобы не скучать.

   Фру бросила на диван первую попавшуюся книгу и вылетела из комнаты. Матвей с интересом оглядел своих подопечных. Вообще-то хороший маг, мог справиться с параличом, наведенным стражем, за несколько минут, так что для профилактики кот устроился между напарниками и уткнулся в книгу.

   - "Что тут у нас? "Кормушки для птиц. Практическое пособие"", - зачитал он заголовок. - "Занимательно, не находите? Я одно время вплотную занимался этим вопросом. Правда, кормушки у меня были не для птиц и скорее не кормушки, а ловушки. Вот однажды положил я туда сало и бутыль самогона. Ух, как сторож потом ругался, а ведь и провисел-то вниз головой всего с полчаса, пока мы... Впрочем, я отвлекся".

  

   Вацлав Паст заранее предупредил о своем приезде, и Элоиза Ризент успела собраться с мыслями и решить, что скажет ему. Судя по всему, поиски наследия ее отца подходили к концу. Из охраны в поместье осталось всего трое магов, да и те уже просто лениво шатались из угла в угол, покрикивая на прислугу. Элоиза прекрасно понимала, что теперь поместье сохранить за собой не получится, да она и не желала этого. Афанасий хоть и уничтожил большую часть своих открытий, на оставшихся успел сколотить достаточный капитал. Денег должно было хватить и на приличную квартиру в Столице, и на вполне достойное существование ее и дочерей. Лично ей этого было достаточно. Она собиралась уверить Вацлава, что на большее она не претендует. Очень правильный и безопасный образ мыслей.

   Тем не менее, Совет мог считать иначе, и на душе у Элоизы было не спокойно.

   - "Началось", - подумала женщина, с тревогой уловив в глазах Вацлава Паста некий интерес. Она бы предпочла безразличие. Тихое безопасное безразличие, при котором о ней бы просто забыли, дали бы жить, как живется.

   - Вы ведь не учились в Академии? - спросил Вацлав, устроившись в кресле напротив нее.

   Элоиза дрогнула. Неужели он думает, что она может быть опасна, что у нее хватит сил, что-то скрывать от Совета?

   - Нет, - с трудом выдавила она, - от родителей мне не досталось ни крупицы их дара.

   - Может быть, Афанасий обучал вас сам?

   - Мой отец был слишком поглощен собственными исследованиями. - Проговорила женщина. - Но, даже если б он попытался, то лишь бы потерял со мною время. - От охватившего ее страха, ее слова звучали искусственно.

   - Звучит невероятно. Чтобы маг такого уровня хотя бы не попытался обучить секретам мастерства свою единственную дочь. - Вацлав не сводил с нее насмешливого взгляда, но тон его фраз продолжал быть спокойным и доверительным.

   - У отца был не дар, а проклятье, он сводил его с ума, - сказала Элоиза, и в ее голосе послышались истерические нотки. У нее не было выбора, она должна была убедить Вацлава, даже раскрыв семейный секрет. - К нему было страшно приближаться, когда он работал или думал о работе, т.е. практически всегда. Мы ходили по собственному дому как тени, чтобы не потревожить его. Больше всего на свете я не хотела, чтобы во мне открылся подобный дар!

   - И все же ваш муж взял вашу фамилию, хотя это не принято у более сильных магов.

   - Никто за пределами дома не знал отца с этой стороны. Когда ему приходилось куда-то ехать, он принимал специальное снадобье, которое заглушало голоса в его голове, и он выглядел почти нормально. Мой покойный муж рад был войти в нашу семью, это помогло ему продвинутся в его Школе.

   - А что же ваши дочери? Они тоже боялись дара своего деда? - Продолжил Вацлав.

   - Когда родилась старшая, Беата, мы ушли жить в отдельный флигель и очень редко виделись с отцом. Мама тоже переехала к нам, и он остался один, со слугами. Обычно отец даже не замечал этого, но иногда приходил, хотел поговорить, посидеть с нами. Но мама не пускала его, говорила с ним из окна. Мама очень мучилась из-за этого, в молодости они так любили друг друга. Но он стал действительно опасен, а для встреч с нами свое зелье пить отказывался. Он был очень упрям.

   - Афанасий пытался заставить вас общаться с ним с помощью колдовства?

   - Однажды, он пытался передать маме какой-то подарок, но она его не взяла. Больше ничего конкретного не вспоминается. Но мама считала, что он колдует все время.

   Вацлав не стал заострять внимания на этом "подарке", тем более что Элоиза, похоже, никаких подробностей о нем и не могла поведать. Вместо этого он спросил:

   - Что на счет вашей младшей дочери, как при всем этом они с дедом оказались так близки?

   - Моя вторая беременность проходила очень тяжело, мама винила в этом отца. Агаточка родилась очень слабой, и мама ничем не могла ей помочь, а мне было так плохо. Мама схватила младенца и убежала. Потом рассказала, что отнесла ее к отцу, хотела, чтобы тот посмотрел, чего добился. Я думала, что Агата умерла, и я сама чуть тогда не умерла! Я долго и тяжело болела, когда выкоробкалась, отец вернул мне Агату. Она казалась абсолютно здоровой! Не знаю, что он сделал, но он спас ее. После этого я не могла препятствовать его общению с ней. И все действительно было нормально, они души друг в друге не чаяли. Но все же никакого дара ей от него не передалось, можете узнать в Академии, куда ее так поспешно приняли. И он ничего не рассказывал ей о своих исследованиях. Он очень ее любил, и не подставил бы так любимую внучку! - Сорвалась Элоиза.

   Вацлав снисходительно улыбнулся и встал.

   - Могу вас обрадовать, с демонами вашего отца совсем скоро будет покончено навсегда и охрану можно будет снять. - Уведомил он. - Я так понял, вы с дочерьми собираетесь обосноваться в Столице? Ничего не имею против. - Сказав так, он покинул обмершую Элоизу, оставив ее в страхе размышлять, что еще он успел выудить напрямую из ее сознания во время их разговора.

  

   Когда Фру добралась до ограды городской резиденции Лесной Школы, она уже порядком выдохлась. Как она успела заметить, столичные извозчики не шибко рады возить кирати, они их в большинстве своем как будто не замечают. В этот раз ей ни один внимательный не попался. Исправлять это она не стала только из соображений конспирации, да и толку потом от разбитой повозки.

   Уже смеркалось, когда она подошла к воротам резиденции, и все же была удивлена обнаружить их запертыми. Несколько раз Фру нажала на кнопку звонка, постояла, глядя на освещенные окна. Почему-то никто не спешил через ухоженную лужайку отворить ей.

   В полном непонимании она пошла вдоль ограды. Почти по всему периметру над последней нависали ветви деревьев, на которые густо намоталась какая-то опасная на вид лиана. И только в одном месте обнаружился просвет. Здесь почти от самой ограды шел крутой спуск к идиллическому озерцу, за ним все снова утопало в зелени, скрывающей жилые постройки. Пейзаж выглядел вполне невинно.

   Фру вкарабкалась на ограду и начала медленно спускаться с той стороны, постоянно прислушиваясь и приглядываясь. Почти достигнув земли, она остановилась. Склон с этого ракурса казался круче и подозрительней. Все же далее висеть на ограде было глупо. Осторожно кирати поставила одну ногу на землю. Ничего не произошло. Тонкие былинки мелко раскачивались на ветру, мягко касаясь кожи. Утки без какой-либо враждебности поглядывали на нее из зарослей рогоза. Фру спустилась на землю и прошла несколько шагов, аккуратно высматривая возможные ловушки.

   Приноровившись, кирати чуть ускорила шаг и тут же безобидные стебельки сжались, словно хватая за ноги, за подол платья, и, потеряв, равновесие по крутому склону девочка с визгом скатилась в воду.

   Вынырнув, Фру оказалась в окружении стайки уток, часть которых почему-то продолжала плавать кверху лапками. Поймав одну, кирати поняла, что это просто игрушка.

   - Это просто резиновые утки, - услышала она подтверждение своим мыслям.

   На берегу стоял Филипп. Он подал ей руку, помогая выбраться на берег.

   - Какие-то у вас неправильные утки, - пожаловалась девочка, сильно дрожа.

   - Просто резиновые утки, - повторил Филипп, провожая ее вперед.

   - С вашими возможностями можно было завести и живых уток. И пруд с теплой водой.

   - Обязательно, с утра сразу же займусь, - пообещал маг. - С твоим драконом, Урсиком, все в порядке? - поинтересовался он. - Он не вернулся к нам.

   - Да, ему нашелся новый дом, - поведала кирати и, наморщив носик, в подтверждение своих слов тоненько чихнула. - Один маг из Коллегии согласился взять заботу о нем.

   Филипп коротко кивнул, не показывая, что он думает об этом, и повел ее вперед. По узким аккуратным дорожкам, ведущим через пышный кустарник, они быстро вышли к небольшому деревянному дому, стоящему наособицу от остальных. Входная дверь вела сразу в зал с растопленным камином. Никого вокруг больше не обнаружив, девочка поспешила окунуться в нагретый воздух у огня.

   - Что-то вы меня в последнее время совсем забросили, - лукаво улыбнулась она, чуть отогревшись. - Давно не имела чести заметить вашего вмешательства.

   - Зато Совет заметил, - отрезал Филипп. Он встал поодаль между нею и выходом. - Наше руководство решило, что столь сильное внимание с его стороны для нас нежелательно.

   - Я с удовольствием отвлеку это внимание, за небольшую услугу.

   - Никаких услуг. И денег. - Ответил маг твердо.

   - Прекрасно, убедили! Никаких сделок. Вы только расскажите мне, кто до Ризента был хозяином его поместья и что с ним произошло, и я сразу же уйду.

   - Я не владею этой информацией, - продолжил сопротивление Филипп.

   Кирати несколько секунд внимательно сверлила его глазами, пытаясь уловить признаки правды или лжи. Маг попытался держать оборону, но не выдержал и отвернулся.

   - Жаль, - сказала девочка с наигранной печалью. Достала из кармашка платья гребень, села лицом к камину и попыталась заставить подсыхающую челку виться и не лезть в глаза. Критически оценив свои шансы по-тихому выкинуть ее за ворота, Филипп пододвинул одно из кресел к огню.

   - Его звали Георг Мейзон и случилась с ним смертная казнь, - прошипел он, садясь к ней поближе. - Что еще тебе интересно?

   - Почему? - спросила кирати, принимаясь за остальные свои короткие, но непослушные волосы.

   - Не понимаю, как тебе это поможет.

   - Я тоже не понимаю. Разберусь, - с видимой беспечностью пожала плечами девочка.

   - А потом Совет разберется с нами, - проворчал Филипп злобно.

   - Совет, Совет, Совет, - скорчила гримаску кирати. - Не так уж он страшен, что б поминать его так часто.

   - Лесная Школа не слишком по душе Совету. - Филипп сделал паузу. - Чего нельзя было сказать лично про Мейзона. Он занимался садовыми растениями, декоративными цветами, бесхитростный рубаха-парень. Постепенно он втерся в доверие, начал оформлять помещения для встреч Совета. Большие люди тоже любят красоту и разнообразие.

   - И что?

   - Какой-то демон его дернул заняться механикой. Поначалу он держал свое новое увлечение в секрете. Видимо, чтобы не испортить никому впечатление от своей сногсшибательной шутки, которую он задумал. Сногсшибательная глупость! Тем жарким летом одно из совещаний Совета было задумано провести в беседке на середине пруда. Кувшинки, уточки - все красиво. И вот совещание почти закончилось, люди начали расходиться, и вдруг... плавающие у самого основания беседки утки начали перекидываться короткими фразами, абсолютно бессмысленными, но только вырванными из подслушанных разговоров членов Совета и их же голосами. Эффект был...

   - Сногсшибательным.

   - Головосшибательным. Конечно, за глупость надо отвечать, но, должно быть, его ввело в заблуждение то, что они относились к нему как к равному, человеку, вошедшему в их узкий круг доверия.

   - А они просто заменили его другим безобидным чудаком-изобретателем, - сказала Фру задумчиво.

   - Ризентом, - согласился Филипп, - который позже также подкинул им свинью.

   Эта история могла сказаться на мироощущении Афанасия. Девочка задумчиво смотрела на огонь, обдумывая эту идею. Талантливый маг, приближенный к Совету, чувствовал себя в полной безопасности и мгновенно потерял все из-за невинной глупой шутки - одного из своих изобретений. Подобная учесть могла ждать и Афанасия, любое его исследование неожиданно могли посчитать опасным. В любой момент он мог стать врагом Совета. Эта идея наверняка мучила него. Постоянный страх, как тот, что мучил ее соседа по камере.

   Кирати удовлетворенно улыбнулась, четвертый демон Ризента был у нее в кармане.

   - А этот прудик с утками у ограды, - хихикнула девочка, - не слишком раздражает Совет?

   - Бесит, - улыбнулся Филипп.

  

   Фру возвращалась домой по темным улицам, глубоко задумавшись, и долгий путь показался намного короче. Город выглядел опустевшим, и даже фонари горели тускло, а то и через один, словно не напрягаясь, раз не было прохожих, которые могли на это посетовать. Горожане в большинстве своем давно уже спали, ведь завтра еще до рассвета их ждало начало Большой Мистерии - очередного праздника, который на этот раз устраивался магами исключительно для простого народа. Народ ожидало представление, гуляния и массовая раздача всякого удивительного барахла, вроде поющих шляп, флуоресцирующих башмаков или ручных мышей кричащих оттенков. Итак, все спали, либо собираясь рано подняться, либо полагая, что все равно рано разбудят.

   Вокруг не было не души. Девочка уже почти добралась до самого дома, когда этот факт начал ее слегка тревожить. Тихий лязг металла привлек ее внимание. Он тут же прекратился, но Фру остановилась и прислушалась, тишина была почти полной. И все же кто-то приближался к ней, быстро и практически беззвучно. Через пару секунд, у поворота, шагах в тридцати от себя она уловила движение. Всего лишь стая бродячих собак, около десятка, вышла на широкую улицу и озиралась вокруг. Верея их и не замечала никогда, но для кирати они показались огромными и жуткими зверюгами. Недалеко позади начинался подъем на крыши, так что Фру медленно вернулась туда и стала подниматься на второй ярус города. Собаки проводили ее заинтересованным взглядом, но стая не двинулась с места.

   Кирати вздохнула с облегчением, сердясь на свое маленькое трусливое тельце. Она уже преодолела половину высоты, как чувство опасности вернулось с новой силой. Перилла лестницы, увитые плющом, скрывали от нее все на свете, но на самих периллах сидел огромный ворон. Вот кому все было видно прекрасно. Он поднял голову и вдруг резко свистнул. Фру инстинктивно побежала, но на бегу обернулась, чтобы увидеть, как на лестницу в полной тишине одна за другой влетают собаки.

   Выскочив на крышу, Фру огляделась в поисках укрытия. Здесь вдоль края тянулся один длинный дом с односкатной крышей в сторону улицы. От ската вел желоб и спускалась труба прямо к бочке для дождевой воды. Вскарабкавшись на бочку, кирати успела вцепиться в трубу и сразу услышала всплеск. Собаки с набега перевернули бочку и теперь топтались внизу, не в силах запрыгнуть так высоко. Фру быстро забралась на спокойную безопасную крышу домика, отсюда можно было и немного поколдовать. Никакому разумному внушению собаки не поддавались, ибо находились в своего рода трансе, так что Фру решила их просто оглушить. По одной она успела снять пятерых, как что-то сшибло ее к ним обратно вниз.

   Кирати приземлилась прямо на чью-то мохнатую спину. Она тут же вскочила, но одна из собак уронила ее обратно, с силой ткнувшись мордой в живот. Фру удалось сконцентрироваться и ударить так, что всех оставшихся на ногах откинуло от нее. Она снова поднялась и бросилась на соседнюю крышу, благо на нее вел лишь временный дощатый настил, который можно было откинуть. К сожалению, этот мост оказался излишне недолговечным. Вместе с ним и одной из догнавших ее собак кирати рухнула вниз.

   Фру не сразу пришла в себя, лежа на груде каких-то обломков в узком проулке в который вообще не проникал свет. Слева раздавался болезненный скулеж. Девочка на ощупь в темноте нашла это теплое, пахнущее кровью существо и поспешила прекратить страдания несчастного животного. Потом обратила внимания на свои страдания. Даже в этом теле она ухитрилась получить минимум повреждений, но все же на какое-то время она сознание теряла. Продолжая сидеть в темноте, она торопливо обшарила карманы. Не осталось ничего: ни гребня, ни денег, даже одного кармана - теперь он болтался тряпочкой на нескольких стежках. Пряслица на тесемке не хватало тоже. Обчистили негодяи! Хоть не убили. Почему-то.

  

   Вацлав накинулся на нее, как только она вошла. Выскочил как из-под земли у нее перед носом. В левой руке он с силой сжимал свою непременную трость.

   - Гуляла? - спросил он, поморщившись от ее побитого вида.

   - Люблю побегать от твоих соглядатаев перед сном, - съязвила Фру. - Это меня успокаивает. - Она с тревогой оглядела пустую гостиную. - Где мой брат?

   - А, он был здесь? Не обратил внимания, когда уничтожал мусор, - уведомил он пренебрежительным тоном. - Не люблю, когда отчеты моих людей валяются по посторонним помещениям, - к концу фразы в его голосе появилась угроза.

   - Не валяются, а лежат аккуратной стопочкой, - поправила кирати, заглядывая под стол. Но рыжая лапа на миг сверкнула из-под дивана. Видимо, Вацлав был действительно зол, раз своей уборкой загнал Матвея в эту узкую щель.

   - Можешь объяснить, почему мой сын тайком от меня ковыряется в секретном архиве?

   - Рискну предположить что потому, что ковыряться открыто и со всеми удобствами ты ему не разрешил.

   - А может потому, что его туда послала одна мелкая стерва?! Предварительно убедив, что эта информация ей нужна как воздух, а его отец-идиот из вредности ей не делится? При этом прекрасно зная, что он попадется и станет всеобщим посмешищем? А сама при этом пойдет и преспокойно добудет эти данные в другом месте, при этом подставив свой источник под молот?

   - Давай остановимся на моей версии? - попросила Фру, нахмурившись.

   - Нет, не думаю.

   - Что ты хочешь этим сказать?

   - Что благодаря тебе у меня появился прекрасный повод разделаться с лесниками раз и навсегда. Раз в их городскую резиденцию наведываются люди, находящиеся в данный момент вне закона. Кто знает, чем они их там снабжают, какие разговоры ведутся под их гостеприимными зелеными крышами, какие заговоры зреют?

   - Это просто смешно.

   - Не могу так сказать, у меня нет чувства юмора.

   - Что ты хочешь? - Фру раздраженно вздохнула.

   - Тебе нечего мне предложить, ты и так кругом должна.

   - То есть ты пришел просто позлорадствовать?

   - Нет, я пришел вытащить из тебя все: все, о чем вы говорили с лесниками, сегодня и ранее. И я не удовольствуюсь тупым пересказом с удержанием неудобных подробностей. Я хочу лично заглянуть в твою память.

   - А получив разрешение покопаться на этой полочке, ухватить кое-то и с других?

   - Можешь попробовать защитить другие свои воспоминания. Я не против, будет даже забавно посмотреть на твои жалкие потуги высвободиться.

   - "Посмотри", - перед Вацлавом стояла уже не маленькая девочка. - "Но прежде дай слово, что, узнав наши разговоры, перестанешь преследовать лесников".

   - "Если не найду иного повода. Обещаю". - Он схватил ее и притянул ближе.

   Вацлав выжал ее как лимон, но, закончив с ней, и сам выглядел не лучше. Сквозь силу она торжествующе улыбнулась. Что-то по мелочи он, конечно, ухватить смог, но тайные закутки ее памяти в полном составе остались в ее единоличном пользовании. Немного отдышавшись, она вновь сменила тело. Довольная, жизнерадостная кирати подхватила вылезшего из своего убежища кота и плюхнулась с ним на диван. Уставший Вацлав опустился на подлокотник кресла.

   - В обмен могу поделиться соображениями касательно последнего демона Ризента. - Сказал он примирительно. - Элоиза Ризент призналась, что у их семьи отношения с Афанасием давно испортились, они жили порознь и не желали встречаться с ним. Чтобы вернуть их расположение он пытался передать им некий "подарочек".

   - Приму это к сведению, - беспечно кивнула кирати. Эта информация удачно соответствовала ее собственным предположениям. Она даже знала, у кого сейчас находиться этой "подарочек". Один из слуг признался ей, что видел, как незадолго перед своей смертью у гробницы Ризента Антон Лейт передал ее сестре, Федосье, амулет, о котором велел молчать. После этого, по ее собственным наблюдениям, муж Федосьи, недоразвитая наглая свинья, стал к ней удивительно добр и чуток. Верея с самого начала подозревала, что этот амулет - один из артефактов Ризента, а в самой гробнице наверняка осталась пустышка. Что ж, пусть сестренка поживет по-человечески. Она, пожалуй, не станет забирать его, - решила Верея. Демонов можно захоронить и без полного набора парных артефактов.

   - Я пришлю к тебе целителя, - предложил Вацлав, снова взглянув ее ссадины.

   - Не стоит беспокоить целителя. Я уже познакомилась со всеми творениями Ризента и готова воплотить в жизнь твой извращенный план.

   - Я хочу, чтобы ты представила письменный отчет об этих твоих изысканиях, - Вацлав казался удивленным.

   - Вот еще, не хочу тратить мои последние часы на бумагомарание.

   Вацлав был обескуражен. С его стороны для заточения демонов было все готово, но он никак не ожидал, что к нему подготовиться сама Верея. Он ожидал от нее других предложений, неожиданной находки дневников Ризента, попыток уничтожить демонов - да чего угодно! Она же решила исполнить его собственный план, который лично ей не оставлял ни малейшего шанса на выживание. В это верилось с трудом, но вторжение в ее память не подало ему не малейшей подсказки. Кирати нагло улыбалась.

  

Глава 15. Жертвоприношение

   Полянка, на которой они остановились, находилась почти в километре от колодца, где предполагалось в очередной раз замуровать демонов Ризента. Заканчивались последние приготовления. Фру спокойно сидела в тени, облокотившись спиной о дряхлый вяз, без особого интереса наблюдая, как личный помощник Вацлава Паста колдует над принесенным им устройством. Последнее должно было записать и выдать на экран сигнал от биодатчиков, которые другие два помощника сейчас размещали вокруг колодца.

   - Надеюсь, твоя смерть окажется не напрасной, - неожиданно произнес Вацлав. Он стоял в нескольких шагах от нее и до этого за все время, что они были здесь, не произнес еще ни слова. Фру подивилась той человечности, которая вдруг появилась в его голосе, но это слабое ощущение сожаления возникло и тут же вновь испарилось, так что она не стала строить на этой неверной почве никаких выводов. И тем более не стала делиться с ним своими планами, которые слегка отличались от планов Совета - ровно на ее жизнь.

   Мимо прошли еще несколько магов, груженные каким-то дополнительным оборудованием. Его они несли куда-то в сторону, явно не к месту будущего погребения.

   - Наши лаборатории хорошо поработали. - Снизошел до объяснений Вацлав. - Мы учли информацию о том, что вербально с соответствующим мысленным подтверждением демонов фактически может призвать любой. С определенной вероятностью, зависящей от многих факторов. Некоторые, наиболее значимые из них мы уже можем учитывать. Маяки воспроизвели правильный зов в 19 случаях из 30 произведенных экспериментов. К сожалению, при приближении демонов они быстро выходят из строя. Короче говоря, пока что только такой маг, как ты, или призыватель Ризента может созвать всех демонов за приемлемый промежуток времени и удерживать, пока мы сможем запечатать ловушку.

   Фру усмехнулась. Ей это было все равно.

   - Все готово, можно начинать, - через некоторое время сказал Вацлав с обычным равнодушием. Кирати неохотно встала, чтобы последовать за ним. Она помедлила, оглядываясь - ей почему-то ужасно захотелось увидеть Георга. Хотя это было бы невыносимо, поэтому никто и не предупреждал его ни о месте, ни о времени.

   Все расстояние до ее предполагаемой могилы они прошли молча. Колодезный люк оказался на дне ямы полутораметровой глубины. К нему кирати спустилась по приставной лестнице, дальше вниз вела веревочная. Фру подняла голову, Вацлав с помощниками остались стоять на верху. Мешок с парными демонам артефактами приземлился к ее ногам, и мужчины отошли, исчезнув из ее поля зрения. Похоже, ей тактично предоставили возможность без свидетелей спокойно распрощаться с жизнью, последний раз вдохнуть свежий лесной воздух, поглядеть на кусочек неба, проглядывающий между крон деревьев и т.д. Кирати лишь усмехнулась - она была не столь сентиментальна и вообще не собиралась по-настоящему умирать.

   Закинув мешок на спину, Фру начала хладнокровно спускаться вниз по душаще узкому проходу в темноту. Но с каждой ступенькой сердечко кирати стучало все быстрее, переставлять руки становилось все труднее, и на середине спуска она просто замерла, судорожно вцепившись в лестницу. Ее колотило от страха, мышцы свело. Вдруг исчезло и светлое пятно над ее головой - люк запечатали, и она услышала, как также начали засыпать яму, делая обратный путь невозможным даже для мага.

   Почти невозможным - ту небольшую лазейку, что вела в убежище Вереи, она все еще ощущала. Но для Фру это успокаивающее обстоятельство не имело ни малейшего значения, ведь кирати предстояло умереть по-настоящему. Казалось, борьба разума и тела продолжалась целую вечность, закончившись ничьей. Отцепившись, наконец, от лестницы, она полетела вниз.

   Вацлав как в воду глядел, определив, что с самоубийством все-таки возникнут проблемы, и заполнил дно колодца свежескошенной травой. Фру свалилась на ароматную подстилку и некоторое время просто лежала, стараясь прийти в себя. Вскоре ей удалось абстрагировать внимание кирати от сложившейся ситуации и сосредоточить их исключительно на выполнении возложенной задачи. Осторожно, не допуская к себе ни единой посторонней мысли, она выложила перед собой артефакты из рюкзака один за другим. Четыре из них были достаточно крупными, но пятый представлял собой тонкое кольцо, которое могло затеряться в траве, его она надела на палец. Дабы освежить свои воспоминания о сущностях демонов, которых ей предстояло вызвать, Фру по очереди связалась с каждым из артефактов, с кольцом, потом еще с тремя. Последний артефакт она трогать не стала.

   Она слабо улыбнулась, представив, как там, наверху, в напряженном ожидании изводятся маги. Но дольше тянуть не имело смысла. Фру сосредоточилась, практически войдя в транс, и сформировала каждому из пяти демонов Ризента адресное приглашение. Они не заставили ее долго ждать. Один, второй, третий, четвертый... Давление от их приближения стало нестерпимым, сознание Фру словно бы растворилось, и дух Вереи вернулся в свое тело.

  

   Все время от момента, когда он вернулся на поляну, и до первого сигнала с биодатчика, Вацлав простоял неподвижно, казалось, что он напряженно всматривается куда-то в глубину леса. Теперь прибор стрекотал непрерывно, выписывая кривые на бумажной ленте. Помощник Вацлава с совершенно безумным видом, наблюдал за лентой, словно видел этот процесс впервые.

   - Ну? - нетерпеливо спросил Вацлав, когда шум прекратился.

   - Кажется четыре, - выдавил из себя помощник. - Или пять.

   - Мне недостаточно такого ответа.

   Помощник в отчаянии схватил ленту в руки и, путаясь в ее кольцах, снова начал ее изучать с самого начала.

   - Четыре, - выдохнул он торопливо, - но на некоторых направлениях датчики погибли, и мы могли пропустить...

   Вацлав смотрел сквозь него. Помощник, оцепенев от страха, продолжал сидеть перед притихшим прибором. Кривые на ленте кое-где расплылись под воздействием его потных пальцев.

   - Активируйте, маяки и их датчики, - приказал Вацлав, решившись. - Если вы, конечно, еще способны работать, - добавил он с презрением и отвернулся.

   Помощник отмер и уже более твердой рукой начал посылать сигналы на маяки. Бояться сильнее он уже был не в состоянии.

   Прибор снова ожил, показывая, что маяки привлекли к себе от колодца все тех же четырех демонов. Цифры сошлись, и помощник облегченно выдохнул, нарвавшись на очередной презрительный взгляд Вацлава. Радоваться было нечему. Пятый демон Ризента не откликнулся на зов и бродил неизвестно где, в то время как единственный человек, который мог призвать его в ловушку мог уже быть безнадежно мертв.

   - Откопайте ее, - кратко приказал Вацлав и покинул поляну.

  

   Верея вновь очнулась в своем убежище. Она лежала на боку на самом краю кровати, одна рука свесилась и оказалась густо оплетена побегами цветов. Женщина попыталась встать, но тело с трудом ее слушалось. Ей потребовалось несколько минут, чтобы вернуть себе полную подвижность. Разминая руки, она заметила, что один из артефактов - кольцо - она случайно прихватила с собой. Верея досадливо вздохнула, сняла кольцо с пальца и бросила на покрывало кровати. Она, впрочем, не видела в этом особой проблемы. Если Вацлаву удалось заточить демонов в колодце, местоположение артефактов, их привлекающих, не имело значения.

   Верея встала с кровати, намереваясь разбудить Матвея, но, дойдя до центра зала, заметила некоторую неправильность. Вся пещера густо заросла побегами ползучих растений, стены, потолок и в меньшей степени пол были усеяны светящимися цветами, при этом часть помещения оказалась неосвещена. Темные участок представлял собой обширное темно пятно.

   Верея подошла к кромке отмершего участка лиан и, присев перед ним на корточки, опустила руку в сухие листья. Из них словно вытянули жизнь. Побеги по краю пятна чахли буквально на глазах. Вытянув вперед руку, женщина начала медленно подбираться к центру пятна, тщательно анализирую малейшие изменения в своих ощущениях. Демона она обнаружила в самой середине, он был слаб, для поддержания своего существования простых растений ему не хватало. Найти же выход из убежища он, похоже, не смог.

   Прикосновение человека демону пришлось по душе. Он воспрял и потянулся к ней щупальцами, которые, наткнувшись на ее щит, начали его настойчиво долбить. Несмотря на слабость демона, его удара оказались ощутимы, и Верея начала пятиться назад. Теперь бежать ей было некуда и затолкать в какой-нибудь предмет изголодавшегося демона не представлялось возможным.

   Щупальца жадно приникли к щиту, и, как привязанный, демон начал постепенно выползать из пятна. Свет от цветов тускнел перед ним, они съеживались и гасли один за другим. Уродливое зрелище коробило, и Верея остановилась. Часть щупалец скукожилось и осыпалось с ее щита, но остальные, большая их часть, продолжила прощупывать его и пытаться пробить. Тем не менее, с этого уже можно было начать борьбу.

   Прежде всего, Верея определила участки щита, которые оказались для демона столь губительными, окрасив части его структуры в разные цвета. Оказалось, что эти участки не принадлежат к обычным элементам ее защиты. Сопоставив их изменениям в своем эмоциональном состоянии, она нашла ответ. Это мимолетные всполохи жалости к умирающим цветам не пришлась демону по вкусу.

   Однако Верея была все же не столь эмоциональна и не столь жалостлива, чтобы своей скорбью по погибшим растениям заморить демона до смерти. Но, возможно, артефакт Ризента смог бы сделать ее таковой. Она бросилась обратно к кровати, на которую так непредусмотрительно бросила кольцо, но не рассчитала возможностей своего в определенной степени истощенного организма. В глазах потемнело, и в двух шагах от цели она грохнулась на пол, задев и перевернув кровать.

   Демон завис над упавшей Вереей, все сильнее атакуя ее защиту, но не прекращая тянуть силу и из растений вокруг. Цветы продолжали гаснуть, предлагая искать кольцо в нарастающей темноте. Отбросив вспыхнувшие в мозгу панические мысли, женщина начала лихорадочно шарить в густой листве. Побеги под ней переплелись так, что ее пальцы не могли достичь поверхности скалы, но тонкое кольцо без камня могло с легкостью проскочить на самое дно.

   Вдруг рядом с нею распустился и вспыхнул совсем еще маленький бутон. Его хватило лишь на пару секунд, и его тонкий прямой стебелек начал крениться вниз, но Верея успела заметить и подхватить зацепившееся за него кольцо. Тут же надев его на палец, женщина активировала артефакт, четко контролируя его проявляющуюся сущность и не давая ей прицепиться к себе.

   Демон попытался отстраниться, спрятаться, но Верея звала его снова и снова, не давая отойти ни на шаг. Преодолевая их сопротивление, она сближала и вертела обе сущности, пока они не соединились. Что получилось в итоге, она понять не успела.

  

   Когда Верея очнулась, освещение в пещере успело частично восстановиться за счет множества маленький бутонов. Она тщательно обследовала пещеру, но никаких других изменений не заметила. Матвей никаким образом не пострадал, и она пока не стала его будить.

   Верея чувствовала себя на подъеме. Ее переполняла энергия и жгучая жажда действия. Сейчас она, пожалуй, была способна расправиться с целой армией демонов. Одним махом уничтожить всех демонов Ризента показалось ей привлекательной и вполне выполнимой задачей. Пока еще тело кирати должно было оставаться невредимым, в него можно было вернуться и избавиться от них раз и навсегда. Впрочем, не от всех. Почти от всех. Потом придется снова вскрыть могилу, как поступил ее отец, чтобы разделаться с последним демоном. Может быть, на самом деле он так и собирался сделать? Может, он знал больше, чем другие? Но теперь этого уже не определить и, к сожалению, не доказать.

   Обратный переход в тело кирати оказался очень мучительным. Все воодушевление и рвущаяся изнутри сила куда-то улетучились, Фру с трудом могла пошевелиться. Собравшись, она все же приподнялась и села. Где-то рядом должны были валяться три настоящих артефакта Ризента и один фальшивый. А вот ни одного демона не оказалось. Очень кстати. С тяжким стоном кирати повалилась обратно на траву. Подумав, она подскочила на месте. Мысли зайцами прыгали в голове. Изоляция Вацлава не сдержала демонов? Вацлав не закупорил колодец? Демоны сами рассосались? Или прячутся в каких-нибудь предметах, которых здесь нет? Или находятся у горловины колодца, и она на расстоянии их не чувствует? В любом случае у нее не было сил с ними бороться.

   Сверху раздался странный шум. Крышка колодца открылась, и кто-то показался в пятне света. Фру зажмурилась. Кто-то явно лез по лестнице вниз, к ней. Всего через несколько секунд он уже оказался рядом с ней.

   - Ты жива, - выдохнул Георг. - Как ты?

   - Я передумала умирать, здесь твориться что-то не то, - пожаловалась кирати, положив усталую голову ему на колени. - Это ты освободил их?

   - Наших так называемых подопечных? Отец, - Георг бережно погладил ее по растрепанным волосам. - Но, боюсь, не потому что передумал. Тебе удалось призвать только четырех, по каким-то причинам пятый где-то задержался. Отца такой результат не устроил, для него что один из них на свободе - что все, и не стал запечатывать могилу. Возможно, теперь он вообще откажется от этой безумной идеи.

   - Несомненно, откажется. Взамен я предложу ему другую безумную идею.

   - Что может быть столь же безумным, как замуровать человека в колодце?

   - Не замуровывать человека, а дать ей спокойно уничтожить демонов по одному, - кирати удобно устроилась, сжавшись в комочек и прикрыв глаза. - С одним из них я уже разобралась, поэтому он и не смог прийти на общий сбор, - сказала она и сладко зевнула.

   - Подожди, когда ты успела это сделать?! - встряхнув, Георг заставил ее снова сесть.

  

Глава 16. Мастер

   Попасть в Академию на Дворцовом Острове можно было разными путями. Особы, которые имели или могли иметь способности к магии, исключительно по протекции сильных мира сего приглашались в Академию в качестве учеников. Их обучение могло продолжаться неограниченно долго, обычно до тех пор, пока учащиеся не выбирали свое направление и Школу. Завербовать последователей Школы стремились как можно быстрее, и чаще всего ученики в Академии не задерживались. Также практически любой, даже без малейших задатков, но серьезно интересующийся и обладающий нужным настроем, мог получить разрешение посещать Академию в качестве слушателя. Из "задержавшихся" учеников и особенно ревностных слушателей постепенно сформировалась особая каста местных сторожил со своим особенным взглядом на жизнь. Они рассматривали Академию как свою территорию, знали про все и про всех. Столь интересный предмет как спесивая и заносчивая Верея Лейт не мог не стать одной из любимейших тем их обсуждений и осуждений. Сама Верея, получившая прозвище Великая, быстро покинула сцену действий, бесстрастно выжав из Академии все, что та могла ей предоставить. Ее сестра бросила учебу еще раньше, продержавшись в этих стенах всего полгода, и осталась практически незамеченной. Но вот вакантное место занял их младший брат.

   Только придя в Академию Матвей Лейт сразу же оказался на линии огня. От него ожидали того же поведения, тех же ошибок и тех же побед, что и от его старшей сестры. Ему припоминала промахи Вереи, высмеивали, пинали, отчитывали за нее, за ее скрытность, грубость и неспособность к соглашательству, за инаковость во всем.

   Матвей оказался намного моложе других учеников. В его возрасте обычно родители боялись даже представить обществу своего ребенка, остерегаясь сглаза и проклятий на хрупкий детский организм. Естественно, получить приглашение столь рано он не имел никаких шансов, но ждать он не мог, и, потренировавшись со старым приглашением Вереи, пригласил себя сам. Уже по дороге в Академию он увеличил число прожитых собою лет (скромно) вдвое, исправив досадную ошибку в своих документах.

   Талант, а вернее страсть к подделке, созданию видимости, путаницы оказался самым большим и явным задатком Матвея. Но, разумеется, столь быстро и в нужным объеме овладеть предметом без посторонней помощи он бы не смог. Помог ему странный случай.

   В лесу неподалеку от поместья мальчик построил большой и добротный шалаш, где организовал свою личную "лабораторию". Место он выбрал достаточно уединенное и очень удивился, когда в шалаш однажды заглянул старичок. Одет он был просто, и Матвей решил, что тот пришел из деревни, хотя местные никогда раньше сюда не забредали. Старик стал живо интересоваться его красками и инструментами. Полагая, что тот все равно ничего не поймет, мальчик отвечал уклончиво, но и не прогонял его, не желая обижать пожилого человека. С блаженной улыбкой повосторгавшись разноцветными чернилами и макетами печатей разных Школ и ведомств, которые пытался воспроизвести Матвей, дед неожиданно стал серьезным и спросил, не хочет ли он научиться чему-то более удивительному. Ведь то, что знает дед Афоня, не знает никто.

   Ученичество Матвея быстро закончилось без каких-либо объяснений, но за это время он успел войти во вкус. К сожалению, родители не воспринимали его всерьез, все их время занимала младшая дочь с ее неудачным замужеством. А Верею он боготворил, но редко видел. Академия стала единственным выходом, который он смог для себя найти.

   Откуда взялось его приглашение разобраться так и не смогли, но без особых сомнений позволили ему начать обучение. Это стало его первой победой в Академии. Второю же оказалась бесхитростная месть одному из лекторов, который в своей вступительной речи по основам ремесла умудрился с полчаса распинаться о бездарности некоторых мнимых талантов на примере Вереи по прозвищу Великая. Позже, одною ясную ночью в рамках своих служебных обязанностей этот бедняга залез на астрономическую башню, и пока он общался с космосом, Матвей не поленился густо намазать все сто шесть ее ступеней жирной субстанцией, собственного изготовления. Следующее тихое погожее утро испортила отборная площадная ругань.

   За несколько лет своего обучения Матвей схожим образом успел методично обработать большинство недоброжелателей своей сестры. Благодаря удачной конспирации, источник напастей так и не был обнаружен, отчислить его пытались вовсе по другому поводу. Зато на этой почве из Академии несколько раз изгоняли злых духов и один раз проводили дезинфекцию.

  

   Обладание кошачьим телом с возможностями стража, а также санкция на пребывание в Академии от Мастера, позволили Матвею выйти на новый уровень и устанавливать свои порядки чуть ли не в открытую. Теперь он мог пройти в любое помещение (сделал копию с ключей завхоза), присутствовать при совещаниях и экспериментах - да что угодно! При его приближении никто не прекращал разговор "не для лишних ушей", никто не удивлялся его присутствию в личных апартаментах директора.

   Но больше всего его развлекали простые ученики. Каждый день он провожал Агату до аудитории, защищая ее от старших, жаждущих поправить свой статус в группе за счет наивных новичков. Если обижали не ее саму, кот все равно расправлялся с шутниками, то есть, так сказать, принимал превентивные меры. Эти застывшие фигуры, по его милости некоторое время украшали коридоры и комнаты, но они быстро приелись, и началась еще более забавная "охота на зверя". Теперь Матвей все время был на чеку, повсюду выискивая ловушки. Впрочем, серьезно он никого не боялся, некоторые проблемы создавал ему только один человек.

   Как обычно проконвоировав Агату до ее места в маленьком лектории, где оставил ее чирикать с подружками (каждая хоть раз, но жертва паралича по причине неуважительного отношения к стражу, выразившимся в тисканье и сюсюканье), кот несколько раз обошел помещение, подозрительно вглядываясь в уже знакомые лица учеников и слушателей. Исполнив тем самым свой долг охранника, Матвей поспешил гордо удалиться под чье-то несдержанное хихиканье. На выходе он разминулся с вошедшим в аудиторию Мастером Теодором Дарком. Вот кто был его неиссякаемой проблемой! Кот испробовал против него весь свой арсенал, включая когти и зубы, но тщетно - паралич проходил не начавшись, да и остальные уловки не действовали.

   То, что он никогда не сможет найти со своим Мастером общий язык, Матвей понял, прослушав (проспав) его первую лекцию. Мастер будто специально избегал интересных тем, а от его размеренной речи клонило в сон. Но за время, проведенное в ссылке, Матвей, конечно же, сильно повзрослел, поумнел, приобрел бесценный опыт общения с вампирами и мужем сестры, так что с легкостью выдержал бы полтора часа нудных рассуждений вокруг темы, - полагал он. И, действительно, первое время все шло отлично. Кот мужественно сверлил Мастера круглыми глазами и почти даже вник в суть его рассуждений, когда тот встал и выкинул его за дверь. Мастера всегда был несправедлив и мнителен! Вся аудитория поникла и уснула вовсе не из-за того, что перед ними сидел сладко зевающий во всю глотку кот. На следующий раз мастер сразу шуганул несчастное животное за дверь. С тех пор приглашения уйти он не дожидался.

   Показав язык закрывшей за ним двери, Матвей неспешной трусцой побежал на этаж личных апартаментов. Трудовой день был в разгаре, так что можно было не опасаться наткнуться на свидетеля. Выковыряв из дыры за плинтусом набор отмычек, кот в который раз с нежностью воззрился на единственную не поддавшуюся ему пока дверь. Его дико мучил вопрос: почему от комнат директора у завхоза ключи есть, а от комнатушки рядового мастера нет? Простой ответ "потеряли" его не устраивал.

   В голове кота роились вопросы, копошилось любопытство и скреблось недовольство. С таким настроем ковыряться в замке на весу было бессмысленно. Помучившись несколько минут, Матвей все же решил подойти к задаче серьезно, по учебнику, тем более что времени для этого было навалом. Вернув отмычки в тайник, он направился в Зал Сосредоточений и Размышлений.

   Зал был небольшим и неофициальным, полностью отданным на откуп ученикам. Сосредотачиваться на чем-то вообще-то полагалось мысленно, или хотя бы используя блокнот. Но, поскольку никто за этим не следил, то весь пол был изъеден пиктограммами, символами силы и т.д., так что надо было внимательно смотреть, где присаживаешься подумать. Однажды один бедолага так глубоко задумался в круге молчания, что его потом три дня никто понять не мог.

   Побродив по залу, Матвей соблазнился пентаклем, наводящим сладкие сны, и развалился на полу минуточек на пять-десять. Но стоило ему расслабиться, как его тут же поднял грохот, исходящий от входа. В створчатые двери протиснулись раскладная лестница и парень с ведром краски и большой кистью, небрежно торчащей из кармана его заляпанного халата. Матвей с интересом проследил, как ученик неуклюже тащит это все к стене. Да, конечно, стены тем более не избежали участи быть разрисованными наравне с полом, но закрашивать их было кощунственно. Сколько поколений магов трудились над этой поразительной панорамой из неприличных слов и уродливых картинок!

   Матвей подошел поближе к парню, чтобы проверить, не разит ли от него безумием. Увлеченный своими мыслями, тот даже не заметил этого маневра, поднялся по скрипучим ступенькам и начал закрашивать стену с угла, весело насвистывая себе под нос. Кот смотрел на гибнущие творения прошлых поколений, прикидывая, не сломает ли себе шею несчастный осквернитель народного творчества, если его сейчас немного царапнуть. И вдруг его взгляд попал на странную картинку. На ней весьма условная женщина протягивала весьма условному мужчине достаточно узнаваемое кольцо, мужчина же кривыми переломанными пальцами в свою очередь протягивал ей круглый предмет, похожий на пряслице. С одного участка рисунка краску как будто кто-то соскоблил. Кто-то вроде пылевых монстров, ретиво исполняющих просьбу Вереи.

   Матвей замер, переваривая пришедшую догадку, и тут свет неожиданно померк.

   Его словно ударили чем-то по голове, вот только он не потерял сознание. Рванувшись, он скинул с себя ведро. Краска залила глаза, уши, нос, облепила все тело. Из зала сосредоточения кот вылетел как ошпаренный, сосредоточившись на одном слове - вода!

  

   Мастер был немного удивлен, когда увидел цепочку белых кошачьих следов, ведущих из зала Сосредоточения. Странным ему показалась не их окрашенность, а скорее потребность кота в подобном досуге. Ученика в зале уже не оказалось, и Теодор беспрепятственно осмотрел место происшествия, пятна и потеки краски, не ускользнул от его внимания и странный рисунок. Приняв для себя какое-то решение, он быстро вышел в коридор.

   Пройдя по следам мечущегося вслепую кота, Теодор добрался до этажа апартаментов, и уверенно пошел к ванной комнате. Дверь оказалась не заперта, но к моменту появления Мастера кот уже закончил принятие экстренных мер по отмыванию и оставил после себя только грязную раковину. Поколебавшись, Теодор направился в подвал, часть которого занимал склад под различные хозяйственные нужды. Он не обманулся в ожиданиях. На пыльных полках, не обращая внимания на посапывающего в уголке пьяного завхоза, вовсю хозяйничал кот-страж в поисках растворителя для краски.

   - Может быть, тебе нужна помощь, Матвей? - спросил Мастер участливо.

   - Мяу? - переспросил кот, искренне надеясь, что это у него галлюцинации после пережитого стресса.

  

   Фру приоткрыла дверь и заглянула в прихожую. Пока что горизонт был чист, но странное чувство, что в доме находится посторонний не отпускало. Она тихо вошла и на цыпочках прокралась к прикрытой двери гостиной. Кто-то смутно знакомый недавно проходил здесь и, не скрываясь, оставил четкий след. Кто-то очень знакомый, она помедлила пытаясь вспомнить. К сожалению, из комнаты не доносилось ни звука, и в узкую щель было ни черта не разобрать. Слегка подтолкнув дверь, кирати попыталась как можно менее заметно проскользнуть внутрь.

   Дверь заскрипела столь истошно, словно ее специально прокляли. Сидевший на кофейном столике кот вздрогнул и уставился на нее испуганными круглыми глазами. Уразумев, кто вошел, он покаянно мяукнул.

   Только теперь кирати заметила стоящего у книжного шкафа Мастера. Он не спеша обернулся и кивнул ей.

   - Жаль, что ты не догадалась обратиться за помощью ко мне, - начал он без предисловий. - Впрочем, полагаю, в этом повинен я сам.

   - Надо понимать, блохастый полностью раскололся, - Фру укоризненно покачала головой.

   - Матвей счел возможным мне довериться, - перефразировал Мастер. - Поверь мне, я могу и хочу вам помочь. Я знаю обо всем: и то, к чему тебя пытался принудить Совет, и что ты нашла способ уничтожить демонов.

   - Не имеет значения, - жестко прервала его кирати, - с этой информацией ты никак не сможешь навредить нам, а уж в твоей помощи никакой нужды больше нет.

   - Отнюдь. Да, я слишком долго выжидал, слишком долго осторожничал и не пытался связаться с вами. Тебе пришлось рисковать и действовать в одиночку. Но и теперь еще не поздно, я многое могу сделать для тебя. Ты уже многого достигла на пути решения этой проблемы с демонами Ризента, но самое сложное все еще впереди. Надеюсь, ты не разочаруешь меня, недооценивая силу этих творений и сложность стоящей перед тобой задачи?

   - И ты хочешь помочь мне справиться с ними? Полагаешь, одной мне это не по зубам? - уточнила кирати.

   - Полагаю, одной это слишком рискованно, - поправил ее Мастер. - Зачем ставить на кон свою жизнь, когда у тебя есть опытный друг, готовый прикрыть твою спину. Я знаю тебя, знаю, как ты действуешь, я подстрахую и уж, по крайней мере, не помешаю.

   Кирати скептически фыркнула.

   - Если ты боишься, что придется делить лавры...

   - Никакие лавры мне не нужны, можете забрать их и развесить себе на рогах, - вскричала Фру.

   - То есть все дело в том, что ты просто не доверяешь мне?! Считаешь, что, если я в свое время имел наглость критиковать тебя, указывал на твои ошибки, не всегда становился на твою сторону, то это делает меня твоим врагом. Видимо мне стоило закрывать на все глаза и беспрестанно петь дифирамбы твоему выдающемуся таланту, чтобы получить высочайшее дозволение и считаться своим.

   - Нет, почему же, вы действовали абсолютно верно. Единственное, что вы ни тогда не понимали, ни сейчас: мне не нужна ни ваша помощь, ни поддержка, ни совет - мне не нужен друг, готовый меня прикрыть. Я все могу сделать сама, а если не могу, то это мои проблемы!

   - Прекрасно, но есть одна небольшая загвоздка - есть люди, зависящие от тебя, и твои проблемы могут стать их трагедией!

   Кот не удержался и громко чихнул.

   - "Извините, у меня аллергия на пафос", - вставил он и, опасаясь гнева Мастера, скрылся под столом. Теодор Дарк помедлил несколько секунд и продолжил уже спокойным тоном:

   - Хорошо, если хочешь проверить меня, можем дальше продолжить разговор мысленно. Ты убедишься, что я ничего не скрываю и ни на что не рассчитываю.

   - Да, прекрасно, давно хотела сразиться с мастером по скрытию мыслей! - с притворным энтузиазмом согласилась кирати.

   - Есть другой способ убедить тебя?

   - Есть, - неожиданно ответила Фру с игривой улыбкой. - Скажу вам по секрету, лучший способ доказать мне, что я могу вам доверять - довериться мне.

   - Это довольно радикальный способ, - отметил Дарк.

   - Я не настаиваю, - с напускным безразличием пожала плечами кирати.

   - Что ты хочешь знать?

   - Давно вы навещали свою мать?

   Теодор невесело усмехнулся и, обойдя диван, сел.

   - Я знаю, что ты говорила с ней и должна была понять, что она, - он сделал паузу, - не здорова. Так случилось, что она снова и снова проживает то время, когда мои способности только-только раскрылись, и я смог поступить в Академию. Счастливое время для нее, он хорошо себя в нем ощущает. Мои последующие визиты ее только расстраивают, ей приходиться вытаскивать себя в реальность и ей это не очень по душе. Некоторое время назад она перестала меня узнавать, с этих пор я не езжу туда, лишь получаю вести от своего человека в деревне. Я был достаточно откровенен?

   Кирати немного смутилась, но отважилась еще на один вопрос.

   - Каким таким образом вы смогли раскрыть свой дар? Ризент имел к этому отношение?

   - Имел, - Теодор внимательно посмотрел на нее. - Он имел ко мне некоторое отношение. Ты ведь и это выпытала у моей матери?

   - Она сочла возможным мне довериться, - сказала кирати мстительно.

   - Видишь, у нас все-таки нашлось что-то общее. Мы умеем быть настойчивыми, и люди доверяются нам. Почему бы нам не довериться друг другу? Тем более, как видишь, как у его сына, у меня тоже есть повод желать уничтожения этих демонов.

   Взгляд кирати скользнул вниз. Матвей на секунду появился из-под стола, чтобы скорчить недовольную рожу. Но Фру проигнорировала его мнение.

  

Глава 17. Зоопарк

   Тонкий серпик Луны и тот закрыло облаками. Единственный в обозримом пространстве фонарь нелепо сгибался к земле, словно клевал носом в полудреме. Огромные ворота столичного зоопарка, через которые могло бы прошествовать стадо слонов с паланкинами на спинах, верхушкой тонули в черном небе. Маленькая же дверца, прорезанная в них, полностью попадала в пятно слабого света. Несоразмерный ей большой висячий замок замыкал ее снаружи.

   Фру сидела под кустом шиповника, положив на колени арбалет. По ее мнению она хорошо замаскировалась: на ней был черный комбинезон, лицо она вычернила углем, а светлые волосы прикрывала черная же косынка. По мнению Георга, скрючившегося в три погибели у нее за спиной, серебряный череп на лбу был явно лишним, но кирати он показался миленьким. Именно "миленьким", но маг не стал заострять на этом внимание обитавшего в маленьком теле духа Вереи, которой вряд ли самой когда-либо приходили на ум подобные определения.

   Около полуночи мимо ворот зоопарка предполагался проход патруля, но то ли этот патруль сидел в соседних кустах, то ли в эту ночь он манкировал своими обязанностями, но улица так и оставалась пустынной.

   - Ну, хватит ждать, - без дальнейших предупреждений кирати выскочила из кустов и направилась к двери. Георг поспешил за ней, с сомнением поглядывая на уходящую в темноту стену. - Открывай, - скомандовала она, потянувшись к фонарю, который маг держал в руках. Освободив руки, тот начал колдовать над замком. Последний оказался самым что ни наесть простым, даже стандартным, но из стандартных проклятий на нем могли висеть от чесотки до временной слепоты, поэтому он все равно остался недоволен.

   - Могли бы просто перемахнуть через стену, - проворчал он, работая.

   - Да мало ли что они под нею вырастили, - передернула плечами кирати. - Даже безобидная Лесная Школа под забором у себя всякую дрянь выращивает, а уж если вспомнить, кто здесь хозяйничает, вообще куда-то лезть перехочется.

   - Если под стеною у них что-то растет, то, с тем же успехом, под дверью у них что-то сидит, - Георг вынул замок из дужек и осторожно приоткрыл дверь, - и облизывается в предвкушении.

   Но у входа их никто не встретил. Притворив дверь, они пошли вперед. По началу их окружали обыкновенные дома и хозяйственные постройки, но они быстро закончились, а в стороны разбежались широкие аллеи с вольерами для животных. Здесь стоял указатель и большой щит с подробной картой зоопарка.

   Кирати с интересом вгляделась в эту карту. Сектор естественной природы справа от входа был самым большим и популярным среди уставшей от извращений публики. Здесь содержались самые ценные экземпляры животного мира, и, судя по тому, как над ними тряслись, вряд ли там стали бы прятать семейку магов. Как говорится, магов в стране много, а бегемот один. С другой стороны располагались мутанты, отделы селекции и генной инженерии. Здесь, как она помнила, могли содержаться люди и другие виды разумных существ. Одно время евгеника была очень популярной среди отдельных Школ, но результаты этих исследований на себя никто примерить почему-то не захотел, и они быстро сошли на нет. Правда, оставив после себя продукт совместных вложений - маленькую и очень дорогую клинику в столице. Те же, чьим мнением в свое время не поинтересовались, подопытные без семьи, заступников и спонсоров находили себе прибежище в зоопарке, где им создавались условия для их новоприобретенных особенностей. Относительно сносные условия, хотя не каждый человек сочтет их приемлемыми. Но ведь заложников никто спрашивать не будет.

   - Ничего в голову не приходит, - признался Георг, прочитав названия отдельных секций. - Похоже, придется обыскать всю эту половину зоопарка. Ты все еще не можешь их засечь?

   - Нет, - покачала головой кирати. - Но начнем мы с вампиров. Знаешь, сколько дражайшие родственники мне крови выпили?

   - Могу представить, сколько ты им.

   - Вот и учти, все взаимозачетом.

   Они шли между вольерами разной величины и формы, из-за чего то узкие, то широкие проходы искривлялись, закруглялись, ветвились, поднимались и опускались. Иногда Георг угадывал, куда именно нужно посветить, чтобы обнаружить очередной уточняющий указатель, но чаще промахивался, с победным возгласом (конспиративно тихим) заводя их в очередной тупик. Обитатели зоопарка, не спавшие или проснувшиеся, провожали их настороженными взглядами, не стремясь обнаружить себя. А неурочные посетители не вглядывались и по возможности не подходили к вольерам близко - с такого расстояния Фру могла определить отсутствие своих родных за поверхностью толстых прозрачных стенок, окружавших вольеры так, что те становились похоже на огромные террариумы.

   - Это должно быть здесь, - заключил Георг, обнаружив табличку с нужной цифрой. - Или здесь, - махнул он рукой, указывая на ряд, пересекающий тот, на котором они стояли. Фру выбрала последний, но так и не сделала ни шагу, услышав шорох совсем близко от себя.

   - Кто вы? Что вы здесь делаете? - взволнованным шепотом спросил кто-то вроде бы из ближайшего террариума. Георг поднял фонарь, и свет выхватил из темноты словно покрытое коркой лицо со слегка деформированными чертами.

   - Ты?! - вскрикнула Фру.

   - Вы?! - не остался в долгу вампир.

   - Предполагалось, что ты проходишь курс лечения, - напомнила кирати.

   - Да-да, - подтвердил тот быстро, - господин был очень добр ко мне, правда, но лечение оказалось слишком дорогим. Умоляю, вам нужно уходить, сейчас же! Это место охраняют вампиры! - Он резко перевел взгляд на что-то позади нее, на его лице отразился неподдельный ужас. Фру обернулась, Георг резко повернулся вместе с фонарем.

   В нескольких шагах от них стояла маленькая собачка. Вся белая как приведение на фоне темной утоптанной земли. Вытянутая улыбающаяся мордочка, любопытные черные глазки, короткая шерстка. Она просто стояла и выжидательно смотрела на Георга.

   - Это вампир? - уточнил маг.

   - Не знаю, может быть, - вампир за витриной со страхом вглядывался в окружающую темноту, хотя ему самому вряд ли что-либо могло угрожать.

   - Если это он, то, - начал Георг, - конечно, пока трудно сказать с полной уверенностью, но, скорее всего, с таким вампиром я все-таки справлюсь.

   - Сомнительно, что это существо здесь одно, - возразила кирати. - На достаточный эффект от подобной охраны можно было бы рассчитывать, если б их было хотя бы пара десятков.

   - Кира говорила мне, что неделю назад они тестировали новую систему охраны на заключенных, - встрял вампир, - и эти вампиры всего за пол минуты растерзали всадника вместе с лошадью. Она видела трупы.

   - А Кира это кто? - поинтересовалась кирати.

   - Ааа, - заметно стушевался вампир, - это девушка. Девушка-волк. То есть так пишут на ее табличке. На самом деле она очень милая.

   - Интересно, она съест котлету, - кирати вытащила из кармана бумажный кулек.

   - А как вы с нею общаетесь? - заинтересовался Георг. - Она ведь должна содержаться в другой секции.

   - На самом деле у людей здесь все же есть некоторые привилегии, - пустился в объяснения вампир. - И наши клетки сообщаются под землей. Есть только правило, что с девяти до девяти мы должны находиться у себя наверху, чтобы посетители могли нас видеть. Остальное время мы проводим, как хотим. Мы даже организовали что-то вроде клуба.

   Развернув котлету со снотворным, Фру бросила ее под ноги собаке. Но та лишь презрительно отошла от подачки на несколько шагов.

   - Должно быть, котлета не вкусная, - предположил Георг.

   - Просто в тебе мяса больше, - огрызнулась кирати.

   - Кстати, судя по ее окраске, функция этого существа скорее состоит в отвлечении внимания, - спокойно продолжил размышлять маг, дружелюбно поглядывая на не сводящую с него глаз псинку.

   - Не важно! - вскипел вампир. - Охранная система вот-вот сработает! В чем бы она не состояла.

   - Или вообще не сработает, - проворчал Георг. - За то время, что она раскачивается, в чем бы она ни состояла, злоумышленник успел бы, - он задумчиво огляделся, не зная, что можно злоумышлять в зоопарке.

   - Успел бы что? - спросила кирати. - Украсть бегемота?

   - Не уверен, что кто-либо стал бы красть бегемота. При всей его ценности для человечества. А вот с твоими родственниками дело обстоит в точности наоборот.

   - Хочешь сказать, система "котлета за пол минуты" в мою честь? - кирати зловеще сверкнула серебряным черепом.

   Маг инстинктивно отпрянул, всего на пол шага, но этого собака и ждала. Она рванула с места прямо к нему под ноги. Георг успел глянуть вниз и заметить, что она нажала лапами на некое углубление в основании террариума, которое он до сих пор так удачно от нее загораживал.

   - Она что-то включила, - констатировал маг, прежде чем заметил, что соседний крытый вольер открыт и внутри него начал нарастать неприятный стрекот.

   - Скорей, - взвыл вампир за витриной, - с той стороны есть лестница, поднимайтесь, поднимайтесь скорее!

   Бросив фонарь, Георг схватил кирати и практически забросил ее на крышу террариума. Сам он в два прыжка преодолел лестницу и начал искать люк, под руководством истерично командующего снизу вампира. Из-за странных нагромождений внутри террариума сюда не достигал свет, и он действовал на ощупь.

   Фру посмотрела вниз. Там в свете фонаря почти у самой земли носилось кругами множество крылатых существ. Белая спина собаки появилась и исчезла, и летучие вампиры начали подниматься выше. Первого рассерженного монстра она сбила дротиком из арбалета, еще пятерых достала фаэрболами, шестой огненный шар вышел совсем слабеньким, но к тому моменту Георг уже нашел люк и, сбив замок, продолжил отстрел своими силами. Кирати, не глядя, сиганула вниз, за нею последовал и маг. На секунду повиснув на руке, он захлопнул за собою крышку люка, едва успев отцепить пальцы, и спрыгнул вниз.

   Сидя на полу террариума втроем с вампиром они некоторое время смотрели как маленькие чудовища бьются о прозрачную поверхность террариума, то ли пытаясь пробить прочную преграду, то ли пытаясь угрожать. Внешне они походили на обычных летучих мышей, только очень злобных и горящих жаждой мщения. Видимо, кнопка, нажатая собакой-самоубийцей, способствовала не только открытию вольера с вампирами, но и их вящему раздражению. Одно не в меру разумное животное уселось возле люка и, вцепившись малюсенькими пальчиками в крышку, попыталось ее поднять. К счастью, совместный труд был им не знаком, а для одного она оказалась тяжеловата.

   - Надо же, какая экспрессия, - подивился Георг, наблюдая, как одна из мышей стучит о витрину и, кажется, ругается.

   - Надеюсь, это не на всю ночь, - сказала Фру мрачно. - Не хотелось бы дожидаться рассвета в такой теплой компании.

   - Но вам все равно придется ждать, когда придут смотрители, - грустно заметил вампир, - без лестницы отсюда не выбраться. Я могу провести вас под землей в другие вольеры, но там все устроено так же.

   - Лестница нам не так уж нужна, - сказал Георг, - и выбираться нам нужно отсюда, поскольку придется собрать трупы.

   - Ты что, собираешься идти дальше со связкой дохлятины? - удивилась кирати.

   - Мы не можем позволить им узнать, что ты была здесь! - начал эмоциональные увещевания маг. - Не сложно понять, кто слил тебе информацию о местоположении твоей семьи. Не буду живописать, что сделают с этим человеком, но в лучшем случае ему отрастят ослиные уши и посадят в соседнюю клетку. И сразу же замечу, что твоего приятеля-вампира мы с собой не возьмем!

   - Но на этих трупах не написано, кто их убил! - возразила кирати. - И даже без них сигнал тревоги наверняка уже послан, и местная охрана в курсе, что кто-то здесь был, замечу, не обязательно я. И хороши же мы будем, когда какой-нибудь охранник придет сюда соскребать наши останки, а тут мы урожай собираем.

   - Сигнал может быть и ложным! Систему же смонтировали всего неделю назад, не отрегулировали толком. Если следов борьбы не будет, никто и не обеспокоится, не будут же они своих вампиренышей пересчитывать.

   Чудовищный скрежет прервал оживленный спор. Настырная мышь, на которую перестали обращать внимание, словно уразумев смысл слов Георга, начала остервенело царапать витрину, оставляя неглубокие, но заметные следы.

   - Ну не гад, а?! - взревел маг, диверсантку резко отбросило назад и расплющило о противоположную стенку. Будто в отместку другие мыши опрокинули фонарь, и аллея погрузилась в темноту.

   - Ничего, может, так и было, - сказала кирати успокоительно. - Хорошо, сделаем, так как ты предлагаешь, а за тобой я тогда позже вернусь, - обратилась она к вампиру. - Всего несколько дней, не дольше.

   - Не стоит, здесь не так плохо, как кажется, - мягко улыбнулся тот. - Во мне нет той гордости, что можно ранить взглядами случайных зевак. И потом, лечение действительно слишком дорогое и не дает никаких гарантий, - а я не хочу быть настолько обязанным никому. Хотя вам я очень благодарен.

   - Ты только что спас нам жизнь, - напомнила кирати.

   - Значит, я могу считать, что мы сочлись, - отрезал вампир.

   Постепенно мыши успокоились, или отчаялись выковырять их из террариума, и одна за другой вернулись к себе. Можно было выбираться. Фру встала под люк и через несколько минут начала медленно подниматься вверх. Уже протянув руку к крышке люка, она заметила невдалеке огонек и сверзилась обратно на голову Георгу.

   - Сюда, вниз, скорее, - снова погнал их вампир.

   За каменной декорацией, представлявшей собой древний замок, была спрятана лестница, ведущая в достаточно просторную комнату. Вампир сделал пару шагов в темноте и засветил, стоявшую на столе лампу. Всего на несколько секунд, давая им оглядеться. Помещение оказалось обставлено простой, но удобной мебелью и имело уютный, обжитой вид. Имелся даже книжный шкаф, щедро уставленный книгами. Сверху в стене находилось незаметное окошечко, к которому тут же приник Георг. Кирати удобно устроилась на кровати, положив рядом арбалет. Вампир же поспешил обратно наверх.

   Через несколько секунд лицо Георга озарил слабый свет. Некто прошел мимо и, видимо, направился к террариуму с вампирами. Снова стало темно. В гробовой тишине прошло несколько тягучих минут. Возможно, охранник так и ушел, не заметив никаких следов боя, не предполагая искать их на крыше террариума. Однако и вампир не возвращался. Вскоре стало понятно почему. Свет от фонаря снова проник сквозь окошко.

   - Ну что, где это? - послышался нетерпеливый окрик. Судя по тембру голоса, на верху стоял мужчина, а, судя по выражению лица Георга, обращался он к собаке-самоубийце, которая умудрилась избежать расправы, должно быть, вовремя юркнув в какую-то щель. Собака крутилась вокруг мужчины, указывая на место, где не было ни одного трупа, и того это явно злило.

   - Чтоб тебя, - выругался мужчина, и снова пошел вдоль аллеи, на этот раз держа фонарь повыше. Но заметить мышиные трупы он снова не успел, с грохотом распластавшись на земле. Фонарь разбился и погас.

   Мужчина отпрянул в сторону, ожидая возможного нападения. Но ничего не произошло. Некоторое время он лежал на земле, прислушиваясь, но постепенно успокоился и начал шарить вокруг руками. Нашел собаку, отпихнул ее, потом нашел разбитый фонарь. Не свой, а тот, о который только что споткнулся, но не признал и посчитал своим. Зажечь его он не смог и поспешил прочь, пытаясь выбраться из лабиринта проходов по памяти. Выяснять причину сигнала тревоги ему расхотелось.

   Выждав для верности несколько минут, со второй попытки они все-таки выбрались из террариума.

   - Я все же вернусь или пришлю кого-нибудь, - уведомила Фру вампира напоследок. - На случай, если ты передумаешь.

   Георг соскочил на землю прямо перед вездесущей белой собакой. Ее счастью не было предела - большая говорящая котлета неожиданно вернулась к ней. Ее оставалось только приготовить. Собака рванула к кнопке, но наученный горьким опытом маг прыгнул за ней и успел ухватить за задние ноги. Такого свинства от котлеты она не ожидала и, извернувшись, собака попыталась расправиться с Георгом своими силами. После недолгой борьбы магу удалось взять вверх. Фру пришлось пожертвовать свою косынку, чтобы привязать собаку к решетке окошка. В утешение она положила перед ней вторую котлету со снотворным.

  

   Фонарь, брошенный смотрителем зоопарка, оказался не так уж и плох, его удалось реанимировать. Теперь Георг снова шел впереди, высматривая нужные указатели. Через плечо у него была перекинута вязанка из дюжины мертвых вампиров. Фру шла позади, морально готовясь к встрече с родными. Отношения между ними никогда не были особенно теплыми, а, учитывая цель ее сегодняшнего визита, неправильно начатый разговор мог закончиться банальной дракой.

   Согласно мнению вампира, находившемуся в курсе всех новостей зоопарка благодаря тесному знакомству с девушкой-волком - местным справочным бюро, "новеньких" могли поселить в только что отремонтированной карантинной части, которая находилась совсем близко к аллее вампиров. Таким образом, блуждать долго не пришлось. Вскоре они уже входили через калитку на аллею, с правой стороны которой ощущалось присутствие хорошо знакомых ей аур.

   Подойдя к первому же террариуму, Фру постучала по его поверхности и позвала мать. Сначала внутри не было никого движения. Кирати повторила громче несколько раз, наконец, Антонина Лейт медленно поднялась с кровати, которая здесь стояла прямо в верхней части вольера, у всех на виду, и словно бы нехотя подошла ближе.

   - Ах, это ты, - не сразу признала она свою старшую дочь. Она уже раньше видела Фру, но на то, чтобы вспомнить ее, у нее ушло несколько секунд. Больших эмоций появление Вереи в образе кирати у нее не вызвало. Фру не ожидала, что по ней будут особенно скучать, но сами обстоятельства встречи и предшествовавшие события предполагали проявления большего волнения. Она попыталась изучить ауру матери, но стена террариума странным образом мешала это сделать.

   - Вы все здесь? - спросила девочка, болезненно жмурясь. В глазах рябило от усилий.

   - Нет, - сказала Антонина, не посчитав нужным что-либо добавить к этому краткому ответу.

   - Где остальные?

   - Я не спрашивала, - последовал безразличный ответ. - Я хочу спать, - в ее голосе послышалось раздражение, - лучше спроси свою сестру, зачем они забрали ее ребенка. - Антонина отошла от витрины и снова легла.

   - Должно быть, им дали что-то, чтоб они не волновались, - предположил Георг от калитки. Он остановился в сторонке, чтобы проявить хоть какой-то такт.

   Кирати покачала головой, показывая, что сильно в этом сомневается, и подошла к следующему смежному террариуму. В нем она обнаружила свою сестру Федосью, она явно не спала, но и не думала встать и подойти. Ее муж Ипат был заперт отдельно, через проход дальше по ряду. Этот спал как всегда крепко. Дальше все помещения оказались пусты.

   - Что ты там ходишь? - вдруг услышала кирати. Фру повернулась к Федосье. Та уже стояла, прислонившись к стене своего террариума, и с тревогой следила за ней.

   - Почему они забрали у тебя ребенка? - спросила девочка подойдя.

   - Почему ты пришла сюда в этом виде? - вместо ответа сказала сестра. Ее голос звучал агрессивно. - Кого тебе здесь обманывать?

   - Хочу, чтобы ты меня услышала, - объяснила кирати, хотя и не надеясь, что та это объяснение поймет. - Зачем они забрали ребеенка? - повторила она. - С ним все в порядке?

   - Он все время орал, - сказала Федосья пренебрежительно, словно речь шла, не о ее сыне, а о будильнике. - Я положила его под подушку, но его все равно было немного слышно. Так что даже хорошо, что они забрали его. Потом вернут.

   - Раньше, ты не могла расстаться с ним ни на минуту, помнишь?

   - Может быть, ну и что? Меня утомляет этот разговор. Зачем ты пришла? Ты должна что-то сделать для Совета, чтобы нас выпустили и вернули поместье. Сколько еще нам ждать?

   - Недолго, но ты тоже должна кое-что сделать.

   - Очнись! - взорвалась сестра. - Нас только таскают из одной клетки в другую, это ты на свободе, это ты должна что-нибудь уже сделать!

   - Успокойся, лучше скажи мне, куда подевался наш слуга, с которым мы поехали в Проклятую долину? Его отпустили?

   - А, этот! Да его убили еще в поместье Трифона, этого твоего сукина сына. Он запер нас всех в одной комнате, между прочим! И поставил прислуживать нам какую-то косорукую дуру!

   Все ее дальнейшие жалобы Фру пропустила мимо ушей, стараясь успокоиться. Больше всего на свете ей хотелось сейчас что-нибудь сломать, желательно шею сестры. Хотя все, в чем ту можно было обвинить, это в слабости. Слабости, эгоизме и скудоумии. Слугу же было жалко до слез. Мировой был слуга. Не известно, как они вообще бы выжили в Долине Проклятых, если б он не увязался за ними в ссылку.

   - Этот слуга сказал мне, что незадолго до смерти Афанасия Ризента передал тебе от отца некий амулет, - громко сказала Фру, прерывая поток стенаний и ругани. Про то, что Георг мог ее услышать, она позабыла. - Круглый, позолоченный.

   - Ничего он мне не передавал! - вскричала сестра, отпрянув от разделяющей их полупрозрачной поверхности в темную глубину своего узилища. Теперь кирати ее практически не видела.

   - Ты должна взять себя в руки. - Начала монотонно, медленно и четко говорить Фру. - Успокойся и сосредоточься, рядом с тобою находится один из демонов Ризента. Сосредоточься и ты сможешь выделить его голос из своего сознания. Не бойся, он не может навредить тебе больше, чем есть. Он находится рядом с вами постоянно и сейчас сыт. Его привлекает этот амулет, что передал отец, потому что является с ним одним целым. Я заберу его, и демон тебя покинет, ты перестанешь ощущать эмоции, которые тебе чужды, ты снова станешь любить своего ребенка.

   - Но он не будет любить МЕНЯ, - донесся из темноты полный отчаяния ответ.

   Фру сбилась, не понимая, почему вдруг ребенок перестанет любить свою мать, но потом поняла, что та говорит не о нем.

   - Этот амулет должен был заставить твоего мужа любить тебя, заботиться о тебе? - догадалась она. - А просто приворожить его ты не могла?!

   - Заставить любить - могла, - сестра вновь появилась перед ней, - нуждаться во мне - могла, дорожить мною, желать меня, ревновать меня - могла, могла, могла! Но не заботиться обо мне, думать обо мне, беспокоиться за меня, страдать за меня, сочувствовать мне - понимаешь? Как ты можешь это понять?! Для тебя люди не существуют, они лишь средства для достижения того, что ты хочешь! Если даже ты помогаешь им, то как будто рыбу прикармливаешь.

   Может, в ее словах и был смысл, но в голове у кирати билась только одна мысль: амулет нужно искать не у сестры, а у ее мужа. Фру повернулась и пошла к его террариуму, стараясь игнорировать то, что за ее спиной беснуется родная сестра, крича ей вслед проклятия. Такая магия неотклонима. Проклятие кровного родственника может свести в могилу за считанные дни даже очень сильного мага. Но останавливаться девочка не стала. Кто бы не говорил сейчас устами Федосьи, демон или она сама, бесполезно было взывать к ее разуму, бороться с темной силой внутри себя она не хотела.

   Уже подойдя к вольеру, Фру поняла, что Ипат не спит. Он сидел в недосягаемой для глаза темноте и, видимо, слышал все, о чем они только что говорили. По крайней мере, при ее приближении он вскочил и быстро сунул что-то в коробку у основания стены.

   - Забери, забери, - истерически причитая, он толкнул коробку, и она оказалась снаружи вольера. Фру поспешила забрать из нее амулет, пока тот не передумал. Как только он оказался в ее руках, в тот же самый момент, кирати почувствовала приближение демона.

   Демон был расстроен и рассержен. Он не смог или не успел воздействовать на людей должным образом, чтобы уберечь амулет от опасности. Он не совсем понимал и все же был уверен, что его жизнь зависит от этого предмета, от того, у кого он находится. Амулет не должен был находиться в руках у этого маленького, но хорошо защищенного существа. Демон приблизился с намерением убить.

   Фру оказалась в неприятном положении: ее защита, хоть и намного более мощная, чем обычно бывает у кирати, но имела сквозные незатягивающиеся дыры от проклятий сестры; оставить тело малышки на растерзание демоном, а самой вернуться обратно в убежище с защищенной территории зоопарка было тоже не возможно. Оставалось только поставить рекорд по скоростному уничтожению демона.

   Ничего у нее не вышло. Черные дыры от проклятий разрослись и превратились в засасывающие смерчи, конкурирующие за ее сознание. Они разорвали его и закружили обрывки. Все дальше и дальше, все меньше и меньше.

   Георг сразу понял, что происходит с нею, и, несмотря на всю безумность такого решения, ринулся к ней. Он успел подбежать и, подхватив, не дал упасть. Его щиты на короткое время прикрыли их обоих. Бессмысленно, они стремительно таяли, так что на двоих у них теперь оставалось всего несколько секунд. Хотя, возможно, кирати уже была мертва. Он вытащил амулет из ее ладони. К сожалению, он так и не узнал, что именно нужно делать и даже не мог попытаться уничтожить демона. И все же, одной рукой он обнял ее покрепче, а второй активировал амулет.

   Что-то явно пошло не так. Высвобожденная сущность амулета, вместо того чтобы мертвой хваткой присосаться к нему самому, она оттолкнулась от него и растеклась, встав стеной между ними и атакующим демоном. Через минуту все было кончено.

   Георгу показалось, что он отключился всего на минуту, впрочем, об этом трудно судить. Очнувшись, он все еще продолжал держать Фру на руках. Кирати не подавала признаков жизни. Ее сестра тихо рыдала в углу своего террариума.

   Несколько минут маг тщетно пытался восстановить энергетическое тело кирати, но, казалось, от его усилий становится только хуже. Здесь явно необходим был профессиональный целитель, причем виртуоз своего дела.

   - Выхода нет, - неожиданно раздался мужской голос. Георг обернулся. За его спиной стоял тот сошедший с ума ученый, прибившийся к семейству Лейтов в Долине Проклятых. Мужчина безучастно глядел куда-то мимо него, чуть покачиваясь из стороны в сторону.

   - Как ты выбрался, идиот? - злобно спросила сестра Вереи, заметив его. Она встала, утерев последние тот час переставшие литься слезы, и отошла вглубь террариума, так что Георг перестал ее видеть. Ученый тоже куда-то исчез.

   Вдруг они появились рядом с ним все вместе: мать и сестра Вереи, позади них - ученый. Антонина Лейт осторожно забрала маленькое тельце кирати из рук Георга. Маг передал ее без возражений, он смотрел на женщину как на ангела. Антонина была неплохой целительницей, а в пределах доступности - лучшей целительницей для Фру, какую только можно найти.

  

   Вдвоем Антонина и Федосья Лейт откачивали кирати часа два. Но с территории зоопарка Георг ее вынес все еще в полуобморочном состоянии. Уже начало светать, но по пути к дому маг все-таки вынужден был завернуть на городскую свалку, где, уже играючи преодолев охрану из двух дружелюбных серо-бурых собак, запихнул связку дохлых вампиров в мусоросжигательную печь. На это у него ушло не так уж много времени, но выпило последние силы. К сожалению, когда он торжественно внес кирати на руках в дом, полагая выгрузить ее в гостиной и где-нибудь там же вздремнуть пару часиков, пока не проснется Агата, в этой самой гостиной его уже ожидал неприятный сюрприз.

   Вацлав Паст читал утреннюю газету. Более удобного для этого места во всем городе он, конечно же, найти не мог. Дочитав заинтересовавшую его статью, он аккуратно сложил газету и поднялся, выжидательно посмотрев на Георга.

   - Доброе утро, отец, - поздоровался молодой маг, когда пауза затянулась.

   - Согласно "Вестнику Столицы", не слишком, - проинформировал сына Вацлав. - Впрочем, вы уже, должно быть, и сами знаете. Надеюсь, ваша матушка в добром здравии? - Обратился он к кирати, которая ради него приоткрыла один глаз.

   - Изыди, - попыталась избавиться от него Фру и вернула тяжелую голову на плечо Георга. Молодой маг застыл на месте, продолжая держать ее на руках.

   - С удовольствием! - ответил Вацлав, нависнув над ней. - И не собирался здесь задерживаться. Но хотел бы напомнить, что положение вашей семьи не изменится, пока соответствующее решение не будет принято на Совете. Ближайшее собрание для решения некоторых текущих вопросов назначено на завтра. В усеченном составе, но все, кто нужно, там будут. Надеюсь, ты успела разрешить все свои личные проблемы и сегодня вечером, наконец, разберешься с оставшимися демонами Ризента. Иначе твои дражайшие родственнички проведут в своих клетках, по меньшей мере, еще месяца два.

   - На вашем месте, - кирати не выдержала такой принудительной близости и, соскочив на пол, отошла и села на диван, - я была бы поосторожнее со словами. А то призовете наших подопечных раньше времени, а я буду глубоко спать. - Облокотившись о спинку дивана, Фру глубоко вздохнула и с серьезным видом закрыла глаза. - Сами будете тогда их развлекать, - добавила она.

   - Георг все еще тебе необходим или я могу ненадолго его забрать? - поинтересовался Вацлав с издевкой. Кирати с неудовольствием распахнула глаза.

   - Не волнуйтесь, мастер Теодор составит мне дружескую компанию сегодня вечером. Вашему сыну не придется ни в чем таком участвовать.

   Георг с негодованием посмотрел на нее, но промолчал.

   - Но я бы предпочла, чтобы он увел отсюда Агату, как он делает каждое утро. - Продолжила кирати. - И Ивара Голодного не забудьте, - подмигнула она Георгу. - Хочу, чтобы дом был полностью в моем распоряжении.

   - Хорошо, - Вацлав кивнул, - когда закончите, не забудь привести себя в порядок перед заседанием Совета, - уходя, отдал он последнее распоряжение, намекая на ее так и не зажившие после падения с крыши ссадины. - Если нужно, я пришлю лекаря.

   Кирати показала ему в спину язык.

  

   Георг выполнил свой каждодневный долг и довел Агату до ворот Академии, но на этот раз не смог заставить себя вникать в щебетание девушки. Впрочем, она была догадливой и сама додумывала его возможные реплики, оставив ему возможность спокойно негодовать про себя на свою тяжкую долю. Вацлав Паст никогда его особенно не опекал, и Георг всегда этим фактом гордился. И тут на тебе. Его недвусмысленно выставили.

   Когда ворота закрылись за Агатой, Георг повернулся, раздумывая о возможности несмотря ни на что вернуться в дом, но тут на другой стороне площади он заметил одного из помощников своего отца. Тот явно собирался обратиться к нему. Должно быть, Вацлав нашел ему неотложное дело на весь день. Попытаться сбежать показалось ему самым предпочтительным вариантом дальнейших действий, все же он остался стоять.

   - Господин Паст, у меня к вам деликатное дело, - сказал помощник, подойдя и воровато оглядываясь. Георг нахмурился. - Я, возможно, совершил ошибку, за которую господин Вацлав меня убьет.

   Такого Георг не ожидал, но шанс, что это розыгрыш со стороны отца все еще оставался.

   - Но я должен уведомить. Надеюсь, вы будете снисходительны. - Почти прошептал он и начал быстро каяться. - Когда мы замуровывали могилу Ризента, там было пять парных демонам артефакта. Ризент сам сказал, что их пять. Но когда он призвал демонов, я прочел показания приборов, и мне показалось, что они зафиксировали приход шести демонов, но я подумал, что ошибся. Ризент сказал, что демонов пять, и я сказал, что пять. Но после того как мы все повторили... я почти уверен, что в тот раз не ошибся, и Ризент призвал шесть демонов!

   - Почти или уверен?! - Георг поймал себя на том, что говорит совсем как Вацлав, чего вообще-то старался избегать.

   - Не уверен, но возможно, - промямлил помощник. - Если только Ризент всех обманул...

   - Ладно, иди, - отпустил его Георг, с досадой понимая, чем эта информация может обернуться для Вереи. Помощник поспешил откланяться, но, уходя, споткнулся о кота.

   - Тебя еще здесь не хватало! - Георг его только что заметил, полагая, что избавился от него вместе с Агатой.

   - Мря? - удивился Матвей.

  

   Последние три демона отчаянно сопротивлялись, разнеся в клочья уютный интерьер гостиной, включая так полюбившийся всем диван. Фру даже перестала сомневаться в необходимости присутствия мастера Теодора, который, хоть и уверено справлялся со своей ролью загонщика, все больше и больше мрачнел, словно демоны не оправдывали каких-то его надежд.

   Демонов они вызывали по одному, делая перерывы на крепкий чай. Как раз во время второго из них в дверь настойчиво постучали. Так стучать могла только городская стража, вызванная напуганными и любопытствующими соседями. Ни разносчик газет, ни продавец ненужных вещей так стучать не могли. Фру открывать почему-то не захотелось.

   С чашкой чая в руке, потому что ее к тому времени уже некуда было поставить, она на цыпочках подошла к двери. Но повториться стук не успел, за дверью послышался невнятный разговор и любопытствующих стражей увели. Кирати удовлетворенно хмыкнула и пошла заканчивать свое нелегкое дело.

  

   Каким образом Трифон очутился в этом холодном пустом подвале и сколько времени в нем провел, он не знал, большую его часть он находился в мучительном забытьи. Его посадили на цепь и заставили выпить какое-то отвратительное варево, от которого он погрузился в неглубокий сон, полный кошмаров. Он часто просыпался, ощущал себя лежащим на земляном полу с тяжелыми кандалами на запястьях и тот час вновь погружался в следующий леденящий кошмар. Несколько раз перед ним появлялись его мучители и заставляли поглотить очередную порцию гадкой похлебки.

   Но, наконец, они удовлетворились и, дав ему немного опомниться, выволокли из подвала и потащили куда-то. Когда туман в голове окончательно рассеялся, Трифон понял, что идет по узкой тропинке через ночной лес, слева и справа поддерживаемый двумя конвоирами. Впереди них шел третий, он освещал им путь. Вскоре они вышли на широкую поляну, по средине которой было что-то вроде загона для животных. На ветвях деревьев висели мощные фонари, и когда они подошли ближе, Трифон увидел, что загон построен вокруг большой четырехугольной ямы, на дне которой находятся люди, скорее всего простые деревенские жители, человек пятнадцать. Большей частью дети. Его остановили около загона, и он успел рассмотреть их как следует. Похоже, в яму согнали тех, кто был физически послабее. Они сидели на дне, в страхе прижавшись друг к другу, но хранили гордое молчание. Трифон огляделся вокруг. Благодаря свету от фонарей, под деревьями он заметил несколько крепких вооруженных мужчин, близко к загону они старались не подходить. На другой стороне поляны стояла тихо переговаривающаяся группа. От нее отделился человек и приглашающе махнул рукой, тогда его повели вокруг загона. Пока они приближались группа расступилась и он увидел залитый кровью стол, на котором лежал большой бесформенный кусок мяса, как ему показалось в первую секунду. Трифон сразу же отвернулся, не желая знать, кем он был раньше.

   - Уберите это, - услышал он знакомый голос, - молодому человеку вот-вот станет дурно!

   - Ты?! - вырвалось у Трифона, когда он понял, кто стоит перед ним. Этого человека он знал, хоть и не сказать, что очень хорошо.

   - Помнишь меня? Прекрасно, - обрадовался тот. - Но подожди, может статься, ты нам так и не понадобишься. Все готовы? - Он повернулся к загону. - Верочка, солнышко, начинай.

   - Не буду, - раздался детский голос из загона.

   - Будешь, - сказал человек ласково, - ты же не хочешь, чтобы с кем-нибудь еще произошло то же, что с твоей подружкой? Обещаю, если ты сделаешь, что я сказал, вы все умрете быстро и без боли, как будто заснете. - Он повернулся обратно к Трифону и прокомментировал: - Хорошая девочка, тоже Вереей зовут, как и хозяйку.

   - Ты выкрал их из деревни Лейтов? - прохрипел Трифон.

   - Ну а откуда мне еще их взять? Хотя теперь и она охраняется, - человек был явно кем-то недоволен.

   - Когда хозяйка вернется, она обо всем узнает и убьет тебя! - заявила девочка сквозь слезы.

   - Она, конечно же, попытается, - согласился с ней человек. - Только тебе это уже все равно, - добавил он сочувственно.

   - Нет, это важно, мы умрем, но и ты тоже!

   - Хватит! - Человек вышел из себя. - Читай!

   - Верность. Любовь. Академия... - начала зачитывать девочка, всхлипывая.

   Все действо продолжалось недолго. Что именно происходило, Трифону было не доступно. Он мог лишь предположить, что в ответ на детский голосочек из ямы на поляне появилось что-то большое, давящее, зловещее, но, лишь мазнув по щитам, выставленным магами вокруг него, оно прошло мимо, некоторое время резвилось в огороженной яме и вдруг сгинуло.

   - Доставай! - приказал человек кому-то. Один из магов нехотя полез в яму и, вернувшись, протянул ему на открытой ладони два небольших предмета. Один из них был похож на пряслице, которое в последнее время таскала с собою Верея, но сейчас символы на нем слабо светились. Второй, большой мужской перстень, человек взял и, схватив Трифона за руку, надел ему на палец. - Твоя задача предельно проста. Не снимай перстень, иди на завтрашний Совет, никому ничего не рассказывай и, главное, забудь меня. Чтобы у тебя все получилось, я запишу эту простую информацию тебе в подсознание. Открой мне разум, - сказал он ласково.

   Трифон что-то промычал и отрицательно замотал головой.

   - Дело в том, что если ты этого не сделаешь, мне придется пойти к своей цели другим путем и вплотную заняться твоей драгоценной Вереей. Ведь твои чувства к ней благополучно вернулись к тебе, так? - Маги, которые придерживали Трифона, согласно закивали, довольные проделанной работой, и сам он не без удивления вновь ощутил жгучую тоску по ней. - Она обладает нужными мне документами, и пока она жива, мне их не получить. Но если ты окажешь мне эту маленькую услугу, они мне не понадобятся, и я оставлю твою подружку в покое. Спросишь, какие гарантии? Гарантия - моя собственная любовь к ней. Не передать словами, как сложно, как горько мне будет причинить ей боль. Надеюсь, ты не заставишь меня сделать это?

  

Глава 18. Совет

   - Не тащи меня! - не выдержав, закричала кирати. Вацлав за руку тащил ее за собой через ельник. Второй рукой ей приходилось прижимать к себе тяжелого рыжего кота, которого член Совета не разрешил пускать самоходом, мотивируя это тем, что вокруг полно ловушек, а кот тупой. Не взирая на ее возмущение, Вацлав шел широким шагом, соответствующим его немаленькому росту, а Фру приходилось семенить за ним, путаясь в длинном подоле нового платья.

   Без предупреждения он втащил ее в какую-то душную нору, где ему пришлось пригибаться и, стесненный этим обстоятельством, он припустил еще быстрее. Попетляв, они достигли небольшой площадки, окруженной решеткой. Втащив кирати на эту площадку, Вацлав оставил ее руку в покое. Вторая ее рука тут же самопроизвольно освободилась от кота, который без малейшей кошачьей грации повалился на пол. Медленно площадка начала движение вниз по длинной вертикальной шахте.

   - Мне жарко, - пожаловалась кирати от нечего делать.

   - Если бы ты соблаговолила полностью залечить свои раны, а не предоставила этот процесс времени и природе, - сказал Вацлав куда-то в сторону, - то я, возможно, заказал бы для тебя что-нибудь более открытое.

   Фру снова недовольно оглядела себя. Носки белых балеток скромно выглядывали из-под подола нежно бежевого платья, воротник-стойка скрывал ссадины на шее, длинный ажурные рукава прикрывали синяки на руках. Разбитый висок украшала веточка жасмина.

   - Ты сюда не кулаками махать пришла, - напомнил Вацлав. - А смиренно выслушать и принять решение Совета.

   - Я смиренно и выслушаю, и приму, если это решение меня устроит, - девочка приняла всепрощающий блаженный вид.

   - Устроит. Кота бери.

   Кот недовольно фыркнул. Площадка остановилась, но освещена оставалась только она и то кое-как, а за решеткой черный пол казался провалом. Если он там был. По ощущениям не было.

   Кирати взяла кота на руки и наугад шагнула в темноту. Оступившись на узких высоких ступенях она на мгновение повисла на воротнике-стойке.

   - Коварный план, да? - прохрипела кирати, выравниваясь. - Придушить потихоньку.

   - Здесь есть перилла, но они не рассчитаны на твой маленький рост, - сказал Вацлав, продолжая придерживать ее за воротник. - Могла бы уже перестать ломать комедию и прийти в своем истинном облике.

   - Чтобы вы здесь засудили несчастную бессловесную женщину? - возразила Фру, осторожно спускаясь бочком. - К тому же мой истинный облик тем более бы навернулся с этой лестницы, да еще и костями гремя.

   Лестница закончилась коротким коридором. Через створчатые двери они сразу попали в зал, для разнообразия хорошо освещенный. Кроме двух охранников у выхода остальное общество еще не собралось. Убранство зала было небогатым, без лишних деталей. Напротив стола председателя полукругом было расставлено двенадцать кресел (сегодня Совет заседал не в полном составе), у каждого из которых по левую руку стояла тележка с бокалом для вина и папкой для документов. Вацлав устроился в крайнем из кресел. Матвей соскочил на пол с намерением поскорее все облазить, но его тут же притянуло к ногам Вацлава. Фру успела счистить всю рыжую шерсть со своего шелка, прежде чем двери растворились вновь.

   Зал начал заполняться в полголоса переговаривающимися людьми. Пока Вацлав встал поприветствовать коллег, Матвей на удачу попытался затеряться среди множества ног, но кончик его хвоста буквально пригвоздило к месту. Так что ему, как и кирати, пришлось разглядывать новоприбывших с места. Большинство из присутствовавших Фру были не известны - как и для многих других для нее до сих пор Совет существовал обезличенно. Широкой публике предоставлялись только имена. Но к ее большому удивлению одного человека она узнала. Трифон с другого конца зала лишь мельком взглянул на нее, а подходить не стал. И она не стала.

   Только через полчаса все, наконец, заняли свои места и замерли во внимании. Членам Совета предназначались кресла, те, кто пришли с ними, вставали рядом или позади. Председатель Совета, благообразный старичок в очках, и не сказать что держит в ежовых рукавицах всю страну, добродушно оглядел присутствующих и начал собрание.

   Повестка дня у Совета оказалась наискучнейшая. В большинстве обсуждаемых вопросов Фру не разбиралась. Она пыталась принять к сведению хоть какие-то крохи понятной ей информации, но ее попытки постоянно пресекал Матвей, который страдал еще больше.

   - "Для чего сюда пригласили Трифона?" - поинтересовалась она, через два часа ожидания.

   - "Он племянник госпожи Эмилии", - на секунду отвлекся Вацлав. - "Сегодня Совет решит и его судьбу".

   Фру с интересом посмотрела на моложавую белокурую женщину, за креслом которой стоял Трифон. Она улыбалась и живо участвовала почти в каждой дискуссии. Член Совета не выглядела обеспокоенной. Должно быть, Вацлав лишь подначивает меня, - предположила кирати, - и на счет Трифона все уже решено положительно.

   Или она умеет хорошо держаться на людях.

   Собрание продолжалось уже больше пяти часов без перерыва. Время от времени люди отходили по двое, по трое, чтобы обсудить интересовавший вопрос более детально. Председатель возвращал их, когда требовалось внимание всего Совета. Специальный слуга несколько раз приносил закуски, в бокалы постоянно доливали вина. За это время Матвей уже успел бы спиться, но на его долю вина не полагалось.

   - "У меня уже заканчивается смирение", - возвестила Фру, вися на подлокотнике кресла. - "Когда наша очередь?"

   - "Последняя, конечно", - отрезал Вацлав. - "И это не коварный план, это регламент. Смертники в конце".

   Фру не успела обругать насмешника, поскольку того отвели в сторону обсудить некий деликатный вопрос, и Матвей, истерзанный вынужденной неподвижностью, тут же рванул на другой конец зала. Здесь ему было интересно все, но, прежде всего, бывший возлюбленный сестры. Чтобы его не спутали с уткой, он пересек зал короткими перебежками, прячась под креслами и сумел достичь своей цели незамеченным.

   На место Вацлав вернулся с довольной улыбкой, пригубил вина, скинул Фру с подлокотника, где она удобно устроилась в его отсутствие.

   - "Где наш мохнатый шпион?" - спросил он, обнаружив пропажу.

   - "Под вами, господин", - соврала Фру, отбирая у него бокал. Вацлав не полез под кресло проверять, а с талантами Матвея иначе как визуально он засечь кота не мог. Сделав большой глоток, девочка закашлялась - кирати не употребляли алкоголь. Вацлав с насмешливой улыбкой протянул ей тарелочку с канапе, меняя ее обратно на бокал.

   - "Верка", - кот и вправду появился из-под кресла. - "Угадай, что твой приятель вертит в руке. Пряслице твое. А демон шестой у него в перстне сидит, я тебе точно говорю. Я этот перстень хорошо помню, а теперь в нем сидит что-то".

   - "Да нет никого шестого демона".

   - "Как это нет, когда я своими ушами подслушал?!"

   - "Подслушал, вот он тебе теперь везде и мерещится".

   - "Ну, смотри, накроется сейчас наше прощение медным тазом".

   - "Так забери у него то, что ты принял за мое пряслице, укради", - велела Фру взволновано.

   - "Сделаю, только ведь демона и без Призывателя вызвать можно", - кот снова исчез.

   - Теперь нам придется вновь вернуться к старому делу Афанасия Ризента, - громко сказал председатель. Госпожа Эмилия, - обратился он к тетке Трифона.

   Фру приготовилась к обороне и не почувствовала, что Вацлав внимательно за ней наблюдает. В опустившейся тишине тихий возглас Трифона был слишком заметен. Все обернулись к нему и увидели, как что-то маленькое вылетело из его ладони, и кот, секундой раньше вцепившийся ему в руку, вылетел на середину зала, собираясь схватить эту вещицу. Вацлав вскочил, жестом давая понять, что он разберется с этим сам. Фру же следила за тем, что будет делать Трифон, не понимая, какую роль он собирался здесь сыграть. Тот нашел ее взглядом, он выглядел сконфуженным, будто не понимая сам, как он здесь оказался. Он поднял руку и с неподдельным ужасом уставился на собственный перстень.

   - Вот демон! - не вовремя вскрикнул кто-то из присутствующих, видимо характеризуя так рыжую бестию, схватившую пряслице и пытающееся удрать. Этого нечайного возгласа хватило, чтобы изголодавшийся демон покинул свое временное убежище.

   Вацлав схватил кота за шкирку и поднял его в воздух. Двое из стоявших за креслами упали замертво. Защита же магов начала стремительно рушиться. Кот выплюнул Призыватель прямо в руки к Фру, и она бросилась к дверям. Люди один за другим падали на пол, как подкошенные. Охранники успели растворить двери перед кирати и отскочить в стороны, как она пронеслась мимо, на ходу призывая демона следовать за ней. Его сущность так и оставалась для нее загадкой, как активировать Призыватель, она не имела ни малейшего понятия, и, тем не менее, демон послушно ринулся за ней.

   Только начав перескакивать со ступеньки на ступеньку, Фру задумалась о том, что бегать с демоном на перегонки идея бесперспективная. А учитывая еще и лифт, едущий с черепашьей скоростью...

   Уже выбравшись на площадку, Фру почувствовала, как ее защита начала испаряться. Жить ей оставалось всего пару секунд, но отсюда из подземелья ей было никак не уйти в тело Вереи. Площадка начала подниматься, но слишком медленно.

   С лестницы из темноты ей почудилась короткая вспышка, и ее отпустило. Демон ушел, надо полагать, обратно вниз, откуда его неожиданно атаковали. Девочка дала ему время на то, чтобы пробить защиту ее неожиданных соратников, и вновь призвала его к себе. Ее наспех восстановленная защита на этот раз сломалась еще быстрее. Но вновь удар, и демон оставил ее.

   Прижавшись к решетке лифта девочка засмеялась - им пришлось перекидываться демоном несколько раз, прежде чем кирати достигла поверхности. К счастью они не сбились и не просчитались со временем. Не помня себя, она как-то пробежала весь путь до выхода в ельник.

   Кирати упала на землю, дальше убегать было бессмысленно. В глазах потемнело, она нащупала какую-то шишку и призвала демона в последний раз.

  

   Вернувшись в тело Вереи, находящееся в убежище, она не стала даже открывать глаза. Необходимо было правильно определить момент, когда ей возвращаться - не слишком рано, чтобы демон успел снова уснуть в предложенном предмете, и не слишком поздно, чтобы не потерять тело кирати. Определившись, ее разум вновь утонул в беспамятстве.

   Очнулась Фру в уютной тени раскидистой ели.

   - Ушел все-таки, зараза, - прошептала она, не ощущая больше в руке шишки, в которую недавно пыталась поместить демона.

   - Заразу унесли и закопали в безлюдном месте, - произнес знакомый голос, правильно определив, что она имеет в виду. Кирати чуть повернула голову, чтобы увидеть говорящего. Вацлав сидел поодаль прямо на земле. - Советую сразу рассказать все, что тебе о нем известно, - добавил он холодно.

   - Похоже на то, что это и есть шестой... наш шестой подопечный, - предположила кирати, силясь для начала приподняться на локтях.

   - А может седьмой или сорок пятый? - спросил Вацлав с издевкой в голосе.

   - Понятия не имею, я на нем номера не заметила, - обиделась девочка.

   - Я видел, что ты приготовилась к действию раньше, чем этот...зараза появился, - заявил маг обличительно. - Ты знала о готовящемся покушении на Совет? Участвовала в нем? Что-то заставило тебя передумать в последний момент? - Прямые вопросы в самом грубом тоне следовали один за другим. Ему не нужны были ее ответы, он считывал их прямо с нее, благо кирати находилась сейчас без малейшей защиты. Все до капли выпил неучтенный демон Ризента. Она попыталась ускользнуть в убежище, но и это он сделать не позволил.

   - В плане участвовал Матвей? Исполнителем был Трифон? - продолжал он неумолимо. - Когда ты узнала об этом?

   - Они заставили его! - закричала девочка и осеклась, понимая, как по-детски это прозвучало.

   - Значит, он позволил себя заставить, - сказал Вацлав сухо. - Мы зря отпустили его в прошлый раз.

   - Я найду тех, кто все это устроил, - пообещала кирати твердо, - и уничтожу шестого. Ты знаешь, что я могу.

   - Шестого ты уничтожишь, - подтвердил маг, - а вот заговорщиков мы отыщем сами. На сей раз твой друг с удовольствием нам все расскажет - некому больше вступиться за него, его тетка мертва.

   - Сколько еще погибло? - спросила Фру, с ужасом понимая, что торговаться за жизнь Трифона больше не имеет смысла.

   - Кроме Эмилии из членов Совета никто, хотя некоторые восстановятся не скоро. То же и с доверенными лицами, присутствовавшими на заседании. Из приглашенных в живых осталось только трое, - Вацлав хищно улыбнулся, - ты, Матвей и зараза.

   - А охрана? - пискнула кирати, вспоминая, как они бросились открывать ей двери. Если бы не они, эти лишние секунды промедленья сделали бы расклад еще печальней.

   - Успела убраться с твоей дороги.

  

Глава 19. Жизнь

   Фру лежала на диване, в сотый раз просматривая отчеты. Весь кофейный столик рядом с нею был завален бумагами. Ивар, взявшийся за самую толстую папку, страдал над пятой страницей, устроившись прямо на полу, так что бесшумно вошедший Вацлав на него чуть не наступил.

   - Есть успехи? - спросил маг, садясь в кресло напротив кирати. Фру скорчила недовольную мордочку.

   - Никаких зацепок я больше не нахожу, - ответила она. - Рядом с Агатой Шестой тоже не появлялся. Мастер и Матвей исправно сторожат ее в Академии, мы с Георгом бегаем за нею вне нее.

   - Мои люди сторожат остальных Ризентов, - добавил Вацлав. - Только вот что с ним делать, когда он появится, ты думала?

   - Искать причину его появления. Артефакт, который представляет собой его лучшую половину, должен притягивать его. Мне останется только объединить их.

   - Проблема только в том, что выжить после встречи с ним можешь только ты.

   - Не волнуйся за сына. Мы дежурим парами: я страхую Георга, Матвей Мастера Теодора.

   - Совсем забыл о нем, разве кот тоже что-то может?

   - То же, что и я, а может даже и больше. Доведет его до белого каления, и он распадется со злости.

   - Наслышан, - позволил себе улыбнуться Вацлав. - Ваша семейка замордует кого угодно.

   - Проблемы могут возникнуть только у твоих людей в поместье Ризентов, но я сомневаюсь, что он там появится. Этот артефакт должен быть очень важен, раз старик не забрал его с собою в могилу. Важен либо для дела, либо для единственного небезразличного ему человека - Агаты.

   - Кстати о небезразличных людях. Твой любовник скоро будет подвергнут известной тебе уже операции зацикливания. Могу позволить тебе встретиться с ним.

   - Я не хочу его видеть, но мне бы хотелось, чтобы ему заменили эту форму заключения на ссылку. У него есть родственники за границей центральных земель. Мы можем пойти на сделку? - кирати сделала жалостливое лицо.

   - Шутишь, он участвовал в покушении на Совет!

   - Его заставили!

   - Он позволил себя заставить. Зная даже, что погибнет его родственница. Которая кстати фактически спасла ему жизнь.

   - Он никогда не мог противиться даже самому слабому ментальному воздействию. Таких людей множество, воспользоваться могут каждым. Может вам стоит сразу уничтожить всех слабовольных, так сказать, превентивно?

   - А может просто стоит перестать потакать и доверяться таким людям?

   Фру возмущенно застыла, не зная, что еще можно возразить.

   - Есть что-нибудь, что можно обменять на его жизнь? - спросила она тихо.

   - Ты все еще любишь его или спрашиваешь из чувства долга? - Вацлав пытливо всматривался в ее лицо, хотя ей настоящей оно и не принадлежало. Одновременно, он словно наблюдал за собой со стороны, анализируя свои чувства. Кажется, он готов был дать слабину.

   - Откуда мне знать, - проворчала кирати и вернулась обратно на диван. Перед магом теперь сидела растерянная черноволосая девушка в полотенце. Без ореола надменной самоуверенности она казалась моложе и трогательнее.

   - "Я ни любить его не могу, ни бросить", - неожиданно откровенно ответила она.

   - Посмотрим, что можно сделать, - Вацлав поднялся с кресла, поигрывая тростью. Вид у него был довольный. - Пока что, пожалуй, надо достать тебе более приличный наряд.

   От входа послышался шум входящих, и в комнату влетел рыжий кот. Попавшись Вацлаву под ноги, он угрожающе зашипел и поспешно отпрыгнул от удара тяжелой трости.

   Георг ввел Агату в гостиную, бережно поддерживая под локоть. У девушки были заплаканные глаза и растрепанный вид.

   - Неужели дело сдвинулось с мертвой точки? - поинтересовался Вацлав насмешливо. Георг посмотрел на него осуждающе.

   - Наш художник взбесился, - кратко проинформировал он.

   - Малоизвестный художник, поймал Агату на улице, хотел написать портрет, - быстро пояснила Фру. - Но она ходила к нему уже три раза, и никаких эксцессов не было.

   - Не могу сказать точно, присутствовал там Шестой или нет, - Георг посадил Агату в кресло, отпихнув суетящегося Ивара, - открытого нападения с его стороны не было, но некое постороннее влияние я засек.

   Кирати восторженно посмотрела на Вацлава, тот скептически качнул головой.

   - Я проверю, - все равно вызвалась она.

   - Даже если он там, он уже знаком с твоими методами и даже не высунется, - возразил маг.

   - "Тогда я пойду туда в облике Вереи, ее он не знает", - перешла Фру на мысленную речь, чтобы не тревожить Агату.

   - "В полотенце или для разнообразия в занавеску завернешься?" - Вацлав ухмыльнулся и посмотрел на часы. - Поедем вместе, за твоей экипировкой заедем по дороге. Только после тебя. - Маг пропустил ее вперед, отпихнув ногой вознамерившегося проскользнуть следом кота. Матвей фыркнул и сел с невинной мордой, провожая его взглядом.

  

   У крыльца уже стояла черная карета, помощник Вацлава открыл перед нею дверцу, но руки не подал. Подойдя к нему, Фру подняла голову и мрачно поздоровалась. Тот презрительно скривился, но кивнул.

   - По дороге заедем в какой-нибудь магазин готового женского платья, - сказал Вацлав, сев напротив нее.

   Таковой обнаружился буквально на следующей улице. Карета остановилась перед широкой витриной с тремя безголовыми манекенами в кричаще ярких нарядах, поверх одного было кокетливо накинуто блестящее боа. Над витриной красовалась вычурная вывеска "Красотка".

   - Только через мой труп, - заявила кирати, но Вацлав вышел на улицу и довольно оглядел представленный ассортимент. Фру упрямо оставалась сидеть в карете, но его помощник схватил ее поперек туловища и выставил на тротуар, словно чемодан. - Вроде, мы собирались в человеческий магазин одежды? - Уточнила она, оказавшись радом с магом.

   - Именно, - согласился Вацлав, открывая дверь, и вошел в довольно-таки тесное помещение с прилавком и заваленными разного рода товаром полками, прекратив тем самым мучения хозяйки магазина, наблюдавшей всю сцену через стекло витрины.

   - Добрый вечер, чем могу быть полезна? - пролепетала она восторженно.

   Кирати, надувшись, продолжала стоять на улице, так что помощник Вацлава снова угрожающе двинулся к ней.

   - Прокляну, - пообещала Фру с самым суровым видом, на какой была способна, но, увы, в этом ее возможности оказались весьма ограничены.

   - Как вам угодно, госпожа, - согласился мужчина и, взяв девочку на руки, аккуратно внес в магазин и поставил рядом с Вацлавом.

   - "Когда тебя будут хоронить, то посмертный саван купят в этом же магазине", - напророчила Фру, ему в след.

   - Мне нужно готовое повседневное платье для моей женщины, ростом с вас, худощавая брюнетка, - концом трости Вацлав указал на кирати, - она знает ее вкус и размеры. Покажите, что у вас есть, она выберет.

   - Я поняла, пройдите сюда, - хозяйка магазина, игриво стреляя глазками, проводила их в смежную комнату и, усадив в кресла, позвала помощницу. Посовещавшись, они начали вывешивать перед ними летние женские платья самых разных цветов и фасонов, украдкой разглядывая скучающе развалившегося в кресле мужчину. Фру оценивающе покосилась на Вацлава. Пожалуй, тут действительно было на что посмотреть. Поджарый, холеный, самоуверенный, дорого, но сдержанно одет. А то, что на вид порядочная сволочь - так это даже плюс к его мужской привлекательности. Кирати злорадно улыбнулась ему, поймав его вопросительный взгляд.

   - "Делом займись", - оборвал он ее мысли и жестко добавил вслух: - Я позову вас, когда понадобитесь.

   Подождав, когда женщины удалились с самым разобиженным видом, Верея вернулась в свое тело и начала недовольно выхаживать вдоль ряда жутковатых нарядов.

   - "Ну?"

   - "Полагаешь, я могу гоняться за демоном с таким декольте?" - Она на пробу приложила к себе вызывающе маленькое тонкое розовое платье на ниточках-бретельках.

   - "В присутствии нужного нам демона в доме художника никакой уверенности нет", - глубокомысленно возразил маг, - "а вот с самим художником тебе дело иметь придется, так что давай, меряй".

   Скрепя сердце, Верея выбрала несколько наиболее простых и практичных вариантов облачения и, скинув полотенце куда-то в сторону Вацлава, принялась за примерку. Недовольно фырча, она отвергала один наряд за другим. Маг же веселился во всю, со своей стороны предлагая платья, которые либо висели на ней, либо сваливались. Наконец, они сошлись на довольно таки открытом бежевом платье, которое Верея, тут же вооружившись ножницами, подправила, избавившись от половины кружев и банта.

   - "Чего-то не хватает", - сказал Вацлав насмешливо и несильным ударом захлопнул было приоткрывшуюся дверь, чуть не саданув полбу притомившуюся в ожидании хозяйку магазина. - "На ноги что-то нужно надеть. Свою обувь ты тоже сожгла или все же припрятала где-нибудь?" - Он обвел ее таким взглядом, словно ожидал, что она сейчас вынет пару туфель из кармана. Которого в этом платье все равно предусмотрено не было.

   - "Пришлось сжечь, она была осквернена грязным полом вашей отвратительной тюрьмы".

   - "Ох, простите. В следующий раз, когда вы изволите посетить наше заведение, я лично распоряжусь чтобы вашу камеру предварительно вымыли с мылом".

   - "Лучше позаботьтесь, чтобы самому не стать постояльцем вашего же заведения, а я уж постараюсь больше никогда не пользоваться вашим гостеприимством".

   - "Уж постарайтесь, тем более что этого можно добиться лишь одним способом - не нарушать закон, хотя вряд ли вы сочтете его для себя возможным".

   Дверь снова сделала попытку отвориться, после чего в нее настойчиво постучали.

   - "Раздевайся", - скомандовал Вацлав, - "и спрячь это куда-нибудь", - он поддел тростью обрывок кружева. - "Или хочешь его просто-напросто украсть?"

   - "И в мыслях не было, тем более мне пришлось бы совершить это преступление с таким ненадежным сообщником как ты", - Верея попыталась стянуть платье через голову, забыв о потайной застежке. Видя бесперспективность подобного начинания, Вацлав подпер дверь стулом, чтобы настойчивая хозяйка не застала их за подобным занятием, и попытался ее освободить, нетерпеливо рыча на нее, чтобы не дергалась. Верея же рычала в ответ, что таким образом он либо порвет ей платье, либо оторвет ей голову. Но маг, ссылаясь на свой многолетний опыт и доскональное знание конструкций разнообразных застежек женского гардероба, настойчиво предлагал предоставить борьбу с ними специалисту и перестать брыкаться.

   Наконец, застежка поддалась, и Вацлав, кинув снятое платье на одно из кресел, запоздало вспомнил о существовании хозяйки магазина, которая хоть и не могла видеть сквозь закрытую дверь, но вполне возможно могла что-то не то услышать и на основании этого что-то не то подумать. Действительно, после того как он убрал стул и пригласил ее войти и упаковать выбранную для покупки одежду, женщина вошла как-то неуверенно, ошарашено поглядывая то на уязвленного мужчину, то на маленькую кирати, которая, успев распихать обрезки от платья по карманам, имела самый невинный вид.

   - По крайней мере, она не знает, что ты великий и ужасный Вацлав Паст, - вернувшись в карету, успокоила девочка Вацлава, приняв из его рук большой пакет. - Ну что, теперь за обувью?

   - Я дам тебе денег, и ты быстро метнешься туда и обратно, - отрезал Вацлав, сев напротив нее и захлопнув дверцу.

   Карета тронулась. Кирати молча вслушивалась в перестук копыт по мостовой, придерживая одной рукой пакет с платьем, который на сиденье занимал больше места, чем она сама. Время от времени она никак не могла удержаться и украдкой поглядывала на Вацлава. Через его обычную маску холодной суровости, словно в лад с его мыслями, чуть проглядывала мальчишеская взволнованность. Наблюдать за этими проблесками чувств оказалось столь увлекательно для нее, что она и не заметила, как озорная улыбка появилась на ее собственном лице. И тем более не успела подавить ее. Вацлав Паст прожег ее уничижительным взглядом.

   - Я совершил ошибку, - сказал он, - позволив тебе перейти со мной на "ты" в виду особых обстоятельств, которые нынче уже не актуальны. Хотя, я считаю, это наше соглашение само по себе не допускало возможности панибратского отношения ко мне. Дабы исключить дальнейшие эксцессы, напоминаю, что есть небезразличные тебе люди и, скажем, другие твари, не охваченные условиями нашей сделки. Поведение ни одного из них нельзя считать безупречным, особенно, если посмотреть под удачным углом. Я доступно выразился?

   Фру ограничилась кивком и мрачно уставилась в окно кареты, не рискнув проверять Вацлава на степень мстительности и самодурства.

   В следующем магазине она без приключений и заминок обзавелась сандалиями и с самым серьезным видом предложила дальше ехать в ювелирный, но маг заявил, что она уже достаточно сегодня повеселилась и ей пора преступать к работе. Так что вскоре они уже прибыли к дому художника.

  

   Карета остановилась, помощник Вацлава спрыгнул с козел и открыл для нее дверцу, сохраняя все тот же суровый пренебрежительный вид. Верея вышла, аккуратно придерживая широкую юбку, и, быстро повернувшись к нему, лукаво улыбнулась и ласково потрепала его по щеке.

   - "Спасибо, дорогой", - поблагодарила она и поспешила вперед. Помощник сначала немного опешил, не ожидав такого поведения от Вереи Лейт, которую, как ему казалось, он знал как облупленную. Все же не раз читал ее подробное досье. Но, поймав вразумляющий взгляд своего господина, он тот час вернул себе подобающий бесстрастный вид.

   Вацлав догнал Верею уже на крыльце дома, где она застыла, положив ладонь на деревянную поверхность двери. Маг помедлил, стараясь ей не мешать, хоть и предпочел бы сам проверить помещение. Впрочем, ее суждению он, пожалуй, доверял, и, когда она разрешила, лишь накрыл ее ладонь своею, перенимая построенный ею образ узкого заставленного старой мебелью коридора, зала с застоявшимся едким запахом и... раскачивающегося на люстре Матвея.

   Отстранив Верею, Вацлав нажал на дверь и прошел по коридору в зал, на самую его середину, и заставил кота свалиться ему в руки.

   - "Докладывай", - потребовал маг.

   - Мяу, - заартачился кот, гордо повиснув на его вытянутой руке.

   - "Ближе к делу или у твоей сестры станет на одного бесполезного родственника меньше", - пригрозил Вацлав как-то очень убедительно.

   - "Матвей, ты смог обнаружить присутствие демона?" - быстро спросила Верея, напрочь проигнорировав разыгравшееся между мужчинами противостояние.

   - "Смог", - ответил ей кот, но так чтобы этот ответ мог принять и Вацлав. - "Наш художник заперся с ним наверху. Демон использует пока лишь слабые эманации, но не отпускает его ни на минуту. Я думаю, к чему-то готовит".

   - "Ха, готовит, это ж не столетний демон!" - Вацлав скинул кота на пол и занялся просмотром художеств. Большинство просто стояло стопкой, прислоненные к стене, несколько уже в рамах красовались на стене, и эти последние были действительно хороши - сплошь портреты молодых красивых девушек, все полные жизни и радости, но в каждой угадывался свой характер. Маг одобрительно осмотрел портреты, посмотрел несколько верхних из ближайшей стопки. Три незаконченные работы стояли на мольбертах полукругом.

   - Как это называется, абстракционизм? - усмехнулся Вацлав. Верея подняла на руки кота, который подобострастно прижимался к ее ногам, и подошла к магу. На эти работы художника было просто страшно смотреть. На каждом из трех полотен было изображено словно два образа, один проглядывал сквозь другой. Агата, смеющаяся, улыбающаяся и серьезная, а внутри каждой смерть, смерть, смерть. Именно это определение приходило в голову при первом же взгляде на каждое из трех изображений.

   - Что ж, этот художник оказался действительно талантлив, - резюмировал Вацлав. - Заметил то, что проглядели мы все. И как доходчиво воплотил! Надо будет заказать у него что-нибудь для моей коллекции, если он, конечно, переживет этот день. Ты могла бы позировать для этой картины. Представь себе, ты в черном платье с открытыми плечами и пеньковой петлей на шее, и это твое надменное выражение лица - красота! Я бы повесил ее в своем кабинете.

   - "Благодарю за честь, в свою очередь я бы тебя тоже где-нибудь повесила, но эти картины ни о чем еще не говорят. Нам известно лишь, что Ризент вылечил внучку от какой-то опасной болезни, и одному ему известно какое такое волшебство он для этого использовал. Конечно, его тонкая творческая натура могла почувствовать это волшебство, а может, этот художник просто сошел с ума, что-то не то покурил, отравился грибочками, встал не с той ноги, расстроился из-за безвременной кончины любимой канарейки".

   - Порезался при бритье, разбил любимую чашку, оказался не включен в завещание погибшей канарейки, - продолжил Вацлав список возможных версий. - Однако, первой при взгляде на эти шедевры нам, кажется, пришла на ум одна и та же мысль. Мне стоит ее самому озвучить?

   - "Тебе кажется, что Агата - шестой артефакт", - сказала Верея за него.

   - "И еще мне кажется, что уже сегодня мы можем покончить с демонами Ризента".

   - "Сомнительно".

   - "А ты попробуй, ведь ты не хочешь расторгнуть наш договор сейчас, когда цель так близка?"

   - "Я поговорю с художником. Я должна убедиться".

   - "Убедись", - милостиво разрешил Вацлав.

   Верея медленно поднялась по темной лестнице, осторожно ступая по старым скрипучим ступеням. Казалось, шум от ее шагов не насторожил художника, хотя в стоящей в доме тишине он не мог их не слышать. Лестница заканчивалась хлипкой дверью, запертой изнутри на простую щеколду. Ее ничего не стоило отодвинуть, так что женщина без помех вошла на этаж. Двери в обе находящиеся здесь комнаты оказались отворены. Мужчина сидел в дальней из них прямо на полу. Перед ним, прислоненная к стене, стояла рама с натянутым на нее холстом, на который он лихорадочно наносил крупные мазки. Вокруг него в беспорядке видны были баночки с краской, кисти, куски картона и обрывки ветоши. В углу же комнаты, на столе и подоконнике сгрудились бутылки из темного стекла. От них исходил резкий неприятный запах.

   - Прошу только, дай мне закончить! - выкрикнул он, не оборачиваясь. Верея не стала подходить ближе, не без удивления рассматривая уже вполне узнаваемый собственный портрет, свое худое уставшее лицо с колючим цепким взглядом, небрежно уложенные волосы, воротник старого дорожного костюма. Через минуту кисть остановила свой полет, и художник обернулся. Вид у него был затравленный, но отчаянный. Он вскочил со своего места и отошел в сторону и от картины, и от самой Вереи. Некоторое время он молча и жадно разглядывал женщину, потом его взгляд вернулся к ее изображению, и художник удовлетворенно кивнул сам себе. - В этот раз все получилось как надо, - сказал он.

   - Ты пришла за своей платой? - спросил художник. - Я знал, что ты скоро явишься за мной. Ты послала ко мне вестника, ведь так? Эту девочку. Прости, я не сразу догадался, кто она. Я так и не смог ухватить ее душу, скопировал лишь ангельский внешний облик, но оболочка оказалась мертвой, и в ней я увидел бездну ада, которая ожидает меня, я испугался и повел себя недостойно. Прости меня. Теперь я готов, не буду молить о пощаде, не буду пытаться избежать расплаты, ты выполнила свою часть сделки.

   - "Ты доволен? Что же ты получил?" - спросила Верея.

   - Я получил сполна, - ответил художник с жаром. - Сама жизнь снисходила на мои полотна, она запечатлевалась на них во всем своем величии, но не застывала мертвой пленкой, она двигалась, дышала, чувствовала. Я не приобрел славы, но ее я и не желал. Лучшие образцы творений природы и так были мне доступны, они сами приходили ко мне, я встречал их повсюду, и теперь благодаря мне, моим рукам, они останутся жить вечно, не постареют ни телом, ни духом. Они навсегда останутся свежи и молоды, такими как увидел их я, какими захотел их увидеть.

   - "А Агата Ризент, последняя девушка, она тоже попалась тебе случайно?"

   - Ты же сама послала ее ко мне, твою прелестную вестницу, которую я не смог распознать!

   - "Ты сам предложил ей написать ее портрет, сам подошел к ней". - Продолжила Верея настойчиво. - "Чем она привлекла твое внимание, ведь вокруг бродило полчище других прекрасных посланниц?"

   - Что другие по сравнению с нею, и что она по сравнению с тобою, моя госпожа...

   Верею передернуло от приторности его слов, и художник смутился, не понимая, чем вызвал ее неудовольствие. Впрочем, через мгновение он уже снова воспрял духом и продолжил свои бессмысленные речи.

   - Зачем ты проверяешь меня? Я тот час узнал ту, что ты предназначила мне, все прочие на мгновение прекратили свое существование, и мне показалось, что на площади нас осталось только трое.

   - "Ты, она и фонтан?" - уточнила Верея с насмешкой. Художник посмотрел на нее с удивлением и обидой, но все же пояснил:

   - И твой посланник, что подвел ко мне это прекрасное создание.

   Ей захотелось его чем-нибудь стукнуть, благо загроможденный бутылками стол находился на расстоянии вытянутой руки.

   - "Как он выглядел?" - Спросила она вместо этого. - "Как одет, особые приметы? Он что-нибудь говорил?"

   - Ты хочешь знать, как выглядел твой посланник? - Закричал художник. - Зачем ты проверяешь меня?!

   - "Спокойно, ты сделал все правильно", - сказала Верея примирительно. - "Но у меня много посланников, и я хочу знать, кто именно выполнил это поручение".

   - Но госпожа моя, я не помню! Лишь его присутствие при этой встрече, все иное стерлось из моей памяти! - Художник сник, его глаза увлажнились.

   - "Тщщ, не беспокойся об этом", - Верея постаралась спрятать раздражение. - "Это не важно".

   - Прости, я не понял, что эта девушка - вестница моего конца. Что не сразу принял это. Я увлекся и, должно быть, потерял счет времени. Но хоть ты пришла за мною так рано, я успел сделать не мало. Я готов уйти с тобой.

   Верея с сомнением подняла одну из пустых бутылок и понюхала горлышко. С художником надо было что-то решать, он, похоже, в серьез вознамерился передать ей свою жизнь в качестве платы по сделке, которая ему то ли пригрезилась под воздействием опиума, то ли и в самом деле с кем-то произошла - и не так маги развлекаются. В любом случае демоном Ризента здесь и не пахло.

   - Я готов, у меня будет лишь одна последняя просьба к тебе, - неожиданно заявил художник. - Все это время я имел честь запечатлевать для людей жизнь, позволь мне теперь написать и смерть! Когда я понял, что ты идешь ко мне, я начал эту свою последнюю работу, я спешил, как мог, и не хочу оставлять ее не законченной. Прошу тебя, яви мне свою настоящую сущность, чтобы я мог отразить ее на портрете!

   - "Сущность смерти ты не плохо передал на тех картинах внизу", - похвалила его Верея и с брезгливым выражением вернула бутылку на стол. - "Я ухожу. Не знаю, с кем ты заключил свою сделку, мне же твоя жизнь без надобности".

   - Тот жалкий демон, что явился ко мне в облике прекрасной девушки, не имеет ничего общего с твоей адской красотой и величием! - вскричал художник и в отчаянии бухнулся перед нею на колени. - Умоляю, не бросай меня, моя жизнь принадлежит тебе!

   Зарыдав, он повалился к ней в ноги и попытался целовать ее сандалии. Верея не успела отстраниться, и он ухватился за ее лодыжку. Вырваться из крепкой хватки экзальтированного художника не вышло. С отвращением ухватив все ту же бутылку, она обрушила ее ему на голову. Потеряв сознание, художник упал на пол и застыл, освободив сцену для более опасного персонажа. Только теперь Верея почувствовала его присутствие рядом с собою. Демон неспешно набирал мощь, словно издеваясь над ней, словно абсолютно уверенный в своей победе давал ей возможность уразуметь, кто именно через секунду станет ее убийцей. Последние сомнения в сущности демона улетучились, теперь она в любой момент могла бы призвать его. Демон, смакуя, выпивал по капле ее силу, по крупной такой капле, что могло растянуть ее агонию на целых несколько минут. Это было не типично для него, будто кто-то успел подправить вложенную в него программу. Действительно, хотя демон оставался еще слишком голоден (метаний художника хватило лишь на то, чтобы поддержать его, но не насытить), Вереи удалось позвать и заточить его в одну из бутылей от настойки. На это ушла вся ее сила без остатка, и душу ее буквально вытолкнуло из тела.

  

   Кот раскачивался на люстре, стараясь прижаться головой к потолку и через перекрытие почувствовать, что происходит наверху. Вацлав скептически наблюдал за этим предприятием снизу.

   - "Этот демон прямо надо мной!" - взревел Матвей, наконец.

   - Ты можешь определить, он ли сорвал совещание Совета? - осведомился Вацлав бесстрастно.

   - "Да он конечно! Кто ж еще?" - кот отплясывал на люстре, так что пыль и огарки свечей щедро сыпались на пол.

   - Конечно или можешь определить?

   - "Сам определяй, а я уверен".

   - Бессмысленная тварь.

   - "Приятно познакомиться", - Матвей поморщился и несколько раз чихнул. Вдруг он насторожился и спрыгнул на пол, использовав Вацлава как ступеньку. - "Верка, я иду!"

   - Наглая скотина, - проворчал маг и пошел следом за котом, который уже молнией пронесся по лестнице на верхний этаж.

   Матвей застал художника с занесенным над Вереей ножом. Тот что-то причитал, не решаясь выполнить задуманное, но для кота это не имело значения. Он бросился на мужчину как заправский тигр с грозным рычанием и увеличившись в размере раза в два. Маленький перочинный нож, единственное оружие, которым обладал художник, улетел в сторону, и мужчина, повалившись на спину, попытался защититься руками. Нейтрализовав опасность для сестры, кот на этом не успокоился, пустив в ход когти и зубы. Подоспевший Вацлав попытался оторвать обезумевшее животное от своей жертвы, но Матвей буквально выворачивался из его рук, несколько раз умудрившись на секунду парализовать сильного мага.

   - "Я от тебя мокрого места не оставлю, маньяк культурный!" - закричал Матвей, когда Вацлав все-таки оттащил его в сторону. Маг огляделся и, одним движением сбросив с подоконника все выстроившиеся на нем бутылки, открыл окно и выкинул беснующегося кота на улицу. Подумав, закрыл обратно окно и дверь.

   Художник, скрючившись и прижимая к себе израненные руки, в пол голоса кого-то о чем-то умолял. Вацлав подошел к Верее и опустился перед нею на колени, проверяя ее состояние, но не стал тормошить, давая ей собраться с силами. Встав, он подошел к всхлипывающему мужчине.

   - Что ты собирался сделать? - спросил маг властно.

   - Я лишь хотел закончить портрет, - промямлил художник, не решаясь поднять взгляд.

   Вацлав недоуменно огляделся и, увидев прислоненную к стене картину, с интересом взял ее в руки.

   - Я куплю ее! - сказал он, как следует рассмотрев.

Глава 20. Смерть

   Кирати удобно устроилась на подушках с булочкой с заварным кремом в одной руке и большим стаканом морса в другой.

   - Прости, ты решила что-то отпраздновать? - спросил Георг мрачно.

   - Тело нужно кормить, когда появляется такая возможность. - Возразила Фру с самым серьезным тоном. - Неизвестно, когда еще придется. Может никогда, - прикрыв глаза, она с удовольствием вгрызлась в еще теплую сдобу, перемазав мордочку кремом.

   - Теодор Дарк нашел подходящее место для последнего обряда. - Уведомил ее Георг. - Я должен отвезти вас туда.

   Кирати с сочувствием посмотрела на него и начала с излишней тщательностью стряхивать с себя крошки. Использовать Агату в качестве артефакта, дополняющего демона смерти, было решено на их мини совете с Мастером Теодором. Этот план был одобрен Вацлавом Пастом, который не преминул довести до нее новую порцию угроз, согласно которым в случае неудачи его первоначальное предложение о реабилитации семьи Лейтов и возвращении их имущества аннулировалось. Теперь у нее не было выбора и не было времени искать другой выход. Георг это прекрасно понимал и даже не пытался заговаривать с ней об этом. Но Фру знала, как сильно он успел сблизиться, как сильно привязаться к Агате. Ей и самой где-то в глубине душе было жаль приносить девочку в жертву. Но для того чтобы противостоять Вацлаву ни она, ни его собственный сын еще не доросли.

   - Я не видела Матвея со вчерашнего дня, - пожаловалась кирати.

   - Бегает где-нибудь, дела свои кошачьи заканчивает, - предположил Георг безразлично. - Я так понимаю, Агате не сказали, какую роль она будет играть?

   - Я напоила ее особым чаем, она уже спит и проспит до самого конца.

   - Для меня не осталось? - маг грустно усмехнулся.

   - Тебе еще нужно сопроводить нас до места, - напомнила кирати. - Потом можешь уйти, все равно Мастер будет рядом. В случае необходимости он удержит изоляцию демона один.

   - Я могу это пережить, я лишь считаю, что мы допускаем ошибку, - сказал маг злобно.

   Кирати ничего не ответила. Георг пошел наверх, чтобы отнести Агату в экипаж. Фру на минуту осталась одна.

   Она взяла с подноса еще одну булочку. Агата не дождалась, когда их принесут, и напилась пустого чая. Она так и не попробовала их. Как ни странно, это навело кирати на одну мысль. Жуткую, но вполне осуществимую идею. Это нужно было обдумать. До места, найденного Мастером, еще нужно было добраться, оно явно находилось не в соседнем дворе, так что у нее еще было время. А у Агаты еще был шанс.

   Фру с подозрением оглядела предложенный сарай. Через широкие щели он просвечивал насквозь. Покосившаяся дверь открылась с усилием, чуть не утянув за собой всю постройку. Но, по крайне мере, внутри было пусто и для кирати достаточной просторно. Вполне себе подходящее место, если, конечно, сарай не рухнет ей на голову. Зная всю эмоциональную слабость своего организма, она пыталась как можно дольше не думать о том, что ей предстояло сделать. Но теперь призрак задуманного предстал перед ней со всей своей жестокостью. Ей стало дурно, она вышла из сарая и присела на порог, пытаясь сохранить хотя бы видимость спокойной сосредоточенности на деле. Но никто и не смотрел в ее сторону, каждый занятый своими мыслями.

   Теодор аккуратно положил Агату на траву неподалеку от входа и теперь стоял над ней, наблюдая, как она безмятежно улыбается во сне. Георг обретался неподалеку, он нервничал и не знал, куда себя деть. Но его взгляд, бродящий по сонной безлюдной округе, все время возвращался к девушке.

   - Удивительно, - Мастер Теодор, насмотревшись, отошел в сторону, - сколь сильны демоны, при столь слабых артефактах, их породивших. Они практически бесполезны. Я бы скорее поверил, что целью Ризента было избавиться от преследующих его демонов, а артефакты - эти амулеты и даже она. - Теодор кивнул в сторону Агаты, которая с ясным, почти радостным лицом мирно продолжала спать. - Все это лишь побочный продукт, самооправдание. Девчонка глупа, пуста, а магический дар в ней заложен самый мизерный.

   - Пусть так, - согласился Георг. - Но по известной теории лесной школы об эволюции душ, любое живое или оживленное существо способно развиться до уровня человеческой души.

   - Но на это уйдет тысячи лет. - Отрезал Теодор. - Сейчас это бесполезная кукла.

   - Она развивается гораздо быстрее! Неужели не найдется другого выхода, чем убить это чудо?! - не выдержал молодой маг.

   - Найдется, другой выход всегда находится, в конце концов, - согласился Теодор не без издевки. - А пока быть может еще пара сотен убитых демоном позволит ей развиться еще быстрее.

   Георг замолчал, и Мастер переключился на Фру, которая все это время сидела съежившись, словно она мерзла.

   - Ты уверена, что справишься, дорогая? - спросил он сочувственно.

   - Главное, удержите изоляцию, - процедила кирати.

   - Этот демон убивает молниеносно, ты можешь не успеть.

   - Успею, - отрезала она.

   - Тебе могут помешать твои собственные демоны, - сказал Мастер наставительно. - Несмотря на твой исключительный дар, в Академии ты делала промахов не меньше, чем аутсайдеры.

   - Думаете, разумно сейчас пытаться поколебать ее уверенность? - встрял Георг.

   - Даже ты должен был заметить это, - с жаром продолжил Теодор. - Она с блеском выполняла любое задание, то, что не могли другие, но ничего не доводила до конца. В конце, ослепленная своей гордыней и самоуверенностью, она всегда делала позорный промах.

   - Далеко не всегда, - усмехнулась Фру.

   - Сейчас на карту поставлено больше, чем дурацкий почетный приз. Ты не должна бороться с демоном одна. Я подстрахую тебя.

   - Не вижу, чем вы можете мне помочь, - возразила кирати спокойно.

   - Дорогая, мы ведь все прекрасно понимаем, что отец передал тебе не только Призыватель, но и лабораторные записи Ризента. Да, ты великая и только ты могла так быстро разобраться в них и так виртуозно использовать, но в одиночку...

   - У меня нет, и никогда не было этих записей, и без Призывателя я обхожусь спокойно. - Проговорила Фру медленно и четко. - Мы втроем с моими гордыней и самоуверенностью прекрасно справимся с последним демоном. И Агату мы ради этого убивать не будем.

   - Все-таки есть другая возможность? - воспрял Георг.

   - Тело Фру не гениальная маскировка, я создала ее так же, как Ризент создал Агату. - Фру постаралась, чтобы ее голос звучал уверенно, хотя это было лишь не слишком обоснованное предположение. - Только он создавал человека, свою внучку, свою опору, друга, единомышленника, человека, который бы его любил и никогда не отвернулся. А кирати - только инструмент. Я убью ее, выбор очевиден.

   - Но раз так, демонов смерти должно было стать... три, - возразил Георг.

   Мастер хранил задумчивое молчание.

   - Повторюсь, я создавала инструмент, меня не мучили демоны. - Раздраженно пояснила кирати. Уже от подобных размышлений она чувствовала себя усталой, и ей совсем не хотелось еще и кого-то убеждать. Ей хотелось, чтобы все поскорей закончилось.

   - Но, убив Фру, ты и сама погибнешь! - не унимался Георг.

   - Нет, уничтожив демона, я вернусь в свое собственное тело в убежище, так что оставьте мне небольшую лазейку в изоляции. Так будет проще.

   - Хорошо. Будь уверенна, мы все сделаем как надо, - уверил ее Мастер.

   Кирати зашла в сарай со спокойной решимостью, затворила за собой дверь и села на пол, практически не выбирая места. Вздувшаяся доска больно уперлась в коленку, но она уже не обращала внимания на такие неудобства. Сосредоточившись, она призвала демона.

   Пожалуй, призвать к себе демона именно смерти оказалось проще, чем всех остальных. Это не потребовало никаких особых усилий. Стоило ей лишь смириться с неизбежным результатом своего начинания, как он уже оказался рядом с нею. Фру беспокоилась, что демон потребует именно Агату, и жертва ее окажется бессмысленной, но при первом же его прикосновении она поняла, что это не так. Почувствовав, чью именно жизнь ему предлагается забрать, демон заметался, попытался отстраниться или спрятаться в каком-либо из окружавших предметов. Но Мастер сдержал свое слово. На хлипкие стены сарая словно набросили ярко сияющую ловчую сеть. Она прошла сквозь стены и начала быстро сжиматься вокруг демона и кирати, побуждая его приблизиться к своей жертве.

   К своему удивлению, кирати не испытывала никаких мучений. Вскоре ей начало казаться, что она видит себя как бы со стороны - в большом ярком шаре ловчей сети, который становится все меньше и плотнее. Демон уже прекратил всякое сопротивление, и она перестала ощущать его присутствие. Она обрадовалась, видимо, все прошло как надо. Одно только огорчало - она совсем забыла, чего же собственно она хотела добиться. Пытаясь припомнить это, она поняла, что не знает, где находится и, собственно, кем является. Хотя, это было не так важно, она ведь добилась, чего хотела, и теперь ей было очень хорошо.

   Яркий шар сети схлопнулся совсем, и она оказалась в полной темноте. Это слово - "сеть" - странным образом волновало ее, это все, что оставалось в ее сознании. Она вспомнила, что именно через сеть она должна была куда-то пролезть. Но теперь, кажется, было уже поздно, шарик исчез. Сознание заметалось в пустоте.

  

   Сквозь веки проникал мягкий успокаивающий голубоватый свет. Верея открыла глаза и вновь обнаружила себя в знакомой пещере, густо заросшей ползучими растениями. Их листья, покрытые густым пушком, излучали слабый свет. Крупные, похожие на лилии, голубые цветы, гроздьями свисающие с потолка, сияли сильнее, освещая помещение, но, к счастью, почти не пахли. С последнего ее посещения побеги сильно разрослись и образовали вокруг нее мягкий кокон. Верея быстро пришла в себя и начала выбираться из этих бесстрастных объятий, дивясь таким быстрым изменениям. Должно быть из-за этой странности, но она не чувствовала здесь больше полной защищенности как раньше. Даже когда демон проник в убежище, она имела больший контроль, чем сейчас.

   Верея услышала странный звук и резко обернулась. Теодор стоял у большого освещенного стола и собирал разбросанные по нему старые тетради, выдирая их у цепляющихся стебельков. Ее собственные записи на разрозненных листах бумаги еле виднелись, словно специально проглоченные молодой порослью.

   - Кажется, это все, - сказал мастер, не оборачиваясь. Послышалось шуршание страниц - он открыл одну из тетрадей. - Узнаю стиль Ризента, а вот подчерк явно твоего отца.

   Верея оторвала от себя последний цепляющийся побег и вышла на свет. Впрочем, Теодор и так знал, что она рядом, ведь он явно прошел в убежище по ее следам.

   - Знаешь, а ведь никому и в голову не пришло, что нужно искать лабораторию не деда, а твоего отца. Хотя тот был его учеником.

   Верея сохранила бесстрастное выражение. Гордая привычка еще с академии. У нее было там много недоброжелателей. Всякий раз, и очень часто, как до ее сведения с едким злорадством доводили какую-либо информацию, которая могла ее обидеть, разозлить или унизить, она ухитрялась просто принять ее к сведению. А переживала она потом.

   - Считалось, что старик за всю свою жизнь не взял себе ни одного ученика. - Мастер, наконец, обернулся к ней, еще раз посмотреть на это безмолвное изваяние, которое она собой сейчас представляла. Он знал, что она так и будет стоять, пока он говорит, поэтому продолжал. - Понятно почему - скрытность, маниакальная. Он творил магию, ради магии. А, закончив очередной проект, сжигал все записи. Он был действительно сумасшедшим. В обычной жизни это не так бросалось в глаза, его даже уважали. Те, кто плохо его знал. Но стоило ему переступить порог лаборатории, одной из них, многочисленных, глаза его загорались безумием, и трудно было понять, что и зачем он делает, бормочет, словно разговаривает с кем-то. Мне даже иногда становилось страшно присутствовать при этом. Представить страшно, что может сотворить сбрендивший гений. Да, меня он тоже взял к себе в ученики - родная кровь, как никак. И я смог, как ни странно, многому научиться за то короткое время.

   Верея продолжала слушать все с тем же отсутствующим выражением, но Теодору не надоедало смотреть в ее ледяные глаза. Он глядел на нее с тоской и сожалением.

   - Ризенту быстро надоело играть с нами. Мы его отвлекали, были бесполезными, он не мог нас контролировать, как свои лабораторные записи - свои дневники. И он нас прогнал, как следует промыв мозги. Но твой отец, очевидно, вернулся. - Мастер потряс охапкой тетрадей. - Я бы сказал, что это невероятно. Как он заставил старика принять себя обратно? Я думаю, он тоже заразился безумием от него, это единственное, что могло позволить Ризенту довериться ему. Безумные исследования своей собственной души, обет молчания. Ведь он ничегошеньки не рассказал тебе, правда? Своей дочери не рассказал. А ему позарез нужно было кому-то рассказать, ведь он так переживал за этот проект. Примчался к гробнице Ризента, когда я сказал, что демон смерти сбежал. Я видел безумие Ризента в его глазах, я вижу его и в твоих, Верея Великая. Мне повезло, что я не гений, я просто собираю достижения великих, а вы, гении, со временем все погружаетесь в пучину безумия, должно быть из нее вы и достаете Это, - он поднял тетради, будто демонстрируя великую драгоценность. - Ты мне далеко не безразлична, Верея, я видел все твое становление как мага, все изменения, которые происходили в тебе, переживал за твою жалкую недостойную тебя любовь... Да, я знал и об этом, как вы не скрытничали. Ты сходишь с ума, как и они. Я бы убил тебя сейчас из сострадания, вот только после демона смерти ты слишком сильна для меня. Но я знаю, что ты скоро и так придешь за мной, ведь это я вскрыл могилу старика и подставил твоего отца. До встречи!

   Удар Вереи разорвал в клочки несколько гирлянд голубых цветов, но среди них бесполезно было искать клочки Мастера. Он исчез через выход, о котором Верея даже не подозревала.

  

   Верее понадобилось слишком много времени, чтобы обнаружить этот выход. Теодор наверняка уже успел уйти и замести за собою любые следы. Однако она рвалась вперед, словно еще надеялась.

   Тайный путь закончился Вацлавом Пастом. Она не врезалась в него, сумев остановиться в сантиметре от него, но он все равно оказался недоволен ее внезапным появлением.

   - Я знал, что твой интерес к картине моей жены отнюдь не праздный! - прошипел он. Верея обернулась, чтобы лишний раз убедиться, что выход действительно привязан к изображению, висящему напротив кабинета члена Совета.

   - "На этой картине лаборатория, которую мы все искали", - уведомила его Верея.

   - Вот старый хрыч! - Вацлав схватил ее за худые плечи, но тут же ослабил хватку, как будто побоявшись, что она сейчас рассыплется. - Он был здесь, он видел картину, когда она еще была жива. Что это по-твоему? - он подтащил ее ближе и указал на темный силуэт в пещере.

   - "Афанасий Ризент", - определила Верея без труда.

   - Этого пятна здесь изначально не было. - Прошептал Вацлав. - Он хотел, чтобы я его увидел. Но я его не разглядел, нет.

   - "Это лаборатория моего отца".

   Вацлав понимающе кивнул и отвел взгляд.

   - Значит, он взял его обратно.

   - "Вы трое были его учениками".

   - Были. Недолго. - Голос Вацлава вернул свою твердость. Его пальцы сильнее вцепились в ее предплечья. - Полагаю, там и искомые дневники.

   - "Их забрал Теодор".

   - Он был здесь час назад.

   - "Это он вскрыл гробницу Афанасия, он собирался использовать демонов против Совета".

   - Теодор - мой советник и друг, - прорычал Вацлав.

   - "Значит, у тебя большие проблемы", - улыбнулась Верея торжествующе. - "Я же спасла главу Совета и уничтожила последнего демона".

   Вацлав мрачно кивнул, ему уже об этом доложили.

   - "Мне позволят представить доказательства против мастера, а вот ты будешь выглядеть очень не красиво".

   - Это доставит тебе удовольствие, - злобно улыбнулся Вацлав.

   - "Я отнюдь не мстительна", - посмотрела Верея лукаво, - "мы можем договориться и с тобой".

   - Что ты хочешь?

   - "Мое поместье. Мою семью. Свободу Трифону и всем заговорщикам из Академии".

   - Не будем мелочиться. Объявим всеобщую амнистию и дело с концом. - Сказал Вацлав насмешливо и, наконец, отпустил ее. Без этой опоры она чуть не упала. Эйфория от уничтожения демона прошла, и давно обходившееся без пищи и движения тело сильно ослабло. Это не на шутку испугало ее. Ведь у нее были передышки, а у Матвея и этого не было. Что если исчезновение кота, связано с крайним истощением, от которого он мог умереть? Ей захотелось броситься обратно в убежище и немедленно удостовериться, что брат жив.

   - "Освободи лишь тех, кого вслепую использовали", - продолжила она тем не менее. - "Такая неоправданная жестокость не делает чести Совету. И, хочу напомнить, у Теодора дневники Ризента, а это значит и новая технология, которую они обязательно снова применят против Совета. Захочу ли я снова помочь?"

   - Мы это обсудим, - сказал Вацлав жестко, - а пока в качестве жеста доброй воли... - он провел ее в свой кабинет, где на столе стояла коробка с большим лиловым бантом.

   Верея с опаской дернула за ленту, распуская бант. Тут же крышка коробки приподнялась, толкаемая изнутри головой недовольного рыжего кота. Коробка, крышка, лента и заодно чернильница и пресс-папье - все полетело на пол - это Матвей вылез из коробки, размялся и начал точить когти о дорогое дерево столешницы. Вацлав ткнул в него набалдашником трости, заставив прекратить безобразие.

   - "Это и есть жест доброй воли?! Похитить моего брата, а потом презентовать мне его в коробке с мерзкой улыбочкой?"

   - Я его не похищал, я его обезвредил.

   Послышался хруст - кот смачно отгрызал навершие трости.

   Лицо мага окаменело и утратило краски. От него повеяло такой сдерживаемой мощью, что захотелось немедленно удариться в бега, обратно в родную Проклятую долину или еще подальше. Трудно было представить, какой силы гнев он удерживал сейчас внутри, зато легко воображалась рыжая шкурка над камином, еще легче - рыжий коврик у двери.

   - "Вернись в убежище", - поспешила распорядиться Верея, предвосхищая расправу.

   Верея не помнила, чтобы хоть раз видела Вацлава без этой трости. Пискнув что-то вроде "я подклею" и "потом", кот превратился обратно в статуэтку.

   Боясь, что маг уничтожит своих союзников еще до того, как согласиться с ними на союз, Верея поспешила воспользоваться картиной для побега в убежище. Убедившись, что она ушла, Вацлав отбросил огрызок трости в сторону (благо таких у него было еще четыре штуки), и тяжело повалился в кресло, ему было о чем подумать.

   Только убедившись, что в убежище кроме Матвея никого нет, Верея выбралась из зарослей на свет. Ее брат сидел, собравшись в комок, и вяло соскребал с себя цепляющиеся побеги не слушающимися руками. Но когда он поднял голову, она увидела, что тот улыбается как раньше, с мальчишеским озорством.

   - Так чем же дело закончилось, сестренка? - спросил он, спеша удовлетворить свое любопытство.

   - "Не буду начинать с конца!" - усмехнулась Верея, вспомнив, как в детстве Матвей научился читать, только ради того чтобы заглядывать в конец сказок, которые читала ему на ночь мама. - "Слушай с начала".

   - "Только коротко, пока господин Паст не нагрянул сюда мстить за свою игрушку".

   - "Мне и самой не охота тут долго распинаться", - Верея начала быстро высвобождать Матвея, и вправду допуская возможность скорого визита. - "Оказалось, что наш отец, наш мастерель и наш тюремщик Вацлав Паст были единственными учениками Афанасия Ризента, пока он окончательно не сошел с ума и не прогнал их, чтобы в одиночку заняться своим последним проектом - избавлением от демонов, которые мучили его. Но нашего отца он вскоре вернул. Видимо, пытался вернуть и Вацлава с помощью картины его погибшей жены, по мотивам которой Ризент и создал лабораторию, в которой мы сейчас находимся. Но тот не искал такой возможности, поэтому, наверное, и не распознал ее".

   - "Но почему отец никогда не говорил об этом?"

   - "Боялся. Должно быть, гений Афанасия привлек демонов в нашу реальность, единственный способ уберечься от них, который он знал - это молчание. Призыватель был нужен, чтобы позвать всех демонов сразу. Для каждого из них в отдельности хватило бы и простого упоминания".

   - "Так говорил и старый дракон! Помнишь, он предлагал молчать, чтобы спастись".

   - "Со временем этот страх перерос в фобию. Он уже не мог рассказать ничего и никому. Теодора Дарка Ризент снова видеть не пожелал, но тот продолжал живо интересоваться его работой. Будучи другом Вацлава, он знал, где находится гробница Ризента. Это он вскрыл ее, подставив отца. Ему была нужна технология демонов, с помощью которых он собирался уничтожить Совет, точнее, людей входивших в Совет, чтобы заменить их".

   - "То есть, он тоже участвовал в заговоре?" - заставил себя спросить мальчик, хотя внутри него все взорвалось ликованием. Ведь это значило, что его отец не виновен в низкой зависти к Ризенту, в пренебрежении чужими жизнями не виновен.

   - "Я думаю, он его организовал как прикрытие. Типичная тактика Школы Воронов, они набирают последователей, как расходный материал. Вороны создали группу, которая считала себя автономной, со своими целями и идеями. Но их действия подчинялись интересам Воронов. Когда эти действия засек Совет, группу сбросили как балласт".

   - "Вацлаву придется объясниться перед Советом за своего дружка", - улыбнулся Матвей, стараясь добавить в фразу злорадства.

   - "Придется. Через него Теодор узнал многое. Зная, что я смогла заточить демонов в старое пианино, что Ивар в щепке от него сумел пронести демона в резиденцию Паста и случайно высвободить его там, он задумал пронести демона на совещание Совета. Руками еще одного подставного лица, разумеется".

   - "И как он заточил демона в перстень?"

   - "Он знал, что я могу и собираюсь призвать демонов, чтобы заблокировать их в колодце. Но если Вацлав полагал, что я могу это сделать самостоятельно, Теодор считал, что отец передал мне Призыватель. Ведь он знал, что отец вернулся к Ризенту, а значит, имел доступ в секретную лабораторию, куда Афанасий переправил этот артефакт. Поэтому он организовал нападение на меня и забрал все, что было в моих карманах".

   - "Но он не стремился уничтожить тебя при этом".

   - "Из предосторожности или сентиментальных чувств, но нет. Что именно представляет собой Призыватель он фактически узнал от тебя, когда ты поймал головой то ведерко с краской".

   - "Он и так бы дошел до этого простым перебором".

   - "Полагаю, он заставлял людей призывать демона, пока тот не насытился и не уснул в предложенном предмете. Потом он отдал перстень Трифону".

   - "Тебе удалось уничтожить последнего демона?" - спросил мальчик мягко.

   - "Удалось, но для этого я пожертвовала не Агатой, а моим обликом кирати. Похоже, я создала наши новые тела, схожим образом, что и Афанасий тело этой девочки, и демон принял такую жертву. Ты знаешь, что для создания кирати и стража я использовала твои наработки в поддельных образах и записи, которые мы нашли в этой лаборатории. Это и были искомые всеми дневники Ризента. Когда я переходила из тела Фру в мое собственное, Мастер проследовал за мной в убежище и забрал их".

   - "Но в этих книжках почти ничего нет", - не понял Матвей. - "Лишь идея, которую нам пришлось сильно доработать".

   - "Да, боюсь, мы приносим Мастеру одно расстройство", - с фальшивой грустью вздохнула Верея. - "Однако я уверена, что должны существовать и дальнейшие записи. Но демон недоверия заставил его их спрятать".

   - "Куда же?", - у Матвея вновь загорелись глаза.

   - "Пока не знаю, но при поисках мы можем учесть привычное поведение демона. Ту его жертву, о которой мы знаем, он заставлял оставлять зашифрованные послания на стенах".

   Они оба резко обернулись, как будто им одновременно пришло на ум одно и то же решение. Верея помогла Матвею встать, и они подошли к стене убежища, сплошь скрытой растениями. Женщина протянула руку, стебельки потянулись к ней, словно собираясь остановить. Чтобы добраться до каменной поверхности, пришлось сорвать толстую живую сеть, протестующую и цепляющуюся за руки. Постепенно она расчистила достаточно, чтобы в тусклом голубом свете можно было прочитать бегущие по стене строки - последние записи гениального безумца Афанасия Ризента.

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  


home | my bookshelf | | Фру Великая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу